Олег Валецкий

Олег Валецкий родился в 1968 году в Одессе. В 1990-х в качестве добровольца участвовал в боевых действиях на территории бывшей Югославии. Участник боевых действий войны на Балканах: в Боснии и Герцеговине (Войско Республики Сербской) в 1993-95 гг., в Косово и Метохии (Войско Югославии) в 1999 г., в Македонии (ВС Македонии) в 2001 г. Имеет четыре боевых ранения. С сентября 1996 года по апрель 2008 года работал в организациях занимающимися разминированием на территориях бывшей Югославии, Ирака и Афганистана.
Автор многочисленных публикаций и ряда книг, посвященных военно-исторической, военно-политической и военно-технической тематике.

О голодоморе и психологии

В настоящее время опять стала популярна тема Голодомора в свете ухудшихся российско-украинских отношений.
Как правило, голодомор – факт которого отрицать нельзя, тем более, что его описывали и сами советские авторы, как, например, Судоплатов, ныне объясняется теориями заговора или каких-то секретных планов.
Тут тяжело судить, так как участников тех заговоров и составителей планов, нет в живых.
Однако можно провести некоторые параллели с современным положением вещей.
Как известно, Голодомор явился последствием все той же продразверстки бывшей обычной практикой гражданской войны 1917-22 годов.
Однако продразверстка в ходе гражданской войны в силу царивших хаоса и безвластия была ограниченной по размаху.
К тому же, красноармейцы ее проводившие в своей массе были все теми же вчерашними крестьянами, иногда, проявлявшими понимание того, что крестьянам нужно кормить семьи и оставлять запас зерна для посевной.
Помимо этого, среди большевиков было все-таки немало тех, кто смысл революции видел в помощи “трудовому народу” и стремились не обрекать этот народ на голодную смерть.
В 1932-33 годах ситуация была иная. К этому времени выросло поколения тех, кто был оторван от патриархальных обычаев, национальных традиций и церкви, и для которых нормы морали и нравственности определялись приказами руководства, а не их личными убеждениями. Личные убеждения всегда связанны с пониманием логики. Нет убеждений – нет логики. Соответственно, выполняя приказы по новой продразверстке партийные работники, красноармейцы и работники органов безопасности, не интересовались логикой того, а что будут есть крестьяне, как и то, что будут они сеять и откуда будут брать мясо и молоко.
К тому же, многие красноармейцы были мобилизованы в областях центральной России и в отличии от времен гражданской войны, особых связей с населением юга России не имели.
Вряд ли они следовали тут какому-то плану по уничтожению крестьян, в том числе украинских. Просто, рассуждать было не велено.
Когда же начали люди умирать, то было решено засекретить факты голода и тем самым реакция на голод запоздала.
Есть такой рассказ А.П.Чехова “Злоумышленик” https://sheba.spb.ru/lib/chehov_zloum.htm
Печально, когда такая психология начинает доминировать в обществе и государстве.

Экспорт вооружений. Оружие современных войн. Практика применения

«Экспорт вооружений» №3’2018 (май-июнь). РЕЦЕНЗИЯ на КНИГУ: Валецкий О.В. «Оружие современных войн. Практика применения»

Автор рецензии Тимофей Борисов

Экспорт вооруженийСпецифика современных вооруженных конфликтов вынуждает государства переосмысливать подходы к проведению военных операций, а также модернизировать собственные вооруженные силы, оснащая их новыми системами вооружений и военной техники. При этом одним из важнейших элементов построения боеспособных сил становится наличие высокоточного управляемого оружия. Впервые его эффективность была продемонстрирована военно-воздушными силами США в ходе войны в Персидском заливе в 1991 г. В настоящее время разработкой данных систем вооружений активно занимаются также Китай и Россия, получившая возможность применить достигнутые результаты в ходе военной операции в Сирии. Истории развития, техническим возможностям, тенденциям развития различных видов управляемого оружия, а также средств борьбы с ним посвящена новая книга Олега Валецкого «Оружие современных войн. Практика применения».

Развитие наступательных типов вооружений неразрывно связано с поиском ответа на возникающие вызовы посредством создания адекватных систем защиты, поэтому логичным представляется тот факт, что в первой главе книги уделяется внимание противоракетной обороне (ПРО). Авторы обращаются к истории советско-американской конфронтации периода холодной войны, обусловившей появление двух различных систем стратегической противоракетной обороны. Помимо этого, в тексте подробно рассматриваются современные отечественные и зарубежные средства ПРО. Отельный интерес представляет раздел о таком перспективном направлении, как лазерное оружие, предназначенное для вывода из строя оптико-электронных приборов, головок самонаведения ракет или даже прямого уничтожения целей.

Во второй главе описывается история распространения и развития ракетных технологий в таких странах, как Израиль, Иран, КНДР, Пакистан и др. Авторы подчеркивают, что широкая доступность управляемого оружия и совершенствование его характеристик создает новые угрозы безопасности государств, и отмечают, что «единственной гарантией защиты в таком случае служат системы ПВО, ПРО и космической разведки».

В целом стоит отметить, что управляемому оружию посвящено множество публикаций, однако большинство из них делает акцент на авиационной составляющей, в то время как выгодной отличительной особенностью рецензируемой книги является широкий тематический охват. Так, в третьей главе на примере военно-морских сил Китая в качестве носителей управляемого оружия рассматриваются надводные корабли — дается их общий обзор, описываются состав и динамика, а также характеристики и основные особенности оснащения вооружением. На основе проведенного анализа эксперты отмечают устойчивый количественный рост эскортного флота КНР, к развитию которого страна прикладывает значительные усилия, а также заметный прогресс в оснащении кораблей новыми системами вооружений. В то же время Китай сохраняет зависимость от импортных технологий, особенно в области двигателестроения. Несмотря на этот факт и на отсутствие опыта боевого применения данных систем вооружений, имеющиеся силы и средства «способны создать стратегическую угрозу любому вероятному противнику», заключают авторы.

Не остались без внимания и переносные зенитные ракетные комплексы (ПЗРК), которые могут служить как средством обороны, так и нападения. В четвертой главе рассматриваются основные комплексы ведущих стран-производителей, опыт их применения в вооруженных конфликтах и террористических целях, а также средства противодействия. Широкое распространение, характеристики (компактность, малый вес, дальность поражения) делают ПЗРК эффективным и опасным оружием.

Заключительная статья вполне оправданно посвящена управляемому авиационному оружию мировых лидеров в данном направлении Соединенных Штатов и НАТО — автор анализирует опыт применения различных типов управляемого оружия в ходе военных операций стран альянса, а также обозначает основные перспективные направления развития данных систем.

Текст рецензии PDF: http://conjuncture.ru/wp-content/uploads/2018/08/valetskiy-cast-ru-3-2018.pdf

Олег Валецкий затронул крайне важную и актуальную тему управляемого оружия, которое во многом будет определять характер будущих вооружейных конфликтов. К достоинствам книги можно отнести обилие фактологического материала, подробный обзор особенностей и опыта применения различных систем вооружений. Все это позволит читателю разобраться в сложной теме, выстроить общую хронологию, а также при необходимости вновь обращаться к изданию как справочному пособию.

 

Купить на OZON.ru: http://www.ozon.ru/context/detail/id/142065481/

Опубликовано: Экспорт вооружений. 2018. № 3. С. 57-58: http://cast.ru/news/vyshel-3-2018-may-iyun-zhurnala-eksport-vooruzheniy.html

КНИГА: Валецкий О.В. Оружие современных войн. Практика применения / Под ред. Пономаренко О.Ю., Пономаренко Г.В. М.: Издатель Воробьев А.В., 2017. 332 с.

ISBN 978–5–93883–334–0

СОДЕРЖАНИЕ: Валецкий О.В. Оружие современных войн. Практика применения[1,06Mb PDF]: http://conjuncture.ru/wp-content/uploads/2017/06/book-valetskiy-ammunition-2017-content.pdf

О пакте ООН о мигрантах и о будущем Европы

Об опасности исламизации постхристианской (нехристианской) популяции Европы и РФ…

Подготовленный ныне пакт ООН о правах мигрантов представляет собою объявление войны всякому влиянию христианства на общество как самой идентичности народов европейского происхождения, принявших в то или иное время христианство.

Тем самым этот пакт представляет угрозу существования их культуры, нации, языка и расы.

Та титаническая работа, которую вели в последние несколько веков сторонники свободного разума, после воплощения в жизни целей пакта ООН о мигрантах, должна завершиться искоренением христианства и уничтожением белой расы.

Практически этот пакт представляет развитие коммунистических идей в их исконном смысле, очерченных Марксом и воплощённых Лениным и Троцким.

Коммунизм никогда не был экономической программой, и экономические и социальные тезисы коммунизма были лишь рычагами для поворота вспять процесса христианизации народов.

Коммунизм был и оставался богоборческой идеологией, о чем писали все его идеологи, и попытка создания сплава коммунизма и национализма, а тем более христианской религии любой конфессии в коммунистическом государстве рассматривалась бы как ересь с соответствующими последствиями.

Собственно, все те, кого основоположники коммунизма считали своими предтечами, в первую очередь, французские гуманисты, были ярыми врагами церкви, монархии и сословий, тогда как национальные лозунги им служили лишь ради разрушения сословного строя, обеспечивавшего сохранение истинно национального характера государства.

Так же как именно с принятием христианства начался расцвет цивилизации европейских народов, то с его разрушением с исторической сцены уйдут и они.

Итальянский философ Юлиус Эвола когда писал о сакральном смысле возникновения монархии и аристократии не заметил, что как раз православие, принятое Ромейской империей, и унаследовало этот сакральный смысл великого Рима.

Возникшая в новых христианских государствах Европы аристократия и продолжала сохранять этот сакральный смысл, когда война велась не ради земных интересов, но ради воли Бога.

Совершено ошибочно противопоставлять идею православного Второго Рима интересам так называемой “арийской расы” или, проще говоря, индоевропецам.

Языческий Рим как раз и был политическим олицетворением религиозно-духовных принципов арийских племен, и войны между Римом и Карфагеном были по сути продолжением борьбы арийских племен против былой “средиземноморской цивилизации” с ее культом магии, матриархата, луны и воды.

Монархия и созданный с принятием христианства сословный характер общества как раз и обеспечивали сохранение сакрального смысла существования государства, и показательно, что как раз религиозные ереси, в том числе ересь “латинства” и расшатывали эти два столпа государства.

Разрушение этих столпов с заменой их идей гражданского общества означало потерю смысла в существовании подобных государств, ибо, как и во всяком обществе, меньшинство здесь пользовалось трудом большинства.

Коли это меньшинство отказалось от высших религиозных целей, то никакая демагогия о всеобщем равенстве не могла внушить большинству благоговения к такой власти.

Закономерно, что лишенное сложной структуры сословного общества государство, управляемое политиками-демагогами, стало объектом манипуляций финансовых олигархов и различных тайных обществ.

Очевидно, что если воспринимать историю с религиозных позиций, как следствие борьбы Бога и дьявола, то заданный импульс развития общества означал путь к его самоуничтожению.

Собственно, об этом и писал Игорь Ростиславович Шафарефич в своей книге “Социализм как явление мировой истории”, охарактеризовав идеологию коммунизма как стремление к самоубийству человечества.

Победа коммунизма в 20 веке была тем самым вполне закономерна, но те народы, которые его добровольно приняли, и возглавили движение человечества в пропасть.

В ходе этого движения в пропасть, для начала только духовную, после того как были истреблены сначала внутренние, а потом внешние враги народа, молох революционной борьбы взялся за всех мало-мальски принципиальных личностей, превратив народ в аморфную массу, готовую стирать с лица земли всех тех, в кого упирался руководящий перст.

Уничтожение значительной части аристократии в государствах “победившего социализма” привело к тому, что ее место заняли выходцы из сельской и городской голытьбы, у которых не было развито чувство сакральности миссии их государства, да и не было понятия о том, как руководить чем-то на период больший, нежели их жизненный век.

Система управления в таком обществе в самом законченном виде описана Варламом Шаламовым в его “Колымских рассказах”.

Потомки “социалистических управленцев” в своем большинстве сохранили подобную психологию и даже одетые в Gucci и Versace продолжали внутри оставаться все той же голытьбой.

Психология такой голытьбы, конечно, удобна для управления властью с сильным аппаратом спецслужб, ибо из неё можно лепить что угодно.

В данном случае посткоммунистическая личность немногим отличалась от коммунистической, и никакие лубочные картинки не могут изменить сущность этой личности.

Безусловно, изменения происходили в человеческой психологии, но у незначительного меньшинства.

Тяжело ожидать изменений от тех, кто считает все произошедшее в истории положительным, так как любая реформа подразумевает признание факта недостатков в прошлом.

О каких-то религиозных вопросах, вроде покаяния за государственные и общественные поступки, как и за дела своих предков, чего вообще-то требует Ветхий Завет, в подобной ситуации рассуждать бессмысленно, и скорее мусульмане правильнее поймут Ветхий Завет, чем это сделают те, кто ныне себя зовут православными.

Подобным населением, лишённым веры, традиций и принципов, конечно, легко управлять, но лишь при полном контроле над обществом.

С ослаблением же такого контроля существует возможность, что иные силовые структуры благодаря обильному финансированию и оперативности смогут подчинить себе часть такого населения.

Понятно, что с падением коммунизма победа так называемого “мирового сообщества”, под чьим контролем оказался мировой научно-технический потенциал, была гарантирована.

Ведь это “мировое сообщество” основывалось на власти олигархических кланов, веками создававшихся в Британской империи и США.

Эти кланы смогли за последние четыре века подчинить себе всех своих противников от испанской короны до Третьего рейха, и посткоммунистическая номенклатура не была для них особо серьезным противником.

Этими кланами была создана мощная силовая система по управлению миром при помощи тайных обществ, банков, различных спецслужб и военных блоков, достаточно закрытая от попадания чужаков извне.

Сама эта система построена на своего рода “англосаксонском культурном расизме”, и единственная группа, которая за века смогла извне войти в эту систему, -так это группа влиятельных и богатых современных евреев – сторонников идеологии сионизма.

Политика заселения мигрантами из Третьего мира государств, созданных народами европейского происхождения и христианской религии, была, очевидно, следствием планомерной политики этих кланов по установлению своего полного контроля над миром, о чём собственно и писал единственный инсайдер этой системы Джон Колеман в своей книге “Комитет 300”.

Смысла к этому что-либо дополнять нет, тем более любое дополнение требует знаний, получаемых бы только “инсайдерами” этой системы, а после Колемана о таких инсайдерах неизвестно.

В то же время очевидны изменения в личном и общественном сознании, наступившие после Второй Мировой войны, подготовленные политтехнологами, описанными Колеманом.

Былые национальные традиции, через которые сохраняется память о сакральных целях, планомерно уничтожались всю вторую половину 20-го века.

В данном случае ключевую роль сыграл так называемый “антифашизм”, так как в первой половине 20-го века стараниями Коминтерна под понятия “фашизм” была подведена любая идеология, проповедующая активное сопротивление уничтожению христианских и национальных ценностей.

Собственно говоря, в данном случае ключевым было понятие “антифашизма”, а не “фашизма”.

Идеология и сам дух этого “антифашизма” были точно копией тех идей и духа, которые проявили себя в действия большевиков в России, начиная с гражданской войны и заканчивая репрессиями 30-тых годов.

Главными идеологами тут были Ленин и Троцкий и закономерно, что Коминтерн, чьё создание было предназначено для Всемирной революции, и стал главным проводникам этих идей.

Суть этого “революционного духа” этих идей их авторами и не скрывался – борьба против Бога то есть богоборчество и это богоборчество было одним из столпов “антифашизма”.

“Антифашизм” был разных обликов – от “советского” и “югославского” до различных его либеральных форм, демонстрируемых тем же Уинстоном Черчилем, а так же неокоммунистических форм, проповедовавшихся Маркузе и рядом “неотроцкистских” групп и воплощавшихся в жизнь Че Геварой и Пол Потом.

Но, несмотря на различия, результат их деятельности был один, и можно предполагать, что столь же единственным был и заказчик.

Целью такой “антифашистской” пропаганды было создать идеологический туман, в котором общество, потеряв верные ориентиры, стало бы восприимчивым к разного рода идеологическим проектам, о чём собственно и писал в 19-м веке в своем письме к известному итальянскому масону Джузеппе Мадзини американский иллюминат Альберт Пайк.

В любом обществе существуют люди, способные поддерживать порядок, и потому цель “антихристианской” пропаганды, одной из важнейшей составляющей “антифашизма”, лишить таких людей понимания сути христианства и, тем самым, привлечь их к строительству общества уже на новых идеях антихристианского характера.

“Антифашизм” с религиозной точки зрения представляет своего рода одержимость демонами, которая умело используемую творцами Нового мирового порядка против всех тех сил, что противодействовали установлению такого порядка.

В посткоммунистической Российской Федерации, в которой возникло хоть и слабое, но сопротивление этому порядку, с удивлением обнаружили, что острие “антифашистской пропаганды” оказалось направленным и против России.

Новый мировой порядок, как и описывал Джон Колеман, смог за вторую половину 20-го века разрушить традиционные религиозные и национальные ценности некогда христианских народов.

Как писал Джон Колеман, американские и британские спецслужбы при поддержке своих институтов психологической войны насаждали в Европе и в Америке преступные группировки, наркоманию и различного рода извращения, причем делали это планомерно при поддержке органов государства, а в той же Германии используя оккупационную администрацию.

Впрочем, в самих США политика по планомерному разложению общества была аналогичной той, которая проводилась в оккупированной Германии, о чём писал американский психиатр Пол Камерон («The Psyhology of Homosexuality»).

Важную роль в этом сыграли средства массовой информации, прежде всего кино и телевидение, популяризировавшие насилие, порногрофию и оккультизм.

Как можно заметить по тем же фильмам окультного содержания, зрителю даётся установка на то, что оккультные явления могут быть ими исследованы без особого ущерба для себя.

Точно так же массовая культура с ее акцентом на распространение наркотиков способствовала не только расширению наркомании, но и распространению оккультных идей, так как наркотики и оккультизм были изначально тесно связаны.

Однако с началом нового тысячелетия в этой пустыне появились новые всходы.

Эти всходы заключались в массовом распространении интернета, что привело к разрушению всяких границ для распространения любых политических и религиозных идей среди прежде всего молодежи и детей.

Ныне эта фраза звучит избито, между тем это совершенно новое в истории человечества явление.

Никогда до этого даже в самом открытом обществе не существовало подобной свободной пропаганды идей, как в интернет-пространстве.

Дети в силу их неокрепшей психики во все времена и во всех народах изолировались от распространения новых религиозных идей.

Ныне же любой самый дикий культ, вплоть до нужности каннибализма в отношении своих родителей, с лёгкостью дойдёт до сознания пяти- или шестилетнего ребенка путём интернета.

Притом в интернете совершенно свободно распространяются идеи культов открыто сатанинского характера в форме видео- и фотоматериалов, лёгких для восприятия детской психикой, и потому весьма действенных.

В интернете созданы целые закрытые сети, как, например, “даркнет”, давно уже вышедшие из под контроля правоохранительных органов, что способствует деятельности сторонников подобных культов.

Примером тому, как пишет российский исследователь Яна Амелина в книге “”Группы смерти” как угроза национальной безопасности России” , являются так называемые “группы смерти”, одним из последствием деятельности которых являются теракты по типу “Колумбайн”.

Последствия данного явления не оценены, но ныне уже выросло поколение, воспитанное во многом через интернет, вне традиционных общественных форм и отрезанное от былых религиозных и национальных ценностей.

Конечно, исключения есть, и в ряде случаев эти исключения ещё являются правилом, но сам процесс не останавливается, и уже следующее поколение – дети нынешней компьютеризованной молодежи – в своей массе будут законченным продуктом современной культуры глобализации, так как им нечего будет унаследовать от родителей и все их знания об окружающем мире будет базировано на хаотичных идеях , черпаемых ими из интернета.

Вместе с тем хаос идей будет относительным, так как закономерным будет усиление влияния различных сект деструктивного характера, чья сила как раз и заключается в их умении создавать большие организованные группы лиц, условно говоря, “зомбируемых”.

Вряд ли, конечно, возможно установление власти одной секты над каким-то государством, ибо они склоны, как показывает мировой опыт, к междоусобицам.

Однако, очевидно, что в случае войны, имеющей характер войны гражданской, о которой писал профессор Иерусалимского университета Мартин ван дер Кревельд в своей книге “Трансформация войны”, с большим числом очагов боевых конфликтов и с большим числом различных вооруженных формирований, роль подобных сект может возрасти не только в общественной жизни, но и на военном поле.

Собственно говоря, «Исламское государство» и является образцом подобной секты, широко использующей интернет для пропаганды, набора и формирования вооруженных отрядов по всему миру, в том числе в Европе и бывшем СССР.

Как раз лагеря беженцев и представляли из себя, как показывает опыт войн в Сирии, Ираке и Афганистане, удобную площадку для пропаганды идей Исламского государства*, которую вели связанные между собою глобальной сетью интернета его эмиссары.

Пакт о мигрантах, лоббируемый в ООН, предлагает всю эту массу беженцев передислоцировать в Европу, чем, очевидно, будет вызван внутриполитический социальный взрыв в среде уже живущих там масс мигрантов либо потомков мигрантов из Третьего мира.

Данный взрыв будет способствовать популяризации идей исламского салафизма, о чём подробно писал в своем сборнике “Ислам и политика” Александр Игнатенко.

Притом если салафитские движения 90-ых годов всё-таки были связаны с интересами тех или иных общин в среде мусульманских народов, то новые салафитские движения, в первую очередь, Исламское государство*, преодолели границы этнических интересов.

В их руководстве при этом большое число лиц европейского происхождения, а сами идеи их стали универсальны и понятны беднейшим слоям общества Третьего мира.

Такой салафитский ислам сродни былому коммунизму, а своим универсализмом он привлекателен для масс мигрантов, оказавшихся в Европе, как идея борьбы эксплуатируемых против эксплуататоров.

Коммунистическая теория рассматривала “антиколониальную” борьбу народов Третьего мира как раз такой формой борьбы, чему примером стала поддержка Советской Россией Ататюрка в годы греко-турецкой войны 1919-22 годов.

Современное левое движение “антифа” в Европе часто ведет свою деятельность параллельно с деятельностью исламских салафитов ,тем более что вместе с ними как врагов рассматривает сторонников традиционных европейских ценностей.

В случае социального взрыва в массах недовольных мигрантов, вышедших на улицы, “антифа” и салафиты, очевидно, оказались бы в одних рядах.

Такой взрыв вызовет глубокий кризис силового аппарата и тем самым возникновение организованных вооруженных групп – как среди мигрантов, так и среди местного населения.

В рядах же последнего закономерно важную роль будет играть молодёжь, ныне находящаяся под влияние культуры глобализма.

Всвзи с тем, что в современных семьях имеется по одному-двое детей, рост числа убитых и раненых приведёт к большей чувствительности общества, а тем самым и политиков к угрозам террористических групп и, соответственно, к большему успеху деятельности таких террористических групп, возникших бы в мигрантской среде.

Собственно говоря, уже сейчас Франция балансирует на грани перехода к первой стадии партизанской войны – к городской войне, исход которой неизвестен.

Притом следует учитывать, что если в прошлом сохранение традиционных национальных и религиозных ценностей позволяло стабилизировать общество после окончания войны, то в нынешних условиях уже неизвестно: к каким последствиям приведёт такая война в обществе, и можно ли будет ожидать быстрого окончания такой войны?

Ведь мощность современных боеприпасов такова, что последствия их применения до сих пор не оценены правильно, ибо до сих пор ограничивались все-таки требованием политики минимизации ущерба.

В условиях же гражданской войны применение подобного рода боеприпасов не будет ограничиваться, и последствия будут куда более катастрофичными.

Исчезновение электричества, воды и газа в современных мегаполисах на срок до нескольких недель вызовет хаос в них. Если этот хаос продлиться несколько месяцев, это приведёт к возникновению в таких мегаполисах из различных террористических, криминальных, религиозных и политических групп целых вооруженных отрядов, способных устанавливать контроль над теми или иными кварталами и районами.

Создание мегаполисов во второй половине 20-го века привело к росту уязвимости государства даже от техногенных катастроф, а не то, что современных боеприпасов.

В Армии США ныне как потенциальная военная угроза воспринимается сама возможность дестабилизация правопорядка в подобных многомиллионных мегаполисах, и именно на борьбу против такой угрозы и нацеливают Армию США, чему примером книга “Война в городах” австралийского военного теоретика Дэвида Килкуллена – советника генерала Петреуса.

В Европе положение значительно сложнее, ибо политика “демилитаризации” европейских стран привела к тому, что их армии не в состоянии без поддержки США выполнять какие-то задачи вне своих границ.

В случае проведения плана ООН по массовому переселению в Европу масс мигрантов из стран Ближнего и Среднего Востока и из всей Африки, европейские армии станут так же беспомощны против террористических групп, проникших в массу мигрантов, как они были беспомощны против них последние два десятка лет на театрах боевых действий в странах, откуда пребывают эти мигранты.

Сам состав европейского общества с вышеупомянутым доминированием массовой культуры лишен нужного уровня сопротивляемости таким террористическим группам.

Мигранты из бывших коммунистических стран, в особенности с территорий бывшего СССР, где коммунистическая идеология господствовала 70 лет, в определённом проценте могут послужить источником кадров для подобных террористических групп из-за своего низкого социального статуса, отсутствия привязанности к местному обществу и финансовому фактору.

Таким образом, воплощение в жизнь пакта ООН о мигрантах неминуемо приведет к возникновению в Европе нескольких очагов вооружённых конфликтов, которые можно охарактеризовать как городскую партизанскую войну в мегаполисах.

Очевидно, что самым уязвимым местом в данном отношении является Франция, однако крайне вероятно возникновение таких очагов и в Германии вследствие политики Ангелы Меркель.

Вооруженные конфликты такого рода приведут не только к осложнению политической и экономической ситуации в странах Европейского сообщества, но и у их главных экономических партнеров.

Помимо этого, вооружённый конфликт в Европе даст возможность доступа к новым военным технологиям исламистским вооруженным группировкам, и со временем они смогут парализовать деятельность многих европейских мегаполисов.

В таких условиях судьбу Европы решит посторонняя вооруженная сила, которая окажется в состоянии подавить деятельность вышеупомянутых вооруженных террористических группировок.

В случае если этого произойдет закономерное перетекание современных военных технологий и подготовленных специалистов в салафитские террористические группировки, действующие на Балканы, а также на территории бывшего СССР, в первую очередь, в области Кавказа и Поволжья.

Здесь общество в своей значительной части пронизано уголовной психологией, как и уголовными отношениями, и совершенно логично находится под влиянием “воровского” сообщества.

В этом сообществе весьма влиятельны выходцы из исламских народов Кавказа, Средней Азии и Поволжья.

Естественно, в условиях нарастающего влияния салафизма и проникновения его идеологии во все поры обществ таких народов, преступная среда в них так же исламизируется, так что возникают и “тюремные джамааты”.

Если влияние “воровского” сообщества в политических верхах и в вооруженных силах сдерживается репрессивными мерами силового аппарата, то в самом гражданском обществе, особенно в низах этого общества, такого сдерживающего фактора нет.

Система рыночной экономики при отсутствии социальных гарантий делает эти низы восприимчивыми к пропаганде новых революционных движений с социальными требованиями.

Идеология салафизма является в данном случае ничуть не менее влиятельной, нежели идеология коммунизма, и способна удовлетворить требования широких слоев общества.

Попытки создать в той же Российской Федерации новую национальную идеологию, основанную на православии и монархии, потерпели крах, в том числе из-за неприятия её ценностей значительной массой общества.

Коммунистическая идеология в сочетании с патриотическими лозунгами и уголовными методами для большей части общества не представляет собою то, ради чего оно может объединиться.

Конечно, в случае социальных беспорядков различные леворадикальные группы сыграют важную роль в выступлениях против власти, но пролетарской революции им не поднять по причине исчезновения пролетариата как того типа, который существовал в конце 19-го-начале 20-го веков.

С началом вооружённых конфликтов на постсоветском пространстве русскоязычное население может быть подвергнуто насильственной исламизации и в определенной части станет поставщиком кадров для таких салафитских террористических группировок.

Одновременно такие группировки получат доступ к отдельным складам оружия и боеприпасов, и тем самым у них могут появиться силы для установления контроля над отдельными территориями.

Таким образом, планы салафитов о создании Всемирного халифата являются отнюдь не беспочвенными, и как раз пакт ООН о мигрантах представляет собою важную ступень к его осуществлению.

Олег Валецкий об аресте Владимира Неелова

К сожалению, могу сообщить, что 26 октября арестован Владимир Неелов, являвшийся экспертом Центра стратегической конъюнктуры http://conjuncture.ru
Арест его мне поначалу показался недоразумением, но видимо все со временем перешло в серьезную плоскость.
https://www.kommersant.ru/doc/3793221
https://kompromat1.net/articles/101522-voennogo_eksperta_vladimira_neelova_obvinili_gosudarstvennoj_izmene
Центр стратегической конъюнктуры не был единственной площадкой, на которой Владимир  публиковал материалы и по большому счету это была виртуальная площадка для разных авторов, которые писали любительства ради и в абсолютном большинстве друг с другом лично знакомы не были.
Для Владимира сайт ЦСК был не самой значительной такой площадкой,так как в последние два года он сотрудничал с иными изданиями, в частности с Взглядом https://vz.ru/opinions/expert/3804/ где собственно ему и заказывали темы.
Так как он выбрал тему своей диссертации  частные военные компании, то публицистика для него была насколько понимаю не самым главным занятием
Тем не менее Владимир помог мне издать две книги в 2015 году: Валецкий О.В., Неелов В.М. Особенности ведения боевых действий в Афганистане (2001–2015). http://conjuncture.ru/book-valetskiy-neelov-afghanistan-2015/ и Валецкий О.В., Неелов В.М. Особенности партизанских и противопартизанских действий в ходе Иракской войны (2003–2011). http://conjuncture.ru/pocketbook-valetskiy-neelov-partisan-iraq/ и у меня о сотрудничестве с ним остались самые хорошие впечатления.
Эти два очерка я готовил, наряду с третьим изданием моей книги «Югославская война» https://www.ozon.ru/context/detail/id/7337741/ еще работая в Ираке и Афганистане в 2008-2012 годах.
С 2013 года, когда и был создан Центр стратегической конъюнктуры я начал публиковать материалы на сайте этого центра.
Для меня основными литературными темами были вооружённые конфликты в бывшей Югославии и вопрос разминирования, ибо напрямую были связанны с моей работой.
Темой вооруженных конфликтов в Ираке и Афганистане я стал интересоваться только, попав в эти страны и понятно, что информации имел мало. Поэтому Владимир и помог мне в 2014 году собранные материалы привести в приемлемое состояние, так как находясь в Сербии я не имел опыта самостоятельной подготовки такого рода работ, как не имел доступа к архивам.
Немного поэтому не понимаю в данном случае логику Новой газеты какой криминал в том,что была в 2014 году написанна книга двумя авторами которая не имела никакого отношения ни к России ни к Украине
https://www.novayagazeta.ru/news/2018/11/03/146499-novaya-gazeta-obnaruzhila-svyaz-arestovannogo-za-razglashenie-gostayny-eksperta-neelova-s-chvk-vagnera
Что касается темы российских ЧВК, то Владимир ими насколько мне известно особо не интересовался, ибо не был журналистом-расследователем и упомянул о них несколько раз в контексте своих настояний пропаганды принятия закона о ЧВК, хотя мне лично непонятно в нынешних условиях зачем России эти ЧВК.

ВЗГЛЯД. С кем «русские ЧВК» конкурируют на африканском рынке военных услуг

ВЗГЛЯД. Возвращение частной военной силы на историческую арену идет семимильными шагами

ВЗГЛЯД. Развилка для украинских ЧВК – из АТО в Африку?


Я лично работал в американских и британских ЧВК и неоднократно писал, что они созданы для специфических нужд англосаксов.
В России частная инициатива в данной области была просто невозможна http://csef.ru/ru/oborona-i-bezopasnost/340/ekspert-chvk-oleg-valeczkij-zhiznesposobnost-rossijskih-chvk-zavisit-ot-oficzialnoj-podderzhki-kremlya-6917
В 2013 году я отправил Ивану Коновалову из Центра стратегической конъюнктуры свой текст по западным ЧВК ,уже выходивший до этого в интернете http://pentagonus.ru/publ/istorija_sozdanija_chastnykh_voennykh_kompanij_i_pojavlenie_industrii_voennogo_predprinimatelstva_v_90_e_gody/19-1-0-1565 что послужило созданию нашей совместной книги Эволюция частных военных компаний(Год выпуска 2013,ISBN 978-5-906233-20-2,Тираж 500,Издательство Центр стратегической конъюнктуры https://www.ozon.ru/context/detail/id/25961105/ ) и на этом данную тему для себя закрыл, ибо то что наблюдал с 2004 года в области связанной с западными ЧВК в бывшем СССР, это было каким то авантюризмом и мошеничеством.
С трудом представляю, что мог секретного узнать Владимир-аспирант факультета международных отношений СПбГУ , нигде не воевавший и не имевший допуска к гостайнам, но предполагаю, что его подвели чрезмерные патриотические настроения.
Владимир сам не будучи участников боевых действий ни в Чечне, ни на Донбассе,  в Питере частенько посещал различные ветеранские мероприятия ветеранов Донбасса, видимо готовя свою диссертацию , при том видимо забыв, что на таких мероприятиях людей «разных» хватает.
Человек знающий иностранные языки, ездящий заграницу и постоянно что-то выспрашивающий на таких мероприятиях, а при этом еще и «эксперт по ЧВК» вызывает привычное для нашей страны подозрение, и возможно кто-то в таких подозрениях переусердствовал либо кто-то Владимиру сообщил что-то что может и представляло какую-то тайну, но что собственно Владимир и не мог знать.
Ничего иного в голову тут не приходит и надеюсь, что все это окажется недоразумением.

Что касается моей скромной персоны, то я поражаюсь оперативности с которой СБУ Украины https://apostrophe.ua/news/society/accidents/2018-11-06/sbu-raskryila-familiyu-rossiyskogo-pisatelya-ustroivshego-vzryiv-v-ukraine-foto-i-otvet-podozrevaemogo/145298 , отреагировало в понедельник на публикацию Новой газеты в субботу https://www.novayagazeta.ru/news/2018/11/03/146499-novaya-gazeta-obnaruzhila-svyaz-arestovannogo-za-razglashenie-gostayny-eksperta-neelova-s-chvk-vagnera .
Поневоле приходит в голову мысль, что и СБУ и Новая газета имеют каких-то одних и тех же информаторов, видимо имеющих какие-то общие с ними планы.
Свою точку зрения я высказал и нет смысла повторяться http://csef.ru/ru/nauka-i-obshchestvo/499/ocherednoj-fejk-ot-novoj-gazety-oleg-valeczkij-ne-svyazan-s-chvk-vagnera-8694
Единственно что повторяю что в 2014 году я вел достаточно активную общественную деятельность в Сербии и в Боснии и так в июне встречал в Баня Луке в Боснии в качестве переводчика делегацию Республики Южная Осетия посетившую Республику Сербскую https://prom1.livejournal.com/1768851.html ,в начале июля у меня была презентация моей книги на сербском языке «Сербские руны» в городе Невесенье в Боснии и Герцеговине https://prom1.livejournal.com/1767461.html ,в начале августа я был в качестве переводчика в составе сербской делегации в Южной Осетии https://prom1.livejournal.com/1768233.html , в середине августа я в Москве давал совместно с сербскими членами этой делегации интервью интернет-телевидению Фонда Горчакова https://prom1.livejournal.com/1769058.html ,а с октября по декабрь был занят вопросом приватизации моей сербской квартиры о чем имеются все необходимые документы.
Что касается бредовых обвинения о том, что я полтора года собирал каких-то людей на Украине для проведения терактов в Греции под прикрытием российских спецслужб https://ssu.gov.ua/ua/news/1/category/21/view/4555#.urA9faMk.dpbs , то я с 1996 года и до 2005 года вообще был и в самой то России один месяц, а на Украине был проездом.
В Боснии и Герцеговине я тогда работал сапером в различных компаниях как американских, британских и немецких так и в сербских, о чем в дальнейшем издал книгу Записки деминера» https://www.ozon.ru/context/detail/id/137587073/
Я тогда не участвовал в деятельности каких-либо политических организаций ни в России ни на Украине и единственные мои контакты с ними были во второй половине 2005-первой половине 2006 года, когда я находился в Москве и работая над изданием в 2006 году двух моих книг «Волки Белые» https://www.ozon.ru/context/detail/id/2683506/ http://militera.lib.ru/memo/russian/valetsky_ov01/index.html
и «Югославская война» https://www.ozon.ru/context/detail/id/2877021/http://militera.lib.ru/h/valetsky_ov01/index.html  нуждался в поддержке -в презентациях этих книг и их распространении.
Я не имел и не имею никакого отношения к деятельности Стрелкова-Гиркина и то что он воевал в Боснии, не означает то что мы там встречались, а тем более дружили.
В Боснии много было добровольцев из как России, так и Украины и далеко не все из них виделись друг с другом и знали друг за друга, а тем более  дружили.
Помимо это у меня не было почвы для сотрудничества со Стрелковым-Гиркиным, ибо в 90ых годах спецслужбы России крайне подозрительно относились к теме добровольчества в Югославии.
К тому же в Боснии, где мы с ним никогда не встречались, о нем было известно лишь как об историке и ветеране Приднестровья и никто его насколько мне известно с ФСБ не связывал.
https://birdinflight.com/ru/portret/20160711-ot-bosnii-iraka-istoriya-russkogo-dobrovoltsa-sapyora-pisatelya.html
Что касается короткого периода отправки организованных групп русских добровольцев то он был вызван контактами определённых сербских лиц с представителями тогдашней российской оппозиции.
После событий в Белом доме в Москве в октябре 1993 года эти контакты практически сошли на нет и больше организованных групп к сербам никто из России не отправлял.
После этого те, кто самостоятельно отправлялся воевать в Югославию российскими спецслужбами рассматривались как лица из категории повышенного риска, в которой встречаются потенциальные террористы и экстремисты, и с которой надо было «работать».
Я в этот период предпочитал работать сапером и после издания двух моих книг, в 2006 году отбыл обратно в Югославию где продолжил работу сапером.
https://prom1.livejournal.com/1771278.html
Упомянутый СБУ Александр Кравченко действительно был в двух отрядах вместе со мной, но на тот момент ему было, по-моему, 20 лет и он никакой политической деятельностью в Москве не занимался, тем более что сам был выходцем из Казахстана и тем более что получил в Боснии как русский доброволец два тяжелых ранения.
Помимо этого, я никогда не был в Греции и соответственно никто там меня не арестовывал в 2004 году, так как с апреля 2004 я отбыл в Ирак в состав британской частой военной компании на должность командира группы охраны Эринис https://prom1.livejournal.com/1767159.html и до 2012 года включительно периодически ездил в командировки в составе американских и британских ЧВК в Ирак и Афганистан, проходя все необходимые проверки Армии США
https://prom1.livejournal.com/1770767.html
https://prom1.livejournal.com/1770105.html
https://prom1.livejournal.com/1769889.html
У меня не было тем самым стимулов заниматься какой-либо террористической деятельностью тем более в Греции стране-члене НАТО, чью древнюю историю я всегда любил изучать и в настоящее время я как раз открыто занимаюсь писательской деятельностью https://prom1.livejournal.com/1765817.html и подготавливаю книгу по древней истории https://prom1.livejournal.com/1740270.html .

Дмитрий Летич и сербский национализм

Сербский национализм традиционно воспринимается как национализм тесно связанный с православием-что отчасти верно.Православие и является ключевым фактором в самоидентификации сербского народа  ибо хорваты и мусульмане-нынешнии «бошняки» практически от сербов отличаются лишь религией.

Тем самым национальная идеология в сербском обществе строиться на идеалах христианства и так называемый «Косовский завет» князя Лазаря,погибшего в битве на Косово поле в 1389 году,характеризуются христианскими идеями самопожертвования и сострадания.

image001

Картина “Косовская девушка” сербского художника Уроша Предича

и Сербский национализм еще в 19 веке, в эпоху своего создания отличался достаточно формальным восприятием христианства. В известной поэме «Горный венок» черногорского митрополита Петра Негоша, понятие христианской морали, смирения и покаяния, заменены понятиями национальной и личной чести в конечном итоге перерастающими в обычную гордость.Человек же, вне зависимости от нации, творение слабое, и склонное к падениям. Если он в угоду искривленным понятиям чести начинает отрицать факты своих падений, он превращается в лжеца, а затем и в интригана.

Суть православия, заключавшаяся в следовании правде и справедливости, у сербов поэтому нередко оказывалась замененной понятием «свой-чужой»,так что справедливо было то, что делает свой, а несправедливо – чужой.

Правда со временем такая психология расщеплялась и приводила в тупик междоусобных интриг различных слоев и групп,ибо внутри  общества такие понятия «свой-чужой» каждый мог трактовать исходя из собственных интересов. К тому же подобная психология в любом обществе  оказалась подверженной финансовым интересам, а вот ради этих интересов кого  угодно можно было провозгласить своим, а кого угодно – чужим.

Закономерно что в сербском народе главным оплотом этой психологии стало сербское село и потому сербская интеллигенция с окончанием Второй Мировой войны быстро рассталась со своими идеалистическими представлениями об этом селе и его обитателях.

В сербском селе за годы владычества турок широко распространился тип личности, склонной к хвастовству, вероломству, вранью, интригам и моральной распущенности и которая умело все это скрывала за традициями и коллективизмом широко используя обман и лесть. Именно такой тип и стал троянским конем в сербской истории, повергнув в шок сербскую интеллигенцию, которая дорого заплатила за свой идеализм,когда она была почти полностью социально и морально разгромлена, а частично и физически уничтоженас имено сербскими “селяками” украшенных красными звездами.

Впрочем приход  коммунистов – этих воинствующих безбожников – был ожидаем и закономерен,ибо довоенное сербское общество оказалось настолько изъеденным корыстолюбием и интригами, что не смогло сопротивляться силе, основанной на дисциплине и убежденности и к тому же действительно стремившейся установить порядок основанный на справедливости.

Идея же собственоо православной политики проста и ее сформулировал еще Достоевский. Главное в ней – это сопереживание как с индивидуумом, так и с коллективами, в том числе с народом, чтобы все православные люди чувствовали себя  единым организмом, обязанным нести миссию просвещения другим христианским народам и нехристианским тоже.

Эту идею императорская Россия унаследовала от Константинополя,вне зависимости от желаний самого русского народа,тогда как своей ксенофобией любой балканский национализм противоречил этому вселенскому православному единству.

Для балканцев родоплеменные интересы являлись ключевыми, и Россия им была необходима как внешний «союзный фактор», но не как управляющий орган. Вникать в суть ее политики они в своем большинстве не собирались, почему и не видели разницы между императорской Россией и революционной Россией.

Это с великой грустью почувствовали русские белоэмигранты по своему прибытию в Югославию и Болгарию и потому впоследствии предпочли перебраться в Германию, Францию, США и даже Парагвай для постоянного местожительства.

Вместе с тем как раз сербы и выдвинули тогда политика-который как раз и мог сохранить Югославию,хотя сами же сербы его первые и отвергли.

Таким политиком был Дмитрий Летич чья биография описана им самим в книге вышедшей уже после его смерти в 1952 году в Мюнхене – «Из моей жизни(«Iz mog života».Dmitrij Ljotić.Minhen. 1952)».

Дмитрий Летич
Дмитрий Летич

Дмитрий Летич вступив с началом Второй Балканской войны летом 1913 года добровольно вступил в сербскую армию на должность санитара,затем с началом Первой Мировой войны стал одним из 1300 капралов,учебной  части ставшей синонимом героизма Сербии,так как весь учащийся состав школы,получив чины капралов,был в полном составе отправлен в действующую армию,на фронт под Колубарой и Сувобором.

Провоевав в годы Первой Мировой войны в пехоте на должностях командира отделения,адъютанта командира батальона,командира пулеметного отделения,командира пехотного взвода и командира пехотной роты,затем он стал офицером военной разведки 4-ой военной области.Во время службы он был награжден орденом Белого орла с мечами,Золотой медалью за храбрость и французским орденом Золотого креста.

Однако Летич был хорошо образованным человеком и согласно его свидетельству самое большое влияние на него  оказал известный французский математик  Блез Паскаль,который вступив в монастырь стал автором философского  труда глубоко проникнутого христианским духом.

Показательно что как пишет один из соратников Летича –Милутин Пропадович в своей книге «Д.В.Летич и Коммунистическая партия Югославии 1935-1945(„D.V.Ljotić i komunistička partija Jugoslavije 1935-1945“.Milutin Propadović.“Iskra“.1990 g.)» в СФРЮ где Летича считали фашистом,автор диссертации(от 2го июля 1984 года) посвященной Дмитрию Летичу, Младен Стефанович – профессор кафедры философии Приштинского университета,рассматривавший Летича и его идеи с позиций марксизма-ленинизма,самого Паскаля так же отнес  к реакционером повлиявшим на формирование у Летича идей «террора над народными массами во имя христианства» и при том назвал Паскаля умалишенным.

Всилу этого нет смысла удивляться тому что в СФРЮ идеи Дмитрия Летича характеризовывались как копии то ли немецкого национал-социализма то ли итальянского фашизма,тогда как в саму их суть историки и философы бывшей СФРЮ предпочитали не вникать.

Между тем как замечает Милутин Пропадович Дмитрий Летич став заниматься политикой в 1923 году как член Радикальной партии уже 28-го июня 1931 года подготовил и представил королю проект новой конституции в которой как раз король оставался монархом неподсудным людям но ответственным перед Богом.

В новой Конституции Дмитрия Летича был предусмотрено создание децентрализованного по регионам государства,управлявшегося не партиями,к которым Летич относился отрицательно как к источнику политической коррупции в обществе и потому желал их полностью исключить из управления государством,а «сталежами (экономическим общинами)».

Согласно  идеологу движения «Збор» Милославу Васильевичу «сталеж» переводимый как сословие представлял собою скорее «цех» в его средневековом понимании нежели сословие образца 19-20 веков с тем что Васильевич понимал этот «сталеж» как своего рода хранилище национально-расового идентитета, в соответствии с идеями ряда тогдашних философов.

Согласно Васильевичу «сталежы» находились под верховной властью монарха,которому эти «сталежи» служат как опора в проведении его замыслов, что в какой-то мере совпадает со взглядами Солоневича высказаннного им в книге «Народная монархия».

«Сталеж» в какой то мере был и синдикатом и политической и социальной организациями.

Вместе с тем Летич допускал создание «сталежа» и на иной основе,в частности культурной, а Васильвич доспускал и доминирование определенных аристократических «сталежей».

Согласно работам Дмитрия Летича и его соратника Милосава Васильевича в «сталежах» было бы организованно самоуправление путем выбора глав общин и одновременно осуществлялся бы выбор тайным голосованием депутатов в «Сабор(парламент)» перед которым несло бы ответственость правительство, в свою очередь подотчетное королю.

Государственное устройство ими воспринималось как устройство одной семьи,глава которой православный монарх-король,управляющий ею «соборно» в «симфонии» с православной церковью под  девизом «Бог,Краль,Домачин» то есть Бог,Король,Хозяин.

Экономика была бы основана на частной собственности,но в то же время регулировалась бы государством чем была бы предотвращенна диктатура олигархов и политическая коррупция,представлявшие собою по Летичу источник политической и общественной нестабильности в обществе.

Сам Летич считал что материалистическое восприятие мира источник  мирового кризиса,причем  его воплощением рассматривал не только коммунизм,но и капитализм в котором общество согласно Летичу было погружено во взаимную борьбу.

Созданное Дмитрием Летичем политическое движение «Збор»,то есть сбор, представляло собою воплощение тогдашней европейской праворадикальной идеологии,стремившейся выработать не только силовые но и идеологические методы борьбы против коммунизма.Движение «Збор» было создано из нескольких  праворадикальных групп «Отечество (Otadžbina)», «Сбор(Zbor)», «Боевики(Bojovnici)», «Пробуждение(Buđenje)», «Югославская акция(Jugoslovenska akcija)» объединявших представителей не только сербов,но и других югославских народов- хорватов,боснийских мусульман и словенцев.

image003

Дмитрий Летич и члены движения «Збор»

Тем самым само движение «Збор» исповедовало свободное развитие югославских народов под управлением единого государства во главе которого стоял король.Каждый из этих народов согласно Летичу должен был развиваться исходя из своих национальных идеалов и в соответствии с теми религиозными идеалами которые были традиционны для данных народов.

Летич считал что сербская национальная идея может воплотить себя только в границах югославского государства,что требовало равноправного развития всех народов, хотя вместе с тем перед войной Летич предлагал что бы в армию призывались только сербы, тогда как из числа хорватов и словенцев в армию согласно предложению Летича(так и не осуществленному) принимались бы лишь «проюгославски» настроенные добровольцы из рядов этих народов.

Нацию Летич понимал как национально-расовую категорию однако верховным авторитетом считал не кровь или государство, а Бога.

Впоследствии епископ Николай Велимирович в присутствии патриарха Гавриила в речи на похоронах Дмитрия Летича погибшего в Словении 23 апреля 1945 года, как пишет Милутин Пропадович охарактеризовал Дмитрия Летича как «политика с крестом» и «идеолога христианского национализма». В самом движении «Збор» развивались идеалы героизма и мученичества,которые Летич требовал сохранять вне зависимости от общественного мнения.

Югославия исторически не могла быть однонациональным государством, и Летич это прекрасно понимал. Создание однонациональной Сербии было невозможно, ибо это требовало массовых выселений «инородных» масс, что привело бы к неизбежным конфликтам с другими государствами. К тому же природа местного общества, склонного к «трайбализму», приводила к тому, что государственный аппарат, раздираемый противоречиями между кланами, погружался в выяснение взаимоотношений этих кланов и становился предметом для различных манипуляций иностранными державами. Лишь большая и сильная Югославия была гарантом независимости югославских народов.

Такую Югославию нельзя было построить при абсолютном доминировании какого-либо национализма,ибо альтернативой было лишь создание целого ряда небольших «национальных» государств.

Последнее собственно и предлагали в ХIX веке русские славянофилы по планам которых такие государства существовали бы под покровительством российской императорской власти,целью  которой рассматривалось строительство мирового православного государства – Третьего Рима.

Идеология строительства национальных государств на Балканах никогда особой широтой взглядов не отличалась и здесь по сути немногие понимали  очевидный факт того, что миром управляет Бог, и, соответственно, религия определяет развитие общества и доминирует над нацией.

На Балканах было столь же очевидно что даже создание однонациональных государств не является гарантией защиты от вмешательства тех или иных иностранных государств во внутренние дела такого государства, которое в силу ограниченных политических и военных сил не в состоянии было защитить себя. В таких условиях следовало делать выбор, в русле какого государства следовать Сербии. Летич тогда выбрал Германию, коммунисты – СССР, а четники – Великобританию.

Сербское общество довоенной Югославии не следует идеализировать. Ведь не случайно революционные настроения получили в ней поддержку. Система родоплеменных отношений часто порождала огромную социальную несправедливость как и открытое беззаконие,а отношениях между людьми что порождало немало обездоленных.

Верхи коммунистической партии отлично чувствовали настроение народа и, следуя указаниям Коминтерна, тесно связывали борьбу за социальную правду с борьбой против религии. Сложной эта борьба не была, так как церковь находилась не в лучшем положении. Национализм не мог противостоять коммунизму, ибо был построен на пассивной защите существующего социального и политического порядка.Возглавлялся же этот порядок людьми, связанными системой отношений масонских лож и, соответственно, вольно или невольно следовавших планам мирового масонства о разжигании Второй Мировой войны.

В таких условиях для Летича включение в политическую программу элементов социальной справедливости было средством сохранения православной веры в обществе.

Это закономерно приводило к созданию своего рода югославского «национал-социализма». Сам национальный фактор в политической программе Летича носил многовекторный характер, так как он был направлен на поддержку не только сербского, но и хорватского, словенского  национализма, как и остальных национальностей югославских народов под покровительством королевской власти. Собственно говоря подобная модель хотя и с «антихристианской» направленностью и была принята в послевоенной СФРЮ и такая политика и обеспечила Югославии определенную государственную стабильность.

Дмитрий Летич согласно Пропадовичу был сторонником европейского развития Югославии,но при этом он считал что современная ему Европа  «продалась» идеям «богоборства» и материализма.

Те идеи которые проповедывало движение «Збор» в отличии от идей традиционных политических партий как консервативных так и либеральных  представляли собою достаточно серьезную альтернативу коммунистическим идеям в сербском обществе,ибо апеллировали к духу самопожертвования и героизма, во имя сербских национальных идей «Косовского завета» и Первого сербского восстания.

Для коммунистов в соответствии с указаниями Коминтерна и решениями сьездов ВКП(б) подобные национальные организации требовавшие активной вооруженной борьбы против врагов православия,кем коммунисты собственно и были,ничем особым не оличаясь в данном случае от султана Мурата, являлись «фашистскими».

«Фашизмом» в том смысле в каком его и охарактиризовал И.В.Сталин в своих речах и трудах являлось любое европейское «праворадикальное» движение исповедовавшее методы активной борьбы против коммунизма, а  был ли Летич связан с Муссолини и Гитлером или не был,для коммунистов в 30-ых  годах было абсолютно не важно.

В Югославии «Збор» представлял для коммунистов последнюю преграду в завоевании симпатий в сербском прежде всего обществе и эта преграда должна была быть разрушена.

На тот момент в сербском обществе не было иной политической силы располагавшей бы идеологическим потенциалом,способным противостоять коммунистической идеологии. Как консервативные так и либеральные политики подобный идеологический потенциал утеряли,и Милан Стоядинович глава правительства Югославии который тогда являлся самым радикальным из всех правых политиков Югославии согласно Пропадовичу потому и боролся против «Збора» потому что видел что тот располагает большим идеологическим потенциалом и фактически является конкурентом Стоядиновичу, такого потенциала не имевшего и лишь копировавшего Муссолини и Гитлера.

Совершено закономерно что коммунисты развернули широкую компанию против «Збор» и регулярно срывали его мероприятия как устраивая беспорядки так и добиваясь запрета таких мероприятий полицией при поддержки  части югославских.прежде всего либеральных политиков из Демократической,Республиканской и Аграрной партий обьединенных с коммунистами в Народном фронте.

Опаснее всего для коммунистов было то что Летич предсказывал что «власть пролетариев» приведет к диктатуре «богоборческой» власти и что при этом постоянно приводил примеры из положения в СССР.

Так он писал что «та страна живет под таким террором какой в Европе невозможно представить и в бедности которую невозможно и представить в Европе» («Drama savremenog čovečanstva».Dmitrij Ljotić) и что за двадцать лет советской власти «…несколько миллионов людей,жен и детей,убито а свыше двадцати миллионов человек умерло от голода,тогда как число посланных на принудительные работы в концлагерях за это же время оценивается в десятки миллионов.»(«Sad je vaš čas i oblast tame-Luka 12;53-Ko i zašto proganja Zbor».Beograd.1940).

В то время для коммунистов использовавших в своей пропаганде термин «матери России» и сделавших все что бы опорочить как самих русских белоэмигрантов так и их свидетельства,подобные заявления исходившие уже от собственно сербского движения были очень опасны и потому они их характеризовали как ложь и клевету,хотя после 1948 года сами средства массовой информации Социалистической Федеративной Республики Югославия стали об СССР писать и говорить практически тоже самое.

В печатном издании движения «Збор»-«Билтен» в номере от 12-го июля 1939 года („D.V.Ljotić i komunistička partija Jugoslavije 1935-1945“.Milutin Propadović.“Iskra“.1990 g.) писалось: «Совдепия свою внешнюю политику основала на следущих принципах:

а)Вера в то что произойдет мировая большевистская революция;

б)Вера в то что это может произойти только в ходе мировой войны;

ц)Понимание того что предыдущая политика Коминтерна в Европе,через коммунистическую партию во Франции и рабочей партии в Англии,а позднее через Народный фронт во Франции морально ослабили Англию и Францию, способствовало их военному разоружению,что отлично послужило психологической  приманкой,усилению и вооружению Германии и Италии и дало возможность противопоставить один блок другому,без чего невозможна мировая война,и что как все более очевидно не было бы возможным без предыдущей  политики Коминтерна

д)Понимание что самый разумный шаг Совдепии и Коминтерна заключался в том что через коммунистические партии как Народный фронт во Франции и остальных коммунистов и левых во Франции и Англии и в остальном мире, осуществленно соединение Италии и Германии осью приятельства и союза,чем объединены два схожих революционных темперамента и что двинуло их объединенными силами осуществлять свои планы,чем возможность мирового вооруженного конфликта увеличена до предела;

е)Понимание того что Коминтерн через коммунистические партии и остальные левые элементы во всем мире которые тогда когда Англия и Франция находились на верху своей военной мощи,трубили о мире и разоружении, а ныне когда и Германия и Италия вооружились и усилились,без отдыха трудятся дабы мировая война как можно скорее началась но без советского непосредственного и массового участия…;

ф)Убеждение в том что эта мировая война продлиться столько сколько революционные бацилы будут сохранять жизнеспособность через деятельность сознательных и несознательных агентов на фронте и в тылу а затем развившись приведут к мировой революции.»

Впоследствии один из руководителей Коммунистической партии Югославии Милован Джилас писал, что он как и многие другие члены руководства югославских коммунистов полностью поддержал идею пакта «Риббентроп-Молотов» ибо по его мнению нападение Германии на Польшу привело бы к нападению Англии и Франции на Германию и тем самым к началу мировой войны в которой возникли бы идеальные условия для расширения идей социализма между воюющими сторонами («A Conversation with Milovan Djilas».Encounter. 29.12.1979)

Вполне закономерно что Дмитрий Летич по сути единственный из югославских политиков смог предвидеть то что произойдет заключение пакта «Риббентроп-Молотов» тогда как все остальные политики Югославии как пишет Милутин Пропадович данным пактом были изумленны.

Летич понимал что движение «Збор» не имело ни сил ни возможности что-то изменить направление в котором двигалась Югославия,ибо  ни политические ни церковные власти не понимали той опасности которую несли для тогдашней Югославии коммунисты. Последние подрывали фундамент на котором была создана сербская национальная идея символизировавшаяся «Косовским заветом»-православную веру  и тем самым делали бессмысленным этот «Косовский завет» а тем более всякую борьбу за Косово.

Сам Дмитрий Летич в мае 1942 года («Priča o jednom čuvaru prugi».D.V.Ljotić.“Narodni put“.Maj 1942) писал о движении «Збор»: «Мы годами и годами были подобны стрелочнику на железной дороге, который пытается своим фонарем  дать сигналы мчащемуся поезду.Мы давали сигналы и машинисту и кочегару, начальнику поезда и проводникам,давали и пассажирам. И это были несложные для понимания вещи-весьма простые истины,о том что впереди поезд ждет огромная опасность, что надо остановить поезд,что дорога в плохом состоянии а мост еще немного и снесет наводнение, тогда как на другой стороне реки уже нет ни дороги ни насыпи.Машинист в ответ на все это ударил по фонарю  стрелочника и он выпал у него из рук.

Поезд победоносно прошел мимо несчастного стрелочника и его разбитого фонаря.А потом случилось то что стрелочник и хотел предотвратить…Трагедия огромная и невиданная.Страшные крики о помощи.Неисчислимые жертвы.

Так всегда бывает когда когда сигналы не бывают поданы. Поезд идет, дорога свободна,а стрелочник заснул.Его фонарь едва мерцает рядом с его кроватью и поезд идет к катастрофе.

Но также бывает когда сигналы подаются но никто не хочет их увидеть. Тогда в этом втором случае трагедия не в опозоренном стрелочнике и его разбитом фонаре. Трагедия в сошедшем с рельс поезде,перевернутых и разбитых вагонах.в пассажирах-раздавленных и покалеченных.Стрелочник и его разбитый фонарь в этом случае являются лишь объяснением того  почему трагедия произошла…

С марта 1939 года наши сигналы воплотились в наш «Билтен», так как один за другим наши предыдущие издания были запрещены. Тогда мы и все силы положили  на издание «Билтена» и приблизительно каждые десять дней выходил один номер и так продолжалось полтора года.

Для этого не было достаточно несколько абзацев.Поэтому было написано за 80 недель свыше тысячи трехсот печатных страниц.Лишь бы несколько важных истин узнали машинист и кочегар,начальник поезда,проводники и пассажиры мчащегося сквозь охватывавшую землю ночь, поезда звавшегося Югославия.

…Мы не выполнили нашу задачу.Катастрофу не предотвратили.Сейчас мы будем лишь свидетелями перед следственной комиссией которая должна появиться»

image004Данными строками Летича и можно объяснить политику «Збора» и не только судьбы тогдашней Югославии,но и всю судьбу сербского народа в 20 веке,пережившего сокрушительную духовную катастрофу с победой коммунизма.

Дмитрий Летич потому и хотел приблизить сербов к Европе, так как считал, что православие лучше сохранится в обществе, где будут строго соблюдаться законы, и где за нарушение законов последуют наказания  вне зависимости от личных связей.

Очевидно было однако что то, что предлагал Летич, оказалось ненужным большинству сербского народа. Именно поэтому этот народ и пошел за Тито, который насадил в стране систему мафиозных отношений, в которых главенствовало наличие нужных связей и ничего больше,но одновременно Тито установил в той же Сербии режим такого государственного террора с каким ни немецкая оккупация не могла сравниться ни действия четнических «черных троек».

Следует признать, что именно русские стали причинами этого раздвоения ибо именно русские и составляли главную массу военнослужащих Красной армии и органов НКВД, без помощи которых Коммунистическая партия Югославии никогда бы не победила в Сербии.

Хотя партизаны,  состоящие в большинстве из сербов   считали, что именно они опять победили «швабов»,на самом деле партизанские части и соединения Иосипа Броза Тито к   Белградской операции были допущены после настойчивых просьб самого Тито  Сталину, ибо нужды в их плохо вооруженных и не обученных войсках особой не было.

Британский военный историк Лидделл Харт, считавший что вообще почти все «движения сопротивления» в Европе были «бессмысленными»,приносившие больше вреда чем пользы,главную роль в прорыве немецкой обороны в Белграде придавал советским войскам под командованием маршалла Толбухина (“History of the Second World War”.Liddell Hart.Book Club Associates.London).

Американский военный историк Вернер Рингс (“Life with enemy”.Werner Rings.Doubleday Inc.,Garden city,New York.1982) писал  что: «…Опыт Югославии не отличается от опыта других европейских стран.Успехи вооруженных движений сопротивления могли быть значительными, но человеческие потери были огромны ,их военная ценность была не слишком существенной,а стратегическая ценность на удивление мала».

Вернер Рингс  так же  писал что командование союзников лишь после немецкого нападения на Дырвар (25-го мая 1944 го года),стала придавать военную ценность действиям  партизан Тито. Сам факт того что немецкие войска оказавшись в ловушке в Греции из-за перехода на сторону СССР Болгарии и Румынии, смогли в основной своей массе выйти оттуда маршем через всю Югославию,говорит о том что партизанская армия Тито не могла им противостоять несмотря на массированную помощь оружием и боеприпасами союзников как и их воздушной поддержке.

image005

Красноармейцы в центре Белграда

Даже в январе 1945 года немецкие войска согласно Миловану Джиласу смогли в ходе контрнаступления нанести поражение силам 1-ой армии НОАЮ в Среме и силам 3-ей армии на Драве, а также успешно обороняли Беляну от сил 2о-й армии НОАЮ в северной Боснии.

В конечном итоге свидетельством не слишком высокой эффективности как партизан так и четников были и потери вермахта на данном театре боевых действий,ибо всего согласно данным немецкой Верховной команды от 7го апреля 1945 года(«Kriegstagebuch des Oberkommandos der Wermacht». Das buch 8.Bernard&Graefe Verlag.Muenchen) в ходе операций на Балканах ,то есть на территории Югославии,Албании и Греции от 22-го июня 1941 года до 31-го марта 1945 года немецкие войска потеряли убитыми 20276 человек а пропавшими без вести 21848 человек.

Таким образом лишь благодаря наступлению Красной армии вермахт был вынужден отступить из Сербии,ибо не будь этого наступления,выходившие из Греции немецкие войска окончательно покончили бы со всяким вооруженным сопротивлением в Сербии.

Однако наступление Красной армии привело не только к победе партизан но и к поражению сербских четников Драже Михайловича. Сербские четники тогда, ожидали как писал сербский историк Милослав Самарджич войска «славянской матери-России» в 1944 году и так по приказу от 31 октября 1944г. начальника штаба четнического Равногорского движения Сербии дивизионного генерала Мирослава Трифуновича четникам запрещались любые вооруженные конфликты с Красной Армией и они обязаны были избегать критики коммунизма, а главными противниками должны рассматривать немцев.Однако при наступлении Красной армии сербские четники ею или расстреливались или арестовывались,после чего передавались партизанам Тито.

image006

Сербские четники входят в Крушевац после ухода немцев,но до прихода Красной армии

Русские, являясь «главными винтиками» и исполнителями плана по насильственному искоренению православия на Балканах путем внедрения идей коммунизма здесь для Сербии тогда сыграли худшую роль нежели немцы,турки албанцы и англичане ибо последние народы во всех своих действиях не нанесли столько ущерба сербской православной церкви, сколько нанес Коминтерн, волю которого выполняла КПЮ.

Это зло, запущенное из Москвы, и ударило по ней бумерангом различных балканских военно-политических авантюр в которые СССР а потом и Российскую Федерацию втягивал аппарат созданный Тито.

image007

Тито и Сталин-дружба навсегда

Сама правящая сербская номенклатура  возникшая при  Тито была  произведением влияния Коминтерна и его идей на сербские села Боснии, Герцеговины, Косово и Черногории. Оставшись без Тито эта номенклатура народу не могла предложить ничего иного, кроме политики постоянных внешнеполитических интриг, смысл которых не стал ясен и ей самой. В таких условиях, уже по велению каких-то высших законов, вооружение насилие было неотвратимо и не имеет значения, в каком облике и от кого исходило оно.

В недрах этой номенклатуры исчезла естественна склонность человека находящегося во главе государства к компромиссам, ибо он не может не учитывать интересы других людей.

Сербский народ при Тито пошел на поводу у коммунистов и отверг православие а тем самым и «Косовский завет».Правда этот коммунизм не проник настолько глубоко в народную мораль как в великорусском народе,и потому лишь часть сербов подверглась полному коммунистическому генезису по созданию нового человека.Подобные «югославы» в сербском народе переставали себя ассоциировать с сербским народом,однако в этом народе, особенно в самой Сербии сохранились еще национальные традиции.

Покорность, прежде всего духовная, порочной власти даром не проходит даже при попытках оправдать ее заботой о высших целях. Жизнь в обществе, построенном на таких принципах, людям может лишь опротиветь, и, в конце концов, возобладает вера в силу денег, которые ныне совершенно закономерно и стали основой жизненной философии во всем мире.

Сербы, несмотря на свои крепкие моральные устои, были сломлены несколькими десятками лет насильственно внедряемого атеизма. Коллективное отрицание существования Бога, а тем самым и отказ от установленных им законов приводили к куда более тяжелым последствиям, нежели нарушения морали в обществе, где религия, пусть и формально, сохранялась.

Современный сербский характер создавался при Тито, при котором  физически и духовно с корнем выкорчевывался носитель сербского национального духа и в сербах закладывался новый дух. Для народа же образцом были уже не князь Лазарь и Милош Обилич, а Иосип Броз Тито.

image008

Памятник Иосипу Брозу Тито

Списывать все только на одну силу Нового мирового порядка нельзя, ибо он, как показал опыт, действует не столько силой, сколько подкупом и обманом. Люди в своем большинстве должны «созреть» ради того, чтобы быть подкупленными и обманутыми.

Сербы и продемонстрировали подобное «созревание». Психология личного интереса,привела к тому,что сербы в политике стали терять связь с реальностью.

Само общество, погруженное в борьбу различных групп ради получения тех или иных видов прибыли притом не брезговавшее ничем в этой борьбе, оказалось легкой добычей для тех, кто имел вековой опыт в манипулировании массами.

Такая психология личного интереса сама уничтожила всех тех, кто готов был бороться во имя высших интересов общества.

При этом как раз в Сербии при Иосипе Брозе Тито номенклатурой велась самая последовательная борьба во всей   бывшей СФРЮ самой номенклатуры против национализма.

Руководство Компартии(Союза коммунистов) Югославии поручило руководство социалистической республикой Сербией худшему психологическому типу человека, которому категорически запрещалось ещё в вермахте быть использованным на командных должностях- «глупому» и «старательному».

Созданная на таких основах сербская номенклатура посчитала, что может  приказом временно сделать народ национальным лишь настолько, насколько допускают её интересы, а при необходимости и Богу давать приказы. Причём быть сербом  для них значило лишь слепо выполнять приказы сверху и соблюдать внешнюю фразеологию и атрибутику без всякого внутреннего морального-нравственного изменения.

Номенклатура возникшая на революционных лозунгах «грабь награбленное» быстро превратились в олигархию,при том лишенную чувствах долга по отношении к исторической миссии сербского народа,являвшейся для  коммунистической идеологии «пережитком прошлого».Уничтожив былой господствующий слой   Сербии якобы из-за «сотрудничества с врагом», сама номенклатура СФРЮ после конфликта Иосипа Броза Тито и Иосифа Виссарионовича Сталина, стала ключевым союзником США на Балканах.

В силу этого СФРЮ получала десятки миллиардов долларов в виде кредитов и безвозвратной помощи,ее армия получала новые системы вооружения,ее промышленность получила доступ к западным технологиям и западным рынкам а ее граждане могли беспрепятственно разъезжать по Европе,в том числе по покоренной США и Великобританией, Германии куда те же сербы отправлялись с куда большей охотой нежели в Косово, считая видимо что немцы обязаны были им,как проверенным «антифашистам»  предоставлять работу как искупление за Вторую Мировую войну и терпеть на своей земли тысячи балканских уголовников.

В итоге в бывшей СФРЮ, где Летич был провозглашен фашистом и предателем а его труды были запрещены,номенклатурный аппарат этот поезд под именем Югославии продолжил вести к катастрофе,предсказанной Дмитрием Летичем.

13014874_1577332412577626_361069415_n

Югославия в 1992 году

Oleg Walezkij «Hoffnung für Syrien» (2016 january)

Публикуем перевод на немецкий язык статьи Олега Валецкого о войне в Сирии “Осень в Сирии: солдат удачи Олег Валецкий расставляет всё по местам“. Перевод статьи был опубликован в немецкой газете “ZUERST”.

 

Der renommierte russische Militärjournalist Oleg Walezkij
beschreibt für ZUERST! die Situation im Nahen Osten.

OLEG WALEZKIJ

Oleg Walezkij wurde 1968 in der Ukraine geboren. Er nahm an den Balkankriegen in Bosnien-Herzegowina (1993–1995), im Kosovo (1999) und in Mazedonien (2001) teil. Anschließend arbeitete er in verschiedenen Organisationen, die sich unter anderem mit Minenräumung im ehemaligen Jugoslawien, im Irak und in Afghanistan beschäftigen. Walezkij ist Publizist und schreibt regelmäßig über militärhistorische, militärpolitische und militärtechnische Themen.

Die Lage ist äußerst schwierig: Millionen Flüchtlinge befi nden sich allein in Syrien sowie in Nachbarländern und anderen, weiter entfernten Staaten. So sehr die Flüchtlinge, die der angeblichen „Tyrannei“ Baschar al-Assads entronnen sind, ein „heißes“ Thema der Massenmedien wurden, so wenig wurden es die Flüchtlinge, die sich vor dem Terror der bewaffneten „Opposition“ in jenen Gebieten verstecken, die von syrischen Regierungstruppen kontrolliert werden. Allein in der Hafenstadt Latakia befi nden sich derzeit Hunderttausende dieser Flüchtlinge. Die Wirtschaft Syriens steckt zudem in einer tiefen Krise.

Es sind nach UN-Angaben bereits mehr als 200.000 Menschen in diesem Krieg umgekommen. Die syrische Armee hat die Hälfte ihres Bestandes eingebüßt. Überall wird Krieg geführt, und das nicht nur zwischen den Anhängern der Regierung und verschiedenen „Oppositions“-Gruppen, sondern auch zwischen den „Rebellen“ unterein ander. Die sogenannte „Freie Syrische Armee“ besteht faktisch aus syrischen Flüchtlingen, die der türkische Geheimdienst in Lagern in der Türkei rekrutiert hat. Sie hat nur geringen Einfl uß auf das Geschehen in Syrien. Sie stützt sich auf die Kräfte der „Unterstützungsfront der Bevölkerung Großsyriens“ („Al-Nusra-Front“).

Al-Nusra kontrolliert Gebiete in Syrien nur dank der türkisch-syrischen Grenzübergänge. Der Hauptstützpunkt von Al-Nusra in Syrien befi ndet sich in den Provinzen Idlib und Nord-Latakia mit Schwerpunkten in den Städten Tamana, Latamni, Chodschechun, Idlib, Ariecha, Artun Neman und Dschisr al-Schuchur und wird aus Lagern in der Türkei mit Waffen, Munition und Rekruten versorgt. Die Stadt Salma, 40 Kilometer von Latakia entfernt, wird direkt vom türkischen Territorium aus unterstützt, das von Luftabwehrsystemen vom Typ „Patriot“ (aus US-Produktion) geschützt wird.

Die Kriegshandlungen in Aleppo werden seit 2013 im Interesse der Türkei geführt, weil das Land die Wirtschaftsmetropole kontrollieren will. Nur durch die Hilfe Ankaras gelang es der „bewaffneten Opposition“, die Hälfte der Stadt und einige Randgebiete einzunehmen. Ebenfalls vom türkischen Territorium aus wurde eine Reihe von Ortschaften in der Küstenregion 25 Kilometer von Latakia entfernt besetzt. Die Bezirke Deiry und Kuneitri, die unter der Kontrolle von Al-Nusra stehen, erhalten Militärhilfe aus den Grenzregionen Jordaniens und den von Israel beherrschten Golan-Höhen. Al-Nusra ist verfeindet mit einer zweiten wichtigen Kraft dieser Region, mit dem „Islamischen Staat“ (IS). Die Gründe dieses Konfl iktes sind vor allem ideologischer Art.

Seit dem Moment der Gründung der ersten bewaffneten Oppositionsgruppe „Freie Syrische Armee“ aus einem Aufgebot von arabischen sunnitischen Stämmen, Deserteuren der syrischen Armee und ausländischen Freiwilligen wurden Teile ihrer Einheiten von syrischen Muslimbrüdern kontrolliert. Bereits ein Jahr zuvor beschrieb der russische Islamwissenschaftler Dr. Alexander Ignatenko in dem Artikel Zusammenarbeit und Konkurrenz: Al-Kaida in Syrien 2013 den Krieg in Syrien und konstatierte die Existenz von zwei Al-Kaida-Gruppen – einer älteren, deren Basis die „Al-Nusra-Front“ bildete, und einer neuen in Gestalt der Organisation „Islamischer Staat von Großsyrien und Irak“, später bekannt als IS. Letztere tauchte in Gestalt des Jordaniers palästinensischer Herkunft Abu-Musab al-Sarkawi, des Anführers der Gruppierung „Einiger Gott und Dschihad“ auf, die dann später in „Al-Kaida in den Ländern der zwei großen Ströme“ umgebildet wurde. Sarkawi, der am 7. Juni 2006 im Irak starb, führte die Praxis des Kopfabschneidens mit einem Dolch ein, so wie man Hammel schlachtet. Er machte daraus ein religiöses Ritual zur Abrechnung mit allen Ungläubigen.

Der Krieg, der zwischen den beiden Organisationen in Syrien geführt wird, entwickelte sich nicht zu einem Kampf zweier Banden, sondern war Folge eines tiefen ideologischen Zerwürfnisses. Dies hat seinen Grund darin, daß der IS vollständig von der salafi stischen Ideologie ihrer Anhänger Osama bin Laden sowie al-Sarkawi durchdrungen ist, deren Meinung de facto über allen Aus-legungen islamischer Theologen steht, auch über dem Koran. Al-Nusra hingegen bewahrt die Traditionen des alten Salafi smus der 1980er und 1990er Jahre.

Gegenwärtig sind auf den Gebieten Syriens, die formal unter der Kontrolle der Armee verblieben sind – verschiedene Beobachter gehen von einem Drittel bis zur Hälfte des Staatsgebietes aus –, viele Ortschaften mit arabisch-sunnitischer Bevölkerung sich selbst überlassen, lediglich die Städte werden von der Armee kontrolliert. Aber auch hier werden Aktionen der Terroristen durch sunnitische Einwohner unterstützt, wenn diese in den Städten Angriffe auf Regierungstruppen durchführen.

Die syrische Armee besteht in der Mehrheit aus Alawiten, die etwa zwölf Prozent der 20 Millionen Einwohner Syriens ausmachen. Richtig ist, daß die Alawiten einen hohen Kampfgeist haben und bereit sind, ihren Glaubensbruder Assad bis zum Ende zu verteidigen, obwohl die Kriegsjahre und der Zerfall der Wirtschaft auch an ihnen nicht spurlos vorübergegangen sind. Übrigens sind es die Taten der salafi stischen Terroristen, die ohne Ausnahme Alawiten und Christen ermordet, die ihren Zusammenhalt fördern. Dadurch verwischen sich innere Gegensätze unter den Alawiten. Die muslimischen Drusen unterstützen Assad ebenfalls, ungeachtet der Spaltung der libanesischen Drusen in zwei verfeindete Lager. Ein besonderer Nachteil für die Kampfkraft der Armee Syriens ist die Tatsache, daß andere syrische Minderheiten, zum Beispiel die Christen, nur ungefähr zehn Prozent der Bevölkerung ausmachen, auch die Schiiten anderer Glaubensrichtung (bis zu drei Prozent) stellen nur einen kleinen Anteil in der Armee. Was das sunnitische Armeepersonal betrifft, bekleiden sie in der syrischen Armee die äl teren Kommandoposten oder dienen als Wehrpfl ichtige verschiedener Spe zial einheiten, für die es keinen Weg zurück gibt. Bei ihnen handelt es sich jedoch nur um einen unbedeutenden Teil der Armee. Palästinensische Flüchtlinge unterstützen seit Beginn des „Ara bischen Frühlings“ die bewaffneten Aufständischen. Aus ihnen wurden Gruppen wie etwa der „Islamische Dschihad“ gebildet. Die sunnitische Gemeinde, die mehr als die Hälfte der Bevölkerung stellt, befi ndet sich faktisch außerhalb der direkten Kontrolle des Staates, mit Ausnahme der Mittelmeerregionen um Tartus und Latakia sowie des Großraums Damaskus.

Die syrische Armee hat im Moment
noch die Übermacht über ihre
zersplitterten Feinde.

Der Zusammenbruch der syrischen Armee wird praktisch durch die Militärhilfe Irans verhindert, die in Syrien mit dem Spezialverband „Kuds“ operiert. Ebenfalls kämpfen Verbände der libanesischen Hisbollah in Syrien, mit deren Hilfe die Grenze zum Libanon von Terroristen gesäubert wurde. An den Fronten kämpfen die Streitkräfte Syriens und Irans Seite an Seite, ebenso kurdische Peschmerga-Einheiten. Die Kampfhandlungen in Syrien muß man im Grunde mit den Kämpfen im Irak als Einheitsfront verstehen. Und es ist wahrscheinlich, daß die Kampfhandlungen mit der PKK in der Türkei und der Krieg im Jemen unterschiedliche Frontabschnitte ein und desselben Krieges sind. Die syrische Armee hat im Moment noch die Übermacht über ihre zersplitterten Feinde, in erster Linie durch gepanzerte Fahrzeuge und Artillerie. Jedoch verfügen die bewaffneten Verbände der „Rebellen“ über eine bedeutende Anzahl an Panzerabwehrwaffen (zum Beispiel sowjetische Granatwerfer RPG-7, jugoslawische M-79, rücklauffreie SPG-9 und PTRK „Maljutka“ aus sowjetischer Produktion sowie TOW aus den USA), Artillerie (etwa das sowje tische Geschütz M 46), Panzerfahrzeugen (sowjetische T 55, T 72 und BMP 1) und tragbaren Luftabwehrraketen. In einigen Regionen, insbesondere in der Provinz Idlib, beobachtete man nach Beginn der Oktober-Offensive der sy rischen Armee eine Aussöhnung und ein Zusammengehen von früher untereinander feindlich gesinnten Gruppen des IS, von Al-Nusra, Fatah und „Islamischer Dschihad“, was zum Miß erfolg des syrischen Angriffs auf Latman führte und eine große Anzahl Opfer (bis zu 500 Gefal lene) gefordert hat.

Die russische Militärintervention im Krieg in Syrien hat durch die Luftschläge russischer Kampffl ugzeuge auf die Terroristen eine Wende herbeigeführt. Der dadurch angefachte Widerstand der USA, Großbritanniens und der Türkei gegen die Einsätze der rus sischen Luftstreitkräfte könnte zu direkten Luftkämpfen dieser Staaten mit russischen Kräften führen. Zur Zeit spielt aber der diplomatische Druck auf die Russische Föderation eine größere Rolle. Im Moment kann die russische Militärintervention nicht von den Zielen Assads getrennt werden. Ihm nützen Luftschläge auf Positionen der Al-Nusra, die wichtige Punkte in der Mitte und im Norden Syriens hält, am meisten, denn für eine Bodenoffensive gegen den IS – der hauptsächlich den Osten des Landes kontrolliert – hat die syrische Armee noch keine Kräfte frei. Aber nach dem Zusammenbruch des Widerstandes von Al-Nusra in Idlib und Nord-Latakia und nach der Entsetzung Aleppos kann sich die Situation ergeben, daß Baschar al-Assad die Küstenregionen von Tartus und Latakia mit Damaskus vereinigen und Syrien als einheitlichen Staat bewahren kann, wenn auch in reduziertem Umfang.

Ссылка на статью в газете: http://conjuncture.ru/wp-content/uploads/2016/01/valetskiy-zuerst-01-2016.pdf

Человеческие жертвоприношения в Мезоамерике

Вышедший в 2006 году фильм Мела Гибсона «Апокалипсис» о цивилизации майя существовавшей на полуострове Юкатан, вызвал тогда большой скандал в среде так называемой «леволиберальной общественности» в США, причем на первый взгляд не слишком логичный.

майя1Ведь казалось, какое дело было этим организациям до судьбы цивилизации майя, которую красочно описал талантливый австралийский режиссер, коли эта цивилизация исчезла еще до прихода на полуостров Юкатан испанцев.

К тому же по логике, казалось наоборот, они должны были бы приветствовать показанное в фильме символическое поражение теократической власти жрецов майя в борьбе против свободолюбивого индейца.

В конце концов, и «белых людей с голубыми глазами», являвшимися согласно бразильскому президенту Лулу де Сильва источником мирового кризиса, в фильме не было показано за исключением появления испанских кораблей в самом конце фильма, хотя для испанцев голубизна глаз была не столь уж и типична.

Однако как раз леволиберальные организации первыми подняли шум о том, что якобы Гибсон дискредитирует историю индейцев, и лишь потом они догадались привлечь к пропагандистскому шуму пару организаций индейцев из самой центральной Америки.

Причина столь неадекватной реакции была достаточно проста, ибо Гибсон в данном фильме коснулся весьма болезненного для леволиберальной общественности вопроса жертвоприношений в языческих культах.

Хотя сам фильм Гибсона в традиционную для леволиберальной общественности схему «фашистского пугала» никак не вписывается, ибо даже о христианстве в нем не говорится, за исключением крестов на испанских каравеллах в конце фильма, тем не менее, по отношению к его фильму применен в той же Америке привычный набор леволиберальной пропаганды как о расистском и реакционном фильме.

майя2Самым спорным моментом для критиков фильма стали факты человеческих жертвоприношений, совершаемых священниками майя, хотя эти жертвоприношения, имевшие в себе глубокий оккультный смысл, являются научно доказанным историческим фактом.

Ведь жертвоприношения у древних майя подробно рассматривались целым рядом ученых, таких как Робичек и Хейлс в книге «Maya Heart Sacrifice» (Robicsek F., Hales D. «Ritual Human Sacrifice in Mesoamerica», Washington, 1984.), Шили (L.Shele) в работах «Human Sacrifice among the Classic Maya», «Ritual Human Sacrifice in Mesoamerica», (Washington, 1984) и «The Blood of Kings» (L.Shele,M.Miller, New York, 1986), Лоретт Сежурне в работе «Pensamiento y Religion en el Mexico Antiguo» (Mexico, 1983), Боно Виларехо («Las cuevas Mayas: Simbolisma y Ritual» (Bonor Villareho J.L. Madrid, 1989).

Работы этих и ряда других ученых, рассматривавших вопрос человеческих жертвоприношений в цивилизации майя, основывались на археологических фактах.

Никто из серьезных ученых не отвергал массовых истреблений жрецами майя рабов, пленных, да и самих майя и, по сути, майя сами себя уничтожили, и тут совершенно верны слова из фильма: «Ни одна великая цивилизация не может быть разрушена снаружи, пока не будет разрушена изнутри».

Вообще сама цивилизации майя была долгое время неизвестна, ибо погибла она до появления здесь испанских конкистадоров, и тем самым конец фильма Гибсона с появлением испанских кораблей, в общем-то, историческим фактам не соответствовал.

Первоначально о развитой цивилизации майя в мире узнали лишь после исследований американского дипломата и журналиста Д.Л.Стефенса и американского художника Ф.Катервуда, которые обнаружили в джунглях несколько городов майя.

В 1841 году Стефенс опубликовал книгу «Incidents of Travel in Central America, Chiapas and Yucatan in Mexico» (Впечатления о путешествии по Центральной Америке, Чиапасу и Юкатану в Мексике), однако глубоких археологических исследований далее не последовало, хотя эпос майя «Пополь-Вух» тогда привлек внимание многие европейских ученых.

Лишь позднее, в ХХ веке, цивилизация майя глубоко исследовалась рядом ученых, среди которых можно упомянуть С.Морли, Ф.Блам, Эд Томпсон, А.Руз Луилье, М.Д.Коэ. Теме человеческих жертвоприношений в «индейской» Америке или «Мезоамерике» посвящены многочисленные научные работы этих ученых: Сое M.D. The Maya Scribe and His World. N-Y, 1973; Death and the Ancient Maya // Death and Afterlife in Pre-Columbian America. Wash., 1975; The Lords of the Underworld. Prinstone, 1978; Old Gods and Young Heroes. Jerusalem, 1982; Robicsek F., Hales D. Maya Heart Sacrifice // Ritual Human Sacrifice in Mesoamerica. Washington, 1984; Schele L Human Sacrifice among the Classic Maya // Ritual Human Sacrifice in Mesoamerica. Washington, 1984; Schele L., Miller M. The Blood of Kings. N-Y, 1986; Sejourne L. Pensamiento у religiоn en el Mexico Antiguo. Mexico, 1983; Bonor Villareho J.L. Las cuevas mayas: simbolismo у ritual. Madrid, 1989; «The Ancient Maya» Morley S.G. Stanford, 1984; «Archeological Researches in Yucatan» Thomson. E.H.PMM, v. III, 1904; «The Maya». M.D.Coe. London, 1966; «Costumbres funekarios de los antiguos mayas» Ruz Luiller, Mexico, 1968; «La civilization de los antiguos mayas» La Habana. 1974; «The Maya Scribes and his World» Coe M.D. New York, 1973; «Death and Ancient Maya», «Death and afterlife in pre-Columbian America» M.D.Coe. Washington, 1975; «The Lords of the Under World» M.D.Coe. Prinstone, 1978; «Old Gods and Young Heroes» M.D.Coe. Jerusalem, 1982. «The ancient Maya» Morley S.G. Stanford, 1984.

Долгое время самым фундаментальным трудом по истории майя являлась лишь книга епископа Диего де Ланды «Сообщения о делах в Юкатане», в которой описывались человеческие жертвоприношения у майя.

Эта книга, написанная в XVI веке, считалась, однако «прогрессивными» писателями и историками как неверодостойный документ до тех пор, пока факты не подтвердились археологами. Однако именно в этой книге был описан ныне широко известный колодец Чечен-ица, в который бросали свои жертвы индейцы одного из племен майя.

 

В советские времена благодаря пресловутой линии партии было заранее известно, что конкистадоры являлись реакционными элементами, и поэтому негоже было вытаскивать на свет факты даже из религиозной практики майя, хотя последние к конкистадорам отношения не имели.

Тем не менее, работы посвященные истории майя в СССР все же выходили, как например, книги Ю.В. Кнорозова («Древняя письменность центральной Америки», «Советская этнография», 1952, №3, «Письменность индейцев майя» Москва, 1963, «Иероглифические рукописи майя» Ленинград, 1975.) и В.И. Гуляева («Города-государства майя». Москва, 1979 г., «Второе открытие цивилизации майя»).

Были так же переведены на русский язык работы некоторых западных ученых на данную тему как, например книга Г.Уилли «Политическая жизнь древних майя», книга Э. Джилберта и М. Коттерелла «Тайны майя», книга Леона Портильи «Философия   нагуа» (Москва, 1961).

В дальнейшем над этой темой продолжили работу Г.Г. Ершова («Заупокойные надписи майя» (Древние системы письма). М., 1986; «Майя-тайны древнего письма».2004 г. «Алетейя»), а также Ю.Д. Мамонтова и В. Поликарпов, Д.Д.Беляев, Е.А.Красулин.

Вопрос человеческих жертвоприношений в цивилизации майя рассматривался например, в работах Ю.Д. Мамонтовой «Жертвоприношение в религии древних майя» (2005 г.) и Ершовой Г.Г. «Погребальный обряд как отражение модели мира» (на материалах Мезоамерики) (Древние цивилизации Старого и Нового Света. М., 2003).

Кровь была ключевой частью ритуалов майя, хотя был и бескровный способ принесения жертв. При этом майя занимались и самоистязанием и у них, как пишет Г. Ершова, существовал обычай «нанизывания», когда мужчины, как правило, одного рода, протыкали свои члены поперек шипом и через отверстия протаскивали длинный шнур, как символ пуповины всеобщей матери и Млечного пути и как средство для единения рода с умершими предками.

майя3В развалинах города Чичен-Ице на полуостров Юкатан находится так называемый «Священный Колодец» («Колодец жертв»). Первые упоминания о нем относятся еще к XII веку, и Диего де Ленда писал в своей книге: «У них (индейцев – юкатеков, одной из этнических групп майя) был обычай прежде и еще недавно бросать в этот колодец живых людей в жертву богам во время засухи… Колодец этот сохранился до нашего времени, хотя сам город давно заброшен и разрушен».

Как писала в статье «Кровавая жертва или воззвание к небесам» доктор исторических наук Галина Ершова, астрологи майя считали, что созвездие Большой Медведицы – это богиня-старуха, льющая девственную воду мироздания из перевернутого кувшина. Тогда как сама вода мироздания на земле находилась в карстовых пещерах у города Чичен-Ица, где, по верованиям майя, находилась проекция самой северной точки Млечного пути.

Именно поэтому здесь и приносились человеческие жертвоприношения различными племенами майя сбрасыванием в пещеры жертвы, как своего рода посланников к богам.

Часть ученых изначально идеализировала историю майя, отрицая в ней существование человеческих жертвоприношений. Но впоследствии, во второй половине ХХ века археологами были обнаружены следы массовых захоронений жертвоприношений майя, и стали известны подробности ритуалов, запечатленных на камне, о мучениях их жертв, их убийства сдиранием кожи и поеданием их плоти.

Памятники письменности майя часто сопровождались картинами на барельефах или настенными надписями, поэтому процедура человеческого жертвоприношения могла быть достоверно изучена.

майя4В конце концов, и самый главный памятник письменности майя – «Пополь-Вух – Родословная владык Тотоникапана» (Москва, 1994 г.), полон рассказов о человеческих жертвоприношениях, совершаемых героями этого эпоса, как например богом Тохилем и братьями Хун-Ахпу и Шбаланке.

Что касается соседних майя-ацтеков, то факты массовых человеческих жертвоприношений, совершавшихся ацтеками, все же сомнений не вызывают. Конечно сами религиозные культы ацтеков, очевидно были ими переняты у более высокоразвитого народа тольтеков, в свою очередь унаследовавших культуру древней цивилизации ольмеков, на чьи земли ацтеки и переселились.

Известно, что культы всех богов у ацтеков были связаны с умерщвлением людей, и ацтеки воспринимали войны совершаемые, по воле бога земли Тлальтекутли, как жертвы богам.

майя5Этим они посылали пищу богам неба и ада в виде человеческого мяса и костей.

Сама игра ацтеков в мяч возникла из ритуального поединка пленников ацтеков, и в результате проигравшие приносились в жертву.

Согласно Галине Ершовой в Центральной Мексике, в районе городов Тлателькомила, Тетельпан и Тлателолко нашли следы массовых каннибальских пиршеств.

Известный Эрнан Кортес (Hernan Cortes 1485-1547) когда увидел, что представляет собой государство ацтеков, посчитал своим религиозным долгом уничтожить его.

Во время завоевания Мексики Кортес и его спутники, осматривая один из больших ацтекских храмов, «…очутились перед большим камнем из яшмы, на котором производилось заклание жертв. Их убивали с помощью ножей из обсидиана – вулканического стекла – и увидели статую бога Хуицилопохтли… Тело этого безобразного бога – бога войны ацтеков – было опоясано змеей, сделанной из жемчуга и драгоценных камней. Берналь Диас… отвел взгляд и вот тут-то он увидел нечто еще более страшное: все стены этого обширного помещения были залиты кровью. «Смрад, писал он впоследствии, был сильнее, чем на бойне в Кастилии». Он бросил взгляд на алтарь, там лежали три сердца, которые, как ему показалось, еще трепетали и дымились. Спустившись по бесчисленным ступенькам вниз, испанцы обратили внимание на большое здание, стоявшее на холме. Войдя в него, они увидели, что оно до потолка заполнено аккуратно сложенными черепами, то были черепа бесчисленных жертв. Один из солдат принялся их считать и пришел к выводу, что их должно быть здесь по меньшей мере 136 тысяч (Берналь Диас. «Завоевание Новой Испании»)».

майя6В честь Тласольтеотль – богини земли и плодородия, в жертву приносили девушку, из кожи которой затем изготовляли куртку для жреца культа этой богини.

В ходе обряда весеннего жертвоприношения в честь другого бога Тепкатлипока, в жертву ему заранее (за год до праздника) выбирали самого красивого из пленников, без физических изъянов. Такой избранник считался воплощением бога на земле. Его окружали роскошью и почестями, исполняли его прихоти и капризы, кормили изысканнейшей едой, одевали в лучшие одежды, но при этом присматривали за ним, чтобы он не сбежал. Когда до праздника оставалось 20 дней, избранник получал в качестве жен-служанок четырех красивых девушек; они тоже почитались как богини. В день праздника пленника вели к храму, клали его грудью вверх на каменный жертвенник, и верховный жрец разрубал ему грудь, чтобы извлечь из нее еще трепещущее, окровавленное сердце и поднести его богу солнца.

Согласно работе «Золотая ветвь» (The golden bough) Фрейзера ацтеки, поклонявшиеся солнцу, в церемонии извлечения еще треплющегося сердца из человека при помощи мира солнца считали, что дают новые силы солнцу в его движении по небесному своду.

Показательно, что в Ригведе описывается первое жертвоприношение богам, когда в качестве жертвы выступил первый человек Пуруши, из тела которого был создан весь видимый живой и неживой мир. При этом принесен был человек в жертву богам садхья и риши, возникших после него, тогда сам Пуруши олицетворял одновременно и Брахму, то есть источник мирозданья. Смысл жертвоприношения заключался в том, что жертва давала возможность самой жертве возродиться.

В религии ацтеков, казалось бы, не знающих о Ригведе, основу составляет миф о добровольной жертве бога Нануатцина, бросившегося в огонь и превратившегося в солнце.

майя7Тем самым, согласно мнению мексиканского ученого Мигель Леона Портильи, приведенного А.А. Польским в его работе «Постскриптумы смерти от мифологии к мифологии», сам Нануатцин, став солнцем, требует себе жертв, без которых движение солнца невозможно. В связи с этим Польский Анатолий Анатольевич пишет, что у древних философов можно прочесть: «жизнь есть сон, а смерть – пробуждение».

 

Примечательно, что Кулькулькан, крылатый змей, имел поразительную похожесть с богами целого ряда культов древнего Востока.

Об аналогичных обычаях индейцев в Андах писал в своей «Истории инков» и историк Инка де Ла Вега.

 

А. Зубов в книге «История религии» делает ссылку на книгу Инка де Ла Веги «История инков» («История государства Инка» Инка Гарсиласо де Ла Вега. Ленинград. 1974 год.), в которой описывается племя чариванов, живших на границах с империей инков, как племя каннибалов, практиковавших съедение своих мертвецов и беспорядочные сексуальные совокупления.

Таким же образом он описывает и жителей провинции Ваика-помпа, завоеванных инками, добавляя, что они ввели культ Солнца, заменив былое многобожие.

майя8Однако и у инков, как пишет Галина Ершова, практиковалась отправка гонца к богам в виде человеческого жертвоприношения. Они оставляли детей в святилищах в высокогорье, где дети замерзали, хотя существовали у них и изображения жертвоприношений пленников, которым отрезались головы.

Сохранились описания ритуального каннибализма у инков, когда обнаженную жертву, которая, по мнению инков, отличалась большими заслугами, привязывали к столбу, и еще живую начинали разделывать ножами, сразу съедая её на глазах у жертвы. При этом «пиршестве» присутствовали женщины и дети.

Если жертва не выражала голосом своих страданий, то её костям потом поклонялись, в противном же случае её кости разламывались и выбрасывались.

На севере Перу, вблизи океанского побережья, директор музея археологии и этнографии имени Брунинга, Карлос Вебстер во время археологических раскопок нашел массовое захоронение. В заключении, которое сделал Карлос Вебстер, скелеты, датированные XIV веком, были останками человеческих жертвоприношений, большую часть которых составляли скелеты девушек 15-летнего возраста.

Впрочем, нельзя отрицать глубокой укорененности каннибальских обычаев и в среде тех индейских племен, которые ацтекам и инкам подчинены не были и так в Бразилии каннибализм сохранился до сих пор на самом западе сельвы, где многие индейские племена сохранили обычай поедания мертвых.

Как пишут в своих работах авторы П.Клестер (P. Clasters) «Guayaki cannibalism» («Native South Americans». Boston 1974) и Г. Доул (G. Dole) «Endocannibalism among the Amahuaca Indians» (Transactions of the New York Academy of Sciences 1962), южноамериканские индейцы сжигали умерших соплеменников и съедали истолченные в муку их кости вместе с золой, ибо по их представлению, они получали силу умерших, и духи им не только не вредили, а даже помогали.

Сами случаи жертвоприношений и каннибализма были у индейцев тесно связанны с магией, точнее с шаманизмом, который означал «жизнь в мире магии».

Франц Боас немецкий ученый антрополог, который исследовал в Северной Америке в 30-х годах шаманство и сам присутствовал в процессах шаманизма, писал, что за неудачи шаманов изгоняли из племени, и в обрядах шаманизма участвовали все: и шаманы, и коллектив.

Тем самым обычаи индейцев Америки, были далеки от той идеальной картины, которая рисовалась в различных книгах и фильмах ХХ века, и все индейские племена рано или поздно пережили бы судьбу майя.

Разумеется, государства ацтеков и инков действительно разрушили конкистадоры. Но причина успеха их, как совершенно правильно писал Игорь Ростиславович Шафаревич, в своей работе «Социализм как явление мировой истории», в том, что подчиненные им племена с приходом испанцев выступили против своих поработителей, ибо могут ведь и индейцы быть «эксплуататорами» индейцев, а не только ненавистные «белые люди».

майя9Именно кровавый культ ацтеков и инков и был главной причиной их поражения, так как огнестрельное оружие у испанцев тогда было еще несовершенно, и в то время и в самой Европе применялись луки и стрелы в войнах.

Индейцы после нескольких сражений быстро к этому оружию привыкали, тем более что испанцы из-за нехватки людей в свои ряды брали и индейцев, учившихся обращаться с оружием.

Главной причиной поражений ацтеков и инков было то, что большинству индейцев просто надоело, что их и их детей приносят в жертву неведомым богам, тогда как пришлые испанцы подобных жертв не приносили и, тем не менее, вопреки утверждениям священников индейцев, солнце не остановилось.

Источники:

  1. «Пополь-Вух – Родословная владык. Тотоникапана». Москва, 1994 г.
  2. «Жертвоприношение в религии древних майя». Ю.Д. Мамонтова. 2005 г.
  3. «Погребальный обряд как отражение модели мира (на материалах Мезоамерики). Древние цивилизации Старого и Нового Света». Г.Г. Ершова М., 2003.
  4. «Кровавая жертва или воззвание к небесам». Г.Г. Ершова. Журнал «Вокруг света». Март 2006.
  5. «Прощание с Пернатым Змеем». Андрей Нечаев. «Вокруг Света» № 3, 2001.
  6. «Матриархальный мир в Америке». Из книги Neumann, Die grosse Mutter, eine Phaemenologie der weiblichen Gestaltungen des Unbewussten.
  7. «История религии. Кн. 1. Доисторические и внеисторические религии». М.: Планета детей, 1997.
  8. «История государства Инка» Инка Гарсиласо де Ла Вега. Ленинград. 1974 год.
  9. «Социализм как явление мировой истории». И.Р. Шафаревич. Москва. «Советский писатель».1991 год.
  10. «Постскриптумы смерти от мифологии к мифологии». Польский Анатолий Анатольевич. Северокавказский социальный институт. Ставрополь
  11. «Тайны ольмекских голов». Андрей Жуков. «Мир зазеркалья”.№ 12, 2006.
  12. «Сообщения о делах в Юкатане». Диего де Ланда. М.-Л.: Издательство Академии Наук СССР. 1955г.
  13. «Правдивая история завоевания Новой Испании». Берналь Диас дель Кастильо. «Форум». Москва, 2000.
  14. «Майя.Тайны древнего письма».Г.Г.Ершова. «Алетейя».Москва.2004 г.

 

О роли русских добровольцев в войне 1992-95 годов в Республике Сербской

Русские добровольцы в марте 1993 года на позициях на горе Заглавак под Горажде с ручным противотанковым гранатометом М-79 югославского производства
Русские добровольцы в марте 1993 года на позициях на горе Заглавак под Горажде

Роль русских добровольцев в войнах, прошедших в 90-х годах в бывшей Югославии, ныне уже является областью интересов скорее историков, нежели политиков. Времени прошло достаточно, многие факты не только о русских добровольцах, но и обо всей той войне ныне забыты.

Русскими добровольцами были обычные люди, попавшие на войну в результате прямого либо косвенного участия в тогдашнем русском «патриотическом» движении, и члены казачьих организаций, а также определенное количество людей, связанных с вышеупомянутыми лицами личными знакомствами. Среди добровольцев также много было офицеров в запасе, в силу известных сокращений армии, а также ветеранов Приднестровья, где до этого возникло аналогичное добровольческое движение.

Вернувшись в Россию, они политически заметными не были, и потому в России о них долгое время мало кто знал.

Правда, русские добровольцы, условно говоря, имели собственную организацию – Отечественный Союз Добровольцев Республики Сербской, который был зарегистрирован в Сербском Сараево 24 ноября 1997 года как ветеранская организация добровольцев, принимавших участие в боевых действиях 1992–1995 годов в составе Вооруженных сил Республики Сербской. Этот Союз в 2003 году в свой состав, по инициативе тогдашнего ее председателя Борислава Боича и генерального секретаря Милорада Каламанды, как коллективного члена приняла Ветеранская организация Республики Сербской – БОРС.

Однако особого влияния в Ветеранской организации Республики Сербской он не имел, за исключением установления даты 12 апреля как дня «Памяти русских добровольцев, за свободу братских народов живот свой положивших», тогда как большинство бывших русских добровольцев, в первую очередь, те, кто жил вдалеке от Москвы и Петербурга, о его существовании и не знало.

Правда, со временем в Российской Федерации с выходом все большего числа книг и статей о русских добровольцах в войне 1992-95 года их имя стало все более популярным.

Однако как в Боснии и Герцеговине, так и в соседней ей Сербии, имя русских добровольцев, воевавших в Армии Республики Сербской в войне 1992-95 гг., долгое время было сознательно дискредитируемо и память о них сознательно стиралась. Ничего удивительно в этом не было, ибо сам договор о мире в Дейтоне предусматривал иностранную оккупацию Боснии и Герцеговины и требовал обязательного удаления из нее всех «иностранных добровольцев и наемников».

Силы НАТО, введенные сюда после подписанного в Дейтоне договора о мире (сначала носившие имя IFOR – Implementation Forces, а затем, с 1997 года, SFOR – Stabilization Force), вне зависимости от того, что до 2002 года в их составе находился контингент Российских вооруженных сил, было обязано следовать указаниям согласно определенному в Дейтоне порядку «Офиса Высокого представителя» – OHR (Office High Representative), проводившего политику в интересах США и Великобритании.

Этим офисом координировались все действия международных организаций, действующих в Боснии и Герцеговине: Организации европейской безопасности – OSCE (ОБСЕ), IMC – комитета по вопросам деятельности СМИ, ICG – «международной кризисной группы», которая была создана на средства таких бизнесменов, как Сорос, и международного телевидения – OBN с вещанием на местных языках.

Все эти организации полностью координировали свои действия с миссией ООН в Боснии и Герцеговине, также находившейся под полным контролем посольств США и Великобритании в Сараево.

Притом ключевое значение в деятельности войск НАТО имели действия британских подразделений специального назначения – SAS.

Артиллерия армии Великобритании ведет огонь по сербским позициям под Сараево в 1995 году
Артиллерия армии Великобритании ведет огонь по сербским позициям под Сараево в 1995 году

Британский SAS играл ключевую роль в операциях еще миротворческих войск ООН в ходе войны в Боснии и Герцеговине в 1994-95 годах, когда командующим этими войсками был британский генерал Майкл Роуз – бывший командир 22-го полка SAS.

Об отношении Майкла Роуза к русским добровольцам во время войны лучше всего говорят его собственные мемуары «Битва за мир – уроки из Боснии» («Fighting for peace – Lessons from Bosnia». 1998. Harvill Press), описывающие события времен войны в Боснии и Герцеговине. В доказательство можно привести фрагмент из его книги, где описывается то, какое значение генерал Роуз придавал группе русских добровольцев, входивших в подразделение капитана Славко Алексича и удерживавших позиции в районе Еврейского кладбища в Сараево.

В своих мемуарах генерал Майкл Роуз так описывает свои впечатления об этой группе:

«На следующий день мы посетили Еврейское кладбище в Грбавице. Для меня воспоминание об этом является самым драматичным и ассоциируется с бесчеловечностью, насилием и хаосом в Боснии. Кладбище было одним из самых тяжелых участков фронта под Сараево, потому что отсюда было возможно вести прямой огонь сверху вниз по центру города с расстояния всего в несколько сотен метров. На сербской стороне часть участка фронта здесь удерживала группа экстремистов, звавшая себя «Герои», группа опасных наемников, которые добровольно служили в рядах боснийских сербов. Похоже, они не слишком интересовались деньгами или идеологией, а главное, что их интересовало, – убийство людей. Большое число случаев убийств гражданских лиц в Сараево в районе отеля «Холидэй Инн» осуществлено огнем с участка Еврейского кладбища. Можно было сказать, что «Герои», занимая лучшие позиции для снайперского огня, могли считаться охотниками высокого профиля за человеческими жизнями. Среди «Героев» были японец, русские, и даже американец. Когда, согласно договору о прекращении огня, «Соубироу» и местный сербский командир пытались выйти на свои позиции на линии фронта, чтобы установить там пост французских наблюдателей между линиями фронта, то «Герои» просто открыли по ним огонь…».

Подобное отношение Майкла Роуза не могло не повлиять на отношение к русским добровольцам ветеранов SAS, поселившихся в Сараево и занявших в послевоенной Боснии и Герцеговине, важную роль, контролируя широкий спектр политических и экономических проектов – от нефтегазового сектора до разминирования и набора кандидатов в частные военные компании в Ираке и Афганистане.

Помимо этого, в силовых ведомствах послевоенной Боснии и Герцеговине в силу навязанной централизации важную роль стали играть и ветераны подразделений специального назначения МВД Боснии и Герцеговины, некоторые из которых понесли тяжелые потери в боях в районах Еврейского кладбища и Грбавицы.

Благодаря тому, что некоторые из таких ветеранов были трудоустроены в охрану посольств США и Великобритании, они получили возможность оказывать влияние и на непосредственно сербскую среду.
Помимо этого, бывшая Югославия традиционно находилась в сфере британских интересов, и здесь десятками лет британцы контролировали многие области в политике, безопасности, культуре, экономике и криминале, и перед ними многие местные кадры заискивали.

Как раз британские спецназовцы активнее всех из других контингентов Международных сил IFOR/SFOR участвовали в поиске и арестах лиц, обвинённых в военных преступлениях Международным трибуналом в Гааге. Так, в частности, в июле 1998-го года они арестовали в Предоре в Республике Сербской доктора Милана Ковачевича, а при попытке сопротивления убили бывшего начальника центра внутренних дел Предора Симо Дрлячу, который, правда, успел ранить одного из них.

Сами дела о военных преступлениях велись как в международном трибунале в Гааге, так и в созданном после войны при поддержке Трибунала в Гааге Суде Боснии и Герцеговине по военным преступлениям, а также в местных окружных судах.

Таким образом был получен эффективный рычаг воздействия на Республику Сербскую после войны, так как доказанные в судах факты военных преступлений служили для постоянного политического давления «международного сообщества» в Боснии и Герцеговине на местные кадры.

Очевидно, кто-то попытался такой рычаг применить и для воздействия на Российскую Федерацию, не случайно существовала сознательно раздуваемая в СМИ как Боснии и Герцеговины, так и Сербии компания о совершении русскими добровольцами в Армии Республики Сербской актов военных преступлений, хотя самих фактов, подтверждающих эти военные преступления, не приводилось.

Несколько попыток подготовить уголовные дела против бывших русских добровольцев по фактам совершения ими военных преступлений развалились. Так, хотя один – Борис Пичугин из Сараево, работавший в 2011 году сапёром в подразделении «Эмерком» МЧС Российской Федерации под Нишем, и был арестован правоохранительными органами Сербии под надуманными причинами, попытки выдвинуть против него обвинения в совершенных военных преступлениях в Сребренице, в силу отсутствия всяких доказательств провалились.

Тем не менее, самих русских добровольцев годами запугивали судебными преследованиями в Международном трибунале в Гааге, хотя было хорошо известно, что в этом Трибунале брали дела лишь высокопоставленных политических и военных руководителей, либо тех, кто был с этими руководителями тесно связан.

Когда после войны в моду вошла «сдача» одних «государственников» другими, некоторые работники спецслужб пожалели, что были слишком активны в операциях по «экспроприациям» и в «борьбе с врагами народа», и поэтому попытались «перевести стрелки» на тех, кто в сербском обществе получил известность благодаря заслугам на фронте, в том числе и на «братьев-русов».

Однако, трибунал в Гааге был слишком серьезной организацией и на такие номера не покупался, ибо процессы, им ведшиеся, требовали серьезных и аргументированных доказательств.

Впрочем, как раз с подачи местных кадров в Министерстве безопасности Боснии и Герцеговины, абсолютное большинство русских добровольцев были всё же лишены гражданства Республики Сербской.

Показательно, что председатель комиссии по ревизии гражданства Боснии и Герцеговины Векослав Векович, хорват по национальности, работавшей под прямым патронатом американских спецслужб, лишивший гражданства три-четыре сотни бывших моджахедов, около сотни мусульман из Санджака, а заодно и около полусотни русских добровольцев (как из России, так и Украины) и членов их семей, после роспуска этой комиссии был арестован в Риеке (Хорватия) по подозрению в нелегальной торговле оружием.

Не входя в подробности, следует всё-таки упомянуть, что фактически против русских добровольцев шла настоящая война руками тех или иных тайных и явных групп, контролировавших те или иные организации и индивидуумов в правоохранительных и судебных органах как Сербии, так и Республики Сербской, и имевших своих доверенных лиц в России и на Украине.

Сама цель, которая и сформировала движение русских добровольцев, оставалась «за кадром». Различные дипломаты, военные и журналисты, получавшие большие финансовые средства за свои служебные командировки, в которых имитировали какую-то деятельность «во благо державы», неизменно клеймили их как наемников и бандитов, якобы наносящих ущерб интересам как России с Украиной, так и Сербии с Республики Сербской.

Притом наиболее громогласными были те, кто умом-то особым и не отличались, и пользы от них государству не было, и потому доводы логики приводить не спешили, ибо с логикой традиционно находились в натянутых отношениях.

Тем не менее, была очевидна постоянная слежка сербских спецслужб, отправлявших в различные столицы мира доносы на бывших русских добровольцев как на террористов.

Больше всего поразил случай, связанный с отправкой от сербского монастыря Хиландар на Афоне в 2002 году приглашения, направленного созданной в Республике Сербской организации русских добровольцев «Отечественный союз добровольцев», после поездки его представителя Мирослава Топаловича, серба по национальности, в этот монастырь. Монахи Хиландара приглашали тогда как сербских ветеранов из Республики Сербской, так и бывших русских добровольцев посетить Хиландар.

Однако, в одном из очередных доносов какие-то сербские оперативные сотрудники данную поездку представили как подготовку проведения террористических актов в ходе Олимпиады 2004 года в Греции и отправили депешу в Киев, откуда она ушла в Москву.

К тому же само отношение к русским добровольцам в Республике Сербской было лицемерным со стороны ряда представителей сербской власти.

Вопреки словам о братстве, на практике власть стремилась полностью вытеснить бывших русских добровольцев из всех сфер жизни, и надо заметить, что она эти цели, в конце концов, успешно и выполнила.

Впрочем, сербская власть после войны не менее упорно боролась и против собственных ветеранов, точнее тех, кто действительно воевал, а не заслужил имя ветерана в тылу.

Примером была ревизия дел лиц получивших по ранениям ту или иную степень инвалидности (существовало девять групп инвалидности). Причиной ревизии было то, что благодаря коррупции в структурах власти Республики Сербской второй половины 90-х годов большое число лиц, вообще не участвовавших в боевых действиях, получали права военных инвалидов. Такие факты были многим известны, и ревизия тут была действительно необходима, однако на деле при ревизии были допущены многочисленные нарушения.

Открытие памятника русским добровольцам в Вышеграде на военном кладбище. 2011 г.
Открытие памятника русским добровольцам в Вышеграде на военном кладбище. 2011 г.

Впрочем, русские добровольцы в силу их малочисленности не были в этом каким-то значительным фактором, тем более, что, надо отдать сербам должное, и в их среде нашлись люди, не побоявшиеся выступить в защиту добровольцев и решившие связать свое имя с именем русских добровольцев.

Благодаря им в ноябре 2011 года в Вишеграде на церковном кладбище, созданном во время войны и потому еще называемым «военным», произошел знаменательный факт – открытие памятника погибшим русским добровольцам. Этот памятник был создан на средства председателя совета директоров банка «Траст» Ильи Юрова, тогда как строительство осуществлялось силами общества «Завет Сербско-Русский» из Беляны во главе с Савой Цветиновичем, бывшим начальником полиции Беляны в годы прохождения службы в данном регионе в городке Углевик контингента Российских вооруженных сил.

Открытие памятника русским добровольцам в Вышеграде на военном кладбище. 2011 г.
Открытие памятника русским добровольцам в Вышеграде на военном кладбище. 2011 г.

Освящение памятника производило священство Сербской православной церкви во главе с отцом Богданом, отцом Райко и отцом Воиславом Чаркичем.

Также министр Петр Джокич подписал ходатайство в кабинет Президента Республики Сербской о награждении погибших русских добровольцев посмертно.

Благодаря поддержке, полученной от власти в Республике Сербской, имя русских добровольцев вновь стало популярным, хотя в ней добровольцев уже и не осталось.

Что же касается Сербии, то хотя там подобных сдвигов не произошло, в местных спецслужбах, наконец, поняли, что русские добровольцы всё же пользовались уважением и определенной общественной поддержкой в России, а не были «сбродом уголовников и авантюристов», как этим спецслужбам рапортовали некоторые их «специалисты по России».

 

Отряд русских добровольцев Подграбского батальона 1-ой Романийской бригады Войска Республики Сербской в июне 1993 года

Отряд русских добровольцев Подграбского батальона 1-ой Романийской бригады  Войска Республики Сербской в июне 1993 года.

 

Казачья группа «интервентного» взвода «Горажданской» бригады Войска Республики Сербской.

 

Русские добровольцы «интервентного» взвода «Горажданской» бригады Войска Республики Сербской на марше.

 

Велько-командир «интервентного» взвода «Горажданской» бригады Войска Республики Сербской.

 

Казачья группа «интервентного» взвода «Горажданской» бригады Войска Республики Сербской у казармы в Семече.

 

Казачья группа «интервентной» роты «Вышеградской» бригады Войска Республики Сербской в казарме в Околишты.

 

«Интервентный» взвод «Горажданской» бригады Войска Республики Сербской на марше.

 

«Интервентный» взвод «Горажданской» бригады Войска Республики Сербской на марше.

 

Вид на центр Сараево с сербских позиций в районе Еврейского кладбища в Сараево

Вид на центр Сараево с сербских позиций в районе Еврейского кладбища в Сараево.

Фотографии для ИА «Русские Новости» предоставил Олег Валецкий.

 

Древние цивилизации Лепеньский вир (водоворот), Старчево и Винча на Балканах

0

(Из книги «Сербская руна» авторов Олега Валецкого и Браниславы Совиль, вышедшей на сербском языке в издательстве «Пешич и синови» в Белграде в 2014 году)

srpska-runaОлег Валецкий
Емайл 2062000@inbox.ru
Перевод Надежда Лучич-Грубич

Ныне хорошо известно, что на Балканах,с центром на территории современной Сербии, в древности существовали древние цивилизации.

Самой известной из них является культура «Винчи», обнаруженная на территории Белграда, на его дунайском берегу в селе Винча, чья древность ныне оценивается в восемь тысяч лет.

Сами раскопки были начаты еще в 1908 году тогдашним директором «Народного музея» в Белграде профессором Милоем Васичем, после того, как местные рыбаки принесли ему несколько найденных ими скульптур и предметов посуды; первые артефакты в Винче нашел пастух Пантелия Милошевич.

Милое Васич был к тому времени уже состоявшимся ученым и докторскую диссертацию защитил в университете в Вене, а в Сербии стал председателем Сербского археологического общества, основанного в 1883 году.

о1

Фото первых раскопок, проведенных в Винче. Фото из музея Винчи

В ходе начатых Милоем Васичем раскопок было обнаружено целое поселение с домами, амбарами и большим числом сельскохозяйственных и рыболовных орудий в культурном слое на глубине в десяток метров, что доказывает большой возраст этого селения.

о2

Памятник первооткрывателю культуры Винчи Милою Васичу в музее Винчи в Белграде. Фото автора

 

Васича нельзя обвинить в том, что он был «сербский неоромантик», что ныне стало уже традиционным в дискуссиях подобного типа, ибо он-то как раз считал, что нашел греческую (ионическую) колонию, и лишь более современные исследования подтвердили, что речь идет о куда более старой цивилизации. Сами раскопки Винчи Милой Васич вел с 1908 по 1934 год, и лишь в 1936 году в Белграде опубликовал труд «Праисторическая Винча», в котором пришел к выводу, что все таки Винча была более древним поселением,хотя и была знакома с металлом.

Раскопки Винчи были в дальнейшем продолжены, и еще одно послеление Винчанской культуры было найдено в самом Белграде, в районе Баницы.

Первые раскопки в районе Баницы начались в 1955 году и продолжались до 1957 года.Как пишут их участники археологи Йован Тодорович и Александрина Церманович,здесь было обнаружено до 150 предметов из керамики.

Сербский академик Милутин Гарашанин,исследовавший Винчанскую культуру, утверждал, что цивилизация Винчи делилась на фазы: Винча-А начавшийся в 4500-4450 гг до Р.Х. и продолжавшаяся 210-240 лет;после него следовала фаза поселений Винча-Тордош 2 и Винча-Плочник 1, начавшаяся в 4260-4240 гг до Р.Х. и длившаяся 140-160 лет,затем следовала фаза Винча-Плочник 2А(или Винца-Ц), длившаяся с 4100 г до Р.Х. в течении 150-250 лет,а затем фаза Винча-Плочник 2Б, начавшаяся в 3950-3850 гг до Р.Х. и длившаяся 550-650 лет.

о3

Раскопки древнего поселения Винчи в годы СФРЮ. Фото из музея Винчи

Однако в дальнейшем в бывшей СФРЮ было обнаружено поселение куда большей древности, нежели Винча, когда археолог Драгослав Срейович обнаружил в Сербии нв берегу Дуная центр высокоразвитой культуры с элементами общественной и религиозной деятельности возраста до IX тысячелетия до Рождества Христова, получивший название Лепенский Вир(“вир” по-сербски “водоворот”).

Тогда после принятого в 1960-х годах решения о строительстве Джердапской ГЭС, Королевский антропологический институт в Лондоне выделил из фонда “Руглес Гатес” средства для археологических исследований района затопления.

о1

о2

о3

о4

Кадры из фильма о истории обнаружения Лепенского Вира археологами в главе с Д.Срейовичем

о5

Фото археологического участка Лепенский Вир,перенесенного в музей.Фото Желько Савича

о6

Фото археологического участка Лепенский Вир,перенесенного в музей. Фото Желько Савича

 

Исследования Лепенского Вира были доверены ассистенту Философского факультета Драгославу Срейовичу.

Драголюб Срейович вместе с доктором Летицей, начав в июле 1965 года раскопки, обнаружил сначала остатки сорока жилищ с твердым полом и очагом на входе, а также многочисленные фигуры, каменные орудия и скелеты, и древность находок была тогда оценена в 8000 лет.

о7

Артефакт из экспозиции музея Лепенский Вир

 

Сам же Драгослав Срейович писал в своей книге «Культуры раннего каменного века» („Културе млађег каменог доба“.Драгослав Срејовић.“Историја српског народа“.Књига прва.“Српска књижевна задруга“.Београд.1981 г.), что на основании своих археологических исследований он сделал заключение, что от Трансильвании до Метохии и Северной Македонии обнаружены следы культуры с однообразной керамической посудой, одинаковыми видами орудий и оружия, как и одинаковыми предметами культа. Срейович предполагал возможным не только единство культуры, но и этническое единство населения на данных просторах.

Другая группа археологов во главе с Бориславом Йовановичем работала в районе Падины под Лепенским Виром, и после анализа ее находок в Радиоуглеродной лаборатории Британского музея в Лондоне было утверждено, что найденные скелеты кроманьонцев имели возраст шесть тысяч лет до Р.Х.

Сырболюб Живанович, доктор антропологии и научный сотрудник Королевского антропологического института в Лондоне, писал в своем докладе, прочитаном на прошедшей в Белграде с 21 по 23 сентября 2012 года научной конференции «У источника культуры и науки», что найденные скелеты кроманьонцев в ходе раскопок, проводимых в 60-70-ых годах в Падине недалеко от Лепенского Вира под руководством Борислава Йовановича, вызвали в тогдашнем научном мире сенсацию, ибо до этой находки считалось, что кроманьонцы жили лишь на западе Европы.

В 1970-71 годах были также проведены исследования новых участков Хайдучкой Воденицы, Икоана, Кладовска Скела, Власца и Велесницы, и всего с 1965 года было обследовано шестнадцать участков, также были проведены раскопки с румынской стороны берега Дуная. В ходе исследований были найдены артефакты возраста до 8000 лет до Р.Х (Протолепенский Вир).

Белградский архитектор Предраг Ристич посвятил много времени исследованию Лепенского вира, в частности, исследуя архитектурные принципы строительства домов, отмечая, что дома строились с крыши и имели форму как шестая часть круга.

о8

Реконструкция возможной конструкции дома поселка Лепенского Вира. Фото автора

 

Предраг Ристич был достаточно известным сербским архитектором, проектировавшим большое число зданий как в Югославии,так и заграницей,в том числе большое число церквей.Занявшись исследованием Лепеньского Вира,он в 1973 году опубликовал работу «Реконструкция Лепеньского вира(Лепенски вир-реконструкција)»

Хотя данный труд Ристич защитил как докторскую диссертацию в Австрии на университете Граца,в самой Югославии он долгое время был неизвестен.Причин тому было несколько,но одна из них заключалась в конфликте Ристича с археологом Драгославом Срейовичем,официально и открывшем Лепеньский Вир.

В данном случае нет смысла становиться однозначно на сторону либо Ристича, либо Срейовича, и отрицать знания и опыт что одного, а что другого.Как профессиональный архитектор, Ристич обнаружил значительное число логических несоответствий в гипотезе Срейовича,относившейся к конструкции домов в Лепеньском Вире,согласно которой она была трапециевидной,тогда как Ристич считал что эта конструкция была конусовидной.

Ристич успешно реконструировал такую конструкцию дома-шатра Лепеньского Вира в Студенческом центре в Белграде в 1973 году.

Вместе с тем более вероятной все таки выглядит гипотеза Срейовича о предназначении обработанного камня с углублением,находившегося в центре этих домов,согласно которой это был жертвенник,нежели гипотеза Ристича о том,что это якобы была опора для несущего шеста в конструкции шатра,называемая им «упретник».Совершено неясно для чего под шест несущей конструкции надо было подкладывать такой «упретник»,когда сама практика свидетельствует, что такой шест куда надежнее закрепляется в самом грунте.

При этом в поселениях Власац и Падина подобных конструкций не было обнаружено,хотя, по мнению Предрага Ристича,эти поселения так же принадлежали к цивилизации Лепеньского Вира,и сам Ристич пишет что эти дома вообще не имели несущих конструкций.

Сама гипотеза Ристича о том, что данные шатры предназначались для обитания людей. не слишком убедительна,ибо сами эти шатры имели конструкцию малоподходящую для жизни людей в ней, и сама их конструкция,не предусматривавшая какого то вида, условно говоря, прихожей,не могла сохранить тепло.

Вход, открытый со стороны реки,как и то, что шатры находились на берегу реки,который должен был находиться под угрозой как нападений чужаков, так и и разливов реки,были прямым свидетельством, что подобные шатры предназначались для каких то иных целей.

Ведь традиционно люди селились на некотором удалении от берега реки, на возвышенностях,где могли легче избежать нападений врагов, как и разливов рек.

Так же сам Ристич одновременно так же своему «упретнику» придавал отчасти религиозное значение,считая, что на него опиралась так называемая им «Небесная соха», в ходе подготовки ритуальной трапезы в которой по нему участвовали как живые, так и мертвые.

В конце концов, сам Ристич и писал в своей работе о храмах зороастрийцев,в базиликах которых горел огонь, и потому странно не допускать того, что шатры в Лепенском Вире устанавливались с единственной целью – защитить священные огни.

Вместе с тем, в данном случае Ристич исходил из идеалистического восприятия древнего человека,считая, что он был «ребенком Бога» и не имел «ни традиций, ни культуры»,что, собственно говоря, было совершено вольным предположением Ристича,не имевшее никаких тому подтверждений.

То, что на камнях, находившихся в центре шатра,не было обнаружено следов огня,что для Ристича было ключевым аргументов против гипотезы Срейовича о том,что эти камни были жертвенники,легко объяснялось тем, что данное поселение было временного характера, и костры в жертвенникахразжигались во время религиозных церемоний,после чего чистились.К тому же то, что очевидно,что фундаменты домов затоплялись разливавшимся Дунаем,никак не способствовало сохранению следов огня на небольших каменных жертвенниках..

Ведь было очевидно,особенно стоя на ныне затопленном берегу Дуная,где был найден Лепеньский Вир,что открытые входы в шатры,в центре которых совершено нелогично находились вышеупомянутые камни,были обращены на верх Трескавца-горы на другом берегу Дуная.

Если провести расчет лунного календаря,то вполне может оказаться, что с этого направления мог появляться полный месяц,который веками традиционно ассоциировался с апогеем магических сил и потому при появлении месяца и могли зажигаться костры,сопровождавшие церемонию жертвоприношений,когда жертвы бросались в Дунай.

При этом в Сербии, в районе Иваницы,под селом Лютовница у Горнего Милановца в Сербии,был найден лунный календарь, как раз принадлежавший Винчанской культуре.

Достаточно странно считать, что жители поселений цивилизации Лепеньского Вира и Винчи не имели своей религии,хотя в современной научной литературе этот вопрос редко обсуждается.

Предраг Ристич вместе с тем подметил существование трех водоворотов в воде Лепеньского Вира,и такие места традиционно рассматривались в мифологии различных народов,как место обитания различных духов,однако сам Ристич, выступая в данном случае с позиций «здравого смысла», лишь иронизировал над идеями о том, что такие водовороты могут быть связанны с чем-то оккультным,считая, что это может быть приемлемо лишь в рассказах Эдгара По.При том руководствуясь точкой зрения ученого 20го века,сам Ристич, однако,не пытался проанализировать даже столь очевидную вещь как на психику древнего человека,склонного, согласно доводам современной науки, к «обожествлению» природных явлений,могло повлиять существование трех столь мощных водоворотов рядом с его поселением.

При этом сам Ристич был сторонником возрождения обычаев Лепеньского Вира,то есть его духа,предлагая планы «реконструкции этого поселения,как своего рода духовного центра,хотя о характере этого духа ничего известно не было.

Впрочем, не один Ристич в Сербии исследовал вопросы архитектуры Лепеньского Вира.

Так, и монах Галактион (в миру Бранко Арсенович) также посвятил много внимания архитектуре домов Лепенского Вира, написав книгу с детальным изложением археологии Лепенского Вира, в контексте древней сербской культуры, религии, письменности, домостроительства.

По мнению Йовановича, культура Лепенского Вира представляла собою, вместе с иными обнаруженными населенными пунктами, найденными в предгорьях Карпат, в Молдавии, в Добрудже, в Словакии, в Моравии, в Австрии, в Хорватии, в Сербии как и на адриатических, эгейских, ионских и всех сербских просторах, остатки великой культуры, возникшей вдоль Дуная, и чьи населенные пункты были затоплены после таяния ледников и возникновения Паннонского моря.

Всего было определено, что цивилизация Лепенского Вира существовала в период с 7000 по 5500 г. до Р.Х., с тем, что были найдены и более ранние артефакты периода Протолепенского Вира с 8500-по 7500 г. до Р.Х.

Затопление Джердапа в 1972 году остановило исследования, и согласно мнению Живановича, сам музей Лепенский Вир ныне никакой научной ценности не имеет.

В то же время, в 1978 году, были возобновлены раскопки Винчи, и в них до 1983 года приняли участие археологи Никола Тасич, Йован Тодорович, Гордана Марьянович-Вуйович, Драгослав Срейович, Милутин Гарашанин и Борислав Йованович.

Большой удар по археологическим изысканиям было нанесено строительством Радиологического института в Винче. В своих мемуарах Павел Савич, тогдашний председатель САНУ, писал, что был против строительства института радиологии в Винче, но благодаря личному вмешательству Иосипа Броза Тито. институт как раз здесь и был построен.

Помимо культуры Лепенского Вира, в Сербии была найдена другая древняя культура – Старчевская, названная так по имени поселка Старчево под Панчево, находящегося в Воеводине. Ее обнаружил и первый исследовал археолог Миодраг Гырбич в 1939 году, и в 50-ых годах раскопки продолжили археологи Милутин Гарашанин и Драга Гарашанин. Так как поселения и артефакты этой культуры были найдены также в Венгрии и Румынии, то эту культуру также называют культурой Старчево – Криш – Кереша. Поселения Старчевской культуры – Лазарев град, Конопляра, Орницы, Браник, согласно прочитанному на научной конференции «У источника культуры и науки» докладу Душана Рашковича и Горданы Чадженович из музея Крушевца, находятся в Крушевской долине вдоль реки Западная Морава.

Старчевская культура, также как и культура Лепенского вира, считается кочевнической культурой, возраста 6500-5300 до Р.Х.

Вместе с тем сами суждения о ее характере, возрасте и вообще того, что она является отдельной культурой – достаточно относительны. Вполне возможно что и Старчево, и Лепенский Вир были вместе с Винчей частью единой культуры, ибо во всех цивилизациях традиционно существование населенных пунктов различного предназначения и тем самым различной архитектуры. Так, Драгослав Срейович считал, что Старчево и Лепенский Вир принадлежали к единственной культуре. Сам уровень развития Старчевской цивилизации до конца не определен. Археолог Борислав Йованович обнаружил рудник меди Рудна глава, принадлежавшей к Старчевской цивилизации, что не типично для цивилизации кочевников.

В Винче, где после возобновления раскопок в 1978 году они в 2011 году были в очередной раз законсервированы, площадь раскопок превышала 15 гектар на глубине от 0,5 до 10,5 метров, из этих 15 гектаров исследовано было всего 400 квадратных метров. Все же было определено, что расцвет данной культуры пришелся на период с 5300 г. по 4200 г. до Р.Х.

В ходе раскопок в Бело бырдо под Петровцем-на-Млаве, осуществлявшихся под руководством профессора Душана Шливарича в 1993-94 годах, на глубине 10,5 метров было найдено восемь культурных слоев.

Показательно, что. согласно Сырболюбу Живановичу, при раскопках кладбища в селе Тырняны на одном его краю были найдены останки кроманьонца, тогда как на другом краю людей все еще продолжали хоронить.

Многие участки продолжают сохранять традицию в названиях, как, например, Белая гора или Требинье (жертвеник), а иногда и сохраняются легенды, как, например, в Быковой баре, где в народе жива легенда о черном быке, уничтожавшем скот и людей, и побежденном белым быком с окованными рогами. Как раз бык в Винчанской культуре – святое животное, и скульптуры в форме его головы часто украшали жилища.

Помимо Винчи были найдены и другие поселения этой культуры, также представлявшие города, как, например, Потпорань, Дивостин и Селевац. Всего на территории Винчанской цивилизации было найдено до тысячи населенных пунктов, в том числе на территории современной Южной Венгрии, в Боснии, в Скопской долине и в Косово, тогда как в соседней Румынии в Трансильвании было найдено до восемьсот участков со следами Винчанской культуры. В соседней Болгарии археологами, под руководством профессора Васила Николова, под городом Провадия был найден город возраста до 6500 лет, с крепостной каменной стеной, домами и некрополем.

В фильме Владана Церовича «Винча-метрополия времен неолита (Винча-неолитска метропола)»,кустос музея Белграда в Винче – Драган Янкович – сказал, что в ходе раскопок было обнаружено, что в течении 7,5 тысячи лет на данной относительно небольшой территории наблюдалось непрерывное развитие цивилизации.

о9

Кустос музея Винчи Драган Янкович с кувшином и книгой в которой показаны знаки найденные на артефактах Винчанской культуры в музее Винчи в Белграде. Фото автора

 

Произошедший семь тысяч лет назад пожар дал возможность сербским археологам восстановить сам план поселка, вид и характер построек. Драган Янкович описал, что дома в поселке делались из дерева, но при том дерево покрывалось смесью мокрой земли с мякиной.

о1

Кустос музея Винчи Драган Янкович с фотографией хода раскопок древнего поселения Винчи в годы СФРЮ. Фото автора

 

Полы в домах также были деревянные и покрытые той же смесью, которая затем полировалась галькой. Общая жилая площадь дома составляла от 30 до 100 квадратных метров, и каждый дом имел от двух до пяти комнат. При этом обогревались дома печами, и, согласно Янковичу, почти каждая комната имела печь.

 

В Винче были найдены статуэтки людей, сидящих на стульях, что говорит о существовании мебели в домах. Также было найдено большое количество кувшинов и прочей посуды.

Улицы имели планировку с ориентацией в одном направлении, и при этом дома не имели дворов, то есть население поселка, или, точнее, древнего города, не занималось аграрным трудом, а являлось именно городским населением.

Показательно, что сельское население Винчанской цивилизации, по мнению Драгана Янковича, применяло метод удобрения земли, что позволило перейти от кочевого земледелия к оседлому, что, в свою очередь, дало начало частной собствености. Это позволило получать излишки питания, что способствовало развитию торговли и, соответственно, появлению городов. При том сами следы одного и того же народа, отличавшейся идентичной культурой, по свидетельству Янковича, были обнаружены на значительной территории Сербии в бассейнах рек Дуная, Савы и Ибра, так что ее границы простирались на западе до реки Босна, на востоке до Софийского поля, на юге до современного Скопья и на севере до Карпат.

о2

Кустос музея Винчи Драган Янкович с картой распространения на Балканах   Винчанской культуры. Фото автора

 

Основу деятельности жителей древней Винчи, согласно Янковичу, представляла торговля, и торговцы из Винчи преодолевали большие расстояния, пользуясь реками как природными ориентирами, и доходя до побережья Эгейского и Ионического морей, как и до Карпат. Сама Винча представляла собою своего рода перекресток торговых путей, тем более, что как раз в предгорьях Карпат, в Буковине, были обнаружены следы другой древней культуры – Трипольской.

Нахождение Винчи на берегу Дуная в месте, где в него впадает река Болечица, было не случайным, ибо Болечица текла из района Авалы, где была плодородная почва, и место благоприятствовало ведению охоты. Помимо этого, на Авале в районе Шупля стена был найден древний рудник цинобарита – ртутной руды. Древние жители Винчи, разогревая ее до 350 градусов, добивались ее испарения, и оставшийся суррогат дробили в жерновах, получая порошок красного цвета, применяемый для окраски ткани. Сам красный цвет традиционно звался цветом королей, и этот порошок служил для торговцев древней Винчи своей монетой. Помимо этого, жители Винчи добывали малахит, делая из него украшения, как и красительные порошки зеленого и синего цвета.

На противоположном от Винчи берегу Дуная находилось устье реки Тамиш, чьи истоки находились в Карпатах, и где добывался камень обсидиан, который и доныне используется в хирургии для изготовления скальпелей, и центром продажи которого и была Винча, куда этот камень доставлялся с Карпат.

Археолог Драган Яцанович, директор музея в Пожаревце, сделал на прошедшей в Белграде с 21 по 23 сентября 2012 года международной научной конференции «У источника культуры и науки» доклад о Винчанской цивилизации, которая, согласно его докладу, простиралась от Скопской долины на юге до Будапешта на севере, и от реки Босна на западе до реки Искер в Болгарии и реки Олт в Румынии. Согласно Яцановичу, данную цивилизацию характеризовали постоянные поселения площадью от одного до десяти гектар, а иногда и до сто гектар. Самыми значительными являются Винча под Белградом, Потпорань под Выршцем, Гомолава под Румой, Бенска Бара под Шабцем, Ладжаришта под Вырнячкой Баней.

В районе Браньево, где вел раскопки Яцанович, было обнаружено до двадцати подобных селений, в том числе Орашье под Дубравицами, Лугови под Дырмном, Топлик под Малым Црничем, Селиште под Костолцем, Чесма под Полянами, Конюшица под Витежево, а также Селишты, Збеговишты и Липы под Орешковицами, как и Пазариште под Лопушником. Однако самым значительным участком в районе Браньево, по мнению Драгана Яцановича, является участок Беловоды в районе села Велико Лаоле под Петровцем на Млави. Древнее поселение здесь было обнаружено в 1952 году профессором Николой Кырстичем, сотрудником Народного музея в Пожаревце.

Весной 1987 года сам Яцанович провел исследования данного участка, опубликовав результаты в своей статье «Neolithic Sites in the Danubian Region from the Mouth of the Velika Morava to Golubac» размещенной в монографии “The Neolitic Of Serbia, Archeological Research 1948-1988” (Belgrade 1988). В дальнейшем, с 1994 года, Народный музей в Пожаревце и Народный музей в Белграде вели раскопки данного участка, где было обнаружено селение Винчанской культуры площадью 1000 х 800 метров. Помимо этого, на полтора километра к югу от села Велико Лаолы, был найден рудник строительного камня – седимент.

о1

Реплики артефактов найденных в ходе раскопок поселений Винчанской культуры. Фото автора

На юго-западе от Белого Бырдо на участках Оборишты и Пландишты найдены медные топоры, а рядом с Оборишты находится другой участок, Вырбовац, на котором обнаружены следы человеческой деятельности от неолита (Протостарчево) до среднего века. В районе села Орешковицы найдено еще четыре поселения Винчанской культуры: Збеговишты, Селишты, Липы и Чибуковица. В десяти километрах от Беловод находится участок Конюшница под Витежевым, где обнаружено еще одно поселение Винчанской культуры, и такое же поселение было обнаружено в семи километрах к северу от Беловоды.

Еще один район поселений находился, согласно Яцановичу, в 15-20 километрах к северу, и его составляли поселения Симичи, Поляны, Мали Црнич, Пожаревац и Кобиля. Наконец, третья группа поселений района Браньево находилась на правом берегу Дуная и ныне состоит из находящегося в Дубравици поселения «Орашье», в Костолце «Селишты», в Дырмне-«Лугови», в Кличевцу «Рестовача», в Речици «Ладны Воды», как и поселение Винчанской культуры «Муин Рибник» в Раброве.

В районе Браньево было найдено также большое количество жертвенников четырехугольной и треугольной формы, украшенных нарезами геометрического облика и головами человеческого и животного образов, а также статуэток, включая широко распространенный в Винче образ кошки.

о2

Реплика артефакта найденного в ходе раскопок поселений Винчанской культуры. Фото автора

В ходе раскопок были найдены тысячи статуэток, изображавших женщину с разведенными руками, и представлявших собою предмет религиозного поклонения,как и некоторые статуэтки имели облик жертвенника.

о3Реплика артефакта найденного в ходе раскопок поселений Винчанской культуры. Фото автора

Фигуры богини-матери отличались также отсутствием рта на лице и большими глазами, и также отличались различными элементами одежды и нередко птицевидным носом. Иногда на фигурках изображалась и маска какого-то животного.

В ходе раскопок Винчи были также найдены и фигурки животных – в частности коров, свиней, собак и оленей.

Широко был распространен и так называемый культ «облуток» – гладких камней правильной формы яйцевидного типа, и как правило красноватого, желтого, белого, бурого цветов, разрисованных вручную каким-то подобием пера красной краской, и на многих из них имеются следы ударов.

о1

«Облутак» с вырезанными знаками на нем из Лепенского Вира.Фото из книги «Цивилизация «облутков»» Любивоя Йовановича

Яцанович приводит пример современного использования подобных камней как амулетов, обеспечивающих успешную охоту, и как предметы, применяемых для различных заклинаний.

о2

«Облутак» из Лепенского вира.Фото из книги «Цивилизация «облутков»» Любивоя Йовановича

В поселениях Винчанской цивилизации, согласно Драгану Яцановичу, широко применялись орудия из кремня и гладкого камня, удивительно правильных форм с искуственно сделанными в них отверстиями.

о3Артефакт найденный в ходе раскопок поселений Винчанской культуры

о4

Артефакты найденные в ходе раскопок поселений Винчанской культуры -музей Винчи в Белграде.Фото автора

Поразительным было то,согласно Драгану Янковичу, что ремесленики Винчи научились сверлить камни, используя тростник и песок. Одевались в Винче летом в льняные одежды, зимой в шерстяные, тогда как из конопли изготавливали матрасы.

Было также найдено большое количество жерновов и пестиков, предназначенных для дробления зерна, а возможно и руд, достигавших веса свыше десяти килограммов и, согласно Яцановичу, было найдено большое количество тканей животного и растительного происхождения.

При раскопках было также найдено большое количество предметов, сделанных из кости, как орудий производства, так и украшений. В Винче производились рыболовные снасти, а сами торговцы из Винчи в своих походах на морское побережье закупали раковины.

В Винче торговали солью, служившей для консервации мяса, и за этой солью торговцы из Винчи совершали походы и под Тузлу.

В поселениях, согласно Яцановичу, были найдены предметы металлургической индустрии из меди, как и разрабатывавшиеся залежи малахита и азурита, которые широко распространены в этой части Сербии и которая как раз и отличается большим числом участков, где подобные руды выходят на поверхность. Сама добыча малахита и азурита осуществлялась либо с поверхности, либо в ямах глубиной до десяти метров. Их обработка с целью получения меди осуществлялась при температуре до 1080 градусов Цельсия в глиняных печах открытого типа и четырехугольной формы, обложенных по полу керамической посудой, и подобные печи были найдены в Винче и в Беловодах.

о1Артефакт найденный в ходе раскопок поселений Винчанской культуры. Фото автора

В районе Беловоды археологом Миляной Радивоевич, был найден поселок в котором были обнаруженны следы металлургии возраста 5300 лет до Р.Х.

Согласно фильму Владана Церовича «Винча – метрополия времен неолита (Винча-неолитска метропола)»,также и в Плочнике, в долине реки Топлица, найдены следы обработки меди с датировкой 6100 года до Р.Х. Данное открытие было подтверждено экспертизой в Кембридже, тогда как сами раскопки велись под руководством Миляны Радивоевич из Лондонского института археологии (London Institute of Arheology). Как сказала в своем интервью в фильме сама Миляна Радивоевич, ею были найдены печи для литья метала, разжигавшие на древесном угле жар до температуры до 1100 градусов Цельсия, и об этих исследованиях Миляны Радивоевич писал и Брюс Боуэр (Bruce Bower) в статье «Serbian copper» .

Известны из того периода рудник Рудна Глава под Майданпеком, рудники в долине реки Решковицы у села Шетоня, в районе Фаца Бељи и Ярмовца в долине реки Лим у Прибоя. Были так же найдены следы обработки серебра возраста 6300 лет до Р.Х.

В самой Винче существовал, по сути, центр ремесла, и Винча была первым известным европейским городом и торгово-промышленным центром, стоявшим на пересечении рек Дунай, Сава, Тамиш и Драва. В Винче производили в больших количествах керамическую посуду, достаточно стандартизированную. Так, согласно Драгану Яцановичу, в Винчанской цивилизации широко была распространена керамика коничной и биконичной форм, с преобладанием синего цвета, и как раз на керамике было обычно явление различного вида знаков, в том числе спиралей и свастик.

Как пишет Ранко Яковлевич(„Атлантида у Србији“.Ранко Јаковљевић. „Пешич и синови“.Београд.2008 г.) в Сербии под Доним Милановцем в районе Висца был найден жертвенник с нарезанными знаками, а в нескольких километрах от этого места, в районе Лепеньского Вира, был найден другой такой же жертвеник с нарезанными знаками, названный «Солнечным».

Так же в Лепеньском вире был найден инструмент, на котором, как пишет Ранко Яковлевич, было изображение головы пса – символа богини Гекаты.

 

Сама территория культуры Винчи и Лепеньского вира(водоворота) фактически малоисследована, хотя, согласно книге Ранко Яковлевича,на острове Ждрело, затопленном при создании ГЭС Джердап, были найдены стены высотой в пять метров и толщиной в полтора метра, тогда как у других найденных здесь же сооружений толщина стен достигала 2,8 метра, тогда как общий возраст найденных на острове Ждрело следов человека достигал, по Яковлевичу, десяти тысяч лет.

Так как территории Румынии и Сербии в древности были покрыты морем, то существуют гипотезы, что здесь была территория Атлантиды,которая находилась именно здесь.Как пишет в книге «Атлантида в Сербии» Ранко Яковлевич („Атлантида у Србији“.Ранко Јаковљевић. „Пешич и синови“.Београд.2008 г.), румынский ученый Днесусиану писал, что в Банате существовало поверье, что Геркулес рассек скалы в месте Баба Кай в ущелье Джердапа, тогда как столбы Геракла находились на острове Ада Кале в ущелье Джердапа.

Конечно, Атлантида на данный момент считается наукой легендой,но надо учесть, что в годы существования цивилизаций Лепеньского вира и Винча,на территории от Балкан до Палестины существовала большая цивилизация, отличавшейся достаточно загадочным характером.Так, в Турции был найден подземный город Деринкую, в котором могли проживать тысячи человек, и рядом с ним было обнаружено еще тридцать шесть подобных городов. Предполагают, что эти города возникли еще в X тысячелетии до Рождества Христова.

Раскопки поселения в Анатолии, как и в Палестине – в Иерихоне, между 7000 и 3500 годами до Рождества Христова, показали, что здесь сложилась достаточно развитая цивилизация, которой было знакомо использование меди и золота. Здесь же были обнаруженны и основы письменности.

В ходе раскопок древнейших поселений Чатал-Хююка и Хаджилара на территории Анатолии, проводившихся под руководством Джеймса Мелаарта – представителя Британского музея, было открыто, что центральное место в религии населения этих поселений занимала Великая Богиня. Её статуэтки также обнаружились при раскопках на территории Ближнего и Среднего Востока и при раскопках Мохенджо-Даро и Харанне в Индии.

При этом характер этой цивилизации был мирный, т.к. представители её не строили крепостей. Археолог Мария Гимбутас отмечала, что здесь соблюдалось равноправие полов, и эту цивилизацию разрушили нашествия степных народов в 4300-4200, 3400-3200 и 3000-2800 годов до Рождества Христова.Сама Мария Гимбутас называет эти народы курганскими и отмечает использование ими бронзового оружия.«Курганцы» принесли с собой культ новых воинственных богов, и тут следует напомнить, что Геродот писал, что скифы поклонялись священному мечу – Акенакесу.

В этот период как раз и появляется большое число захоронений, где мужчина уже занимает господствующее положение,а в могилах находятся принесенные в жертву люди.

Конечно, пока единственным абсолютным аргументом в опровержении или подтверждении любых заключений в истории может предоставить не филология, а археология, однако археологические исследования без дотации государства проводить было просто нельзя.

Немалая доля вины за это лежит на нежелании представителей официальной исторической науки в Югославии заниматься не только данными теориями, но и вообще исследованием и организацией археологических раскопок.

Так, например, та же Босния и Герцеговина долгое время была «темным» пятном в историческом отношении, и археологические исследования здесь нужным образом не велись, за исключением нескольких случаев, как, например, раскопок римской крепости «Aquae Sulphurae» в пригороде Сараево – Илидже.

о2

Фундамент римской крепости под Сараево

 

Данная крепость известна достаточно давно историкам и археологам, и с позиций здравой логики, можно заметить, что раз римская крепость существовала в этой достаточно плодородной долине с теплым микроклиматом, то, видимо, здесь и до римлян существовали поселения. Одно из таких поселений периода неолита и было обнаружено в районе Бутмира под Сараево еще в начале века австро-венгерскими ареологами, но, так как здесь в годы СФРЮ был построен аэродром, то археологические раскопки велись в ограниченном масштабе.

В бывшей Югославии местность тут была более чем насыщенна историческими памятниками.

Так, хорватский археолог Фран Булич обнаружил здесь родное место святого Иеронима, по оценкам рожденного в период с 330 по 337 г.г. – город Стридон, находившийся под нынешним боснийским городом Грахово. В Стридоне тогда были обнаружены остатки церквей, тогда как под соседним с Грахово городом Гламочем в Релином селе было найдено поселение возрастом в три тысячи лет. При том само происхождение святого Иеронима рядом западных исследователей описывается как славянское, из чего следовало, что славяне могли жить на территории современной Боснии еще в 4-м веке нашей эры.

Профессор археологии Белградского университета Джордже Янкович в своей работе „Сербские могильники“ („Српске громиле“.Ђорђе Јанковић.“Књижевна реч“.Београд.1998) описал результаты, полученные археологической экспедицией, организованной в 1993-94 годах негосударственной организацией „Всеславянский союз“ на территориях тогдашних Республики Сербской и Республики Сербской Краины, при поддержке тогдашних правительств РС и РСК.

о1

Фото раскопок курганов в бывшей Югославии из книги „Сербские могильники“ („Српске громиле“.Ђорђе Јанковић.“Књижевна реч“.Београд.1998)

После этих исследований профессор Янкович сделал предположение о том, что могильники в окрестностях Грахово и соседнего ему Книна, а также в Герцеговине имели возраст 4-5 века после Р.Х.

о3

Фото предметов, найденных в в ходе раскопок курганах в бывшей Югославии из книги „Сербские курганы“ („Српске громиле“.Ђорђе Јанковић.“Књижевна реч“.Београд.1998)

Правда, стоит заметить, что на заседании от 23-го февраля 1999 года научного совета Археологического института в Белграде под председательством директора института Милоя Васича(тезки былого Милоя Васича – первооткрывателя Винчи), книга Джордже Янковича „Сербские могильники“ была провозглашенна псевдонаучной и была запрещенна к включению в список литературы, изучаемой студентами археологии.

Список источников

  • „Српске громиле“.Ђорђе Јанковић.“Књижевна реч“.Београд.1998
  • „Атлантида у Србији“.Ранко Јаковљевић. „Пешич и синови“.Београд.2008 г.
  • „Истина Лепенског вира“.Пеђа Ристић.“Пешић и синови“.Београд.2011 г.
  • „Огледи о древној уметности“.Драгослав Срејовић.СКЗ.Београд.1998 г.
  • “Цивилизација облутка”.Љубивој Јовановић.”Пешић и синови”. Београд.2009 г.
  • “Прва Европа”.Радивој Пешић,Марија Гимбутас.”Пешић и синови”.Београд.2005 г.
  • «Блажени Иероним,Солинска црква и Србо-Далмати». Јово Бајић «Бели Анжео». Шабац. 2003 г.
  • „Културе млађег каменог доба“.Драгослав Срејовић.“Историја српског народа“.Књига прва.“Српска књижевна задруга“.Београд.1981 г.
  • „Огледи о древној уметности“. Драгослав Срејовић.СКЗ.Београд.1998 г.
  • “Учећи језик богиње”.Марија Гимбутас
  • Материалы международной научной конференции «У источника культуры и науки».Белград.2012 год.

 

 

Чудеса Святого Димитрия и вопрос рун

0

Автор: Совиль Бранислава – kapuleti77@gmail.com

Перевод: Надежда Лучич-Грубич

 

(Отрывок из книги “Сербская Руна”)

srpska-runaНаравне с текстом Константина Порфирогенита, теория о «Великом переселении славян на Балканы» находит некоторый оплот и в «Чудесах Св.Димитрия», где также говорится о совместных нападениях славян и аваров на город Фессалоники (Солун), первое из которых произошло в конце 6 века. Если были нападения, были и славяне, неприятельски настроенные по отношению к Византии:

The Miracles of Saint Demetrius, also known by the Latin title Miracula Sancti Demetrii, is a 7th-century collection of homilies, written in Greek, accounting the miracles performed by the patron saint of Thessalonica, Saint Demetrius. It is a unique work for the history of the city and the Balkans in general, especially in relation to the Slavic invasions of the late 6th and 7th centuries, which are otherwise neglected by contemporary sources.

 

(…)The second book differs considerably in style, and is closer to an actual historical account, with the unknown author being an eyewitness or using written annals or eyewitness testimonies for the events he is describing, i.e. the Slavic invasion and settlement of the Balkans, including a series of sieges of Thessalonica by the Slavs and the Avars, culminating in the great Slavic attack of ca. 677. Whereas in Book I John portrays the Slavs as generic barbarians, the unknown author of Book II is far more familiar with them and their tribal divisions, listing the several Slavic tribes that settled around the city and calling them “our neighbours”.

(Источник: Википедия)

 

”Чудеса Св.Димитрия” – сборник проповедей (текстов) греческого автора 7 века, также известен под названием Miracula Sancti Demetrii, в котором описываются чудеса, которые совершил защитник Фессалоник (Солуна) Святой Димитрий. Это исключительный текст для   глобального изучения истории этого города и Балкан, особенно по вопросу славянских атак в поздних 6-м и 7-м веках, которые современные источники вообще упускают из вида.

(…) Вторая книга (проповедей) сильно отличается по стилю и ближе актуальному историческому состоянию; неизвестный автор – очевидец пользуется анналами и сведениями о событиях, которые описывает, т.е. славянское вторжение и заселение Балкан, включая и серию осад Фессалоник со стороны славян и аваров, которые кульминировались великим славянским нападением в 677 году. Если в первой книге (архиепископ) Иоанн описывает славян в основном как варваров, неизвестный автор Второй книги намного лучше знаком с ними и их племенным разделением, насчитывает несколько славянских племен, которые поселились в окрестностях города, называя их «нашими соседями».

 

Это сведение для данной теории есть «палка о двух концах», т.к. указывает на то, что уже в конце 6 века славянские орды образовали «клин», проникнув необычайно глубоко на византийскую территорию, к самому Солуну, находящемуся на юге империи. То, что орды действительно представляли большую опасность, говорит о наличии организованных воинских отрядов, которые нападают стратегически и в окрестностях Солуна находятся в большом количестве. Это немыслимо, если они только недавно там появились, вторгшись с севера Европы, «откуда-то» с Карпат. Надо иметь ввиду, что Фессалоники был важным городом и, что ещё важнее, огромным портом. Дикие, неорганизованные орды, которые в окрестности города переселились может, всего-то лет двадцать до этого, вряд ли бы вообще были способны переселиться в таком количестве и стать большой опасностью для города.

 

Для нашего исследования это, между прочим, неважно. В притче о Св.Димитрии нас интересуют его превосходные иконографические изображения. В первой книге «Чудес» (7 век) он появляется как воин-защитник города. В критический момент, когда известно, что славянские орды захватят Солун, в рядах защитников появляется прекрасный молодой человек с огненно-рыжими волосами, обернутый в белую хламиду, на белом коне. Его сопровождает отряд никому неизвестных воинов, и перед их мощью славяне в панике отступают. Позже защитники узнают, что их спаситель был их святым покровителем, сопровождаемый ангельским войском.

Мы бы много не размышляли об этом чуде, если бы не крайне необычное отношение самих славян к Св.Димитрию Солунскому. Необычайно широк его культ не только в самой Греции, но и во всём славянском мире. Святой Димитрий также защитник Сибири, которая присоединена к России в день памяти этого святого, но его борьба против славян не оставила у них значительного следа. Потому, что славяне когда-то считали его одним из своих.

Действительно, его культ зародился в Сирмиуме, крупнейшем городе римского Лимеса, на территории сегодняшней Сербии. Местным населением в Сирмиуме в то время являлись даки, чья этническая принадлежность до сих пор не установлена.

Leontius, eparch of Illyricum, whose interests were divided between Sirmium and Thessaloniki, wished to have relics of the saint for the shrine which he intended to build at Sirmium. Such relics, apparently, did exist. However, Demetrius forbade Leontius to take away more than a bloodstained chlamys and a part of his orarion
.
The question arises as to the real origin of Demetrius. Did he really belong to Thessaloniki or to Sirmium? The conduct of Leontius makes it clear that he considered Demetrius to be associated with both cities.

 

”Леонтий, эпарх Иллирикума, чей интерес был поделен между Сирмиумом и Фессалониками, пожелал реликвии этого святого для алтаря, который намеревался воздвигнуть в Сирмиуме. Эти реликвии, похоже, действительно существовали. Ведь Св.Димитрий запретил Леонтию относить что-либо, кроме окровавленной хламиды и части орария. Вопрос, который ставится – это вопрос происхождения Св.Димитрия, действительно ли он принадлежал Сирмиуму или Фессалоникам. Отношение Леонтия нам показывает, что он был связан с обеими городами. ”

Кристофер Вальтер, ”Святой Димитрий – Настоящий Святой Димитрий”

 

В этом смысле говоряще появление Св.Димитрия в рядах обороны Солуна, где он предстаёт с «огненно-рыжими волосами»; невообразимо,что ещё один защитник Солуна в тот момент рыж. Мы уверенны, что основная масса неприятельских воинов – славянских, аварских – точно такие же, «огненно»-рыжие.   Из этого мы можем заключить, что и во время составления первых описаний «Миракул» понятно негреческое происхождение Св.Димитрия, но это не может значить, что его вид указывал на его славянское происхождение; совместно с белой хламидой и белым конем указывает нам на кое-что другое – происхождение культа Св.Димитрия. В этих «Миракулах» он нам показан с атрибутами, сходными с языческим солярным божеством, что могло влиять на его популярность в городе Сирмиуме. Также всё в притче о Св.Димитрии указывает на известную двойственность, которая тоже не была чужда языческим воинам Сирмиума; на первых иконографических изображениях Св.Димитрий одет как римский гражданин, лишь с 10 века начинает изображаться как воин. В 11 веке, вместе со Св.Георгием – покровитель крестовых походов. В житии ничего не говорится о том, что Св.Димитрий был святым ратником. Он им становится раньше, в 7 веке, во время создания «Миракул».

Как мы сказали, его культ в Солун перенесен в 5 веке из Сирмиума, когда стало известно, что Сирмиум не выдержит долго под натиском авар, поэтому возникла необходимость управу области Иллирикум перенести южнее, в Солун.

Но из Сирмиума…могло прийти все, что угодно.

 

ГОРОД, В КОТОРОМ ДАЖЕ ПРОДАВЦЫ ОВОЩЕЙ И ФРУКТОВ УВЛЕКАЛИСЬ ТЕОЛОГИЕЙ

 

Один философ, уже в постконстантиновское время, писал, что в Сирмиуме так участились религиозные дискуссии, что человек находится в опасности, когда утром пойдет на рынок за хлебом и, будучи вовлечен в такое живое теологическое обсуждение, домой возвращается после обеда (к голодным, злым домочадцам).

Похоже, что в Сирмиуме – и на протяжении всего Лимеса – чистота христианской доктрины не была наибольшей проблемой. Здесь сконцентрировались культы, знания и – как мы увидим – заблуждения всего античного мира.

В Сирмиуме, в период его «римской» истории, было размещено несколько легионов – Девятый испанский один из них. Воины с территории целой империи привносили столько новых обычаев (и,можно предположить, культов), что сегодняшней археологии тяжело отличить и без того стереотипные и укорененные обычаи, каковы они, например, у даков в процессе захоронения. Установлено, что до 2 века в Сирмиуме в основном находилось население, пришедшее с запада империи, но уже во 2-м веке в ряды легионеров начинают рекрутировать местное население, дакское. (Здесь, видимо, простор для создания культа молодого воина-мученика дакского происхождения; Св.Димитрий жил в 3-м – начале 4 вв. Часть его истории создавалась в Сирмиуме, часть – в Солуне).

Третий век важен для религиозной жизни Лимеса. В то время с востока империи в большом количестве прибывают воины, и тогда в тех краях весьма распространяется митраистский (персидского происхождения) культ. Митраизм больше соответствовал воинам, и они его массово принимали. Мы хотим задержаться лишь на некоторых иконографических митраистских деталях. Нас интересует, что Митра являлся солярным божеством и изображался в паре с другим божеством, Аполлоном; по отдельности изображаются на коне, а мы можем догадаться, что конь белый, т.к. природа Митра солярная, и под копытами его коня проглядывается человеческое существо.

Конечно, нам кажется индикативным сербское народноe имя Димитрий – Митар и что, хотя вполне ясно, что Сирмиум изменил название согласно, как Св. Димитрию)й, хотя этимологически мог в нем содержать память о Митре – страшном языческом божестве, которое все же предвосхищало религию любви – христианство.

На иконе, которую выполнил французский мастер, Св.Димитрий – крестоносец, а на иконе, которая находится в монастыре Св.Екатерины Синайской, предстаёт на черном коне, рядом со Св.Георгием на белом. Пока Св.Георгий копьём пронзает чудовище, Св.Димитрий пронзает человеческое существо, гладиатора Лия, любимца Максимилиана, которого по благословению Св.Димитрия убил Св.Нестор.

Важна и давно замеченная деталь, что Св.Димитрий слабо вооружен: если изображен как воин, то лишь с копьём и щитом.

 

Из котла народов, каковым являлся Сирмиум, лишь в 70-х гг. прошлого века был выделен один особенный культ.   Его характеризовали многочисленные оловянные пластины дешевой выделки, но которые были произведены в Сирмиуме, и они своей многочисленностью могли представлять собой небольшую индустрию.Считалось, что они являются отражением митраистского культа, пока профессор археологии Александр Йованович не установил, что они часть какого-то местного культа, т.к. их больше нигде не было, ни в одном краю Римской империи. Местные, могли быть только дакскими. В связи с нехваткой каких-либо литературных памятников, параметров, профессор Йованович должен был дать культу название, описательное, которое случайно получилось весьма романтичным – секта подунайских всадников.

Так как о них ничего неизвестно, кроме иконографии и теории о том, что они часть верований даков, единственное,что до сегодняшнего дня сделано для подунайских всадников – это детальное описание (нереконструированного, неизвестного) обряда, изображенного на оловянных «иконах». Вот одно из них, с сайта «Антиквар».

”Единственный античный культ, который возник на территории Сербии с центром в Сирмиуме. Прямоугольные или круглые пластины культа подунайских всадников отличают пластичная религиозная символика, характерная для космического восприятия и толкования мира в конце 2-го и в течение 3-го веков.

Богатые рельефные изображения показаны в четырех параллельных зонах, которые расположены одна под другой.

В верхней зоне изображено божество Непобедимое Солнце (Sol Invictus) в четырехупряжной повозке, с руками, поднятыми для благословения.

Во второй зоне представлены два всадника, симметрично расположенные возле центрального женского лика в богатой одежде.

За всадником находятся два человеческих существа, из которых левое всегда с копьем и щитом.Под конскими копытами, обычно с левой стороны, находится большая рыба, а с правой – лежачий человек.

В третьей зоне показано прославление культа: совместный обед, за которым съедалась рыба и выпивылся специальный напиток, вероятно, культовая смесь меда, молока и вина.

Здесь же ещё показано и жертвоприношение овна, и приведение нового верующего. Его, очевидно, ожидали тайные обряды с ободранным овном.

Религия подунайских всадников была особенно распространена между воинами».

 

В иконографии изображений Св.Димитрия потихоньку предугадывается влияние этой, вышеприведенной. Два всадника, один из которых наступает на рыбу (которая с небольшой натяжкой может стать змеем, поэтому с левой стороны,значит, хтонское появление), а другой наступает на человеческое существо, похожее на гладиатора Лия под конем Св.Димитрия. Фигура позади левого всадника вооружена лишь копьем и щитом. Со всем этим, некие параллели проглядываются и в связи с реконструкцией питья на пиршестве подунайских всадников – вполне похоже на славянскую медовуху.

руны-1Изображение богини между двумя всадниками известно как «геральдический мотив» или «образец герба», обработано в книге Воина Матича «Психоанализ мифического прошлого». Он здесь нашел мотив этого «символа» в разных формах, начиная с двух козлов, стоящих на задних ногах, с деревом между ними на ассирийских печатях, далее стоящие грифоны, богини-кормилицы культовых животных, заканчивая девушкой между двумя всадниками на богомильских надгробных памятниках в Боснии. На богомильских памятниках это настолько развитая «эмблема», что можем её увидеть в нескольких видах – девушка с поднятыми вверх руками (указывает на Высший, Горний мир), девушка с опущенными руками (Низший мир), либо подняты лишь руки, что указывает на хтонскую природу одного наездника и на солярную (солнечную) природу другого); кони повернуты к девушке, иногда нет.

Кони и сущность между ними,в любом случае развитый символ, когда-то были запряжены в колесницу Непобедимого Солнца, чья сущность находилась между ними. Очевидно, что то, что мы описали – сцена с оловянных пластин дакского культа.

руны2Как геральдическая сцена из Ассирии могла найти дорогу в Европу (или обратно?), как появляется в Египте – все можно объяснить всемогущим Шелковым путем или персидскими торговцами. Но в России, на Севере, Шелкового пути не было. Римская империя не доходила туда. Персидские торговцы? Нет, невозможно объяснить как сцена с оловянных икон появляется на полотенцах, занавесках, рубашках некоторых женщин – вышивальщиц. Появляется и Непобедимое Солнце, но разве нужно было римлянам или персам открывать глаза славянам на вопросы этого культа?

Это лишь некоторые примеры весьма распространенного узора в России. Их аналогия с сектой подунайских всадников, т.е. с религией даков, может быть объяснена лишь одним – идентефикацией даков как славянского племени.

ВЫШИВАЛЬЩИЦЫ

В апокрифных чудесах Св.Димитрия, которые не указаны в двух первых книгах гомилий, читаем весьма необычную притчу, на основе которой можем заключить: 1) вышивка каким-то образом «у варваров» сопоставлялась со своеобразным культовым обрядом; 2)и что вышивка и вышивальщицы каким-то образом связаны с представлением о Св.Димитрии.

(Текст взят из материалов о церковных праздниках, переработанных для детей, с сайта «Церковь и школа»):

”Святой великомученник Димитрий является защитником города Солуна и покровителем Сибири, которая присоединена к России 26 ноября 1581 года. В Солуне есть много преданий, повествующих, как Димитрий и после смерти защищал свой город, делая его неприступным для неприятелей. Один завоеватель-варвар долго осаждал Солун, но, не захватив его, рассверипел и жестоко разграбил окрестности города, уведя в рабство много людей. Среди пленных были и две девушки, известные вышивальщицы, которых этот мерзкий воевода как особенный дар подарил своему царю. Слышав об их непревзойденном искусстве, а также о святом, который защищает Солун, царь приказал вышивальщицам вышить лик Св.Димитрия Солунского. Плача и вышивая лик защитника Солуна, девушки непрестанно молились ему и просили помощи. Вечером, в канун праздника, посвященном Святому Димитрию, им явился святой и чудесным образом избавил их от рабства, перенесши их в храм в Солуне, где народ собрался на всенощное бдение в честь защитника этого города и во славу Божию. На иконе Святой Димитрий изображается в воинской одежде, пронзая копьем какого-то человека, который лежит под копытами его коня. Этот человек есть тот самый Лий, которого Нестор победил с помощью благословения и молитвы Св.Димитрия.»

И здесь замечаем культ Св.Димитрия, неясно связанного с древнейшими матриархальными культами европейского неолита. Вышивание есть культовый обряд, а слово «вышивка» этимологически произошло от «вышивать». Когда говорим о славянской вышивке – т.к. она самая важная из всех, и если все другие произошли от нее – когда говорим о ней, думаем о самом распространенном – шов «крестик», выполненный красной нитью на белом фоне (если, конечно, присутствуют и другие цвета, они, кстати, отличаются пестротой). И крест, и красный цвет (который, независимо от места проживания всех вышивальщиц, есть символ радости, крови и жизни, и этим кратко описана функция жертвы) и это прокалывание, прокол, вкалывание, пронзание – все это наследие древнейшего культа. Напомним, Св.Димитрий «пронзен копьями». Похоже, что любая христианская жертва выполнена ритуально, и на фоне этого сведения яснее замечаем возможность поддержания культа какого-нибудь христианского мученика и в языческой среде.

Славянская вышивка не представляет собой всегда таких развернутых сцен. Она, в основном, сводится к более или менее сложным мотивам, одинаковым почти во всем славянском мире. Возьмем для примера одну украинскую вышивку, которая по своей концепции также могла быть болгарской или сербской; выполнена в виде растительного орнамента, но это не так:

руны3

Обратим внимание на две маргины с правой стороны, выполненные желтой нитью. В них идентичные красно-черные орнаменты. И у черных есть свое значение, но посмотрим на красные! Самый повторяющийся эелемент славянской вышивки! Не растительный дизайн. Красный орнамент – это низ руны Отала.

руны5
“We inherit ourselves.”

Othala – “Oh-thall-ah” – Literally: “Homeland” or “Ancestral Lot” – Esoteric: Inheritance, estate, noble

Rune of anscetral spiritual power, divine inheritance and earthly estate.

Psi: ancestral spiritual power

 

”Мы наследуем сами себе”

Отала- ”О-тал-ла” – Буквально: ”Отечество” или ”Судьба предков”- Эзотерика: Наследие, имение, дворянство”

 

При этом на славянской вышивке Отала выполнена намного правильнее, чем в нашем примере, который немного сокращен. С учетом значения этой руны, весьма приемлемо, что она считается основой узора народной вышивки. Конечно, на сегодня ни одна наша тетушка не знает, что все элементы «теплого дома» украсила оккультными знаками или изображениями языческого божества Непобедимого Солнца.

Наша наука (особенно в Сербии) делает все, чтобы упустить из виду появление рун – где им место и где нет – и в этом доходит до абсурда. Мы недавно читали на сайте «Археологии» о детальном описании трибальской находки из Сербии. Речь идет об украшенном куске жести для каких-то культовых инсинуаций, который носил вождь племени. На них часто повторяющийся знак, который мы нашли на бордюре плиты кормадинского жертвенника и растолковали его как двойную руну Инваз.

Это здесь:

«И «декоративные мотивы» на этих предметах имеют определенное символическое значение. Так, ромб символизирует матку – вход в хтонский свет, место, где соединяются небесные и земные силы».

Мы считаем, что тяжело представить, чтобы племенной старейшина какой-то патриархальной общности совершал культовый обряд предметом, отмеченным ЗНАКОМ МАТКИ. Поэтому, Ингвас – «мужская руна». Полагаем, что на трибальской находке ей и место,неопределенному ромбу общего значения.

В связи со славянскими рунами надо привести еще один пример. Между рисунками винчанских находок, опубликованных в книге профессора Радивоя Пешича, возможно самое большое удовольствие открытия и узнавания вызывает фрагмент керамики с ясно прорисованным знаком «М». Мы склонны и его экзальтированно растолковать как «кириллическое М», действительно, далекая аналогия.

Судя по всему, это тоже руна Eihwaz. Любопытно: это графически наипростейший облик колесницы- два коня запряжены в повозку (Непобедимого Солнца?) и головами повернутыми один к другому. Конская руна. Её фонетическая ценность не «М», она далека от этого: «Е».

 

Книгу “Сербская руна” можно приобрести в интернет-магазине DELFI knizare

 

Причины потери сербами Косово

События на востоке Украины опять делают актуальными войну 1999 года, когда США якобы ради защиты албанского населения без обьявления войны бомбили совместно с другими странами НАТО Сербию.

Бесспорно открытое попирание всяких норм права в действиях США, для которых главный критерий праведности их собственная материальная выгода. Бесспорно и участия различных тайных центров мощи в мире, умело манипулировавших так называемым «мировым сообществом».

Вместе с тем, стоит заметить, что сербы потеряли Косово не только из-за мирового тайного заговора, который нередко пытаются описать иные слишком амбициозные, но не слишком образованные авторы, стремящиеся на теме Косово нажить политический капитал в сербском обществе и тем самым лишь профанирующие серьезную тему.

Даже сами идеи о том, что объединенная Италия и Австро-Венгрия, являвшиеся в конце 19 века заклятыми врагами, могли объединиться ради того, чтобы «отнять» у сербов Косово, а затем его отдать албанцам, заслужили бы на уроках истории в советской средней школе «двойку».

В то время у Италии главной целью было возвращение под власть Рима территории, населенные итальянцами и оставшиеся под властью австрийского императора. Столь же бессмысленным было применять к Балканам термин «Дранг нах Остен».

Сам этот термин никакого отношения к государственной политике Германии не имел и впервые появился в немецкоязычном революционном памфлете польского журналиста Юлиана Клачко (Julian Klaczko) в 1849 году. В дальнейшем этот термин был подхвачен российскими «славянофилами» а позднее перекочевал в польские, чешские и французские издания.

Сама Германия никаких планов колонизации Балкан никогда не имела, тогда как Австрия, как известно было из учебников истории средней школы, была католическим государством и государством германской нации она никогда не являлась.

Именно влияние австрийского императора на политику объединения Германии Бисмарком и вызвало австро-прусскую войну.

Еще более абсурдным было для вышеупомянутых авторов включать в число участников антисербского заговора венгров, главными противниками которых в годы венгерской революции были как австрийцы, тогда как сербы присоединились тогда к войскам австрийском императора не ради защиты Косово, а ради подавления венгерской революции направленной против австрийского императора.

Еще один участник подобного заговора описываемого вышеупомянутыми авторами-Болгария хотя и имела претензии к территориям Македонии завоеванной Сербией в годы Второй Балканской войны, как раз у Болгарии как и к территории Эгейской Македонии, оккупированной Грецией, но Косово ее никак не интересовало.

Все это были прописные истины, однако в конце 20 века появилось множество различных авторов, смешавших, как говорят сербы, и «бабы и жабы» ради сиюминутного успеха на страницах СМИ в тогдашней политической неразберихе. Они как раз и старались убедить сербов в том, что Косово у них хотят захватить окружающие его народы во главе с Германией.

Антигерманские тезисы приветствовались в сербской научной среде, выращенной на идеях коммунизма и «антифашизма». А то, что Германия после 1945 г. являлась, по сути, доминионом США, в подобных теориях заговора обходилось, ибо тогда можно было вспомнить, что таким же доминионом США с середины 50-х до середины 80-х годов и опорой США в Третьем мире являлась СФРЮ.

К тому же в отношении косовского вопроса обвинения в адрес Германии выглядели очень натянутыми, так как судьба Германии определялась рамками блока НАТО и никак не могло превосходить роли Великобритании, Франции, Италии и Турции, а тем более США.

Авторы подобных тезисов в своих «антифашистских» идеях очень умело обходили очевидные факты, известные аналитикам в самих органах безопасности СФРЮ. Заключались эти факты в том, что во второй половине 20 века главной силой сепаратистского движения стала наркомафия, приносящая несметные доходы. Определив же того, кто способствовал возникновению данной наркомафии, можно было легко вычислить того, кто способствовал созданию независимого Косово.

Очевидно, что созданию албанской наркомафии в Западной Европе и в Северной Америке потворствовали те, кто и формировал все иные подобные наркомафии.

В мире есть лишь одна сила, получившая возможность с помощью банковской системы воздействовать на политическое управление различных государств и блокировать действие их органов безопасности по борьбе против наркоторговли.

Эта сила, описанная еще Генри Фордом, ассоциировалась в мире с семейством Ротшильдов. Мировой опыт показывает, как употребление наркотиков влияет не столько на получение финансовой прибыли, сколько на изменение «общественного сознания», о чем писал еще Джон Колеман в своей книге «Комитет 300».

Соответственно именно эта сила и стояла за политикой по созданию независимого Косово. Доводы, что причиной отделения Косово были какие-то залежи полезных ископаемых, поражают своим абсурдом, ибо практически любой штат США содержит больше таких залежей. Каковы дальнейшие планы этой силы определить сложно без достоверных данных, но предположения делать можно.

Однако, возвращаясь к причинам, по которым сербы потеряли Косово, то они универсальны. Сербы потеряли Косово, как и свою независимость, по тем же причинам, по которым потеряли свою финансовую независимость все некогда христианские народы мира. Конечно, какие-то народы, как сербский, русский, немецкий и испанский, в той или иной мере сопротивлялись вооруженным путем становлению Нового мирового порядка, однако в конечном итоге в конце 20 века был установлен этот порядок по всему былому христианскому миру.

В отношении Косово все это произошло лишь более показательно. Но списывать только на одну силу Нового мирового порядка нельзя, ибо он, как показал опыт, действует не столько силой, сколько подкупом и обманом. Люди в своем большинстве должны «созреть» ради того, чтобы быть подкупленными и обманутыми.

Сербы и продемонстрировали подобное «созревание». Психология личного интереса и вседозволенности, насажденная в сербском народе под властью турок, распространенный в обществе шовинизм как и подпитываемая в годы власти Тито, как писал в своей книге «Тайное досье Иосипа Броза» сербский историк Момчило Йокич психология превосходства над народами былого социалистического блока, привела к тому, что сербы в политике стали терять связь с реальностью.

Само общество, погруженное в борьбу различных групп ради получения тех или иных видов прибыли притом не брезговавшее ничем в этой борьбе, оказалось легкой добычей для тех, кто имел вековой опыт в манипулировании массами.

Психология личного интереса сама уничтожила всех тех, кто готов был бороться во имя высших интересов общества.

Пророческим оказался рассказ «Королевич Марко» сербского сатирика Радое Домановича, написанный в начале 20 века, который писал, что сербы и тогда были лучшими душителями всех тех инициатив, которые следовали бы духу «Царствию небесному» князя Лазаря. Одновременно эти же сербы с необычным упорством поддерживали то, что служило не только в борьбе против этого «Царствия», но и против самого существования сербов как народа. В 90-х же годах сами сербы своим примером продемонстрировали духовную суть Нового мирового порядка, который окончательно одержал победу в Европе в 1945 г.

Насильственная глобализация

На вопросы журнала «ГАЗПРОМ» отвечает солдат удачи, сапер, писатель Олег Валецкий. Беседу вел Денис Кириллов.

Олег Валецкий родился в 1968 году в Одессе. В 1990-х в качестве добровольца участвовал в боевых действиях на территории бывшей Югославии.  Работал в организациях, выполнявших задачи в области обеспечения безопасности и разминирования на Балканах, в Афганистане и Ираке. Автор ряда книг, посвященных военно-исторической, военно-политической и военно-технической тематике.

 

– Олег Витальевич, как вы стали русским добровольцем в составе Войска Республики Сербской в Боснии и Герцеговине в 1993–1995 годах?

– До того как стать участником боевых действий на территории бывшей Югославии, я участвовал в движении по возрождению казачества и успел повоевать в 1992 годув составе Национальной гвардии Южной Осетии. Начавшийся процесс распада СССР привел к вооруженному конфликту осетин, пожелавших остаться с Россией, с новой грузинской властью, во главе которой тогда стоял Звиад Гамсахурдия. Сегодня очевидно, что этот чисто национально-территориальный, казалось бы, конфликт определенные силы пытались разыграть в своих интересах и направить против России. Их цель –разжечь очаг нестабильности на Кавказеи в Закавказье и поддерживать это пламя любыми доступными способами и средствами. Будь то межнациональная рознь, религиозные разногласия, территориальные претензии, политические склоки, экономические проблемы и т. д. Ярким подтверждением этого стала политика Грузии в период последующего правления Михаила Саакашвили, проводимая при активном и ни от кого даже не скрываемом участии так называемого мирового сообщества. Всем известно, чем всё это закончилось в 2008 году. Впрочем, неудачи на одном «фронте» заставляют всё те же «международные силы» перемещать свое внимание и активность на другие горячие точки. Так, сегодня центр «пожара» перекинулся из Сирии на Украину. А в начале 1990-х «фронт» переместился на Балканы.

 

Война нового типа

– Попал я на территорию бывшей Югославии, как и многие другие иностранные добровольцы, воевавшие на стороне сербов, не особо разбираясь в мировой политике. Задуматься о глобальных процессах меня заставило то, что я увидел там своими глазами. Все мы горели желанием совершить большое и, как нам казалось, благое дело – помочь в трудную минуту нашим славянским, православным братьям. А то, что всё это организовывалось через казачество, было дополнительным стимулом и придавало больше уверенности в себе. Собственно, о сербах я тогда знал совсем немного, если не сказать ничего. Но мне почему-то очень хорошо помнилась картина, на которой сербский герой Милош Обилич, причисленный Православной Церковью к лику святых, убивает султана османов Мурада I в битве на Косовом Поле в 1389 году.

– Что вы увидели тогда на Балканах, с чем столкнулись? Как вы сегодня оцениваете те события?

– Увидел я, к сожалению, совсем не то, чего ожидал. На Балканах шла гражданская война, я бы сказал – нового типа. Никаких диких банд четников, усташей и албанцев не было. Без всяких сомнений, всё было заранее подготовлено и хорошо организовано извне. «Международные круги» – назовем это так – контролировали все местные органы власти, практически полностью разложенные и коррумпированные к тому времени изнутри, естественно, не без активного участия заранее направленных на Балканы специалистов. Корысть и предательство дали возможность использовать государственный аппарат Социалистической Федеративной Республики Югославия (СФРЮ) для подготовки и реализации в регионе проекта управляемой гражданской войны всех против всех. Обычные же люди – прежде всего сербы, но, конечно, и не только они – оказались заложниками этой ситуации. Как, впрочем, и мы – русские добровольцы, поспешившие на помощь братьям-славянам. Обо всем этом я постарался максимально подробно рассказать в своих книгах «Волки Белые. Сербский дневник русского добровольца» и «Югославская война».

– Теперь вы жалеете, что отправились тогда на помощь братьям-славянам?

– Нисколько. Я многое увидел своими глазами, узнал то, о чем раньше мог только догадываться, а благодаря всему этому – многое понял. Это позволяет мне отчетливо видеть и осознавать не только то, что сейчас происходит на тех же Балканах, но и в других регионах мира. Помимо этого, я получил достаточно редкую и весьма востребованную специальность – сапер, по которой работаю и сегодня. Поэтому не вижу смысла на что-то жаловаться. Работа сапером дала мне замечательную возможность получать не только личный опыт, но и ценную информацию от своих коллег, также в большинстве своем бывших ветеранов различных штурмовых подразделений и отрядов специального назначения.

 

«Миротворцы» против сербов

– Почему в 1999 году вы отправились воевать в Косово? Что вы там увидели? Как оцениваете нынешнюю ситуацию вокруг Косово и Метохии?

– Когда начались натовские бомбежки Сербии, я был в соседней Республике Сербской, в Боснии и Герцеговине. Тяжелое моральное и психологическое состояние сербского общества усугублялось полной беспомощностью и бездействием России. В такой ситуации я просто не мог поступить иначе, как отправиться в Косово. Хотя нужно заметить, что из всех саперов, работавших тогда за весьма солидную плату в международных организациях на территории Боснии и Герцеговины, в рядах Югославской Армии на этом фронте оказался лишь я один. Здесь также столкнулся совсем не с тем, чего ожидал. Я был убежден, что эта война спровоцирует взрыв патриотизма и объединит сербское общество, родит героев, сравнимых с теми, что когда-то вышли на Косово Поле, – Милошем Обиличем, Лазарем Хребеляновичем, Вуком Бранковичем и Влатко Вуковичем. Но ничего такого не произошло. И даже наоборот, я стал свидетелем планомерной «зачистки» сербского общества от тех, кто в войне 1991–1995 годов рисковал ради него всем. Тем не менее я считаю, что лично для меня было большой удачей побывать тогда в Косово и оказаться в рядах тех, кто воевал на стороне Сербии. Здесь сербская армия имела огромное превосходство перед боевиками Армии освобождения Косово (АОК), но руководство страны больше внимания уделяло удержанию своей власти, чем решению косовских проблем. В результате момент был упущен, а затем, по уже опробованному в Боснии и Герцеговине сценарию, когда Запад просто обманул сербов, руки у сербской армии оказались связаны. Любое наступление сразу же останавливалось очередным перемирием. Время работало против сербов, силы которых стали слабеть. А потом им вообще пришлось покинуть Косово и Метохию. Благодаря «миротворцам» боевики АОК трансформировались в легальную политическую силу и получили контроль над органами власти края. После ухода сербской армии и полиции по Косово прокатилась волна террора против сербского населения – были убийства и исчезновения людей. На преступления АОК миротворческий контингент не обращал никакого внимания. И по вполне понятным причинам: это позволило «международным кругам» взять под контроль всю экономику Косово и Метохии. Например, горнодобывающий комбинат «Трепча», обладающий значительными запасами цветных металлов и каменного угля, а также ТЭС в Обиличе, снабжаемую этим углем. Кстати, до войны эта электростанция была одним из главных источников электроэнергии для Сербии. Она вместе с ТЭС в Обреноваце и ГЭС «Джердап» входила в государственную компанию Elektroprivreda Srbije. В 1996 году с ней вела переговоры British Power о возможности приватизации. Однако власти Сербии отдавали предпочтение немецким компаниям и, в частности, энергетической группе RWE. Поэтому весьма показательно, что с уходом сербской армии из Косово управлять ТЭС в Обиличе, как бы случайно оказавшейся в британском секторе KFOR (Kosovo Force – международные силы под руководством НАТО, ответственные за обеспечение стабильности в Косово), стали именно британцы. Очень удачно для «миротворцев» получилось и с заводами «Балканел» и «Застава-Ивеко», плотно сотрудничавшими до войны с немецкими и итальянскими компаниями. Теперь они оказались в германском и итальянском секторах KFOR соответственно. Важно отметить, что все сколь-либо крупные и чего-то стоившие фабрики и заводы в Косово и Метохии попали под контроль UNMIK (Миссия Организации Объединенных Наций по делам временной администрации в Косово), которая совместно с албанскими властями организовала их «эффективную и справедливую» приватизацию. Если же говорить о нынешней ситуации, то благодаря псевдомиротворческой политике «мирового сообщества» Косово по сути превратилось в плацдарм, с которого определенные силы в исламском мире могут начать войну против Сербии, затем – и всего Балканского региона, а впоследствии и против Европы.

– В 2001 году вы оказались в Македонии. Почему? И что там происходило?

– В этой стране я находился в качестве инструктора при силах специального назначения МВД Македонии. Тогда с территории Косово, формально находившейся под контролем международных сил безопасности KFOR, была осуществлена прямая вооруженная агрессия албанцев против соседней Македонии. Большую часть населения страны составляют болгары и сербы, но около четверти жителей – албанцы. С началом войны в Косово и Метохии Македония превратилась в тыловую базу АОК. Когда же «международное сообщество» заставило сербов прекратить боевые действия против косовских албанцев, АОК перешла в масштабное наступление на Македонию. Армия этой страны легко бы справилась с албанскими сепаратистами, если бы не «миротворцы». В результате АОК не только вышла из-под удара македонских войск, но и получила возможность легализоваться, создать албанскую партию, войти во властные структуры и взять под свой контроль часть территории Македонии. Самостоятельный фактор – Как вы думаете, почему военно-политическая верхушка Югославии предала свою страну? Неужели никто не думал, к чему всё это может привести? – Я бы не стал говорить о предательстве в том смысле, который вы, по-видимому, вкладываете в это слово. Потому что под патриотизмом на Балканах, как правило, подразумевается преданность своему народу, а не всем людям, населяющим Югославию. Еще при Тито Югославия находилась под мощным влиянием Великобритании, имевшей многовековой опыт управления колониями и применявшей здесь все проверенные технологии, доказавшие свою эффективность. В силу этого политика страны определялась местной элитой, состоящей благодаря родовой структуре общества из достаточно странной смеси представителей партийной номенклатуры, полиции, органов правосудия, спецслужб, бизнесменов и криминальных элементов. При этом элита воспринимала себя хозяином государства. Если же говорить о Тито, он не ошибался, как многие считают, а действовал вполне осознанно и планомерно в интересах «международного сообщества», которое в том случае представляли британские и американские спецслужбы. Таким образом, югославский конфликт был намеренно создан этим сообществом, превратившимся в самостоятельный фактор, который определял политику прежде суверенных государств. Это последствие глобализации, когда развитие науки, техники и общественных процессов приводит к установлению надгосударственных связей, а затем и политико- финансовых структур, которые требуют устранения всех, кто им хоть как-то противостоит. Координирующую роль в этом глобальном процессе в настоящее время играют США. В книге «Югославская война» я как раз и описываю, каким образом «международное сообщество» может подготовить такую же войну в любой стране мира. Между тем, возвращаясь к вашему вопросу, подчеркну: к чести сербов как объединяющей нации в бывшей Югославии нужно заметить, что, в отличие от русских, они не согласились с расчленением страны и разделением своего народа. За что и поплатились. Было бы странно ожидать, что они в полном одиночестве и изоляции выиграют войну, в которой против них выступили не только хорваты, мусульмане и албанцы, но и НАТО при всесторонней поддержке Совета Безопасности ООН. Первая скрипка – Вы говорите, что США играют первую скрипку в процессе насильственной глобализации мира и устранения противников этой идеологии. Как проводится эта политика? – В результате кардинальных изменений политики на глобальном уровне в 1990-е годы США заняли место главной вооруженной силы мира. По этой причине Устав американской армии изменился в направлении колониальной войны, в которой пространством битвы считается вся территория нашей планеты и все сферы жизнедеятельности. Уставом было закреплено проведение миротворческих операций. Американское командование определило своим корпусам соответствующие театры боевых действий, или, как ныне говорится, миротворчества. Так, ее Пятый корпус получил Европу, Третий корпус – Азию и Африку, а Первый корпус – Тихоокеанский регион. В то же время в Устав были внесены положения о многонациональных силах, которые, естественно, при американском командовании будут выполнять тактические задачи, но в стратегических целях. Главной опасностью новым Уставом была провозглашена долговременная партизанская война. Югославия 1990-х годов стала полигоном для апробации новой военной стратегии Соединенных Штатов, которая отличалась от прежних тем, что создавалась уже не ради представления и реализации интересов одного государства, а всего так называемого мирового сообщества, базирующегося на институтах НАТО, ЕС, ОБСЕ и ООН. В 1999 году на Балканах был опробован переход от доктрины воздушно-наземного сражения, закрепленной уставом Сухопутных войск США FM 100, к доктрине воздействия на противника с расстояния управляемыми системами оружия, а также методами политико-пропагандистского влияния на руководство и население противоборствующей стороны. Подобная стратегия была ориентирована на создание компактных вооруженных сил, оснащенных современными системами управляемого оружия, средствами разведки и радиоэлектронной борьбы, а затем в июне 2001 года закреплена в стратегической доктрине FM-1 «The Army», а также в уставе боевых действий FM-5 «Operations». Такие вооруженные силы могут без долгой подготовки самостоятельно переходить к боевым действиям в любой точке планеты при помощи местных союзников. При этом нет необходимости в проведении традиционных мероприятий по переводу жизнедеятельности страны на военное положение. Информационная война – Под политико-пропагандистским воздействием нужно понимать информационные войны, которые «мировое сообщество» ведет против властей и населения стран, попадающих в жернова насильственной глобализации? – Безусловно. Это неотъемлемая часть реализуемой США стратегии. Манипулирующие фактами средства массовой информации сегодня являются такими же участниками боевых действий, как и пилоты самолетов AWACS (Авиационная система раннего предупреждения и управления). И те и другие никого сами не убивают, а часто даже и не пересекают границ стран, в которых при их непосредственной поддержке и активном участии ведутся боевые действия. Например, во время югославских войн Запад вел мощную пропагандистскую кампанию, представлявшую население региона «дикими балканцами», варварами, которые режут друг друга почем зря, прикрывая тем самым истинную причину всех этих конфликтов – продуманный и планомерный развал Югославии в интересах «мирового сообщества». Еще один типичный пример – события 1995 года в Сребренице, городе, расположенном на территории Республики Сербской в составе Боснии и Герцеговины. Эти события «международное сообщество» скрывает до сих пор, а длящееся уже много лет расследование не дает никаких результатов. Все сербские солдаты и офицеры, участвовавшие в той операции, были обвинены в расстрелах мирного мусульманского населения, хотя в большинстве своем они и понятия не имели, что происходило с пленными и гражданским населением. Это не только нанесло огромный ущерб имиджу сербов и настроило против них общественное мнение, но и способствовало озлоблению мусульманского населения. В то же время те, кто действительно организовывал и совершал эти преступления, почему-то обойдены вниманием западных спецслужб, под полным контролем которых сегодня находится Босния и Герцеговина, а также Сербия. Более того, становится всё более очевидным, что именно эти спецслужбы и были реальными организаторами тех расстрелов. Еще более парадоксально, что в Сербии эту тему стараются всеми силами замять, а параллельно с этим уже сербские спецслужбы, теперь подконтрольные «международным», проводят розыск и аресты бывших сербских военных, голословно обвиненных в этих расстрелах Международным трибуналом в Гааге и судами по военным преступлениям Сербии и Боснии. Все это выглядит не как ошибка или какая-то случайность, а как целенаправленная политика. В этом контексте здесь очень к месту будет заметить, что, например, в Македонии представительство Международного гаагского трибунала было зарегистрировано весной 2001 года. То есть в самом начале боевых действий, до совершения каких бы то ни было военных преступлений. Разве это не странно? Осознанно замалчиваются и эксперименты США по применению на территории бывшей Югославии боеприпасов с обедненным ураном. В ходе боевых действий наибольшую опасность для сербской бронетехники представляли американские штурмовики А-10 Thanderbolt-2. Этот самолет был создан для применения семиствольной 30-миллиметровой автоматической пушки GAU-8A Avenger. Она действует по так называемой gatling-системе с вращением блока стволов и поочередной подачей боеприпасов. Основной боекомплект этой пушки составляют 275-граммовые бронебойные снаряды PGU-14B (30×173 мм), созданные компанией Primex Technоlogy. Главное их отличие от всех других боеприпасов заключается в использовании сердечника из дешевого обедненного урана с плотностью 19,05 г на 1 куб. см. Это дает возможность штурмовикам А-10 поражать цели с высоты до 2 тыс. м и тем самым пробивать литую броню толщиной до 90 мм, что обеспечивает поражение большинства современных танков. Последствия применения таких снарядов на экологию и здоровье человека широкой общественности до сих пор неизвестны. Дело в том, что территория, на которой они были применены в Косово и Метохии, находится под контролем международных сил KFOR и албанских властей. В Боснии и Герцеговине эти же боеприпасы применялись в районе Хаджича, но затем сербы были выселены с этой территории и она передана под контроль мусульман.

 

Любимый козырь

– Что вы думаете по поводу «народного бунта» на Украине? Это всё та же стратегия «мирового сообщества» в действии?

– Украина – самый типичный пример того, как под предлогом защиты прав человека – а это любимый козырь дипломатии США в любых ситуациях – расшатывается система безопасности страны. И не нужно быть большим специалистом, чтобы понять: сегодня ее толкают к такой же войне, какая была в Югославии. Украина – искусственное государственное образование. Если просто посмотреть на карту Российской империи, то станет очевидно, что земли Восточной и Южной Украины осваивались не Галицией, чьи жители находились под властью Вены, а Россией. В Гражданскую войну здесь была одна из основных мобилизационных баз белых армий. И то, что Югу и Востоку Украины пытаются насильственно навязать власть политиков, чьи сторонники находятся главным образом на Западе и в Центре страны, – это прямой путь к страшным конфликтам. Каждая война на Украине всегда сопровождалась боевыми действиями между различными группами населения. Это неудивительно, учитывая, что именно здесь проходит граница между католичеством и православием. Впрочем, если обратиться к истории, то скорее всего основным центром будущих боевых действий станет именно Западная Украина, где еще свежа память о прежних конфликтах. Безвластие уже привело к появлению в этом регионе множества вооруженных отрядов, и рано или поздно эти группировки начнут выяснять между собой отношения вооруженным путем. Велики различия между Галицией и Волынью, тогда как Закарпатье и Буковина вообще выделяются на общем фоне –хотя бы сильной православной церковью и наличием достаточно сильных национальных меньшинств. Помимо этого, в Карпатах до сих пор сохранились три старые «карпаторусские» этнические группы – лемки, бойки и гуцулы, причем в среде гуцулов возникло движение (которое легко может превратиться в политическое) за придание гуцульскому диалекту статуса языка. Галичане не желают идти на компромисс с кем бы то ни было, и любое действие вызывает у них ответную реакцию.

 

Соотношение сил

– Что вы думаете по поводу международных конфликтов вокруг Ирана, Ирака, Афганистана, Египта, Сирии, Ливии?

– Иран – очередная внешняя угроза, выдуманная США, возможно, с прицелом на будущее. В других названных вами странах сознательно раскручивается маховик салафизма, что рано или поздно приведет к большой войне, которая может перекинуться и на Европу.

Каждая война на Украине » всегда сопровождалась боевыми действиями между различными группами населения. Это неудивительно, учитывая, что именно здесь проходит граница между католичеством и православием

– Вы часто говорите об угрозе для Европы исламского экстремизма, который укрепляется на Балканах. В чем конкретно вы видите опасность?

– На Балканах идет активный процесс реформирования вооруженных сил под бдительным присмотром НАТО.

Число военнослужащих и количество вооружений в сербской армии кардинально сокращено, в ней сегодня служит всего 30 тыс. человек. Армия Болгарии в еще более плачевном состоянии. Положение румынских вооруженных сил лишь немногим лучше болгарских. В Хорватии армия лучше оснащена, но ее численность значительно меньше сербской. А вооруженные силы Черногории, Боснии и Македонии намного слабее, чем в этих странах. Между тем из-за своеобразной политики «мирового сообщества» в регионе активно развиваются ваххабитские настроения. Напомню, что впервые ваххабиты появились в 1993 году на территории Боснии в зоне британского контингента миротворческих войск. Теперь они присутствуют уже в Косово и Метохии, откуда ваххабизм успешно экспортируется в Албанию, а также в Македонию. Есть «очаги» в Сербии и Черногории. И всё это было бы не так страшно, если бы не Турция, армия которой является сегодня одной из самых многочисленных и мощных не только в регионе, но и в Европе. В ней служит свыше 600 тыс. человек, не говоря уже о большом резерве и вооруженных формированиях жандармерии. С учетом роста ваххабитского движения в самой Турции и во всем Балканском регионе такое соотношение сил не может не настораживать.

 

ЧВК

– Вы работали в международных частных военных компаниях (ЧВК) на Балканах, в Ираке и Афганистане. Какую роль они сегодня играют в вооруженных конфликтах, возникающих в различных частях мира, и насколько могут быть актуальны для России?

– Появление ЧВК – также последствие глобализации мировой экономики. Их использование в массовом порядке началось после оккупации Афганистана и Ирака соответственно в 2001 и 2003 годах. Нужно понимать, что англосаксонская модель армии сильно отличается от европейской. Так, американская армия, по сути, представляет собой большую корпорацию, которая использует подрядчиков – как государственных, так и частных. В силу этого те сферы деятельности, которые в Европе традиционно находятся в ведении министерств и ведомств, а то и родов войск, в армии США переданы ЧВК. Последние занимаются в основном подготовкой и тренировкой персонала (армии, полиции, спецвойск), транспортными перевозками (в том числе авиационными), охраной объектов и людей, разминированием. В результате ЧВК де-факто и де-юре являются составной частью операций американской армии по целому ряду положений. Хотя к собственно ведению боевых действий отношение имеют далеко не все из них. И, как показывает практика, полностью заменить армию или спецслужбы ЧВК пока не могут. Между тем постепенно они становятся всё более самостоятельным фактором в американской политике. И зачастую военную стратегию в отдельных регионах мира определяют при помощи ЧВК владельцы транснациональных орпораций. Частные военные компании принимали участие во всех последних войнах и вооруженных конфликтах по контрактам с правительственными ведомствами США и Великобритании, управлениями американских вооруженных сил, структурами ООН и Всемирной организации здравоохранения, правительствами стран –участниц военных конфликтов, а также с западными коммерческими компаниями и даже частными лицами. Что касается перспектив формирования ЧВК в России, пока я отношусь к этому скептически. В том же Ираке российские компании обслуживаются британскими ЧВК. Российские компании, такие как «Газпром», по моему мнению, не должны подменять собой функции МИДа или Генштаба. Другое дело, что любые организации, в том числе и «Газпром», действующие за границей в странах с нестабильной политической обстановкой, нуждаются в структурах, обеспечивающих их безопасность. Такие структуры могут даже самостоятельно действовать в зонах интересов российских компаний до появления и после прихода «заказчика». Но ЧВК эти должны быть только российскими, и работать в них должны преимущество граждане Российской Федерации.

 

Открыть глаза

– Почему вы решили заняться публицистикой и начали писать книги?

– Первый мой опыт – в 1996 году – был случаен. Как-то редактор московского журнала «Солдат удачи» Сергей Панасенко попросил меня написать что-нибудь о войне в Боснии. Я подготовил материал «Русские в Сербии» –о боевом пути нашего подразделения «интервентного взвода» русских добровольцев, действовавшего в составеТретьего пехотного батальона Первой сараевской бригады Сараевско-Романийского корпуса Армии Республики Сербской. Позже я написал для того же журнала статью «Записки сапера из Боснии и Герцеговины (опыт работы в американской компании Ronco в 1996–97 годах)». После войны в Косово я продолжил сотрудничество с этим журналом. То, с чем мне пришлось столкнуться на своем боевом, да и просто жизненном пути, побудило меня заняться более глубоким осмыслением характера войны в бывшей Югославии и послевоенных проблем Балкан. А ведь мне было что рассказать. Затем я обратился и к другим, не менее интересным темам.

– Каковы ваши творческие планы на будущее?

– Не хотелось бы опережать события. Всему свое время. Впрочем, могу сказать, что существуют планы экранизации моей книги «Белые волки». Пока мы занимаемся поиском финансирования для этого проекта.

Беседу вел Денис Кириллов

Корпоративный журнал ОАО «ГАЗПРОМ» №4, АПРЕЛЬ 2014

О России

0

О России 


Удивительно насколько повторяется пропаганда в России.


В 1991 году когда стоял вопрос о том оставаться Российской Федерации в СССР или нет, то проельциновская пропаганда, твердила что, мол, хватит кормить другие республики а народ твердил что вот мол надо отгородиться стеной от «других» и мол у нас будет все хорошо.


В итоге Россия совершенно хладнокровно отказалась от исторических русских земель южного Урала и Сибири оставшихся в Казахстане, совершив беспринцендентное предательство собственного народа.


Однако ныне больше можно услышать сетований о продажи Аляски, нежели, о российском подарке Назарбаеву.


То же самое повторяется и ныне — как только показалась пусть и призрачная надежда воссоединения с Россией пусть и в форме экономического союза, части Украины.


Опять убеждают Россию, что Украина ей не нужна, мол, русских там нет. Вероятно так же будут убеждать в дальнейшем, что и Татария с Башкорстаном то же России не нужны, там, мол, одни татары да башкиры живут. А такой сценарий вполне возможен в случае давно уже требуемого отделения Северного Кавказа. Татария и Башкирия такие же субъекты Российской Федерации, как и Чечня с Дагестаном и выход последних из Федерации, дает такие же права и первым.


При этом часть нефтепроводов из Сибири проходит через Поволжье, чья дестабилизация, потребует ввода каких-нибудь вооруженных сил третьей стороны, дабы обеспечить беспрепятственное поступление нефти и газа. Последние то же ведь достаточно планомерно передаются в руки мировых транснациональных корпораций.


Потому исходя из принципа — «ищи кому это выгодно», как то приходят в голову мысли что и распад СССР и нынешние события на Украине и усиление салафизма на Северном Кавказе и Поволжье выгодны как раз хозяевам этих корпораций — вещь вроде бы очевидная, но почему то совершенно не усвоенная в обществе.

Крепость Скадар – Троя описанная Гомером

0

Крепость Скадар – Троя описанная Гомером

Развитием идей сербской автохтонности на Балканах, согласно которым сербы и были коренным населением Балкан, а племена иллиров, даков и фракийцев были славянскими, стала книга “Троя-сербская столица Шкодер” („Троја српска престоница Скадар“. Милутин М.Јаћимовић. “Пешић и синови“. Београд.2009 г.), выпущенная в двуязычном издании (на русском и на сербском) в 2009 году в издательстве «Пешич и сыновья».

Ее автор Милутин Ячимович, сравнив местность вокруг Скадра с описаниями места осады Трои Гомером, показал, что настоящая Троя находилась на месте былой сербской крепости Скадар. Скадар, ныне называемый Шкодером, веками являлся сербским городом и был освобожден войсками Черногории в ходе Первой Балканской войны 1912 года, но был включен решением Лондонской конференции 1913 года в состав Албании.

Достаточно хорошо известно, что многие ученые до сих пор сомневаются в том, что Шлиман нашел истинную Трою, тем более что его раскопки уничтожили значительную часть найденных им остатков какого-то древнего города.

Милутин Ячимович в годы своей учебы в университете Подгорицы в Черногории смог лично осмотреть окрестности Скадра и Скадарского озера и обнародовал свою гипотезу о том, что Троя находилась на месте Скадра, в 1991 году в газете «Комунистичка искра», возглавлявшейся Момчило Йокичем.

Сама нелогичность современных «академических» представлений о местонахождении Трои, основанных на описании Гомером, бросается в глаза при первом сравнении текста «Илиады» и самого месторасположения Скадра. Как пишет сам Ячимович, нигде в тексте «Илиады» не упоминается о преодолении союзниками троянцев Гелеспонта, что для тех времен являлось тяжелой задачей. Например, форсирование армией Ксеркса Гелеспонта особо выделялось тогдашними историками как сложное и тяжелое предприятие.

Милутин Ячимович также пишет, что пелазги, жившие согласно известным историческим источникам в Фессалии, от города Ларисы прибывают под Трою пешком, а не на кораблях. Точно также пешком к Трое пребывают и фракийцы, жившие на территории современной Болгарии, и короткий морской участок их пути, согласно Ячимовичу, описывает лишь то, как они огибают полуостров Халкидики.

Племя дарданцев, согласно «Илиаде», является соседним Трое, а это племя, как известно, жило на Балканах, на территории современных Албании, Косово и Македонии.

Интересно при том, что, согласно «Кембриджской Древней истории» (The Cambridge Ancient History.Volume 2, Part 2.History of the Middle East and the Aegean Region c. 1380-1000 B. C.), в списке народов, сражавшихся в 1300 году до Р.Х. В битве при Кадеше на стороне царя Хеттов Муваталлиса против египетского фараона Рамсеса ІІ упоминается и народ «Drdny» под которыми обычно понимаются дарданцы( Δαρδανoι),описанные Гомером.

Милутин Ячимович также пишет, что ликийцы (кстати, известна историческая область Лики, населенная сербами, и находящаяся в современной Хорватии) под Трою прибывают за два дня от подножия Иды, которая свое современное название Проклетии имеет, лишь благодаря сербскому географу и этнологу Йовану Цвиичу, жившему в 19-ом веке.

Наконец, Ячимович в статье «Академик Милан Будимир-истина и заблуждения о Трое и албанцах» в потверждение справедливости своей гипотезы приводит и мнение академика Сербской Академии Наук Милана Будимира, который писал в своей работе « Из балканских источников» ( “Са балканских источника”.СКЗ Београд,1969), следующее: «…Американский археолог Ч. Блеген повторными и осторожными раскопками останков Гомеровой Трои показал и доказал, что Троя, которую эксперты называют Троей 6, пострадала и исчезла вследствие землетрясения, а не от Агамемноновых ахейцев. Новая Троя, которую Блеген называет Троя 7а, действительно была разорена, но не ахейскими войсками, а старобалканскими завоевателями, которые участвовали в ахейском (эгейском) нашествии на Анадолию. И это дополнительный плюс Айлияновом тезису об «Илиаде» старобалканских бригов. Этот тезис подкрепляется и странным обстоятельством того, что ахейские воины под Гомеровой Троей созерцали рождение солнца на поверхности моря в течение долгих девяти лет (поэтому заря «алая» или «алаперстная»), а не над горами.

Так как во времена Гомера, по всей видимости, солнце должно было всходить на востоке, а не на западе, выходит, что старый автор какого-то догомеровского эпоса об ахейских завоеваниях средиземных городов, огражденных прочными стенами, против которых у примитивных ахейцев не было особой техники, имел в виду не анадольское побережье, а балканское. Таким образом, наши филологи выявили грубые ошибки Гомера в обыкновенных вещах, как говорил Гораций «иногда дремлет и наш добрый Гомер…».

Другой сербский историк Слободан Ярчевич в своем докладе «Сербские следы в «Илиаде», прочитанном на конференции «У источника культуры и науки», прошедшей в сентябре 2012 года в Белграде, подробно анализируя текст Ячимовича, отметил, что племя пеонцев во главе с Астеропеем до Трои идет одинадцать дней, что соответствует местам их предполагаемого расселения в долине Вардара, и при том нигде не описывается форсирование ими Гелеспонта. Как известно, римский историк Апиан из Александрии пишет что о том, что пеоны – великий народ, живущий на Дунае до Дардании, и если греки их зовут пеоны, то римляне – паноны.

Римский историк Страбон также пишет что «…Пеония ограничена горами: по направлению к фракийской стороне – горой Родопой, самой высокой горе после Герма, а на другой стороне по направлению к северу – иллирийскими частями, областью автариатов и дарданцев…».

Так же Страбон сам недоумевал на строками Илиады:

Зевс и троян и Гектора к стану ахеян приблизив,

Их пред судами оставил, беды и труды боевые

Несть беспрерывно; а сам отвратил светозарные очи В

даль, созерцающий землю фракиян, наездников конных,

Мизян (Mysians), бойцов рукопашных, и дивных мужей гиппомолгов,

Бедных, питавшихся только млеком, справедливейших смертных.

Более он на Трою очей не склонял светозарных;

(Тринадцатая песнь «Илиады». Перевод Н. И. Гнедича)

Страбон писал по этому поводу: «Греки считали гетов фракийцами. Жили геты по обеим сторонам Истра, как и мисийцы (Mυσoι), которые являются также фракийцами и тождественны народности, теперь называемой месийцами (Moισoι). От этих мисийцев произошли и те мисийцы, что живут теперь между лидийцами, фригийцами и троянцами. Сами же фригийцы – это бригийцы, какая-то фракийская народность, так же как и мигдоны, бебрики, медовифины, фивинцы, фины и, как я думаю, мариандины. Все эти народности совершенно покинули Европу, а мисийцы остались. И Посидоний, мне кажется, правильно предполагает, что Гомер имеет в виду месийцев в Европе (именно тех, что во Фракии), когда говорит:

… а сам отвратил светозарные очи

Вдаль, созерцающий землю фракиян, наездников конных Мисиян, бойцов рукопашных;

(Ил. 13.3-5)

ведь если считать, что Гомер говорит о мисийцах в Азии, то это выражение несуразно. Действительно, говорить, что Зевс отвратил свои взоры от троянцев к земле фракийцев, и вместе с тем связывать с Фракией землю мисийцев, которые находятся вовсе не “далеко”, но живут на границе с Троадой, за ней и по обеим ее сторонам и отделены от Фракии широким Геллеспонтом, – это значит смешивать материки и не понимать способа выражения поэта; ведь “отвратил обратно” обычно означает “назад”; но кто перенес взор от троянцев на племя, которое находится или сзади троянцев, или по сторонам их, тот, конечно, переносит взор далее вперед, но никоим образом не “назад”. Следующая фраза Гомера является доказательством того же взгляда, потому что поэт соединил с мисийцами гиппемолгов, галактофагов и абиев, которые и есть кочующие в кибитках скифы и сарматы”» (Страбон.«География» 7.3.2) 

Древняя сербская крепость Скадар, время строительства которой, как и сами строители, до сих пор неизвестны, возвышающаяся на местности, полностью соответствующем описываемому месту битвы в «Илиаде», и даже при первом взгляде на нее сразу же ассоциируется с древней Троей. Точно так же горная цепь Ида из «Илиады» вполне ассоциируется с горной цепью Проклетия, а река Скамандр с рекой Бояна. Под Троей же, которую якобы открыл Шлиман, течет не полноводная река, описанная как Скамандр в Илиаде, а небольшая речка, пересыхающая летом, и там нет горного хребта Ида, подобного описанного в «Илиаде», с которого виделась бы вся Троя и место битвы.

Милутин Ячимович пишет по данному поводу: «… В «Илиаде» Троя определяется как „крутой и ветренный Илион“, большой город, расположенный на высоком, крутом, ветренном холме, под которым две реки сливаются рукавами. На просторном поле между реками, отдельно вливающимися в море, ведется великая битва, в которой на стороне троянцев участвует 50 000 бойцов, армия же ахеян значительно првосходящая по численности. Наряду со столкновением пехотных войск, ведутся сражения на боевых колесницах (двуколках), поэтому поле боя должно быть не менее 10 км в ширину и в длину, чтобы на нем могли передвигаться и сражаться почти 100 000 воинов.

Существует место в «Илиаде», где точно описывается местонахождение Илиона (Трои): Гера и Афина вымолили у Зевса на Олимпе разрешение помочь ахеянам в бою на берегу у брода, так как Арей (бог войны) постоянно помогал троянцам. Чтобы добраться до Трои, они летят с Олимпа в божественной карете:

«К Трое принесшимся им и к рекам совокупно текущим,

Где Симоис и Скамандр быстрокатные воды сливают,

Там коней удержала лилейнораменная Гера

И, отрешив от ярма, окружила облаком темным;

Им Симоис разостлал амброзию сладкую в паству»

(«Илиада», Песнь V, стихи 773-777)

Единственное место в Средиземноморье, где реки сливаются и к морю текут так, что между ними остается широкое поле с несколькими холмами, которое упоминается в «Илиаде» – это Скадар…

…Согласно тексту «Илиады», река Скамандр находится с левой стороны от ахайских войск, нападающих с морского берега со своими 1 164 кораблями, вытащенными на огромный морской пляж. Это водный ток Бояна – озеро Скадар – Морача, а с правой стороны течет река Симоис, т.е. Дрим. Как точно указано в «Илиаде», под Троей реки сливаются в мелкий рукав, который должны были перейти при выходе из крепости троянские войска, выступающие на поле сражения. Это и есть тот самый брод на Скамандре (Ксанфе).

Сам Скамандр является быстрой и глубокой рекой и, одновременно, речным богом, властелином пучин, по той простой причине, что река является полноводной и в ней, кроме небольших воронок, есть также одна огромная воронка – озеро Скадар, которое во время Троянской войны было на несколько километров (до 5 км) уже. Однако, в результате речных наносов, особенно реки Дрим, уровень его повысился на 3-4 метра.

В близком геологическом прошлом озеро Скадар было морским проливом, холм же на Троянской равнине вместе с холмом, на котором находился Илион, представляли собой небольшие острова. В период Троянской войны морской берег был ближе к городу на 5 км, что составляет длину мелкой лагуны, которая и по сегодняшний день находится под водой реки Бояна (Скамандр). Сегодня берег находится на расстоянии 20 километров от города. Троянская священная гора – это ветренная гора Ида или, как она еще называется в «Илиаде» – холмистая Ида (Проклетие). Это горный массив, покрытый лесами и лугами, пригодными для скотоводства. С вершин Иды защитник троянцев Апулнус, Полон, Аполлон – бог Солнца и красоты (но также и бог смерти, пославший чуму ахеянам), смотрит на поле сражения, лицом к ахеянам. Он наблюдает за троянцами с вершины Гарганo, или с холма Каликолоны, возвышающегося недалеко от троянского поля на северо-востоке от Иды. Это совершенно точное определение положения летнего восходящего солнца по отношению к Скадару (Трое, Илиону). Бог Аполлон, вместе с другим иллирийским богом Посейдоном, по приказанию самого Зевса, „отца“ Сардана (Дардана), служил в свое время королю троянцев – Лаомедонту… …

Итак, бог моря строил Священный город у священной реки Скамандр, а бог Аполлон пас королевские стада скота на холмистой Иде:

„Я обитателям Трои высокие стены воздвигнул,

Крепкую, славную твердь, нерушимую града защиту.

Ты, Аполлон, у него, как наемник, волов круторогих

Пас по долинам холмистой, дубравами венчанной Иды“

(Илиада, песнь XXI, стихи 446-449)

Таким образом, дано ясное описание горы Иды. Другие Иды, которые появляются на Крите и в Малой Азии, являются всего лишь ее копиями по имени, так как имя священной горы переносил за собой народ, переселявшийся с Хелма (Балкан) задолго до Троянской войны. Интересно отметить, что в настоящее время, 32 века спустя после Троянской войны, с другой стороны Адриатического моря, у Фоджи, существует Гарганская гора (Монте Гаргано) также, как и городок Троя. Таким же образом, намного позже, город Бари в Италии получил свое название от имени черногорского города Бар, носившего, судя по всему, в период Троянской войны название Исмар, т.е. город киконов (в переводе – горцев). Город Бар был основан примерно в тоже время, что и город Троя, а Улцинь, как увидим позже, перед Троянской войной носил название Колхидиум. При возвращении из Трои Одиссей совершил грабительский набег на киконов.

Ида, или Идские горы, представляют собой горный массив Проклетие, самый мощный на Балканах горный массив протяженностью 80 километров и высотой 2 694 метров. Это и есть священная гора античных сербов. Именем Проклетие ее назвал Йован Цвийич – сербский географ XIX-XX вв., опираясь на народное название „Проклятые горы“. Народ принял такое название вследствие высоты и скалистости этих гор, христиане так называли их за множество находящихся здесь античных, языческих святилищ. Здесь также располагалась старая Сербская Патриархия.

Крепость Скадар является самой крупным и самым значительным крепостным сооружением горного типа в Средиземноморье, время строительства которой до сих пор неизвестно. Датируется, вероятно, II или III тысячелетием до Р.Х., а возможно и ранее. Из-за очевидной грандиозности, ее возведение связывалось с богами. В Энциклопедии Югославии приводится факт, что крепость строилась фракийскими племенами, однако время ее возведения неизвестно. Крепостные стены окружают площадь примерно в 2 гектара, длина их соответствует приблизительно длине стен города Будва. В отличие от этого, „Троя Шлимана“ занимает площадь 60 ар, т.е. является в четыре раза меньше.

Город расположен на достаточном удалении от моря, чтобы на широком поле с большим количеством холмов между двумя реками могло произойти описанное сражение двух великих армий. Один из холмов – тот, который возвышается между морским берегом и городом и к которому можно добраться только переправившись через мелкий рукав, связующий реки Бояна и Дрим (т.е. Скамандр и Симоис), называется Батией. Ничего из этого невозможно найти в „Трое Шлимана“. Согласно «Илиаде», Батия – это холм рядом с Троей, на северо-восточной стороне, напротив крепостных ворот – Дарданских ворот.

На этой территории, на которой узнаваемо местонахождение Трои, находятся все описанные в «Илиаде» реки, а также все троянские союзники и сами троянцы, которых можно узнать в жителях Зеты:

«В Зелии живших мужей, при подошве холмистыя Иды,

Граждан богатых, пиющих Эсеповы черные воды,

Племя троянское лучник отличнейший вел Ликаонид,

Пандар, которого Феб одарил сокрушительным луком»

(Илиада, песнь II, стихи 824-828)

Необходимо указать, что, из-за медленного течения и присутствия водорослей, вода в реке Зете и в настоящее время темная. «Илиада» называет ее Эсепом, а долину, по которой течет Эсеп, – Зелией. Вполне понятно, что долина Эсепа на самом деле – это долина реки Зета, которая течет по самому низкому склону Проклятия (самому низкому склону Иды). Это является еще одним доказательством того, где следует искать Трою.

Эней предводит дарданцев, дарданцы находятся на востоке от Дрима (Симоиса), пеонцы с Аксии (Вардара), фракийцы – восточнее дарданцев, пелазги из плодородной Ларисе, бригийцы (фригийцы) – к югу от Охрида. Все они находятся на расстоянии всего в несколько дней пути пешком. Пеонцы подходят к Трое за одиннадцать дней. Согласно «Илиаде», все они подходят к Трое по суше и тесно располагаются вокруг нее. Один только фракийский принц Рес некоторое время плывет по морю из Фракии вокруг полуострова Халкидики в Солонском заливе и оттуда сухопутным путем направляется в Илион.

Сам же Эней, который, согласно легенде, после войны ушел с частью троянцев (сарданцев, дарданцев) в Лациум, мог это легко сделать на данной территории, но в Малой Азии этого бы ему не удалось».

Интересно, что известная сцена о встрече Одиссея с циклопом может быть объяснена, только если «Одиссея» была бы написана на сербском. Когда Одиссей спрашивает циклопа, как его зовут, то тот отвечает «никто», что на сербском звучит как «нико», что одновременно может означать сербское имя Нико, известное и до принятия сербами христианства.

С данной точки зрения даже «Энеида» Вергилия выглядит вполне логично, ибо куда, как не к родственным им мессапам Южной Италии, могли еще бежать иллиры Трои? Как уже указывалось выше, иллиры античными историками нередко смешивались с пеласгами, а Плиний писал, что письменность была привезена в Латинум пеласгами.

В римских легендах говорится, что когда-то Рим был пеласгийским городом, а и Геркуланиум, и Помпеи также были основаны пеласгами.

В «Энеиде» (Книга 8. 600) пишется: «…Есть близ Церейской реки прохладная роща густая, Издавна чтима она как святыня; ее окружают Склоны крутые холмов, темнохвойной елью поросших. Рощу и празднества в ней, как гласит преданье, Сильвану, Богу пашен и стад, в старину посвятили пеласги, Первыми в давние дни владевшие краем Латинским»

Статья Милутина Ячимовича на русском языке “РАСКРЫТИЕ ЗАГАДКИ ТРОИ –ЗАДАЧА РУССКО – СЕРБСКОЙ ИСТОРИИ”

Рецензия на книгу”Троя-сербская столица Шкодер” на сербском язые “Права Троја је српска престоница Скадар, Шлиманова Троја у Турској је најобичнији фалсификат”
http://www.srbijadanas.net/prava-troja-je-srpska-prestonica-skadar-slimanova-troja-u-turskoj-je-najobicniji-falsifikat/

Вид на крепость Скадар с воздуха

Крепость Скадар

Обложки книги вышедшей в двуязычном издании

Милутин Ячимович

Вышла новая книга Валецкого О.В. “Применение самодельных взрывных устройств и методы борьбы против них по опыту армии США”

Вышла новая книга Валецкого О.В. “Применение самодельных взрывных устройств и методы борьбы против них по опыту армии США”

В свет вышла новая книга Валецкого О.В. “Применение самодельных взрывных устройств и методы борьбы против них по опыту армии США”.

Олег Витальевич Валецкий – автор книг и многочисленных публикаций по истории, теории и практике боевых действий в бывшей Югославии. Участник боевых действий войны на Балканах: в Боснии и Герцеговине (Войско  Республики  Сербской)  в  1993-95 гг., в  Косово и Метохии (Войско  Югославии) в 1999 г., в  Македонии (ВС  Македонии) в  2001 г. Имеет четыре боевых ранения. С сентября 1996 года по апрель 2008 года работал в организациях занимающимися разминированием на территориях бывшей Югославии, Ирака и Афганистана.

Скачать книгу для прочтения: Валецкий О.В. “Применение самодельных взрывных устройств и методы борьбы против них по опыту армии США [PDF 3,54Mb]

Олег Валецкий рассказал об этой книге:

В книге на основе результатов анализа боевого применения минно-взрывных устройств в ряде конфликтов последних лет показан характер угрозы, исходящей от данного вида вооружения, а также указаны основные способы борьбы с ними.

Материал рассчитан на специалистов в области военной безопасности, инженерного обеспечения, а также на широкий круг читателей, интересующихся вопросами военной науки.

В войне, прошедшей в Ираке с 2003 по 2011 год, главную роль в нападениях против войск США играло применение самодельных взрывных устройств – СВУ.

В Ираке местные силы моджахедов-«салафитов», имея противником самую мощную на тот момент армию в мире, все-таки смогли, используя СВУ, начать партизанскую войну. При этом они в качестве противника имели как «коалиционные» войска, состоявшие, главным образом, из контингентов США и Великобритании,так и сформированные США армию и полицию Ирака, в которых основную массу составляли шииты и курды, чьи общины составляли фактически три четверти населения Ирака.

Столь большое преимущество в численности и вооружении, было компенсировано «салафитами» применением СВУ.

При этом самим моджахедам не приходилось трудиться над поисками боеприпасов, ибо их в изобилии можно было найти на брошенных позициях и складах иракской армии.

Вышла новая книга Валецкого О.В. “Управляемое авиационное оружие США и НАТО”

Вышла новая книга Валецкого О.В. “Управляемое авиационное оружие США и НАТО” 

В свет вышла новая книга Валецкого О.В. “Управляемое авиационное оружие США и НАТО”. Пушкино: Центр стратегической конъюнктуры, 2013. – 154 с. ПОКЕТБУК. ISBN 978–5–906233–14–1.

Книга посвящена исследованию роли управляемых и кассетных боеприпасов в войнах XX–XXI веков и влиянию развития данных типов боеприпасов на современные тактику и стратегию. В книге рассмотрена история развития зарубежных боеприпасов данных типов, как и современные технические решения применяемые в их разработке.

Олег Витальевич Валецкий – автор книг и многочисленных публикаций по истории, теории и практике боевых действий в бывшей Югославии. Участник боевых действий войны на Балканах: в Боснии и Герцеговине (Войско  Республики  Сербской)  в  1993-95 гг., в  Косово и Метохии (Войско  Югославии) в 1999 г., в  Македонии (ВС  Македонии) в  2001 г. Имеет четыре боевых ранения. С сентября 1996 года по апрель 2008 года работал в организациях занимающимися разминированием на территориях бывшей Югославии, Ирака и Афганистана.

Скачать книгу для прочтения: Валецкий О.В. Управляемое авиационное оружие США и НАТО http://conjuncture.ru/wp-content/uploads/2013/04/pocketbook_valetskiy_usa-nato_2013.pdf [PDF 3,24Mb]

Олег Валецкий рассказал для ИА “Русские Новости” об этой книге:

Югославия 90-х годов стала полем, где была опробована новая военная стратегия США, отличие которой от былых «военных стратегий» прошлого заключалась в том, что она создавалась не ради интересов одного государства, а целого так называемого «мирового сообщества», основывавшемуся на институтах ООН, НАТО и Европейского Сообщества.

Югославия в войне 1999 года представляла своеобразный полигон, на котором был опробован переход от доктрины воздушно-наземного сражения, закрепленной уставом Сухопутных войск США FM-100, к доктрине воздействия на противника с расстояния управляемыми системами оружия, а также методами политико-пропагандистского воздействия на руководство и народ противоборствующей стороны. Устав Армии США FM-100 даже в своей последней версии 1993 года (FM 100-5) требовал от командования задействовать сухопутные войска США и их союзников в операциях по «установлению мира» в рамках традиционной войсковой операции с поэтапным наступлением на противника.

Новая доктрина же, опробованная в Югославии, предусматривала одновременный удар по центрам «мощи» противника силами постоянной готовности США и НАТО. Подобная стратегия в дальнейшем была закреплена в июне 2001 г. в стратегической доктрине FM-1 «The Army», а также в уставе боевых действий FM-5 «Operations». Практически данная стратегия была ориентирована на создание «компактных» вооруженных сил, оснащенных современными системами управляемого оружия, средствами разведки и радиоэлектронной борьбы. Такие вооруженные силы могут без долгой подготовки самостоятельно переходить к боевым действиям в любой точке планеты при помощи местных союзников и при этом государственный аппарат не проводил бы традиционных мероприятий перевода жизнедеятельности страны на военное положение.

Как раз ключевым фактором давшим возможность американскому военному командованию и принять подобного рода доктрину “воздушной войны” и являются новые виды авиационного вооружения появившиеся в то время отличавшие как повышенной результативностью действия по цели благодаря новым БЧ (боевым частям) как например кассетным, термобарическим и бетонобойным (проникающего действия), так и повышенной точностью благодаря различного рода ГСН (головкам самонаведения).

Данная книга и представляет собою короткий обзор видов и типов данного оружия.

Особености работы ЧВК и вопросы их деятельности в Африке

Особености работы ЧВК и вопросы их деятельности в Африке

 

О частных военных компаниях ныне достаточно много пишется, однако, как ни странно, в Российской Федерации данная тема недостаточно известна, что открывает простор для различных псевдоисследователей, публикующих свои опусы в расчете на то, что в самой Российской Федерации данный вид деятельности не является легальным и потому можно писать все, что в голову взбредет.

 

В данном случае нет смысла повторять историю появления ЧВК в мире, тем более что об этом автор подробно писал в статье “Частные военные компании, их создание и развитие — опыт работы в Ираке, Афганистане, Африке и в других регионах мира”.

 

Все же следует в общих чертах коснуться основных этапов в их развитии.

 

В своем современном виде рынок самих ЧВК создан в войнах в Афганистане (с 2001 г.) и в Ираке (с 2003 г.), где частные военные компании получали контракты, как напрямую от министерств и ведомств правительств США и Великобритании (Department of State, U.S. Agency for International Development, Department of Defence), так и от различных управлений армии США (Army Corp of Engineers, Logistics Civil Augmentation Program, U.S. Army Contracting Agency), а также от ООН (UNICEF, UNHCR, UNDP), Всемирной организации здравоохранения (World Health Organization) и от новых правительств Афганистана и Ирака, а также от различных западных компаний ведавшихся вопросами нефтедобычи, транспорта, энергетики и водоснабжения, также привлекавшие к своей охране ЧВК.

 

 

Самолёт американской частной военной компании AirScun на аэродроме в Киркуке(Ирак) в июне 2004 года. Фото Richard Ferguson

 

К собственно ведению боевых действий в Ираке и Афганистане имеют отношение небольшое количество компаний, занимающиеся либо подготовкой армий и полиции Ирака и Афганистана, либо транспортными перевозками, в том числе авиационными, либо охраной некоторых военных баз.

 

 

ЧВК в Афганистане.Фото А.Сухолесского

 

Следует учитывать, что англосаксонская модель армии США глубоко отличается от модели армии, принятой в Европе, и американская армия по сути представляет собою большую корпорацию, которая традиционно использует в своих интересах, как, условно говоря, подрядчиков другие корпорации, как частные, так и государственные.

 

В силу этого те сферы деятельности вооруженных сил, которые в Европе традиционно находились в ведении различных военных ведомств, а то и родов войск, в армии США ныне переданы в ведение частных компаний.

 

Так, например, тыловое обеспечение американской армии в некоторых регионах мира с 1992 года осуществляется в частном порядке путем расписывания тендера Американским инженерным корпусом “United States Army Corps of Engineers (USACE)”.

 

Что касается основной деятельности ЧВК по ведению охранной деятельности, то тут следует различать две, по сути, разные сферы деятельности: первую, заключающуюся главным образом в работе в интересах частных компаний или государственных агенств по сопровождению конвоев и по сопровождению “клиентов”, последнюю называют “Personal Security Detail” (хотя в армии США эта деятельность называется Protective Services Detail); и вторую под названием “Static guard”, заключающуюся в охране обьектов в интересах американской армии.

 

 

Командир группы британской охранной компании Эринис в Ираке летом 2004 года. Фото TonyTydings

 

Армия США часть задач по охране собственных военных баз передала частным компаниям и, соответственно, в случае охраны клиентов и сопровождения конвоев работники ЧВК являются частью коммерческого сектора, а в случае с охраной баз армии США, работники ЧВК являются частью армии США с соответствующими правами и обязаностями.

 

Что касается коммерческого сектора то в данном случае ЧВК, ведущие охрану обьектов, работают по контрактам с коммерческими структурами либо с армией США, в первую очередь с Американским инженерным корпусом”United States Army Corps of Engineers (USACE)”, либо получая контракты от агентств ООН или других международных организаций в рамках программы реконструкции Афганистана.

 

 

Подготовка курдской охраны ЧВК Эринис в лагере Ираке в 2004 году в лагере компании Флор-контрактора “United States Army Corps of Engineers (USACE)”.

 

В данном случае следует помнить, что сам род деятельности данных ЧВК делится на несколько направлений, достаточно далеких друг от друга, и поэтому компании, специализирующиеся на одном из них, достаточно глубоко отличаются от компаний, специализирующихся на другом направлении, что опять таки не отрицает возможность того, что одна компания может работать по нескольким таким направлениям.

 

Так компания “EOD Technology” начав работу в проектах по разминированию в Африке, затем занялась в Ираке охраной конвоев и клиентов, а с 2006 года вместе с компаниями “Triple Canopy, “SOC-SMG” и “Sabre” осуществляла до вывода армии США из Ирака в декабре 2011 года охрану практически всех американских военных баз в Ираке и значительного числа таких же баз в Афганистане.

 

 

 

Охрана ЧВК “EOD Technology” в американской военной базе Шилд в Багдаде

 

 

Стрелковая подготовка охраны ЧВК “EOD Technology” в американской военной базе Махмудия

 

Важную роль в защите обьектов инфраструктуры и дипломатических представительств играют также компании “G4S”,”Armor Group” и “Global Strategies Group”, которые тем самым в какой то мере также действуют в интересах армии США.

 

В последние несколько лет появился новый вид деятельности ЧВК — борьба с самодельными взрывными устройствами (СВУ или по американской терминологии — IED(Improvised Explosive Device)). Само появление рынка борьбы с СВУ или Counter Improvised Explosive Device (CIED) обусловленно растущим размахом применения данных СВУ в войнах в Ираке, Афганистане и в Сомали, хотя после Оттавских конвенций с вооружения были сняты противопехотные мины и прекращено ведение подготовки специалистов по ним.

 

 

“Шахид” с подготовленным взрывным устройством

 

С началом войны в Ираке в армии США в Форт Ирвине была созданна организация, ответственная за программы по развитию средств борьбы против СВУ и МВУ, которая носит название Joint Improvised Explosive Device Defeat Organization (JIEDDO), во главе с генералом Монтгомери Мигсом.

 

В рамках данной программы появился рынок услуг и для ЧВК, и в данной сфере начали свою деятельность A-T Solutions, Raytheon, MPRI, Roncо.

 

Совершенно особо стоит вопрос подготовки вооруженных сил иностранных государств. В сфере деятельности ЧВК он является редко встречающимся видом деятельности, и соответственно опытных специалистов в данной области имеется более чем ограниченное количество, а число компаний невелико. В качестве одной из первых такого рода можно упомянуть американскую компанию “Vinnell Corp.”, принадлежавшую военно-промышленому концерну “Northrop Grumman”, которая в 1974 году получила контракт на подготовку Национальной гвардии Саудовской Аравии, в чьем ведении находилась защита нефтянных разработок в Саудовской Аравии.

 

Более показателен опыт южноафриканской компании “Executive Outcomes”, получившей в 1993 году в Анголе контракт стоимостью 30 миллионов долларов, профинансированный нефтянной компанией “Ranger Oil”, которая была заинтересована в востановлении нефтедобычи на нефтянных разработках в регионе Сойо в Анголе, приостановленной вследствии наступления сил УНИТА на позиции ангольской армии.

 

В Анголе после достижения соглашения о прекращении огня и вывода с территории страны кубинских войск была создана миссия ООН (UNAVEM, United Nations Angola Verification Mission), а в мае 1991 года миссия была преобразована в UNAVEM-2. Под её контролем в сентябре 1992 года были проведены выборы, результаты которых признала ООН, но не признала оппозиционная УНИТА. В октябре 1992 года бои возобновились, и силы УНИТА едва не взяли Луанду.

 

В результате боевой операции, разработанной и проведенной компанией “Executive Outcomes” и подчиненными ей силами ангольской армии с ноября 1994 года по январь 1996 года, силам УНИТА было нанесенно серьезное поражение, и руководство УНИТА согласилось на переговоры.

 

Затем в январе 1995 года компания “Executive Outcomes” получила контракт от правительства Сьерра-Леоне по подготовке армии Сьерра-Леоне и по проведению боевых операции против повстанцев Обьединенного революционного фронта (Revolutionary United Front), которые к тому времени вошли в столицу Сьерра-Леоне-Фритаун и захватили контроль над рудниками оксида титана Sierra Rutile и бокситов Sierramoco.

 

 

“Executive Outcomes” в Сьерра-Леоне

 

В апреле-мае 1995 года от повстанцев был очищен Фритаун, а в августе этого же года от повстанцев силами компании был очищен и алмазоносный район Koibu, после чего был организован силами компании вертолетный десант на штаб Обьединенного революционного фронта, в результате которого штаб был уничтожен. И в итоге, в ноябре 1996 года было подписанно соглашение о мире в Сьерра-Леоне.
 

 

Вертолеты Ми-8 компании “Executive Outcomes” в Сьерра-Леоне

 

После прекращения деятельности компании “Executive Outcomes” британец Тим Спайсер, используя наработанную ей базу и создав компанию “Sandline International”, приступил к выполнению новой задачи, уже на острове Бугенвиль в Тихом океане. Там после окончания мандата ООН и с присоединением к Папуа-Новой Гвинее в 70-х годах политические представители местного населения потребовали независимости, что в немалой мере было вызванно и наличием на острове рудников золота и меди, принадлежавших компании “Bougainville Copper Limited”, являвшейся частью концерна “Rio Tinto”.

 

Примьер-министр Папуа-Новой Гвинеи Юлиус Чан обратился за помощью к Спайсеру, и тот собрав персонал из компании “Executive Outcomes”, подобрал 44 сотрудника, прибывших в феврале в Порт-Морсби в качестве инструкторов армии Папуа-Новой Гвинеи. Однако правительство Австралии, пригрозив санкциями, потребовало разрыва договора правительством Папуа-Новой Гвинеи, и в итоге все сотрудники “Sandline International” были арестованы, а затем и депортированны из страны.

 

Более успешной в данном плане была деятельность американской компании “Military Professional Resources Inc.”, созданой в 1987 году в США. Фактически эта компания являлась частной лишь условно, ибо действовала как отдельное управление армии США, отличаясь от остальной армии лишь тем, что ее сотрудники находились в запасе или в отставке.

 

29 сентября 1994 года министр обороны США Вильям Перри и министр обороны Хорватии Гойко Шушак подписали в Пентагоне договор о сотрудничестве в военной области. В рамках этого договора было оговорено участие компании MPRI в подготовке хорватских вооруженных сил и участие ее специалистов в планировании операций хорватской армии. Одновременно аналогичный контракт был подписан и с правительством Боснии и Герцеговины. Все это сыграло заметную роль в обьединении усилий до этого враждовавших вооруженных сил Хорватии и сил хорватов Херцег-Босны, с одной стороны, и сил армии Боснии и Герцеговины, с другой, что сыграло важную роль в разгроме сербских войск в Западной Славонии (1-2 мая 1995 г), в Книнской Краине (4-8 августа 1995 г) и в Боснийской Краине (июль-октябрь 1995 г).

 

 

Капитуляция 21го корпуса армии Сербской Краины. Фото с сайта “MilitaryPhotoswww.militaryphotos.net

 

 

 

Территория Республики Сербская Краина, находившаяся под защитой миротворческих войск ООН

 

Сам контракт между правительством Хорватии и компанией MPRI послужил впоследствии в 2011 году основанием для того, что две адвокатские канцелярии в США, руководимые американскими сербами, по доверености ряда сербов из бывшей Республики Сербской Краины в федеральном суде Чикаго возбудили иск против компании, потребовав финансового возмещения убытков в размере 10 миллиардов долларов.

 

 

Колонны сербских беженцев из Республики Сербская Краина в августе 1995 года. Фото с сайта “MilitaryPhotoswww.militaryphotos.net

 

В 1998 году эта же компания от Пентагона получила контракт на подготовку вооруженных сил Экваториальной Гвинеи, а в 2000 году компания MPRI получила контракт на проведение реформы армии Нигерии.

 

После вторжения американских войск в Афганистан в 2001 году и в Ирак в 2003 году MPRI получила контракты на создание новых армий Афганистана и Ирака, а впоследствии компания MPRI получила еще ряд аналогичных контрактов, в том числе по подготовке воинского контингента Грузии для участия в операциях в Ираке и в Афганистане, а также по подготовке вооруженных сил Южной Кореи,Тайваня, Коста-Рики, Македонии и Колумбии.

 

 

Армия Афганистана в 2012 году

 

В Колумбии помимо MPRI подготовку сил безопасности Колумбии вели также и ряд ЧВК из Великобритании, в частности компания “DSL(Defence Systems Limited)”, позднее вошедшая в компанию “Armor Group”, получившая от нефтянной компании контракт на охрану нефтянных полей и трубопроводов колумбийской компании Ocensa, чьим основным пайщиком была британская нефтянная компания British Petroleum. В силу колумбийской специфики компания DSL фактически контролировала действия ряда частей армии Колумбии, получившей задачи по охране обьектов и инфраструктуры компании Ocensa, при чем в выполнении этих задач участвовала совместно с DSL и компания Silver Shadow из Израиля. Еще одна компания из Израиля Hod Hehanitin(Spearhead Ltd.) участвовала в подготовке вооруженных сил Колумбии для борьбы против партизан.

 

 

Вооруженные силы Колумбии. Фото с сайта “MilitaryPhotoswww.militaryphotos.net

 

Частные военные компании приняли также активное участие в работе международных полицейских миссий в Боснии и Герцеговине (IPTF-International Task Police Force в 1996-2004 гг.) и в Косово и Метохии (UNMIK в 1999-2005 гг.). Большую роль в данных регионах сыграла американская компания “DynCorp, Inc.”, осуществлявшая набор личного состава для американского контингента международных полицейских миссий, а также участвовавшая в инспекции работы персонала этих миссий и в подготовке местных органов внутренних дел. Эта же компания впоследствии в Ираке и Афганистане также получила контракты на подготовку полиции Ирака и Афганистана.

 

 

Инструкторы американской частной военной компании DynCorp с полицией Афганистана. Фото с сайта http://www.policemission.com

 

Британская компания “TASK International” открыла собственный офис во Флориде и заключила с правительственными структурами США контракты на обучение полиций Ямайки и Малайзии, Президентской гвардии Нигерии и сил специального назначения ОАЭ.

 

Наконец операцию армии Грузии в 2008 году в Южной Осетии готовила израильская ЧВК “Defensive Shield”, имевшая контракт на подготовку вооруженных сил Грузии.

 

В 2011 году американская компания “Reflex Responses” получила контракт на 529 миллионов долларов от наследного принца Абу-Даби шейха Мухаммеда бен Заида Аль Нахайянна по созданию и подготовке батальона для ведения охранной и контртеррористической деятельности. Британская компания “Ferocitas Global” получила контракт на обучение сил безопасности Кувейта также в 2011 году.

 

Ныне положение на рынке ЧВК меняется, и уже Африка после Ирака стала новым местом приложения усилий (и вложения денег) со стороны США после прихода к власти администрации нового президента США Барака Обамы.

 

Американская армия через созданное им в 2008 году Африканское военное командование (AFRICOM) развернула свою деятельность во многих африканских государствах, как например, в Эфиопии, Судане (в Дарфуре), Уганде, Руанде, Конго, на Сейшельских островах, в Мали, Нигере, Сенегале, Нигерии, Либерии, Камеруне, Габоне, Кении, ЮАР, Танзании.

 

Была развернута программа AFRICAP (Africa Peacekeeping), в рамках которой предусматривалось тыловая подержка, обучение и подготовка вооруженных сил, строительство, охрана морского судоходства, обеспечение снаряжением, оперативное командование и авиационное наблюдение с приоритетными направлениями: вооруженные силы Южного Судана, миротворческие силы Африканского союза в Сомали, сами вооруженные силы правительства Сомали, вооруженные силы Конго(Заира), Либерии и Сьерра-Леоне, а также миротворческие силы Экономического сообщества Западной Африки (Economic Community of West African States или ECOWAS).

 

11 сентября 2009 года Государственный департартамент США обьявил, что в ходе тендера, проведенного в рамках программы AFRICAP (Africa Peacekeeping), на которую было выделенно 1,5 миллиарда долларов, контракты, разделенные на равные части по 375 милионов долларов, получили четыре компании — PSI (Protection Strategies Inc), DynCorp International, AECOM и PAE (Pacific Architects and Engineers).

 

 

Инструкторы компании PAE в Сомали

 

По большому счеты главной целью было противодействие угрозе американских интересов как от сил радикального ислама, связанных с Аль-Каидой, так и от экспансии Китая в Африке. Ради этой цели осуществлялась и другая программа ACOTA(Africa Contingency Operations Training and Assistance), ведущаяся под контролем Пентагона. Согласно ей, до конца 2010 года силами командования (это около 3500 инструкторов) должно быть подготовленно 75 000 военнослужащих африканских армий.

 

 

Блокпост армии Уганды в Сомали

 

Как раз в этой области и получили контракты частные военные компании. Например, с началом операций сил Африканского союза в Сомали частные военные компании MPRI и PAE получили контракты по подготовке воинских контингентов Уганды и Бурунди, составлявших основу миротворческих сил Африканского союза — AMISOM.

 

 

Теракт в Могадишо в 2010 году

 

В самой Африке в силу нестабильности ситуации деятельность ЧВК достаточно важна и для обеспечения деятельности различных государственных и частных западных корпораций. В том числе по охране районов проживания специалистов данных компаний. Так, например, в Кении широко представленна в данной области компания “G4S”, а в Уганде — компания “Saracen”, которые нанимая местный персонал и по подряду местные охранные компании ведут достаточно активную деятельность.

 

В Нигерии, особенно в дельте Нигера, заметен рост влияния тех групп исламских фундаменталистов (самые влиятельные организации из них: Боко Харам, Хизбах, Аль-Сунна Уал Джамма, Мухаммад Юсуф Мовемент), которые выступают за ведение вооруженной борьбы против “христианского” юга и западных нефтянных компаний. Там охранную деятельность ведут такие ЧВК как Control Risk, Erinys International, ArmorGroup, Triple Canopy.

 

Все возрастающая оперативность в действиях ЧВК, которые в Африке стали проникать в места вооруженных конфликтов уже до появления там американской армии, говорит о том, что они становятся самостоятельным фактором в американской политике.

 

В данном случае американская армия скорее следует развивающейся политической обстановке и с ростом угроз увеличивает финансирования программ подготовки армий африканских государств. Не вдаваясь в вопросы того, насколько политика современного международного сообщества способствует умиротворению Африки, что собственно на примере Ливии более чем очевидно, следует отметить, что для самих ЧВК в условиях продолжающехся войн отсутствует главное условие успешной деятельности ЧВК — наличие воинских подразделений армий НАТО либо их количество крайне ограничено.

 

Тем самым ситуация в некотором роде вышла из под контроля. Современные СМИ преувеличивают степень влияния американской политики и проводящих это влияние ЧВК на те или иные стороны участвующие в войнах.

 

Так в Ливии в 2011 году появлявшиеся время от времени сообщения о тех или иных иных видах деятельности ЧВК говорят лишь о примерах достаточно ограниченных по обьему задач, ибо как правило, эти компании участвуют лишь в наборе персоналал для охраны западных дипломатических представительств, в частности посольства США в Триполи, либо различных департаментов ООН, прежде всего UNDP, UNICEF либо IOM в Ливии, а также в консультационных услугах в области разминирования.

 

То, что прямая деятельсность ЧВК в Ливии — опасное занятие, подтвердилось еще в мае 2011, года когда в Бенгази был убит Пьер Марзиали (Pierre Marziali), резидент французской частной военной компании компании “Secopex”.

 

Тем самым силы ливийского ПНС хотя и победили в гражданской войне благодаря подержке НАТО, в то же время находятся вне контроля этого самого НАТО, ибо принятая в Ираке и Афганистане модель создания новых вооруженных сил силами западных армий и ЧВК в Ливии отсутствует.

 

Войны в Сомали, в Судане и в Ливии поставили новые вопросы перед современными частными военными компаниями, ибо в данном случае имеет место совершенно иная ситуация нежели в войнах в Ираке и Афганистане, где данные компании заняли столь важное место. В данном случае требуется значительно более высокий уровень подготовки сотрудников и организации деятельности ЧВК, нежели это имело место в Ираке и Афганистане, где оперативному руководству этих ЧВК возможно было одним вызовом в штаб соседней американской части решить все проблемы как в отношениях с командованием местных вооруженных сил, так и при нападении сил противника. В Африке подобный вызов является куда более чем проблематичным делом, и потому к тендерам на контракты в соответствии с правилами “ACOTA Contract Procedure Guide” допускаются такие компании как MPRI и PAE, чье руководство и сотрудники имеют многолетний опыт воинской службы и участия не только в программах подготовки, но и в ведении операций специального назначения .

 

Что касается морского пиратства, то оно является производным войны в Сомали, и захватами кораблей промышляют как боевики “Организации исламских судов” и его по сути ключевой организации — движения “Аль-Шабааб”, так и отряды местных полевых командиров, лишь формально подчиненных Переходному правительству.

 

Очевидно, что Переходное правительство Сомали не в состоянии покончить с пиратством, а также очевидно, что миротворческие войска Африканского союза эту проблему также не решат.

 

Согласно данным “Морского бюллютеня” компании “Совфрахт”, в сутки через Аденский пролив проходит до 250 гражданских судов, и защитить каждое судно невозможно. К тому же очевидно, что пираты имеют широкую сеть осведомителей в странах Персидского залива, без которой вряд ли бы они могли столь успешно действовать.

 

С расширением масштабов войны в районе Африканского Рога, данный судоходный район окажется под куда большой угрозой, ибо движение Аль-Шабааб вряд ли откажется от захватов кораблей, особенно, если ему удастся распространить свое влияние на Пунтленд и Сомалиленд, выйдя на берега Аденского залива. Поэтому проблему могут решить либо вооруженные силы какого-то “цивилизованного” государства (так услуги своих ВМС предлагала Канада), либо какая-то частная военная компания, которой за это будут платить деньги.

 

Поэтому и появились на данном рынке частные военные компании, естественно американские и британские, как уже известные по Ираку и Афганистану Blackwater (Xe company) и Aegis, так и компании, традиционно специализирующиеся в области морской безопасности, как например, Drum Cussac, Trojan Securities International, Securewest International и Blue Mountain, так и новосформированные — SeaMarshall, Naval Guards Ltd, Solace Global Maritime, Nautilus International, Aspida Maritime Security, Shield Risk Consulting, Trident Group, Halliday Finc.

 

Как правило, оплата тут варировалась до 500-700 долларов одному специалисту за один день на борту и в два-три раза меньше при нахождении в порту.

 

Позднее ряд подрядов получили компании из бывшего СССР, в частности российские “Моран Груп” и “РСБ груп”.

 

 

Охраник российской компании “РСБ групп” на корабле в Индийском океане. Фото с сайта РСБ групп http://www.rsbgroup.ru

 

Что касается выводов, применимых в условиях на постсоветском пространстве, то тут следует отметить прежде всего эффективность в самой организации ЧВК, позволяющей качественно использовать имеющийся личный состав. В данном случае отсутствует привычный для той же Российской Федерации “военный колхоз”, в котором подчиненные нередко считают, что могут сами определять, в каком направлении следует вести политику компании и кого она может принимать в свой состав. Помимо этого деятельность подобных ЧВК строго регламентированна правилами как по уровню допуска (security clearance), так и по качеству и количеству техники, снаряжения и вооружения, что является гарантией того, что минимальный уровень в ходе проведения полученного контракта будет осуществлен. Сама организация ЧВК дает возможность осуществлять краткосрочное и при необходимости и долгосрочное планирование операций, что показательно на примере Африки, где деятельность ЧВК органически связана с планами и деятельностью командования AFRICOM. Так программы обучения POI (Program of instruction), подготавливаемые компаниями MPRI и PAE, проходят процесс верификации в командовании AFRICOM согласно требованиям правил ведения операций по поддержке мира PSO (Peace Support Operations). Помимо этого программы по инженерно-саперной подготовке данных операций согласовываются в противоминных центрах МАК (Mine Action Centre), созданных по инициативе ООН в ряде африканских стран.

 

 

Миротворцы AFRICOM

 

Отбор сотрудников ЧВК для программы ACOTA осуществляется руководством компаний, исходя из требований командования AFRICOM и полученного опыта деятельности самих компаний.

 

Само использование ЧВК дает возможность командованию AFRICOM действовать более оперативно, ибо сама отправка воинских подразделений для подготовки иностранных армий требует сложной процедуры в Конгрессе США и в Государственном департаменте США.

 

Подобная практика выглядит куда более профессиональной, нежели практика действий ряда постсоциалистических армий. которые во времена “холодной войны” удерживали рынок подготовки африканских армий, но с ее окончанием практически весь этот рынок потеряли. Не отрицая важной роли политического фактора в данном факте, все же следует отметить, что эти постсоциалистические армии оказались не готовыми к изменению условий деятельности.

 

Между тем, после распада СССР Африка отнюдь не была закрыта для российской армии. Так согласно статье “Наличный состав” Орхана Джемаля (“Русский Newsweek”, 30.11.2009), в 2004 году инструкторы из состава сил специального назначения ГРУ Генерального штаба армии РФ участвовали в подготовке армии Эфиопии, принявшей позднее участие в операциях в Сомали, в том числе в штурме Могадишо в декабре 2006 года.

 

В данном случае характер работы российских инструкторов немногим отличался от действий инструкторов американских ЧВК за исключением разве что более низких цен. Фактически данная программа вполне могла послужить основой для создания российской ЧВК, которая могла бы проводить в жизнь планы по обучению армий стран Третьего мира.

 

Необходимость существования подобной ЧВК для постсоциалистических армий вполне себя потвердила в ходе войны в Ливии.

 

 

Джип ливийской опозиии в 2011 году. Фото с сайта “MilitaryPhotoswww.militaryphotos.net

 

В данной войне, как известно из сообщений СМИ (газета “Ало” из Белграда, газета “Večerni list” из Загреба, сайт “Iraq war”), на стороне армии полковника Каддафи действовало несколько десятков военных советников из Украины, Белоруссии, Хорватии и Сербии. Не касаясь привычных обвинений различных правозащитных организаций правительства Муамера Каддафи, которые, видимо, выставляются в соответствии с уже привычным со времен войны в бывшей Югославии прейскурантом, следует заметить, что на тот период правительство Ливии было легитимным международно признанным представителем своей страны, являясь членом ООН и различных международных организаций. Правительство Ливии предоставляло государственным и частным компаниям Украины, Белоруссии и в особености Сербии возможность участия в различных проектах на территории Ливии с возможностью получения больших прибылей. Выдвинутое Международным судом в Гааге обвинение против полковника Каддафи в совершении им военных преступлений не могло влиять на правовую легальность предоставления военной помощи Ливии в силу самого факта презумпиции невиновности. К тому же правительство США сочло возможным отправить компанию MPRI для подготовки и командования армии Хорватии, которая, согласно судебному решению Международного трибунала по бывшей Югославии, совершила в ходе операции “Буря” в августе 1995 многочисленные военные преступления, на основании чего командующий силами армии Хорватии генерал Анте Готовина был осужден 15 апреля 2008 года Международным трибуналом по бывшей Югославии в Гааге к 24 годам лишения свободы.

 

К тому же еще в репортаже от 1 июня 2011 года британская газета “Дэйли Мирор” предоставила снимки британских военных специалистов, сделанные в Ливии телекомпанией “al-Jazeera” в городе Дафния к западу Мисраты.

 

Таким образом, то же правительство Сербии имело полное право оказывать военную помощь правительству Ливии, которое десятками лет помогало правительствам Югославии, а потом и Сербии.

 

В условиях низкой подготовки ливийских повстанцев и полного превосходства армии Ливии в боевой техники несколько ливийских частей, имевших бы в своем составе опытных военных специалистов из той же Сербии, вполне были в состоянии еще до начала международной изоляции правительства Ливии разгромить опозицию и выбить ее силы из Бенгази и Тобрука.

 

Между тем на деле, в силу понятной практики “засекречивания” подобной военной помощи, сама организация найма военных советников, как и планирование их деятельности велось различными, часто не связанными между собою лицами, которые не имели возможности командования и управления своими советниками, а тем более подразделениями армии Ливии, в результате чего задуманная в штабе полковника Каддафи идея о привлечении большого числа военных специалистов из Сербии,Украины и Белоруссии оказалась неосуществленной. В Триполи вскоре появились иные военные специалисты, в том числе из Египта, Саудовской Аравии и Афганистана, а полковник Каддафи был прилюдно замучен и убит без суда и следствия.

 

Если бы в данном случае на территории Сербии, Украины или Белорусии существовала ЧВК, имевшая права и обязаности по подготовке и командованию хотя бы нескольких частей армии Ливии, ситуация могла бы сложиться совершенно иным образом.

 

Собственно и само появление западных ЧВК в Африке было вызванно аналогичными проблемами, ибо миротворческие войска ООН показали свою неэффективность в Африке, лишенной былой колониальной системы управления.

 

Примером является война в Руанде, где в октябре 1990 года вспыхнуло восстание племени хуту, составлявшего большинство населения Руанды, против племени тутси. Хотя с приходом к власти племени хуту в Руанде начался геноцид племени тутcи и в итоге – гражданская война, миссия ООН в Руанде (UNAMIR) появилась лишь в октябре 1993 года на основании резолюции № 872 Совета Безопасности ООН. Численность её составляла 2548 человек с постепенным увеличением до 5820 человек. К маю 1994 года была установлена относительная безопасность, но лишь в треугольнике Кибуйе – Джиконгоро – Сьянгугу в зоне ответственности французского воинского контингента. Однако войска миротворцев не смогли предотвратить новой резни в апреле 1995 года в лагере беженцев тутси в Кибехо, и в итоге в конфликт вмешались войска Уганды, вошедшие на территорию Руанды, так что в результате миссия ООН в Руанде была закрыта. В соседней Бурунди, где к власти пришли тутси, тогда как хуту, поделившиеся на несколько группировок, развернули партизанскую войну, опираясь на поддержку из Заира и Анголы, с 1993 года тоже началась гражданская война, в которой погибло 200000 человек, а 1200000 оказались беженцами.

 

Впрочем и в соседнем Заире действовали отряды тутси, которые к тому же стали участниками гражданской войны в самом Заире (Конго) между повстанцами Лoрaна Кабилы, которого поддержали американцы, и президентом Заира – Мoбуту, которого поддержали французы. Когда Мобуту, не смотря на сербских наемников и французскую помощь, проиграл войну в 1996 году, через два года боевые действия опять возобновились, так как силы тутси на северо-востоке страны вступили в конфликт с правительством Кaбилы, получив поддержку Уганды.

 

 

Сербские наёмники в Заире в 1997 году обучают солдат Мобуту. Фото с сайта www.militaryphotos.net

 

Воспользовавшись этим, изгнанные из Руанды отряды хуту перенесли боевые действия против тутси на территорию Конго, атаковав в 2000 году город Увира, находившийся под контролем тутси.

 

В самом Конго в 1998 году также вспыхнули бои между правительственными войсками президента Дени Сассу-Нгессо, с одной стороны, и отрядами “Нинзя” бывшего президента Паскаля Лиссубе и отрядами “Зулусы” бывшего премьер-министра Бернару Колеле, с другой.

 

В Анголе, где к 1995 году численность УНИТА достигла 63 тысячи человек, а планы её демобилизации, предусмотренные соглашением в Лусаке от 20 ноября 1994 года, не были выполнены, хоть УНИТА и приостановила боевые действия, её отряды продолжали удерживать алмазодобывающие регионы в стране.

 

Сами миротворческие силы ООН в феврале 1995 года были преобразованы в UNAVEM-3, а с июля 1997 года в MONUA (Missao de Observasao das Nacoes Unidas em Angola).

 

В июне 1998 года после авиакатастрофы по невыясненным обстоятельствам, в которой погибло несколько руководителей миссии ООН в Анголе, силы УНИТА перешли в наступление и захватили несколько населенных пунктов, и с декабря 1998 года в Анголе началась полномасштабная война. Миссия ООН не имела значительного успеха, и в феврале 1999 года по просьбе правительства Анголы она была закрыта. Осенью 1999 года правительственные войска Анголы перешли в наступление, нанеся серьезное поражение УНИТА, захватив её базы снабжения и центр в Андуло.

 

В августе 1998 года в Заире (Демократическая республика Конго) начался новый мятеж тутси, поддержанный войсками Уганды, Руанды и Бурунди. Правительство Кaбилы и союзные ему силы повстанцев хуту получили поддержку Анголы, Намибии и Зимбабве, пославших туда свои войска. При этом позднее в Заире начались столкновения как между войсками Уганды и Руанды, так и между поддерживавшими их группировками тутси, а на северо-востоке Заира начались вооруженные столкновения между племенами ленду и хема.

 

Ставки американцев на армии Сенегала и Нигерии в западной Африке и на армии Уганды и Кении в восточной Африке для применения их в миротворческих миссиях себя не оправдала. Поверхностный подход в их подготовке, основанный на краткосрочных курсах, не затрагивал сути африканских армий, так что большая часть финансовых средств, выделенных США, просто разворовывалась военно-политическими верхами.

 

Неуспех миротворческих войск ЭКОМОГ в Гвинее-Бисау и в Сьерра-Леоне, пассивное поведение миротворцев Африканского союза в Сомали доказывают, что ставка американцев на страны африканского континента – проигрышное дело. В данном случае африканские страны не имеют подготовленного высшего и отчасти среднего командного кадрового состава, способного самостоятельно выполнять боевые задачи.

 

К тому же сокращение численности французского военного контингента в Африке до пяти тысяч человек нанесло серьезный удар по способности союзника США — Франции — проводить самостоятельные операции в Африке.

 

Созданные же “межрегиональные силы” из армий стран – бывших французских колоний (Ганы, Намибии, Гвинеи, Кабо-Верде, Кот-д’Ивуаре, Мавритании, Мали, Сенегале и португалоязычной Гвинеи-Бисау) на практике оказались малоспособными, хотя и проводилось несколько учений этих сил .

 

В итоге в Мали в 2012 году французам пришлось опять вводить собственные войска, дабы предотвратить приход к власти исламских фундаменталистов.

 

 

Французские войска в Мали. Фото с сайта “MilitaryPhotoswww.militaryphotos.net

 

Еще одна опора ООН в Африке – ЮАР не имеет ключевого значения в миротворческих операциях ООН в Африке вследствие последствий политики ООН при борьбе против апартеида, так что ЮАР уже не имеет больше той эффективной армии, которую она имела в 80-х годах когда ее войска смогли в ходе операции “Протея” поставить кубинские войска перед угрозой разгрома.

 

 

Армия ЮАР в Анголе

 

Совершенно ясно, что военная безопасность в Африке – вещь хрупкая и готовая рухнуть при первом же масштабном наступлении тех же исламских фундаменталистов из Судана и Сомали при широкомасштабной поддержке извне, а тем более при прямом участии воинских контингентов стран северной Африки, Ближнего и Среднего Востока, ибо других сил, готовых нарушить равновесие на африканском континенте, просто нет.

 

Региональное командование НАТО “Юг” со штабом в Неаполе ныне имеет возможность по участию в относительно небольших миротворческих операциях в Средиземноморье и по борьбе с нелегальной эмиграцией.

 

То же самое относится и к созданным в составе “Западноевропейского союза” “Южным евросилам”.

 

Единственная сила на данный момент в Африке – это США, создавшие отдельное командование “Африком” для действий на африканском континенте. Данное командование располагает ограниченным контингентом морской пехоты и упор делает на подготовку союзных армий. “Африком” в состоянии решать задачи в отдельно взятой стране, однако с перерастанием внутренних войн в войну между государствами, “Африком” будет не в состоянии решать нарастающие проблемы без привлечения дополнительных воинских контингентов армии США.

 

Очевидно что в данных условиях все более широкую практику будет иметь привлечение ЧВК к подготовке и командованию военских контингентов африканских армий, что может превратить их в более эффективное средство по осуществлению поставленных целей, ибо сами по себе африканцы достаточно дисциплинированные и исполнительные солдаты.

 

 

Армия Кении в Сомали

 

Впрочем то, что происходит в Африке вполне возможно будет со временем привычной картиной и для остального мира. Как писал Клаузевиц, война — продолжение ведения политики, а от политики в свою очередь зависит любая экономика, что собственно и дает простор для деятельности ЧВК. Вместе с тем любая политика зависит и от национального, расового и религиозного факторов.

 

Массовое заселение тех же африканцев в Европу неизбежно приведет к фрагментации государственных органов по принятому в Африке сценарию.

 

Проще говоря западный мир примет характерные для Африки пороки — трайбализм и коррупцию, ибо среда мигрантов, из которой недавно Ангела Меркель призывала набирать больше государственных служащих, своей психологией немногим отличается от среды своих “национальных” государств.

 

В таких условиях это неизбежно скажется на вооруженных силах западных государств, и для более эффективной защиты интересов собственных компаний их владельцы очевидно будут все шире привлекать ЧВК, основанные на последнем ныне действующем стимуле — деньгах.

 

Это дает определенный оперативный простор для аналогичной деятельности и менее влиятельным силам в мире, в соответствии с предположениями профессора Иерусалимского университета Мартина ван Кревельда, сделанными в его книге “Трансформация войны” о будущей “фрагментации” войны.

 

Подобная “фрагментация”, согласно Мартину ван Кревельду, означала целый веер различных действий от террористических до партизанских и от политического экстремизма до экономического саботажа.

 

В таких условиях деятельность ЧВК становится достаточно важным фактором боевых действий, почему собственно уставы американской армии уже сейчас рассматривает ЧВК составной частью операций американской армии в целом ряде положений.

 

По сути происходит закономерный процесс, когда военную стратегию определяют не во многом дискредитировавшие себя политики, а владельцы транснациональных корпораций. Для последних же все больший интерес ныне представляет Африка, и так как использовать там американскую армию в силу отсутствия четко определенного противника там весьма тяжело, современные ЧВК играют роль своего рода оперативного механизма по управлению местными африканскими вооруженными силами.

 

Список используемых источников

 

 

 

 

    1. “Global Security “ http://www.globalsecurity.org

 

    1. Статья “Private military company:a legitimate international entity within modern conflict” By major s. Goddard, maj, ra inf, Australia B.A., University of New South Wales, Fort Leavenworth, Kansas.2001

 

    1. Сайт компании “KBR” http://www.kbr.com/

 

    1. Сайт “Private Security Company Association of Iraq” http://www.pscai.org/

 

    1. “The Caucasian Litmus Test: Consequences and Lessons of the Russian- Georgian War in August 2008”.Robert Larsson,Eva Hagstrom Frisell. Swedish Defence Research Agency

 

    1. “Executive Outcomes-Against all Odds”.Eeben Barlow.Galago Publishing.2010

 

    1. “LOGCAP 101:An Operational Planner’s Guide”.Colonel Karen E. LeDoux.”Army Logistic University” http://www.almc.army.mil/

 

    1. Сайт http://closeprotectionpsdjobs.blogspot.com/

 

    1. Britains Secret War in Libya: British Special Forces uncovered on the ground by Chris Hughes, Daily Mirror 1/06/2011

 

    1. “Colombia, Israel and Rogue Mercenaries”.By John C. K. Daly.ISN Security Watch (09/03/07)

 

    1. “Современные проблемы миротворчества в Африке”. Полковник В. Гаврилов, кандидат психологических наук,полковник С. Шатров. “Зарубежное военное обозрение “Трансформация войны”.Мартин ван Кревельд. Москва.2005г. “Альмина бизнес букс” – “Ирисэн” (The transformation of war “Martin von Creveld)

 

  1. Сайт РСБ груп http://www.rsb-group.ru

 

Биография автора

 

Олег Валецкий родился в 1968 году на Украине (СССР). Участвовал в боевых действиях в период войны в Югославии девяностых годов как доброволец в войне в Боснии и Герцеговине в составе Армии Республики Сербской с марта 1993 года по январь 1995 года и в Косово в составе Армии Югославии с марта по июнь 1999 года.

 

Автор книг “Югославская война” (Издательство “Крафт+”, Москва 2006 год,2008 год), “Волки Белые (Сербский дневник русского добровольца 1993-1999 годов)” ( Издательский дом “Грифон”-Москва.2006 год), “Новая стратегия США и НАТО и ее влияние на развитие зарубежных систем вооружения и боеприпасов” (Издательство “Арктика”, Москва 2008 год), “Минное оружие. Вопросы минирования и разминирования”.( Издательство: Крафт+, 2009 г.),”Югославская война 1991-1995″ (Издательство “Крафт+”, Москва 2011 год).

Распространение оружия массового поражения и ракетных технологий в мире

Распространение оружия массового поражения и ракетных технологий в мире


Современное оружие массового поражения в корне переменило не только военную тактику, но и стратегию и, более того, саму геополитику в современном мире.


В первую очередь это относится к ядерному оружию. Это оружие за исторически короткий срок появившись изначально в США, Великобритании, Франции и СССР, вскоре оказалось у Китая, не имевшем до этого никаких предпосылок к его созданию.



Столь же стремительно ядерная технология была освоена Израилем, Пакистаном, Индией, Северной Кореей, Ираном, ЮАР и Бразилией. Показательно, что в оснащении ядерным оружием вооруженных сил Пакистана, Индии и Израиля важную роль играли французские компании, хотя эти государства не были связаны между собою политическими узами.


При этом в Пакистане французские компании сотрудничали с социалистическим Китаем, настроенным тогда к Западу крайне враждебно, и одновременно Пакистан, по признанию “отца пакистанской атомной бомбы” Абдул Кадир Кхана, сыграл важную роль и в развитии ядерной программы Ирана, получавшем при этом поддержку в данной области и от Северной Кореи.


Опасность ядерного оружия тем паче выросла, что еще в 70-80-х годах были разработаны ядерные БЧ к 155-мм, 175-мм и 203-мм боеприпасам и к морским минам, но главное — к управляемым фугасам, переносимых спецназом, мощностью до 5 килотонн.


Большая часть этих боеприпасов продолжает находиться на складах, а многие люди, участвовавшие в их разработке и в подготовке к применению, до сих пор служат в тех или иных организациях.


Разумеется, ядерное оружие — удовольствие дорогое, и более дешевым является химическое оружие, которое эпизодически применялось в современной военной истории. Химическое оружие, применявшееся в Первую мировую войну, было еще несовершенно и не имело эффективных средств доставки.


Во Второй Мировой войне химическое оружие не применялось, но Саддам Хуссейн в ходе войны против Ирана (1980-1988 гг.) применял боевые ОВ – “горчичный газ”, табун и зарин. В конце этой войны Ирак обладал 500 тоннами отравляющих веществ, в том числе несколько десятков тысяч артиллерийских снарядов и свыше полусотни БЧ (боевых частей) для оперативно-тактических ракет.


Хотя от ударов химическими боеприпасами по иранским городам Саддам Хуссейн и отказался, войска Ирака с апреля 1987 г. по август 1988 г. свыше сорока раз использовали химическое оружие против курдских повстанцев.


Так в ходе операции вооруженных сил Ирака “Анфаль” с февраля по сентябрь 1988 года было отмечено широкое использование химического оружия, а 16 марта 1988 года самолеты ВВС Ирака бомбила боеприпасами, содержавшими отравляющие вещества (зарин, табун и “горчичный газ”), курдский город Халабджа, занятый перед этим иранцами. В данном случае проявился значительный поражающий фактор химического оружия в городских кварталах, и хотя Халабджа был небольшим городком с парой десятков тысяч населения, число погибших исчислялось цифрой около пяти тысяч человек.


Во времена “холодной” войны США и СССР имели по нескольку десятков тысяч тонн химического оружия, так в СССР была разработанна “разовая бомбовая кассета” РБК-АД-1, содержавшая химические суббоеприпасы (боевые элементы), а США в 1986 году начали испытания “бинарной” химической авиабомбы.


1 июня 1990 года, когда США и СССР подписали договор об уничтожении большей части химического оружия (в первую очередь, устаревшего), то согласно достигнутым договоренностям к 2002 году у сторон должно было остаться по 5000 тонн химического оружия.


Ныне вследствие сложности технологии его уничтожения это оружие продолжает хранится на складах многих армий, и довольно тяжело определить, располагает ли какое-либо государство подобным оружием или нет.


В мире разработано огромное количество различных отравляющих веществ: стерниты — отравляющие вещества и их смеси на основе мышьякорганических соединений (адамсит – DM, дифенилхлорарсин – DA, дифенилцианарсин – DC), отравляющие вещества удушающего действия (фосген – CG и дифосген – CG2), отравляющие вешества общеядовитого действия (синильная кислота – AC, цианиды, хлорциан – CK), отравляющие вещества кожно-нарывного действия (иприт – HD, люизит – L), отравляющие вещества нервно-паралитического действия (зарин – GB, зоман – GD, табун – GA, ви-газ – VX), отравляющие вещества психохимического воздействия (хинуклидил-3, бензилат), различные токсины (химические вещества белковой природы микробного, растительного или животного происхождения – ХR и РG), фитотоксиканты (химические вещества, вызывающие поражение растительности), как например, известное по войне во Вьетнаме вещество Orange.


Химическое оружие находится на вооружении Бирмы, Вьетнама, Египта, Израиля, Индии, Ирана, Китая, Южной Кореи, КНДР, России, Сирии, США, Таиланда, Тайваня, Франции, Эфиопии и ряда других государств, которые имеют возможность его производства.


После войны в Ливии многие склады бывшей армии Ливии оказались без охраны, и судьба имевшегося там химического оружия неизвестна.


К тому же для производства ОВ достаточно небольшого химического завода, и потому вполне возможно, что в ходе очередной войны его сможет применить любая сторона. Последствия удара химическим оружием по любому населенному пункту могут быть катастрофическими, так как вызовут полный паралич жизнедеятельности городских служб, что ввергнет любой крупный город, а тем более “мегалополис” в состояние хаоса.


Говоря о химическом и ядерном оружии, не стоит забывать о средствах и способах его доставки. Государства или организации, им располагающие, в случае “тотальной” войны будут стараться наносить удар в самое “сердце” противника, а для этого необходимы средства его доставки. Авиация в решении этого вопроса играет важную роль, но не решающую, так как самолет представляет заметную цель и к тому же достаточно уязвимую.


По этой причине для ряда стран будет представляться рациональнее использовать ракетные системы наземного базирования, которые тяжелее контролировать, чем авиацию. Ракеты, применяющиеся современными оперативно-тактическими ракетными комплексами и комплексами средней дальности, могут быть оснащены различными типами БЧ, в том числе проникающего действия, ядерными, контейнерами с кассетными осколочными, осколочно-кумулятивными, зажигательными суббоеприпасами, а также СПБЭ.


Первой ракетной системой, которая стала экспортироваться в страны “третьего мира”, был советский тактический ракетный комплекс 2К6 “Луна”, разработанный в1961 году, его модернизированная версия, разработанная в 1964 году, 9К52 “Луна-М”, а также ее экспортный вариант 9К52ТС “Луна-Т”. В НАТО тактический комплекс 2К6 “Луна” обозначался как “Frog-3, “Frog -4”, “Frog -5”, а 9К52 “Луна-М” как “Frog-7A” и “Frog-7В”. Дальность стрельбы этих тактических комплексов составляла соответственно 44 и 70 км.


Экспортировавшиеся комплексы 9К52 “Луна-М” применяли твердотопливные неуправляемые ракеты ЗР10 с ядерной боевой частью и ЗР9 с осколочно – фугасной боевой частью и могли быть оснащены различными боевыми частями 9М21Б с ядерной БЧ, 9М21Ф —с осколочно-фугасной БЧ, 9М21Г — с химической БЧ и 9М21Д-С агитационной БЧ.


Впрочем работы по модернизации данного комплекса, начавшиеся в 1965 году по оснащению ракет системой управления (коррекции), были остановленны и на замену ему пришел тактический ракетный комплекс 9К79 “Точка”, разработка которого началась в 1968 году, а производство — в 1973 году.


Ракета имела инерциальное наведение с дальностью от 15 до 70 километров и ядерную БЧ АА-60 мощностью 10 килотон. В дальнейшем были созданны осколочно-фугасная БЧ 9Н123Ф, кассетная БЧ 9Н123К, ядерная БЧ АА-86, а также ракета “Точка-Р” с пассивной радиолокационной ГСН 9Н123Ф-РХ и с осколочно-фугасной БЧ.


В 1989 году на вооружение в Советской армии был принят модифицированный комплекс 9К79-1 “Точка-У”, основным отличием которого являлась большая дальность (до 120 километров) и точность стрельбы.


Данные тактические комплексы 9К79 “Точка”, обозначавшиеся в НАТО как SS-21 “Scarab”, были закуплены Йеменом, Сирией, Польшей и Чехословакией, а армия Российской Федерации применяла их в ходе боевых действий в Чечне, а так же в ходе войны в Южной Осетии.



В течение “холодной войны” СССР стал отправлять на экспорт или в виде военной помощи также и оперативно-тактический комплекс 9К72 с ракетами Р-17 (8К14) и Р-17М (8К14-1) на колесном шасси МАЗ-543 с дальностью действия 50-300 км, который обозначался в НАТО как “Scud-B” (“Скад Б”), а его вариант с ракетой Р-11М (8К11) на гусеничном шасси ИСУ-152К имел дальность действия до 150 км и по терминологии НАТО обозначался как “Scud-А”.


ОТР Р-17 могла оснащаться ядерной БЧ мощностью 100 Кт, фугасной БЧ массой 1016 кг , химической БЧ массой 985 кг и объемно-детонирующей БЧ (термобарической), а в Российской Федерации в середине 90-х годов была созданна программа модернизации комплекса, под обозначением “Аэрофон”, путем создания отделяемой БЧ и введения новой системы наведения.



Экспортный вариант комплекса 9К72, обозначавшийся как Р-300, широко поставлялся на экспорт в страны Варшавского договора, Афганистан, Йемен, Ирак, Иран, на Кубу, в Ливию, Сирию, Северную Корею и другие страны.


Как раз “Скады” и послужили Египту, Ираку, Ирану, Северной Корее и Сирии в качестве основы для развития собственных ракетных программ.



В США тактические ракетные комплексы предназначались прежде всего для применения тактических ядерных зарядов.


Первый тактический ракетный комплекс MGM-5 Corporal был создан в 1958 году на базе немецкой ракеты “Фау-2”.


Затем в США с 1953 года до середины 60-х годов выпускались тактические комплексы MGR-1A и MGR-1B “Honest John” с дальностью соответсвенно 37 и 48 км, а также аэромобильный комплекс MGR-3A “Little John” с дальностью стрельбы до 18 километров.



С 1960 года выпускался и тактический комплекс MGM-29 Sergeant с дальностью действия до 140 километров и с ядерной БЧ.


Ракеты “Honest John” и “Little John” помимо ядерной БЧ имели и осколочно-фугасную, кассетную, химическую БЧ.


Данные комплексы были поставленны лишь Великобритании, тогда как союзные США Тайвань, Южная Корея и Турция в качестве ОТР использовали американский ЗРК средней дальности “Nike Hercules” MIM-14, -14A, -14B с дальностью стрельбы до 75 миль (130 км), способный вести огонь по наземным целям.


Ракета “Nike Hercules” имела осколочно-фугасную БЧ, но могла использовать химическую и кассетные БЧ. В дальнейшем в США был создан MGM-52 “Lance” с дальностью до 120 километров (75 миль) с инерциальным наведением и с ядерной БЧ W-70 или с кассетной БЧ M-251, оснащенной с суббоеприпасами M-40.


Данные комплексы MGM-52 “Lance” экспортировались в Голландию, Бельгию, Италию, Германию, Израиль, Тайвань и Южную Корею.


Созданные в 70-х годах комплексы ОТР “Pershing-2″ MGM-31B попали под сокращение согласно советско-американского Договора о сокращении стратегических наступательных вооружений вместе с наземными установками крылатых ракет RGM-109 (США) и советским комплексом ТР 9К714″Ока” (SS-23 “Spider”).


Из союзников США лишь Франция, Израиль, Южная Корея и Тайвань имели собственные программы развития ракетных технологий достигших значительных результатов.


Сами производимые в Южной Корее ракеты NHK-1 и NHK-2, носящие также название “Хьён Му”, были созданы на базе устаревшего американского ЗРК MIM-14 “Nike Hercules”. Вместе с тем ракетная программа Южной Кореи находилась под постоянным контролем США, которые потребовали ограничить дальность действия ракет до 150 км, хотя Южная Корея позднее просила увеличить дальность действия до 250 км.


Ракетная программа Тайваня также находилась под давлением США, и начатая еще в 70-х годах программа разработки собственных ракет на базе американской тактической ракеты MGM-52 “Lance” (в Тайване носивших название “Green Bee”) под давлением со стороны США была приостановлена.


Тем не менее разработки ракетного вооружения продолжились и в 80-х годах на вооружение армии Тайваня был принят оперативно-тактический комплекс “Ching Feng”, созданный на базе MGM-52 “Lance”.


В 90-х годах Тайванем был принят на вооружение новый оперативно-тактический комплекс “Tien Chi” (“Sky Halberd”), созданный на базе ЗРК “Tien Kung-2” (“Sky Bow”), который в свою очередь создавался на базе американского ЗРК “Nike-Hercules”. Показательно, что проектируемая дальность пуска этого оперативно-тактического комплекса в 300 км под давлением Китая и США была уменьшена до 130 км. Для наведения ОТР “Tien Chi” использовалась комбинированная система INS/GPS, и тем самым боевое применение ракет с двух десятков этих комплексов, имевшихся на вооружении Тайваня, зависело от США.


Тайваньский Институт науки и технологий Чунг Шан (Chung-Shan Institute of Science and Technology) в 90-х годах вел также разработку ракет средней дальности класса “Sky Horse 1” с дальностью действия до 1000 км и массой БЧ до 500 кг, которую в Тайване предполагали использовать для запуска спутников.


Франция собственные наземные оперативно-тактические комплексы “Hades” с дальностью стрельбы 480 километров, заменившие в 1984 году снятые с вооружения ОТР “Pluton”, в 1997 году также сняла с вооружения, хотя ракетные технологии в ряд стран все же экспортировала, например, в Израиль.


Ракетная программа в Израиле была начата еще в 1962 г. при помощи Франции, так что первая израильская ракета “Luz-YA-1” представляла собой копию ракеты MD-620 французской компании Marcel-Dassault.


Принятая на вооружение Сил самообороны Израиля ракета получила обозначение “Jericho-1”. Это двухступенчатая твердотопливная ракета с дальностью действия до 500 километров, которая может оснащаться ядерной БЧ (около 20 Кт), моноблочной БЧ с обычным ВВ массой 450-650 килограмм или же с химической БЧ.


В 70-х годах Израиль заключил соглашение с ЮАР и Ираном о совместной разработке и производстве ракет, и в Иране испытывалась модернизированная ракета под обозначением YA-3.


В ЮАР ракета “Jericho” получила название “Arniston”, однако после исламской революции в Иране в 1979 году и последующим падением апартеида в ЮАР это сотрудничество было прекращено.


Новая израильская ракета “Jericho-2” (YA-3) была принята на вооружение армии Израиля в 1990 году, и масса ее БЧ составляла 1000 килограмм.


Ракета YA-3 может нести ядерный заряд мощностью уже до 1 Мгт на дальность до 1500 км. Свыше 90 таких ракет развернуто в районе города Захария (Zacharia) в установках шахтного типа.


Так как ракета “Jericho-2” использовалась для запуска спутников “Shavit”, то, вероятно, официальные данные о дальности действия этой ракеты в 1500 км не совсем верны и более точны данные, которые предполагают радиус действия этой ракеты до 3500 км.


Как правительство Израиля охраняет свои секреты, можно судить из судебного процесса над израильским физиком Мордехаем Вануну, который получил длительный тюремный срок за разглашение самого факта обладания Израилем ядерного оружия, хотя Израиль обладает, по различным данным, от нескольких десятков до нескольких сотен ядерных боеприпасов.


По причине строгой секретности сведения о новой трехступенчатой ракеты YA-4 “Jericho-3”, поступившей на вооружение армии Израиля в 2006 году, были достаточно отрывочны, и известна была лишь ее предполагаемая дальность — до 6000 км.


Известно, что кроме моноблочной ядерной БЧ (около 1 Мгт) Израиль вел разработку и ядерной БЧ с разделяющимися боеголовками, при этом сохраняется возможность оснащения ракеты обычными БЧ.


Однако куда более важную роль в снабжении стран “третьего мира” тактическими и оперативно-тактическими ракетными комплексами сыграл Китай.


Развитие ракетной и ядерной программ Китая было начато с помощью СССР в середине 50-х годов.


20 августа 1957 года вышел приказ Министра обороны СССР о передаче Китаю ракет дальнего действия Р-2, а затем и оперативно-тактических ракетных комплексов Р-11. Всего в начале 60-х годов в Китае было сформировано 20 ракетных полков вооруженных ракетами Р-2 и Р-11.


Советские специалисты так же помогли Китаю разработать и произвести первую китайскую ракету DF (“Dong Fеng” – “Восточный ветер”), представлявшей модификацию советского ракетного комплекса Р-1 “Волга” или, как принято упоминать на Западе, немецкой ракеты V-2.


Ее первый запуск произошел в 1960 г., а в 1964 г. была запущена уже новая ракета DF-2 с жидкостным реактивным двигателем.


Ракета DF-2 послужила для испытания Китаем ядерного оружия в 1966 г., и к концу 60-х “Поднебесная империя” имела около сотни таких ракет (получивших западное обозначение CSS-1) с дальностью действия 1250 км и с массой обычной БЧ 1500 кг или с ядерной БЧ мощностью 20 Кт.


Еще одна двухступенчатая ракета DF-21 (CSS-5) с дальностью действия 2150 километров (тогда как ее модификация DF-21A имела дальность 2500 км) имела кроме моноблочной ядерной БЧ также фугасную, кассетную, электромагнитную и химическую БЧ полезной массой 600 кг.


Китай развернул более сотни этих ракетных установок по всем пограничным районам от границы с Вьетнамом и Бирмой до побережья и границы с Россией.


Так же на базе DF-21 была создана ракета морского базирования JL-1 (CSS-N-3), которая имела такую же дальность в 2150 км (тогда как JL-1A, созданная на базе DF-21A, имела соответственно дальность 2500 км), так что каждая ядерная ПЛАРБ типа 092 несет 12 таких ракет.


Позже Китай создал трехступенчатые ракеты DF-3 (CSS-2) с дальностью действия 2650 км и массой обычной БЧ около 2000 кг. Вследствие невозможности долговременного хранения в двигателе ракеты жидкого топлива эти ракеты имели длительный срок приведения в боеготовность, но сама дальность действия в 2500 км была достаточной для обстрела большей части Юго-Восточной Азии, а также Японии, Южной Кореи и Тайваня.



В 1997 году и Саудовская Аравия закупила у Китая около 60 ракет DF-3.


Новая двухступенчатая ракета DF-4 (CSS-3) обладала дальностью до 4750 км, а последующая ракета DF-5 в ходе испытаний долетела до Соломоновых островов (около 12 тыс. км), а ее модификация DF-5А достигла радиуса 13 тыс. км, но в отличие от предыдущих ракет имела не моноблочную БЧ, а снабжалась шестью разделяющимися ядерными боеголовками.


Ракеты DF-4 и DF-5 послужили прототипом для создании ракет “Chan Zheng” (“Великий поход”), предназначенных для запуска спутников CZ-1 (LM-1 “Long Marsh”) и CZ-2 (LM-2). В дальнейшем Китай продолжил развивать ракеты для запуска спутников и приступил к разработке твердотопливных межконтинентальных ракет.


Работы над новой трехступенчатой твердотопливной ракетой DF-23 и ее морским вариантом JL-2 “Ju Lang” были начаты в 1970 г. Несмотря на многочисленные задержки Китаю удалось, не без помощи зарубежных специалистов, провести испытания данной ракеты в 1995 г. на полигоне “Wuzhai”. Эта ракета, переименованная в DF-31, вместо ожидаемых 6 тысяч километров преодолела 8 тысяч километров, а ее модификация DF-31A достигла рубежа в 10 тысяч километров, тогда как разработанная на базе DF-31 в конце 90-х годов ракета DF-41, чья третья ступень имела большую длину, имела дальность полета до 12 тысяч километров.



Так как американские ПЛАРБ несут трехступенчатые баллистические ракеты UGM-133A “Trident-II” с дальностью пуска до 13500 км, то дальность китайской ракеты JL-2 8 тысяч километров с разделяющимися ядерными БЧ представляется вполне приемлемой.


В 2007 г. в докладе Пентагона была обнародована информация о том, что Китай принял на вооружение пять ПЛАРБ, каждая из которых несет 12 баллистических ракет JL-2 с дальностью до 8000 км.


Кроме моноблочной БЧ для DF-31 и JL-2 были разработаны ядерные БЧ с тремя разделяющимися боеголовками и спутниковой навигацией, а на базе DF-31 была создана ее модификация SLV-1 для запуска спутников.


Для экспорта Китай предлагал так же свои ракеты серии М – одноступенчатые ОТР М-11 (DF-11, на Западе — CSS-7), которые были разработаны на базе советского комплекса ОТР Р-17.


Ракеты М-11 были смонтированы на колесную базу, аналогичную советскому тягачу МАЗ-543, и имели дальность пуска до 350 км и БЧ массой до 800 кг. Их модификация DF-11A (CSS-7 Mod 2) имела меньшую массу БЧ, но большую дальность — до 500 км. На ракетах DF-11A кроме ядерной БЧ (мощность до 20 Кт) могли устанавливаться фугасная, кассетная или химическая БЧ массой до 500 кг.


Данные ракеты поступили на вооружение НОАК, но работы по увеличению ее дальности действия, точности и массы БЧ не прекратились.


В 1993 г. они были закуплены Пакистаном, а 1995 г. и Ираном, также были данные, что около двух десятков этих ракет были закуплены Сирией, которая освоила их производство в г. Хама.


Другая китайская ракета средней дальности DF-15 и DF-15A (CSS-6), которая в экспортном варианте получила обозначение М-9, была разработана в 80-90-х годах совместно с Сирией. Ее дальность составляла до 600 км, точность (КВО) до 300 м, а моноблочная БЧ была оснащена зарядом в 500 кг ВВ.


В дальнейшем были разработаны химическая и кассетная, а для НОАК и ядерная БЧ. Масса БЧ DF-15A была снижена до 320 кг, что позволило увеличить дальность действия до 800 км. На ракетах DF-15A была установлена спутниковая навигационная система наведения, что повысило ее точность (КВО : 30-45 м). По информации журнала “Jane’s Defence”, для этой ракеты разрабатывалась и электромагнитная БЧ.


В Китае была разработана для экспорта и ракета М-18 с моноблочной БЧ и обычным ВВ (400-500 кг) с дальностью действия до 1000 км, которая представляла собой двухступенчатую модификацию ракеты М–9, и не была исключенна вероятность ее закупки Ираном в начале 90-х годов.


В Китае на базе советского ЗРК средней дальности С–75 (HQ-2) была разработана еще одна твердотопливная ракета М-7 (CSS-8), также предназначенная на экспорт и обладающая дальностью действия до 150 км. Для данной ракеты была разработаны моноблочная БЧ с обычным ВВ массой до 250 кг, кассетная и химическая БЧ и эти ракеты (около 90 единиц) в 1992 г. были экспортированы в Иран.


Одна из последних китайских разработок — твердотопливная ракета оперативно-тактического комплекса B-611M с комбинированным наведением по спутниковой системе GNSS и с инерциальной системой и с различными БЧ (осколочно-фугасной, кассетной с противотанковыми боевыми элементами, обьемного взрыва(термобарические)) при дальности до 280 километров.


Все это доказывает, что в настоящее время страны “третьего мира” в состоянии с помощью Китая оснастить свои вооруженные силы значительным количеством баллистических ракет средней дальности.


К тому же Китай предлагает на экспорт и противокорабельные ракеты дальностью действия до 120 км (С-301, С-601, С-802), которыми вышеупомянутые государства могут нанести достаточно ощутимые потери ВМС противника, что и произошло в 2006 году при ударах со стороны “Хезболлах” этими ракетами по кораблям израильских ВМС.


Другие страны “третьего мира”, такие как Бразилия, Египет, Индия, Иран, Северная и Южная Кореи, Пакистан, Сирия и Тайвань, так же развивали собственную ракетную технологию.


Правда Аргентина свернула свою ракетную программу, сделав это под давлением США в начале 90-х годов. Безусловно, это решение принесло очевидный экономический ущерб стране, так как в результате была свернута программа по выводу спутников в космос ракетами “Condor” (или “Alacron”).


Таким же образом и Бразилия остановила свою ракетную программу по производству ракет SS-300 и SS-1000 с дальностью действия 300 км и 1000 км в конце 90-х годов.


Следует отметить, что дальность действия разрабатывавшейся Аргентиной совместно с Египтом ракеты “Condor-2” (в Египте получившей обозначение “Badr-2000”) достигала 1000 км.


Ракеты “Condor-1” имели моноблочную БЧ (с обычным ВВ массой до 400 кг) и кассетную БЧ (с противотанковыми или с противопехотными суббоеприпасами), и эти БЧ могли быть применены и в ракетах “Condor-2”.


Хотя официально совместный проект Египта с Аргентиной был остановлен, ракетные технологии из этой программы, в том числе разработка ракет “Condor-3” (с дальностью действия до 1500 км), были усвоены Египтом.


Египет еще в ходе войны с Израилем в 1973 году применил несколько ракет Р-17 советского оперативно-тактического комплекса 9К72 и впоследствии на своей фабрике “Sakr” осуществил совместно с Северной Кореей и Китаем программу по созданию мобильных комплексов средней дальности на базе советских Р-17.


Данные комплексы обладали дальностью стрельбы до 450 км при массе БЧ до 1000 килограмм, и в 90-х годах было произведено около сотни таких ракет.


Настолько же доступной сегодня является и технология производства советских ракет Р-17, производимых в различных модификациях Северной Кореей. Производимые в Северной Корее ракеты “Hwasong-5” и “Hwasong-6” с дальностью действия соответственно 300 и 500 км. кроме северокорейской армии (свыше сотни установок) были проданы во Вьетнам и Иран, на Кубу, в Ирак, Ливию и Сирию.


Иран и Сирия с помощью Северной Кореи организовали собственное производство ракет типа “Hwasong-6”, а по некоторым данным, их производство было при Кадафи организовано и в Ливии.


Созданные в Северной Корее, на базе “Hwasong-6” ракеты “Nodong-1” с дальностью действия до 1200 км имели моноблочную БЧ (с обычным ВВ), химическую, биологическую, кассетную (100 осколочных суббоеприпасов) и ядерную БЧ.


Другая севернокорейская ракета “Nodong-2” с дальностью стрельбы до 1500 км имеет моноблочную обычную (осколочно-фугасную), ядерную, химическую или биологическую БЧ, а также кассетную БЧ различного снаряжения.


На базе ракет “Nodong” Северная Корея создала и производила двухступенчатую ракету “Моксонг-1” (“Taepo-dong” по американской классификации), имевшую жидкостный двигатель и обладавшую дальностью действия 500-2000 км. По данным западных источников следующая ракета “Моксонг-2” имела дальность действия, по разным источникам, от 4000 до 8000 км. В апреле 2009 года ракета была запущенна в Тихий океан на дальность 3800 километров, а испытания в апреле 2012 года оказались неудачными, так как ракета взорвалась в воздухе через две минуты после взлета.



Ракета “Моксонг-2” (“Taepo-dong-2”) была ракетой наземного базирования и имела длину 32 метра, диаметр первой ступени 2,4 метра, второй ступени 1,4 метра, а третьей ступени 0,9 метра и имела вес 64 тонны с весом БЧ в 1000-1500 килограмм.


Первая и вторая ступени были созданны на базе ракеты “Но Донг-2” с четырьмя ракетными моторами и с жидкостным топливом, тогда как, по отдельным данным, третья ступень могла иметь твердое ракетное топливо.


Как раз технология производства “Моксонг-2” (“Taepo-dong-2”) была переданна Пакистану и Ирану, развивающим собственные ракетные программы.


В КНДР ракета “Моксонг-2” (“Taepo-dong-2”) использовалась в космической программе разработке ракет-носителей “Унха-2” и “Унха-3”


Так же существует информация о разработке ракеты Моксонг-3 (Таэподонг-3), которая по некоторым источникам обладала дальностью действия до 10-12 тыс. км.


Северная Корея в конце 80-х — начале 90-х годов начала тесное сотрудничество с Ираном и Пакистаном, несмотря на то, что Пакистан формально считался союзником США, а Иран противником. Именно в это время Северная Корея разработала межконтинентальные баллистические ракеты, предназначенные и для запуска спутников и для ударов по противнику.


Как раз на базе корейских ракет “Nodong” разрабатывал собственные ракеты и Пакистан, создавший ракеты “Ghauri-1”, представлявшей собою модификацию “Nodong-1”, тогда как Иран производил по технологии ракеты “Nodong-1” собственную версию “Shahab-3”.


После успешных испытаний в 1998 году ракеты “Ghauri-1”, имевшей также название “Hatf-5”, усовершенствованная модель “Ghauri-2” или “Hatf-6” с удлиненным корпусом была испытана в 1999 году, и на испытаниях она достигла дальности в 2300 км, а следующая модель “Ghauri-3”, испытанная в том же году, достигла дальности в 3000 км.


Однако Пакистан развивал собственную ракетную программу с 60-х годов, сотрудничая не только с Китаем и Северной Кореей, но и с рядом западных государств, например, с Францией.


Так ракеты “Hatf-1” разрабатывались в начале как неуправляемые в варианте с жидкостным и с твердотопливным двигателями, но впоследствии их оснастили системами наведения, и они обозначались как ракеты “Hatf-1B”. Дальность действия ракет “Hatf-1” и “Hatf-1А” составляла до 80 км, а “Hatf-1В” – 120 километров, и эти ракеты обладали ядерной, химической или же моноблочной БЧ с обычным ВВ.


Ракеты “Hatf-1” и “Hatf-1А” были приняты на вооружение Пакистанской армии в 1992 г., а “Hatf-1В” в 1995 г., хотя по некоторым данным, ныне программа по их производству остановлена.


На базе “Hatf-1” была создана двухступенчатая твердотопливная ракета “Hatf-2”, и за ее основу, согласно западным данным, была принята конструкция китайской ракеты М-11, хотя новая ракета, принятая на вооружение в 2004 году, внешне походила на аргентинскую ракету “Alacran”.


“Hatf -2” имела дальность пуска до 480 км при массе БЧ 150 кг, а согласно другим данным, ее дальность составляла 300 км, а вес БЧ в 500 килограмм. И Пакистан продолжал в начале этого века НИОКР по усовершенствованию ракет этой серии.


Согласно данным журнала “Jane’s Defence”, Пакистан с помощью Северной Кореи и Китая модернизировал закупленные им китайские баллистические ракеты М-9 и М-11, получившие обозначение “Hatf-3” и “Hatf-4”.


Так же на базе ракеты М-11 силами агенства SUPARCO (Space and Upper Atmosphere Research Commission – Космическое Агентство Пакистана) была создана собственная ракета “Shaheen-1”, которая была испытана в апреле 1999 года, достигнув дальности 750 км, а ее двухступенчатая модификация “Shaheen-2” – дальности 2500 км.


Для этих ракет были созданы моноблочная БЧ массой 750 кг с обычным ВВ, химическая и ядерная БЧ.


Помимо этого Пакистан с 2007 года на вооружении имеет собственную крылатую ракету Raad ALCM весом в 110 килограмм, дальностью действия в 350 километров и с системами наведения INS, TERCOM, DSMAC, GPS, COMPASS, которая также может запускаться с самолетов ВВС Пакистана JF-17, Mirage III и Mirage V.


Ракета Raad была созданна на базе другой крылатой ракеты Babur наземного базирования.


Работы по созданию ракеты Babur или “проекта 828” велись с 2001 года в Пакистане пакистанской Национальной инженерной и научной комиссией (National Engineering and Scientific Commission – NESCOM) с 1998 года на основе двух американских крылатых ракет RGM-109 Tomahawk Вlock 3, упавших на территории южной части Пакистана в ходе нанесения американцами ракетых ударов по афганским талибам в июле и августе 1998 года. Сама ракета оснащается турбореактивным двигателем МС-400 ( Р95-300) производства запорожского ОАО “Мотор-Сич”. Система наведения КР Babur имеет инерциальное и GPS наведение, как и аналог системы TERCOM. Ракета может оснащаться как обычной, так и ядерной боевой частью. В октябре 2011 года Пакистан произвел успешное испытание своей крылатой ракеты Babur, запущенной из наземной подвижной пусковой установки и поразившей цель на растоянии 700 км.


Иран свою ракетную программу начал развивать в 80-х годах при помощи Северной Кореи и в тесном сотрудничестве с Пакистаном. Его первые ракеты “Shahab-1” и “Shahab-2” были созданы на основе севернокорейских ракет “Hwasong-5” и “Hwasong-6”, которые активно использовались вместе с закупленными советскими комплексами 9К72Э в ходе так называемой “войны городов” против Ирака, обстреливавшего города Ирана.


Помимо управляемых ракет Ираном были созданы неуправляемые тактические комплексы “Nazeat 6” и “Nazeat 10”, в дальнейшем замененные такими же твердотопливными одноступенчатыми ОТР “Zelzal-1”, “Zelzal-2”, “Zelzal-3”, дальность последнего достигала 200 километров.


На основе северокорейских ракет “Нодонг” в Иране была создана ракета “Shahab-3”, которая имела одну ступень и жидкостной или твердотопливный двигатель и была, по сути, однотипна с пакистанской ракетой “Ghauri-1”.


Первые испытания “Shahab-3” прошли в 1998 году, и как было заявлено, ракета могла поражать цели на расстоянии до 1350 км и в состоянии нести боеголовку весом до 1200 кг. В модификации, испытанной на маневрах “Пайамбарэ азам-2”, дальность полета была увеличена до 2000 км за счет снижения веса боеголовки до 650 кг и ряда технических усовершенствований.


Следующая модель — двухступенчатая ракета “Shahab-4” была разработана также в рамках совместного проекта с Северной Кореей и Пакистаном на базе технологий производства северокорейской “Nodong”, и она достигла дальности 2000 км с БЧ весом 750-1000 кг, тогда как ее трехступечатая модификация с аналогичной БЧ и с твердотопливным ускорителем достигала дальности 2800 км.


В дальнейшем Иран получил от Северной Кореи технологию производства ракет “Моксонг” и начал разработку ракет “Shahab-5” с дальностью 3500-4300 км в двухступенчатой модификации и 4000-4300 км в трехступенчатой модификации, а так же ракет “Shahab-6” с дальностью 5500 км для двухступенчатой модификации и 5600-6200 км для трехступенчатой модификаций при массе БЧ в 500-1000 кг. Данная ракета была способна выводить на орбиту спутники.


В 2010 году произошел испытательный запуск новой ракеты Qiam-1, работавшей также на жидком топливе, как и ракеты “Shahab”



Иран применял и китайские ракеты М-7 (закупленные в числе до 90 ракет), обозначаемые в Иране как “Tondar-69”, на вооружении Ирана состояли и китайские ракеты М-9 и М-11.


В 2002 году Иран провел успешные испытания оперативно-тактического комплекса A-110 “Fateh” собственной разработки с твердотопливной ракетой и с дальностью действия до 200 километров, в дальнейшем увеличенной до 300 километров.


В 2008 году появилась информация о том, что в Иране проведенны успешные испытания новой твердотопливной баллистической ракеты с дальностью до 2000 километров под названием “Саджиль”. 



“Саджиль” на параде в Тегеране, 22 сентября 2011 год


В 2008-2011 года было проведено несколько успешных испытательных запусков ракет “Саджиль”, а затем и ее модернизированной версии “Саджиль-2”.


Как признало в 2005 году правительство Украины, иранцы смогли нелегально закупить на Украине несколько десятков крылатых ракет Х-55. Эту сделку в 2000-2001 годах осуществила фирма “Прогресс”, дочернее предприятие “Укрспецэкспорта”, а в апреле 2005 года президент Украины Виктор Ющенко публично подтвердил факт незаконной поставки ракет Х-55 в Китай и Иран с территории Украины.


Впоследствии министр обороны РФ Сергей Иванов подтвердил информацию о том, что имеются данные о продаже Украиной стратегических крылатых ракет авиационного базирования Х-55 Китаю и Ирану.


Ныне иранцы на их основе разрабатывают собственные крылатые ракеты, так в частности в Иране на заводе Hemmat Missile Industries Complex производится крылатая ракета “Ghadr-110”.



Кроме Ирана и Пакистана ракетную программу развивает и их сосед – Индия, в становлении ракетной промышленности которой также значительную роль сыграла иностранная помощь, в том числе и из США.


Начатая в 1979 г. компанией Indian Defence Research and Development Laboratory (DRDL) в Хайдарабаде программа по созданию баллистической ракеты “Агни-1” основывалась на “коммерческой” ракете SLV-3 (Satellite Launch Vehicle-3), разработанной на основе американской ракеты “Scout”.


Разработка другой индийской ракеты “Prithvi” была начата в 1983 г. силами DRDL и с помощью некоторых западных компаний, названия которых держатся в секрете. При ее разработке был использован ракетный двигатель ЗУР советского ЗРК С-75.


Было разработано две модели: “Prithvi” SS-150-P1 с дальностью действия 40-150 км и с массой БЧ в 1000 кг и “Prithvi” SS-250-P2 с дальностью в 250 км и весом БЧ в 500 кг.


Для ракет серии “Prithvi” были созданы ядерная, моноблочная БЧ с обычным ВВ, химическая, объемного взрыва, бетонобойная (проникающего действия) и кассетная БЧ с кумулятивно-осколочными суббоеприпасами.



ГСН ракеты серии “Prithvi” оснащалась ИК и ТВ датчиками и могут применяться для нанесения ударов по подвижным целям.


Первые испытания ракеты “Prithvi” SS-150-P1 прошли в 1988 г., ракета показала относительно хорошую точность (КВО в 50 м на дальности действия в 150 км) и была принята на вооружение в 1994 году


Для ВМС Индии была создана морская модификация ракеты “Prithvi” – “Dhanush” для вооружения надводных кораблей и подводных лодок.


При создании новой двухступенчатой ракеты “Агни” разработчики использовали ступень индийской оперативно-тактической ракеты “Prithvi” с жидкостным двигателем, и этот проект осуществлялся почти 15 лет с периодическими паузами.


В 1997 г. благодаря созданию твердотопливного ракетного двигателя программа была возобновлена.


Созданная ракета “Агни-1” имела дальность полета до 2500 километров, на ее базе была создана ракета средней дальности “Агни-1А”, а затем и баллистическая ракета “Агни-2” с дальностью пуска до 3000 км.


Обе ракеты были приняты на вооружении ВС Индии в начале этого века. Кроме ядерной БЧ ракеты типа “Агни” могут оснащаться моноблочной БЧ с обычным ВВ, БЧ с ВВ объемного взрыва и кассетной БЧ массой до 1000 кг.


В дальнейшем была разработанна ракета “Агни-3” с дальностью пуска до 6000 км.


В 1999 г. Индия начала новую программу по созданию ракет “Surya-1” и “Surya-2” на базе индийской “коммерческой” ракеты ASLV с дальностью полета, соответственно, 8000 и 12000 км.


Большие усилия в области ракетных технологий прилагала и Сирия, которая кроме уже упоминавшегося сотрудничества с Китаем и Северной Кореей в 90-х годах имела доступ к разработкам Ирака.


Сирия ныне обладает большим количеством советских ракет Р-17 и китайских М-9 и М-11, например, ракеты Р-17 сирийцы в 1973 г. применяли для ударов по территории Израиля, в том числе по Тель-Авиву. В начале нового века Сирия закупила в России новый оперативно-тактический комплекс “Искандер-Э” с дальностью стрельбы до 280 км.


В свое время и Ливия закупила в СССР большое число комплексов 9К72 и ракет Р-17, применив их в 1986 г. для ударов по американской береговой станции на итальянском острове Лампедуза. До падения Кадафи Ливия прилагала большие усилия к программе по созданию ракеты “Al Fatah”.



Пуск Fateh-110 в 2010 году


В этой программе участвовали компании из Бразилии, Германии, Индии, Украины и Югославии, дальность ракеты должна была составлять до 1500 км при массе БЧ до 500 кг.


Однако имевшиеся на вооружении Ливии ОТР так ее и не были примененны, чему причины не их ТТХ, а само нежелание части ливийского генералитета исполнять приказы Муамера Каддафи.


Ныне очевидно, что прошло время, когда СССР и США могли продавать Третьему миру вооружение, пригодное лишь для взаимного истребления этих стран. Ныне сами эти страны развивают собственные ракетные технологии, которые не в состоянии в полной мере контролировать ни США, ни, тем более, Россия.


Вывод Китаем спутников в космос и испытания им в космосе противоракетного оружия показали, что он больше не зависит от официальной иностранной помощи. Этим же путем следуют и развивающие ракетные програмы Иран, Индия и Пакистан, а с некоторым отставанием — Египет и Тайвань.


Очевидно, что рано или поздно мир столкнется с силою, которая уже не будет ограничивать себя в применении подобного вида оружия и на данный момент невозможно полагаться на технические возможности средств ПВО и ПРО по борьбе против этой угрозы.


Последствия применения ракет класса “земля-земля” могут быть катастрофическими.


Даже одна пусковая установка ракетного комплекса класса “земля-земля” в состоянии с применением современных средств наведения нанести такой удар при поражении городских кварталов ядерными или химическими боеприпасами, который может парализовать государственный аппарат нападаемого государства.


Помимо ОМП схожие последствия может иметь применение электромагнитных авиабомб, сообщения о которых впервые в открытой прессе опубликовал в 90-х годах австралийский специалист по авиационному вооружению Карло Копп и которые, как очевидно, могут послужить созданию БЧ в балистических ракетах.


Сами разработки электромагнитного оружия велись как в годы Второй Мировой войны, так и после нее в таких странах, как СССР, США, Великобритания, Германия, Югославия. Важную роль в их развитии сыграл сербский ученый Никола Тесла.


Известно о том, что с 50-х годов шли разработки этого вида оружия в американской лаборатории в Лос-Аламосе (Los Alamos Laboratory), известны и успешные разработки в этом направлении в Великобритании, где были разработаны боевые части, создающие электромагнитный импульс силой в 20 ГВат с радиусом несколько сот метров (сноп шириной в 30º).


Согласно проходившим в СМИ сообщениям, главным препятствием в этих разработках стали трудности с созданием компактного и мощного источнка питания, который мог бы вырабатывать ток силою несколько сот тысяч ампер и производить магнитное поле в генераторе типа FCG (Flux Compression Generator) или типа MHD (Magneto Hydrodynamic Generator).


Ныне согласно СМИ в США уже существуют проекты создания миниатюрных БПЛА с электромагнитной боевой частью для уничтожения систем пуска и наведения оружия массового поражения, а также проекты создания электромагнитных генераторов для уничтожения наземных целей и целей в воздушном пространстве-проекты “Goodbye”, LASP и SASP.


Также известны в ряде стран мира и разработки установки передачи электромагнитных волн импульса в 100 000 МегаГерц, вызывающих перемены в поведении человека.


Насколько известно из статьи Карло Коппа, само создание электромагнитной бомбы было технически возможно еще в 90-х годах, и соответственно последствия ее применения в современном городе могут быть катастрофическими.


Помимо этого БЧ ракет класса “земля-земля” могут оснащаться и иного вида БЧ. Так в югославской прессе проходили данные о разработках микроволнового оружия, воздействующего на электронные приборы и нервную систему человека, о чем писал полковник Яничиевич в своей статье “Развитие оружия с направленной энергией”, вышедшей в журнале “Нови Гласник” (№2, 2001 г.), согласно которому на Западе разрабатывались установки микроволнового излучения которые уничтожают головки самонаведения управляемых боеприпасов.


Впрочем сама мощность современных типов БЧ с зарядами с обычными (конвенциональными) ВВ такова, что с применением их в управляемых и кассетных боеприпасах в случае развязывания широкомасштабной войны большую часть жертв будет составлять гражданское население.


Гибель наступит как от прямых последствий применения такого оружия, так и от косвенных – в наступившем общественном хаосе в результате разрушения системы государственного управления и связи, путей сообщения и энергетической системы, инфраструктуры жизнеобеспечения крупных городов и др. Уже само существование городов столь огромных размеров – прямой источник угрозы государственному порядку, чему свидетельством являются технологические катастрофы, например, сравнительно недавняя экологическая катастрофа в Новом Орлеане после урагана “Катрин”.


Характеристики мощности современных управляемых боеприпасов, рост их дальности и точности попадания уже не требуют прямого выхода противника к границам государства-жертвы. Установки такого действия можно приобрести во многих странах мира и единственной гарантией защиты в таком случае служат системы ПВО, ПРО и космической разведки, которые могут гарантировать достачно высокую степень безопасности государства.


Список используемых источников




  1. Сайт “Venik aviation” www.aeronautics.ru



  2. “Развој нуклеарног и хемијског оружја – стање и тенденције” – потпуковник Јакшић Светозар. Журнал “Нови гласник”, №3-4, 1995 г.



  3. „Армейские и фронтовые оперативно-тактические ракетные комплексы(ОТРК)“. Андриан Николаев.Сайт “Военный паритет” http://www.militaryparitet.com



  4. “Пекинский тигр изготовился к прыжку-Китай не собирается обороняться.Он собирается нападать”.Александр Храмчихин.”Независимое военное обозрение”.26 июня 2009 год.



  5. Сайт “Global Security” http://www.globalsecurity.org



  6. Сайт “TARGET & Зарубежное военное обозрение” http://www.commi.narod.ru



  7. Журнал “Химическое разоружение”.Сайт http://www.chemicaldisarmament.ru



  8. Сайт “159-ая ракетная бригада ОТР (г.Кировоград)” http://a-1575-1.narod.ru/



  9. Живой Журнал http://imp-navigator.livejournal.com/



  10. “Е-бомба за масовно уништовање електричних и електронских уређаја” – пуковник Јанићиевић Слободан. Журнал “Нови гласник”, №6, 1999 г.



  11. “Електромагнетски пројектили – најмоћније оружје информационог рата” – капетан прве класе Тумара Ненад. Журнал “Нови гласник”, №3-4, 1997 г.



  12. Статья “A Brief History of the HARP Project”.Richard K Graf.Сайт Encyclopedia Astronautica http://www.astronautix.com



  13. “Развој оружја с усмереном енергијом” – пуковник Јанићијевић Слободан. Журнал “Нови гласник”, №2, 2001 г.



  14. “Taepo Dong 2”.Lennox, Duncan.”Jane’s Strategic Weapon Systems(Offensive Weapons). September 21, 2012.



  15. “Update: Unha-3 orbits North Korea’s first satellite.”Richardson, Doug.Jane’s Defense & Security Intelligence & Analysis. January 8, 2013.



  16. Журнал “Экспорт Вооружений”. Сайт http://www.cast.ru



  17. Сайт “Missile Defense Agency” http://www.mda.mil



  18. Сайт “Defense Update” http://www.defense-update.com/



  19. Сайт “Greg Goebel” http://www.vectorsite.net



  20. Сайт “Китайская военная мощь” http://www.china-defense-mashup.com


Биография автора


Олег Валецкий родился в 1968 году на Украине. Участвовал в боевых действиях в период войны в Югославии девяностых годов. Автор книг “Югославская война” (Издательство “Крафт+”, Москва 2006 год,2008 год), “Волки Белые (Сербский дневник русского добровольца 1993-1999 годов)”(Издательский дом “Грифон”-Москва.2006 год), “Новая стратегия США и НАТО и ее влияние на развитие зарубежных систем вооружения и боеприпасов” (Издательство “Арктика”, Москва 2008 год), “Минное оружие. Вопросы минирования и разминирования” ( Издательство: Крафт+, 2009 г.), “Югославская война 1991-1995” (Издательство “Крафт+”, Москва 2011 год), “Партизанская война в Косово и Метохии в 1999 году” (“Центр стратегической конъюнктуры”. Пушкино.2013), “Управляемое оружие США и НАТО”( “Центр стратегической конъюнктуры”. Пушкино.2013).


Фото взяты с сайтов


“Venik aviation” www.aeronautics.ru


“Global Security” http://www.globalsecurity.org


“159-ая ракетная бригада ОТР (г.Кировоград)”  http://a-1575-1.narod.ru/


“Missile Defense Agency”  http://www.mda.mil


“Defense Update”   http://www.defense-update.com/


“Китайская военная мощь” http://www.china-defense-mashup.com


Живой Журнал http://imp-navigator.livejournal.com/

О Православии и СССР

0

О Православии и СССР 

 

Если коснуться истории СССР и идей Православной церкви о Третьем Риме, имевших корни в “ромейской” политической теории то тут особых параллелей привести нельзя.

 

Разумеется, СССР был мощной державой и достаточно близок был к достижению мирового господства. Вполне возможно, что в будущем он будет восстановлен и такого господства все-таки добьется.

 

Раз при создании СССР власть не нуждалась в помощи церкви,то видимо не будет нуждаться и при его восстановлении и тут церковным иерархам делать нечего. В аппарате власти  за годы коммунизма давно свыклись с мыслию что религия средство а не цель и так как люди там есть знающие,то вряд ли они нуждаются дабы кто-то им обьяснял азы христианства.

 

Если эти люди решаться восстановить былой аппарат власти, то духовные ориентиры у них будут те же что и у основателей СССР и вряд ли дозволят, что бы какой-то духовник управлял действиями кого-то из них.

 

К тому же если исходить из православных постулатов,то  подобное государство каким бы могущественным оно не было,не имеет большой духовной ценности, ибо не является тем, чем должно было быть согласно теории “ромейской” Византии. В последней пусть и в теории государство, чей глава император имел право участия на церковных соборах, обязано было защищать Православную веру и одновременно следить за тем, что бы в обществе законы соответствовали православным взглядам на правду и справедливость.

 

СССР несмотря на то, что идеи социальной правды и справедливости без сомнения занимали важное место, в силу государственного атеизма отцами былых Вселенских соборов мог рассматриваться лишь как царство Антихриста. Безбожие вообще было редкостью даже в языческом Древнем мире.

 

Современная же РФ формально дав церкви больше прав, ненамного дальше ушла от СССР, ибо является органической частью созданного во второй половине 20-го века Нового Мирового порядка и, более того, отказом от идеи социальной правды и справедливости в практической области РФ еще дальше ушла нежели СССР от идеалов Третьего Рима.

 

В самом обществе существует, конечно, широкое недовольство существующим социальным порядком, но реакция на нее скорее всего будет иметь дух все той же советской идеологии и приведет лишь к восстановлению советской идеологии.

 

Государственный аппарат в таком случае если и будет иметь какие-то православные атрибуты, то лишь в качестве бутафории, ибо будет восстанавливаться тем духом, которым и был построен СССР и к которому православие никакого отношения иметь не могло, хотя бы в силу политики воинствующего атеизма.

 

Разумеется, легко кого-то осуждать, а еще легче русский народ – ныне полностью обесправленный в отношении своих национальных прав. Однако надо понять, что обесправен этот народ как раз благодаря своему православному прошлому, когда он был носителем той державности, которая являлась наследником Рима императора Константина и представляла собою преграду на пути оккультных сил.

 

Ныне же эти же силы что, собственно и достаточно очевидно, хотят полностью вытравить из русского народа память о своей былой принадлежности к христианскому миру, ПУТЕМ распространения всех видов пороков и преступности в обществе, в том числе самых бесчеловечных, дабы омертвели сердца людей, так и навязыванием людям оккультных идей, пристрастии к магии, а также распространением очевидно антихристианских по сути, а то и по форме, политических идей, по благовидными предлогами заботы о благе народа либо о величии державы.

 

Для взгляда безрелигиозного, подобные явления вполне терпимы, однако если исходить из того, что лишь христианство и то, прежде всего, православное представляет собою эффективную защиту против магии, вышеупомянутые пороки и лжеидеи эту защиту либо разрушают, либо вообще не дают ей появится.

 

Самое же печальное, что и, даже, понимание подобного бедственного положения у большинства русских, да представителей других народов живущих в исторической России отсутствует, а те кто об этом говорит и пишет, осмеиваются, оскорбляются, а то и убиваются, как покойный отец Даниил Сысоев, при одобрении или безучастном поведении большинства народа.
 

Православные русские должны помнить, что всепрощающего Бога нет, и эта Оригенова ересь была осуждена на Пятом Вселенском Соборе в Константинополе в 553 году. «Былого» русского народа – богоносца, о котором мечтал Ф.М. Достоевский, больше нет, а есть народ, в сердце которого царит безбожие.

 

Русский народ не понес коллективного наказания от Бога за то, что делал в годы революции, гражданской войны, борьбы с религией – «опиумом для народа», за коллективизацию, репрессии в годы Второй Мировой войны, уничтожение всех, кто был не согласен становиться коммунистом и кто попросту был слишком зажиточным по мнению «красной бедноты» из РККА. Это еще не означает, что все забыто, ибо Бог ничего не забывает.

 

Прощение само не придет и если русский народ нисколько не раскаивается и, более того, считает, что ему не в чем раскаиваться, то нелогично ему обращаться к Богу, по крайней мере к Богу, каковым его знаем из Библии.

 

Ведь если народ не раскаивается в нарушении Божьих заповедей, значит не раскаивается и в том, что почти весь ХХ век он силой распространял по миру безбожие, поэтому, как-то нелогично ему требовать что либо от Бога христиан, а логичнее поискать какого-то иного бога.

 

Неужели не очевидно, что уже только одна созданная в Советской России система просто не дает права русскому народу требовать восстановления православного царства, пока не будет получено прощение за систему, в которую были вовлечены предки более чем значительной части современного населения.

 

Бог казнил смертью тысячи евреев за грехи своих царей, а все племя Венеаминово едва ли не было уничтожено за то, что в одном городке его жители из этого племени, “пошалили” (как любил выражаться И.В.Сталин и его маршалы) с одной наложницей Книга Судей Израилевых. Глава 19
19.1 В те дни, когда не было царя у Израиля, жил один левит на склоне горы Ефремовой. Он взял себе наложницу из Вифлеема Иудейского. Суд 17, 7. Суд 18, 1. Быт 35, 19.
19.2 Наложница его поссорилась с ним и ушла от него в дом отца своего в Вифлеем Иудейский и была там четыре месяца.
19.3 Муж ее встал и пошел за нею, чтобы поговорить к сердцу ее и возвратить ее к себе. С ним был слуга его и пара ослов. Она ввела его в дом отца своего.
19.4 Отец этой молодой женщины, увидев его, с радостью встретил его, и удержал его тесть его, отец молодой женщины. И пробыл он у него три дня; они ели и пили и ночевали там.
19.5 В четвертый день встали они рано, и он встал, чтоб идти. И сказал отец молодой женщины зятю своему: подкрепи сердце твое куском хлеба, и потом пойдете.
19.6 Они остались, и оба вместе ели и пили. И сказал отец молодой женщины человеку тому: останься еще на ночь, и пусть повеселится сердце твое.
19.7 Человек тот встал, было, чтоб идти, но тесть его упросил его, и он опять ночевал там.
19.8 На пятый день встал он поутру, чтоб идти. И сказал отец молодой женщины той: подкрепи сердце твое [хлебом], и помедлите, доколе преклонится день. И ели оба они [и пили].
19.9 И встал тот человек, чтоб идти, сам он, наложница его и слуга его. И сказал ему тесть его, отец молодой женщины: вот, день преклонился к вечеру, ночуйте, пожалуйте; вот, дню скоро конец, ночуй здесь, пусть повеселится сердце твое; завтра пораньше встанете в путь ваш, и пойдешь в дом твой.
19.10 Но муж не согласился ночевать, встал и пошел; и пришел к Иевусу, что ныне Иерусалим; с ним пара навьюченных ослов и наложница его с ним. Быт 10, 16. Нав 15, 63. 2 Цар 5, 6.
19.11 Когда они были близ Иевуса, день уже очень преклонился. И сказал слуга господину своему: зайдем в этот город Иевусеев и ночуем в нем.
19.12 Господин его сказал ему: нет, не пойдем в город иноплеменников, которые не из сынов Израилевых, но дойдем до Гивы. Еф 2, 12.
19.13 И сказал слуге своему: дойдем до одного из сих мест и ночуем в Гиве, или в Раме. 2 Цар 5, 25.
19.14 И пошли, и шли, и закатилось солнце подле Гивы Вениаминовой.
19.15 И повернули они туда, чтобы пойти ночевать в Гиве. И пришел он и сел на улице в городе; но никто не приглашал их в дом для ночлега. Суд 20, 4.
19.16 И вот, идет один старик с работы своей с поля вечером; он родом был с горы Ефремовой и жил в Гиве. Жители же места сего были сыны Вениаминовы. Быт 35, 18. Суд 3, 15. 2 Цар 16, 11.
19.17 Он, подняв глаза свои, увидел прохожего на улице городской. И сказал старик: куда идешь? и откуда ты пришел?
19.18 Он сказал ему: мы идем из Вифлеема Иудейского к горе Ефремовой, откуда я; я ходил в Вифлеем Иудейский, а теперь иду к дому Господа; и никто не приглашает меня в дом;
19.19 у нас есть и солома и корм для ослов наших; также хлеб и вино для меня и для рабы твоей и для сего слуги есть у рабов твоих; ни в чем нет недостатка.
19.20 Старик сказал ему: будь спокоен: весь недостаток твой на мне, только не ночуй на улице. Суд 6, 23. Деян 16, 15. Евр 13, 2.
19.21 И ввел его в дом свой и дал корму ослам [его], а сами они омыли ноги свои и ели и пили. Быт 18, 4.
19.22 Тогда как они развеселили сердца свои, вот, жители города, люди развратные, окружили дом, стучались в двери и говорили старику, хозяину дома: выведи человека, вошедшего в дом твой, мы познаем его. Быт 19, 4-5. Ос 9, 9.
19.23 Хозяин дома вышел к ним и сказал им: нет, братья мои, не делайте зла, когда человек сей вошел в дом мой, не делайте этого безумия; Быт 19, 7. Быт 34, 7.
19.24 вот у меня дочь девица, и у него наложница, выведу я их, смирите их и делайте с ними, что вам угодно; а с человеком сим не делайте этого безумия. Быт 19, 8.
19.25 Но они не хотели слушать его. Тогда муж взял свою наложницу и вывел к ним на улицу. Они познали ее, и ругались над нею всю ночь до утра. И отпустили ее при появлении зари.
19.26 И пришла женщина пред появлением зари, и упала у дверей дома того человека, у которого был господин ее, и лежала до света.
19.27 Господин ее встал поутру, отворил двери дома и вышел, чтоб идти в путь свой: и вот, наложница его лежит у дверей дома, и руки ее на пороге.
19.28 Он сказал ей: вставай, пойдем. Но ответа не было, [потому что она умерла]. Он положил ее на осла, встал и пошел в свое место.
19.29 Придя в дом свой, взял нож и, взяв наложницу свою, разрезал ее по членам ее на двенадцать частей и послал во все пределы Израилевы.
19.30 Всякий, видевший это, говорил: не бывало и не видано было подобного сему от дня исшествия сынов Израилевых из земли Египетской до сего дня. [Посланным же от себя людям он дал приказание и сказал: так говорите всему Израилю: бывало ли когда подобное сему?] Обратите внимание на это, посоветуйтесь и скажите. Суд 18, 14.
Книга Судей Израилевых. Глава 20
20.1 И вышли все сыны Израилевы, и собралось все общество, как один человек, от Дана до Вирсавии, и земля Галаадская пред Господа в Массифу. Ос 10, 9.
20.2 И собрались [пред Господа] начальники всего народа, все колена Израилевы, в собрание народа Божия, четыреста тысяч пеших, обнажающих меч.
20.3 И сыны Вениаминовы услышали, что сыны Израилевы пришли в Массифу. И сказали сыны Израилевы: скажите, как происходило это зло?
20.4 Левит, муж оной убитой женщины, отвечал и сказал: я с наложницею моею пришел ночевать в Гиву Вениаминову; Суд 19, 15.
20.5 и восстали на меня жители Гивы и окружили из-за меня дом ночью; меня намеревались убить, и наложницу мою замучили, [надругавшись над нею,] так, что она умерла;
20.6 я взял наложницу мою, разрезал ее и послал ее во все области владения Израилева, ибо они сделали беззаконное и срамное дело в Израиле; Суд 19, 29. Быт 34, 7. Иер 29, 23.
20.7 вот все вы, сыны Израилевы, рассмотрите это дело и решите здесь. Суд 19, 30.
20.8 И восстал весь народ, как один человек, и сказал: не пойдем никто в шатер свой и не возвратимся никто в дом свой;
20.9 и вот что мы сделаем ныне с Гивою: [пойдем] на нее по жребию;
20.10 и возьмем по десяти человек из ста от всех колен Израилевых, по сто от тысячи и по тысяче от тьмы, чтоб они принесли съестных припасов для народа, который пойдет против Гивы Вениаминовой, наказать ее за срамное дело, которое она сделала в Израиле.
20.11 И собрались все Израильтяне против города единодушно, как один человек.
20.12 И послали колена Израилевы во все колено Вениаминово сказать: какое это гнусное дело сделано у вас!
20.13 Выдайте развращенных оных людей, которые в Гиве; мы умертвим их и искореним зло из Израиля. Но сыны Вениаминовы не хотели послушать голоса братьев своих, сынов Израилевых; Суд 19, 22. Ос 9, 9.
20.14 а собрались сыны Вениаминовы из городов в Гиву, чтобы пойти войною против сынов Израилевых.
20.15 И насчиталось в тот день сынов Вениаминовых, собравшихся из городов, двадцать шесть тысяч человек, обнажающих меч; кроме того, из жителей Гивы насчитано семьсот отборных;
20.16 из всего народа сего было семьсот человек отборных, которые были левши, и все сии, бросая из пращей камни в волос, не бросали мимо. Суд 3, 15.
20.17 Израильтян же, кроме сынов Вениаминовых, насчиталось четыреста тысяч человек, обнажающих меч; все они были способны к войне.
20.18 И встали и пошли в дом Божий, и вопрошали Бога и сказали сыны Израилевы: кто из нас прежде пойдет на войну с сынами Вениамина? И сказал Господь: Иуда [пойдет] впереди. Суд 1, 1-2. Суд 19, 18.
20.19 И встали сыны Израилевы поутру и расположились станом подле Гивы;
20.20 и выступили Израильтяне на войну против Вениамина, и стали сыны Израилевы в боевой порядок близ Гивы.
20.21 И вышли сыны Вениаминовы из Гивы и положили в тот день двадцать две тысячи Израильтян на землю.
20.22 Но народ Израильский ободрился, и опять стали в боевой порядок на том месте, где стояли в прежний день.
20.23 И пошли сыны Израилевы, и плакали пред Господом до вечера, и вопрошали Господа: вступать ли мне еще в сражение с сынами Вениамина, брата моего? Господь сказал: идите против него.
20.24 И подступили сыны Израилевы к сынам Вениамина во второй день.
20.25 Вениамин вышел против них из Гивы во второй день, и еще положили на землю из сынов Израилевых восемнадцать тысяч человек, обнажающих меч.
20.26 Тогда все сыны Израилевы и весь народ пошли и пришли в дом Божий и, сидя там, плакали пред Господом, и постились в тот день до вечера, и вознесли всесожжения и мирные жертвы пред Господом.
20.27 И вопрошали сыны Израилевы Господа [в то время ковчег завета Божия находился там,
20.28 и Финеес, сын Елеазара, сына Ааронова, предстоял пред ним]: выходить ли мне еще на сражение с сынами Вениамина, брата моего, или нет? Господь сказал: идите; Я завтра предам его в руки ваши.
20.29 И поставил Израиль засаду вокруг Гивы. Суд 20, 37. 1 Цар 15, 5.
20.30 И пошли сыны Израилевы на сынов Вениамина в третий день и стали в боевой порядок пред Гивою, как прежде.
20.31 Сыны Вениаминовы выступили против народа и отдалились от города, и начали, как прежде, убивать из народа на дорогах, из которых одна идет к Вефилю, а другая к Гиве полем, и убили до тридцати человек из Израильтян.
20.32 И сказали сыны Вениаминовы: они падают пред нами, как и прежде. А сыны Израилевы сказали: побежим от них и отвлечем их от города на дороги. [И сделали так.]
20.33 И все Израильтяне встали с своего места и выстроились в Ваал-Фамаре. И засада Израилева устремилась из своего места, с западной стороны Гивы.
20.34 И пришли пред Гиву десять тысяч человек отборных из всего Израиля, и началось жестокое сражение; но сыны Вениамина не знали, что предстоит им беда.
20.35 И поразил Господь Вениамина пред Израильтянами, и положили в тот день Израильтяне из сынов Вениамина двадцать пять тысяч сто человек, обнажавших меч. Исх 15, 3.
20.36 Когда сыны Вениамина увидели, что они поражены, тогда Израильтяне уступили место сынам Вениамина, ибо надеялись на засаду, которую они поставили близ Гивы.
20.37 Засада же поспешила и устремилась к Гиве, и вступила и поразила весь город мечом.
20.38 Израильтяне поставили с засадою условленным знаком к нападению поднимающийся дым из города.
20.39 Итак, когда Израильтяне отступили с места сражения, и Вениамин начал поражать и поверг Израильтян до тридцати человек и говорил: «опять падают они пред нами, как и в прежние сражения»,
20.40 тогда начал подниматься из города дым столбом. Вениамин оглянулся назад, и вот, дым от всего города восходит к небу. Нав 8, 20.
20.41 Израильтяне воротились, а Вениамин оробел, ибо увидел, что постигла его беда.
20.42 И побежали они от Израильтян по дороге к пустыне; но сеча преследовала их, и выходившие из городов побивали их там;
20.43 окружили Вениамина, и преследовали его до Менухи и поражали до самой восточной стороны Гивы.
20.44 И пало из сынов Вениамина восемнадцать тысяч человек, людей сильных.
20.45 [Оставшиеся] оборотились и побежали к пустыне, к скале Риммону, и побили еще [Израильтяне] на дорогах пять тысяч человек; и гнались за ними до Гидома и еще убили из них две тысячи человек.
20.46 Всех же сынов Вениаминовых, павших в тот день, было двадцать пять тысяч человек, обнажавших меч, и все они были мужи сильные.
20.47 И обратились [оставшиеся] и убежали в пустыню, к скале Риммону, шестьсот человек, и оставались там в каменной горе Риммоне четыре месяца. Суд 21, 13.
20.48 Израильтяне же опять пошли к сынам Вениаминовым и поразили их мечом, и людей в городе, и скот, и все, что ни встречалось [во всех городах], и все находившиеся на пути города сожгли огнем.

 

Необязательно быть христианином, чтобы понять, что совершенное в прошлом зло требует возмездия.

 

Как раз если судить по самой Библии за то, что происходило в одном только ГУЛАГЕ, русский народ вполне мог быть уничтожен самим Богом. Конечно, входить в суды Божие бессмысленно все равно не знаешь, однако, удивляет откуда такая уверенность в какой-то природной праведности русского народа. Природная праведность понятие для православия чуждое, ибо как писал апостол Павел “мир во зле лежит”.

 

Церковь сама по себе народ спасти не может, если нет его желание к исправлению путей своих и деятельное в этом участие. Церковь, полностью подчиненная за годы советской власти государству, лишилась авторитета в обществе, хотя, конечно, вина в этом и самого общества.

 

К тому же сам процесс прощения не слишком понятен человеку, ибо от Бога, а прощать самого себя, выдумывая видения и пророчества, путь, конечно, легкий, но не слишком надежный. Все-таки Бог – категория человеку малоизвестная.

 

В книге пророка Иеремии (гл.18,5-19) пишется: «И было слово Господне ко мне: не могу ли Я поступить с вами, дом Израилев, подобно горшечнику сему? говорит Господь. Вот, что глина в руке горшечника, то вы в Моей руке, дом Израилев. Иногда Я скажу о каком-либо народе и царстве, что искореню, сокрушу и погублю его; но если народ этот, на который Я это изрек, обратится от своих злых дел, Я отлагаю то зло, которое помыслил сделать ему. А иногда скажу о каком-либо народе и царстве, что устрою и утвержу его; но если он будет делать злое пред очами Моими и не слушаться гласа Моего, Я отменю то добро, которым хотел облагодетельствовать его».

 

К сожалению, ныне в церкви популярным стала практика, когда те или иные священники объявляют себя способными получать видения от Бога в том числе о будущем, хотя еще в Ветхом завете в Книге пророка Михея (3:5-7) говориться: «Так говорит Господь на пророков, вводящих в заблуждение народ Мой, которые грызут зубами своими – и проповедуют мир, а кто ничего не кладет им в рот, против того объявляют войну. Посему ночь будет вам вместо видения, и тьма – вместо предвещаний; зайдет солнце над пророками и потемнеет день над ними. И устыдятся прозорливцы, и посрамлены будут гадатели, и закроют уста свои все они, потому что не будет ответа от Бога».

 

Аналогичные предупреждения есть и в книге пророка Иеремии, как, например, в главе 6 (13-15): «Ибо от малого до большого, каждый из них предан корысти, и от пророка до священника – все действуют лживо; врачуют раны народа Моего легкомысленно, говоря: мир! мир!, а мира нет. Стыдятся ли они, делая мерзости? нет, нисколько не стыдятся и не краснеют. За то падут между падшими, и во время посещения Моего будут повержены, говорит Господь»; а также в главе 14(13-16): «Тогда сказал я: Господи Боже! вот, пророки говорят им: не увидите меча, и голода не будет у вас, но постоянный мир дам вам на сем месте. И сказал мне Господь: пророки пророчествуют ложное именем Моим; Я не посылал их и не давал им повеления, и не говорил им; они возвещают вам видения ложные и гадания, и пустое и мечты сердца своего. Поэтому так говорит Господь о пророках: они пророчествуют именем Моим, а Я не посылал их; они говорят: меча и голода не будет на сей земле: мечом и голодом будут истреблены эти пророки, и народ, которому они пророчествуют, разбросан будет по улицам Иерусалима от голода и меча, и некому будет хоронить их, – они и жены их, и сыновья их, и дочери их; и Я изолью на них зло их»; и наконец в главе 23(28-32): «Пророк, который видел сон, пусть и рассказывает его как сон; а у которого Мое слово, тот пусть говорит слово Мое верно. Что общего у мякины с чистым зерном? говорит Господь. Слово Мое не подобно ли огню, говорит Господь, и не подобно ли молоту, разбивающему скалу? Посему, вот Я – на пророков, говорит Господь, которые крадут слова Мои друг у друга. Вот, Я – на пророков, говорит Господь, которые действуют своим языком, а говорят: Он сказал. Вот, Я – на пророков ложных снов, говорит Господь, которые рассказывают их и вводят народ Мой в заблуждение своими обманами и обольщением, тогда как Я не посылал их и не повелевал им, и они никакой пользы не приносят народу сему, говорит Господь».

 

Подобная деятельность если кому и может открыть двери, так только Антихристу и профессор Осипов и говорил о том, что святой Игнатий Брянчанинов ясно предвидел, что именно русский народ (а не русские евреи) предложит миру Антихриста, который согласно Библии, придет к власти обманом и лестью. Сейчас в обществе потеряли чувство того, что обманом, лестью и грабежами свое счастье строить нельзя. Революционные идеи в обществе еще живы и нет никаких оснований уповать на то, что Антихрист минует Россию. Скорее, именно здесь, благодаря культу насилия, безнравственности и лжи этот Антихрист и должен появиться. И лишь деятельное исправление содеянного могло бы его остановить, по крайней мере на время.

 

Это исправление подразумевает заботу о душах людских,а о делах государственных в современном аппарате власти есть более чем достаточно тех, кому надо о них заботиться.

Тито – история восхождения к власти. Часть 2.

0

Тито – история восхождения к власти. Часть 2.

 

 

 

Официально конфликт начался 28 июля 1948 года с объявлением резолюции Информбюро Коминтерна о положении дел в КПЮ хотя ему предшествовали критика Сталиным 10-го февраля ФНРЮ на встрече с югославскими и болгарскими представителями и решение от 19-го марта о выводе советских военных и гражданских специалистов из тогдашней Югославии, как и критического письма ЦК ВКП(б) от 27 марта руководству югославских коммунистов.
Резкое недовольство Сталина вызвала и деятельность Иосипа Броза Тито по созданию совместно с Болгарией и Албанией так называемой конфедерации, причем ради этой конфедерации партийное руководство КПЮ в ходе переговоров представителя КПЮ Миладина Поповича и руководителей Албанской партии труда Энвера Ходжы и Косты Дзодзе, готовило передачу Косово и Метохии в состав Албании, которая после этого предположительно вошла бы в федерацию с Югославией. Так 28-го января 1948 года газета «Правда» опубликовала открытую критику планов созданий «федераций и конфедераций» на Балканах а 1-го февраля Молотов, как пишет Йокич, передал ноту протеста Тито в связи с планами последнего отправить свои войска в Албанию.
На заседании ЦК КПЮ все члены кроме Жуйовича поддержали Тито и отправили Сталину в ответ письмо, в котором в мягкой форме пытались отвести от себя обвинения в антисоветизме.
В дальнейшем к этой скрытой от народа переписке подключились и ЦК коммунистических партий других социалистических стран.
Советская сторона обвиняла югославскую в дискредитации Советской армии, недостаточности усилий в аграрной области и подержке кулаков, отсутствием демократичности в работе партии, чрезмерной самостоятельности Народного фронта, шпионажем за советскими специалистами, чрезмерной амбициозности, нескромности, в том, что органы безопасности руководят работой партии, как и нарушением идеологической марксистской линии.
Югославская же сторона обвиняла в том, что советские органы вербовали военных и государственных служащих; в том, что СССР не предоставил подержку Югославии в ходе борьбы за город Триест, оккупированный англо-американскими войсками; а также и в империалистическом отношении к Югославии.
В итоге без присутствия представителей Югославии была принята резолюция Информбюро, обвиняющая Коммунистическую партию Югославии в компании, так что в итоге КПЮ была исключена из Коминтерна.
На Пятом конгрессе КПЮ, прошедшем в Белграде с 21-го по 28-ое июля, обвинения были отвергнуты и была выражена полная поддержка Тито и осуждение «великодержавного» советского шовинизма.
СССР, опасавшийся, что пример Югославии подорвет его позиции в других социалистических странах, в ответ расторг Договор о дружбе и взаимопомощи от 11-го апреля 1945 года, а его примеру последовали и другие социалистические страны.
Согласно Йокичу, в ходе конфликта «Информбюро», начатого Тито по приказу Черчилля, из 380-тысячной Коммунистической партии Югославии было исключено 225.160 членов, а из армии было уволено 55.000 офицеров, из которых 21.000 были участники партизанского восстания 1941 года. При попытке перехода границы как сторонник Сталина был убит и тогдашний начальник Генерального штаба генерал Арсо Йованович.
В Черногории где весь Центральный Комитет КПЮ во главе с Блаже Йовановичем подержал Сталина, и где в городах Плевле, Бело Поле и Иванград начались вооруженные восстания против Тито под руководством Милована Джиласа и полковника Савы Йоксимовича убивались не только сторонники Сталина и СССР, но и их семьи. Так, например, были убиты все члены комитетов КПЮ в Бело Поле и в Андриевцах, 90% членов КПЮ в Иванграде.
В 1949 году в Сараево прошел процесс, на котором было осуждено несколько человек за шпионаж в пользу СССР. Руководителя болгарских коммунистов Георгия Димитрова, чья жена была сербка, также отравили по приказу Тито, видевшего в нем опасного конкурента на Балканах, тесно связанного с СССР и по этим же причинам по приказу Черчилля в ходе гражданской войны в Греции Тито дал приказ вывести оттуда югославских диверсантов под командованием Пеко Дапчевича.
В Югославии были созданы лагеря Голи Оток.
Свети Гыргур, Пырвич, Раб, Билеча и другие, где находились десятки тысяч человек, из которых 8800 было убито, а 22 тысячи остались инвалидами.
Впрочем, точные цифры заключенных до конца не выяснены, ибо часто их число занижалось, а садистские методы, о которых писали многие югославские историки, (например, Славолюб Джукич и Драгослав Маркович) скрывались. О пытках в этих лагерях писал и будущий сербский академик Добрица Чосич в своей книге «Поймать ветер».
Так как руководство Югославии ожидало нападения СССР и на границе с Венгрией и Болгарией происходили постоянные вооруженные инциденты, то Тито обратился за помощью к США, откуда последовали в виде военной помощи, танки, самолеты и артиллерийские орудия. В 1952 году между Югославией и США был подписан договор о экономической помощи, согласно которому в Югославии стало поступать зерно и другие виды товаров, ибо коллективизация привела, как писал Захария Тырнавчевич, к резкому падению поголовья скота и урожая пшеницы, так что в Цазине вспыхнуло восстание крестьян.
При этом США не стремились вовлекать Югославию в созданное тогда НАТО. Генерал Монтгомери в ходе визита в Белград сказал Тито, что ему не нужна Югославия в НАТО, ибо Югославия была бы бациллой в этом союзе.
В январе 1953 Тито посетил Турцию и Грецию, где вел переговоры о создании военного союза, действовавшего бы под прикрытием НАТО, как его южное крыло, хотя этот союз был подписан лишь в 1954 году уже после смерти Сталина.
Вместе с тем следует отметить, что Тито, являясь достаточно видным членом Коминтерна, не мог иметь поддержки в самом Коминтерне, в том числе в среде советских коммунистов.
Как подтверждение можно привести строки из книги генерал‑лейтенанта НКВД и МГБ СССР «Спецоперации. Лубянка и Кремль. 1930‑1950 годы»: (ОЛМА‑ПРЕСС; М.; 2003)», являвшегося начальником спецслужбы разведки и диверсий при Министре госбезопасности СССР:
«…В конце февраля 1953 года меня вызвали в кабинет Игнатьева, где находились Гоглидзе, его первый заместитель, и Коняхин, заместитель начальника следственной части. Игнатьев сказал, что мы едем в «инстанцию». Был поздний час – Игнатьев, Гоглидзе и Коняхин вошли в кабинет Сталина, а я около часа оставался в приемной. Потом Гоглидзе и Коняхин вышли, а меня попросили вместе с Игнатьевым через два часа прибыть к Сталину для доклада на его ближнюю дачу в Кунцево.
Я был очень возбужден, когда вошел в кабинет, но стоило мне посмотреть на Сталина, как это ощущение исчезло. То, что я увидел, меня поразило. Я увидел уставшего старика. Сталин очень изменился. Его волосы сильно поредели, и хотя он всегда говорил медленно, теперь он явно произносил слова как бы через силу, а паузы между словами стали длиннее. Видимо, слухи о двух инсультах были верны: один он перенес после Ялтинской конференции, а другой – накануне семидесятилетия, в 1949 году.
Сталин начал с обсуждения намеченной реорганизации зарубежной разведки. Игнатьев спросил, есть ли необходимость оставлять в Министерстве госбезопасности два независимых разведывательных центра: Бюро по диверсиям за рубежом и Главное разведуправление. Мне предложили высказаться. Я пояснил, что для выполнения операций против американских стратегических баз и баз НАТО, окружавших наши границы, мы должны постоянно сотрудничать с разведкой МГБ и Министерства обороны. Быстрое развертывание сил для выполнения специальных задач, таких, как диверсии, требует взаимодействия.
Я подчеркнул, что успех наших диверсионных операций против немцев в большой степени зависел от качества агентурной сети, раскинутой в непосредственной близости от баз, которые нужно уничтожить, добавив, что мы были готовы в соответствии с директивой ЦК взорвать американские склады с горючим в Инсбруке, в Австрии. Мы не просто отправили туда оперативную группу. Наши агенты имели прямой доступ к объектам, но неожиданный приказ Абакумова об отмене операции, которая могла сильно затруднить американские воздушные перевозки в Берлин, сбил нас с толку.
Сталин ничего не ответил. На несколько минут воцарилась неловкая пауза. Потом он сказал: «Бюро по диверсиям за рубежом следует сохранить как самостоятельный аппарат с непосредственным подчинением министру. Оно будет важным инструментом в случае войны для причинения серьезного ущерба противнику в самом начале военных действий. Судоплатова также следует сделать заместителем начальника Главного разведуправления, чтобы он был в курсе всех наших агентурных возможностей, чтобы все это использовать в диверсионных целях».
Сталин спросил меня, знаком ли я с Мироновым, в прошлом партийным работником, ныне ответственным сотрудником военной контрразведки, помощником Епишева, и предложил, чтобы Миронов стал одним из заместителей Главного разведуправления МГБ. Я ответил, что встречался с Мироновым лишь однажды, когда по приказу министра рассказал ему об основных задачах бюро.
Возникла еще одна неловкая пауза. Сталин передал мне написанный от руки документ и попросил прокомментировать его. Это был план покушения на маршала Тито. Я никогда раньше не видел этого документа, но Игнатьев пояснил, что инициатива исходила от Рясного и Савченко, заместителей министра госбезопасности, и что Питовранов в курсе этой акции.
Питовранов резко выделялся своим интеллектом и кругозором среди руководства МГБ. Во время войны он стал начальником управления НКВД в Горьком. На какое‑то время Рюмин засадил его в тюрьму по обвинению в «заговоре Абакумова», но его освободили в 1952 году. Он дружил с моим заместителем Эйтингоном, но был вынужден, подчиняясь приказу, организовать его арест в октябре 1951 года. Спустя два дня он сам попал в Лефортово и сидел в камере напротив Эйтингона. Позже я слышал, что Питовранов написал из тюрьмы письмо на имя Сталина, где обвинял Рюмина в провокационном срыве планов активных операции нашей контрразведки. Его освободили, он вернулся на свое прежнее место, месяц полечившись в Архангельском, в военном санатории для высшего командования.
Я сказал Сталину, что в документе предлагаются наивные методы ликвидации Тито, которые отражают опасную некомпетентность в подготовке плана. Письмо Сталину гласило:
«МГБ СССР просит разрешения на подготовку и организацию теракта против Тито, с использованием агента‑нелегала «Макса» – тов. Григулевича И. Р., гражданина СССР, члена КПСС с 1950 года (справка прилагается). «Макс» был переброшен нами по коста‑риканскому паспорту в Италию, где ему удалось завоевать доверие и войти в среду дипломатов южноамериканских стран и видных коста‑риканских деятелей и коммерсантов, посещавших Италию.
Используя свои связи, «Макс» по нашему заданию добился назначения на пост Чрезвычайного и Полномочного посланника Коста‑Рики в Италии и одновременно в Югославии. Выполняя свои дипломатические обязанности, он во второй половине 1952 года дважды посетил Югославию, где был хорошо принят, имел доступ в круги, близкие к клике Тито, и получил обещание личной аудиенции у Тито. Занимаемое «Максом» в настоящее время положение позволяет использовать его возможности для проведения активных действий против Тито.
В начале февраля с. г. «Макс» был вызван нами в Вену, где с ним была организована встреча в конспиративных условиях. В ходе обсуждения возможностей «Макса» перед ним был поставлен вопрос, чем он мог бы быть наиболее полезен, учитывая его положение. «Макс» предложил предпринять какое‑либо действенное мероприятие лично против Тито.
В связи с этим предложением с ним была проведена беседа о том, как он себе это представляет, в результате чего выявились следующие возможные варианты осуществления теракта против Тито:
1. Поручить «Максу» добиться личной аудиенции у Тито, во время которой он должен будет из замаскированного в одежде бесшумно действующего механизма выпустить дозу бактерий легочной чумы, что гарантирует заражение и смерть Тито и присутствующих в помещении лиц. Сам «Макс» не будет знать о существе применяемого препарата. В целях сохранения жизни «Максу» будет предварительно привита противочумная сыворотка.
2. В связи с ожидаемой поездкой Тито в Лондон командировать туда «Макса», используя свое официальное положение и хорошие личные отношения с югославским послом в Англии Велебитом, попасть на прием в югославском посольстве, который, как следует ожидать, Велебит даст в честь Тито.
Теракт произвести путем бесшумного выстрела из замаскированного под предмет личного обихода механизма с одновременным выпуском слезоточивых газов для создания паники среди присутствующих, с тем, чтобы создать обстановку, благоприятную для отхода «Макса» и скрытия следов.
3. Воспользоваться одним из официальных приемов в Белграде, на который приглашаются жены дипломатического корпуса. Теракт произвести таким же путем, как и во втором варианте, поручив его самому «Максу», который как дипломат, аккредитованный при югославском правительстве, будет приглашен на такой прием.
Кроме того, поручить «Максу» разработать вариант и подготовить условия вручения через одного из коста‑риканских представителей подарка Тито в виде каких‑либо драгоценностей в шкатулке, раскрытие которой приведет в действие механизм, выбрасывающий моментально действующее отравляющее вещество.
«Максу» предложено было еще раз подумать и внести предложения, каким образом он мог бы осуществить наиболее действенные мероприятия против Тито. С ним обусловлены способы связи и договорено, что ему будут даны дополнительные указания.
Считали бы целесообразным использовать возможности «Макса» для совершения теракта против Тито. «Макс» по своим личным качествам и опыту работы в разведке подходит для выполнения такого задания. Просим Вашего согласия».
Сталин не сделал никаких пометок на документе. Письмо не было подписано. В кабинете Сталина, глядя ему в глаза, я сказал, что «Макс» не подходит для подобного поручения, так как он никогда не был боевиком‑террористом. Он участвовал в операции против Троцкого в Мексике, против агента охранки в Литве, в ликвидации лидера троцкистов Испании А. Нина, но лишь с задачей обеспечения выхода боевиков на объект акции. Кроме того, из документа не следует, что прямой выход на Тито гарантирован. Как бы мы о Тито ни думали, мы должны отнестись к нему как к серьезному противнику, который участвовал в боевых операциях в военные годы и, безусловно, сохранит присутствие духа и отразит нападение. Я сослался на нашего агента «Вала» – Момо Джуровича, генерал‑майора в охране Тито. По его отчетам, Тито был всегда начеку из‑за напряженного внутреннего положения в Югославии. К сожалению, «Вал» в связи с внутренними интригами, не так уж отличавшимися от наших, потерял расположение Тито и в настоящее время сидел в тюрьме.
Будет разумнее использовать разногласия в окружении Тито, отметил я, лихорадочно придумывая, каким образом ввести в игру находившегося под арестом Эйтингона, чтобы он отвечал за исполнение операции, так как Григулевич очень ценил его – они в течение пяти лет работали бок о бок за границей.
Игнатьеву не понравились мои замечания, но я внезапно почувствовал уверенность, поскольку упоминание высокопоставленного источника информации из службы безопасности Тито произвело впечатление на Сталина.
Однако Сталин прервал меня и, обращаясь к Игнатьеву, сказал, что это дело надо еще раз обдумать, приняв во внимание внутренние «драчки» в руководстве Югославии. Потом он пристально посмотрел на меня и сказал, что, так как это задание важно для укрепления наших позиций в Восточной Европе и для нашего влияния на Балканах, подойти надо к нему исключительно ответственно, чтобы избежать провала, подобного тому, который имел место в Турции в 1942 году, когда сорвалось покушение на посла Германии фон Папена. Все мои надежды поднять вопрос об освобождении Эйтингона мгновенно улетучились.
На следующий день в министерстве мне выдали два литерных дела – «Стервятник» и «Нерон», содержавших компромат на Тито. Там также были еженедельные отчеты от нашей резидентуры в Белграде. Досье включали в себя идиотские резолюции Молотова: искать связи Тито с профашистскими группировками и хорватскими националистами. В досье я не нашел никаких реальных фактов, дающих возможность подступиться к ближайшему окружению Тито, чтобы наши агенты могли подойти достаточно близко для нанесения удара.
Когда меня вызвали на следующий день в кабинет Игнатьева, там было трое из людей Хрущева – Савченко, Рясной и Епишев, – и я сразу же почувствовал себя не в своей тарелке, потому что прежде обсуждал столь деликатные вопросы лишь наедине с Берией или Сталиным. Среди присутствующих я был единственным профессионалом разведки, имевшим опыт работы за рубежом. Как можно было сказать заместителям министра, что план их наивен? Я не поверил своим ушам, когда Епишев прочел пятнадцатиминутную лекцию о политической важности задания. Потом включились Рясной и Савченко, сказав, что Григулевич как никто подходит для такой работы, и с этими словами показали его письмо к жене, в котором он говорил о намерении пожертвовать собой во имя общего дела. Григулевича, видимо, страхуясь, вынудили написать это письмо.
Я понял, что мои предостережения не подействуют, и сказал, что как член партии считаю своим долгом заявить им и товарищу Сталину, что мы не имеем права посылать агента на верную смерть в мирное время. План операции должен обязательно предусматривать возможности ухода боевика после акции, нельзя согласиться с планом, в котором агенту приказывали уничтожить серьезно охраняемый объект без предварительного анализа оперативной обстановки. В заключение Игнатьев подчеркнул, что все мы должны думать, думать и еще раз думать о том, как выполнить директиву партии.
Это совещание оказалось моей последней деловой встречей с Игнатьевым и Епишевым. Через десять дней Игнатьев поднял оперативный состав и войска МГБ по тревоге и конфиденциально проинформировал начальников управлений и самостоятельных служб о болезни Сталина. Через два дня Сталин умер, и идея покушения на Тито была окончательно похоронена».
Как можно понять из данного текста Судоплатова само проведение операции по устранению Тито затягивалось, что было не слишком типично для Сталина.
При этом показательно, что сам конфликт Информбюро совпал по времени с «делом врачей», как и убийством Соломона Михоэла в январе 1948 года и с процессом по делу Еврейского Антифашистского комитета, начатого в конце 1948 года, и очевидно был частью куда более глубокого конфликта в самих недрах Коминтерна.
Тито притом себя считал истинным коммунистом, тогда как Сталину его близкий соратник и министр иностранных дел Югославии Эдвард Кардель приписывал «великорусский шовинизм».
Другой ближайший соратник Тито Милован Джилас как раз и писал, что именно в Югославии построен истинный социализм и как раз во имя строительства этого социализма была выдумана теория «самоуправления», согласно которой народ сам должен строить в обществе социализм. В рамках борьбы за идеи «самоуправления» в 1952 году на Шестом конгрессе КПЮ она была переименована в Союз Коммунистов Югославии, а в 1953 году была принята новая конституция Югославии, согласно которой Тито был выбран президентом Югославии.
В дальнейшем Тито был вынужден покончить со ставшим через чур радикальным Джиласом, требовавшим дальнейших левых реформ и отмены номенклатуры как класса, что вступало в противоречие с интересами самих партийных кадров. После серии статей Джиласа в партийном органе – газете «Борба», вышедших с 1-го ноября 1953-го года по 7-ое января 1954 года, содержавших резкую критику политики партии, как и статьи в журнале «Нова мисао», тогдашний председатель парламента Югославии Милован Джилас на Третьем пленуме СКЮ был подвергнут разгромной критике своих вчерашних единомышленников Эдварда Карделя и Владимира Бакарича. После этого он был снят со всех постов и затем отправлен в тюрьму-
Идеи Джиласа продолжались развиваться Карделем, главным идеологом СКЮ, занимавшем сначала пост председателя комитета по законодательству и строительству народной власти (1946-1953), а затем ставший заместителем председателя, а с 1963 года и председателем парламента (Скупщины) СФРЮ.
Показательно, что Н.С.Хрущев после смерти Сталина в марте 1953 года достаточно быстро восстановил дружеские отношения с Иосипом Брозом Тито, которого десять дней принимал в Крыму, хотя сам Тито во время смерти Сталина демонстративно 16-го марта 1953 года посетил на своей яхте «Галеб» Лондон, где его лично принял Черчиль, пообещавший помощь в случае советского нападения, тогда как британская пресса писала о Тито в положительном свете, как о политическом лидере, выступившем и против Гитлера, и против Сталина.
С началом конфликта в Венгрии в 1956 году Хрущев лично посетил Иосипа Броза Тито в его резиденции на Брионах в Хорватии, заручившись поддержкой Тито в решении конфликта с Венгрией. Хотя до этого Иосип Броз Тито неоднократно выражал поддержку новому руководству Венгрии во главе с Имре Наджем, после визита Хрущев в югославской прессе события в Будапеште, описанные будущим сербским академиком Добрицей Чосичем в книге «Семь дней в Будапеште», стали занимать куда меньше места, нежели вести о «Суэцком кризичсе», куда Югославии впоследствии отправила своих миротворцев под мандатом ООН.
В данном случае югославские коммунисты точно так же, как и советские коммунисты, восприняли восставших венгров в качестве контрреволюционеров, «националистов» и «мракобесов». Причина – в том, что венгры выдвигали националистические и религиозные лозунги, характерные для довоенной Венгрии.
Также как советские коммунисты и югославские коммунисты не собирались на идеологическом фронте делать компромиссы с любого видами национализма и христианства, а помимо этого югославский партийный аппарат, и, прежде всего, сербские кадры, боялись распространения идей венгерских повстанцев на венгров, живших в Югославии.
В силу этого, Тито не разрешил бежавшим в Югославию участникам восстания в Венгрии, заниматься какой-либо политической деятельности, а Имре Надь, скрывшийся в посольстве Югославии был оттуда обманом выдан советским войскам, осадившим здание посольства. Причем в ходе осады был убит атташе по культуре Югославии в Венгрии Миленко Милованович.
Тито, как писали британские историки, предпочитал «сидеть на заборе», не влезая в конфликт между СССР и НАТО, хотя, скорее всего, именно британцы и посадили Тито на этот «забор».
В годы «Холодной войны» Тито действовал в интересах как британских, так и американских спецслужб и как раз в интересах ЦРУ он установил наблюдение за Эрнестом Че Геварой посетившем Югославию в 1961 году, что способствовало убийству последнего в Боливии.
Вместе с тем, близкий Тито хорват Иосип Копинич, сотрудничавший с британской разведкой Ми-6 и являясь военным аташе Югославии в Турции, одновременно осуществлял сотрудничество с СССР.
Так же и Иван «Стево» Краячич, генерал-полковник запаса и бывший министр внутренних дел Хорватии и ближайший сотрудник Тито, имел в доме радиостанцию для связи с Москвой и практически не скрывал этого. Даже после своей отставки с должности члена ЦК Союза коммунистов Хорватии в 1968 году. Неудивительно, что связи хорватских коммунистов с Москвой сохранялись до самого распада СФРЮ.
Таким образом, спецслужбы СФРЮ были своего рода посредником между США и Великобританией с одной стороны и СССР с другой стороны, с тем, что закономерно интересы первых, главным образом, доминировали и так как раз ради интересов Великобритании Тито и создал вместе с Неру и Насером «Движение неприсоединения», дабы освобождавшиеся от колониализма страны не оказывались под влиянием СССР.
В конечном итоге сами объемы западной международной финансовой помощи говорят сами за себя и так, согласно Йокичу, Запад создал из Югославии своего рода «Потемкинскую деревню», в которую вложил около 130 миллиардов долларов.
На Седьмом конгрессе СКЮ Тито в 1958 году выступил с резкой критикой СССР, чье руководства считало руководство Югославии в ревизионизме и в то что как писалось в журнале «Коммунист» Югославия не только не желает идти совместно с другими членами социалистического лагеря, но и хочет чтобы следовали ее путем.
Внутри страны Тито заручился надежной поддержкой прежде всего сербских кадров, одновременно устранив «партизанские» кадры времен войны в ходе партийных чисток против сторонников «Информбюро» продолжавшихся и после смерти Сталина. Так всего согласно Йокичу с 1948 по 1956 год из партии было исключено 75% членов с тем, что еще 275 тысяч человек прошли через «обработку» органами безопасности как лица выражавшие симпатии к Сталину и СССР.
Для восстановления числа партийцев, Тито отменил партийный стаж, так что в партию вступали все, кто имел соответствующие связи, что привело к разложению партии и наводнению ее карьеристами и интриганами, которые и подчинили интересы Югославии США и Великобритании, противопоставив Югославию СССР.
Вместе с тем с точки зрения этих партийных кадров советская политико-экономическая модель выглядела для них не слишком привлекательно и отмена Тито коллективизации, разрешение поездок на Запад и отказ от «ортодоксального» марксизма обеспечили югославам высокий жизненный уровень.
Одновременно югославской общество не знало такой борьбы против религии и национализма, которая велась и в СССР, и в соседней сначала «просоветской», а затем и «прокитайской» Албании. Щадились чувства сербов: те же сербские восстания против турок, а также прорыв Солунского фронта в 1918 году в югославской исторической науке трактовались как «прогрессивные общественные явления».
Вместе с тем совершенно ошибочно считать, что Тито вел антикоммунистическую политику, как раз наоборот: и тут была очевидна правота советских марксистов, считавших руководство Югославии троцкистским. Идеалом для Тито, как и его главного идеолога Эдварда Карделя, в какой-то мере был тот образец леволиберального общества, о котором писал Маркузе и который в значительной мере следовали идеологи шведского социализма – своего рода предтечи современного Европейского Сообщества.
Данная модель подразумевала общество мультикультурное и многонациональное, без «пережитков прошлого» в виде партийной номенклатуры и государственного суверенитета.
Тито в данном случае был последовательным учеником Маркса и Ленина и последовательно боролся со всеми «пережитками прошлого», начиная от национализма и христианской церкви, и до великодержавных амбиций центрального государственного аппарата СФРЮ.
Данные амбиции были разрушены известным «Брионским пленумом» – четвертым заседанием ЦК СКЮ, на котором создатель государственной безопасности Югославии – УДБ, носившей сначала название ОЗНА. А затем был сменен со всех своих постов и отправлен в отставку вместе со всем руководством УДБ Югославии серб Александр Ранкович – секретарь ЦК и вице-президент Югославии
Причиной тому послужила афера с подслушиванием самого Тито, которые осуществляло Управление государственной безопасности Югославии. Показательно что данную аферу, в истинности фактов которой многие сомневались, разоблачила военная контрразведка – «Органе безбедности» Управления безопасности Министерства обороны Югославии. Это управление, созданное в 1946 году из третьего отдела ОЗНА, традиционно находилось под влиянием лично Тито, потому можно предположить, что Тито и организовал эту аферу, так как огромная мощь УДБ основывалась на ее всевластии и огромном числе штатных и внештатных сотрудников. Это всевластие конторы стало угрожать власти самого Тито.
Вместе с тем, вскоре последовал удар и по руководству СКЮ в Хорватии, которое в 1966 году активно выступило в поддержку Эдварда Карделя, бывшего инициатором снятия с должности Ранковича.
В 1970 году в Хорватии, в том числе в рядах ССКЮ в Хорватии началось движение, направленное на достижение большей самостоятельности Хорватии, названное MASPOK (masovni pokret). Несмотря на то, что в Сербии Тито считали хорватом, на самом деле последний особой привязанности к Хорватии не испытывал, и уступки хорватам в 1944-45 годах были вызваны давлением Ватикана на Черчилля.
Хотя часть военнослужащих НДХ действительно перешла в партизаны, значительная их часть, вместе с чиновниками администрации НДХ, их семьями и иными «буржуазными» элементами были репрессированы после победы коммунистов. По разным данным в самой Хорватии было убито до 90 тысяч контрреволюционеров, тогда как в Словении, согласно данным самих югославских офицеров, как, например, комиссара 51-ой Воеводжанской дивизии Милана Басты, были расстреляны десятки тысяч хорватских усташей и домобранов, в том числе из состава элитной «Черного легиона» Рафаэля Бобана. Естественно, для небольшой Хорватии это были значительные цифры и естественно, что в Хорватии, так же как и в Сербии, отличавшимися тесными родственными связями, существовало больше количество недовольных коммунистической властью.
Убийство в тюрьме 11-го июня 1949 года бывшего секретаря организации КПЮ в Хорватии Андрии Хебранга, арестованного 7-го мая 1948 года как советского агента и как пособника хорватских усташей, вызвало в среде хорватских коммунистов раздражение против Белграда.
Постоянный рост недовольства в партийном руководстве СКЮ Хорватии политикой Белграда по отношению к Хорватии, усугублялось полной доминацией сербских кадров в центральном аппарате СФРЮ, так что в 1969 году в нем хорватов было 22 %, а сербов 73,6%.
Из Хорватии шла тогда массовая эмиграция в Австрию и ФРГ, где многие новые эмигранты устанавливали связи с «усташской» эмиграцией.
Амбициозные хорваты не желали мириться с подчинением сербам и это недовольство и выплеснулось в 1970 году, когда партийная борьба части руководства СКЮ Хорватии против центрального аппарата послужило началом общественного движения по всей Хорватии, ставшей приобретать националистические характеристики.
В декабре 1971 года на 22 пленуме ЦК Союза коммунистов Хорватии под руководством Владимира Бакарича и при поддержке Тито с движением MASPOK в партийных рядах было покончено чисткой «национальных» кадров во главе с Савкой Дабчевич и Мико Трипало. Органы государственной безопасности Югославии провели массовые аресты сторонников этого движения: как в Хорватии, так и в соседних Боснии и Герцеговине и в Воеводине.
Таким образом Тито умело покончил с амбициями партийный организаций СКЮ как в Сербии, чьим неофициальным вождем считался Ранкович, так и в Хорватии. После этого на него уже просто некому было оказывать какое-либо политическое давление.
Созданная под влиянием Эдварда Карделя Конституция 1974 года, как и само введение в правовые нормы возможности выбора национальности «югослав», было вполне логическим развитием идей югославской модели социализма.
Конституция 1974 года дававшая большие, нежели раньше, права республиканским организациям Союза коммунистов Югославии в значительной мере расширяли базу поддержки Иосипа Броза Тито, в котором руководители республиканских организаций СКЮ видели защитника их прав от своеволия центрального аппарата.
Тем самым власть Тито подкрепляемая к тому же аппаратом безопасности стоявшего над органами партии не имела каких-либо серьезных противников ни внутри страны, ни вне её.
Югославская Народная Армия хорошо обеспечивалась всем необходимым, ее командный кадр благодаря высокому уровню материального довольствия занимал в обществе привилегированное положение, а военная промышленность Югославии в интересах США осуществляла поставки в те страны, куда США по политическим причинам отправлять оружие не могли.
Аппарат государственной безопасности к тому времени превратился в государство в государстве и (согласно книге «Югославская тайна полиция 1945-1995» Марко Лопушины) этот аппарат поставил под свой контроль уголовный элемент в Югославии, многим представителям которого разрешалось выезжать в Европу, где югославы создали большое количество ОПГ. Под предлогом борьбы против «врагов народа» фактически югославские спецслужбы создали огромную мафиозную структуру, чьи представители пользуясь тесными отношениями югославских спецслужб со спецслужбами США, Великобритании, Франции и Израиля безнаказанно грабили и убивали по «фашистским» ФРГ, Австрии, Италии, Голландии и Швеции, но, правда, избегая появляться лишний раз в Великобритании.
Известный Желько Ражнатович как раз и смог стать в дальнейшем достаточно влиятельным политиком именно благодаря подобной политике спецслужб СФРЮ и дружбе своего отца с полковником запаса военной безопасности словенцем Стане Доланцем (ставшем в 1982 году министром МВД СФРЮ).
Сам югославский паспорт обеспечивал безвизовые поездки в большинство стран мира, и свыше двух миллионов югославских граждан, выехав на заработки в страны Западной Европы и Северной Америки, обеспечили большой приток валюты, отсылаемой их родным и близким в Югославию.
Положение Югославии – как своего рода посредника в торговле с СССР – обеспечило многим югославам достаточно высокий жизненный уровень, тем более что предприимчивые югославы в ходе своих служебных командировок в СССР нередко занимались различного вида и частным бизнесом со своими «славянскими братьями».
Морское побережье Югославии и ее горные курорты делали из Югославии привлекательное место для туризма, тогда как ее географическое положение обеспечили ей положение центра транзита грузов из стран Ближнего Востока в Западную Европу.
Все это обеспечивало высокий жизненный уровень населения, и в силу этого Югославия просуществовала и некоторое время после смерти Тито.
После этого заработали заложенные той же Конституцией 1974 года механизмы и государственно-партийные органы республик достаточно быстро СФРЮ демонтировали согласно начерченным Иосипом Брозом Тито границам социалистических республик и автономных краев. Судьба всей СФРЮ была запрограммирована Тито: как до ее распада, так и после нее.
Момчило Йокич в своем интервью журналу «Светлост» (номер от 28 октября 2010 года) сказал:
«Броз мертв но значительная часть его политических незаконнорожденных потомков активны в культуре, искусстве и СМИ в виде так называемых «демократических кланов», которые определяют общественное мнение и осуществляют изоляцию всех тех, кто этим кланам не принадлежат».
Конечно, в данном случае тяжело сделать какие-либо предположения без серьезной работы в архивах, но учитывая число исследователей современной истории Югославии можно предположить, что как истоки конфликта Тито и Сталина и история происхождения самого Тито, так и предпосылки распада СФРЮ будут в достаточно скорое время исследованы.
 
Источники
1. “Тајни досије Јосип Броз”. Момчило Јокић. “Графопак”. Аранђеловац. 2004. Друго-допуњено издање
2. «Спецоперации. Лубянка и Кремль. 1930‑1950 годы»: ОЛМА‑ПРЕСС; М.; 2003
3. «Лицо тоталитаризма». Милован Джилас. Издательство «Новости». Москва, 1992. Переводы с сербо-хорватского: П.А. Щетинин, Е. А. Полак, О. А. Кириллова.
4. «Ubij bližnjeg svog (Jugoslovenska tajna policija 1945. – 1995.».Marko Lopušina, Beograd, 1997
5. «Солдат столетия». Илья Старинов. Москва 2002 год.
6. «Сарадња партизана са немцима, усташама и албанцима». Милослав Самарџић. НИП «Погледи», Крагујевац, 2006.
7. «Bleiburška i vetrinjska tragedija, Počasni bleiburški vod». Dr. Florian Thomas Rulitz, Zagreb, 2012.
8. «Маршал».Рајко Ђурђевић. «Дама -принт».Београд.1997 г.

Тито – история восхождения к власти. Часть 1.

0

Тито – история восхождения к власти. Часть 1.

 

Происхождение Иосипа Броза Тито – бессменного с 1937 года главы югославских коммунистов и пожизненного президента социалистической Югославии – до сих пор окутано тайной и служит поводом многочисленных дискуссий в Югославии.

 

Самым фундаментальным трудом, в котором изучалось бы происхождение Иосипа Броза Тито, является вышедшая в 1992 году в Сербии в самом начале войны в бывшей Югославии книга «Тайное досье Иосипа Броза» автора Момчило Йокича, переизданная в 2004 году.

 

Сам Йокич родился в селе Добри Дол под городом Печ в Метохии в 1937 году. Его отец Радомир Йокич – выходец из Черногории, был членом Коммунистической партии Югославии и активным участником партизанского движения в годы Второй Мировой войны, тогда как после войны под псевдонимом «Херцег Й. Раде» работал журналистом. Момчило Йокич закончил сначала Философский факультет, проходя обучение в Белградском, затем и в Загребском университетах, а затем и на Юридическом факультете Белградского университета.

 

Момчило Йокич еще в средней школе (гимназии) в 1954 году начал писать для журнала «Млада культура» под псевдонимом «Момчило Й. Херцег». В городе Печь в Косово работал как директор городской библиотеки «Негош», затем был журналистом и редактором «Радио Приштина», а также журналистом и редактором отдела культуры газеты «Победа» в Титограде (Подгорица) в Черногории, собственным корреспондентом газеты «Вечерни Новости» из Белграда и ряда других СМИ.

 

Момчило Йокич с 1963 года являлся членом Союза журналистов Югославии и был одним из основателей Союза Писателей Косово и Метохии, также составил на сербском языке несколько антологий славянской поэзии, является автором двенадцати книг и пяти драм, за свои труды был неоднократно награжден. Являлся также научным сотрудником Академии Наук Болгарии. Благодаря связям своего отца, Момчило Йокич получил возможность работать в архивах Коммунистической партии Франции, которая в Коминтерне была ответственна за надзор за коммунистическим движением на Балканах, а в дальнейшем смог работать и в архивах Ватикана.

 

В 1964 году по инициативе Момчило Йокича занимавшего тогда должность начальника Секретариата образования, науки и культуры Автономной области Косово в Приштине в «Салоне культуры» стали проводиться научные конференции под общим названием «Фальсификаты косовской науки» на которой свои доклады представили доктор этнологии Титомир Вуйканович, доктор истории Бранко Бошкович, доктор археологии Йован Глишич, доктор истории Йован Ковачевич и ряд других сербских ученых которые подвергли критике труды албанских историков, таких как Скендер Риза, Марко Красничи, Али Хадри, Муляку и других – стороников теории о «исторически албанском Косово».

 

Последние, как пишет Йокич в своей книге «Тайное досье Иосипа Броза», в бывшей СФРЮ делали стремительные научные карьеры в Белграде, Загребе и Любляне, пропагандируя идею о том, что албанцы были потомками иллиров, тогда как сербы в Косово появились лишь в эпоху Средневековья, а также выдумывая мифы о героической борьбе албанцев против итало-немецких оккупантов.

 

Как пишет Йокич, единственным, кто подержал их в Белграде, был Слободан Пенезич, один из руководителей государственной безопасности Сербии, руководивший арестом Дражи Михайловича, бывший министр внутренних дел и председатель Скупштины (Парламента) Сербии, тесно связанный с тогдашним руководителем Государственной безопасности Югославии Александром Ранковичем. Однако Пенезич 6 ноября 1964 года погиб в автокатастрофе, а положение Ранковича к тому времени становилось шатким, так как Иосип Броз Тито и Кардель готовили почву для его смены с помощью руководителя косовских коммунистов Фадиля Ходжы.

 

Ранкович для Тито становился опасным в силу того контроля, которым он обладал над аппаратом безопасности СФРЮ, тем более что в ходе его визита в СССР, один из секретарей ЦК КПСС, как пишет Йокич. на торжественном обеде предложил тост за Ранковича – как за будущего Генерального секретаря югославских коммунистов.

 

Это решило его судьбу, и на Брионском пленуме Союза коммунистов, прошедшем в 1966 году, Ранкович был осужден как якобы организатор подслушивания Тито, о чем сам Тито получил информации от военной безопасности.

 

Как пишет Йокич, после снятия с должностей Ранковича начались увольнения и аресты его стороников, а в Косово и Метохии была создана государственно-партийная комиссия по расследованию злоупотреблений органов безопасности под руководством Синана Хасани.

 

В результате ее деятельности были сняты с должностей и арестованы начальник секретариата внутренних дел Косово Мича Миюшкович, его заместитель Митар Гыркович и начальник оперативного управления внутренних дел за Печ,Дечаны и Джаковицу Вуйо Войводич. На должность же руководителя секретариата внутренних дел Косово был назначен Джеджет Хамза который согласно Йокичу в годы войны сотрудничал с гестапо и который руководителем управления государственной безопасности Сербии в Косово назначил Мехмета Шоши, два брата которого согласно Йокичу являлись руководителями в аппарате Сигурими-спецслужбы соседней Албании.

 

Такая же смена кадров происходила и во всех других органах государственной власти в Косово и сам Тито в ходе визита в Приштину открыто сказал албанцам что те кто не хочет учить албанский язык может уезжать с Косово.

 

В результате Момчило Йокич покинул Приштину и поселился в городе Баре в Черногории где в его доме стали часто собираться косовские сербы также вынужденные отбыть из Косово.

 

После переселения в Бар в ходе своей работы Момчило Йокич готовил работу «Книга об истине о событиях в Косово и Метохии» и тесно сотрудничал с доктором истории Бранко Бошковичем, также выходцем с Косово.

 

Бошкович был связан с группой коммунистов, готовивших так называемый «Пятый конгресс» Коммунистической партии Югославии, представлявшей собою новую организацию предназначенную для смены правящего Союза коммунистов Югославии. Эта группа коммунистов была тесно связанна с группой тогдашних диссидентов, так называемых «ибэовцев» – сторонников Сталина в его конфликте с Тито в 1948 году известного как «Информбюро».

 

Две группы коммунистов – сторонников Сталина бежали из Югославии в Албанию, перейдя границу. В группе, перешедшей в Албанию 3 июня 1958 года были бывший помощник руководителя государственной безопасности Югославии и ветеран войн в Испании и Югославии Милан Калафатич, Бранко Алексич, Момчило Джурич, Павел Мырвалевич, Радомир Йокич, Пантелия Симич, Милета Перович, Богдан и Бранко Йововичи, а так же Владо Дапчевич – родной брат Пеки Дапчевича, командира 2-го Ударного Корпуса, а затем и командующего Третьей армии Народно-Освободительной армии и впоследствии начальника Генерального штаба ЮНА.

 

После того, как они пробыли вместе с другой группой бежавших «ибеовцев» в лагере Круе под охраной тайной службы Албании – «сигурими», через полгода Хрущев, с которым руководство Партии труда Энвера Ходже вступило в конфликт из-за осуждения им «культа Сталина», дал указание на эвакуацию этой группы в СССР.

 

Данные диссиденты – как, например, Владо Дапчевич, брат генерала Пеко Дапчевича, проживавший в Румынии и Милета Перович, проживавший в Киеве, как и другие диссиденты, проживавшие как в странах Варшавского договора, так и в самой Югославии – считали, что политика руководства СФРЮ, возглавлявшегося Иосипом Брозом Тито, вела к развалу страны, чему доказательство находили в Конституции 1974 года, подготовленной тогдашним главным идеологом СКЮ – Карделем в духе все большей самостоятельности республик СФРЮ.
 

Когда в 1973 году в Киев к братьям Йовович прибыл их третий брат Комнен из города Печь в Косово, то в разговорах с братьями, а также еще с одним членом их группы – выходцем из Черногории Милетом Перовичем, в Киеве возникла идея создать Коммунистическую партию Югославии.

 

Этой группой во главе с Милетом Перовичем, ставшим генеральным секретарем, была начата подготовительная работа – сначала в эмиграции, а затем и в самой Югославии где их полномочным представителем стал доктор Бранко Бошкович, также выходец из Печи из коммунистической семьи.

 

Момчило Йокич стал одним из основателей новой Коммунистической партии Югославии и председатель ее идеологической и организационной комиссий. Он был выбран сопредседателем конгресса этой партии прошедшего 6 апреля 1974 года в г. Баре в Черногории, а так же был выбран членом Политбюро ЦК Коммунистической партии Югославии. На этом конгрессе Йокич прочитал доклад «Состояние и геополитическое положение СФРЮ» в котором предсказал распад СФРЮ и гражданскую войну в ней.

 

Йокич был автором программы этой партии, ее устава, ее резолюций и деклараций, как и редактором печатного органа этой партии – «Коммунистическая искра». Согласно Йокичу, эта партия, несмотря на то, что в ней было много сторонников Сталина, не собиралась устанавливать в Югославии ту модель, которая существовала в СССР при жизни Сталина, а ее целью было построение новой модели социализма путем оздоровления экономической и политической жизни в стране, тонувшей в мафиозных отношениях и криминале, в дипломатических и масонских интригах, злоупотреблении закона в культивировании враждебности к другим социалистическим государствам, так что в бывшей СФРЮ существовала особая категория репрессированных лиц – «корейцы»-лица осужденные за проявление поддержки Северной Корее в ходе войны 1950-53 годов.

 

Благодаря деятельности провокаторов, сам Йокич 8 мая 1974 был арестован вместе с тринадцатью участниками конгресса, как и с еще 26-ю – теми, кто помогал деятельности новой партии. Йокич в своем интервью журналу «Светлост» (номер от 28 октября 2010 года) сказал, что судебное решение было вынесено 20-го сентября 1974 года по личному требованию Тито, к которому присоединились тогдашний министр внутренних дел СФРЮ Доланц, секретарь ЦК СКЮ Джуранович и глава СКЮ Косово Фадил Ходжа.

 

Впрочем, главным образом Йокича и его товарищей преследовали сербские и черногорские партийные кадры. И впоследствии сам Йокич говорил, что, по сути, Тито еще был добр, по сравнению с теми сербами и черногорцами, которые выслуживались перед ним.

 

В 1974 году Йокич был осужден в Титограде на одиннадцать лет тюрьмы строго режима и срок отбыл в тюрьме «Вельо Бырдо» под Спужем в Черногории в одиночной камере в которой были одни бетонные стены и доска, заменявшая кровать, но выдаваемая только на ночь. После же его перемещения в камеру с уголовниками руководство тюрьмы пыталось организовать убийство Йокича.

 

Его мать неоднократно писала жалобы, дабы в конце концов отправила партийному верху СФРЮ письмо, в котором написала: «убейте моего сына, но не мучьте: ибо у него нет другой Родины, кроме этой». После того, как начальник тюрьмы Сако Хаджич был сменен из-за злоупотреблений, и его заменил Данило Перович, Момчило Йокич получил возможность писать и читать, и здесь Йокич написал исследование о Достоевском.

 

Момчило Йокич 1 марта 1982 года получил условно-досрочное освобождение, и дабы избежать постоянных преследований в Черногории, поселился в Аранжеловце в Сербии.

 

Здесь Йокич приступил к работе над книгой на основе собранных им ранее материалов о деятельности Иосипа Броза Тито. Еще в ходе своей командировки в 1968 году как журналист газеты «Победа» из Титограда (нынешняя Подгорица) во Францию Йокич встретился там со старым другом своего отца Роже Гароди, членом ЦК Коммунистической партии Франии.

 

Последний обеспечил ему возможность доступа к картотеке Коминтерна, так как Коммунистическая партия Франция в 30ых годах была ответственна за деятельность югославских коммунистов.

 

В картотеке Йокич нашел досье всех членов так называемой «Парижской группы» КПЮ, в том числе Иосипа Броза Тито.

 

После долгой работы Момчило Йокич и выпустил в 1992 году книгу «Тайное досье Иосипа Броза», в которой подробно описал личность Иосипа Броза Тито.

 

***

 

Согласно Йокичу, Иосип Броз Тито был выходцем из еврейской семьи Амбрози, жившей в Венгрии и являлся незаконнорожденным сыном польской графини и управляющего ее имением под венгерским городом Сегедином еврея Амброза. В 1913 году юный Амброз во взводе австрийского унтер-офицера Томашека закончил разведывательную школу Австро-Венгрии вместе со своим будущим ближайшим сотрудником Мирославом Кырлежом, а так же Адольфом Гитлером и настоящим Иосипом Брозом, уроженцем Кумровца в Хорватии, умершим в ходе обучения.

 

Идентичность последнего по приказу начальника школы полковника Штанцера был присвоен Амброзу, вследствие чего сам Тито даже не появился на похоронах в 1975 году Векослава – брата настоящего Иосипа Броза и избегал появляться в Кумровце. Кроме того, другой брат, Мартин, умерший в 1974 году в Венгрии, так и не захотел – как пишет Йокич – встречаться с Тито, а сестра Матильда открыто отказалась признать в нем своего брата Иосипа Броза.

 

Как унтер-офицер разведки 25-го полка 42-ой дивизии армии Австро-Венгрии Иосип Броз участвовал в боевых действиях в Сербии, где был награжден серебряной медалью за храбрость. Его дивизия находилась на Дринском фронте, где армия Австро-Венгрии соверщила многочисленные военные преступления против сербского населения, в первую очередь в Мачванском Пырняворе, о чем писал тогда швейцарский доброволец в армии Сербии доктор Арчибальд Райс.

 

В дальнейшем Тито был обвинен в изнасиловании одной сербки, и был переброшен из Сербии на Русский фронт, где в Буковине попал в русский плен.

 

Само его участие в гражданской войне и жизнь в России до сих пор окутана тайной, но известно, что Иосип Броз Тито после возвращения в Королевство Сербов, Хорватов и Словенцев стал членом Коммунистической партии Югославии. При поддержке Загребской организации коммунистов и одного из ее руководителей, Стево Краячича, имевшего связи в Ватикане, Иосип Броз быстро расширил свое влияние среди коммунистов Югославии.

 

В тюрьме Лепоглава куда он попал со многими другими коммунистами после запрета Коммунистической партии королем Александром в 1929 году, он пользовался привилегированным положением и совершенно спокойно вел политическую деятельность. Как раз в этой тюрьме как пишет Йокич друг Тито – сербский еврей Моше Пияде от имени коммунистической партии Югославии подписал договор о совместной борьбе против королевской власти Югославии с представителем движения хорватских усташей Миле Будаком в 1935 году.

 

В то время как усташи, так и коммунисты вели компанию террора против представителей власти королевской Югославии и так в ходе только «красного террора» в Югославии было убито несколько тысяч чиновников, офицеров и жандармов. Усташи в это же время в лагерях в Италии и Австрии вели подготовку террористов, которые потом организовывали террористические акты против представителей власти в Югославии. Закономерно, что данные обстоятельства привели стороны к тактическому союзу, и дабы его обеспечить, Тито интригами смог дискредитировать влияние руководившего тюремной организацией КПЮ черногорца Петко Милетича, участника восстания Белы Куна в Венгрии и одного из основателей организации коммунистов в Черногории.

 

Бывший югославский дипломат Милан Тыршнич в своем интервью Йокичу рассказал, что двое осужденных усташей – участников нападения в 1939 году на отделение жандармерии в Брушанах под Госпичем в его родной Лике, в 1941 году уже были коммунистами после отбытого в тюрьме срока.

 

Самого Тито его бывший командир взвода Томашек отправил в лагерь подготовки хорватских усташей – Стара Пуста, где Броз встретил племянницу полковника Штанцера -Терезу Штанцер, участвовавшую в подготовке убийства югославского короля Александра в 1934 году в Марселе.

 

Впоследствии как Томашек, так и Штанцер служившие в Абвере, были взяты в плен в 1945 году после прорыва Сремского фронта и были расстреляны генералом Костой Наджем (венгерским евреем и ветераном Интербригад в Испании) по приказу Иосипа Броза.

 

Тито в своей деятельности помимо сотрудничества с Абвером и ОГПУ/НКВД все же главную поддержку получал от спецслужбы Ми-6 Великобритании, чьим агентом он как и его близкий сотрудник Мирослав Кырлежа являлся внутри самого Коминтерна.

 

Все свои планы Тито осуществлял в договоре с этой службой, в том числе через находившегося при штабе Тито британского бригадира Фицроя Маклейна, а еще в 1944 году Тито тайно встретился в Ватикане с Папой и с Черчиллем.

 

Британской подержке способствовало и то, что Тито, как пишет Йокич, был членом масонской ложи «Максимилиан Вырховец» созданной в Загребе, а затем и другой масонской ложи «Либертас», тогда как один из его ближайших сотрудников Иван Рибар был масоном и членом старого масонского рода.

 

В 1937 года ЦК Коммунистической партии Югославии был основан в Париже и там Тито умело создал собственную группу в партии, и его люди такие как Стево Краячич и Влайко Бегович, формально сотрудничая с НКВД, на деле подчинялись лишь Тито.

 

Иван «Стево» Краячич которого на связи с 1935 года держал Андреев заместитель Мануилского – работавшего в разведке Коминтерна был вместе с Тито, Влайко Беговичем, Владимиром Поповичем, Прежихов Воранцем, Алешей Беблером, Костой Наджем, Петаром Драпшиным, Срджаном Прицом, Сретеном Жуйовичем составляли в среде югославской коммунистической эммиграции в Париже тайную группу заговоршиков устранявшую доносами в ГПУ/НКВД и убийствами всех тех, кто стоял у них, точнее у Тито на пути.

 

Сам Тито с 1935 года вместе с Аугустином Аугустинчичем через Владимира Дедиера установил к тому времени тесные связи с Секретной службой. В дальнейшем Тито подерживал связи с британской спецслужбой через Иосипа Копинича, которого держал на связи Дик Бейли, с тем что сам Копинич в годы войны был на прямой связи с Коминтерном и со Сталиным, передавая по тайной радиостанции из Любляны свои шифрограммы.

 

С началом войны в Испании Иосип Броз начал сотрудничать с НКВД, которое имело своего человека, Ивана Антонова, работавшего с югославскими коммунистами в Париже, которые собирались в книжном магазине «Горизонт» Живоина Павловича. Как раз через Париж и шла отправка югославских интербригадовцев в Испанию и здесь был создан центр отправки добровольцев в Испанию, в котором работали Иосип Броз Тито, Живоин Павлович, Стево Краячич, Мустафа Голубич, Родолюб Чолакович, Коста Надж, Владимир Дедиер, Иосип Копинич, Благое Парович, Велько Бегович, Милан Калафатич и другие югославские коммунисты при поддержке органов ОГПУ-НКВД.

 

Как пишет Момчило Йокич, путем, интриг и доносов Иосип Броз с помощью своих соратников (таких как Копинич и Краячич) сумел уничтожить всех тех, кто мешал ему в Коммунистической партии Югославии: например, Милана Горкича, бывшего секретарем КПЮ и представителем югославским коммунистов в Коминтерне, поддержкой руководства которого он и пользовался. Тито, поставив организацию КПЮ в Югославии под свой контроль, сначала провозгласил Горкича агентом полиции, а затем последовал донос в Коминтерн Владимира Велибита (тайного сотрудника британских спецслужб и близкого сотрудника Тито), обвинившего Горкича в том, что он является британским агентом и с очевидной легкостью сфабриковавшего доказательства.

 

Подобными методами Тито, представлявший себя верным последователем Ленина и Сталина, руками НКВД уничтожил практически весь руководящий состав югославских коммунистов в Москве, в том числе секретаря коммунистической организации в тюрьме Сремской Митровице Петко Милетича, обвиненного Тито в том, что он «троцкист». Однако его истинная вина заключалась в том, что он хотел тюремную организацию югославских коммунистов поставить во главе партии.

 

Целью Тито была власть, и с 1939 года он дал указание начать компанию по замене «старых» кадров новыми кадрами, верными ему. При этом Тито стравливал между собой членов руководства КПЮ, и так, например, благодаря ему возник конфликт между Миланом Горкичем и главой коммунистов Далмации Иваном Маричем, дабы после того как Горкич был расстрелян в СССР в 1937 году, самого Марича в 1940 исключили из партии, а после войны осудили на десять лет как агента гестапо.

 

Помимо этого, Тито организовывал ликвидации своих врагов в партийных рядах, как, например, Благое Паровича и других коммунистов-интербригадовцев, убитых по указанию Тито руками его агентов в ходе гражданской войны в Испании, либо как Марко Орешковича и Петра Радовича, убитых в ходе Второй Мировой войны в рядах партизан в подстроенных «несчастных случаях», либо выдавая их гестапо: как Мустафу Голубича, участника Сараевского покушения на Франца-Фердинанда в 1914 году.

 

Другого известного югославского коммуниста Живоина Павловича, издателя органа КПЮ – «Пролетер», первого организовавшего по приказу КПЮ отправку добровольцев в Испанию, убил коммунист Видан Мицич по указанию Александра Ранковича и Слободана Пенезича – близких сотрудников Тито в 1941 году в тюрьме города Ужицы находившегося тогда под контролем партизан.

 

Согласно Йокичу, Тито никому ничего не прощал и всех тех, кто мог угрожать его позиции, старался ликвидировать. И так самого Ивана Антонова, начальника разведывательного центра Коминтерна в Париже, Тито выдал в 1943 году хорватским усташам, заплатив им за его ликвидацию 200 тысяч хорватских кун. Впрочем, и сам Тито получал поддержку своих союзников. И вождя сербских четников генерала Драже Михайловича выдали в 1946 году Тито сами британцы, бывшие союзниками Михайловича, предоставившие ему частоту радиостанции и шифры к ней.

 

Своими главными противниками Тито считал не немцев, а как раз сербских четников, представлявших собою до сентября 1944 года войска королевского правительства Югославии в Лондоне, дабы затем под давлением Черчилля король Петр Второй провозгласил Тито верховным главнокомандующим.

 

Большие потери партизан в сражении на Сутьеске в мае-июне 1943 года, объяснялись Самарджичем как раз тем, что изначально эта операция немцами планировалась против четников, а не против партизан, и потому Тито не ожидал перехода немцев в наступление.

 

Тито, ведя партизанскую войну, в большей мере опирался на политику договоров по линии различных спецслужб, что, по большому счету, вполне естественно для подобного рода войн, что и послужило прообразом будущей югославской войны 1991-1995 годов.

 

 

Вместе с тем, нельзя отрицать того, что сам Тито был достаточно умелым военачальником, которого ценил Черчилль, а высоко его оценивали и многие советские офицеры: в том числе бывший заместитель начальника Украинского штаба партизанского движения по диверсиям И.Г.Старинов (бывший с июня 1944 года – начальником штаба советской миссии в Югославии).

 

Нет смысла отрицать и то что Тито был хорошим политиком, отлично знавшем психологию тех, кем управлял. И, как пишет Момчило Йокич, Тито отлично знал характер югославских партийных кадров, желавших власти и орденов, и на которых у Тито всегда был какой-то компромат.

 

Благодаря им Тито создал свой культ личности и этот культ рано или поздно должен был столкнуться с культом личности Сталина.

 

Ближайший сотрудник Тито Милован Джилас в своей книге «Лицо Тоталитаризма» так описывал начало конфликта югославских и советских коммунистов:

 

«…Мне, наверное, не пришлось бы ехать во второй раз в Москву и снова встречаться со Сталиным, если бы я не стал жертвой своей прямолинейности.

 

Дело в том, что после прорыва Красной Армии в Югославию и освобождения Белграда осенью 1944 года произошло столько серьезных – одиночных и групповых – выпадов красноармейцев против югославских граждан и военнослужащих, что это для новой власти и Коммунистической партии Югославии переросло в политическую проблему.

 

Югославские коммунисты представляли себе Красную Армию идеальной, а в собственных рядах немилосердно расправлялись даже с самыми мелкими грабителями и насильниками. Естественно, что они были поражены происходившим больше, чем рядовые граждане, которые по опыту предков ожидают грабежа и насилий от любой армии. Однако, эта проблема существовала и усложнялась тем, что противники коммунистов использовали выходки красноармейцев для борьбы против не укрепившейся еще власти и против коммунизма вообще. И еще тем, что высшие штабы Красной Армии были глухи к жалобам и протестам, и создавалось впечатление, что они намеренно смотрят сквозь пальцы на насилия и насильников.

 

Как только Тито вернулся из Румынии в Белград, – одновременно он побывал в Москве и впервые встречался со Сталиным, – надо было решить и этот вопрос.

 

На совещании у Тито, где кроме Карделя и Ранковича присутствовал и я, решили переговорить с начальником советской миссии, генералом Корнеевым. А чтобы Корнеев воспринял все это как можно серьезнее, договорились, что встречаться с ним будет не один Тито, а мы втроем и еще два выдающихся югославских командующих – генералы Пеко Дапчевич и Коча Попович.

 

Тито изложил Корнееву проблему в весьма смягченной и вежливой форме, и поэтому нас очень удивил его грубый и оскорбительный отказ. Мы советского генерала пригласили как товарища и коммуниста, а он выкрикивал:

 

– От имени советского правительства я протестую против подобной клеветы на Красную Армию, которая…

 

Напрасны были все наши попытки его убедить – перед нами внезапно оказался разъяренный представитель великой силы и армии, которая «освобождает».

 

Во время разговора я сказал:

 

– Трудность состоит еще в том, что наши противники используют это против нас, сравнивая выхолки красноармейцев с поведением английских офицеров, которые таких выходок не совершают.

 

Особенно грубо и не желая ничего понимать, Корнеев реагировал именно на эту фразу:

 

– Самым решительным образом протестую против оскорблений, наносимых Красной Армии путем сравнения ее с армиями капиталистических стран!

 

Югославские власти только через некоторое время собрали данные о беззакониях красноармейцев: согласно заявлениям граждан, произошел 121 случай изнасилования, из которых 111 – изнасилование с последующим убийством, и 1204 случая ограбления с нанесением повреждений – цифры не такие уж малые, если принять во внимание, что Красная Армия вошла только в северо-восточную часть Югославии. Эти цифры показывают, что югославское руководство обязано было реагировать на эти инциденты как на политическую проблему, тем более серьезную, что она сделалась также предметом внутрипартийной борьбы. Коммунисты эту проблему ощутили и как моральную: неужели это и есть та идеальная Красная Армия, которую мы ждали с таким нетерпением?

 

Встреча с Корнеевым окончилась безрезультатно, хотя и было отмечено, что после нее советские штабы начали строже реагировать на самоволие своих бойцов. А мне товарищи тут же, сразу после ухода Корнеева, одни в более мягкой, а другие в более резкой форме высказали свое неудовольствие, что я произнес эту самую фразу. Мне, право, и в голову не приходило сравнивать советскую армию с британской – у Британии в Белграде была только миссия. Я просто исходил из очевидных фактов, констатировал их и реагировал на политическую проблему, которую усложняло еще и непонимание и упрямство генерала Корнеева. Тем более я был далек от мысли оскорблять Красную Армию, которую в то время любил не меньше, чем генерал Корнеев. Конечно, я не мог – в особенности на занимаемом мною посту – оставаться спокойным к насилию над женщинами, которое я всегда считал одним из самых гнусных преступлений, к оскорблению наших бойцов и к грабежу нашего имущества.

 

Эти мои слова, наряду еще кое с чем, стали причиной первых трений между югославским и советским руководством. И хотя для обид были и более веские причины, советские руководители и представители чаще всего упоминали именно мои слова. Мимоходом скажу, что, несомненно, по этой же причине советское правительство ни меня, ни некоторых других руководящих членов югославского Центрального комитета не наградило орденом Суворова. По тем же причинам оно обошло и генерала Пеку Дапчевича, так что я и Ранкович, чтобы загладить такое пренебрежение, предложили Тито наградить Дапчевича званием Народного героя. Мои слова, несомненно, были одной из причин того, что советские агенты в Югославии принялись в начале 1945 года распространять слухи, что я «троцкист». Потом они сами прекратили это – как из-за бессмысленности обвинения, так и в связи с улучшением отношений между СССР и Югославией.

 

А я вскоре после этого заявления оказался почти в изоляции – но не только потому, что самые близкие товарищи меня особенно осуждали, хотя осуждения, конечно, были и резкие, и не потому, что советские верхи обостряли и раздували инцидент, а в одинаковой мере из-за моих собственных внутренних переживаний.

 

Дело в том, что я тогда переживал внутренний конфликт, который не может не пережить каждый коммунист, честно и бескорыстно принимающий коммунистические идеи, – он рано или поздно убедится в расхождении этих идей с практикой партийных верхов. В моем случае это произошло не столько из-за расхождения между идеалистическими представлениями о Красной Армии и поведением ее представителей. Я и сам понимал, что в Красной Армии, несмотря на то, что она – армия «бесклассового» общества, «все еще» не может быть полного порядка, что в ней еще должны быть «пережитки прошлого». Внутренние противоречия во мне породило равнодушное, если не сказать одобрительное отношение советского руководства и советских штабов к насилиям, в особенности нежелание их признать – не говоря уже об их возмущении, когда мы на это указывали. Намерения наши были искренними – мы хотели сохранить авторитет Красной Армии и Советского Союза, который пропаганда Коммунистической партии Югославии создавала в течение многих лет. А на что натолкнулись эти наши добрые намерения? На грубость и отпор, типичные для отношений великой державы с малой, сильного со слабым.

 

Все это усиливалось и углублялось попытками советских представителей использовать мои, по сути, добронамеренные слова как основание для вызывающей позиции по отношению к югославскому руководству.

 

Что это, почему советские представители не смогли нас понять? Почему мои слова так преувеличены и искажены? Почему их в таком искаженном виде советские представители используют в своих политических целях, утверждая, что югославские руководители не благодарны Красной Армии, которая в решительный момент сыграла главную роль в освобождении столицы Югославии и помогла югославским руководителям закрепиться в ней?

 

Но на это не было – и на такой базе не могло быть ответа. Меня, как и многих других, смущали и иные поступки советских представителей. Так, советское командование объявило, что для помощи Белграду оно дарит большое количество пшеницы. Выяснилось, однако, что на самом деле эта пшеница находилась на складах на югославской территории и что немцы реквизировали ее у югославских крестьян. Советское командование просто считало ее своей военной добычей, как и многое другое. Советская разведка занималась массовой вербовкой русских белоэмигрантов, а также и югославов – даже в самом аппарате Центрального комитета. Против кого, зачем? В секторе агитации и пропаганды, которым я управлял, тоже остро ощущались трения с советскими представителями. Советская печать систематически изображала в неверном свете и недооценивала борьбу югославских коммунистов, в то время как советские представители сперва осторожно, а затем все более откровенно требовали подчинения югославской пропаганды советским нуждам, подгонки ее по советским колодкам. Попойки же советских представителей, приобретавшие характер настоящих вакханалий, в которые они пытались вовлечь и югославские верхи, в моих глазах и в глазах многих других только подтверждали правильность наблюдений о расхождении между советскими идеями и делами – их этики на словах и аморальности на деле.

 

Первый контакт между двумя революциями и двумя властями – хотя они и стояли на схожих социальных и идейных основах – не мог не пройти без трений. Но поскольку это происходило в исключительной и замкнутой идеологии, трения не могли вначале проявиться иначе, как в облике моральной дилеммы и сожаления по поводу того, что правоверный центр не понимает добрых намерений малой партии и бедной страны.

 

А поскольку люди реагируют не только одним сознанием, я вдруг «открыл» неразрывную связь человека с природой – начал ходить на охоту, как в ранней молодости, и вдруг заметил, что красота существует не только в партии и революции. Но огорчения только начинались.

 

Зимой 1944/45 года в Москву направилась расширенная правительственная делегация, в которой кроме Андрия Хебранга, кооптированного члена ЦК и министра индустрии, Арсы Йовановича, начальника Верховного штаба, была и моя тогдашняя супруга Митра, – она мне, кроме политических заявлений советских руководителей, могла сообщить и их личные высказывания, к которым я был особенно чувствителен.

 

Делегацию в целом и отдельных ее членов беспрерывно упрекали за положение в Югославии и за позиции отдельных югославских руководителей. Советские представители обыкновенно исходили из точных фактов, а затем их раздували и обобщали. Хуже всего было то, что руководитель делегации Хебранг теснейшим образом связался с советскими представителями, передавал им доклады в письменном виде и переносил на членов делегации советские упреки. Причиной такого поведения Хебранга, судя по всему, было его недовольство смещением с должности секретаря Коммунистической партии Хорватии, а еще в большей степени – малодушное поведение в свое время в тюрьме, о чем стало известно позже и что он, вероятно, пытался таким путем замаскировать.

 

Передача информации советской партии сама по себе тогда не считалась каким-то смертным грехом, потому что никто из югославов не противопоставлял свой Центральный комитет советскому. Более того, от советского Центрального комитета не скрывали данных о положении в югославской партии. Но в случае Хебранга это приобрело тогда уже характер подкопа под югославский Центральный комитет. Так никогда и не узнали, что именно он сообщал. Но его позиция и сообщения отдельных членов делегации позволяли сделать уже тогда безошибочное заключение, что Хебранг писал в советский Центральный комитет, чтобы натравить его на югославский Центральный комитет и добиться, чтобы в последнем были произведены нужные Хебрангу изменения.

 

Конечно, все это было облечено в принципиальность и основано на более или менее очевидных упущениях и слабостях югославов. Самое же главное было в следующем: Хебранг считал, что Югославия не должна создавать промышленности и хозяйственных планов отдельно от СССР, в то время как Центральный комитет полагал, что необходимо тесно сотрудничать с СССР, но сохранять свою независимость.

 

Окончательный моральный удар этой делегации нанес, несомненно, Сталин. Он пригласил всю делегацию в Кремль и устроил ей обычный пир и представление, какое можно встретить только в шекспировских драмах.

 

Он критиковал югославскую армию и метод управления ею. Но непосредственно атаковал только меня. И как! Он с возбуждением говорил о страданиях Красной Армии и ужасах, которые ей пришлось пережить, пройдя с боями тысячи километров по опустошенной земле. Он лил слезы, восклицая: «И эту армию оскорбил не кто иной, как Джилас! Джилас, от которого я этого меньше всего ожидал! Которого я так тепло принял! Армию, которая не жалела для вас своей крови! Знает ли Джилас, писатель, что такое человеческие страдания и человеческое сердце? Разве он не может понять бойца, прошедшего тысячи километров сквозь кровь, и огонь, и смерть, если тот пошалит с женщиной или заберет какой-нибудь пустяк?»

 

Он каждую минуту провозглашал тосты, льстил одним, шутил с другими, подтрунивал над третьими, целовался с моей женой, потому что она сербка, и опять лил слезы над лишениями Красной Армии и над неблагодарностью югославов.

 

Он мало или вовсе ничего не говорил о партиях, о коммунизме, о марксизме, но очень много о славянах, о народах, о связях русских с южными славянами и снова – о геройстве, страданиях и самопожертвовании Красной Армии. Слушая обо всем этом, я был прямо потрясен и оглушен.

 

Но сегодня мне кажется, что Сталин взял на прицел меня не из-за моего «выпада», а в намерении каким-то образом перетянуть меня на свою сторону. На эту мысль его могло навести только мое искреннее восхищение Советским Союзом и его личностью.

 

Сразу после возвращения в Югославию я написал о встрече со Сталиным статью, которая ему очень понравилась, – советский представитель посоветовал мне только в дальнейших публикациях этой статьи опустить фразу о слишком длинных ногах Сталина и больше подчеркнуть близость между Сталиным и Молотовым. Но в то же время Сталин, который быстро распознавал людей и отличался особым умением использовать человеческие слабости, должен был понять, что он не сможет склонить меня на свою сторону ни перспективой политического возвышения, поскольку я был к этому равнодушен, ни идеологической обработкой, поскольку к советской партии я относился не лучше, чем к югославской. Воздействовать на меня он мог только эмоционально, используя мою искренность и мои увлечения. Этим путем он и шел.

 

Но моя чувствительность и моя искренность были одновременно и моей сильной стороной – они легко превращались в свою противоположность, когда я встречался с неискренностью и несправедливостью. Поэтому Сталин никогда и не пытался привлечь меня на свою сторону непосредственно, а я, убеждаясь на практике в советской несправедливости и стремлении к гегемонии, освобождался от своей сентиментальности и становился более твердым и решительным.

 

Сегодня действительно трудно установить, где в этом сталинском представлении была игра, а где искреннее огорчение. Мне лично кажется, что у Сталина и невозможно было отделить одно от другого – у него даже само притворство было настолько спонтанным, что казалось, будто он убежден в искренности и правдивости своих слов. Он очень легко приспосабливался к каждому повороту дискуссии, к каждой новой теме и даже к каждому новому человеку.»

Партизанская война в Косово и Метохии в 1999 году. Часть 3. Действия албанской УЧК и сербских вооруженых сил-силы, средства и тактика сторон

0

Партизанская война в Косово и Метохии в 1999 году

Часть 3. Действия албанской УЧК и сербских вооруженых сил-силы, средства и тактика сторон.

Армия Югославии имела также развитую и подготовленную организацию военной полиции которая имела свои роты в каждой бригаде, а батальоны – в корпусах. Военная полиция рассматривалась как своеобразная элита и имела, по сравнению с пехотой, лучшее обеспечение и подготовку.

В составе пехотных батальонов в марте 1999 года были так же созданы «интервентные» взводы в которые брались, как правило, добровольцы. В данном случае под добровольцами понимались, как правило, как раз граждане Сербии, призванные в резерв армии Югославии и выразившие добровольное желание по тем или иным причинам проходить службу на территории Косово и Метохии.

Вместе с тем, в рядах добровольцев было значительное количество иностранных граждан: как сербов по национальности, в первую очередь из Республики Сербской в Боснии и Герцеговине, так и «несербов» в том числе граждан Российской Федерации, Украины, Белорусии, Болгарии, Швеции, Дании и ряда других стран.

В своей массе это были подготовленные лица а некоторые из них оставались на воинской службе в своих государствах и так погибший доброволец-гражданин Российской Федерации Федор Шульга,как выяснилось после его смерти являлся сотрудником Министерства по Чрезвычайным Ситуациям Российской Федерации.

Денежное довольствие добровольцев было таким же как и у резервистов армии Югославии – то есть 49 динар в день, что составляло до 5 немецких марок.

Впрочем, последнее не помешало судебным органам некоторых государств начать преследование добровольцев и так например доброволец из Дании Нильсен (до того работавший в ОБСЕ) был в Дании подвергнут судебному преследованию, очевидно, под политическим давлением.

Впрочем, ошибочно считать что командование армии Югославии сознательно собирало добровольцев. Скорее, наоборот, это командование предпочитало бы что бы их совсем не было, но в силу очевидного политического характера этой войны невозможно было избегать реакции в обществе на подобную политику, последствия которой отражались не на одних военных, а на всем обществе.

В результате, значительная часть этих добровольцев попала в созданные «интервентные» взвода и хотя эти взвода за два с половиной месяца войны с марта по июнь 1999 года не были ни отлажены в действиях, ни обучены для разведывательно-диверсионных действий, однако, сам опыт добровольцев ставил их в положение такого же ранга, как и подразделения и части специального назначения.

Помимо этого местное сербское население частью находилось в полиции, а частью – в военно-территориальных отрядах и они, как и офицеры и подофицеры пограничных караулов армии, хорошо знали и местность, и местных албанцев.

Согласно книге Милана Миялковского и Петара Дамьянова «Терроризм албанских экстремистов» [1] в марте 1999 года силы 15-й танковой бригады из направления Приштины и 252-ой танковой бригады, дислоцированной в Кралево, очистили пути сообщения и обеспечили ввод в бой силам специального назначения МВД и государственной безопасности Сербии, а также подразделениям 37-ой и 125-ой моторизованных бригад, разбивших силы УЧК соответственно в Дренице (37-ая бригада) и в Метохии (125-ая бригада) после чего 37-ая моторизованная бригада заняла позиции в районе Дреницы с целью дальнейшей «зачистки» от сил УЧК, тогда как 125-ая бригада была направлена под Призрен на юг Косово с целью усиления сил 243-й механизированной бригады.

Главный удар армии Югославии и сил МВД Сербии в начале марта 1999 года пришелся на оперативную зону «Лаб», ибо Подуево граничило с Сербией, тогда как рядом с ней находились стратегически важные рудники Старого Трга. Так как местность была вокруг самого Подуево была преимущественно равнинная, а на ее территории, как и на соседней ей территории общины Косовская Митровица, жило много сербов, то особых шансов на успех УЧК не имела здесь. Ее силы в районе Байгоры и Старого Трга были частью разбиты, а частью отступили на территорию других зон в ходе действий.

Большие потери понесла и силы УЧК в зоне «Шаля», где местность также была частично равнинная, где проходили стратегически важные пути сообщения, соединявшие Косовскую Митровицу через Вучитырн с Приштиной и где было много сербских сел.

В Метохии в районе Печи, которую охватывала зона «Дукаджин», согласно Миялковскому и Дамьянову упорные бои велись в районе горного массива Ябланица.

Здесь УЧК с 1998 года создала подконтрольный ей район, охватывавший до пятнадцати сел.

Командир зоны «Дукаджин» Рамуш Харадинай, согласно интервью Первому каналу РТС-государственного телевидения Сербии бывшего командира 125-ой моторизованной бригады полковника Драгана Живановича, имел важную роль в действиях УЧК, так как именно через его зону шли основные каналы по снабжению оружием и боеприпасами УЧК. Нет смысла отрицать что данному обстоятельству благоприятствовало то, что наряду с албанской границей, охранявшейся армией Югославии, зона «Дукаджин» охватывала и тогда административную границу с Черногорией которую охраняла лишь полиция, с тем, что на территории Черногории военное положение так введено и не было, как и не было там мобилизации.

Более того как пишет бывший командующий ВВС и ПВО Югославии генерал Спасое Смилянич в своей книге «Агрессия НАТО – Военно-воздушные силы и противовоздушная оборона в защите отечества» [2] руководство Черногории и силы черногорской полиции враждебно вели себя против армии Югославию поощряя дезертирство из ее рядов самих черногорцев, организуя провокации против военнослужащих и ведя разведку ее объектов.

Подразделения 5го батальона военной полиции Подгорического корпуса ЮНА находились тогда в состоянии боеготовности к возможным столкновениям против сил МВД Черногории.

Очевидно, учитывая влияние албанской наркомафии в Черногории, которая полностью или частично контролировала власть в черногорских Ульцине, Тузи под Подгорицей, в Плаве и частично в Рожае, легко понять, что Черногория являлась базой снабжения УЧК и, тем самым, рост влияния УЧК в Метохии был легко объясним.

Вместе с тем сама фактическая численность подразделений УЧК в зоне «Дукаджин» согласно начальнику военной безопасности Приштинского корпуса генералу Момиру Стояновичу (интервью в телеперадаче «Чирилица» Миломира Марича от 7 декабря 2012 года) достигала лишь 500 боевиков. И потому с наступлением подразделений армии Югославии: сил 125ой моторизованной бригады и сил специального назначения государственной безопасности Сербии сопротивление УЧК было сломлено в начале апреля 1999 года, хотя и в мае продолжались боевые действия. Так в районе Чакора 19-го мая группа, состоявшая из около 20 боевиков, была взята в плен.

Часть боевиков УЧК тогда уходила на территорию Черногорию и так одна группа УЧК была разбита под Рожаем на территории Черногории подразделениями армии Югославии. Еще одна группа УЧК численностью в 13 боевиков была разбита 17-го апреля в районе Плава на границе Черногории и Албании.

Также активные действия продолжались и в районе Малишево, Сувой Реки, Клины, Ораховца и Джаковицы где силы УЧК зоны «Дрим» вели достаточно активные действия до конца войны, и нападение УЧК на городок Джаковицу в десятке километров от границы в мае-июне совершенно не свидетельствует о полной изолированности внутреннего театра боевых действий.

Таким же образом велись боевые действия и против сил УЧК в зоне «Неродимлье», где после того как силами 243ей механизированной бригады был захвачен контролировавшейся УЧК район в районе Урошевца, подразделения УЧК продолжили вести партизанскую войну против армии Югославии.

Зона «Карадак» не отличалась большой активностью действий сил УЧК, так как из общины Гниланы был родом Беджет Пацоли, компаньон по бизнесу известных в Сербии бизнесменов братьев Карич, связанных с Милошевичем, и потому после того как силы 354-ой пехотной бригады армии Югославии и силы полиции Сербии провели «зачистку» района Косовского Поморавля, который и охватывала зона «Карадак» и заняла контролировавшийся УЧК район в подножии горного массива Голия недалеко от города Ново Брдо, то активизации боевых действий здесь стороны избегали.

В условиях полного превосходства армии Югославии командование УЧК лишь стремилось сохранить свои силы. В силу этого УЧК вела боевые действия либо обороняясь в ходе операций по «чищению» (зачистке) югославских сил, либо нападая на отдельные, небольшие группы югославских военных или полицейских, как правило, при их передвижении на автомашинах.

Таким образом, после начала авиаударов НАТО по Югославии в конце марта 1999 года, несмотря на военное положение которое было введено сербской стороной, полного разгрома УЧК сербское командование осуществить не смогло.

В ходе операций армии Югославии и полиции Сербии в силу отсутствия достаточного числа разведывательно-диверсионных подразделений, сложные участки горно-лесной местности нередко оставались непроверенными, тем более, что подразделения УЧК часто получали данные авиационной разведки НАТО о передвижениях сербских сил.

К тому же подразделения не были в своей массе обучены ведению поиска противника по следу и вместо этого часто «зачистки» осуществлялись развертыванием подразделений в цепи и прочесыванием местности.

Закономерно, что подобная тактика требовала большого количества сил, что в свою очередь вызывало внимание авиационной разведки НАТО.

В итоге, многие операции заканчивались так, что многие подразделения даже не разворачивались в боевые порядки. В результате чего деятельность других подразделений пускалась насмарку.

Сами разведывательно-диверсионные действия в Косово велись, главным образом, по инициативе низовых командиров. Комплексного подхода к таким действиям со стороны командования часто не было.

При этом главным недостатком показалось то, что в батальонах не были предусмотрены группы, предназначенные для разведывательно-диверсионных операций, и потому командование и приступило к созданию в батальонах вышеописанных «интервентных» взводов.

Разумеется в ходе этого наступления армии Югославии к началу апреля большинство основных позиций УЧК были захвачены, но, вместе с тем, на практике в Косово и Метохии продолжали сохранятся значительные силы УЧК, которые, разбившись на множество небольших групп, смогли в горах, в некоторых селах, и даже в поселках, организоваться и продолжить партизанские действия против югославских войск.

Их основная концентрация наблюдалась в горно-лесных районах Дреницы (Сербица – Глоговац), горном массиве Чичавицы (от Дреницы до Приштина, Вучитырна и Облича), в горном масиве Жеговца (район Гнилана), в горном районе Паштрика (города Призрен и Сува Река), в районе Байгоры и Старого Трга вплоть до долины реки Ибра, в лесном районе вокруг Урошевца, Штырпцы и Липляна, в горном районе Юника и в районе поселка Ораховца.

Не стоит преувеличивать боевой дух албанцев, но все же они выстояли перед наступлением югославской армии и сохранили УЧК.

Более того, после начала авиаударов НАТО группы УЧК активизировали нападения: по данным Миялковского и Дамьянова всего с 1-го января по 20-ое июня 1999 года было зарегистрировано 658 нападений сил УЧК на подразделения и части армии Югославии. Причем, если с 1-го января 1999-го по 24-ое марта 1999 года таких нападений произошло 106, то с 24-го марта до 20-го июня было проведено 552 нападения сил УЧК на армию Югославии.

В районе Дреницы боевые действия начались с начала марта и там согласно книге Милана Миялковского и Петара Дамьянова «Терроризм албанских экстремистов» важную роль сыграла 37ая моторизованная бригада под командованием будущего начальника Генерального штаба армии Сербии подполковника Любишы Диковича разгромившая силы 113-ой и 114-ой бригад УЧК и захватившей ее позиции и пункты снабжения в селах Ликовац, Обринье, Преказ, Лауш, Ликошаны, Чирез и Овчарево.

На Дренице, как пишет Миялковский и Дамьянов, в районе Горнег Обринья бригада УЧК «Фехми Ландровцы» численостью до двух сот боевиков попыталась провести тогда контрнаступательную операцию, но нападение было отбито.

Тем не менее, на Дренице сохранился район под контролем УЧК в Обринье, охватывающего районы сел Обринье, Полужа, Резала, Тырстеник, который представлял собою горный район площадью в несколько десятков километров, оборонявшийся силами полутора тысяч боевиков УЧК.

Этот район стал снабжаться НАТО по воздуху, и так в мае были замечены выброски парашютных контейнеров в этом районе, как и вертолеты НАТО, летевшие со стороны границы.

Было также известно и о действиях британских спецназовцев по непосредственному командованию подразделениями УЧК в этом районе и так согласно данным военной разведки армии Югославии, здесь находился капитан британских сил специального назначения, командовавший отрядом УЧК.

Силы УЧК здесь при поддержке авиации НАТО смогли отбить две наступательных операции армии Югославии и лишь в начале мая силами 37-ой моторизованной и 58-ой пехотной бригад, как и силами МВД Сербии, в том числе спецподразделения САЙ (точнее его резервного отряда), и отрядом русских добровольцев 37-ой бригады, линии обороны УЧК были прорваны и этот район был поставлен под контроль.

Тем не менее, силы УЧК в Дренице продолжили боевые действия до вывода подразделений и частей армии Югославии 17-го июня, в ходе которых погибло и пропало без вести несколько десятков военнослужащих армии Югославии и полиции Сербии. В числе пропавших без вести был и русский доброволец – бывший сотрудник МВД Украины из города Черкассы – Сергей Старцев.

Дреница – область, которую можно обозначить городками или поселками, Сербицей, Глоговцем, Малишево и Клиной была и политическим и военным центром УЧК откуда она черпала основные кадры – Хашима Тачи и Сулеймана Селими. И именно здесь и решалась судьба всей УЧК. В силу этого, закономерно важное внимание к ней командования НАТО и потому сюда были по воздуху переброшены подразделения британского САСа и американских «зеленых беретов».

В районе Призрена и Сувой Реки важную роль сыграла 125-ая моторизованая бригада полковника Драгана Живановича, которой пришлось удерживать оборону вдоль границы с Албанией.

Согласно книге «Терроризм албанских экстремистов», уже 10 апреля с территории Албании началось нападение на позиции армии Югославии в районе пограничного караула «Кошары».

12 апреля нападение повторилось уже на позиции армии Югославии: как в районе пограничного караула «Кошары», так и пограничного караула «Морина».

Сам караул «Кошары», находящийся на юге границы с Албанией на территории Косово, имел достаточно неблагоприятное положение, находясь под горой, возвышавшейся над ним на 200-300 метров.

В мирное время охрана участка государственной границы здесь осуществлялось силами одного взвода с глубинной до полукилиметра-километр.

В марте 1999 года на данном участке была дислоцированна сводная группа под командованием подполковника Любинко Джурковича, командира 2-го батальона 125-ой моторизованной бригады. Помимо сил этого батальона в группу вошли также силы 2-го пограничного батальона Приштинского корпуса а также силы выделенные из состава отдельных 63-ей парашютной и 72-ой разведывательно-диверсионных бригад и артиллерийские подразделения.

Помимо этого согласно Любинко Джурковичу в группу были включены многочисленные иностранные добровольцы добровольно вступившие в состав армии Югославии с началом авиаударов, так что в группе находились добровольцы-казаки из России, группа шведов, а также французы, англичанин, словенец и еще ряд добровольцев из бывшего СССР, один из которых Виктор Булах погиб в бою и чье тело осталось у противника.

В Албании, согласно также Джурковичу, находилась десятитысячная группировка УЧК, большая часть которых была мобилизована в состав УЧК путем мобилизации в лагерях беженцев.

Их подготовку вели британские инструктора из состава САС-а с тем что общее командование их действиями осуществляли офицеры армии США, а их огневую поддержку осуществляли артиллерийские подразделения итальянского и французского воинских контингентов.

Помимо этого, по свидетельству Джурковича, разведка армии Югославии располагала данными о наличии хорватских советников в рядах УЧК, как и о наличии там какой-то русскоязычной группы.

Боевые действия начались так, что силы УЧК 9-го апреля прорвали позиции армии Югославии.

Согласно книге Стэйси Салливан [3] в ходе боев за Кошары УЧК все же удалось захватить казармы караула Кошары находившиеся на границе, взяв двух пленных, переданных американскому командованию, и в начале июня с захваченных позиций журналист американской телекомпании CNBC Джеральдо Ривьера сделал репортаж с этих позиций.

Подразделения армии Югославии отступив вглубь территории создали новую линию обороны, но и силы УЧК установили собственную линию обороны так что до сербских позиций расстоянии составляло от 100 до 300 метров.

После этого, по воспоминаниям Джурковича, УЧК силами нескольких рот несколько раз с 12 по 14 апреля пыталась осуществить прорыв сербской обороны на нескольких направлениях одновременно с основным направлением у самого караула и вспомогательными у высоты Мая-зец, у камня Ц-4 и у караула Молич. Нападения были отбиты несмотря на действия авиации НАТО.

Новое нападение УЧК 6го мая также было отбито сербами, хотя и попытка их контрнаступления предпринятая в этот день была сорвана авиаударом НАТО. Безрезультатно закончилось для УЧК нападение 16-го мая, а такой же исход получило и большое наступление УЧК прошедшее с 23 по 25 мая при поддержке авиации НАТО.

Вместе с тем 22 го мая авиация НАТО нанесла авиаудар по захваченным УЧК позициям караула Кошары при чем погибло семеро боевиков УЧК а пару десятков было ранено.

Всего силы армии Югославии, согласно Джурковичу, потеряли в ходе боев за Кошары 34 убитыми, из которых 14 были срочнослужащие а 20 добровольцы и резервисты.

Албанцы же согласно собственным данным в боях потеряли 134 убитыми.

Командование НАТО в этом районе часто использовало авиацию нанесшую несколько ударов кассетными боеприпасами по боевым порядкам армии Югославии, в частности по силам 63-ей парашютной бригады.

Использовало командование НАТО и переброшенные на данный театр боевых действий во второй половине апреля 1999 года вертолеты AH-64 «Аpache», а затем подготовило и другую наступательную операцию на позиции сил армии Югославии в данном районе Призрена на участках пограничных караулов «Горожуп» и «Морина», получившую название «Стрела».

Согласно книге Милана Миялковского и Петара Дамьянова «Терроризм албанских экстремистов» силы УЧК насчитывали до четырех тысяч боевиков поддерживаемых артиллерией и авиацией, а самой операцией командовал Агим Чеку.

Операция «Стрела» началась 26-го мая на участке фронта шириной в шесть километров и с направлением на Горожуп-Планея.

В ходе операция «Стрела» силы УЧК, включавшие в свой состав и подразделения «Атлантической» бригады численностью в шесть сотен человек, были переброшены на горный массив Паштрик, где им удалось 27-го мая фланговым ударом при поддержке вертолетов «Апач» и используя снайперские винтовки калибра 12,7 мм прорвать сербские позиции на границе и захватить господствующие высоты выйдя на линию Горожуп-село Мартинай..

Потом однако наступление остановилось ибо авиации НАТО-бомардировщикам Б-1 и штурмовикам А-10 не удавалось обнаружить хорошо замаскированные позиции сербской артиллерии и часто кассетные боеприпасы сбрасывались или по гражданским районам или просто не попадали по целям.

Затем наступление было остановлено подразделениями 549-ой моторизованной бригады армии Югославии, в которых было значительное число добровольцев.

Подразделения 549-ой моторизованной бригады, которые насчитывали, как пишут Миялковский и Дамьянов, до 450 человек и в качестве огневой поддержки имели батарею 122 милиметровых гаубиц, две батареи 155 миллиметровых гаубиц и одну батарею РСЗО.

Как пишут авторы книги дабы преодолеть сербское сопротивление командование НАТО с 29-го мая начало применять для ударов по сербским позициям стратегические бомбардировщики Б-52 и 31-го мая началось новое нападение сил УЧК, продолжавшееся до 5-го июня.

Тем не менее нападение УЧК было успешно отбито причем сами потери оборонявшихся сербских подразделений составили лишь 25 убитых и 126 раненых. В срыве наступления УЧК важную роль сыграла сербская артиллерия, которая находясь в составе боевых порядков пехоты действуя куда эффективнее артиллерии НАТО.

Подразделения УЧК, имевшие опыт лишь проведения разведывательно-диверсионных действий, не имели опытных кадров для проведения операций по прорыву позиций, тем более что основная масса УЧК были плохо подготовленные мобилизованные албанские беженцы. К тому же отсутствие достаточного количества средств огневой поддержки, как и отсутствие бронетехники не могло быть возмещено действиями авиации и артиллерии НАТО, так что неуспех УЧК был вполне ожидаем.

Помимо этого в районе Призрен – Сува Река продолжали вести партизанскую войну подразделения УЧК, и здесь главным центром сопротивления УЧК в оперативной зоне «Паштрик» стал район Будаково, где действовали большие силы УЧК.

Этот район после осады все-же был захвачен подразделениями армии Югославии, в том числе силами отряда МВД Сербии, в составе которого действовал отряд русских добровольцев под командованием будущего героя России подполковника 45-го полка спецназа ВДВ Анатолия Лебедя.

В ходе боев силы УЧК в данном районе были разгромлены, в том числе был уничтожен значительный процент командного кадра УЧК, однако боевые действия здесь продолжились, как например, в районе Батуши.

Поразительно, но у УЧК ведшей активные боевые действия с февраля-марта 1998 года, так до конца войны и не получило управляемых ПTPK типов TOW (США), Dragon (США), Sfingfire (Великобритания) Milan и HOT (Франция – Германия) которые могли значительно изменить характер боевых действий.

Между тем, УЧК могла самостоятельно приобретать оружие в Иране, так же как это делали боснийские мусульмане в 1992-95 годах. И, вероятно, иранские противотанковые ракетные комплексы RAAD (советская «Малютка», причем в Иране выпускают и модернизированную версию с тандемной боевой частью и с новым прицелом), гранатометы РПГ – 7 и безоткатные орудия СПГ – 9, как и относительно широкий ассортимент противопехотных и противотанковых мин американской, китайской и итальянской разработок, как и минометы, подняли бы на новый уровень возможности УЧК.

Албанцев мог бы вооружать и Египет, где довольно широко была развита военная промышленность, причем Египет, как и Китай, выпускал 130мм пушки М-46 и переносной ракетный зенитный комплекс Стрела-2 М.

Несколько батарей пушек 130 мм пушек поставил бы места дислокации армии Югославии под угрозу постоянных артиллерийских ударов, тем более что уже известен аналогичный опыт Вьетконга, успешно наносившего удары по базам армии США в ходе войны во Вьетнаме.

Помимо этого, оружие косовские албанцы могли получать и через Боснию и Герцеговину, где под конец войны в 1995 году боснийским мусульманам поступили китайские ПTPK «Красная Стрела-8» (аналог TOW), чьи модификации – 8E имели дальность стрельбы до 4 км и тандемную боеголовку.

Наконец, сама армия США располагала переносными системами дистанционного минирования MOPMS (Modular Pack Mine System), также описанными в американском уставе FM 20-32, которые принадлежит к классу кассетных мин – FASCAM (Family of SCAtterable Mines) и представляют собою малогабаритные переносные прямоугольные контейнеры М131 общим весом каждый 162 фунта (≈75 килограмм), содержащий семь кассет, каждая с тремя минами. Всего в контейнере имелось по 17 противотанковых противоднищевых мин M76 и по 4 противопехотные натяжные мины осколочного действия мины М77.

Эти мины были идентичны по своим весогабаритным характеристикам, конструкции и действию (исключая устройства перевода в боевое и безопасное положение и управления) минам авиационной системы минирования Gator (BLU-91/B и BLU-92/B) и системы минирования Volcano.

Контейнеры расставлялись на расстояниях до 70 метров по фронту. Выброс мин из контейнеров М-131, производился вышибным зарядом в полукруге радиуса 35 метров, по направлению к противнику, командами с помощью радиостанции М-71RCU. Через 2 минуты мины переводятся в боевое положение, причем в конце этого периода из мины М77 выбрасываются натяжные нити. С помощью пульта управления М-71RCU оператор может держать под своим контролем до 15 контейнеров. Оператор может задавать минам (что является их отличием от мин системы GATOR) время может задаваться на 4 часа, с возможностью трехкратного повторения.

Дальность управления 1-3 км, также возможен вариант дачи команды на выброс мин из контейнеров по электрокабелю.

Система MOPMS обеспечивала возможность разведывательно-диверсионным группам, а и остальной пехоте, бороться с наступающими бронетанковыми силами противника, опять-таки при условии использования и иных противотанковых средств. Такая система была подходящая для проведения засад, когда возможно несколькими подобными контейнерами отсечь пути возможного выхода противника из засады.

Наконец, возможно было использование переносных одноствольных кассетных контейнеров Grillo-90, Grillo-120, созданных в Италии для дистанционной установки мин компанией Valsella.

Раз всех этих систем вооружения у УЧК не появилось то, очевидно, что УЧК для НАТО продолжала оставаться достаточно «сомнительным» партнером и ее усиливать не хотели.

Лишь в апреле 1999 года в конгрессе США было принято решение о выделении УЧК 25 миллионов долларов и так как времени оставалось мало, то УЧК так и осталась легковооруженой пехотой. Это свидетельствует о том, насколько НАТО опасалось усиления УЧК, и потому возлагало куда большие надежды на закулисные переговоры политиков и авиаудары с воздуха.

Безусловно, США ушли далеко в разработках различных «экзотических» видов оружия, которые могут быть использованы силами специального назначения в ходе действий на территории самой Югославии.

Уже к 1999 году из самой военной прессы Югославии можно было узнать о разработках в США новых видов оружия для проведения диверсий в тылу противника, как например различные химические составы (на основе галлия, цезия, рубидия, индиума), приводящие в негодность металлические конструкции или горючее, разработки мелкой крошки из керамики, которая при распылении на аэродроме вызывает повреждения двигателей машин при их запуске (путем всасывания в них при запуске).

Однако, все эти разработки в Югославии 1999 года почему-то применены не были, хотя и не требовали вступления подразделений спецназа США в прямой огневой контакт, а могли быть применены военнослужащими спецназа США находившихся в составе УЧК, точно также как они применяли лазерные целеуказатели.

Что касается самих действий «Сил специального назначения США», то война 1999 года, вопреки сформированному тем же Голливудом в бывшей Югославии общественного мнения, не продемонстрировала примеров превосходства сил специального назначения НАТО над югославскими, просто потому что командования сил специального назначения США и Великобритании избегали привлекать свои подразделения к прямым столкновениям против подразделений армии Югославии.

На практике операции «специального назначения» НАТО на территории противника свелись главным образом к ведению разведки, в том числе и агентурными методами.

То что спецслужбы НАТО вели силами местной агентуры как из числа албанцев так и сербов агентурную разведку показывало что системы электронной разведки, приборы оптико-тепловизионного наблюдения, спутниковые системы разведки и не всегда дают полную и достоверную информацию о противнике.

Подтвердилось старое правило, что только разведывательная информация полученная непосредственным контактом человека с объектом разведки, может дать о нем самую достоверную информацию.

Помимо этого важной областью было наведение с земли систем управляемого оружия.

В книге Спасое Смилянича «Агрессия НАТО-Военно-воздушные силы и противовоздушная оборона в защите отечества» [2] пишется, что было обнаружено до двадцати радиолокационных маяков-локаторов вокруг объектов ПВО, установленных агентами спецслужб НАТО: как из числа различных «международных» наблюдателей, так и из числа югославских граждан. Помимо этого подобные маяки устанавливались вокруг объектов самой армии Югославии, а также объектов инфраструктуры. В Косово и Метохии для установки маяков привлекались также члены УЧК.

Применение наводимых наводчиками с земли из числа военнослужащих спецназа США и Великобритании лазерных УАБ в ходе боевых действий в Косово дало возможность оказывать им непосредственную огневую поддержку силам албанской УЧК в ходе операций югославской армии.

Уничтожая одиночные цели в виде танков, бронетранспортеров и грузовиков силы военнослужащие сил специального назначения США и Великобритании этим компенсировали превосходство армии Югославии над УЧК.

Таким образом, задача спецназа состояла не в организации засад и захвате «языков», как это представлялись в фильмах Голливуда, которые после окончания войны и свержения Милошевича со временем стали довлеть над психологией ряда военных и гражданских чиновников силовых ведомств Сербии, а в наведении управляемых авиабомб (с лазерной ГСН) с помощью лазерных целеуказателей, установке радиолокационных маяков и обеспечении работы различных систем радиотехнической разведки.

В этих условиях вступать в прямой огневой контакт спецназу британских и американских войск и не было смысла, и подобный контакт происходил лишь в случае если подразделениям армии Югославии удавалось найти базы, где, помимо подразделений УЧК, базировались и подразделения спецназа США или спецназа Великобритании, что очевидно было большой редкостью.

Вместе с тем, при необходимости огневую поддержку силам специального назначения США и Великобритании могли обеспечить самолеты АС-130H которые, согласно книге «Агрессия НАТО – Военно-воздушные силы и противовоздушная оборона в защите отечества», применялись в тех районах Косово и Метохии, где ПВО была подавленна либо отсутствовала. Помимо этого вертолеты сил специального назначения ВВС США (прежде всего МН-53) принимали участие в действиях в глубине территории Косово и Метохии.

Последние на вооружение своего командования AFSOC имели ряд типов специальных самолетов и вертолетов для низких ночных полетов при пониженном собственном шумовом уровне (МС – 130 Е, МH-53, МH-47 Е, МH – 60 К) которые применялись для переброски личного состава в центральные районы Косово, где УЧК таким образом получала и боеприпасы, и подкрепление.

Данные задачи осуществляла согласно данным сербских спецслужб 325-ая авиагруппа которая имела задачу обеспечивать действия 10-ой группе специального назначения Командования специальных операций США – USSOCOM, которая с конца 1997 г. вела подготовку албанских боевиков в Албании.

325-ая авиагруппа AFSOC используя как базы в Албании, так и авиабазы Бриндизи и Виченца в Италии обеспечивала переброску на внутренний фронт Косово как боевиков УЧК, так и сотрудников западных спецслужб и группы спецназа США и Великобритании, осуществлявших сбор информации, командование действиями групп УЧК, координацию действий УЧК с авиацией НАТО и целеуказание для авиации НАТО наземных целей.

Согласно книге бывшего командующего ВВС и ПВО Югославии генерала Спасое Смилянича [2] в составе ВВС и ПВО были созданы силы «противодесантной борьбы» состоявшие из группы истребительной авиации созданной на базе 83-го истребительного полка базированной на авиабазе Слатина под Приштиной, эскадрильи истребительно-бомбардировочной авиации базированной на аэродроме Ниш, эскадрилья противотанковых вертолетов базированных в районе Звечаны, одна батарея самоходных ЗРК «Куб» в районе Липляны и две батареи самоходных ЗРК малой дальности «Стрела-1М» и ПЗРК «Стрела-2М» дислоцированных в районах Липлян-Косово поле.

Однако, согласно Смиляничу, через несколько дней после начала авиаударов НАТО данные силы были расформированы.

Создание новых систем управляемого оружия увеличило возможности сил специального назначения США и Великобритании, что позволило разведывательно-диверсионным группам в несколько человек поражать любые цели на всю глубину территории Югославии.

Не случайно что после войны в Косово и Метохии в военно-политических кругах США не раз выдвигали предложения о сокращении сухопутных войск и создании небольшого воинского контингента, достаточного для переброски по воздуху в любую точку мира.

По сути, контингент представлял бы из себя силы специального назначения США в первом эшелоне и моторизированную пехоту, оснащенную легкобронированной техникой во втором эшелоне, и главная бы его задача заключалась в обеспечении эффективного применения систем управляемого оружия воздушного, морского и наземного базирования в сотрудничестве с местными «союзниками».

Американское военное командование было настолько уверено в своем превосходстве, что считает возможным уже сегодня эту теорию осуществлять на практике.

Эта теория была разработана бывшим командующим корпусом морской пехоты генералом Чарльзом Крулаком, который являлся автором доктрины «войны в трех кварталах», согласно которой в то время, пока в одном квартале морские пехотинцы ведут боевые действия, во втором они могут вести «зачистку» территории, а в третьем раздавать гуманитарную помощь.

Руководство США, основываясь на своем превосходстве, по сути, полагало возможным возвратиться к практике начала XX века, когда американская морская пехота проводила подобные операции в странах Центральной Америки и Карибского бассейна.

Практически данная стратегия была ориентирована на создание небольших вооруженных сил, оснащенных современными системами управляемого оружия, а также средств разведки и радиоэлектронной борьбы, которые могут без долгой подготовки самостоятельно вести боевые действия в любой точке планеты при помощи местных союзников

При этом государственный аппарат не проводил бы традиционных мер по переводу жизнедеятельности стран на военное положение.

Примечания:

[1] «Тероризам албанских екстремиста”.Милан Мијалковски,Петар Дамјанов. Новинско-издавачки центар «Војска”.Београд.2002 г.

[2] «Агресија НАТО-Ратно ваздухопловство и противваздушна одбрана у одбрани отаџбине”. Генерал Спасоје Смиљанић.Београд. 2009 г.

[3] «Be not afraid». Stacy Sullivan. St Martin’s Press. New York. 2004

Использованные материалы:

1.                  «Тероризам албанских екстремиста». Милан Мијалковски, Петар Дамјанов. Новинско-издавачки центар «Војска». Београд.2002 г.

2.                  «Геройская защита разбудившая мир». Спецвыпуск (Номер 5 за 2000 год) журнала Генерального штаба Армии Югославии. Белград / «Herojska odbrana koja je probudila svet» – specijalni broj časopisa «Novi glasnik», br. 5., 2000. god.

3.                  «Трећа армија на тежишту одбране» – генерал-пуковник Лазаревић Владимир. Журнал «Војно-технички гласник», №5, 2000 г.

4.                  «Приштински корпус: одбрана на више фронтова» – генерал-мајор Стевановић Радојко. Журнал «Нови гласник», №5, 2000 г

5.                  «Агресија НАТО-Ратно ваздухопловство и противваздушна одбрана у одбрани отаџбине”. Генерал Спасоје Смиљанић. Београд. 2009 г.

6.                  Статья «Генерал спржене земље».Д.Вујичић,Р.Мирков.»Вечерни новости». Београд. 12.10.1999 год («Генерал сожженной земли». Д.Вуичич, Р.Мирков. Газета «Вечерни Новости».12.10.1999 год. Белград)

7.                  Статья «Новая стратегия генерала Чеку» Джуро Козар. Журнал. «Svijet». Sarajevo («Nova strategija Agima Čekua» – Đuro Kozar, «Svet», 23.05.1999.)

8.                   «Al-Kaida u Bosne I Herzegovine – mit ili stvarna opasnost». Vlado Azinović.»Slobodna Europa»

9.                  Moderno ratovanje. Vesli K. Klark.Prevodilac: Jelena Stakić, Vesna Hadžić (Waging Modern War. Wesley K. Clark) “Samizdat B92”. Beograd 2003

10.              «Be not afraid». Stacy Sullivan. St Martin’s Press. New York. 2004

11.              «The Yugoslav wars – Bosnia, Kosovo and Macedonia”. Nigel Thomas, Krunoslav Mikulan, Darko Pavlovic. Osprey Publishing.

12.               «Kosovo – what everyone need to know”. Tim Judah. Oxford University press. 2008

13.              «Za hrabrost, ali i zbog mira u kući» – Dragoljub Petrović, «Glas Javnosti», 19.07.1999.

14.              Статья «ЙСО-Специальные силы полиции» – Специальное приложение No2 к журналу «Калибар». Бранко Богданович, Милан Галович. («JSO» – specijalni prilog br.2. magazinu «Kalibar», Branko Bogdanović, Milan Galović)

15.              «Jubilej SAJ» – Istok Bojović, Manojlo Vukotić, Branko Bogdanović, Dragan Džamić, Boris Vojvodić, Milan Galović, Dade Subašić, časopis «Kalibar», br. 62

16.               «Вооруженный конфликт 2006 года в Ливане». Михаил Барабанов. Сборник «Чужие войны». Центр анализа стратегий и технологий.Москва.2012 год под редакцией Руслана Пухова.

17.              «Pravilo bataljon (pešadijski, morotizovani, brdski, planinski, partizanski i mornaričke pešadije)”. Generalštab oružanih snaga SFRJ. 1988

18.              «Knin je pao u Beogradu».General-major SVK Milisav Sekulić, Beograd 2001

19.               ‘CIA Aided Kosovo Guerrilla Army’. Tom Walker and Aiden Laverty. Sunday Times, 12 March 2000

20.              «New American Magazine», May 24, 1999

21.              «Подразделения спецназа и осназа Вооруженых сил Югославии и МВД Сербии». Бранко Богданович

Все части:

Часть 1. Действия албанской UÇK и сербских вооруженных сил.

Часть 2. Состав албанской УЧК и состав сербских вооруженных сил.

Часть 3. Действия албанской УЧК и сербских вооруженых сил.

Партизанская война в Косово и Метохии в 1999 году. Часть 2. Состав албанской УЧК и состав сербских вооруженных сил

0

Партизанская война в Косово и Метохии в 1999 году

Часть 2. Состав албанской УЧК и состав сербских вооруженных сил

Внутренний фронт же, по большому счету, охватывал вовсе не все Косово и Метохию, а лишь там, где албанское население составляло большинство, и где это позволял характер местности.

Албанцы, прежде всего те, кто жил в довольно глухих селах, во многом соответствовали требованиям партизанской войны.

Нельзя, конечно, сказать, что они, по крайней мере, в начальный период, проявляли большое упорство в боях против регулярной армии. Пока было куда бежать, многие из них бежали, но партизанская война, в большинстве случаев, и ведется подобным образом «выстрелил-убежал».

Однако, любой партизан должен иметь куда убегать, где бы он мог выспаться и поесть. Конечно, албанцы создали в лесах немало складов и блиндажей, но все равно без опоры в селах они долго воевать бы не смогли.

В Косово же и Метохии было немало сербских сел, а в некоторых общинах албанцы составляли меньшинство населения.

Местные сербы с началом войны распределены по войсковым подразделениям в Косово и Метохии, главным образом в составе отрядов «Территориальной обороны» армии Югославии и потому бойцам УЧК нечего было делать вблизи их сел.

Тем самым, районы от Косовской Митровицы вдоль дорог к Рашке, Новому Пазару и к Печи вдоль границы с Сербией и Черногорией были полностью или относительно безопасными. Тоже относилось и к дороге Косовска Митровица-Вучитырн-Приштина-Гниланы, которая вследствие своей важности была в первую очередь «зачищена» армией в самом начале войны, да и многочисленные сербские села в окрестностях Приштины (прежде всего Косово Поле, Прилужье, Грачаница) дали возможность сербам с началом авиаударов НАТО поставить Приштину под почти полный контроль.

Схожая ситуация была и в районах Гниланы и Косовской Каменицы, где так же было много сербских сел, было много югославских войск, сконцентрированных в направлении македонской границы, а и сами местные албанские кланы старались избегать конфликтов с армией.

Национальные меньшинства в Косово и Метохии (цыгане, а также и горанцы, т.е. исламизированные, но не албанизированные сербы – прим. РНЛ) поддерживать УЧК отказались. Горанцы, жившие на стыке границ Сербии, Албании и Македонии, выступили тогда на стороне сербов.

В районе Горы, Драгаша и Штырпце, наличие сербских и горанских сел и большое количество войск в пограничной с Македонией области делала партизанские действия для УЧК довольно сложными, по крайней мере, в области границы.

Однако, на остальной части Косово и Метохии – в районе Метохийской долины и Дреничкой котловины – в районах от Джаковицы до горного массива Чичавица, отделявшего Дреницу от Косовской долины где находились Приштины и Вучитырн, и от села Истог до Ораховца, Малишево и дальше до Урошевца с весны 1998 года постоянно шла партизанская война, то затухающая, то разгорающаяся.

Согласно книге Милана Миялковского и Петара Дамьянова «Терроризм албанских экстремистов» [1] к началу авиаударов НАТО число албанских боевиков в самом Косово и Метохии составляло до 24 тысяч, и их главный штаб в самом Косово находился в селе Драгобилье под Ораховцем, тогда как вся территория Косово и Метохии была ими разделенна на оперативные зоны в которых действовали «бригады» УЧК.

Боевики УЧК были распределенны на территории Косово и Метохии в семи оперативных зонах:

1-ая «Дреница» (командир Сами Люштаку) в которой были  сформированы 111-ая «Фатмир Ибиши»,112-ая «Шериф Юнузи»,113-ая «Муе Красничи» и 114-ая бригады «Фехми Ладровци»;

2-ая «Лаб» (командир Рустем Мустафа) в которой были сформированы 121ая «Шабан Шаля», 122ая «Захир Паязити»,123-ая, 124-ая и 125-ая бригады;

3-ая «Дукаджин» (командир Рамуш Харадинай) в которой были  сформированы 131-ая «Юсуф Гервала»,132-ая «Мирте Зенели», 133-ая «Адриан Красничи» ,134-ая бригады «Бедри Шаля»,136-ая и 137-ая бригады;

4-ая «Шаля» (командир Рахман Рама) в которой были  сформированы 141-ая «Мехо Ука»,142-ая «Азем Галица»,143-ая бригады;

5-ая «Паштрик» (командир Тахир Синани) в которой были  сформированы 151-ая «Захир Паязити»,152-ая «Шала»,153-ая бригады;

6-ая «Неродимле» (командир Шукри Буя) в которой были  сформированы 161-ая «Ахмет Качику»,162-ая «Агим Байрами»,163-ая бригады; и

7-ая «Карадак» (командир Ахмет Исуфи) в которой были  сформированы 171-ая «Кадри Зека»,172-ая и 173-ая бригады.

В 1-ой зоне «Дреница», охватывавшей районы общин Сербица и Глоговац, а также включавшая часть территории общин Косовская Митровица, Вучитырн, Клина и Обилич, насчитывалось до четырех тысяч боевиков,

во 2-ой зоне УЧК- «Лаб»-в районе территории общины Подуево число боевиков УЧК достигало 18 тысяч,

в 3-ей зоне «Дукаджин» охватывавшей территорию общин Дечани, Печ, Джаковица и Исток, как и часть территории общины Клина находилось до 700 боевиков УЧК,

в 4-ой зоне «Шаля» также включавшей часть общин Косовская Митровица, Вучитырн и Обилич насчитывалось до тысячи боевиков УЧК,

в 5-ой зоне «Паштрик» охватывавшей территорию общины Призрен и часть территории общин Сува Река насчитывалось до 600 боевиков УЧК,

в 6-ой зоне «Неродимлье» включавшей часть общин Липлян,Урошевац,Качаник и Сува Река насчитывалось до полторы тысячи боевиков УЧК и

в 7-ой зоне «Карадак» охватывавшей территорию общины Гниланы насчитывалось до полторы тысячи боевиков УЧК.

Подразделения УЧК, действовавшие на «внутреннем» фронте, то есть на самой территории Косово и Метохии, были вооружены легким стрелковым оружием преимущественно китайского производства со складов армии Албании, а также ограниченным количеством образцов стрелкового оружия западного производства в том числе снайперскими винтовки типа «Heckler» и «Barret» калибра 12,7 мм.

Так же на ее вооружении находились гранатометы типов «М-57», М-80, РПГ-7 и «Армбруст» как и легкими минометы калибра 60 и 82 мм.

В силу этого, еще до начала авиаударов НАТО 24 марта 1999 года, в самом начале марта командование югославской армии, которому было передано общее командование всеми вооруженными силами в Косово и Метохии, дало приказ на общее наступление. Командовал операцией командующий корпусом генерал Владимир Лазаревич, тогда как общее руководство осуществлял генерал Небойша Павкович, командующий Третьей армией, в чью зону ответственности входила помимо Косово и Метохии, вся Южная Сербия.

В начале марта 1999 года, то есть, еще до начала авиаударов, Приштинский корпус был пополнен техникой и усилен новыми частями, так что мобилизацией командованию надо было лишь пополнить уже дислоцированные в Космете части.

Общая численность Приштинского корпуса в марте достигала 75 тысяч военнослужащих, а силы МВД Сербии в Косово насчитывали до 17 тысяч сотрудников, однако с началом мобилизации численность Приштинского корпуса была увеличена вдвое до 150 тысяч военнослужащих.

Приштинский корпус согласно статье генерал-майора Радойко Стевановича «Приштинский корпус-оборона на разных фронтах» [2] имел тогда следующие бригады: три танковые (номера 15-ая, 211-ая, 252-ая), две механизированные (243-ая 354-ая,),пять моторизованных (125-ая, 549-ая, 78-ая и 37-ая),четыре пехотных (номера 7-ая, 58-ая, 175-ая) а также несколько «легкопехотных» резервных бригад и отрядов (батальонного) состава а также три отдельных пограничных батальона, батальон военной полиции, артиллерийские (16-ая и 52-ая) бригады и 102-ая противотанковая бригада, а также отдельные артилллерийские дивизионы и инженерные батальоны и прочие подразделения и части боевой и тыловой поддержки.

Под командованием командующего Приштинским корпусом генерала Владимира Лазаревича также находились армейские части центрального подчинения- 63-ая парашютная и 72-ая разведывательно-диверсионная бригады называвшиеся в армии Югославии «специальными» частями.

63-ая парашютная бригада состояла из нескольких парашютных рот и одной- двух разведывательных рот, а также одной- двух групп (взводного состава) поиска и спасения пилотов сбитых самолетов и вертолетов. Она находилась в 1999 году под командованием подполковника Илии Тодорова и входила в состав ВВС и ПВО Югославии.

63-ая бригада использовалась тогда для самых ответственных задач, но эти задачи были в большинстве своем обусловлены не «парашютным» профилем этой бригады, хотя в составе ВВС и ПВО Югославии находились на вооружении военно-транспортные самолеты Ан-26 и вертолеты Ми-8, а нуждами командования. И парашютисты здесь обороняли штабы, сопровождали конвои, ходили в пехотные атаки на границе и боролись с диверсантами.

72-ая разведывательно-диверсионная бригада дислоцированная в Панчево, и подчиненная Генеральному штабу армии Югославии, состояла из двух батальонов (диверсионного и «антитеррористического») пополнявшиеся военнослужащими-«контрактниками», а позднее был создан еще один диверсионный батальон, пополнявшийся срочнослужащими.

Также существовали разведывательные роты в бригадах и диверсионные отряды батальонного состава в корпусах. Командиры бригад и корпусов существовавшие в составе их частей разведывательные роты и диверсионные отряды использовали по всем возникавшим нуждам в области как правило разведки.

Помимо этого в оперативном подчинении штаба Приштинского корпуса находились силы МВД Сербии которые состояли из отрядов ПЙП (особых частей полиции – посебне јединице полицији), отряда ЙСО-спецназа государственной безопасности, так называемых «красных беретов», а также отряда по борьбе против терроризма МВД Сербии-САЙ.

У органов государственной безопасности Югославии был опыт подавления партизан такого рода когда в Косово после Второй Мировой войны была развернута широкомасштабная партизанская война албанцев.

Албанских партизан звавшихся «баллисты» от названия их организации «Бали Комбатаре» смог за несколько лет разгромить югославский КНОЙ – воинские части управления госбезопасности Югославии – ОЗНА под руководством начальника этого управления-Александра Ранковича.

После окончания боевых действий в Косово и последующей сменой Ранковича, управление госбезопасти – ОЗНА переименованное в СДБ (Служба Државне Безбедности) больше не имела в подчинении воинских подразделений и частей специального назначения.

Согласно статье Бранко Богдановича «Подразделения спецназа и осназа Вооруженных сил Югославии и МВД Сербии», не имела подобных подразделений ни Югославская народная армия – ЮНА.

Когда в июне 1972 года из заграницы была заброшена силами «усташской» организации хорватской эммиграции «Хорватское революционное братство (Hrvatsko revolucionarno bratstvo)» диверсионная группа числом в 19 человек, то в ходе боев против нее ЮНА и МВД сумели уничтожить 15 диверсантов, а четверых взяв в плен, потеряв при этом 13 убитыми и большое число раненными.

В результате в составе военной полиции ЮНА были созданы «специальные» антитеррористические батальоны, такие же батальоны в 1977ом году были созданы в составе Территориальной обороны ЮНА а были  сформированы отряды батальонного состава специального назначения при Министерствах внутренних дел каждой республики СФРЮ.

Когда в Косово и Метохии в 1981-ом году начались массовые албанские беспорядки, направленные как против югославской власти, так и против местных сербов, то тогда туда посменно посылались силы «специальной» милиции из всех республик бывшей Югославии.

Также при МВД каждой из республик бывшей СФРЮ были созданы отряды «специальных антитеррористических» сил-«САЙ» (САЈ – специална антитерористичка јединица) центрального подчинения, представлявшие собою согласно современной терминологии подразделения специального назначения, предназначенные для борьбы против террористов, освобождения заложников и арестов особо опасных преступников.

МВД Сербии согласно статье «Юбилей САЙ» вышедшей в 62-ом номере журнала «Калибар» за 2001 год [3] располагало с 1978 года «антитеррористической» частью «САЙ»? созданной в 1978 году, со штабом и главной базой в Белграде в районе Авала.

Были также созданы отряды «САЙ» дислоцированные в Новом Саде и Приштине, но в 1992 году отряды в Новом Саде и Приштине были «угашены» и остался один отряд в Белграде из десятка групп взводного состава.

В ходе войны 1991-95 годов в интересах МВД Республики Сербской Краины также действовал и отряд «Шкорпиони» который после разгрома Республики Сербской Краины свою главную базу перенес в Сербию в городе Шид. С началом войны в Косово в 1998 году этот отряд был принят на постоянную службу как резервный состав отряда САЙ МВД Сербии.

В бывшей СФРЮ существовали также силы «специальной милиции» предназначенной для борьбы с беспорядками, имевшей систему резерва – большое количество резервных сотрудников, частью служивших в обычной милиции, частью находившихся на гражданской работе.

Эти силы в МВД Сербии в котором милиция была переименована в полицию, к началу войны в Косово в 1998 году были организованны в несколько отрядов и бригад ПЙП  – особых сил полиции, дислоцированных по всей Сербии и состоявшие как из постоянного, так и из резервного состава.

Командование МВД Сербии считало, что всю полицию надо «обкатать» в Косово и Метохии, и посылало туда помимо особой полиции и обычную полицию, прежде всего «интервентные» взвода управлений полиций каждой общины – СУП (станица унутрашњих послова).

Вместе с тем, командиры таких сводных отрядов полиции нередко избегали рисковать своим личным составом и в силу этого полиция предпочитала нести службу по дорожным постам, и не пытаясь вести активную борьбу с боевиками по лесам.

При том вследствие отсутствия навыков быстрых и точных ударов у многих, подразделения полиции нередко упускали противника, в особенности его боевое ядро в ходе операций «чищения» (зачисток)

Офицеры армии Югославии были этим недовольны, и потому главной силой штаба сил МВД в Косово стали подразделения спецназа государственной безопасности Сербии.

Данный спецназ был создан руководством госбезопасности (ДБ) Сербии в 1991 году.

Йовица Станишич, шеф госбезопасности ДБ Сербии поручил тогда начальнику своего 2-го управления (ответственного за ведение разведывательной деятельности) Франко Симатовичу -«Фрэнки» и его заместителю Радоице Божовичу создание сил специального назначения, которые были бы способны организовать сербов Хорватии, а также Боснии и Герцеговины. Их создание началось летом 1991 в «Книнской Краине» на территории созданной тогда в Хорватии Республики Сербской Краины – РСК.

Благодаря сербским ветеранам французского иностранного легиона, привлеченным для обучения, бойцы отряда стали носить красные береты, и со временем этот «спецназ» стал зваться по своим головным уборам – «цервени беретки» – «красные береты». Также был привлечен для их подготовки Драган Василькович, носивший кличку «капитан Драган». Сам Драган Василькович родился в Белграде, но в еще несовершеннолетнем возрасте с родителями выехал в Австралию, где натурализовался, приняв имя Даниэл Снеденн. Получив полномочия от Йовицы Станишича и тогдашнего министра внутренних дел Сербии Радмило Богдановича, «капитан Драган» в лагере Голубичи в «Книнской Краине», из несколько тысяч местных добровольцев создал первый отряд численностью около 130 человек названных «книнджами».

Со временем отряды «красных беретов» благодаря существованию большого числа резервистов в составе их сил, распространились по всей территории Хорватии подконтрольной сербам.

Генерал-майор СВК (армии республики Сербская Краина) Милисав Секулич в своей книге книге «Книн пал в Белграде» [4] достаточно положительно отзывается о «книнджах» «Капитана Драгана» называя их самой подготовленной и дисциплинированной частью СВК, не раз проводивших диверсантские операции в тылу хорватских войск, хотя, как ни странно, в их подразделениях было немало женщин.

Сотни сербских добровольцев из Хорватии и соседней Боснии и Герцеговине, пройдя обучение в этом лагере, возвращаясь домой, создавали в координации с ДБ Сербии новые отряды «красных беретов», ставших важным компонентом вооруженных сил местных сербов, а также и надежным орудием этой самой ДБ.

Силы «красных беретов», созданные в соседней Боснии и Герцеговине еще до начала боевых действий в апреле 1992 года сыграли важную роль в самом начале боевых действий когда ими и было захвачено большая часть политических центров власти и организованны местные сербы.

После войны, в 1996 году согласно статье «ЙСО» авторов Бранко Богдановича, Милана Галовича опубликованной в специальном приложении №2 к журналу «Калибар» [5] в Сербии при управлении ДБ был создан отряд ЙСО (ЈСО – јединица за специалне операције) «красных беретов», численностью до 800 человек постоянного состава под командованием сначала Фрэнки Симатовича, а затем бывшего офицера отряда «СДГ (Сербская добровольческая гвардия – Српска Добровољачка Гарда)» Милорада Луковича (Улемека) дислоцированный в городке Кула недалеко от Нового Сада.

В силу существования системы «активного» резерва, этот отряд имел свыше десятка тысяч своих резервистов, находившихся в базе данных государственной безопасности Сербии.

Сам боевой путь «красных беретов» описан их командиром Милорадом Улемеком, прозванного также «Легией» в его книге «Гвоздени ров», которая представляет собою художественное произведение, созданное на базе воспоминаний автора, созданное им в тюрьме где он отбывает наказание в 40 лет лишения свободы за организацию убийства премьер-министра Сербии Зорана Джинджича в 2003 году.

Заместитель Симатовича – Радоица Божович со сменой Милошевичем со своих должностей Станишича и Симатовича, в 1998 году перешел с группой своих сотрудников к тогдашнему главе Черногории Мило Джукановичу, став опорой последнему и главой «специальной» полиции Черногории.

Парадоксально, но силы этой «специальной» полиции Черногории в 1999 году имели главного противника в лице не албанцев, с которыми черногорские ОПГ неплохо сотрудничали в торговле сигаретами и наркотиками, а военную полицию югославской армии, точнее, пятый батальон военной полиции Подгоричского корпуса с тем, что в этом батальоне было немало бывших подчиненных Божовича из рядов «красных беретов», времен войны 1991-92 гг.

После войны роль в войне «красных беретов» абсолютно не исследовалась, ибо их действия в силу деятельности Международного трибунала в Гааге, как и различных международных и югославских правозащитников, была засекречена даже в отношениях боевой подготовки и снабжения.

Между тем за всей шумихой о военных преступлениях забывается роль на поле боя, которую сыграли подразделения «красных беретов» в войне в Косово, ибо очевидно что данное спецподразделение было отправлено в Косово с целью достижения боевых результатов, потому что ехали они туда вовсе не для того, чтобы арестовывать безоружных заложников… С ролью карателей могли бы вполне справиться даже и наспех набранные уголовники.

В Косово и Метохии «красные береты» с самого начала войны весной 1998 года сыграли главную роль в борьбе против УЧК, проводя поиск и уничтожение баз УЧК.

Роль подразделений специального назначения армии Югославии и МВД Сербии была достаточно важной: хотя в ходе войны 1998-99 годов в Косово и Метохии подразделения специального назначения составляли от 3 до 5 % сил армии Югославии и МВД Сербии, именно они нанесли 75% потерь боевикам УЧК [1].

Примечания:

[1] «Тероризам албанских екстремиста».Милан Мијалковски, Петар Дамјанов. Новинско-издавачки центар «Војска».Београд.2002 г.

[2] «Приштински корпус: одбрана на више фронтова» – генерал-мајор Стевановић Радојко. Журнал «Нови гласник», №5, 2000 г

[3] «Jubilej SAJ» – Istok Bojović, Manojlo Vukotić, Branko Bogdanović, Dragan Džamić, Boris Vojvodić, Milan Galović, Dade Subašić, časopis «Kalibar», br. 62.

[4] «Knin je pao u Beogradu».General-major SVK Milisav Sekulić, Beograd 2001

[5] «JSO» – specijalni prilog br.2. magazinu «Kalibar», Branko Bogdanović, Milan Galović

Все части:

Часть 1. Действия албанской UÇK и сербских вооруженных сил.

Часть 2. Состав албанской УЧК и состав сербских вооруженных сил.

Часть 3. Действия албанской УЧК и сербских вооруженых сил.

Партизанская война в Косово и Метохии в 1999 году. Часть 1. Действия албанской UCK и сербских вооруженных сил

0

Партизанская война в Косово и Метохии в 1999 году

Часть 1. Действия албанской UÇK и сербских вооруженных сил – силы, средства и тактика сторон

Область Косово и Метохии представляла собою достаточно сложный для ведения маневренных операций театр боевых действий, так как сама область Косово и Метохии площадью 10887 квадратных километров состояла из долин Метохии и Великого Косово, разделенных горными хребтами высоты до д