Белоруссия

Минский проспект в Киеве переименовали в Литовский

Киевский городской совет на этой неделе принял решение переименовать Минский проспект в столице Украины в проспект Литвы. Переименование произошло в рамках масштабной программы по борьбе с “враждебными топонимами”.

Маразм крепчает. Киевская власть борется с названиями улиц, разрушает памятники, старается стереть всё что указывает на связь с Россией. Теперь добрались и до белорусских топонимов. Можно ли с ними о чем-то договариваться? Как по мне, бешенную собаку укронацизма нужно пристрелить. А потом, для надёжности, проткнуть штыком.

Глобальная прокси-война за будущую модель мироустройства перешла в горячую фазу

Глобальная прокси-война за будущую модель мироустройства перешла в горячую фазу. Об этом сегодня заявил министр обороны Белоруссии Виктор Хренин на X Московской конференции по международной безопасности

«По нашему глубокому убеждению, специальная военная операция, вынужденно начатая Россией на территории Украины, – это не очередной рядовой локальный военный конфликт, а внешнее проявление глобального цивилизационного противостояния между Западом и Востоком. И здесь мы абсолютно солидарны с российскими коллегами…

Вывод мы делаем один: схватка развернута не на жизнь, а на смерть по всем фронтам. Если победит концепция глобализма, то Запад сохранит право диктовать остальным правила игры и свободно распоряжаться мировыми ресурсами. В противном случае странам «золотого миллиарда» придется расстаться с гегемонией и ресурсной базой. Именно за свою богатую жизнь они воюют на Украине руками украинцев», – убежден министр.

Он назвал Украину «пешкой в войне по доверенности» и спрогнозировал, что в дальнейшем такую же роль сыграют восточно-европейские государства, которые уже готовы начать войну против Белоруссии. Министр указал на наращивание войск со стороны Польши, Литвы и Украины у белорусских границ.

«Поэтому выполнение союзнических обязательств Республикой Беларусь в отношении действий РФ на Украине можете считать превентивной реакцией на угрозу развязывания против нас военной агрессии. Сегодня в горниле украинского военного конфликта продолжают ковать силы для войны против Белоруссии», – сказал Хренин.

Он указал на то, что на Украине создаются националистические воинские формирования, готовые развернуть гражданскую войну в Белоруссии, в которой будет скрытно участвовать Запад.

«Поезд Памяти» необходим молодежи России и Беларуси

К. Косачев: Патриотический культурно-образовательный проект «Поезд Памяти» необходим молодежи России и Беларуси

К. Косачев и Л. Гумерова приняли участие в видеомосте Москва – Минск, посвященном патриотическому культурно-образовательному проекту «Поезд Памяти».

Заместитель Председателя СФ Константин Косачев и председатель Комитета СФ по науке, образованию и культуре Лилия Гумерова приняли участие в видеомосте Москва – Минск, посвященному патриотическому культурно-образовательному проекту «Поезд Памяти».

«Сегодня с Белорусского вокзала в Москве 100 российских школьников направятся в сторону Бреста, где 21 июня стартуют мероприятия патриотического культурно-образовательного проекта», – сообщил Константин Косачев.

Вице-спикер СФ напомнил, что маршрут поезда пройдет по территории восьми субъектов РФ и семи городам Беларуси, которые перенесли бремя фашистского ига. «Маршрут движение поезда пройдет через Брест, Гродно, Витебск, Смоленск, Ржев, Вязьму, Кубинку, Москву, Санкт-Петербург, Великий Новгород, Псков, Оршу, Могилев, Гомель и 3 июля проект завершится в Минске. Для молодых людей из всех 85 субъектов Российской Федерации и всех областей Республики Беларусь – это возможность соприкоснуться с историей, с подвигами предшествующих поколений. Это также и установление прямых молодежных контактов между регионами».

«Наши белорусские друзья бережно сохраняют память о нашей общей истории и активно участвуют в реализации проекта», – подчеркнул вице-спикер СФ.

По словам Константина Косачева, на будущий год этот проект может быть предложен партнерам из ЕАЭС, потом СНГ, и в юбилейный год 80-летия Победы планируется привлечь к проекту участников в том числе из других стран, которые воевали в составе антигитлеровской коалиции.

Лилия Гумерова отметила, что хорошее, доброе и объединяющее дело найдет поддержку и продолжение в России и Беларуси, а также, возможно, в других странах СНГ.

«Это уникальный проект, имеющий огромное воспитательное значение.», – подчеркнула сенатор.

По ее словам, «Поезд Памяти» – ответ на попытки фальсифицировать нашу историю. «Уверена, что изложение материала в учебниках истории должно быть сделано на патриотическое, нравственное воспитание, на развитие и укрепление чувства гордости за подвиг многих поколений, созидавших и защищавших наше общее Отечество. Именно при личном участии детей в таких проектах как «Поезд Памяти» возникает такое чувство сопричастности и ответственности», – считает Лилия Гумерова.

Участник видеомоста в Минске – председатель Постоянной комиссии Совета Республики Национального собрания Республики Беларусь по образованию, науке, культуре и социальному развитию Виктор Лискевич сообщил, что в информационном освещении проекта будет помогать большой медиапул журналистов как с белорусской, так и с российской стороны, а волонтеры – оказывать поддержку в городах, по которым будет проходить маршрут поезда.

Патриотический проект «Поезд Памяти» реализуется Советом Федерации в партнерстве с ОАО «Российские железные дороги», Федеральным агентством по делам молодежи (Росмолодежь) и АНО «Большая перемена» при поддержке Палаты молодых законодателей при Совете Федерации

Участниками проекта станут учащиеся десятых классов общеобразовательных школ Российской Федерации и Республики Беларусь (по 100 человек с каждой стороны) – победители олимпиад и конкурсов по тематике Великой Отечественной войны.

В Москве стартовал саммит ОДКБ 2022

В юбилейном саммите Организации Договора о коллективной безопасности принимают участие лидеры России, Белоруссии, Армении, Казахстана, Киргизии и Таджикистана.

Президент Белоруссии Александр Лукашенко объявил, что однополярный мир закончился.

А президент РФ Владимир Путин заявил, “что и в 1922, что 2002 тоже были непростые времена. Они не заканчиваются и в 2022”.

Британия ввела новые санкции против России и Беларуси

Британское правительство объявило о новых санкциях против России и Беларуси, которые коснутся сферы торговли на сумму 1,7 млрд фунтов стерлингов (≈2,1 млрд долларов США).

В частности, это резкое повышение тарифов на российский импорт на сумму 1,4 млрд фунтов (≈1,73 млрд долларов США), в том числе на платину и палладий, ведущим производителем которых является РФ. Размер пошлины составит 35%.

Запрет на экспорт распространяется на товары на сумму более 250 млн фунтов стерлингов (≈309 млн долларов США) в секторах российской экономики, которая больше всего зависит от британской стороны, включая химикаты, пластмассу, резину и некоторое оборудование.

В соответствии с последним пакетом санкций общая стоимость продукции, подпадающей под полные или частичные импортные и экспортные ограничения с момента начала войны в Украине, составляет более 4 млрд фунтов стерлингов (почти 5 млрд долларов США).

Беларусь скоро присоединится к специальной военной операции России в Украине, – телеканал CNN

Беларусь скоро присоединится к специальной военной операции России в Украине, — телеканал CNN.

«Минск уже подготавливает почву для «оправдания» своего участия, но при этом источники канала признают, что не видят признаков подготовки войск Беларуси для участия в операции в Украине.

Также представитель разведки НАТО сообщил журналистам, что роль Беларуси в войне — попытаться перекрыть основные автомобильные магистрали, чтобы в Украину не поступала военная помощь НАТО.» — добавил телеканал.

Белорусский горизонт Русского мира в реалиях глобального социума

Человечество переживает эпоху глобализации общественной жизни, утверждая в коллективных действиях людей универсальные законы мировой целостности. Практическим ориентиром общественного разума в претворении будущего служит родная речь людей как пространство их взаимопонимания.

Идейная суть сформулированной нами концепции «онтологического символизма» заключается в признании логики развития национальных языков символическим ключом в познании необходимых зависимостей объективного мира. Действительные черты этой логики зафиксированы вербально-речевым строем формационных этапов социально-исторического процесса, представленным в языковых особенностях двух главных этнокультурных сообществ соответствующих социальных эпох. Так, древнеегипетский и аккадский (вавилоно-ассирийский) языки господствовали в жизни древнейших цивилизаций Бронзового века. Древнегреческий и латинский языки доминировали в Античную эпоху. Арабский и тюркский языки получили приоритетное развитие в период Средневековья. Испанская и французская речь стали символами мировой культуры Возрождения и Просвещения, а немецкий и английский языки утвердились в качестве всеобщих потенциалов научного познания и технического прогресса в Новейшее время XIX–XX столетий.

Радикальной эпохой «социально-нравственного самоопределения» человечества становится наше время, предложившее людям две генеральные «управленческие модели» построения глобального социума – «финансово-олигархической», основанной на внешней силе «материальных ресурсов» хозяйствующих субъектов, и «научно-идеологической», основанной на внутренней энергии научно-познавательных способностей людей. Ключевой вопрос XXI века представлен ныне дилеммой: КТО станет генеральным правителем глобального социума – “НАУКА” или “ФИНАНСЫ”, научная идея или денежная масса? Смертельная угроза «китайского вируса» заставляет признать НАУКУ определяющей идейной силой в созидании будущего мирового сообщества.

Глобализация современного социума означает «генерализацию» его духовного опыта и приведение содержимого социально-исторического процесса к общему знаменателю в конструктивном общении мировых цивилизаций Юга и Севера, Запада и Востока. Если представители южной цивилизации в лице индусов, евреев и арабов исповедуют «незыблемость» религиозной традиции, а народы Востока почитают принципы коллективизма, «общинности», то для стран Запада практическим руководством стал принцип «индивидуализма», всеобщей конкуренции людей в погоне за благами жизни. Народы Северной цивилизации, проживая в наиболее «жестких» природных условиях, руководствуются в своей практической деятельности принципами «коллективизма» и «творчества», соединяя в высшем синтезе требования общинности и индивидуальности. Общая логика всемирной истории направляет социально-исторический процесс от культивирования религиозного духа народов южной цивилизации к самоутверждению социально-политического регламента восточных стран с последующим возвышением западной цивилизации правового индивидуализма и финальным расцветом творческой культуры народов северной цивилизации, определяющей идейной силой которой становится целостность научных знаний.

Этнокультурным ядром северной цивилизации выступает Русский мир в сочетании социальных исканий Украины-Руси, Российской Федерации и Белоруссии. Если «униаты» Украины жаждут «распыления» Руси в западном сообществе, а Кремль хочет превратить Россию в природную кладовую или, говоря точнее, в «выгребную яму» для общего пользования всего глобального социума, то Беларусь пытается утвердить полную самостоятельность Русского мира в претворении будущего путем культивирования передовой науки, на основе научной реконструкции исторического опыта СССР в рациональном обустройстве гармоничной целостности общественной жизни. Идейный спор этих трех исторических проектов – «европейского распила», «выгребной ямы» и «социального сотрудничества» – и определит наше ближайшее будущее.

На путь «коренного» общественно-политического самоопределения в созидании будущего толкает республику Беларусь не только крайне опасная эпидемиологическая ситуация в современном мире, но также «жесткая», совсем не «братская» политика Кремля в поставках для белорусского социума нефтегазовых ресурсов. Нарастающее «энергетическое давление» российского олигархата на белорусскую экономику побуждает ее научно-интеллектуальную общественность более целенаправленно искать новые пути в осмыслении окружающей действительности и роли страны в глобальном социуме.

Нынешняя зависимость белорусского социума от «чужеродной воли» хозяйствующих субъектов РФ может и должна быть преодолена революционным идейным прорывом белорусской научной мысли в постижении фундаментальных законов мировой целостности. Если во времена Минина и Пожарского освобождение Москвы от инородной власти пришло с Востока, то ныне это очищение русской столицы от «иноземного», «торгового духа» должно прийти с Запада: заветный ключ к воротам Московского Кремля должна преподнести русскому народу передовая научная мысль республики Беларусь. Только такая чисто «идейная победа» в научном понимании мировой целостности станет надежной гарантией полного освобождения Русского мира от сегодняшней олигархической «еврокабалы».

 

Л.А.Гореликов – д.ф.н., профессор, академик Ноосферной общественной академии наук

Белорусский проект научного будущего русского мира в реалиях глобального социума

«Национальная духовная культура есть как бы гимн, всенародно пропетый Богу в истории, или духовная симфония, исторически прозвучавшая Творцу»

(Иван Ильин).

 

Начало 2020 года было ознаменовано в жизни Российской Федерации неожиданной сменой правительства, вновь указавшей на генеральную особенность Русского мира как проблему в воспроизводстве управленческой элиты, призванной обеспечить разумный, целесообразный характер функционирования государственной власти. За прошедшие века исторического развития российского государства были перепробованы, кажется, все известные формы организации управленческого аппарата. В этом перечне мы видим и республиканский опыт граждан Великого Новгорода по учреждению военно-контрактной службы «заезжих варягов», и укрепление «семейно-родовых» уз организации княжеской власти в Киево-Новгородской Руси, и религиозно-церковное «обоснование» верховного права московских князей на Русское царство, и утверждение самодержавной власти в Российской империи, и формирование интернационально-классовой партийно-политической структуры управления в СССР, и разработкусегодняшней персонально-конспиралогической системы подбора и расстановки руководящих кадров в постсоветской РФ.

Однако все эти формы государственного управления лишь частично оправдали себя в реализации исторического курса российской державы, а их первоначально «скрытые» недостатки становились со временем очевидными для населения, побуждая народные массы на очередной бунт или, говоря современным языком, к революционным действиям в обновлении общественного устройства. Радикальной эпохой «социального самоопределения» человечества стало наше время «глобализации мирового сообщества», предложившее россиянам две генеральные «управленческие модели» построения глобального социума – «финансово-олигархической», основанной на необоримой силе «материальных ресурсов» хозяйствующих субъектов, и «научно-идеологической», основанной на логической ясности научно-познавательных способностей людей. Ключевой вопросXXI века будет представлен дилеммой: КТО станет генеральным правителем глобального социума – “НАУКА” или “ФИНАНСЫ”, научная идея или денежная масса?

Современная эпоха не только поставила перед человечеством важнейший вопрос о главном субъекте разумного управления обществом, но также «требует» от граждан дать «перспективный» для мировой истории ответ на него. Такой крайне опасной, но очень убедительной “ПОДСКАЗКОЙ” современному человечеству в осмыслении исторической перспективы служит мировая эпидемия «китайского вируса», заставляющая честных людей делать основную ставку в деле спасения рода людского от смертельной угрозы на НАУКУ как концептуальную силу в утверждении созидательного будущего мирового сообщества: наука и только наука имеет право быть генеральным правителем как глобального социума, так и национальных государств. В ином случае человечество обрекает себя на верную гибель от внешних угроз и социальныхконфликтов.

Надо признать, что российская наука понесла в постсоветский период значительные потери в результате правления нынешних проводников олигархического курса. Но сегодняшняя экстремальная ситуация в мировом сообществе, обозначенная вспышкой эпидемии «китайского вируса», требует от российской научной элиты чрезвычайных мер в деле укрепления своей практической воли в управлении страной и концентрации всех ее интеллектуальных ресурсов в поиске лекарственных средств для борьбы с крайне опасным недугом, в осмыслении путей научной организации российского социума. Академия Наук или Кремль – такова определяющая жизненная дилемма современного российского общества в нахождении главного звена национального развития, в проектировании достойного будущего страны. Судя по нынешней ситуации в мировом сообществе, эпидемия «китайского вируса» должна стать тем «предупреждающим колоколом», гул которого должен пробудить русский народ к решительным действиям в претворении разумного будущего человечества, в спасении людей от губительной «идеологии потребительства» и социальной системы «капиталистического рабства»: очень жестко, но достаточно эффективно в концентрации интеллектуальных сил народа для глобального самоопределения в мире.

Смертельная угроза «китайского вируса» определяет жизненную необходимость «самоизоляции» национальных сообществ от «интенсивного» международного общения. Стратегия Кремля на «всемирную специализацию» России в прокладке трубопроводов по всем направлениям провалилась: нужна полная автономизация страны в способности саморазвития. Сегодня выживут лишь те страны и народы, которые максимально плотно закроют свои границы от влияния внешних факторов: Евросоюзу в этом плане грозит историческая катастрофа. Спасение национальных сообществ от вымирания будет зависеть от самоорганизации социума, от его самообеспечения на основе интенсивного развития научных знаний: лишь наука способна спасти человечество от гибели.

«Социальная слабость» современной российской науки в утверждении будущего страны побуждает «русский разум» искать дополнительные практические ориентиры в проектировании идейного горизонта общественной практики. Исторической «подсказкой» в определении жизнеутверждающих смыслов будущего человечества служит не только смертельная угроза распространения «китайского вируса», но также«поступательный ход» развития мирового сообщества. Глобализация современного социума означает «генерализацию» его жизненного опыта и приведение содержимого социально-исторического процесса к общему знаменателю как взаимодействию мировых цивилизаций Юга и Севера, Запада и Востока.

Южная цивилизация представлена традиционным укладом жизни индусов, евреев и арабов: принципом их социальной стратегии является религиозная Вера в незыблемость, неизменность нравственных канонов совместной жизни людей – социально-кастовой у индусов, семейно-родовой у евреев и всемирно-бытовой у представителей исламских народов. Если жители Юга признают «незыблемость» религиозной традиции, а народы Востока почитают принципы коллективизма, «общинности», то для стран Запада практическим руководством стал принцип «индивидуализма», всеобщего соперничества людей в погоне за благами жизни. Народы Северной цивилизации, проживая в наиболее «жестких» природных условиях, руководствуются в своей практической деятельности принципами «коллективизма» и «творчества», соединяя в высшем синтезе требования общинности и индивидуальности. Общая логика всемирной истории направляет социально-исторический процесс от культивирования религиозного духа народов южной цивилизации к самоутверждению социально-политического регламента восточных стран с последующим возвышением западной цивилизации правового индивидуализма и финальным расцветом творческой культуры народов северной цивилизации.

Этнокультурным ядром северной цивилизации выступает Русский мир в единстве этнокультурных традиций Украины-Руси, Российской Федерации и Белоруссии. Если «западенцы» Украины жаждут «распыления» Руси в западном сообществе, а Кремль хочет превратить Россию в природную кладовую, а точнее – в «выгребную яму» для общего пользования всего глобального социума, то Беларусь пытается утвердить полную самостоятельность Русского мира в претворении будущего путем культивирования передовой науки, на основе научной реконструкции исторического опыта СССР в рациональном обустройстве гармоничной целостности общественной жизни. Идейный спор этих трех исторических проектов – «исторического распила», «выгребной ямы» и «социального сотрудничества» – и определит ближайшее будущее всего мирового сообщества. Наиболее сложным для осуществления является белорусский проект «научного социально-гражданского самоопределения» Русского мира.

На путь «коренного» общественно-политического самоопределения в созидании будущего толкает республику Беларусь не только крайне опасная эпидемиологическая ситуация в мире, но также исключительно «братская» политика Кремля в поставках для белорусского социума нефтегазовых ресурсов, очень напоминающая по своему характеру практическое наставление стародавней русской пословицы: «Люби жену как душу, тряси её как грушу». Но Беларусь для России не пассивное начало совместной жизни, а реализация политической воли братского для великороссов белорусского народа: возникает подозрение, что в постсоветской России правят сегодня далеко не «братские, а «чужеродные» русским народам силы. Нарастающее нефтегазовое давление РФ на белорусскую экономику побуждает белорусскую общественность более оперативно решать ключевые жизненные проблемы современности, искать новые пути в осмыслении окружающей действительности и роли страны в мировом сообществе.

Нынешняя зависимость белорусского социума от «чужеродной воли» хозяйствующих субъектов РФ может и должна быть преодолена революционным идейным прорывом белорусской научной мысли в постижении фундаментальных законов мировой целостности. Если во времена Минина и Пожарского освобождение Москвы от иноземной власти пришло с Востока, то ныне это очищение русской столицы от «чужеродного духа» должно прийти с Запада: заветный ключ к воротам Московского Кремля должна преподнести русскому народу передовая научная мысль республики Беларусь. Только такая чисто «идейная победа» в научном понимании мировой целостности станет надежной гарантией полного освобождения Русского мира от сегодняшней олигархической «еврокабалы».

Если природная благодать Украинской земли определила когда-то жизненное «начало» русской социально-исторической практики, а великодержавный рассудок России утвердил ее «настоящее» состояние, то глобальное «будущее» Русского мира будет зависеть от интеллектуальных ресурсов Белорусского социума. Оформление первоначально индивидуально-чувственного, субъективно-личностного сознания русских народных масс, затем укрепление их социально-корпоративного, производственно-технического рассудка и наконец самоопределение научно-философского, интегрально-всеобщего интеллекта в претворении универсальной целостности современной отечественной культуры — таковы основные вехи духовного развития Русского народа в утверждении своего глобального будущего.

 

Л.А.Гореликов – д.ф.н., профессор, академик Ноосферной общественной академии наук

Научное качество Русского мира в историческом пространстве глобального социума

«Жизнь вообще имеет смысл и может совершенствоваться только тогда, когда бережется и растится качество; нет его – и гибель становится неминуемой. А качество творится и обеспечивается прежде всего и больше всего культурой личного духа. … Где личный дух пренебрежен и унижен, общественность будет больною и творчески бессильною»

Иван Ильин

 

Человечество переживает ныне критическую фазу в своем развитии, связанную с формированием глобального социума, поступательное развитие которого требует от каждого национально-государственного объединения людей следования максимально общим императивам совместных действий, побуждая их к выявлению универсальных законов мировой целостности. Поскольку эти законы должны управлять деятельностью граждан в их отношениях с окружающей природой, постольку духовной опорой в определении всеобщих законов бытия оказывается научный разум, выражающий творческую силу логического мышления в познании необходимых связей объективной реальности: НАУКА – вот генеральная идейная сила в развитии глобального социума. Продуктивное самоутверждение глобального социума в исторической практике человечества предполагает нахождение научной мыслью объективно всеобщих законов мироздания, обозначающих контуры природного бытия как качественно-единой, внутренне интегрированной реальности, нацеленной в собственном развитии на количественное возрастание множества индивидуальных форм своей организации.

Сила научного мышления в познании всеобщих законов бытия заключается не только в фиксации разнообразия происходящих в мире событий, но прежде всего в целенаправленном освоении действительности в соответствии с гуманистическими установками конструктивного разума людей, нацеленными на утверждение единства человеческого рода. Формирование духовного единства глобального социума обеспечивается системой образования конкретных национальных сообществ, нацеленных в своем функционировании на формирование социально зрелых самодеятельных личностей в соответствии с историческим опытом данных народов и их нравственными идеалами. Следовательно, разумная, идейная суть глобального социума коренится в системе образования мирового сообщества. Возникает судьбоносный для будущего Русского мира вопрос о качестве его образовательной системы и наиболее зрелом воплощении этого качества в практической деятельности народных масс.

Историческим началом духовного развития Русского мира и конечным гражданским «продуктом» общероссийской исторической практики выступает русский народ во всем разнообразии своих жизненных установок, направляемый в собственных действиях определенными нравственными традициями и религиозными идеалами. Однако русский люд многолик в своих социально-исторических предпочтениях: самые зримые его черты выражаются в психологических особенностях малороссов-украинцев, великороссов и белорусов. Если украинцы исповедуют принципы европейского либерализма и индивидуализма, а великороссы в основной своей массе действуют при освоении новых территорий в соответствии с требованиями коллективизма и традиционализма, то главным качеством белорусов стала нравственная укорененность в «родной почве», стойкость в сопротивлении внешним угрозам и самоотверженность в защите своего права на собственный проект разумного будущего родной страны. Именно белорусы в силу их самоотверженности и нравственной сплоченности в обустройстве родной земли и должны будут обеспечить наиболее продуманное и продуктивное вхождение Русского мира в пространство глобального социума.

Но для реализации «белорусского плана» исторического будущего Русского мира в реалиях глобального социума духовной опорой общественной практики должна стать «максимальная полнота», универсальная целостность научных знаний о мировой реальности, когда «глобальная НАУКА» утверждается главным «зачинщиком», генеральным «идейным императивом» общественной практики. Такой «решающий статус» грядущей науки глобального социума требует от гражданского интеллекта белорусского общества осуществления «революционного прорыва» научной мысли в постижении окружающей действительности, «качественного скачка» в научном понимании законов мировой целостности.

Этот «качественный скачок» в развитии общественного интеллекта, концептуальный переход коллективного разума от фрагментарной науки прошлого века к интегральной, целостной системе научных знаний глобального социума осуществляется уже в наше время при рациональном объяснении главного объективного ФАКТА «космической ночи» мироздания. Глобальную проблему современной науки можно обозначить следующей дилеммой: как разумно объяснить и научно описать факт необъятной темноты космоса при наличии в нем тысяч и тысяч звездных миров, свет которых «растворяется» и «теряется», исчезает в просторах Вселенной при наличии относительной устойчивости, организационной сомкнутости ее пространственной конфигурации? Постановкой такого вопроса современная наука поднимается с «локального», «фрагментарного» уровня своей организации к освоению «универсально-интегрального», «целостного» ресурса объективного мира. Если человечество не перейдет в ближайшей перспективе на этот «высший», всеобщий, «целостный» уровень осмысления действительности, то оно в скором времени само себя уничтожит из-за несоответствия логики своих «социально-исторических действий» энергитическим потокам природных процессов.

Обозначенный генеральный «Факт» темноты космической реальности я объясняю действительностью постоянного «ускорения» электро-магнитного сигнала, убегающего с нарастающей скоростью от своего истока и начальной «фиксации» собственной величины в восприятии возможных «наблюдателей». Если главным руководством науки ХХ столетия в описании действительности стал закон СТО и ОТО о постоянстве скорости света в вакууме (300000 км/сек), не способный рационально объяснить темноту мирового космоса, то выдвинутая мной в объяснении природной целостности гипотеза о постоянном ускорении электро-магнитного сигнала величиной в триста тысяч километров в секунду в квадрате (300000 км/сек2) дает разумное объяснение этому глобальному факту. Использование данной гипотезы при вычислениях общей динамики мировой реальности приводит к определению длительности существования Вселенной интервалом времени в один триллион двести восемьдесят девять миллиардов лет, получая при этом эмпирическое подтверждение своей объективности (См.: Л.А. Гореликов, Темпоральные основы развития мировой целостности // «Академия Тринитаризма», М., Эл № 77-6567, публ.16879, 10.10.2011).

Намеченный прорыв научной мысли в описании объективной реальности и должен послужить идейным началом глобальной научной революции в объяснении законов саморазвития мировой целостности, историческое осуществление которой становится первоочередной задачей белорусского научного сообщества в силу следующих социальных обстоятельств.

Во-первых, в силу нарастающей угрозы военной агрессии против современной России и государств Русского мира со стороны западного военного альянса стран НАТО: если научную революцию не осуществит в ближайшем будущем Русский мир, то ее проведет Запад с очень печальными для русского люда последствиями.

Во-вторых, в силу нравственной утраты современной Россией статуса духовного лидера в проектировании будущего Русского мира, исторически узаконенной положением статьи №13 Конституции РФ о запрете «патриотической», национально-государственной идеологии и практически «подкрепленной» русофобским духом Киевской «революции достоинства», антироссийским выбором прозападного курса развития современной Украины.

В-третьих, в силу консервативно-олигархического уклада жизни современной России, всецело настроенного на эксплуатацию природных богатств страны и прежде всего ее нефтегазовых ресурсов с полным забвением принципов научной организации общественного производства как реализации на практике стратегии идейно-нравственного приоритета коллективно-общих ценностей над индивидуально-частными интересами. Олигархический характер политической власти в РФ получил свое наиболее очевидное выражение в «одинаковом» налоге на доходы для всех граждан от нищих до миллиардеров. Вполне очевидно, что такая власть не будет заинтересована в духовном развитии народных масс, побуждая их к решительным действиям в утверждении социальной справедливости, в поступательном движении общества на основе достижений передовой научной мысли.

Среди государств Русского мира лишь Беларусь наиболее заинтересована в интенсивном развитии общественного производства на основе открытий передовой науки: она не имеет такого чудесного климата и плодородного чернозема, как Украина; у нее также нет такого изобилия минеральных ресурсов, как у России: главное богатство Беларуси – это ее граждане и их творческий интеллект. Если РФ пытается компенсировать падение мощи научного интеллекта в развитии общества укреплением религиозных канонов жизни народных масс (подобно «еврейскому закону»), вполне оправданным в условиях совместного проживания народов всех мировых религий, то этнокультурная однородность белорусского социума позволяет ему сделать главный акцент в своем духовном развитии на культивировании научных знаний. Поэтому будущее Беларуси напрямую зависит от реализации в ее жизненной практике открытий глобальной научно-технической революции. Наука и только НАУКА способна спасти Русский мир и Беларусь как его социально-нравственную сущность от исторического крушения.

Если Беларусь не положит начало глобальной научной революции уже сегодня, то начать ее «завтра», возможно, ей уже не придется, так как агрессивные силы западного альянса уже сконцентрированы у западного порога Русского дома для военного вторжения, для силового решения «русской проблемы». Да и внутри Русского мира, как показали события на Украине и разногласия Беларуси с РФ в споре о поставках нефти, также нарастают противоречия, не обещая в ближайшем будущем ничего хорошего. Но при всех негативных тенденциях в Русском мире («китайский вирус») главный социальный факт заключается в том, что Беларусь вполне способна осуществить научную революцию собственными силами. У нее есть самоотверженный народ, готовый поддержать правительство страны в стремлении к достойному будущему. У нее есть интеллектуально зрелая научная общественность, готовая положить все свои силы во благо своего Отечества. И главное, у нее есть сегодня политический лидер, нацеленный на построении в Беларуси общества «социальной справедливости», утверждающий Благо народных масс высшей целью своей политической воли. Все ныне зависит от идейной сплоченности белорусского общества в созидании разумного будущего.

Общий наш вывод таков: Россия без осуществления глобальной научной революции не выживет в глобальном социуме. А из всех государств современного Русского мира лишь Беларусь кровно заинтересована в достижениях научной мысли и способна в своем интеллектуальном ядре осуществить глобальную научную революцию: именно она призвана выразить «чистое идейное качество» Русского народа. Поэтому спасение Русского мира от погибели зависит сегодня от «идейных ресурсов» белорусской земли. Будем надеяться, что белорусская интеллигенция откликнется на призыв мировой истории к глобальному обновлению научной картины мира.

 

Л.А.Гореликов – д.ф.н., профессор, академик Ноосферной общественной академии наук

Российские военные объекты в Беларусии

В последние месяцы тема «углубления интеграции» в рамках Союзного государства Республики Беларусь и Российской Федерации не сходит с первых полос средств массовой информации обоих стран. Несмотря на то, что прорабатываемые и готовящиеся к подписанию в настоящее время так называемые «дорожные карты» касаются в основном экономических и юридических вопросов, ряд экспертов высказывают предположения о том, что в ходе совместной работы белорусских и российских специалистов учитываются, в том числе, и вопросы обеспечения совместной военной безопасности двух государств.

Не случайно Президент Беларуси Александр Лукашенко заявил 14 ноября на встрече с Госсекретарем Совбеза Станиславом Засем: «Все возникающие вопросы (в переговорах с Россией) необходимо свести, положить на стол и показать: старшие братья-россияне, вы посмотрите, какие услуги мы вам оказываем, и это недешево… Надо все эти вопросы сводить на уровне правительства и на стол: вот, мы помогаем. И чтобы российское общество знало и понимало, что никакие белорусы не нахлебники».

Не исключено, что одним из вопросов, который в данном контексте может стать «предметом торга», станет пролонгация белорусско-российских межправительственных соглашений от 6 января 1995 года об аренде Россией недвижимого имущества и земельных участков, на которых располагаются 474-й отдельный радиотехнический узел «Барановичи» (Ганцевичи, Брестская область) и 43-й узел связи Военно-морского флота РФ (Вилейка, Минская область). Эти соглашения вступили в силу 7 июня 1996 года на срок в 25 лет, который истекает 6 июня 2021 года. По заявлениям Минобороны Беларуси, Минск и Москва должны определиться с продлением сроков аренды этих военных объектов до июня 2020 года.

Напомним, что эксплуатация российских комплексов в Вилейке и Ганцевичах осуществляется без взимания белоруской стороной всех видов налогов и оплат. В качестве компенсации Россия безвозмездно предоставляет Беларуси информацию о ракетно-космической обстановке и полигоны для проведения боевых стрельб.

Значимость обоих российских объектов в последние годы значительно возросла.

Так, РЛС в Ганцевичах, входящая в состав системы предупреждения о ракетном нападении, становится ключевым объектом в связи с выходом США из Договора о ракетах средней и меньшей дальности. В случае размещения РСМД в Европе станция будет способна обнаруживать их пуски на самых ранних стадиях.

В то же  время узел связи с подводными лодками в Вилейке все активнее будет использоваться ВМФ России, рост численности и активности подводного флота которого в Мировом океане в последние годы сильно беспокоит командование НАТО.

Очевидно, что вклад данных военных объектов в общую военную безопасность Союзного государства не подвергается сомнению белорусским руководством.

Не случайно А.Лукашенко в очередной раз повторил свое мнение по этому вопросу в ходе пресс-конференции 1 марта этого года в ответ на вопрос российских журналистов: «Мы с вас копейки и впредь не возьмем, даже если вы налоговый маневр не отрегулируете, пусть будут у вас эти деньги, потому что это общая наша безопасность».

Несомненно, белорусское руководство в ходе переговоров по экономической интеграции имеет полное право настаивать на учете фактора наличия военных объектов на своей территории, также как и своего участия в совместной региональной группировке войск.

В любом случае необходимость нахождения российских станций в Вилейке и Ганцевичах на безвозмездной основе, безусловно, и впредь не будет подвергаться сомнению, несмотря на любые экономические разногласия Беларуси и России. И, вероятнее всего, в 2020 году соглашение о продлении аренды соответствующего имущества и земельных участков будет подписано.

Сергей Острына

На перепутье: геополитические перспективы Русского мира в становлении глобального социума

«Подлинно, не знать самих себя – крайнее безумие,

хуже умопомешательства. Последнее есть болезнь невольная,

а первое есть следствие развращенной воли» (Иоанн Златоуст)

 

Современный этап исторической жизни России характеризуется в максимально широком геополитическом контексте как эпоха глобализации человеческого сообщества и его консолидации в единое целое. Основанием такого объединения служит духовная суть человека, его способность постижения «универсальных законов» коллективной деятельности людей, формирования их всеобщего разума и утверждения научного интеллекта определяющей силой в созидании будущего. Однако разразившийся в новом столетии пожар гибридной Мировой войны, термоядерной по своим разрушительным возможностям, говорит об отсутствии в современном социуме должных потенциалов конструктивного мышления, что грозит гибелью всему человечеству. Эта вспышка нового военного безумия в жизни мирового сообщества опалила своим жаром и пространство Русского мира, свидетельством чего стал гражданский конфликт на Украине, надорвавший братские узы между малороссами и великороссами, расколовший украинский народ на «русских» защитников самостийной Украины и «либеральных» приверженцев Западной цивилизации.

Пламя гражданской войны на Украине, угрожая перекинуться на территорию Беларуси и РФ, требует от политической элиты этих стран умных решений и решительных действий в замирении конфликтующих сторон. Высший уровень осмысления и целенаправленного преодоления главных проблем общественной жизни представлен волей государства как генерального субъекта реализации практического разума национального сообщества в утверждении лучшего будущего. Но практический разум коллективных действий людей жестко привязан к местным условиям их гражданской жизни: поэтому продуктивное разрешение кризиса украинского социума предполагает «целостное», предельно полное самоопределение его государственного ума, диктует необходимость «грамотного», максимально «корректного» совмещения в функционировании общественного организма императивов социального универсализма и национального прагматизма. Поскольку гражданский взрыв на Украине грозит обвалом и другим основным частям Русского Мира в лице Беларуси и РФ, постольку необходима тщательная коррекция механизмов жизнедеятельности и этих социальных систем. Таким образом, события на Украине обнажили своими разрушительными последствиями крайне опасное расхождение между универсальными, созидательными требованиями современной эпохи, выражением которых служит научный интеллект, и особым характером общественно-политического устройства главных этнокультурных конструкций Русского Дома.

Научный интеллект, убежденный в закономерной, разумной организации природного бытия, требует и от людей осмысленной политики в построении социальной реальности, выправляя человеческий разум в понимании окружающей действительности историческими фактами, когда связь исторических событий становится наглядным руководством в познании внутренних закономерностей социального процесса. В этой исторической ретроспекции нынешние события на Украине выглядят как продолжение и углубление общероссийского мировоззренческого кризиса 90-х годов, связанного с утратой народными массами тогдашнего СССР какого-либо доверия наставлениям коммунистической идеологии, отставшей от жизни, и последующим распадом страны, определившим расхождение народов бывших советских республик по разным геополитическим ориентирам мирового сообщества.

Первыми показателями для граждан постсоветской РФ неверного характера их социально-политических установок в реализации будущего стали вооруженные столкновения в Москве 1993 года между приверженцами Президентской и Парламентской ветвей власти, а также последующие кровавые события на Кавказе, связанные с вспышкой местного национального экстремизма и политического сепаратизма. Очередным свидетельством ложности социального выбора русским людом своих общественно-политических ориентиров в обустройстве постсоветской действительности стала нарастающая в начале нового века гражданская конфронтация на Украине. Этот идейный раздор социальных сил страны в определении ее исторических перспектив привел в итоге к Киевской «революции достоинства» 2014 года, референдуму населения Крыма о вхождении полуострова в состав РФ и возникновению Луганско-Донецкой Народной Республики как независимого от новой киевской власти государственного образования, выступающего за политический союз с большой Россией. Благополучие всего Русского мира зависит ныне, прежде всего, от прекращения войны на Украине между поклонниками Запада и защитниками русско-украинского братства. Усиление военного противоборства между Киево-Львовской и Луганско-Донецкой государственными сообществами свидетельствует со всей трагической очевидностью о невозможности устранения конфликта и достижения гражданского мира на Украине традиционными общественно-политическими средствами равноправных переговоров и взаимных уступок враждующих сторон: каждый из участников конфликта категорически убежден в собственной «правоте» и не намерен в чем-либо уступать «сопернику».

Идейная непримиримость враждующих сообществ современной Украины обусловлена не только затмением их державного разума в проектировании будущего, но также особым характером украинской земли, ее благодатью, обещающей жителям чудесные дары своей природы, пробуждающей у них чрезмерную «любовную страсть» к обретению ее плодов. Как «любовник» не может остановиться в борьбе за свою «избранницу», так и украинские политические силы не могут усмирить свою «политическую страсть» в овладении Украиной. В нравственно-психологическом освещении украинской действительности природная благодать страны, многолюдность и жизненный настрой ее граждан оказываются силами, постоянно пробуждающими у них повышенные хозяйственно-прагматические потенции, требующие своего удовлетворения уже сегодня, не откладывая собственные запросы на завтра. Такая повышенная хозяйственная склонность украинской натуры утверждает экономические проблемы главным направлением реализации политической воли украинского государства, нацеливая его правоохранительные структуры на преодоление постоянно возникающих конфликтов «личных интересов» хозяйствующих субъектов, на обустройство и всемерное совершенствование «настоящего» в жизни украинского социума.

Особая «чувственная страсть» к присвоению «щедрот» украинской земли воспитывает ее население как общество стихийных «предпринимателей» и «прагматиков», ищущих «экономической выгоды» в осуществлении общественного прогресса и жаждущих обеспечить себе прежде всего хозяйственное процветание, полагающих высший смысл собственных усилий в обретении натуральной полноты своей жизни. Хозяйственно-экономическая страсть украинской натуры прямо-таки «прет» из недр украинской почвы и нацелена на получение максимальной «прибыли» земных благ, возбуждая в украинском обществе дух индивидуализма, соперничества в стремлении к жизненному успеху и представляя собой в конечном выражении культ «настоящего». Хозяйственно-экономическая натура, естественная склонность украинского социума к земным благам обрела наиболее полновесное удовлетворение во времена СССР: именно тогда Украина получила наибольший объем вложений в рост своих производственных мощностей. Поэтому нынешние экономические провалы постсоветской Украины свидетельствуют со всей очевидностью о полной хозяйственной недееспособности ее политического руководства.

Данные провалы говорят, что преодоление национального кризиса на Украине, достижение социального примирения ее гражданских сил и экономическое возрождение страны возможны лишь при подключении к политическому процессу высших духовно-нравственных потенциалов общественной жизни, представленных религиозными убеждениями народных масс. Военный конфликт на Украине может быть остановлен лишь высшим авторитетом православной религии как главного исповедания основной части населения страны. Век назад кровавая беспощадность и продолжительность братоубийственной войны в России была вызвана существенным падением церковного авторитета в глазах русских народных масс. Также и сегодняшний украинский гражданский конфликт обусловлен в немалой степени церковным расколом украинского православия, религиозным разобщением и взаимным противоборством православного населения. Другими словами, главной социальной первопричиной нынешнего гражданского безумия на Украине является организационный раскол ее православной церкви.

Лишь максимально полное восстановление авторитета православия может вернуть гражданский мир на украинскую землю, что требует от ее жителей признания «теократии» наиболее «органичной» формой государственно-политического устройства украинского социума, максимально независимой от частных интересов каких-либо гражданских группировок в претворении социальной действительности. Для нисхождения божьей благодати на украинскую землю, обеспечения религиозной основательности ее политической жизни и соблюдения православных канонов в развертывании социальных процессов необходимо скорейшее введение на Украине теократической формы правления, когда все политические силы признают авторитет и наставления Главы Украинской Православной Церкви. Только теократия способна обеспечить будущее возрождение украинского социума: православная церковь должна освятить своим праведным Словом гражданское бракосочетание этнических малороссов с Украинской Землей.

Гражданское замирение на Украине достижимо лишь при утверждении религиозно-церковной власти в стране, близкой по социальным скрепам теократической форме правления в Иранской республике, когда над светской властью возвышается власть духовная: лишь религиозный авторитет способен надежно загасить пламя гражданской войны в обществе. Но если мир на Украине достижим лишь при утверждении теократии, то религиозная жизнь страны ни в коем случае не может определяться извне, а требует своего полнейшего суверенитета. Теократия как форма государственного правления не может быть зависимой от какой-либо чужой земной воли, помимо Воли Божественной: убедительным примером невозможности реализации полноты «религиозной власти» в условиях иноземного военно-политического диктата служит жизненная судьба современного лидера тибетского буддизма Далай-Ламы XIV.

Однако одного лишь социально-гражданского, формально-юридического, вполне «светского» организационно-правового объединения и самоутверждения ныне разобщенных православных церквей Украины еще не достаточно для возвращения мира на украинскую землю. Для этого необходимо не только достижение согласия церковных иерархов украинского православия, заключения между ними «общественного договора» о границах собственных полномочий, но требуется еще восстановление нравственного доверия к церкви со стороны православного населения страны как социального носителя «божьей благодати», когда «церковь» признает себя лишь исполнителем «Святой воли». Мир вернется на Украину тогда, когда возродится полнота православной веры в сердцах и повседневных делах украинских граждан, уверовавших в достойные основания воссоединения православных общин и готовых следовать наставлениям единой церкви. Наиболее верный путь к возрождению такого доверия и каноническому самоопределению Украинской православной церкви – это идейный и организационный возврат к Древнему православию Киевской Руси: все остальные пути к достижению религиозного единства украинского социума не будут исторически оправданными церковной традицией. Киев должен сегодня вновь подтвердить незыблемый характер своего древнего выбора православной веры в качестве главного руководства исторической жизнью украинского общества.

Если нравственным итогом политического развития независимой Украины стала острая внутренняя необходимость введения теократической формы правления, то возникшие на рубеже веков внешние угрозы будущему РФ определили главным направлением реализации ее государственной воли усиление военной мощи страны, продемонстрировавшей в новом столетии стремительный рост своих боевых возможностей на основе политической организации общества в форме выборной, «президентской автократии». И такой «автократический уклон» в укреплении постсоветской российской власти вполне объясним геополитическими обстоятельствами жизни страны: гигантский размах земельных владений РФ требует от властных структур страны обеспечения, в первую очередь, неприкосновенности ее границ, защиты территориальных владений. Поэтому генеральная политическая линия в развитии современного российского государства связана с культивированием духа «прошлого», нацелена на максимальное укрепление обороноспособности российского социума. Наиболее полноценной формой реализации автократической системы государственного управления является самодержавие, когда идейно-нравственный авторитет в стране представителей какого-либо «семейно-родового сообщества» становится «социально-историческим основанием» для признания «живого круга» его детей постоянным «социальным источником» поступления новых государственных лидеров, превращаясь со временем в национальную политическую традицию.

Действительно, выглядит крайне противоречивой, если не сказать «дурацкой», очень затратная и слишком ненадежная по результатам «демократическая практика» регулярных «перевыборов» высших полномочных лиц государственной власти. Эта практика нацелена на возвышение к рычагам социального управления не «наиболее достойных» граждан, а наиболее «массовидных»: она выражает «усредненную волю» населения страны – как «лучших» ее сынов, так и «худших», пробуждает в жизни сообщества хаотические метания народных масс в поиске новых «авторитетов» и вызывает безумные расходы государственных средств на совершенно «пустые дела». Было бы более правильным назвать эту политическую «чехарду» с перевыборами национальных лидеров реализацией не «демократии», а «охлократии» в управлении обществом. А в итоге всех этих политических метаний людских масс, как показали последние президентские выборы в США и РФ, у избирателей возникают большие сомнения в правовой «надежности» полученных результатов. С другой стороны, полный провал «президентской власти» в жизни России 90-х годов также говорит не в пользу данной формы управления страной.

Концептуальная проработка правовых механизмов восстановления в России системы «самодержавной власти» является, по нашему мнению, наиболее перспективным направлением развития российского социума в условиях глобализации мирового сообщества. Признав данную перспективу наиболее верной, мы должны призвать русские национально-патриотические движения к объединению своих политических действий с усилиями представителей монархических кругов по восстановлению в жизнедеятельности российского общества политической воли «русского царя». Как свидетельствует история российского государства, лишь три генеральные Идеи определяли позитивный смысл его практической деятельности – православной Соборности, великодержавной Монархии и всемирного Коммунизма.

На сегодняшний день лишь постсоветская Беларусь смогла избежать в своем общественно-политическом развитии силового противоборства социальных сил, преодолеть опасность военно-политических столкновений гражданских масс. Но для полного устранения угрозы гражданского конфликта в белорусском обществе следует четко определить практические перспективы совершенствования его государственного устройства в соответствии с историческими традициями белорусского народа и обстоятельствами современной действительности.

Беларусь не обладает обширной территорией и потому не столь озабоченна, как Россия, максимальной концентрацией собственных усилий в деле укрепления обороноспособности страны, в повышении уровня своей боеготовности для защиты земельных владений и обеспечения незыблемости своего исторического «наследия», сохранения духа «прошлого». С другой стороны, она не имеет такой изобильной природной почвы, какой обладает Украина, и должна прилагать немалые усилия по улучшению повседневной жизни народных масс за счет внедрения в общественную практику хозяйственно-экономических инноваций и достижений научно-технического прогресса. На фоне всех этих обстоятельств главной чертой социально-исторической жизни Беларуси должна стать «научно-идеологическая» проработанность ее государственной стратегии в достижении лучшего будущего, максимальная обоснованность политических решений и действий. Подобная научная основательность в реализации политической воли государства предполагает утверждение в обществе «идеократической системы» социального управления как способа организации общественной практики на основе достижений передовой науки и признания ведущей роли научного сообщества в обеспечении продуктивного развития современного социума, в нахождении наиболее разумных путей построения лучшего «будущего».

Если РФ культивирует дух прошлого, а Украина страстно стремиться к освоению полноты благ «настоящего», то научно-философский разум Беларуси должен быть в максимальной степени заострен на познание будущего. В данной проекции именно Беларусь выступает основным идейным наследником и прямым социальным преемником исторического опыта СССР в целенаправленном созидании общества «социальной справедливости» на основе идеологии «научного коммунизма». В формирующемся ныне глобальном социуме именно Беларусь должна стать идейным лидером всего Русского мира, духовно-нравственным инициатором претворения его идеального будущего. Генеральным условием утверждения ведущей роли белорусского народа в реализации Русского будущего является разработка целостного научно-философского мировоззрения как рационального руководства исторической практикой народных масс, как продолжения и углубления научной стратегии СССР в созидании всемирного общества «социальной справедливости» (См.: Л.А.Гореликов. Главный вопрос нашего времени и разумные перспективы его «чисто русского» решения. 26.12.2017 / http://viperson.ru/articles/glavnyy-vopros-nashego-vremeni-i-razumnye-perspektivy-ego-chisto-russkogo-resheniya; Л.А.Гореликов. Русский путь в современном мире. 02.02.2018 / http://viperson.ru/articles/russkiy-put-v-sovremennom-mire; Л.А.Гореликов. Русский Разум в созидании будущего. 01.03.2018 / http://viperson.ru/articles/russkiy-razum-v-sozidanii-buduschego).

Поэтому я обращаюсь с призывом к представителям белорусской научной общественности, к интеллектуальным лидерам ее академического сообщества поддержать гражданскую инициативу по разработке и реализации социального проекта идейной, научно-мировоззренческой консолидации духовных сил Русского народа в созидании «разумного будущего». Кто, как не Вы — наследники героев-отцов Великой Отечественной войны, должен спасти Русский мир от гибели в смертельной схватке с Диким капитализмом нашего времени? Лишь Ваш научный интеллект способен защитить народы России от глобального рабства и вывести Русский мир на истинную дорогу в «справедливое», разумно устроенное будущее. Тревожный набат украинской гражданской войны стал для Русского мира грозным предупреждением близости общенациональной трагедии. Спасением от этого трагического финала русской истории может быть лишь радикальный прорыв в научном осмыслении мировой целостности, в научно-философском проектировании Русского будущего (Л.А. Гореликов, Идейные начала современного «русского мировоззрения» в научно-философской концепции «онтологического символизма» // «Академия Тринитаризма», М., Эл № 77-6567, публ.22199, 16.06.2016 / http:/ /www.trinitas.ru/rus/doc/0001/005a/00011653.htm; Л.А. Гореликов, Принцип «целостности» как генеральный императив научно-философского познания глобального социума // «Академия Тринитаризма», М., Эл № 77-6567, публ.22417, 20.08.2016 / http: //www.trinitas.ru/rus/doc/0001/005a/00011684.htm.).

Л.А. Гореликов — д.ф.н., профессор, академик Ноосферной общественной академии наук.

Мобилизация российского социума в реалиях гибридной войны: философская проекция концепции С.Ю.Глазьева

«Итак, повторяю, или это есть конец истории, или неизбежное обнаружение третьей всецелой силы, единственным носителем которой может быть только славянство и русский народ» (Соловьев В.С. Три силы)

 

Современный этап развития человечества характеризуется как эпоха глобализации мирового сообщества, явным свидетельством которой стала реальность гибридной войны, стирающей в социальной практике существенные различия между состоянием войны и мира, вооруженного конфликта и добрососедского сотрудничества стран и народов. В реалиях глобального социума человечество учится жить заново — по всеобщим законам мыслительной деятельности, когда всякое отступление людей от наставлений разума ведет к бурному всплеску в их деятельности разрушительных процессов, требуя от национально-государственных сообществ постоянной мобилизационной готовности в отражении смертельных угроз. Напоминанием политическому руководству РФ о неподготовленности страны к преодолению скрытых ловушек глобального социума стала статья С.Ю. Глазьева «Россия: главные аспекты мобилизационного проекта» (См.: С.Ю. Глазьев, Россия: главные аспекты мобилизационного проекта // «Академия Тринитаризма», М., Эл № 77-6567, публ.24565, 17.06.2018 // http://www.trinitas.ru/rus/doc/0009/001a/00091145.htm). Ссылаясь на исторический опыт советского народа, обозначенный как его великими победами в сражениях Второй Мировой войны, так и сокрушительным поражением в идейной схватке с Западным империализмом, автор подчеркивает важнейшую роль в поддержании мобилизационной готовности российского населения «национальной идеологии», объединяющей граждан системой общих «ценностей» в проектировании будущего, нацеленной в своем рациональном ядре на претворение в действиях людей «универсальных» законов целостного бытия, «всеобщих» потенциалов мыслительной деятельности. «США, — отмечает он, — разгромили СССР методами гибридной войны, которые они используют в настоящее время против России. Советский Союз не спасли ни ракеты с разделяющимися ядерными боеголовками, ни мобилизационные мощности, которые остались невостребованными в силу поражения руководства страны когнитивным оружием противника».

 

  1. Когнитивное «оружие» как стратегическая сила нашего времени.

Эффективность «когнитивного оружия» в подавлении противника определяется способностью подрыва внутренних, духовных оснований враждебного социума и его конечного «завоевания» чужой идеологией, не разрушая материально-техническую базу существования людей, сохраняя физические условия их жизнедеятельности. Главным практическим объектом боевых действий в «когнитивной войне» становятся в силу «интровертной» направленности ее поражающих элементов представители правящей политической элиты и прежде всего главы государств как «идейные вдохновители» и руководители социальной практики национальных сообществ. По оценке С.Глазьева, отработка методов «когнитивной войны» против России просматривается в политике Запада уже со времен царствования Ивана Грозного.

Конечная цель применения «когнитивного оружия» заключается в разрушении духовной сплоченности граждан вражеского социума, в подрыве их идейного единства в понимании высших ценностей, в ослаблении нравственной поддержки народом своего политического руководства, трансформируя бывших врагов в исполнителей чужой воли. Победитель в когнитивной войне получает все в «добротном виде», приучая население духовно порабощенного общества жить по его законам, строить мир по его лекалам. Показательным примером силы действия «когнитивного оружия» стала в нашей недавней отечественной истории «безумная осень» 91-го года, когда граждане СССР своими руками уничтожили собственное государство. Скрытная сила «когнитивного оружия», определяет С.Ю.Глазьев основные параметры его действия, направлена на разрыв духовно-нравственных связей между людьми враждебного социума: «— разрушение идеологии, объединяющей общество и поддерживающей политическую систему; — замутнение сознания властвующей элиты, подрыв основополагающих ценностей, оправдывающих её господство; — выращивание сети «агентов влияния» в высших эшелонах власти, работающих на разрушение существующей системы управления путём проведения идеологически мотивированных реформ; — подмена понятий в общественном сознании и дискредитация привычных ценностей с целью их замены ложными ориентирами; — массовое десантирование провокаторов, которые под видом друзей и доброжелательных советников втираются в доверие с целью навязывания самоубийственной для страны политики».

Практическим средоточием когнитивной военной стратегии по нравственному разобщению населения вражеского социума служит политика насаждения в общественной среде противника агентов иноземного влияния, поклонников чужой политической воли, взращивания новой правящей элиты «коллаборационистов», ставшей в постсоветской РФ продолжателями «дела Ельцина» по разрушению Русского дома евразийских народов. Генеральной линией «позитивной социальной программы» современных отечественных приверженцев прозападного курса в историческом развитии России является реализация  практической стратегии ЕБН по «натурализации» ее социально-экономического уклада в мировом разделении труда, нацеленной на свертывание интеллектуального потенциала страны и превращение ее территории во всемирное хранилище «природных ресурсов» для подпитки всей глобальной производственно-экономической системы. В этом плане нынешняя хозяйственная политика правительства РФ качественно не отличается от «либерального курса» развития страны 90-х годов прошлого века.

Проведенный С.Глазьевым анализ гражданских потрясений трех социальных эпох российской истории – Смутного времени крушения династии Рюриковичей, падения Российской империи и гибели Советского Союза позволяет ему сделать обобщающий вывод об исторической последовательности, сквозной динамике в осуществлении приоритетов когнитивной военной стратегии: «Все три катастрофы, повлекшие крах отечественной государственности, происходили так, что вначале ослаблялся и размывался идеологический контур, что подрывало устойчивость политического контура, ослабление которого, в свою очередь, влекло делигитимизацию нормативного контура и последующую деградацию экономического контура». Разрушение рационально-идеологических скреп гражданского единения россиян в достижении практических целей вело в итоге к распаду духовно-нравственных традиций их совместной жизни, подрывало семейно-родовой базис в воспроизводстве новых поколений российского люда, провоцировало вымирание населения страны и прежде всего русского народа как ее ведущего этноса. «В этих условиях семейно-родовой контур, – отмечает С.Глазьев, – не мог удерживать утративших привычные жизненные ориентиры и доходы людей, значительная часть которых радикализировалась и пополняла революционную среду».  Наблюдаемая ныне стагнация в развитии российской экономики, порождая уныние граждан в осуществлении жизненных планов, провоцируя ухудшение условий повседневной деятельности и падение жизненного уровня основной массы россиян, вновь может толкнуть их на радикальные политические действия, на революционный бунт против нынешней государственной власти, оказавшейся недееспособной в обеспечении семейно-родового воспроизводства коренного населения страны. «Последующая самоорганизация общества, – заключает наш современник, – происходила за счёт насильственного подавления асоциальных форм поведения путём сверхжёсткой организации перечисленных выше воспроизводственных контуров, осуществляемой принципиально новой социальной группой — носителем новой идеологии».

Судя по исторической «логике» в обрушении практических оснований национально-государственного единства современного российского общества, мы проживаем ныне четвертую, заключительную стадию в «мирном подавлении» хозяйственно-правовыми санкциями западных геополитических противников производственно-экономического потенциала нашего отечества, завершением которой должен стать гражданский взрыв российского социума, поддержанный извне прямым военным ударом. А начальный этап реализации этой стратегии сокрушения Русского мира был зафиксирован в 1993 году вооруженным захватом полноты власти Б.Н.Ельциным и принятием новой Конституции РФ, в которой статья №13 запрещала россиянам иметь общенациональную, государственную идеологию в проектировании желанного будущего. Именно отсутствие в постсоветской российской действительности внятной «национальной идеологии» по консолидации русских масс в созидании будущего и позволило «западным доброжелателям» повторить на Украине российский «революционный опыт» 93-го года по «силовому переформатированию» государственной власти и успешно провести в Киеве идеологическую спецоперацию под названием «революция достоинства», превратив украинское государство в смертоносное социальное копье, нацеленное в самое сердце России.

Украинская «революция» наглядно показала современному руководству РФ, что ее «хозяйственно-экономические» возможности совершенно ничтожны по сравнению с экономической мощью Запада и не способны удержать даже братские народы в орбите российского политического влияния. Оказалось, что на одном лишь экономическом интересе невозможно обеспечить сохранение целостности Русского мира, а необходима еще духовно-нравственная привлекательность «идеального образа» совместной жизни людей, определяемая их идеологией как системой общих ценностных приоритетов в утверждении желанного будущего, как рационально-нравственной концепцией исторического развития человечества в претворении социального идеала, в построении «справедливого общества». Отсутствие у российского руководства «идеологического обоснования» исторической перспективы в развитии Русского мира и позволило Западу так легко разорвать «братские узы» между Украиной и Россией. Поэтому главным виновником современной украинской трагедии является Кремль, отвергший  в 90-е годы направляющую роль «идеологии братства» в развитии постсоветской РФ. Другими словами, Россия потеряла «братскую Украину» лишь по причине «идеологического бессилия» Кремля в проектировании будущей жизни, оказавшегося совершенно не готовым к глобальным вызовам современной эпохи. Революционная «ломка» Украины стала закономерным результатом социально-политических действий западных спецслужб по разрушению идейной сплоченности русских народных масс в созидании будущего, явилась радикальным ответом «западного» интеллекта на «безумную» (а точнее, тщательно продуманную) идею Ельцина о конституционном запрете в России национально-государственной идеологии, способной обеспечить целенаправленное поступательное развитие страны. Западу удалось ныне посадить Украину «на иглу» финансовой подпитки, и сейчас та уже не владеет собой, готовая на все ради очередной дозы «финансового забвения».

Учитывая эти ключевые обстоятельства в осуществлении постсоветской российской действительности (конституционный запрет идеологического проектирования будущего страны, антироссийский разворот Украины и нынешний «тотальный прессинг» России западными «партнерами»), надо признать, что россиянам предстоит пережить в ближайшее время тяжелейший межцивилизацизационный конфликт с военно-политическим блоком западных государств, нацеленных на уничтожение Российской Федерации евразийских народов, на окончательное разрушение Русского мира. Вопрос о будущем страны поставлен ныне перед русским народом предельно жестко – «быть или не быть» российскому государству в реалиях глобального социума? Поэтому статья С.Глазьева воспринимается патриотами России как тревожный набат, призывающий граждан к мобилизации всех имеющихся резервов для отражения совсем уже близкого вражеского вторжения: объединенные вооруженные силы европейских государств сегодня уже овладели территорией Украины и вновь готовы к походу на Москву.

Но прежде, чем прикончить «русского медведя» в российской берлоге и приступить к разделке его территориальных владений, западные охотники до «русского тела» постараются максимально ослабить коллективную волю россиян к победе, лишив их поддержки со стороны самых близких и, казалось бы, наиболее верных союзников. После отпада от Русского мира Киева следует ожидать в ближайшее время социальных потрясений в Минске: на повестке дня «западных партнеров» стоит, скорее всего, вопрос о подрыве социальной стабильности в республике Беларусь. Поэтому главный императив исторического момента в утверждении будущего России заключается в требовании идеологической консолидации гражданского населения братских республик для отражения западной агрессии, нацеливая русский народ и всех россиян на достижение «национального согласия» в понимании «исторической перспективы» общероссийского социума. «А до тех пор мы, – указывал в свое время В.Соловьев российским интеллектуалам на «безродность» как главную причину их социального бессилия, – имеющие несчастье принадлежать к русской интеллигенции, которая вместо образа и подобия Божия все еще продолжает носить образ и подобие обезьяны, — мы должны же, наконец, увидеть свое жалкое положение, должны постараться восстановить в себе русский народный характер» (Соловьев В.С. Три силы).

 

  1. Новый социальный уклад как исторический проект евразийского общества.

             Отсутствие в современной РФ «идеологического консенсуса» между государством и обществом говорит об изначальной предрасположенности нынешней российской политической системы к экстремальному развитию событий в противоборстве государства и народных масс, то есть к формированию не «народного», а «полицейского государства». В моем понимании, «полицейское государство» – это социально-политическая система рационального управления обществом, лишенная в своем функционировании внутренних этно-культурных корней и построенная лишь на сугубо внешних, формально-юридических отношениях между людьми, не связанная с гражданским населением страны духовными, идейно-нравственными узами в представлении о «высших» ценностях коллективной жизни. Такая «формально-юридическая» политическая стратегия в управлении социальной практикой существенно ограничивает возможности граждан сознательно участвовать в проектировании «лучшего будущего» страны, делает их просто «исполнителями» чужой воли, а не «творцами» собственной судьбы.

Согласно С.Глазьеву, поступательное развитие производительных сил мирового социума предполагает ныне переход к новому, «интегральному» способу производства, выражающему целостную структуру социальной реальности, ее способность саморазвития, требуя для этого преодоления дилеммы общего и частного, национально-государственного и корпоративно-личного укладов хозяйственной деятельности, когда «количественные параметры» функционирования социального организма становятся выразителями качественной, «духовной» самоорганизации общества. «Его формирование в Китае, Индии, Индокитае, — отмечает он, — происходящее на основе сочетания государственного планирования и рыночной самоорганизации, общенародной собственности на инфраструктуру и частного предпринимательства, подчинения предпринимательской инициативы общественным интересам при гармонизирующей роли государства, — показало свои принципиальные преимущества по сравнению с нынешним финансово-монополистическим мирохозяйственным укладом». Только целенаправленное «самоустроение», способность социальных систем к самоорганизации и саморазвитию, свидетельствует о подлинно глобальном характере человеческого сообщества, утверждающего собственной явью необходимость смены цивилизационных приоритетов социально-исторического процесса: «от локальных конфликтующих цивилизаций, — обозначает исследователь исторический горизонт необходимых изменений, — к глобальному разнообразию сотрудничающих цивилизаций в интересах гармоничного развития человечества».

Таким образом, социально-экономический анализ С.Ю.Глазьева приводит его к заключению о наступлении исторической эпохи смены «цивилизационных приоритетов» в развитии мирового сообщества: современный социум стоит на пороге глобальной «духовной революции» в жизни всей человеческой цивилизации. В «глобальной» проекции современной истории человечества духовно-идеологический фактор становится ныне ведущей организующей силой в обеспечении дальнейшего поступательного генезиса мирового сообщества. К сожалению, надо согласиться с мнением Н.А.Бердяева, что склонность к «творческой самореализации» не является сильной стороной душевного настроя как широких масс русского народа, так и представителей его интеллектуального сообщества. «Многое в складе нашей общественной и народной психологии, — признается он, — наводит на печальные размышления. И одним из самых печальных фактов нужно признать равнодушие к идеям и идейному творчеству, идейную отсталость широких слоев русской интеллигенции» (Бердяев Н.А. Об отношении русских к идеям // Бердяев Н.А. Судьба России. — М., Изд-во МГУ, 1990. — 256 с., с.81). Преодоление этой печальной традиции русской жизни является важнейшим фактором выживания России в XXI веке.

В условиях утверждения приоритетов духовно-идеологического творчества в разумном самоопределении глобального социума первейшей необходимостью для поступательного движения российского общества оказывается, по мнению С.Глазьева, «восстановление исторической памяти совместного развития народов Евразии в рамках трёх мировых империй. Это позволит осознать фундаментальность конструирования современного Евразийского партнёрства со всеми необходимыми для устойчивого развития контурами воспроизводства». В понимании ученого, национально-гражданская российская «идеология должна соответствовать современной парадигме устойчивого развития и принципам интегрального мирохозяйственного уклада». Идейно-нравственным завершением формирования такой интегральной, разумно-производственной организации современного российского социума должно стать развертывание общественного процесса в целенаправленном претворении «гуманитарных» приоритетов общегражданской культуры. «Семейно-родовые контуры социально-государственной системы коалиции должны получить благоприятные условия для гармоничного развития, что предполагает приоритетное развитие образования, здравоохранения, культуры и науки, формирование общего рынка труда и единого образовательного пространства».

Отрицание социально-гуманитарной, духовно-образовательной стратегии в формировании глобального социума, полагает наш соотечественник, направляет мировое сообщество к историческому застою в трех исторически тупиковых способах  организации общественной жизни, провоцирующих три варианта социально-исторической катастрофы человечества – «военно-политической», «социально-технологической» и «производственно-техногенной». В этих деструктивных тенденциях реализации глобального будущего человечества «мир ждёт один из следующих вариантов катастрофического развития событий, широко обсуждаемых современной футурологией:

— дальнейшая эскалация мировой гибридной войны с переходом в неуправляемую фазу и возможным применением оружия массового поражения;

— использование достижений нового технологического уклада в антигуманных целях (клонирование людей, конструирование киборгов, разработка и применение избирательного биологического оружия);

— техногенная глобальная катастрофа в результате непродуманного развития производств нового технологического уклада».

Общий вывод ученого на фоне обозначенных угроз связан с признанием определяющей роли в глобальном обустройстве будущего человечества «евразийской доктрины» социальной жизни людей как наиболее универсальной по природным основам и гуманистической по нравственным установкам, вобравшей в себя духовный опыт как «западных», так и «восточных» народов. «Сохранение человеческой цивилизации, как и её зарождение, будет зависеть от евразийского интеграционного процесса. Чтобы соответствовать современным вызовам, он должен иметь прочный идеологический фундамент, основанный на исторической памяти народов Евразии». Другими словами, нравственные чувства евразийских народов определяют ныне созидательные возможности глобального социума, сохраняющего человеческое лицо лишь на основе взаимопомощи и творческой инициативы людей в утверждении совместного будущего.

Ключевым моментом в реализации «евразийской доктрины» одухотворенного будущего человечества является разумное разрешение проблемы соотношения общенациональных и индивидуально-личных прав людей в организации общественного производства. Вопрос о «приватизации» или «национализации» общественного богатства лишен в своей абстрактной раздвоенности научного, конкретно-исторического смысла в постижении действительности как саморазвивающейся целостности в единстве общего и особенного. По нашему мнению, целостная организация производственно-экономического базиса России как нового, «евразийского» этнокультурного уклада мирохозяйственной системы глобального социума должна включать три главных уровня хозяйственной деятельности граждан. Во-первых, высший, «общенационально-государственный», сформированный «национализацией» и «общенаучной организацией» производительных сил страны для разработки ее природных ресурсов и связанный с развитием стратегических предприятий оборонного сектора, обеспечивающих выживание социума в любых условиях геополитической изоляции: здесь привлечение «частного капитала» носит «исключительный», крайне ограниченный характер. Во-вторых, средний уровень «регионального производства», обусловленный природно-климатическими особенностями того или иного региона как определяющим фактором в сельскохозяйственном обеспечении жизни населения и включающий в себя равные доли участия как государственных предприятий, так и частного капитала. Наконец, третий или «местный уровень» общественного воспроизводства представлен в основном торговыми предприятиями «частной» хозяйственно-экономической инициативы, нацеленной на максимальное удовлетворение растущих потребностей местных жителей, где роль государства состоит в обеспечении «массовых потребностей» населения, не претендуя на удовлетворение всех их индивидуальных запросов. Но на всех указанных уровнях хозяйственной жизни граждан приоритетную роль должны играть «высшие», «общие» виды их совместной производственной деятельности как практические основания для индивидуализации социальной реальности в рамках общего духовно-нравственного единства населения страны.

 

  1. Практическая стратегия в самоопределении «евразийского социума».

Важнейшим условием практической реализации «евразийской стратегии» в обустройстве глобального социума является «креативно-гуманистический» настрой управленческой элиты современного российского общества. «Без мобилизации властвующей элиты, — констатирует С.Глазьев, — никакая мобилизация экономики невозможна». Будучи по интеллектуальному воспитанию «ученым-реалистом» объективно-диалектического склада ума, он критически оценивает душевное состояние современной российской «политической элиты», не ожидая от нее ничего хорошего для России. «Вполне вероятно, что основная часть нынешней властвующей элиты столь коррумпирована и зависима от западных спецслужб, установивших контроль над их зарубежными счетами и имуществом, что мобилизовать её в интересах страны невозможно». В связи с этим исследователь связывает свои надежды на «достойное будущее» России в глобальном социуме с нравственным возмужанием нового поколения российских граждан «евразийской формации». «Нет сомнений, — признается он, — что в рамках проводимой денежно-кредитной политики никакая мобилизация экономического потенциала страны невозможна» Из этого признания явствует острейшая «необходимость переформатирования властвующей элиты, замены ее коррумпированных и сгнивших сегментов новыми, «здоровыми» гражданскими силами».

Патриотические силы России, по мнению С.Глазьева, должны коренным образом «изменить экономическую политику страны, чтобы мобилизация сохраняющегося научно-производственного потенциала стала возможной». Генеральным духовным ориентиром этого нравственно-практического преображения российского социума должен служить философский идеал Истины как универсального единства субъективно-личной Правды, коллективно-общей Справедливости и объективно-предметной Красоты. «Русская нелюбовь к идеям и равнодушие к идеям, — указывал в свое время Н.Бердяев на «приземленность» как главный порок, идейную ограниченность «русского самосознания», — нередко переходит в равнодушие к истине. Русский человек не очень ищет истины, он ищет правды, которую мыслит то религиозно, то морально, то социально, ищет спасения. В этом есть что-то характерно русское, есть своя настоящая русская правда. Но есть и опасность, есть отвращение от путей познания, есть уклон к народнически-обоснованному невежеству» (Бердяев Н.А. Указ.соч. – С.83). Острейшая жизненная потребность России в идейно-нравственном переформатировании своей политической элиты выдвигает на передний план социального развития страны проблемы познания и воспитания, то есть задачи социально-педагогического, научно-философского самоопределения будущих поколений россиян.

В условиях разрастающегося ныне пожара новой Мировой войны и реализуемой против РФ странами Западной коалиции наступательной «гибридной стратегии» подрывных действий наиболее актуальной задачей российской социально-исторической практики является, по оценке С.Глазьева, перевод экономики страны в режим «военного времени», нацеленный на эффективное противодействие возникающим угрозам российскому будущему. Практическая логика в осуществлении такого перевода предполагает экстренную реализацию 11 требований «программы минимум» по освобождению «российской экономики» от внешней зависимости, среди которых первые три меры являются определяющими. Во-первых, обеспечение полной финансовой независимости РФ; во-вторых, «перенацеливание» финансовых резервов страны на развитие ее производственной базы; в-третьих, полный отказ РФ от закупки иноземных товаров, близких по качеству к российской продукции.

Углублением стратегии «национальной безопасности» России в процессах глобализации мирового социума должен стать «второй пакет» экстренных мер по реорганизации экономической жизни страны, нацеленный на стабилизацию отечественной «финансовой системы». «Одновременно должны быть приняты следующие меры по стабилизации курса рубля и валютного рынка, прекращению оттока капитала за рубеж как приоритетного условия экономической мобилизации». Этот раздел плана мобилизации российской экономики включает 16 пунктов, из которых ключевыми выступают три императива: во-первых, прекращение кредитования валютно-финансовых спекуляций за счёт средств ЦБ, госбюджета и госбанков; во-вторых, снижение размаха валютных спекуляций Московской биржи с восстановлением над ней государственного контроля; в-третьих, установление централизованного контроля за валютными операциями госбанков и госкорпораций.

Существенным показателем хозяйственно-экономической эффективности мобилизационного проекта должно стать расширение пространства использования российского рубля в качестве денежной единицы в международных финансовых расчетах: необходимо «обеспечить возможности воспроизводства внешнеэкономических связей России вне долларовой зоны», постепенно сужая жизненное пространство «доллара» во влиянии на мировую экономику. С этой целью автор проекта предлагает комплекс мер по 7-ми направлениям в расширении социального пространства использования национальных валют. Важным финансовым рычагом по развитию производственного потенциала России должно стать восстановление организующей роли «государственного кредитования» в реализации перспективных национально-хозяйственных проектов. Стремительное «свертывание» научно-интеллектуального потенциала российской экономики С.Глазьев оценивает как наиболее угрожающую тенденцию в жизни современной РФ. «В настоящее время российская экономика работает на половину своей производственной мощности, на четверть сырьевого потенциала, 3/4 которого вывозится из страны; на 2/3 трудового потенциала, треть которого закамуфлирована скрытой безработицей; на 1/10 имеющегося интеллектуального и научно-технического потенциала, который продолжает деградировать. В итоге КПД нашей экономической системы составляет всего лишь 1-2% от её теоретического максимума».

В целях «устранения искусственно созданных финансовых барьеров и создания современной системы кредитования расширенного воспроизводства экономики, — полагает ученый, — потребуется принятие следующего, четвёртого, пакета мер». Всего в плане намечаемых мероприятий по финансовой поддержке расширенного производства указаны 14 рекомендаций, первой из которых является юридическое закрепление созидательных приоритетов инвестиционной политики государства, «законодательное включение создания условий для экономического роста, увеличения инвестиций и занятости в перечень целей государственной денежно-кредитной политики и деятельности Банка России».

Ключевым фактором реализации намеченной Глазьевым «прорывной экономической стратегии» в развитии российского общества является наличие адекватной политической воли на высших уровнях государственной власти, способной отстаивать интересы российского социума и поддерживать его боеготовность в отражении внешних угроз. В условиях крайнего обострения в новом столетии международной обстановки (широкомасштабные боевые действия западных стран против законных правительств в Ираке, Ливии, Сирии) и все более мощного политического и экономического давления на Россию государств Западного военно-политического союза обеспечение «паритета по стратегическим ядерным силам является необходимым условием удержания противника от прямого военного нападения на нашу страну. Но главным фронтом ведущейся против нас гибридной войны является в настоящее время внутренний, где приходится вести борьбу за умы собственных граждан, изрядно промытые западной и прозападной пропагандой». Таким образом, лишь необоримая «идеологическая сила» России в социально-историческом споре с Западом, равная по интеллектуальной мощи поражающей энергии «ядерного оружия», способна гарантировать россиянам прочный гражданский мир в созидании желанного «евразийского будущего».

 

  1. Наука как определяющая сила в развитии глобального социума

Ныне постсоветская РФ уступает Западу не только в производственно-экономическом, но также в концептуально-теоретическом, духовно-идеологическом обеспечении своего будущего. «Поскольку нынешняя властвующая элита освободила народ от какой-либо идеологии, заменив её жаждой наживы, критерием легитимности в глазах населения стал уровень денежных доходов … этот критерий конкретизируется через дифференциацию населения по доходам. В настоящее время она многократно превышает предельно критический уровень, что чревато политической дестабилизацией. Поэтому первой очевидной целью мобилизации экономики является повышение уровня доходов населения, прежде всего — работающих граждан». В понимании С.Ю.Глазьева, «повышение оплаты труда является необходимым и важнейшим условием социально-экономической мобилизации. Для достижения долгосрочного позитивного результата необходим соответствующий рост производительности труда, а для этого — опережающий рост инвестиций».

Однако «качественное» использование новых инвестиций зависит, в первую очередь, от научного базиса в проектировании будущих производств. Поэтому главной проблемой в осуществлении планов повышения производительности труда является не столько задача прироста «объема инвестиций», сколько вопрос об эффективности их применения в совершенствовании производственного процесса: новые финансовые вложения РФ в рост «потребляющей экономики» закрывают стране горизонт интеллектуального будущего, то есть, фактически, губят ее. Совершенство современной системы общественного производства определяется ее передовым научно-технологическим потенциалом. Инвестиции общества должны в максимальной степени способствовать возрастанию роли научного интеллекта в организации общественной практики: сфера «научного познания» является ныне направляющей силой в развитии общественного производства, устраняющей объективные «расхождения» между желаниями людей и результатами их действий. «Для достижения долгосрочного позитивного результата необходим соответствующий рост производительности труда, а для этого … нужно не только привести зарплату в соответствие с вкладом наёмных работников в создание добавленной стоимости, но и преодолеть их отчуждение от результатов своей производительной деятельности». Научный разум и позволяет устранить такое «предметное отчуждение» между желаниями людей и реальной действительностью, обеспечить единство Слова и Дела, ликвидировать «разрыв» между надеждами граждан на лучшее будущее и объективными результатами их совместных усилий, подержать логикой научного интеллекта поступательное развитие общественной практики, сгладить «межклассовые» противоречия и укрепить гражданский мир в обществе.

В ходе становления «глобального социума» ведущей созидательной силой социально-исторического процесса оказывается интеллектуально-творческий, «научно-креативный» потенциал мирового сообщества, его способность к «саморазвитию» своей «организационной целостности» на основе передовых достижений научного разума в познании и использовании объективных закономерностей. «В современных условиях, перехода к шестому глобальному технологическому укладу и к «экономике знаний», где главным фактором производства становится человеческий капитал, целесообразно, — полагает С.Глазьев, — активизировать творческий потенциал сотрудников, реализуя современные способы вовлечения трудящихся в управление предприятием». Задача устранения «субъектно-правового отчуждения» между «собственниками» и «организационно-техническим персоналом» производства в лице «менеджеров», «работников», «специалистов» требует привлечения последних к управлению производственным процессом. Для стимулирования личной заинтересованности  технических «агентов» производственного цикла в результатах своей деятельности ученый предлагает комплекс мероприятий по 7 направлениям, из которых главным является «законодательное установление права трудового коллектива, специалистов и управляющих на создание своих коллегиальных органов (совет работников, научно-инженерный совет, совет управляющих) и избрание своих представителей в высший орган стратегического управления (совет директоров), обеспечивающий учёт интересов всех участников деятельности предприятия в сочетании с интересами развития самого предприятия как хозяйствующего субъекта».

В концептуальном проекте нашего соотечественника практический выход России «из нынешнего кризиса связан со «штормом инноваций», прокладывающих дорогу становлению следующего, шестого глобального технологического уклада». Глобальный характер реализуемых в современном мире процессов требует формирования «целостной системы» общественного производства, нацеленной на актуализацию «синергетического» импульса в разработке «человеческого капитала», в формировании творческих «личностей». Новый «технологический уклад» глобального социума, в моем понимании,  должен представлять собой «социально-педагогический» способ организации общественного воспроизводства, близкий по идеальным смыслам к религиозно-нравственным заповедям средневекового социума, но построенный на основе научного познания универсальных законов мироздания: «Раскрываются новые перспективы «космического» мироощущения и миросознания, — намечал век назад Н.Бердяев креационный разворот в научном познании мировой реальности. — Общественность не может уже быть оторванной и изолированной от жизни космической, от энергий, которые переливаются в нее из всех планов космоса…. Не только в творческой русской мысли, которая в небольшом кругу переживает период подъема, но и в мысли западноевропейской произошел радикальный сдвиг… Вершина человечества вступила уже в ночь нового средневековья, когда солнце должно засветиться внутри нас и привести к новому дню. Внешний свет гаснет» (Бердяев Н.А. Указ. Соч. – С.86-87). Этот внутренний свет глобальной эпохи в развитии человечества разгорается по мере распространения  в мировом сообществе идеологии «всемирного гуманизма», обращенной ко всем народам с призывом к совместному творчеству и полагающей в формировании «креативной личности» качественный ресурс «целостной» социальной системы.

Конечным показателем эффективной разработки потенциалов «универсально-личностного», «научно-педагогического» производственно-технологического уклада должна стать общая «гуманизация» формируемой глобальной социальной системы в ее основных компонентах: «С научно-технической точки зрения выбираемые приоритеты должны соответствовать перспективным направлениям становления нового технологического уклада. С экономической точки зрения они должны создавать расширяющийся импульс роста спроса и деловой активности. С производственной точки зрения приоритетные производства, начиная с определенного момента, должны выходить на самостоятельную траекторию расширенного воспроизводства в масштабах мирового рынка, выполняя роль «локомотивов роста» для всей экономики. С социальной точки зрения их реализация должна сопровождаться расширением занятости, повышением реальной зарплаты и квалификации работающего населения, общим ростом благосостояния народа».

Перед современной РФ, по мнению С.Глазьева, сегодня явно просматриваются два альтернативных пути в будущее – или формирование инновационно-личностного, «прорывного» научно-педагогического производственного уклада, или же окончательное превращение страны в «сырьевой придаток» мирохозяйственной системы. Первый путь по отработке «научно-гуманистической стратегии» самоутверждения России в глобальном социуме, по формированию «технологических траекторий этого подъёма, следование которым кардинально изменит структуру современной экономики, состав ведущих отраслей, крупнейших корпораций и лидирующих стран, займёт ближайшие 3-5 лет. Если России за это время не удастся совершить технологический прорыв в освоении базовых производств нового технологического уклада, то наше отставание от передовых стран начнёт быстро возрастать, а экономика на всю обозримую перспективу окажется «запертой» в ловушке догоняющего развития, сырьевой специализации и неэквивалентного внешнеэкономического обмена. Нарастающее технологическое отставание подорвёт систему национальной безопасности и обороноспособность страны, лишит её возможности эффективно противостоять угрозам внешней агрессии». Данный вывод С.Глазьева об экстремальной ситуации в жизни нашего отечества, о стремительной «глобально-научной технологизации» мирового сообщества  и смертельной угрозе «радикального решения» социального спора Русского мира с Западной цивилизацией вполне совпадает с нашим прогнозом ближайшего будущего России как переломного этапа в ее исторической судьбе, обусловленного общемировыми потрясениями 2021-2022 годов (См.: Гореликов Л.А Русский разум в созидании будущего / 01.03.2018 // http://viperson.ru/articles/russkiy-razum-v-sozidanii-buduschego; Гореликов Л.А. Конечная тайна русской судьбы / 30.03.2018 // https://www.razumei.ru/lib/article/3916/konechnaya-taina-russkoi-sudby;).

 

  1. Идейные перспективы российского социума в жизни мирового сообщества.

Практическим выражением стратегического планирования поступательного развития российского социума в современном мире, считает С.Глазьев, должна стать комплексная государственная политика научно-производственных и социальных инноваций. «Для реализации этого оптимального набора стратегий нужна комплексная государственная политика развития, включающая: — создание системы стратегического планирования, способной выявлять перспективные направления экономического роста, а также направлять деятельность государственных институтов развития на их освоение; — обеспечение необходимых для опережающего роста нового технологического уклада макроэкономических условий; — формирование механизмов стимулирования инновационной и инвестиционной активности, реализации проектов создания и развития производственно-технологических комплексов нового технологического уклада, модернизации экономики на их основе; — создание благоприятного инвестиционного климата и деловой среды, поощряющей предпринимательскую активность в создании и освоении новых технологий; — поддержание необходимых условий расширенного воспроизводства человеческого капитала и развития интеллектуального потенциала». В соответствии с тремя основными уровнями организации экономической жизни страны как реализации потенциалов федерально-государственных производственных систем, регионально-корпоративных хозяйственных комплексов и индивидуально-частных торговых предприятий местного значения следует разработать аналогичные виды научного проектирования: «Методология стратегического планирования предусматривает наличие системы долго-, средне- и краткосрочных прогнозов социально-экономического развития».

Принципиальная задача обеспечения «мобилизационного прорыва» в развитии общероссийских производственных ресурсов требует кардинального преобразования в системе управления производительными силами страны, направляющим центром которой должен стать, по мнению С.Глазьева, «государственный комитет» стратегического планирования приоритетных направлений научно-технического прогресса. «Для организации работы по мобилизации экономического потенциала, для достижения целей социально-экономического развития страны видится необходимым создание госкомитета по стратегическому планированию при президенте России с наделением его полномочиями по установлению приоритетов экономического и научно-технического развития и формированию индикативных планов и программ их реализации». Генеральной задачей данного комитета должна служить концептуальная проработка и практическая реализация перспективных проектов научно-технического развития России в реалиях глобального социума. «Для мобилизации научно-технического потенциала страны в целях решения задач модернизации и опережающего развития российской экономики необходим системный подход к управлению НТП, организация сквозного и всемерного стимулирования инновационной активности. Для управления этими процессами целесообразно создание надведомственного федерального органа, отвечающего за разработку государственной научно-технической и инновационной политики, координацию деятельности отраслевых министерств и ведомств в её реализации — Государственного комитета по научно-техническому развитию Российской Федерации».

На фоне нынешних финансово-экономических провалов исторически «бесперспективной», «беспросветной» российской политики, нацеленной в основном на бесперебойное «перекачивание» российских природных ресурсов за рубеж, и возникновения в новом столетии глобальных военных угроз «безыдейному существованию» постсоветской России со стороны Запада, подкрепленных безумными внутренними «провокациями» в повышении планки пенсионного возраста российских граждан, заключительный вывод автора представляется вполне убедительным. «Без замены в органах макроэкономического регулирования адептов «вашингтонского консенсуса» высококвалифицированными кадрами, разбирающимися в закономерностях развития современной экономики, ни разработка, ни реализация стратегии мобилизации экономического потенциала невозможна. Как невозможна и победа в развязанной против нас «коллективным Западом» гибридной войне». Говоря попросту, без научной «мобилизации» гражданских ресурсов не будет и победы. Таким образом, авторитетный специалист в хозяйственно-экономическом воспроизводстве общественной жизни, констатирует кризис в функционировании российского социального организма, совсем близкого к состоянию «предсмертной агонии», свидетельством чего и стало желание правительства ухватиться за «соломинку» пенсионной реформы.

Спасение страны от исторической катастрофы заключается в кардинальной перестройке ее мировоззренческих, концептуально-теоретических, идеологических оснований, определяющих практические императивы политической воли. Чтобы победить врага, надо опережать его мысли и дела, а не следовать за логикой его действий в реализации им «своего интереса»: обеспечить такое опережение вражеской стратегии способно лишь целостное научно-философское мышление, нацеленное на постижение универсальных связей объективной реальности. Только решительное превосходство России в научном познании мировой целостности способно обеспечить ей прочный мир для созидания желанного будущего. Лишь максимально целостная научная философия может спасти как Россию, так и все человечество от глобальной катастрофы военного столкновения ядерных держав. «В уничтожении противоречий, — указывал некогда Н.Кузанский, — в связывании их в единое целое, более высокое и дающее основание обоим крайностям, заключается цель истинного искателя».

Телесным воплощением разумной полноты бытия служит, согласно наставлениям христианской веры, символическая природа Языка: «В начале было Слово, и Слово было у Бога, и Слово было Бог. Оно было в начале у Бога. Все через Него начало быть, и без Него ничто не начало быть, что начало быть. В Нем была жизнь, и жизнь была свет человеков» (Иоанн: I–1-4). Поэтому направляющей идеологией в творческой самоорганизации глобального социума должна служить научно-философская система «онтологического символизма», утверждающая законы вербального общения людей универсальными ориентирами в познании мировой целостности. (См.: Л.А. Гореликов, Онтологический символизм как мировоззренческая парадигма глобального синтеза // «Академия Тринитаризма», М., Эл № 77-6567, публ.18069, 13.06.2013; Л.А. Гореликов, Идейные начала современного «русского мировоззрения» в научно-философской концепции «онтологического символизма» // «Академия Тринитаризма», М., Эл № 77-6567, публ.22199, 16.06.2016; Гореликов Л.А. Логика целостности в концептуальной научно-философской системе «онтологического символизма». 26 октября 2016 // http://viperson.ru/articles/logika-tselostnosti-v-kontseptualnoy-nauchno-filosofskoy-sisteme-ontologicheskogo-simvolizma). Идеологическая реальность как ценностное преломление и обоснование социально-исторической практики человечества «символична» по своей природе, нацелена на максимально полное, «целостное» выражение предметного окружения. «Все идеологическое, – подчеркивал в свое время друг и последователь М.М.Бахтина В.Н.Волошинов, – обладает значением: оно представляет, изображает, замещает нечто вне его находящееся, т.е. является знаком. Где нет знака – там нет и идеологии» (Волошинов В.Н. Философия и социология гуманитарных наук. – СПб.: Аста-пресс ltd, 1995. – 388 с., с.221).

Предложенная мной к разработке и использованию в постижении глобальных процессов «символическая парадигма» мировой реальности вряд ли получит нужное социальное признание в украинском обществе, перенасыщенном «чувственно-эмоциональными» увлечениями «малоросского характера», исповедующего в практической жизни чувственные императивы «личной свободы», максимального насыщения индивидуальных потребностей и не склонного сегодня прислушиваться к наставлениям даже собственного исторического опыта. Благодатная природа украинского края сформировала его жителей как очень энергичных и решительных, деятельных и уверенных в себе людей, лишенных сомнений в оценке собственных действий и всецело настроенных на максимальное удовлетворение своих чувственных желаний. Такая прирожденная «самоуверенность», эмоциональная насыщенность украинской натуры, ее чувственная динамичность и порывистость, непоследовательность и противоречивость в собственных стремлениях, игнорирующих призывы рассудка к сдержанности и осторожности, указывает на женскую природу «украинского характера», нацеленного на максимальное удовлетворение жизненных запросов, на полную реализацию в современной действительности «свободы воли» как главного императива социальной практики. Очень характерной чертой для «украинского мироощущения» является женская тяга к индивидуализации собственного существа, неудержимое стремление к утверждению собственной неповторимости, особой самобытности своего жизненного уклада, совершенно отличного от иных культур, символически обозначенного самим именем «украинец» как житель «окраины». Поэтому истинным «украинцам» глубоко чужда всякая «глобализация», консолидация мирового социума на базе «всеобщих» закономерностей как ограничивающая их «свободу»: они, по своей нравственной натуре, – прирожденные селяне и не признают, отвергают требования разумной унификации, универсализации правил социальной действительности. В силу этих психологических качеств «украинцы» смогут наиболее продуктивно включиться в жизнь глобального социума лишь под влиянием максимальной концентрации своих «женских чувств», представленной их религиозной верой и социально закрепленной в общественно-политическом укладе страны теократической формой государственного правления.

Едва ли пропагандируемая мной научно-философская концепция мировой целостности как реализации символических законов национальных языков привлечет должное внимание исследователей и в великороссийском социуме, обремененном заботой о «хозяйственном освоении» гигантских территорий и якобы не нуждающемся в интеллектуальных открытиях, склонном к привычному, традиционному ходу вещей и локальной стратегии рассудка в управлении социальными процессами. Суровое для жизни людей природное окружение изначально сформировало великороссов в духе максимальной консолидации их коллективной воли в освоении новых земель, в благоустройстве родного края: они по нравственной натуре – прирожденные «коллективисты» и отвергают «индивидуализацию» в поведении соплеменников как подрыв стабильности собственного существования, как угрозу своему будущему, инстинктивно склоняясь к традиционному укладу жизни. Нравственный коллективизм «русской жизни» воспитывал в людях мужской характер, приучал их к «бойцовской стойкости» в борьбе за жизнь, обеспечив в итоге гигантский прирост территориальных владений российского государства. «Размеры русского государства, –  указывает Н.Бердяев на социальные причины традиционного характера великоросского этноса, –  ставили русскому народу почти непосильные задачи, держали русский народ в непомерном напряжении. И в огромном деле создания и охранения своего государства русский народ истощал свои силы. Требования государства слишком мало оставляли свободного избытка сил. Вся внешняя деятельность русского человека шла на службу государству… Нет у русских людей творческой игры сил» (Бердяев Н.А. О власти пространства над русской душой // Судьба России. – М.: МГУ, 1990. – 256 с., с. 62).

Этот традиционализм, стихийный «коллективизм», врожденная настроенность русских масс на выполнение «социального долга» говорит о «мужской силе» русского народа, признающего «самоотверженность» главным достоинством человеческой личности. Наглядным и очень убедительным социальным свидетельством «всемирного размаха» русской души является отсутствие в административном устройстве современной РФ как объединения национально-государственных автономий и социально-административных территорий особой Русской национально-государственной автономии как реализации исключительно «русской традиции» в организации общественной жизни. Русские люди «традиционны» в своей исторический практике, но их традиционализм нацелен на сохранение конструктивного опыта всех народов земли, на освоение достижений всемирной культуры человечества. Поэтому преодоление исторической ограниченности «традиционного характера» русского духа в динамических свершениях глобального социума требует максимального насыщения жизнедеятельности русских народных масс достижениями передовой науки, диктуя необходимость организации общественной жизни на основе монархической формы государственного правления как наиболее приближенной к знанию передового опыта зарубежных стран, настроенной на максимально эффективное применение в социальной практике открытий отечественной и мировой науки.

Стремительное усыхание в конце ХХ века телесной шири исторической России очень убедительно свидетельствует, что русский народ, действительно, надорвался в своей непомерной работе по собиранию земель, по расширению необъятных просторов российской цивилизации. Спасение России от социального краха требует неотложной переориентации ее жизненной стратегии от культа пространственной шири земельных владений к культивированию творческих ресурсов в деятельности народных масс, к культуре «национального разума», к постижению общего «духа времени», к обогащению исторического потока социальных преобразований концептуальными открытиями интеллекта. В этом плане грозным предупреждением россиянам о жизненной необходимости «идейно-символической» перестройки их мышления выглядят события столетней давности в императорской России по «силовому решению» вопроса о статусе религиозно-философской концепции «Имяславия», наделявшей Имя творческой энергией в созидании бытия. Всего лишь через 5 лет после разгрома царским правительством этого религиозно-философского течения Российская империя канула вместе с царской семьей в небытии. Хочется верить, что животворящая сила Русского Слова спасет от такой трагической участи современную РФ.

Наибольшие надежды на научно-философскую разработку вербально-символической картины мира я возлагаю на «третью силу» Русского мира, на белорусский народ, не имеющий такой благодатной природной основы для своей жизни, как украинские малороссы, и такого богатства земельных ресурсов, как российские великороссы. В силу этих ограничивающих обстоятельств Беларусь вынуждена надеяться только на потенциал своего «национального духа», на передовые открытия и разработки научно-философского и организационно-политического разума, должна в максимальной степени развивать свои интеллектуальные способности, первоистоком которых и служит родная речь людей, творческий ресурс национальных языков (См.: Гореликов Л.А. Главный вопрос нашего времени и разумные перспективы его «чисто русского» решения / Мировоззрение русской цивилизации. 26.12.2017 // https://www.razumei.ru/lib/article/3805).

Эта социальная задача в творческом, созидательном обустройстве будущей жизни является характерной особенностью психологического склада духовно растущего человека, служит определяющей чертой детско-юношеской психологии человеческой личности: белорусский народ в своем культивировании творческих ресурсов познания должен укреплять в себе не младенческую психологию «иждивенчества», а юношескую способность «воображения», идеальной реконструкции действительности. «Истинно говорю вам, – призывал Христос своих последователей к познанию животворящих таинств детской души, – если не обратитесь и не будете как дети, не войдете в Царство Небесное» (Матф.18:3). Сознательная жизнь народных масс белорусского социума требует сегодня их «воспитания» и «образования» на основе передовых открытий научно-философского мышления. Лишь сила научной мысли способна сохранить духовные контуры вселенского будущего человечества.

Запад сегодня хочет уничтожить Русский мир и поставить на колени русский народ: трагические события Великой Отечественной войны стали героическим свидетельством «несгибаемой воли» белорусского, «чисто русского» народа в утверждении права жить по своим законам. Родная речь и служит практическим основанием реализации этого права русских народных масс на претворение своего образа достойного будущего, утверждающего в глобальном социуме спасительную Правду Русского Слова об универсальных параметрах «мировой целостности» (См.: Л.А. Гореликов, Темпоральные основы развития мировой целостности // «Академия Тринитаризма», М., Эл № 77-6567, публ.16879, 10.10.2011 // http://www.trinitas.ru/rus/doc/0016/001c/00161886.htm). В условиях возникновения смертельной угрозы будущему Русского мира со стороны западных держав и явной неспособности РФ осуществить принципиальный разворот социальной практики на основе культивирования ее научно-интеллектуального потенциала Беларусь просто вынуждается силой обстоятельств взять всю ответственность за будущее русской цивилизации на себя (Гореликов Л.А. На перепутье: русский выбор глобального будущего человечества / 06.05.2017 // http://www.svarogday.com/na-perepute-russkij-vybor-globalnogo-budushhego-chelovechestva; ВИПЕРСОН 10.05.2017 // http://viperson.ru/articles/na-pereputie-russkiy-vybor-globalnogo-buduschego-chelovechestva). Если Беларусь не осуществит в ближайшие 2-3 года концептуального прорыва в научно-теоретическом описании законов саморазвития «мировой целостности», то Русский мир падет под ударом объединенных военных сил государств Западной цивилизации.

Белорусское интеллектуальное сообщество должно спасти мир от надвигающейся социальной катастрофы «глобальной войны» цивилизаций, на практике показав превосходство универсально-синтетических ресурсов своего научного «интеллекта» над локально-аналитическими возможностями рассудочного мышления. «В мировой борьбе народов, — убеждал россиян в годы Первой мировой войны Н.Бердяев, — русский народ должен иметь свою идею, должен вносить в нее свой закал духа. Русские не могут удовлетвориться отрицательной идеей отражения германского милитаризма и одоления темной реакции внутри. Русские должны в этой борьбе не только государственно и общественно перестроиться, но перестроиться идейно и духовно. Постыдное равнодушие к идеям, закрепощающее отсталость и статическую окаменелость мысли, должно замениться новым идейным воодушевлением и идейным подъемом» (Бердяев. Н.А. Указ. Соч. – с. 89).

Идейным прорыв к предельным горизонтам мироздания и обеспечивает научно-философская система «онтологического символизма», развивающая христианскую идеологию Слова как первоосновы мировой целостности, раскрывающая универсальные связи бытия. «Исторический период власти пространств над душой русского народа кончается, – пророчествовал сто лет назад Н.Бердяев. – Русский народ вступает в новый исторический период, когда он должен стать господином своих земель и творцом своей судьбы» (Бердяев. Н.А. Указ. Соч. – с. 68). Все ныне зависит от практической воли политических лидеров Русского мира, от их нравственного выбора своей судьбы: с Кем они – с Русским народом или с его врагами?

 

Л.А. Гореликов — д.ф.н., профессор, академик Ноосферной общественной академии наук

Ракетное противостояние расколет Европу

2 августа прекратил действие договор о запрещении ракет средней и меньшей дальности (ДРСМД). Инициатором о приостановке участия в действующем на протяжении многих лет соглашении стали США. Это произошло после того, как Вашингтон без предоставления каких-либо доказательств обвинил Россию в грубом нарушении обязательств.

Сегодня аналитики пытаются предположить, как будет выглядеть так называемый пост-ДРСМД мир и начнется ли новая гонка вооружений среди крупных мировых держав, таких как США, Россия и Китай?

Напомним, что ДРСМД был заключен 8 декабря 1987 года между США и СССР. Стороны взяли на себя обязательства прекратить производство и отказаться от использования баллистических и крылатых ракет наземного базирования средней (от 1000 до 5500 км) и меньшей (от 500 до 1000 км) дальности. Это событие считают концом Холодной войны. После распада Союза, кроме Соединенных Штатов и РФ правопреемниками договора стали 11 постсоветских государств, в том числе Беларусь и Украина.

Очевидно, что прекращение действия ДРСМД может привести к существенным изменениям в области развития и распространения систем вооружения, ранее регулируемых данным документом.

Речь идет не только о возможности восстановления арсенала баллистических и крылатых ракет наземного базирования средней и меньшей дальности или вытекающего из этого изменения баланса сил, но и получении вооруженными силами ряда стран совершенно новых оперативно-тактических возможностей.

После разрыва ДРСМД Пентагон уже анонсировал разработку новых неядерных ракет. Если говорить конкретно, то в США рассматривают возможности в первую очередь принятия на вооружение сухопутной модификации крылатой ракеты BGM-109 Tomahawk, приспособленной для запуска с мобильной двухосной пусковой установки. Американские СМИ сообщают, что испытание такой ракеты пройдет уже в ближайший месяц. Хотя возможно США их не уничтожили согласно ДРМСД, а все эти годы хранили на территории страны.

Второй на очереди может стать баллистическая ракета с дальностью около 4000 км.

Можно предполагать, что будет разработана совершенно новая система, вероятно, основанная на гиперзвуковой концепции.

Следует обратить внимание на инициированную Пентагоном программу Long Range Precision Fires/Precision Strike Missile, предусматривающую производство новой тактической ракеты для РСЗО MLRS и HIMARS, которая сменит ATACMS. Суть этой доработки заключается в оснащении РСЗО новым управляемым боеприпасом с показателями дальности стрельбы до 700-800 км и сравнительно тяжелой боевой частью. Планируется, что первые серийные ракеты нового типа по программе LRPF могут быть переданы войскам к 2024 году и далее будут модернизироваться.

К слову РСЗО HIMARS, приспособленные для запуска таких ракет, закупает Польша и разместит их в Ожише – вблизи российской и белорусской границ. Так, принятые на вооружение армии США ракеты с дальностью 750 км, ранее запрещенные ДРСМД, США смогут нацелить на объекты в Калининградской области и практически всех Беларуси.

Кроме того, развернутые ракетные системы, ранее запрещенные ДРСМД, например, в Румынии смогут взять под прицел Крым.

Без сомнения, оружие, ранее запрещенное ДРСМД, может представлять угрозу для критически важных объектов военной и гражданской инфраструктуры потенциального противника и значительно повысить ударный потенциал систем, применяемых как на суше, так на море и в воздухе.

Предварительные подсчеты военных специалистов свидетельствуют, что число ракет класса земля-земля средней и меньшей дальности, необходимых для достижения превосходства, может быть получено одной из держав в течение пяти-десяти лет.

По всей видимости, выход США из ДРСМД – это часть стратегии по «усилению» восточного фланга НАТО. У Польши и стран Балтии нет шансов не быть втянутыми в процесс дальнейшей милитаризации региона, поскольку теперь Вашингтон может настаивать на размещении американских ракетных систем на территории европейских союзников в рамках сдерживания России. Такой сценарий развития ситуации без сомнения ухудшит обстановку в сфере безопасности в Европе.

Среди стран – членов НАТО не так много желающих безоговорочно размещать ракеты на своей земле. Сегодня французы и немцы по-прежнему не хотят видеть у себя американские ракеты средней дальности. В нынешней обстановке одним из более надежных кандидатов является Польша, на это могут согласиться и страны Балтии, может быть, и Украина. Их позиция неизбежно усилит раскол в Европейском союзе.

Очевидно, что в нынешних условиях сохранить баланс сил только дипломатическими усилиями сложно. Беларусь в ситуации дальнейшей милитаризации региона будет вынуждена предпринимать симметричные меры. Возможно, Минск приложит усилия для дальнейшей разработки и развития собственного производства ракетных систем. Этому может способствовать уже налаженное военно-техническое сотрудничество со специалистами Китая и Украины в ходе разработки высокоточной дозвуковой крылатой ракеты оперативно-тактического назначения «Аист». Эксперты неоднократно указывали, что РСЗО «Полонез» – лишь промежуточная ступень к созданию Минском собственного оперативно-тактического ракетного комплекса, оснащенного, в том числе и крылатыми ракетами собственного производства. Кроме того, видится необходимость и в укреплении военного сотрудничества с Россией, не исключая российское военное присутствие в Беларуси.

Президент России и Президент Беларуси приняли участие в работе Шестого форума регионов двух стран

Президент Российской Федерации Владимир Путин и Президент Республики Беларусь Александр Лукашенко приняли участие в пленарном заседании VI Форума регионов России и Беларуси.

Тема Форума в этом году – межрегиональные связи как основа формирования единого культурного и гуманитарного пространства народов двух стран.

Белоруссия – ближайший союзник и стратегический партнер, отношения с которым строятся на принципах добрососедства, взаимного уважения и учета интересов друг друга, подчеркнул Владимир Путин, — сообщили нам в Совете Федерации РФ.

«Наши страны укрепляют политическое и экономическое взаимодействие в рамках Союзного государства, двадцатилетие которого отмечается в этом году, активно участвуют в деятельности Евразийского экономического союза, формировании единых рынков товаров, услуг, капитала и рабочей силы, тесно сотрудничают в других региональных организациях, включая ОДКБ – Организацию Договора о коллективной безопасности», – сказал глава российского государства.

Связи на уровне регионов Беларуси и России складывались десятилетиями и во многом определены общностью истории и человеческих судеб, заявил Александр Лукашенко. «Белорусы и россияне вместе прошли через многие испытания и с честью их выдержали», – подчеркнул белорусский лидер.

Говоря о 20-летии подписания Договора о создании Союзного государства, Президент Беларуси отметил, что за прошедшее время для обеспечения равенства прав граждан наших стран сделано немало. «Сегодня правительственные группы активно работают над углублением интеграции и приоритетами совместного развития», – сказал Александр Лукашенко.

Председатель Совета Федерации Валентина Матвиенко выступила в ходе второй части пленарного заседания VI Форума регионов России и Беларуси.

«Уже ставшее традицией участие глав государств в Форуме регионов России и Беларуси не только придало новое качество и содержание межрегиональному взаимодействию, но и поставило Форум в ряд важнейших политических событий российско-белорусской повестки дня», – сказала Валентина Матвиенко.

Она отметила, что с каждым годом Форум становится все более масштабным, востребованным и результативным.

В течение трех дней около тысячи человек приняли участие в заседаниях секций, деловых советов, экспертной сессии, Межпарламентской комиссии Совета Федерации Федерального Собрания Российской Федерации и Совета Республики Национального собрания Республики Беларусь по межрегиональному сотрудничеству. Состоялись также VII Российско-Белорусский молодежный форум, Совет ректоров высших учебных заведений России и Беларуси.

«Важно, что в работе участвуют представители интеллигенции, общественности, учреждений науки, культуры и образования», – отметила Валентина Матвиенко.

«В этом году Форум посвящен формированию единого культурного и гуманитарного пространства, которое играет важную роль в углублении интеграции, строительстве Союзного государства. Наши совместные усилия в этой сфере являются стратегическим вкладом в будущее», – подчеркнула Председатель СФ.

Она также отметила, что в межрегиональное сотрудничество включены почти все субъекты Российской Федерации. «На Форуме представлены пятьдесят шесть российских регионов и все области Беларуси. На полях Форума подписано более шестидесяти соглашений, прошли многочисленные двусторонние встречи, деловые переговоры. Наработано много новых идей и предложений, которые будут учтены в дальнейшей работе».

В этой связи Валентина Матвиенко упомянула о глобальном проекте по созданию российско-белорусского высокоскоростного железнодорожного транспортного пути.

Председатель Совета Республики Национального собрания Республики Беларусь Михаил Мясникович считает, что участие глав государств в Форуме регионов – пример российско-белорусской дружбы. «Наши форумы востребованы, мы в постоянном поиске новых идей и новых подходов», – сказал он.

По мнению Михаила Мясниковича, важно, чтобы в интеграционных процессах участвовала молодежь. «Солидный багаж наших поколений, все самое лучшее должно стать достоянием молодых россиян и белорусов», – подчеркнул он.

Временно исполняющий обязанности губернатора Санкт-Петербурга Александр Беглов в своем выступлении отметил, что отношения с Беларусью – неизменный приоритет для города. «Республика – наш крупнейший торговый партнер среди стран СНГ, входит в пятерку ведущих партнеров города среди всех зарубежных государств», – сказал он, отметив, что в прошлом году взаимный товарооборот составил два миллиарда триста тридцать пять миллионов долларов.

Председатель Гродненского областного исполнительного комитета Владимир Кравцов сообщил, что область имеет хороший опыт межрегионального сотрудничества с более чем двадцатью регионами Российской Федерации. Он подчеркнул, что большой потенциал эффективного взаимодействия с субъектами РФ представляет собой масштабный проект по строительству атомной электростанции в Островецком районе Гродненской области.

Как подчеркнула Валентина Матвиенко, подводя для журналистов  итоги работы Форума, мероприятие охватывает настолько широкий круг вопросов, что оно стало практически главной площадкой российско-белорусского диалога.

«Наш Форум всегда нацелен на результат, и мы этого результата добиваемся», – сказала Председатель СФ.

Валентина Матвиенко сообщила, что подготовлен очень содержательный и конкретный итоговый документ. «Мы его доработаем с учетом выступлений и рекомендаций Президентов наших стран и интересных идей, которые прозвучали на всех площадках Форума».

Глава СФ добавила, что этот документ будет разослан во все министерства и ведомства России и Беларуси. «Мы возьмем его на жесткий контроль и будем следить за тем, чтобы высказанные предложения и идеи были реализованы на практике».

В Санкт-Петербурге начал работу VI Форум регионов России и Беларуси

В Санкт-Петербурге начал работу VI Форум регионов России и Беларуси. Тема форума «Межрегиональные связи как основа формирования единого культурного и гуманитарного пространства народов Беларуси и России». Мероприятие  проводится в Санкт-Петербурге 16 — 18 июля.

15 — 16 июля состоялся Российско-Белорусский молодежный форум.

16 июля прошло заседание Совета Молодежной палаты при Парламентском Собрании Союза Беларуси и России.

17 июля намечена встреча Председателя Совета Федерации Валентины Матвиенко с Председателем Совета Республики Национального собрания Республики Беларусь Михаилом Мясниковичем.

18 июля Валентина Матвиенко и Михаил Мясникович откроют пленарное заседание.

Программой работы глав верхних палат парламентов двух стран  предусмотрены встречи с руководителями регионов Республики Беларусь и субъектов Российской Федерации, заседание национальных деловых советов. Планируется подписание соглашений о сотрудничестве между субъектами Российской Федерации и Правительством Республики Беларусь.

В рамках основного мероприятия пройдет «круглый стол» на тему «Стратегические приоритеты развития Союзного государства» (к 20-летию Договора о создании Союзного государства).

На площадках VI Форума 17 июля запланировано проведение шести секционных заседаний, посвященных вопросам культурно-гуманитарного взаимодействия регионов, развития туристической отрасли, информационно-образовательного пространства, молодежной политики, экономической безопасности. Особое внимание отводится расширению взаимодействия бизнес-кругов.

* * *

Форум регионов России и Беларуси проводится ежегодно под эгидой Совета Федерации Федерального Собрания Российской Федерации и Совета Республики Национального Собрания Республики Беларусь.

В 2014 году российские сенаторы выступили с инициативой об учреждении диалоговой площадки для содействия расширению прямых контактов между регионами, бизнесменами и организациями двух стран, а также для выработки рекомендаций по совершенствованию нормативно-правовой базы для ускоренного развития экономик Белоруссии и России, — сообщили нам в Совете Федерации РФ.

I Форум регионов состоялся в 2014 году в Минске, по его итогам принят ряд важных решений в сфере агропромышленной интеграции.

V Форум состоялся 10-12 октября 2018 года в Могилеве. Темой для обсуждения стали «Приоритетные направления развития регионального сотрудничества как ключевого фактора интеграции и союзного строительства». В ходе мероприятия было подписано 76 региональных соглашений, заключено контрактов на сумму более 500 млн долл.

Обеспечит ли белорусский ВПК безопасность страны?

Совсем недавно на параде в честь Дня Независимости Республики Беларусь отечественный военно-промышленный комплекс представил ряд новинок – модернизированная бронетехника и средства противовоздушной обороны, а также различные варианты размещения вооружения и специального оборудования на легкобронированных автомобилях.

В числе новинок – ЗРК средней дальности «Бук-МБ3К», который по своим разведывательным, огневым и маневренным возможностям не уступает современным аналогичным образцам, а по соотношению цена/боевые свойства является весьма привлекательным для целого ряда стран, не являющихся производителями вооружений такого класса.

В «Бук-МБЗК»белорусские оборонщики реализовали целый ряд новых технических решений. В самоходной огневой установке установлена тепловизионно-оптическая система, обеспечивающая автоматическое сопровождение целей без участия РЛС в любое время суток. Применение специальных методов и алгоритмов обработки сигналов позволило в 1,5-2 раза улучшить точность определения координат целей и распознавание их класса по акустическому портрету. Также разработана новая зенитная управляемая ракета 9М318МБ с активной головкой самонаведения дальностью поражения 70 км.

Для комплекса специально создано четырехосное полноприводное шасси МЗКТ-692250 с колесной формулой 8×8, управляемыми колесами двух передних осей, повышенной грузоподъемностью и более мощным 500 сильным двигателем. Это позволяет огневым средствам комплекса совершать марши с запасом хода до 1000 км.

Новый ЗРК способен интегрироваться в любую систему ПВО, решающей задачу высокоэффективной защиты войск, войсковых, административно-промышленных и особо важных (стратегических) объектов от ударов пилотируемых, беспилотных средств воздушного нападения, элементов высокоточного оружия и в первую очередь крылатых ракет, действующих на предельно малых высотах.

Впервые на параде была представлена и модернизированная боевая машина 9А33-2Б из состава ЗРК «Оса», огневые средства которой размещены на колесной базе МАЗ-6317.

В ходе усовершенствования ЗРК «Оса» проведена модернизация станций обнаружения целей, сопровождения целей, визирования ракет, передачи команд. В усовершенствованной боевой машине были улучшены помехозащищенность электронных систем, повышены боевые возможности станции сопровождения целей и визирования ракет, что позволило эффективней обнаруживать, сопровождать и уничтожать малоразмерные цели, в том числе беспилотные летательные аппараты. Усовершенствования затронули порядка 70 % штатного радиоэлектронного оборудования боевой машины.

Модернизация основных систем данного комплекса позволила не только повысить эффективность его применения, но и увеличить надежность и срок его службы, снизить затраты на эксплуатацию, а также существенно улучшить условия и эффективность работы операторов.

Среди новинок был и многофункциональный разведывательный комплекс БРДМ-4Б, а также легкобронированный автомобиль «Рубон».Главная комплекса БРДМ-4Б заключается в том, что высокий уровень информативности разведывательных средств, входящих в состав БРДМ-Б, обеспечивает оперативное получение достоверных сведений о противнике в кратчайшее время минимальными силами и передачу обобщенной информации на расстоянии до 300 км.

Высокие оценки от специалистов получила и модернизация танка Т-72 до уровня Т-72БМЭ.

При усовершенствовании были использованы последние достижения в области создания систем управления огнем, наблюдения и защиты от современных средств поражения. Таким образомТ-72БМЭ получил обновленную систему управления огнем, обеспечивающую применение всех типов современных танковых снарядов, включая управляемые, а также усиленную броневую защиту за счет эффективного сочетания монолитной и комбинированной бронезащиты с дополнительной установкой динамической защиты и противокумулятивных экранов.

Установка многоканального прицела «Эсса-72У» (ОАО «Пеленг»), имеющего телевизионный и тепловизионный каналы, позволила увеличить дальность стрельбы днем с 4-х до 5 км, ночью с 1,2 до 3,5 км.

Установка комплекта датчиков метеорологических, температуры, заряда, крена, тангажа и мощного баллистического вычислителя позволила увеличить скорость и точность стрельбы.

За счет установки более современного танкового дизеля В-84 МС мощностью 840 л.с. увеличена подвижность Т-72БМЭ. Наличие вспомогательной дизельной генераторной установки мощностью 9,9 кВт (обеспечивает работу всех систем танка без запуска основного двигателя) позволяет обеспечить автономность при ведении засадных и оборонительных действий, а также существенно снижает тепловую заметность танка.

Модернизация обеспечивает повышение основных характеристик танка до уровня современных танков типа Т-72Б3 и Т-90 и продление его жизненного цикла не менее чем на 20-25 лет.

Вышеперечисленные новинки, представленные в этом году на параде, подтверждают высокий уровень достижений оборонно-промышленного комплекса страны. Однако, как отмечают некоторые эксперты,наличие подобного вооружения не говорит о возросшем боевом потенциале белорусской армии, так как ни один из продемонстрированных образцовне принят на вооружение.

Так, к примеру, белорусские военные продолжают эксплуатировать ЗРК «Оса» модернизации 1980 года. В строю нет ни одного ЗРК «Бука», не говоря уже о современных разведывательных комплексах БРДМ-4Б и легкобронированных автомобилях «Рубон». Это лишь часть новинок белорусского ГВПК, которые были представлены простому зрителю. Таких разработок много, но в большинстве своем в белорусской армии их нет или катастрофически не хватает.

Вместе с тем, отмечая заслуги отечественного ВПК, Госсекретарь Совета Безопасности генерал-лейтенант Станислав Зась отметил, что потребности белорусской армии небольшие, поэтому ВПК ориентируется на внешние рынки.

Однако так ли это на самом деле? Как отмечают эксперты, дело не в низких потребностях армии, а в платежеспособности. Зарубежные заказчики приносят прибыль, поэтому и получают более совершенное оружие, чем состоящее сегодня на вооружении белорусской армии.

К сожалению, в современных реалиях и с учетом экономических трудностей белорусский оборонный комплекс становится в большей степени прибыльной отраслью экономики, нежели инструментом обеспечения национальной безопасности и обороноспособности государства.

У границ Беларуси и России незаметно насобиралось солдат и техники на три дивизии НАТО

В последнее время Альянс организует учения в Восточноевропейском регионе почти непрерывно и их интенсивность неукоснительно растет. В странах Балтии и Польше только в июне проводится порядка десяти маневров вооруженных сил стран-членов НАТО и их партнеров. В результате у границ Беларуси и России сосредоточена армада численностью примерно 45 тыс. человек! Это военнослужащие, которые во всеоружии интенсивно оттачивают свое мастерство.

На территорию Польши в рамках учения НАТО «Noble jump II 19» (1-14 июня) были переброшены почти 2,5 тыс. немецких, голландских и норвежских военнослужащих и около 1 тыс. транспортных средств формирования экстренного реагирования Альянса (VJTF). У границ Беларуси и России они отрабатывают реальные боевые действия на суше, на море, в воздухе и киберпространстве.

Следующее крупное мероприятие оперативной и боевой подготовки в Польше – это международные учения «Tobruq Legacy 2019» (3–19 июня). Более двух недель 4,8 тыс. военнослужащих и 1,2 тыс. единиц боевой техники из 8 стран Альянса (Великобритания, Германия, Нидерланды, Румыния, Словакия, США, Чехия и Польша) совершенствуют взаимодействие национальных наземных систем ПВО в интересах многонационального формирования и применения американских зенитных ракетных комплексов Patriot.

Следующие в серии крупных учений на территории Польши маневры «Dragon-19», активная фаза которых с 15 по 25 июня развернется на земле, в воздухе, на воде и киберпространстве страны.

Всего в данном мероприятии боевой подготовки примут участие 18 тыс. военнослужащих и 1,5 тыс. единиц тяжелой военной техники из Польши, США, Германии, Испании, Чехии, Великобритании, Италии, Болгарии, Норвегии, Венгрии, Хорватии, Румынии и Словакии. Следует отметить, что один из этапов «Dragon-19» – командно-штабные учения «Bóbr-19» только завершились на польских полигонах Дравско-Поморске и Жагань (5-11 июня).

Стоит напомнить, что военная техника стран НАТО уже с мая колесит по европейским дорогам, направляясь на балтийские и польские полигоны.

Кроме того, в Польше проходят учения CWIX-19 (10-27 июня) по отработке совместимости и испытаний телекоммуникационных средств, технологий, опытно-конструкторских разработок. В них принимают участие около 1,2 тыс. офицеров и солдат из стран НАТО и ЕС. Это ни что иное, как испытание инновационных систем управления и связи.

Вопросы тылового обеспечения на польском полигоне Дравско-Поморске до 18 июня на учениях «Capable Logistician 2019» будут отрабатывать 1,5 тыс. специалистов тыла из 29 стран, среди которых не только члены блока, но и Австрия, Босния и Герцеговина, Финляндия, Грузия, Иордания, Сербия и Украина. Перед ними стоит задача организовать всестороннее обеспечение на театре военных действий 2 тыс. польских военнослужащих, которые специально для этого сведены в многонациональную бригаду.

В свою очередь в акватории и на побережье Балтийского моря проходят ежегодные учения «Baltops» (9-21 июня). Всего в маневрах задействованы ВМС 18 стран-членов НАТО и партнеров блока, которые направили 12 тыс. военных, 44 корабля и более 40 самолетов и вертолетов.

В это же время в Литве для отработки взаимодействия многонациональных сил организованы учения «Железный волк-19» (более 4 тыс. военнослужащих из 10 стран НАТО) и учения Ramstein Alloy (24-26 июня) для укрепления взаимодействия между ВВС в регионе. Кроме того, проходят учения ССО «Пылающий меч». На них прибыли более 400 военнослужащих из десяти стран НАТО, а также Грузии, Швеции и Украины как партнеров блока.

Мероприятия боевой подготовки пересекаются между собой или плавно переходят из одного учения в другое. Более того, все они связаны единым сценарием. Если взять все перечисленные маневры, то в них задействованы войска сухопутного, воздушного, морского компонентов, сил специальных операций и тылового обеспечения вооруженных сил НАТО. Всего около 45 тыс. военных отрабатывают задачи по предназначению на суше, в воздухе, на море и киберпространстве. И если учесть что численность механизированной дивизии США в зависимости от задач составляет порядка 16 тыс. военнослужащих, то у белорусских и российских границ «под разным соусом» незаметно уже сосредоточено три полнокровных дивизии НАТО!

Список всевозможных учений бесконечен, и очень трудно проанализировать полную картину происходящего. Похоже, именно этого и добивается командование Альянса, в очередной раз пытаясь скрыть истинную численность и цели маневров, организованных непосредственно у границ Беларуси и России. Разбивая крупные маневры на ряд малочисленных мероприятий, руководство блока стремиться не приглашать международных наблюдателей и обойти международные договора об открытости и транспарентности.

Принесут ли свободу полякам американские танки?

Президенты США и Польши Дональд Трамп и Анджей Дуда 12 июня подписали совместную декларацию об оборонном сотрудничестве. Документ подтверждает намерение США в ближайшее время увеличить численность своих военнослужащих на польской территории на одну тысячу человек.

По официальным данным, на сегодняшний день в Польше дислоцируются около 6 тыс. иностранных военнослужащих, из них 4,5 тыс. американских.

Варшава взяла обязательство за свой счет подготовить всю необходимую инфраструктуру для размещения американского воинского контингента и техники. Речь, в частности, идет о строительстве центров боевой подготовки в Дравско-Поморском и еще нескольких населенных пунктах, военного аэродрома, который бы мог использоваться при переброске сил для учений и на случай кризиса.

Все дело в том, что дороги, мосты и базы, построенные в Польше еще во времена СССР, возводились под советскую логистику и предназначались для перевозки боевой техники СА, в том числе и танков, которые были намного легче, чем сегодняшние массивные американские М1.

Поэтому оборонные ведомства Польши и США задумались о создании инфраструктуры для обеспечения присутствия заокеанкой бронетанковой бригадной группы, бригады армейской авиации и батальона тылового обеспечения.

Также в Польше будет развернут передовой штаб дивизии США, эскадрилья разведывательно-ударных беспилотников MQ-9 ВВС США, подразделение американских сил специальных операций для поддержки воздушных, наземных и морских операций, подразделение поддержки на театре военных действий.

Если вспомнить, что в Польше без учета многонациональной группы под американским руководством уже размещены бронетанковая и бригада армейской авиации США, то возможно речь идет о подготовке инфраструктуры для следующей американской бригады?

Вопрос, сколько же в Польше будет американских танков, вызывает и заключенный накануне американской фирмой “Oshkosh” контракт на производство тягачей для буксирования тяжелой военной техники. Заказчиком этих транспортных средства, при чем соответствующих европейским дорожным нормам, является командование СВ США в Европе.

Контракт, рассчитанный на 2020-2021 финансовые годы, позволит получить 170 новых тягачей за 109,8 млн долларов.

Примечательно, что в мае текущего года и Войско Польское заключило соглашение с компанией “Jelcz” на поставку 14 тягачей для буксирования танков и другой тяжелой гусеничной техники грузоподъемностью свыше 63 тонн. Поставки будут реализованы в 2020-2022 годах. Предварительная стоимость контракта составит 18 млн долларов.

По данным польского минобороны, эти транспортные средства будут использоваться для перевозки танков и других тяжелых гусеничных машин допустимым весом до 70 тонн. На практике это означает, что они смогут буксировать Leopard 2A5/A6/A7/ и 2PL, M1A2 Abrams или Challenger 2.

Известно, что Пентагон стремиться улучшить возможности по переброске американских сил в Восточную Европу. Конечно же 14 тягачей Войска Польского – это «капля в море», однако вместе со 170 такими машинами СВ США в Европе они способны довольно быстро переместить на большое расстояние танки двух бронетанковых бригадных групп (по 87 боевых машин в каждой).

Последние договоренности Вашингтона и Варшавы, которые включают размещение на территории Польши передового штаба американской дивизии, двух ББГ, одной или двух бригад АА, подразделений боевого и тылового обеспечения, а также создания запасов ВВСТ для еще одной ББГ. По боевому и численному составу это практически соответствует организационно-штатной структуре тяжелой дивизии СВ США, что в свою очередь, подтверждает подготовку Пентагона к сосредоточению американской дивизии у границ Беларуси и России.

Несмотря на все заверения российского военно-политического руководства об отсутствии агрессивных планов, поляки все равно опасаются, что в случае конфликта НАТО их не защитит, а вот если пострадают американцы, то это гарантия, что Альянс не останется в стороне.

Однако усиление американского контингента в Польше, логично предположить, вызовет ответную реакцию со стороны России и Беларуси. Если учесть, что в настоящее время у границ Союзного государства сосредоточено практически три дивизии США, а в Беларуси, как у форпоста России, на условно западном направлении, всего три бригады, то своими действиями Белый дом вынуждает белорусскую сторону усилить военную составляющую. И сделать это проще всего совместно с российской стороной. В частности, разместить на территории Беларуси российскую бригаду, вооруженную ОТРК «Искандер», а при появлении у поляков самолетов F-35, с высокой долей вероятности появятся и ЗРС С-400.

Конечно же, военно-политическое руководство США утверждает, что «это не подготовка к войне». Звучит не слишком убедительно, так как сразу возникает вопрос – зачем тратить деньги на обеспечение пребывания и быстрого перемещения войск и техники вдали от мест дислокации, если не для возможного применения. Очевидно, что США готовятся к развертыванию еще одного крупного боевого соединения в Восточной Европе, а значит, в очередной раз доказывают, что им плевать, кто готов погибать ради призрачной американской демократии и свободы, причем за собственный счет.

К. Косачев: Близкие отношения между Россией и Белоруссией – наше общее сокровище и достояние

Сенатор Константин Косачев провел мастер-класс для участников российско-белорусского конкурса «Союзная лига дебатов»

В Совете Федерации состоялось открытие московского этапа российско-белорусского конкурса «Союзная лига дебатов». Участниками этого межгосударственного мероприятия стали студенты, молодые предприниматели, социологи, журналисты из двух стран, прошедшие конкурсный отбор, в рамках которого необходимо было представить эссе и видеоролик по одной из тем, касающихся развития Союзного государства Беларуси и России.

С мастер-классом перед победителями отборочного тура и двух сессий интеллектуальных дебатов – в Минске и Москве выступил председатель Комитета СФ по международным делам Константин Косачев.

Сенатор рассказал молодым людям об инструментах и приемах успешного отстаивания совей точки зрения во время дебатов, поделился личным опытом ведения переговоров с зарубежными политиками, дал оценку российско-белорусских отношений и парламентского взаимодействия между двумя странами на современном этапе.

«Каждый раз, когда мы переживаем какой-либо этап взаимного обмена упреками и претензиями, мы выходим из этой дискуссии усилив наше добрососедство и партнерство. Уверен, что искры, которая время от времени пролетает в российско-белорусских отношениях, совершенно недостаточно, чтобы разжечь какие-либо костры. Было бы хуже, если бы стороны делали вид, что проблем в отношениях не существует, поскольку тогда бы эти проблемы не разрешались», – подчеркнул Константин Косачев. «Я не драматизирую эти дискуссии, понимая, что за ними стоит взаимное стремление России и Белоруссии к сохранению добрососедских, близких отношений. Это наше общее сокровище и достояние», – подчеркнул сенатор в ходе сессии «вопрос-ответ» с участниками встречи.

«При общей констатации отношений дружбы и сотрудничества, нужно четко вдаваться в детали конструкции взаимодействия. Нужно находить пути, при которых выигрывает каждая сторона. Мы не имеем права развивать наши отношения с позиции старшего и младшего брата, когда одна из сторон что-то жертвует другой. Мы обязательно должны развивать взаимодействие на выгодной для двух стран основе. Это не линейная система. Требуется творческий подход», – подчеркнул Константин Косачев.

В рамках диалога участников дискуссии интересовали темы будущего Союзного государства, опыт европейской интеграции применительно к процессам сближения России и Беларуси, сопряжение договорно-правовых норм двух стран.

Были затронуты и такие острые темы как конфликт на Донбассе, политика украинских властей в отношении распространения русского языка и влияние российского закона о «суверенном интернете» на информационную политику в отношении белорусского государства. По словам Константина Косачева, эта правовая норма явилась реакцией на агрессивные попытки стран Запада создать проблемы в развитии нашей страны. «Этот закон абсолютно внятно заточен под угрозы, с которыми мы начинаем сталкиваться. Никаких решений, которые бы ограничивали свободу пользователей, приниматься в следствие этого закона не будет», – отметил парламентарий.

Конкурс «Союзная лига дебатов» направлен на развитие навыков командной работы у российской и белорусской молодежи, формирование культуры поиска совместных решений на сложные вопросы, встающие перед нашими странами. Актуальность проекта обусловлена необходимостью формирования с помощью инструментов общественной дипломатии.

США обрадованы непризнанием Белоруссией Крыма, как частью России

США приветствует и поддерживают принципиальную позицию Белоруссии о непризнании российской юрисдикции над Крымом. Об этом в интервью, размещенном на портале tut.by, заявил заместитель помощника Госсекретаря США Джордж Кент.

По его словам, «в последние годы мы слишком часто видим, как Россия использует свои отношения с бывшими советскими республиками для продвижения своих интересов им в ущерб».

Джордж Кент подчеркнул, что США не просят официальный Минск делать выбор между Россией и Западом. «Поддержка независимости и суверенитета Белоруссии и всех других постсоветских стран является давней политикой Соединенных Штатов. Мы считаем, что Белоруссия должна быть свободна в выборе своей судьбы и направлений развития. Это же касается и ее отношений с соседями», — подчеркнул он.

Кроме того, дипломат отметил, что США готовы рассмотреть вопрос о полном снятии санкций в отношении Белоруссии, если официальный Минск сделает шаги в сфере демократии и прав человека. Он отметил, что «изначально санкции были вызваны озабоченностью нарушениями прав человека и демократических принципов». «В октябре прошлого года США продлили режим временной приостановки санкций в отношении девяти белорусских компаний не на шесть месяцев, как делалось ранее, а на двенадцать», — сказал он, добавив, что при принятии решения об увеличении этого периода правительство США учитывало многие факторы, в том числе в целом позитивный подход белорусских властей к свободе собраний на протяжении ушедшего года.

Имеется в виду, что президент Белоруссии Александр Лукашенко во время «Большого разговора» с представителями СМИ и экспертами заявил, что не обсуждал с президентом России Владимиром Путиным признание Крыма частью РФ. По мнению белорусского лидера, признание или непризнание полуострова российским ничего не изменит. При этом белорусский лидер отметил, что благодарен Путину «за его понимание моего положения».

 

В Киеве представлен план гибридной войны в отношении в Беларусии

В Киеве презентовали план гибридной войны, предусматривающий начало массированной пропаганды в Беларуси, обучение местных журналистов, подготовку у себя, а также на белорусской территории боевиков-националистов и развертывание на границе с Республикой Беларусь вооруженных отрядов, прошедших АТО и состоящих из радикально настроенных белорусов.

Об этом на брифинге для журналистов рассказал заместитель руководителя комитета Верховной Рады по иностранным делам Игорь Гузь (фракция «Народный фронт»). Кроме того, свое выступление он дополнил тезисами на своей странице в Facebook.

Как заявил депутат, настало время усилить работу по многим направлениям, а для этого необходимо сформировать положительный имидж Украины.

«Усиление посольства Украины в Республике Беларусь. Кадровые, финансовые, какие-либо еще моменты, которые будут нужны, потому что сейчас, по-моему, работа посольства недостаточна в этот критический момент для Украины», – заявил он на брифинге в Верховной Раде.

На втором месте, по мнению Гузя, стоит информационная политика.

«Мы должны действовать на опережение разными моментами, в частности, доступом украинских телеканалов, нашей другой информационной работой, которая должна вестись на территории Республики Беларусь».

Третий аспект, военный (!), подробнее всего изложен именно в сопровождающем тексте: «Это и усиление обороноспособности приграничных к Беларуси областей Украины, и начало уже сейчас консультаций представителей украинских спецслужб белорусских активистов по вопросу развертывания «сети патриотических структур» в Беларуси на случай оккупации со стороны России.

Гузь знает, о чем говорит. Он имеет многолетний опыт сотрудничества с белорусской оппозицией, а в 2005 году даже был приговорен в Минске к 10 суткам административного ареста за участие в массовых беспорядках, именно при его посредничестве летом 2014 года начали формироваться вооруженные отряды белорусов на Украине, а в 2016 году ему был запрещен въезд в Беларусь сроком на 5 лет. Сейчас он, уже в статусе депутата, призывает к прямому вмешательству украинских спецслужб во внутреннюю политику соседнего государства и поддержку белорусских экстремистов.

На днях появилось еще одно интересное заявление, которое является еще более откровенным и радикальным. «Правый сектор» предложил Беларуси «военную и волонтерскую помощь» в случае конфликта с Россией.

«Отдельным блоком здесь стоит судьба белорусских добровольцев, которые сражались за Украину и могут стать костяком структур, которые будут отстаивать независимость Беларуси. Надо дать «зеленый свет» на формирование военной единицы в украинской армии, которая бы состояла из белорусов», – отметил Гузь.

Как и Украине, Беларуси предлагается стать пешкой в чужой геополитической игре. Пешкой, которой, в случае чего, можно и пожертвовать.

Если оценить все сказанное, мы получаем последовательный план по дестабилизации ситуации в Беларуси со стороны официального Киева (депутат ВРУ – официальное лицо, представляющее свою страну), и разворачивание, при поддержке иностранных спецслужб, «сети патриотических организаций» (отрядов боевиков-националистов).

В свою очередь Александр Лукашенко еще несколько лет назад заверил, что никогда с территории Беларуси никто не будет атаковать Украину, если она сама не нападет на нас. Возникает ряд справедливых вопросов – для чего официальный Киев проводит все вышеописанные мероприятия, с какой целью активизируется военная активность в приграничных областях и зачем в открытую готовятся отряды радикально настроенных боевиков для «Плошчы»?

Такие действия сложно назвать дружественными, а если так, то, наверное, настало время военно-политическому руководству Беларуси принять волевое решение и разместить на южном направлении дополнительные соединения или воинские части, организовать в приграничных областях учения подразделений ССО. Кроме того, в рамках проверки уровня боевой готовности оборудовать данные районы в инженерном отношении, провести слаживание танковых и мотострелковых батальонов, так сказать в новых условиях обстановки максимально приближенных к боевым. Тем более что последнее время подразделения Вооруженных Сил страны в рамках мероприятий боевой подготовки, в ходе учений с партнерами по Союзному государству и ОДКБ успешно апробируют новые формы и способы ведения вооруженной борьбы с незаконными вооруженными формированиями и диверсионно-разведывательными группами.

Ведь если в критический момент через украино-белорусскую границу в нашу страну хлынут потоки обученных, закаленных в боях на юго-востоке Украины националистов, с высокой долей вероятности, для поддержания порядка и защиты территориальной целостности страны одних пограничных войск будет маловато.

К тому же данная стратегия Киева не то что не скрывается, а обсуждается на Украине официальными лицами! То есть на миролюбивую и добрососедскую политику белорусская сторона в ответ имеет подготовку революции! Хороши партнеры, ничего не скажешь…

Узники совести. Еще один Новый Год в белорусской тюрьме

В Минске 29 декабря 2017 года состоялся очередной суд над сторонниками единства братских народов Белоруссии и России, над белорусскими публицистами Сергеем Шиптенко, Юрием Павловцом и Дмитрием Алимкиным, которые сотрудничали со многими российскими СМИ.

Напомню суть дела. Публицисты, открыто выступали против того, чтобы официальный Минск заигрывал с националистами, так как уже есть горький опыт на Украине, а также против сближения Белоруссии с Западом в ущерб интеграции с Россией. Их задержали в Минске год назад.

Циничность и затягивания ситуации заключается в том, что обвинению потребовался год для того, чтобы только начать рассмотрение уголовного дела по обвинениям журналистов в «разжигании расовой, национальной и религиозной вражды». Открытый судебный процесс начался в Минске еще 18 декабря, за это время несколько свидетелей заявили, что никаких признаков экстремизма в статьях журналистов не усмотрели. Сегодня адвокаты подсудимых выступили с ходатайством о том, чтобы изменить меру пресечения для своих подзащитных, ведь они провели в СИЗО уже целый год. Однако судья это прошение не удовлетворил.

Это однозначно вбивает клин в отношения между Россией и Белоруссией. Почему же это все так происходит?

Дело в том, что есть так называемая пятая колонна. Кто за этим стоит? Олигархия, которая имеет личные свои информационные и финансовые ресурсы, поэтому они борются с теми блогерами, с теми СМИ, писателями и публицистами которые, мягко говоря, не разделяют их точку зрения, ту идеологию и политику, которую они проводят. Яркие ревнители Русского мира, единства братских народов, преследуют и убивают, как например, в Украине Олеся Бузину. Эти ребята журналисты оказались заложниками такой политики внутренней раздвоенности идеологии в самой России и Белоруссии. Беда в том, что все заключается в наших конституциях, созданный под диктовку госдепа США, еще в начале 90-х, а потому они колониальные. В них прописано, что ценностью является человек с его потребностями и либеральными ценностями, а нравственная государственно образующая идеология не прописана, поэтому это открывает широкое поле манипуляций, метод внешнего управления и анахронизмов.

Вспомним, что по такому примеру в нас в России депортируют по такой же подлой системе воюющих ополченцев, их передают прямо в руки врагу.

Управляемый из вне олигархат, который контролирует и российские, и белорусские СМИ, находится в России, они дастаточно обладают влияним, если даже не сказать, управлением государственными структурами.

Например один известный олигарх имеет бизнес как в русофобской Украине, так и в России, платя одновременно обеим сторонам, то есть ради сохранения своего бизнеса «разжигается огонь противостояния», так как это выгодно. А выгодно, потому, что так продиктовали на Западе — соединенные штаты антихриста.

Судебный процесс в отношении трёх белорусских журналистов задуман с этой же целью. Если этот процесс раздувают, то это значит, что так выгодно и задумано, вписывается в колониальную концепцию «управляемого хаоса».

Потому что если олигарх захочет о чем-то договориться, то об этом ни одно СМИ не узнает. Если это подаётся в СМИ, то это делается специально для того, чтобы вбить клин в отношения между Россией и Белоруссией.

Я сам с Украины, видел, как там манипуляциями искусственно разжигали противостояние Украины и России. Там все, что украинское патриотичное должно быть обязательно антироссийское, иначе ты не украинец, не антирус. Вот такой антагонизм искусственно создают в отношениях между Россией и Белоруссией. Поэтому был бы на их месте, кто либо другой, например, Вася, Стёпа, Коля было бы абсолютно то же самый результат.

Я раньше жил в Ростовской области, а вы слышали, что в 2014 году во время активных обстрелов на Донбассе целенаправленно со стороны Украины были совершены обстрелы территории Ростовской области, а также были диверсионные украинские группы, которые убили как военнослужащих, так мирных граждан? А почему это событие не нашло повода широкой огласки в СМИ? Понятно, что это была бы открытая война, в которую втянули бы Россию, и выгодно было молчать. А тут вдруг оказывается, выгодно решать вопрос с журналистами с максимальным противостоянием, в деле, которое белыми нитками шито, кричать о «сепаратистах-журналистах».

В такой ситуации необходимо максимально смягчать углы, такая вражда России совершенно не нужна. Это и будет самое большое поражение пятой колонны, так как инициаторы этого процесса просто не достигнут своей цели по разжиганию этой вражды.

Они журналисты  освещали ситуацию, неприятную, неудобную, но не они эту ситуацию породили, не они были источником этой лжи, исторической фальсификации, этого конфликта, а их сделали крайними, и не удивительно даже почему.

Я лично, как священнослужитель, высказываюсь за евангельскую дружбу народов. Нам, чтобы отличить ложь от правды необходимы духовные фильтры, в призме которых надо смотреть на эти события в отношениях между народами. Я вас всех Христом Богом умаляю и прошу, поймите, все, что соединяет народы — это от Бога, все, что разъединяет — от дьявола!

Русский мир — это Цивилизация Христа, вышедшая с общей нашей Христовой крещальной купели! Если ты не в Русском мире, то ты в мире евросадома, национал-фашизма,  значит, ты в мире антихриста и всякого рода евроизвращения. Эти глубоко верующие журналисты посмели открыто, явно об этом сказать, в результате против них ополчилась пятая колонна. Циничность и кощунственность данной ситуации заключается в том, что в чем враги Христовы грешат, в этом обвиняют порядочных и глубоковерующих журналистов. По той же системе на нас вводят санкции, по той же системе обвиняют наших спортсменов и выкидывают с Олимпиады, по той же системе у нас устраивали революции с кровавыми последствиями для нашего народа, и, если мы будем молчать, то вновь станем предателями Христа, когда его распинали, начиная от Голгофы, оканчивая сегодняшним днем.

Дорогие братья и сестры я вас прошу, совершайте молитвы о тружениках страдалицах-исповедниках Христовых в темницах пребывающих, запишите их имена в своих молитвенных книжечках и записках, дабы дьявольская напасть отпала от них, а наша совесть перед Богом была чиста. В эти праздничные дни не забудьте всех тех стоящих за единство и дружбу народов, за наш прекрасный Христов Русский Мир, кто в темницах пребывает, кто не попал под обмен по Минским соглашением, кто был депортирован и подпал под гонение и преследование от либералов, ибо если мы проведаем их, молимся за них, о тем самым посещаем Христа в темнице.

 

Автор: доктор богословия протоиерей Олег Трофимов.

Польша планирует создание новой механизированной дивизии у границ Беларуси

Милитаризация восточной части Польши выходит на новый уровень – Варшава планирует создание новой механизированной дивизии – четвертого по счету соединения такого рода в польской армии. При этом, с легкой руки уже бывшего министра национальной обороны Польши Антони Мацеревича, все эти мероприятия называются «усилением восточного фланга страны от угрозы из вне».

Вполне возможно, что часть сил и средств, выделенных на увеличение численности Войска Польского до двухсот тысяч человек, может быть направлена и на новую дивизию.

Польские военные эксперты, обосновывая необходимость создания новой дивизии, приводят в качестве доказательства тот факт, что под Варшавой находится лишь одна 1-я танковая бригада 16-й механизированной дивизии, сил которой недостаточно для отражения «российской агрессии». Кроме того, они указывают на очень невыгодную дислокацию частей и соединений, когда бригады и полки двух дивизий из трех (11-й и 12-й) расположены на западе страны, а оставшаяся 16-я размещена вдоль границы с Калининградской областью. Неудивительно, что поляки решились-таки сформировать новую дивизию и тем самым как минимум втрое увеличить количество общевойсковых и танковых бригад, предполагаемых к размещению вдоль границ с Беларусью.

Вот только с номером и наименованием нового соединения, возможно, возникнут некоторые проблемы. Логичнее всего для поляков было бы возродить 1-ю механизированную дивизию, благо практически вся инфраструктура ее подразделений и воинских частей сохранилась. Правда, есть одно но – сформирована она была в октябре 1943 года не без помощи Советского Союза, с «кровавым» наследием которого в последние годы Варшава активно борется.

Первой ласточкой, по сути, положившей старт возрождению 1-й механизированной дивизии, стало прибытие танков «Леопард» в состав 1-й танковой бригады в Весоле, единственного сохранившегося носителя традиций соединения имени Тадеуша Костюшко. Возможное убытие ее из состава 16-й дивизии не должно подорвать боеготовность данного соединения, в котором останутся еще три бригады.

Следующим в очереди становится создание 1-го артиллерийского полка в Цехануве, на вооружение которого могут поступить новейшие образцы вооружения, в том числе дивизион самоходных гаубиц «Краб» и перспективные реактивные системы залпового огня «Хомар». Тем более что расположенные там и находящиеся на балансе Министерства обороны Польши склады уже сегодня способны разместить более 200 единиц боевой техники, чего для артиллерийского полка более чем достаточно. И с размещением личного состава вновь воссозданной воинской части также проблем не будет, так как казарменный фонд в Цехануве был значительно обновлен для пока несостоявшегося приема американских воинских контингентов.

Штаб новой дивизии вместе с воинскими частями и подразделениями обеспечения может быть развернут в Легеново (севернее Варшавы). А вот формирование полка ПВО видится за счет высвобождающейся техники и личного состава 3-й зенитно-ракетной бригады (Сохачев), которая в ближайшее время перевооружается на ЗРК «Пэтриот». К тому же, не исключен вариант оснащения одного из дивизионов вновь формируемой воинской части новейшими ЗРК «Попрад».

Для того чтобы вновь создаваемая дивизия соответствовала стандартам, принятым в Войске Польском, Генеральный штаб планирует к развертыванию еще двух механизированных бригад. Причем одна из них, предположительно 3-я мбр, может быть развернута в Люблине. Но это будет уже полноценное общевойсковое соединение, а не та «отрыжка» политических соглашений, которую называют «ЛитПолУкрбриг», польский батальон которой располагается там же. Причем польские военачальники планируют передать один батальон «Леопардов» из состава 10-й бронетанковой бригады 11-й дивизии, после того, как они пройдут модернизацию до уровня 2А4PL, в состав 3-й механизированной бригады. По поводу еще одной бригады можно лишь сказать, что предположительным местом ее развертывания может стать город Седльце, так как там все еще сохранилась необходимая для размещения такого крупного воинского формирования инфраструктура.

В свете складывающейся обстановки встает закономерный вопрос – а не многовато ли сил для обороны восточного фланга Польши? Вспоминаем классическое соотношение 1:3 (это когда одно воинское подразделение может отразить наступление трех аналогичных подразделений противника), и сразу все становится на свои места. Лукавят поляки, никак не для обороны собирается такая масса войск у границ Беларуси. А вот для проведения наступательных действий вдоль трассы Брест – Минск сил уже станет достаточно.

Кстати, не следует забывать и о бравых американских вояках, развернутая бригада которых находится на территории Польши в городах Жагань, Свентошув, Болеславец и Сквежина, составляя, по сути, второй ударный эшелон.

Всё об учении‭ «‬Запад-2017‭» ‬от начальника Генштаба ВС Беларуси‭

Для представителей военно-дипломатического корпуса иностранных государств и‭ ‬СМИ‭ ‬состоялся брифинг‭ ‬начальника Генерального штаба Вооруженных Сил‭ – ‬первого заместителя Министра обороны Республики Беларусь генерал-майора Олега Белоконева,‭ ‬в рамках которого‭ ‬была доведена исчерпывающая информация обо всех аспектах‭ ‬подготовки и проведения предстоящего совместного стратегического учения вооруженных сил Республики Беларусь и Российской Федерации‭ «‬Запад-2017‭»‬.‭

Всем известно,‭ ‬что учение пройдет в период с‭ ‬14‭ ‬по‭ ‬20‭ ‬сентября на территории Республики Беларусь и трех полигонах Российской Федерации‭ «‬Лужский‭»‬,‭ «‬Струги Красные‭»‬,‭ «‬Правдинский‭»‬.‭ ‬Общая численность‭ ‬задействованного‭ ‬личного состава‭ ‬составит около‭ ‬12 700‭ ‬военнослужащих.‭ ‬При этом на территории Беларуси будет около‭ ‬10 200‭ ‬человек‭ (‬от РФ‭ – ‬около‭ ‬3‭ ‬тыс.‭)‬,‭ ‬370‭ ‬единиц бронетанковой техники,‭ ‬в том числе около‭ ‬140‭ ‬танков,‭ ‬до‭ ‬150‭ ‬единиц артиллерии и РСЗО,‭ ‬а также порядка‭ ‬40‭ ‬самолетов и вертолетов,‭ ‬о чем‭ ‬2‭ ‬августа‭ ‬2017‭ ‬года были уведомлены государства-участники ОБСЕ по Венскому документу‭ ‬2011‭ ‬года.

Особенностью подготовки‭ ‬данных маневров,‭ ‬как отметил генерал-майор Белоконев,‭ ‬стало то,‭ ‬что данное мероприятие‭ ‬проходит на фоне непростой военно-политической обстановки в регионе.‭

На страницах‭ «‬Военно-политического обозрения‭»‬ мы не раз подчеркивали,‭ ‬что практически‭ ‬сменяя одно другим,‭ ‬проводятся учения НАТО,‭ ‬в ходе которых отрабатываются вопросы применения войск в непосредственной близости от Государственной границы Беларуси.‭ ‬Фактически происходит освоение возможного‭ «‬театра военных действий‭»‬.‭ ‬Количество учений в регионе‭ ‬за последние восемь лет‭ ‬увеличилось вдвое‭,‭ ‬а численность привлекаемых войск за этот же период увеличилась более чем в три раза.

В связи с этим,‭ ‬как отметил начальник Генерального штаба,‭ ‬непонятен ажиотаж относительно учения‭ «‬Запад-2017‭»‬.‭ ‬К примеру,‭ ‬многонациональное учение стран НАТО‭ «‬Anakonda-2016‭»‬ на территории Польши было крупнейшим в Европе со времен завершения‭ «‬холодной войны‭»‬.‭ ‬В нем приняли участие представители‭ ‬24‭ ‬государств.‭ ‬Все‭ ‬его‭ ‬основные параметры превышают показатели учения‭ «‬Запад-2017‭» ‬в несколько раз:‭ ‬по количеству военнослужащих‭ – ‬более чем в‭ ‬2‭ ‬раза,‭ ‬по количеству вооружения и военной техники‭ – ‬почти в‭ ‬4,5‭ ‬раза,‭ ‬по числу самолетов и вертолетов‭ – ‬в‭ ‬1,5‭ ‬раза.‭

Содержание‭ ‬отрабатываемых вопросов имело ярко выраженный недружественный характер и включало развертывание системы разведки,‭ ‬переброску войск к границе Республики Беларусь,‭ ‬отработку задач наступательной тематики.‭ ‬Но‭ ‬почему-то,‭ ‬такого ажиотажа‭ ‬как сейчас никто не поднимал.

Кроме того,‭ ‬сразу после белорусско-российских маневров,‭ ‬с‭ ‬21‭ ‬по‭ ‬29‭ ‬сентября,‭ ‬на территории Польши пройдет крупное многонациональное оперативно-тактическое учение государств-членов НАТО и стран-партнеров‭ «‬Драгун-2017‭»‬ с общей численностью участников около‭ ‬17‭ ‬тысяч человек‭!‬ Будут задействовано‭ ‬порядка тысячи единиц ВВСТ,‭ ‬в том числе‭ ‬более‭ ‬50‭ ‬танков,‭ ‬192‭ ‬боевых бронированных машин,‭ ‬свыше‭ ‬30‭ ‬боевых вертолетов.‭

При этом никто,‭ ‬как подчеркнул Олег Белоконев,‭ ‬ни в Минске,‭ ‬ни в России,‭ ‬ни в других странах не возмущается и не прогнозирует мифическую,‭ ‬в кавычках,‭ ‬оккупацию российских областей,‭ ‬как это подается сегодня отдельными аналитиками и СМИ в отношении нескольких тысяч российских военных.

Поэтому,‭ ‬как отметил начальник Генштаба ВС Беларуси,‭ ‬неадекватно реагировать на подготовку наших войск,‭ ‬по крайней мере,‭ ‬не вполне корректно.‭ ‬Тем более что страна‭ ‬неукоснительно соблюдает все взятые на себя обязательства в рамках международных и региональных договоров по разоружению,‭ ‬верификационной деятельности,‭ ‬укреплению мер доверия и безопасности в рамках ООН и ОБСЕ.‭

К слову,‭ ‬региональная‭ ‬группировка войск‭ (‬сил‭)‬ Беларуси России,‭ ‬которой и предстоит отрабатывать учебно-боевые задачи в ходе учения,‭ ‬также‭ ‬предназначена для обеспечения безопасности в Восточно-Европейском регионе коллективной безопасности.‭ ‬Поэтому‭ ‬обученность войск данной группировки есть фактор обеспечения мира и спокойствия в целом‭ ‬в‭ ‬Европейском регионе.‭

На обвинения ряда аналитиков и экспертов о возможной агрессии российских войск глава белорусского Генштаба ответил следующее:‭ «‬Акцент,‭ ‬конечно же,‭ ‬тенденциозен,‭ ‬но‭ ‬не серьезен.‭ ‬Венским‭ ‬аргументом для подкрепления такого вывода,‭ ‬по их мнению,‭ ‬выступает‭ ‬открыто опубликованный‭ ‬государственный заказ Министерства обороны‭ ‬РФ на‭ ‬2017‭ ‬год по объему воинских перевозок на территорию Беларуси и обратно в количестве‭ ‬4162‭ ‬вагона.‭

Как человек военный поясняю,‭ ‬что‭ ‬4‭ ‬тыс.‭ ‬вагонов‭ – ‬это примерно полторы мотострелковые дивизии.‭ ‬Хотел бы‭ ‬посмотреть на такого военного деятеля,‭ ‬который решился бы совершать агрессии и оккупации такими силами.‭ ‬Очевидно,‭ ‬он вошел бы в книгу рекордов Гиннеса,‭ ‬правда,‭ ‬не как военный,‭ ‬а как‭ ‬параноик и‭ ‬ненормальный авантюрист.‭

Надеюсь,‭ ‬что после сегодняшней нашей встречи‭ ‬такие‭ ‬домыслы больше не будут будоражить мировую общественность ни сейчас,‭ ‬ни после завершения учения‭»‬.

Как мы уже сообщали‭ ‬в своих материалах‭‬,‭ ‬в основу замысла‭ ‬учения‭ «‬Запад-2017‭» ‬положен один из вариантов‭ ‬событий,‭ ‬происходящих в странах Ближнего Востока и Европе,‭ ‬связанных с возрастанием активности деятельности незаконных вооруженных формирований,‭ ‬международных сепаратистских и террористических организаций,‭ ‬имеющих внешнюю поддержку.‭

С одной стороны‭ ‬– «Северные‭» (‬Беларусь и Россия‭)‬,‭ ‬с другой стороны‭ – «‬Западные‭» – ‬коалиция заинтересованных государств‭ ‬(Вейшнория,‭ ‬Весбария,‭ ‬Лубения‭)‬.

Условное государство‭ ‬Вейшнория расположена в‭ ‬северо-западной части реальной территории Республики Беларусь.‭

 

Главной причиной‭ ‬обострения обстановки является стремление‭ «‬Западных‭»‬ дестабилизировать обстановку на территории республики и‭ ‬добиться ухудшения отношений между‭ ‬союзными государствами.‭

По подобному сценарию начинались все вооруженные конфликты в последнее время.‭

В основу розыгрышей‭ ‬практических эпизодов положены варианты совместных действий белорусских и российских частей и подразделений,‭ ‬входящих в состав РГВ(С‭)‬,‭ ‬при участии в прикрытии участков Государственной границы,‭ ‬охране и обороне военных объектов,‭ ‬блокировании и‭ ‬ликвидации диверсионно-разведывательных групп и незаконных вооруженных формирований,‭ ‬а также ведении‭ ‬оборонительного боя.‭

Проведение учения спланировано‭ ‬в два этапа‭.‭

На первом этапе‭ ‬предполагается осуществить‭ ‬завершение подготовки войск‭ (‬сил‭) ‬к боевому применению по изоляции районов действий‭ ‬НВФ и‭ ‬ДРГ‭ ‬противника,‭ ‬наращивание группировки ВВС и войск ПВО для прикрытия важных государственных и военных объектов,‭ ‬подготовку к отражению возможной агрессии,‭ ‬а также отработку вопросов организации взаимодействия и всестороннего обеспечения.

На втором этапе планируется отработать вопросы управления войсками‭ (‬силами‭) ‬в ходе‭ ‬ведения военных действий при отражении агрессии против Союзного государства в условиях быстро меняющейся обстановки,‭ ‬организации взаимодействия и всестороннего обеспечения в интересах решения поставленных задач.

Начальник Генерального штаба ВС Беларуси в очередной раз подчеркнул,‭ ‬что предстоящее‭ ‬ССУ‭ «‬Запад-2017‭» ‬носит сугубо оборонительный характер,‭ ‬и его проведение не несет никакой угрозы ни для европейского сообщества в целом,‭ ‬ни‭ ‬для соседних стран в частности.

Кроме того,‭ ‬Олег‭ ‬Белоконев подчеркнул,‭ ‬что‭ ‬по его окончании в срок до‭ ‬30‭ ‬сентября‭ ‬личный состав,‭ ‬а также ВВСТ‭ ‬Вооруженных Сил Беларуси возвратятся в‭ ‬ППД,‭ ‬а воинские части и подразделения‭ ‬ВС РФ покинут территорию страны.

Автор: Владимир Вуячич

Чудотворная мироточивая икона Царя Николая посетила Белоруссию

С 23 по 26 июня 2017 года, по благословению епископа Борисовского и Марьиногорского Вениамина, в Женском монастыре в честь святой блаженной Ксении Петербургской д.Барань Борисовского р-на, Борисовской епархии находилась мироточивая икона Царя-Страстотерпца НИКОЛАЯ II Александровича.

23 июня в 11:00, чудотворный образ  Государя был доставлен из Москвы начальником Войсковой Православной Миссии Игорем Евгеньевичем Смыковым  на подворье монастыря, в д. Юзефово в храм св. Царственных Страстотерпцев. А вечером в 23:00 была привезена в монастырь св. блаженной Ксении Петербургской. Возле монастырских ворот икону встретила инокиня Инна с сестрами обители и клирик монастыря иерей Артемий Прокофьев. По территории обители, вокруг храмов, был совершен крестный ход с чудотворным образом, а затем отслужен молебен.

25 июня, в день памяти Собора Белорусских святых, после божественной литургии, был совершен крестный ход к храму Покрова Пресвятой Богородицы, а потом и вокруг  деревни Барань.

За время пребывания иконы к ней смогли приложиться и испросить помощи Царя-Страстотерпца НИКОЛАЯ II большое количество паломников из разных уголков Беларуси, а также России и Украины. Ежедневно перед святыней совершались молебны, и круглосуточно сестры монастыря читали акафист Царю-Страстотерпцу НИКОЛАЮ II и Царственным Страстотерпцам.

В ночь с 5 на 6 января 2017 г. в обители  произошла трагедия – была убита настоятельница Cвято-Ксениевского монастыря  матушка Василиcса (Медведь)

Игумения Василисса (Медведь) родилась 10 марта 1949 года на Украине. После окончания исторического факультета Черниговского пединститута была учительницей в школе. Была прихожанкой Петро-Павловского собора в белорусской столице, затем после образования Елизаветинского сестричества стала сестрой милосердия. В 2001 году была послушницей в Свято-Елисаветинском женском монастыре. В 2002 году приняла иноческий постриг, двумя годами спустя — монашеский. С 2004 году по благословению митрополита Минского и Слуцкого Филарета, Патриаршего Экзарха всея Беларуси, стала настоятельницей Свято-Ксениевского женского монастыря в деревне Барань Борисовского района.

26 июня 2017 года, после молебна, после которого поверх стекла киота чудотворного образа Государя выступили 2 капли миро, икона покинула обитель и вновь посетила монастырское подворье в д. Юзефово.

На территории подворья находится Храм Царственных Страстотерпцев. Рядом с  храмом устроен   девятиметровый поклонный Царский Крест с иконами Царственных Мучеников и Белорусских Святых, тут же рядом часовни в честь  св. Цесаревича Алексия и в честь св. Великой Княгини мученицы Елисаветы Феодоровны и очень красивая небольшая колокольня с куполом в виде короны.

Все это было построено трудами старосты – строителя Сергея Валентиновича Сергеева, изначально получившего благословение на свои труды от  известного уральского старца схиигумена Сергия (Романова).

За многолетние миссионерские и просветительские труды, любовь к Богу, верность Царю и Отечеству старосте – строителю подворья  монастыря Св. блаженной Ксении Петербуржской в д. Юзефово Сергею Валентиновичу Сергееву от Войсковой Православной Миссии  была вручена юбилейная медаль «В память Великой войны» с изображением Государя Императора  Николая Второго Александровича на лицевой стороне.

Затем Чудотворная мироточивая икона Царя Николая с молитвенным пением  была обнесена сестрами обители по территории подворья и под колокольный звон отправилась в Минск, откуда тем же вечером отбыла в Москву.

Для желающих помочь подворью монастыря в честь Св. Ксении Петербургской:

Староста – строитель храма Сергеев Сергей Валентинович. РБ, 222140, Минская обл., Борисовский р-н, д. Юзефово, ул. Рассветная, 89.

Телефон: 8 0177 92 85 14

VELCOM:  8 368 05 08, 3808925

В материале приведены фото пресс – службы монастыря Святой блаженной Ксении и Войсковой Православной Миссии.

Литовские полицейские батальоны в Белоруссии не щадили ни женщин, ни детей

Литовские полицейские батальоны в годы Великой Отечественной войны оставили после себя недобрую память в Белоруссии. Участие в Холокосте, борьба с советскими партизанами и мирными жителями, помогавшим партизанам — вот неполный перечень «заслуг» литовских полицаев. Расправы производились с такой изощренностью и безудержностью, что вызвали обеспокоенность даже у многоопытных нацистских карателей.

Так, например, Гебитскомиссар Слуцка Г. Карл сообщал своему руководству о происходившем:

Я попросил его отложить начало акции на день, но он категорически мне отказал в этом, мотивируя свой отказ тем, что обязан проводить такие же акции и в других городах, а на Слуцк ему отведено только два дня. В течение этого времени Слуцк должен быть полностью очищен от евреев…

Я должен с сожалением признать, что их действия граничили с садизмом. Весь город выглядел ужасающе. С неописуемой жестокостью литовцы из данного полицейского батальона выгоняли из домов евреев. По всему городу слышались выстрелы. На некоторых улицах появились горы трупов расстрелянных евреев. Перед убийствами их жестоко избивали чем только могли — палками, резиновыми шлангами, прикладами, не щадя ни женщин, ни даже детей.

О еврейской акции не могло больше быть и речи, это было похоже на настоящие акты вандализма. Я со своими сотрудниками все время находился в городе и старался спасти то, что еще можно было спасать. Были случаи, что я с револьвером в руках выгонял этих литовцев с предприятий. Подчиненные мне жандармы выполняли мои распоряжения, но они должны были поступать очень осторожно, ибо улицы города простреливались. В расстрелах за городом я не участвовал и о происходящем там ничего не могу написать.

Однако следует отметить, что спустя довольно много времени после акции из закопанных ям все еще выползали раненые…

Заканчивая, я должен отметить, что во время акций солдаты данного полицейского батальона грабили не только евреев. Много домов белорусов были ими ограблены. Они забирали все, что только могло пригодиться — обувь, кожу, ткани, золото и другие ценности.

По рассказам солдат вермахта, они буквально вместе с кожей стаскивали кольца с пальцев своих жертв.

Даже склад, в котором хранилось имущество гражданских учреждений, тоже был ограблен. В казармах, куда их распределили, были проломлены и высажены рамы окон и дверей, которые они использовали для вечерних костров. Ночью со вторника на среду данный батальон оставил город. Они уехали по направлению к Барановичам. Жители Слуцка обрадованы этой вестью…

Прошу в дальнейшем оградить меня от этого полицейского батальона. Карл»

Источник: Кантор Ю., Прибалтика: война без правил (1939–1945). – СПб: Звезда, 2011

НАТО признало право проведения‭ ‬учения‭ ‬«Запад 2017‭»

В настоящее время в странах Балтии и Польши осуществляется развертывание четырех‭ ‬многонациональных боевых групп,‭ ‬в которые входят‭ ‬17‭ (!)‬ стран НАТО.‭

Основными силами‭ ‬Альянса‭ ‬в Польше станут представители‭ ‬вооруженных сил‭ ‬США,‭ ‬в Эстонии‭ ‬-‭ ‬Великобритании,‭ ‬в Латвии‭ ‬-‭ ‬Канады,‭ ‬в Литве‭ ‬-‭ ‬Германии.

По словам генсека Североатлантического альянса Й.Столтенберга,‭ ‬своей полной оперативной готовности боевые группы‭ ‬достигнут к июню.

В общей сложности,‭ ‬в‭ ‬странах Восточной Европе на ротационной основе дополнительно будут находится‭ ‬более четырех тысяч‭ ‬солдат.‭ ‬Военное присутствие‭ ‬контингентов не будет ограничено во времени,‭ ‬но состав‭ ‬подразделений будет меняться каждые‭ ‬полгода.

К примеру,‭ ‬батальонная боевая группа НАТО в Эстонии размещается на военной базе в‭ ‬н.п.Тапа.‭ ‬В составе британского контингента будет около‭ ‬800‭ ‬военнослужащих и‭ ‬80‭ ‬боевых машин‭ «‬Warrior‭»‬,‭ ‬танки‭ «‬Challenger‭ ‬2‭»‬ и разведывательные‭ ‬БЛА.‭ ‬В составе французского контингента будет‭ ‬300‭ ‬военнослужащих,‭ ‬пять танков‭ «‬Leclerc‭»‬ и‭ ‬13‭ ‬боевых пехотных машин.

С середины февраля в Литве уже находятся‭ ‬20‭ ‬БМП‭ ‬«Marder‭»‬ и‭ ‬6‭ ‬танков‭ ‬«Leopard‭ ‬2‭»‬ бундесвера.‭ ‬Всего‭ ‬в н.п.‭ ‬Рукла будет около‭ ‬1200‭ ‬солдат,‭ ‬в том числе из Бельгии,‭ ‬Нидерландов и Норвегии.‭

Для создания всех необходимых условий для обеспечения их жизнедеятельности министерство обороны Литвы планирует затратить около‭ ‬5,8‭ ‬млн.‭ ‬евро.‭ ‬В военном ведомстве указывают на необходимость возвести логистические объекты,‭ ‬создать оборудование для связи и пункты хранения амуниции.

Кроме того,‭ ‬в‭ ‬2018‭ ‬году литовская армия увеличится на два батальона.‭ ‬Они будут развернуты в западных районах страны и организационно‭ ‬войдут‭ ‬в мотопехотную бригаду‭ «‬Жемайтия‭»‬.‭ ‬Военный бюджет Литвы‭ ‬уже сейчас‭ ‬составляет‭ ‬2,0%‭ ‬от‭ ‬ВВП,‭ ‬а‭ ‬к‭ ‬2020‭ ‬году‭ ‬достигнут отметки в‭ ‬2,5%‭ ‬ВВП.

Руководимая Канадой‭ ‬боевая группа‭ ‬НАТО в составе более‭ ‬1000‭ ‬военнослужащих в полном составе прибудет в Латвию до июня.‭ ‬Однако,‭ ‬уже сейчас известно,‭ ‬что Североатлантический альянс планирует до‭ ‬2021‭ ‬года вложить в вооруженные силы‭ ‬этой‭ ‬прибалтийской страны‭ ‬около‭ ‬70‭ ‬млн.‭ ‬евро.

Кроме огромных финансовых издержек на‭ ‬милитаризацию и‭ ‬«содержание‭»‬ чужих‭ ‬военнослужащих на своей территории,‭ ‬есть еще и нравственные‭ ‬аспекты.‭ ‬Иностранные военные ведут себя вызывающе по отношению к местным жителям,‭ ‬регулярно становятся виновниками пьяных‭ ‬разборок в барах,‭ ‬а передвижение их техники по дорогам часто приводит к авариям,‭ ‬в которых гибнут гражданские люди.‭ ‬Причем,‭ ‬не соблюдая законов и административных требований,‭ ‬они уходят от ответственности‭ ‬– американское правительство заранее заставило местные власти подписать договора‭ ‬о неприкосновенности‭ ‬иностранных военнослужащих в Восточной Европе.‭

В настоящее время в странах Балтии в рамках концепции‭ «‬глобального удара‭»‬ НАТО по России планируется реанимация порядка десяти старых советских военных баз.‭ ‬На очереди создание региональной системы ПВО.‭ ‬Полным ходом и с активным участием Польши идет развертывание европейской системы противоракетной обороны,‭ ‬а в совокупности с увеличением оборонных‭ ‬расходов и наращиванием боевых потенциалов вооруженными силами сопредельных государств,‭ ‬официальные Минск и Москва‭ ‬обязаны реагировать на происходящее у границ Союзного государства.

В этой связи министр обороны Беларуси генерал-лейтенант А.Равков уже заявил:‭ «‬Наращивание средств на оборону,‭ ‬наращивание средств,‭ ‬которые предназначены для войны,‭ ‬на территории соседних государств вызывает определенные отрицательные эмоции и подвигает к тем шагам,‭ ‬которые‭ ‬необходимы,‭ ‬чтобы минимизировать возможные последствия‭»‬.‭

С этой целью‭ ‬в сентябре текущего года будет организовано‭ ‬совместное‭ ‬с Россией‭ ‬стратегическое учение‭ «‬Запад-2017‭»‬,‭ ‬которое пройдет на‭ ‬белорусской и российской территориях.‭ ‬Главной его задачей станет подготовка и применение группировок войск‭ (‬сил‭) ‬в интересах обеспечения военной безопасности Союзного государства.‭

Одним из способов такой подготовки являются‭ ‬двусторонние маневры и тренировки.‭ ‬Именно поэтому‭ ‬с‭ ‬13‭ ‬по‭ ‬17‭ ‬марта организована совместная штабная тренировка с Объединенным командованием региональной группировки войск‭ (‬сил‭) ‬Беларуси и России, которая является плановым мероприятием в рамках подготовки к проведению совместного стратегического учения‭ ‬«Запад-2017‭»‬.

Целью проводимого мероприятия является повышение слаженности органов военного управления и оперативной совместимости личного состава Объединенного командования в ходе планирования применения РГВ(С‭) ‬совместно с другими войсками и воинскими формированиями Республики Беларусь.

СШТ осуществляется под руководством начальника Генерального штаба Вооруженных Сил‭ ‬– первого заместителя министра обороны генерал-майора Олега Белоконева.‭ ‬К ней привлекаются структурные подразделения Минобороны и Генерального штаба Вооруженных Сил,‭ ‬оперативные группы республиканских органов госуправления,‭ ‬штабов зон территориальной обороны,‭ ‬объединений Вооруженных Сил,‭ ‬а также оперативная группа Вооруженных‭ ‬сил России.‭

«Прежде всего,‭ ‬важно помнить,‭ ‬что у каждого государства есть право проводить учения.‭ ‬Это является частью наших обязательств,‭ ‬когда у нас есть вооруженные силы.‭ ‬Но важно,‭ ‬чтобы учения проходили таким образом,‭ ‬чтобы не повышалась при этом напряженность,‭ ‬чтобы не создавалось отсутствие взаимопонимания и чтобы это все полностью соответствовало международным обязательствам,‭ ‬например Венскому документу‭»‬,‭ ‬– отметил‭ ‬генсек Альянса.

Остается надеяться,‭ ‬что эту мысль глава НАТО озвучил не только для прессы,‭ ‬а донесет до всего военно-политического руководства стран-членов Североатлантического блока.

Великорусский реваншизм или братский союз?

9 марта 2017 года президент республики Белоруссия А.Г.Лукашенко на заседании Госсовета сказал:

Меня больше всего удивили заявления моего закоренелого друга Медведева. Нас, кстати, уже пугать начинают, что газ мы будем покупать по европейским ценам. Медведев должен понимать, что если мы будем платить как в Европе, то кое за что ему тоже придется заплатить. И цена будет неимоверно выше, нежели цена на природный газ. Мне казалось, и я думаю до сих пор, что наши отношения с Россией — это не бухгалтерия.

А.Г.Лукашенко угрожает России выходом из ЕврАзЭС и повышением транзитных тарифов. И подобная риторика из уст президента Белоруссии звучит уже не в первый раз! Пришло время напомнить некоторым, весьма забывчивым президентам независимых республик бывшего СССР, что, играя в собственную суверенность, они постоянно забывают о главном – о России. Если не будет России в любом виде – сильном или ослабленном, как это было 17 лет назад, то государственность бывших республик, некогда грандиозного союза, испарится за один месяц или еще быстрее. Они забывают, что им позволено встречаться с западными лидерами и представлять свои республики в ООН и Совете Безопасности лишь только потому, что жива Россия, жив русский народ. Они забывают, что западные компании и банки ведут с ними дела лишь потому, что эти самые компании и банки ведут дела с Россией, и, уважая Россию, благосклонно относятся к представителям, так называемого, крупного бизнеса республик бывшего СССР. Они забывают, что им никогда не избавиться от этой приставки – республики бывшего СССР, и от вторичности своей роли до тех пор, пока Россия не потребует своего назад – возвращения империи СССР.

И это не великорусский реваншизм, когда Кремль мечтает вернуть назад могущество ЦК КПСС и силу СССР, наоборот, те, кто сегодня определяют политику России не хотят и не понимают, что делать с наследием СССР в России. Этого желает, и с каждым днем все настойчивее, русский народ, который составляет подавляющее большинство в России, Украине и Белоруссии. Это русский народ животворит в Казахстане, заставляет богатеть Азербайджан и Туркмению, не позволяет исчезнуть под китайским управлением Монголии, Узбекистану, Таджикистану, Киргизии. Не позволяет Турции поработить Грузию и Армению, а Ирану войти в Дагестан, Ингушетию и Чечню. Везде присутствует десница России и русского народа, так ненавидимого местными национальными элитами, мечтающими все 25 лет независимости окончательно избавиться от покровительства России. И если на Украине и в Белоруссии рука Москвы присутствует физически, то в странах Средней Азии, в Монголии, республиках Прибалтики и даже в Польше, влияние России происходит мистически, на ментальном уровне, ибо совместное проживание с русским народом оставляет неизгладимый след на мировоззрении, обычаях и даже национальной самоидентификации тех, кто сегодня пытается, во многом безуспешно, вытравить, выжечь из себя русский мир, который прочно вошел в самое сердце тех, кто еще вчера жил бок об бок с русским народом.

Пора понять и принять, что нельзя, невозможно избавиться от таких свойств Русской нации, как русская культура и русские традиции, даже независимо от самого носителя этих принципов русского мира, каким бы внешне грубым и малокультурным он не представлялся, ведь именно русский человек одухотворяет все умершее, внешне наносное и чуждое, что веками скапливалось на самом дне народной души тех, кто впитывал чуждую культуру европейского ренессанса, помноженную на настоящий шовинизм просвещенной венецианско – карфагенским духом Европы. Пора признать и перестать сопротивляться, хотя бы в наступившие последние времена перед всеобщей катастрофой низменных страстей, тем остаткам русского мира, который еще теплится, как в носителях его – русских людях, так и в тех, кто десятилетия делил с русским народом радость и невзгоды страшного, предапокалипсического ХХ века. Нужно уважать, по крайней мере, самих себя, даже если не уважаете русский народ и Россию.

Не Россия должна платить Белоруссии за буферную зону, на которой настаивает А.Г.Лукашенко, постоянно повторяя эту мантру, даже не понимая настоящий ее смысл, а Белоруссия должна платить за то, что существует до сих пор. Платить за то, что еще живы предприятия СССР, до конца не развалена советская инфраструктура. Это Украина должна платить за то, что с ней еще разговаривает Запад, а не ввел войска НАТО в ответ на Донбасскую войну и возвращение Крыма в Россию. Это Казахстан должен платить России за то, что Китай еще не занял все значимые места в Мажилисе и не приватизировал все предприятия в китайскую собственность, позволяя бывшему члену Политбюро ЦК КПСС Н.А.Назарбаеву столько лет руководить страной. Это Узбекистан, Таджикистан и Киргизия должны платить России за то, что еще существуют как государственные единицы, а не стали объединенным суннитским халифатом под внешним управлением Великобритании и Ближневосточных монархий. Все бывшие республики СССР должны платить России дань, но не деньгами, а уважением, расположением военных российских баз, рублевой финансовой системой и русским языком, как средством делопроизводства и межгосударственного общения, с приведением местных национальных элит к присяге Кремлю. Всё, ничего больше не нужно, остальное ваше и только ваше!

Но во всей этой стройной системе русского мира есть только один изъян – сам Кремль, как средоточие власти ЦК КПСС, помноженной на олигархический капитализм, принадлежащий офшорам Великобритании и США. Это самый большой минус временного правительства переходного периода, которым является нынешняя кремлевская власть. Единожды совершив подлог в сентябре – декабре 1993 года, вся вертикаль ельцинского преемства несет на себе иудину печать предательства России и русского народа. Никто не поверит, не приклонит смиренно главу тому, кто предал и унизил собственный народ. Ликвидировав сам принцип народной власти указом №1400 от 21 сентября 1993 года, Б.Ельцин совершил государственный переворот, передав власть Государственной Думе и Совету Федерации, не являющимся народными представителями, так как составляют собой лишь две палаты исполнительной и законодательной власти, но не несущих всю полноту народного представительства, которым является съезд народных депутатов и его орган – Верховный совет. Передав власть временному правительству (ГД и СФ России) переходного периода, заговорщики даже не удосужились легитимизировать проект Конституции 1993 года после референдума, а также новые органы власти, которые должно было утвердить Конституционное собрание (Учредительное собрание).

Почему этого не произошло? Испугались малой явки на конституционном референдуме, поэтому саму идею Учредительного собрания – нового съезда народных депутатов просто положили под спуд, до лучших времен. Но чем дальше происходило разграбление страны в виде приватизационных аукционов, тем страшнее становилось заговорщикам, уже не видевшим никакого выхода из создавшейся ситуации, в которую они собственными руками загнали народ и основной закон страны. В надежде, что все придет в норму неким чудесным образом: «рынок сам все отрегулирует», партийная номенклатура, не умевшая мыслить широко, привела страну к дефолту 1998 года, когда через пять лет новейшей истории приватизации страна подошла к своему пределу. Как и прежде, всю тяжесть собственных ошибок и предательства, члены ЦК КПСС переложили на плечи трудового народа, в очередной раз обесценив его сбережения и заработные платы. При этом пришлось найти и того, кто без тени сомнений возьмет на себя ношу государственного управления и ответственности за грехи «отцов», разваливших за пять лет некогда цветущую Державу. На их удивление, В.В.Путин справился, конечно, не без помощи весьма благоприятной внешней конъюнктуры. Прошло еще без малого 15 лет, когда понадобился очередной дефолт, разоривший население за один месяц вдвое – и подобная практика уже стала привычной для постсоветской России, так как не вызывала резкого увеличения негативных тенденций в обществе.

Итак, с 1993 года Россия живет в новых условиях временного правительства переходного периода и этот период явно затянулся настолько, что простого выхода из него в обозримом будущем нет и быть не может. Но и существовать в рамках временного правительства страна тоже не может, при этом никто не знает, когда этот период закончится и, главное, как он закончится. Этого не могут не опасаться в бывших республиках СССР, выстраивая собственные методы защиты от любого возможного сценария развития событий в России. Однако, когда мнимый или подлинный друг защищается от самой России, он не может стать к нам ближе, предпочитая держаться подальше, хватаясь за любое предложение, исходящее, как правило, от тех структур, которые мечтают видеть Россию ослабленной и разделенной на части. Поэтому сегодня, в рамках той парадигмы нынешней российской власти, проповедуемой Кремлем, говорить о любом сближении бессмысленно и абсолютно бесперспективно, что давно поняли на Донбассе, но у руководства ДНР и ЛНР нет иного выхода, как доверять руководству России, ругая в узком кругу всю вертикаль российской власти, не позволяющей опрокинуть соединения АТО единым «Сталинским ударом».

Чтобы возродить СССР в виде нового союза России и братских республик, нужно измениться самой России, ее руководству и ее государственному устройству, то есть перестать быть временным правительством переходного периода. Но как это сделать, какой способ применить? Революционный? Но подобный метод может привести к неизвестным, плохо управляемым процессам, наподобие Майдану Незалежности на Украине в феврале 2014 года. Выборы? Но метод либерально – демократического способа изменения основ государственного управления при условии партийного руководства страной не только не продуктивен, но бессмысленнен. Дворцовый переворот? Но кем и как? Особенно в окружении В.В.Путина, где уже полностью сформировался тот способ управления, который привел к дефолту 2014 года. То есть, любой внутренний метод изменения государственного устройства России чреват неуправляемыми процессами и непонятно, кто будет в конце очередного переходного процесса руководить страной и создавать новые основы государственного строя. Это не наш, не российский метод. Что нужно делать, как вернуть в Россию народное представительство и исполнить Конституцию, которая в статье 3 часть 1 гласит:

Носителем суверенитета и единственным источником власти в Российской Федерации является ее многонациональный народ.

Когда высшим выразителем народной воли является не референдум и не свободные выборы, как записано в проекте Конституции 1993 года в статье 3 часть 3, а съезд народных депутатов, на созыв которого никогда не пойдет нынешняя власть Кремля, опасаясь потери власти уже в первый день работы съезда. Неужели снова, как и сто лет назад, нынешнюю смену государственного устройства будут определять на Западе, в Лондоне, Берлине, Риме, Париже и Вашингтоне? Так и есть, ибо всему западному сообществу, политическим и аристократическим клубам, орденам и масонским ложам необходимо исполнение пророчества, без которого невозможно объединение целого мира под властью Иерусалимского царя. И этим пророчеством является Русский царь, без которого невозможно создание условий для Иерусалимского царя.

Итак, всех нас, все республики бывшего СССР ждет российский реваншизм под скрижалями Русского царя? Нет, не реваншизм, а воссоздание братского союза, но на новых, беспартийных условиях, с доминированием России и русской идеи, как примата русской культуры, языка и традиций, уже прочно вплетенных в национальную ткань всех республик бывшего СССР. Не реваншизм колониального устройства, каким никогда не был СССР и не была Российская Империя, но добровольный союз с уважением прав и всех национальных особенностей, без финансовой разверстки (распределения) общей казны, но по степени участия каждого субъекта федерации в собственном развитии, когда Москва защищает и охраняет от внешних воздействий границы, финансовую и политическую систему, представляя равноправные интересы всех республик русского мира, имя которому Россия. Не СССР с его партийной идеологией, не РФ с олигархическим капитализмом, но Россия – социалистическая монархия национальных элит, равноприближенных к управлению с полной автономностью суверенной экономики и национальных традиций под сенью Русского царя.

 

От национализма до нацизма – или как оппозиция Беларуси при помощи «аналитиков» создает боевые ячейки

Последнее время с экранов телевизоров и страниц газет сплошным потоком льется нескончаемое «нытье» за сколько часов или дней, а главное когда Россия с Путиным оккупируют Прибалтику и Польшу, а также окончательно завоюют Украину. Эти действия имеют под собой четкую основу – создать плацдарм для возможных агрессивных или провокационных действий на границе с Беларусью против России, а местному населению на этом фоне внушить мысль о неизбежности агрессии со стороны Кремля.

Поэтому можно смело утверждать, что процесс, разработанный ведущими специалистами Европы и США для «захвата» суверенных государств, имеющих природные ресурсы или занимающих выгодное географическое положение, проводящих свою независимую и неугодную им политику, апробированный на многих странах Азии, Африки и даже Европы уже запущен и в Беларуси. Вспомните «революция роз», «оранжевая революция», «арабская весна» – это далеко не полный список инсценированных и проплаченных государственных переворотов. Очевидно, что эти действия направлены для смены власти на более лояльную и, соответственно, управляемую. Для начала народных волнений и митингов используются различные актуальные проблемы в стране: претензии к правительству, связанные с тяжелым экономическим положением в стране, коррупция среди государственных служащих, ограничение прав и свобод населения и т.д.

В Беларуси данным фактором ряд независимых экспертов пытаются преподнести угрозу захвата страны ее же стратегическим союзником Россией. Поводом послужило сообщение минобороны России о заказе 4 тысячи 126 вагонов для перевозки военных грузов на белорусскую территорию. Количество вагонов натолкнуло некоторых военных аналитиков на мысль, что российская сторона, используя учения «Запад – 2017», повторит в Беларуси «крымских сценарий».

Главными действующими лицами в процессе нагнетания обстановки в стране, как не странно, являются аналитические центры, существующие за счет грантов. Данные «структуры» под заказ осуществляют сбор данных в стране, а порой и разведданных, формируют выгодные заказчику материалы, которые способны повлиять на формирование общественного мнения в стране.

Эта информация преподносится в СМИ как мнение великих экспертов (порой в 25 и чуть более лет!). Ведь кто как не эксперты и аналитики должны поведать белорусскому населению, что нам угрожает?

При этом, разумеется, присутствуют различные графики, таблицы и диаграммы, ведь авторы исследований – народ грамотный, стажировались в Европе и США. Как им не верить?

В связи с этим, если руководствоваться логикой специалистов, к примеру, Центра стратегических и внешнеполитических исследований Сивицкого и Царика, то напрашивается вывод, что белорусам нужно срочно копать окопы для защиты страны от России и просить помощи у Запада. И самое интересное, что за это их никто даже не обвиняет в предательстве. К слову, Арсений Сивицкий был единственным из Беларуси участником военной игры НАТО «Hegemon», которая прошла в конце января в Польше, где рассматривался вопрос «как защитить государства Балтии и Польшу от атаки России с территории Беларуси».

Данный факт весьма недвусмысленно показывает, кому нужен был этот пропагандистский вброс по поводу захвата страны и кто за ним стоит.

Наличие нарисовавшейся «угрозы» (по мнению упомянутых экспертов) и бездействие по этому поводу властей (или не принятие мер по отношению к таким специалистам), заставляет простого человека обратить внимание на представителей оппозиции, которые воспользовавшись ситуацией, начинают создавать чуть ли не боевые ячейки для защиты страны и пропагандировать национализм или радикализм. Хотя анализ информационного поля соседних с Беларусью стран показывает, что там развиваются процессы гораздо более интересные.

К примеру, в начале января 2017 года глава МИДа Польши Витольд Ващиковский, комментируя проблемы вещания белорусскоязычного телеканала «Белсат», предложил белорусам учить польский. С чего это вдруг?

Однако провокационное высказывание польского министра в отличие от информации по вагонам не вызвало бурю эмоций в рядах аналитиков и оппозиционеров. Давно известно, что те, кто пытается втянуть население того или иного государства в свои геополитические игры, вовсе не собираются беречь так называемую «национальную идентичность». Просто господа белорусские «свядомые» пытаются этого не замечать – ведь деньги они получают именно от тех же лиц и организаций, в том числе, и от Польши. Они, к слову, нигде официально не работают, поэтому пользуются любым поводом для того, что собрать под свои знамена недовольных, обиженных, не разобравшихся в ситуации или просто озлобленных людей. Оппозиция проявляет трогательную заботу о народе – год назад они пытались пристроиться паровозом к индивидуальным предпринимателям, сегодня отстаивают священное право не работать, создавая общий фон недовольства. А между тем, призывая народ выходить на митинги, они отрабатывают «свои зарплаты», попутно устраивая подставы с маханием флагов, криками «Жыве Беларусь» и призывами менять власть.

Аналогичная ситуация происходила и в соседней Украине, просто многие это уже позабыли или не хотят акцентировать на этом внимание. Там националисты тоже призывали прекратить все связи с Москвой, свергнуть неугодное правительство и президента, создавали радикальные структуры и под многозначительные улыбки и деньги западных политиков утверждали, что украинцы, порвав, наконец, со своим историческим прошлым и Россией, заживут припеваючи в дружной европейской семье.

И во что теперь превратили одну из богатейших стран Европы эти деятели? Каждая происходившая на Украине революция только ухудшала ситуацию. Под крики «Слава Украине!» страну погрузили в пучину экономического хаоса и гражданской войны.

Сегодня вдоль украинских дорог размещены многочисленные билборды, с которых жителей страны поздравляют с праздниками боевики неонацистских батальонов, которые на видеороликах, коими пестрит портал «Youtube», безнаказанно убивали милиционеров на Крещатике, мирное население Донбасса, жгли людей в Доме профсоюзов в Одессе…

В опубликованном в начале июня 2016 года докладе спецдокладчика ООН по вопросу о внесудебных казнях, казнях без надлежащего судебного разбирательства и произвольных казнях «Правый сектор» отнесен к числу «склонных к насилию ополчений, которые действуют в качестве самостоятельной силы благодаря официальному потворству на высоком уровне и при почти полной безнаказанности».

Лидер правящей партии в Польше «Право и справедливость» Ярослав Качиньский даже заявил, что будущее польско-украинских отношений находится под знаком вопроса из-за того, что Украина основывает свою историю на традициях УПА и организаций, которые совершали чудовищные преступления против людей. Это говорит одна из весомых политических фигур Польши, страны, которая всячески помогала революции в Киеве!

В тоже время, в Беларуси к созданию подобных структур сегодня призывают представители оппозиции, входящие в так называемый Белорусский национальный конгресс (БНК).

Лидерами этой непризнанной и незарегистрированной организации являются всем известные Статкевич, Некляев, Шушкевич и многие другие псевдодеятели, которые призывают страны ЕС и США ввести против своей же страны и своего же населения санкции.

В настоящее время, по словам того же Статкевича, совет БНК принял решение образовать в составе региональных коалиций демократических сил военные комиссии, в задачи которых войдет организация мероприятий «по военно-патриотическому воспитанию с целью подготовки граждан региона к выполнению конституционного долга по защите независимости Беларуси. Причем военные комиссии будут образованы во всех городах, где есть объединенные коалиции демократических сил. По его словам, в случае критической ситуации функции военной комиссии могут расшириться, и она станет «общественным военкоматом». То есть сейчас БНК не скрываясь, заявляет о создании своих боевых отрядов якобы для обороны независимости страны, что удивительно – параллельно с действующей армией. Вот вам и готовые отряды молодчиков-националистов готовых бить витрины, поджигать машины и кидать коктейли Молотова в сотрудников правоохранительных органов. От национализма недалеко до нацизма. Белорусы как никто знают, что это такое и каковы его последствия.

Для новоявленных экспертов и политиков, якобы переживающих за свою страну, но не желающих адекватно оценивать все возможные риски и угрозы, наверное, будет интересно узнать, что они играют с огнем. Уже выросло целое поколение, для которого Бандера, Витушка, Шухевич, Гадлевкий и другие полицаи – не кровавые преступники, фашистские приспешники и палачи тысяч невинных людей, а национальные герои.

Да, многое упущено, но не все потеряно. Поэтому, в настоящий момент очень важно не упустить контроль над ситуацией, когда на фоне «экспертного мнения» простые люди – патриоты своей страны, могут попасть под влияние продажных оппозиционеров-националистов с видом на жительство или гражданством других стран, одной рукой указывающих на мнимую угрозу, а другой загребающих выгоду от пожара революций.

Так что происходящее – результат длительной и целенаправленной работы проамериканской пропагандистской машины, заинтересованной в уничтожении страны посредством раскручивания русофобии и радикализма.

Постсоветские реалии Русского мира: итоги и перспективы

«Люди мирно живут между собой и согласно действуют только тогда, когда они соединены одним и тем же мировоззрением: одинаково понимают цель и назначение своей деятельности» (Лев Толстой).

 

          Главной особенностью современной эпохи в развитии человечества является генерализация социального пространства совместной жизни людей и превращение мирового сообщества в глобальный социум. Историческая жизнь глобального социума разворачивается как взаимодействие духовно-практических потенциалов народов Восточной и Западной, Южной и Северной цивилизаций. Формирование современного социума в качестве единого общественного организма предполагает утверждение в управлении социальными процессами максимально целостной концепции исторического прогресса. Эту задачу в исторической судьбе человечества и призвана решить Северная цивилизация российских народов, объединенных  русской нацией.

Сознание северных народов, возникая в максимально жестких природных условиях, заставляет индивидов с особым вниманием следить за изменениями окружающей природы и очень высоко ценить взаимопомощь, социальную «справедливость» в отношениях между людьми. «Арктическое самосознание» людей – это осознание себя в экстремальных измерениях бытия и постижение своих способностей на фоне безбрежных просторов мироздания, требующих от индивидов максимальной свободы и нравственной сплоченности. Следовательно, «арктическое сознание» есть исходная форма вселенского мировосприятия человечества, завершившего начальное обучение в условиях земной природы и вступившего на путь освоения иных планетных миров.

В безбрежном пространстве Вселенной главной движущей силой развития человечества становится творческое постижение действительности, основанное на конструктивном характере вербального общения людей, на идеальных смыслах наших слов, нацеленных на совершенствование духовного существа человека (Л.А. Гореликов, Онтологический символизм как мировоззренческая парадигма глобального синтеза // «Академия Тринитаризма», М., Эл № 77-6567, публ.18069, 13.06.2013). Поэтому главным руководством духовного возрождения русского народа в современном мире должно стать «Русское слово» как генеральная сила в самоутверждении Русского Разума (Л.А. Гореликов, Принцип «целостности» как генеральный императив научно-философского познания глобального социума // «Академия Тринитаризма», М., Эл № 77-6567, публ.22417, 20.08.2016). Русский народ при реализации своей исторической миссии в обустройстве северной цивилизации и преображении всего мирового сообщества должен руководствоваться наиболее разумной, гуманистической и вполне реалистической концепцией мироздания как продукта созидательной энергии мирового Слова.

В отличие от практических установок цивилизаций Запада и Востока, направляющих действия людей к личной «свободе» или родовому «единству», дух северных народов оформляется в ходе приоритетного развития «этнокультурных» начал общественной жизни, снимающих противоположность «индивидуализма» и «коллективизма» силой духовного творчества. Созидательная энергия этнокультурных сообществ преодолевает эгоистический «релятивизм» западного и догматический «коллективизм» восточного укладов жизни на основе укрепления «духовно-братских», «идеально-дружеских» отношений между людьми как равноправными личностями, связанными друг с другом «нравственными» узами. Именно братский дух этнокультурного содружества определяет  идейно-психологическую суть российского социума, скрепленного в своих жизненных началах трехликим единством русского народа как нравственной субстанции общероссийской исторической практики, как духовного союза малороссов, великороссов и белорусов. Однако гражданские конфликты 1917-1922, 1991-1993 и 2014-2016 годов говорят о нарастающем духовном кризисе Русского мира, о разрушении этнокультурных оснований российского общества.

Характерной особенностью Русского мира является необходимость постоянной идейной подпитки его жизненных ресурсов: он не переносит «бездуховного» существования и разлагается в условиях сугубо «плотского» образа жизни. К сожалению, государственная воля РФ мало учитывает нравственные запросы русских масс и интеллектуальные интенции в развертывании глобальных потенциалов современной общественной практики. Очевидным свидетельством «безумной слабости», «безыдейности» жизненных ресурсов современной России служит статья 13 Конституции страны, запрещающая россиянам иметь «общенациональную идеологию». Этот идейный «провал» крайне негативно сказывается на общем ходе развитии российского социума. Если итогом политических трансформаций РФ в 90-е годы прошлого столетия стал развал хозяйственно-экономического базиса общественного воспроизводства, то главным результатом нулевых годов нового века оказалось разрушение творческих традиций советской общеобразовательной школы. Дальнейшим разрушением образовательных ресурсов России стал во втором десятилетии текущего века подрыв исследовательского потенциала РАН.  Сегодня РФ уже не способна эффективно обеспечивать поступательное развитие Арктической цивилизации, не может продуктивно направлять практические усилия народных масс в созидании достойного будущего, трагическим свидетельством чего и стал украинский разлом Русского мира.

Еще большее падение научно-образовательного уровня по сравнению с потерями российского общества наблюдается в жизни украинского социума, наиболее индустриально развитого и интеллектуально продвинутого в советские времена, а сегодня полностью отказавшегося от самостоятельного курса в проектировании собственного будущего в пользу европейского руководства. Остается признать, что в реалиях постсоветской действительности роль интеллектуального лидера Русского мира должна взять на себя братская Беларусь, еще не сказавшая своего заветного слова в общероссийской исторической практике и сохранившая в проведении социальной политики многие принципы советской системы образования и государственного управления.

Уже в самом имени белорусского народа содержится мысль о его «чисто русской» природе. И годы Великой Отечественной войны показали всему миру духовную стойкость белорусов в самоотверженной защите своей Родины. Ныне созидательный, творческий настрой белорусской души должен стать нравственным началом возрождения всего Русского мира, побуждая и великороссов, и украинских малороссов к духовному и социальному единению, к сплочению в братскую семью русских народов.

Утверждение Беларуси в качестве нравственного лидера Русского мира требует от нее прежде всего революционного прорыва в развитии научных знаний, ставших в ХХ веке главным источником социального обновления. Поэтому важнейшим показателем лидерской способности белорусского народа в перспективном самоопределении Русского мира должен стать перевод хозяйственной системы республики Беларусь с режима «экономики вещей» на режим «экономики знаний». Беларусь должна направить свои интеллектуальные усилия прежде всего на разработку теоретических проблем в осмыслении мировой целостности, предоставив РФ возможность уделять большее внимание решению прикладных, производственно-технических задач, в том числе и военно-технического характера. Лишь идейный прорыв, концептуальная мощь научной мысли в теоретической реконструкции мировой целостности могут обеспечить надежную защиту Русского мира от внешней агрессии.

Современная наука как идейная основа передовой общественной практики носит фундаментально-теоретический характер: ее развитие инициируется не объемом эмпирических наблюдений, а способом их концептуального описания, логической системой «универсальных принципов» воспроизведения действительности. Главным руководством духовного возрождения русского народа в современном мире должно стать Русское слово как жизненная сила самоутверждения Русского разума (Л.А. Гореликов, Идейные начала современного «русского мировоззрения» в научно-философской концепции «онтологического символизма» // «Академия Тринитаризма», М., Эл № 77-6567, публ.22199, 16.06.2016).

Сегодня будущее Русского мира зависит от единства действий трех ветвей власти белорусского социума — народных масс, церковного собора и государственных органов. Если в исторических коллизиях украинского общества раскрепощенная стихия народной «воли» подавляет логику государственной мысли, а пространственная ширь русской земли и православная вера в Божий промысел ослабляют волю великороссов в управлении государством, то в жизни белорусского социума повседневные стремления народных масс и всемирный замысел православной церкви обретают соразмерное единство и обеспечивают наиболее плодотворное участие государственного разума в созидании лучшего будущего. Беларусь — это есть «чисто-русское» национально-государственное объединение гражданских масс, нравственная сила которых с наибольшей полнотой выражается в действиях государственной власти, в постановлениях государственного ума, в решениях национального Лидера Беларуси. Сегодня именно Президент Беларуси становится живым средоточием Русской воли в созидании будущего (Гореликов Л.А. Жизненный ресурс Русского Мира в историческом пространстве глобального социума).

Обобщая содержание всего вышесказанного, следует прежде всего подчеркнуть фундаментальны факт «глобализации» мирового сообщества как процесса универсализации жизненного пространствасовременныхцивилизаций, грозящего при отсутствии должного взаимопонимания между ними катастрофой термоядерной войны. На фоне такой угрозы генеральной стратегией построения разумного будущего человечества становится логика вербального общения людей как первоосновы их конструктивного мышления и взаимного понимания в оценке происходящих событий.

Началом крушенияразумного международного порядкавторой половины ХХ века стал крах«мировой системы социализма» и распад СССР как ее политического ядра. Этот социальный обвалпоказал на практике историческую ограниченность идеологии «пролетарского интернационализма», локальный смысл классовой солидарности в действиях людских масс и обнажилфундаментальный характер этнокультурных традиций в жизнимировых цивилизаций. Главным итогомразрушительных процессов конца прошлого векаоказалось «социально-политическое» разъединениерусского этноса, бывшего прежде нравственной опорой Северной цивилизации и ставшего нынесамым многочисленным  разделенным народом: этот «количественный распад» Русского мира был «качественно» закреплен Киевской революцией достоинства, отвергшей русские корни Украины и провозгласившей «европейский выбор» украинского общества. Не отвергая право любого этнического сообщества на «духовное самоопределение», следует в то же время осмыслить разумные пути в достижения взаимного согласия народов в претворении будущего, тем более таких близких по исторической судьбе, как русские, украинцы и белорусы: Северная цивилизация не выполнит свой исторический долг в гармоничном преображении мирового социума без разумной консолидации всех сил русского народа.

С этой целью политическому руководству Беларуси, РФ и Украины предлагается реализовать следующие мероприятия по справедливомуразрешению «русской проблемы» в современном миреи разумной консолидации практических действий русского народа в претворении будущего.

  1. Предложить руководству РФ вынести на всенародное обсуждение вопрос об отмене статьи 13 Конституции РФ, запрещающей иметь в стране общенациональную государственную идеологию и этим отвергающей разумную сплоченность гражданских масс в достижении желанного будущего. «Люди одного народа, – предупреждал в начале ХХ века россиян Лев Толстой, – живут более или менее мирно между собой и отстаивают дружно свои общие интересы только до тех пор, пока живут одним и тем же усвоенным и признаваемым всеми людьми народа мировоззрением».
  2. Рекомендовать государственным лидерам Украины, РФ и Беларуси руководствоваться в политической практике наиболее гуманистической и максимально разумной концепцией мироздания как продукта созидательной энергии мирового Слова: «В начале было Слово, и Слово было у Бога, и Слово было Бог» (Иоанн: I–1). Современной концептуально-логической версией гуманистической идеологии Вербальной целостности мирового бытия служит научно-философская система «онтологического символизма».
  3. Для укрепления традиционной культуры российских народов в реалиях глобального социума рекомендовать политическим лидерам Украины, РФ и Беларуси вернуть в государственные паспорта жителей республик на основе их добровольного решения отметки о национальной принадлежности.
  4. Рекомендовать политическому руководству Украины для достижения гражданского мира в стране признать в качестве «государственного языка» наряду с «украинским» («малоросским») также «русский» («великоросский») язык.
  5. Рекомендовать политическому руководству РФ для устранения правового неравенства русского населения страны с представителями иных коренных народов России, имеющих национально-государственные автономии, создать на базе трех «героических» традиционно-русских областей — Курской, Орловской и Тульской — конфедеративную Русскую автономную республику с возможностью свободного присоединения к ней и остальных областей с преобладанием граждан русской национальности и не входящих в состав других российских автономий. Формирование автономной Русской республики с традиционно патриотическим самосознанием русских граждан скрепит социальный организм Российской Федерации как костная система скрепляет организм животных особей, защищая внутренние органы и поддерживая их единство в реализации жизненных функций.

 

Гореликов Л.А. – д.ф.н., профессор, академик Ноосферной общественной академии наук

БНК – филиал «Правого сектора» на Беларуси

22 января бывший кандидат в президенты Беларуси Николай Статкевич на своей странице в «Фейсбук» написал, что везде, где есть объединенные коалиции демократических сил, будут образованы военные комиссии.

Причем задачами региональным военным комиссиям официально несуществующая и не зарегистрированная структура под названием «Белорусский национальный конгресс» определила:
организацию мероприятий по военно-патриотическому воспитанию с целью подготовки граждан региона к выполнению конституционного долга по защите независимости Беларуси;
анализ настроений военнослужащих, проходящих службу в воинских частях региона, степени их готовности к обороне страны при агрессии со всех мыслимых направлений;
в случае внешней агрессии – оказание помощи государственным органам по мобилизации военнообязанных и противостоянию агрессии».

К слову, БНК создан по инициативе группы «известных общественных деятелей» Беларуси и, так называемых, лидеров оппозиции, таких как Н.Статкевич, В.Некляев, С.Шушкевич, Д.Дашкевич и других деятелей, не имеющих не только никакого отношения к Вооруженным Силам, но и понятия как что-либо делать.

Интересно, что главной целью создания военной комиссии БНК является «сохранение и укрепление независимости Беларуси». Таким образом, военная комиссия, равно как и «белорусский конгресс», являются в полной мере националистическими структурами.

Ничего не напоминает? Тогда вспомним высказывание руководителя киевской организации «Правого сектора» Андрея Тарасенко, которое прозвучало четыре года назад: «Для нас Европа не является целью. На самом деле присоединение к Европе означало бы смерть для Украины. Европа станет смертью для государства и для христианства. Мы хотим Украину для украинцев, управляемую украинцами и не служащую интересам других».

«Правый сектор» – радикальная организация ультраправых националистов, сыгравшая не последнюю роль в развитии событий в Украине. За свой недолгий период существования данная структура успела пройти путь от главной движущей силы революции и героев Майдана до «бандитов-террористов» и серьезного фактора нестабильности, всерьез угрожающего военным переворотом в стране. Главной целью организации также было построение национального украинского государства и сохранение независимости страны. Филиалы/ячейки «ПС» были организованы не только во всех областных, но и районных центрах.

Странные совпадения – не находите?

Впервые националистические группировки в Украине получили возможность проявить себя во времена первого майдана – «оранжевой революции». Тогда они принимали активное участие в массовых беспорядках в Киеве, однако настоящая «минута славы» националистов произошла в 2014 году, во время «Евромайдана» в Киеве. Именно тогда неожиданно и крупные, и мелкие националистические организации переродились, слившись в единое целое, и впервые прозвучало название «Правый сектор».

Представители «Правого сектора», прямые наследники партизан-предателей УПА и ОУН, приняли не только идеологию своих предшественников, но и все возможные их атрибуты, включая символику,  лозунги и речевки. Частично это начало уже проявляться и в Беларуси: флаги, призывы, «Жыве Беларусь» и т.п.

Большинство бойцов подразделений «Правого сектора» не скрывали, что проходили многомесячную подготовку в специальных военных лагерях, организованных не только в Украине, но и в соседней Польше. К призыву аналогичного патриотического воспитания призывают и «лидеры» белорусской оппозиции. Вот только, добровольческие батальоны «ПС» стали той спичкой, которая разожгла пожар войны на Украине.

Выходит, что реализуя свою программу, новоявленные «белорусские революционеры» толкают страну в пучину гражданской войны и взаимной ненависти, вражде с другими народами и народностями! Надо ли нам ситуация подобная украинской – навряд ли. Это значит, что и подобных лидеров надо гнать «поганой метлой» к их хозяевам, которые, подкидывая деньжат в виде грантов, пытаются уничтожить еще одну независимую страну.

Жизненный ресурс Русского мира в историческом пространстве глобального социума

«Система правительственного материализма, опиравшаяся исключительно на грубую силу оружия и не ставившая ни во что моральное могущество мысли и свободного слова, – эта материалистическая система привела уже нас однажды к севастопольскому разгрому». Вл. Соловьев.

 

Главной особенностью современной эпохи в развитии человечества является генерализация исторического пространства совместной жизни людей и превращение мирового сообщества в глобальный социум, изменяющийся по всеобщим законам социально-исторической необходимости и выражающий сознательные усилия людских масс в претворении желанного будущего. Историческая реальность глобального социума разворачивается как взаимодействие духовно-практических потенциалов народов Восточной и Западной, Южной и Северной цивилизаций и направляется универсальным ритмом развития всего мироздания. В этих условиях судьба как всего человечества, так и каждой локальной цивилизации будет зависеть от степени соответствия субъективных установок коллективной деятельности людей объективным тенденциям в генезисе мировой целостности. Если жизнь южных народов руководствуется в основном природными ритмами, питающими чувственные влечения их сознательных действий, а характер восточного мира определяется традициями семейно-родовых общин, нацеленных на продолжение рода и подкрепляющих сплоченность людей в борьбе с природными стихиями силой рассудка как энергией локального, эмпирического разума, то индивидуалистические стремления граждан западного сообщества направляются логикой интеллектуального, теоретического, универсального разума в проектировании будущего.

Катастрофическое обострение в наступившем столетии глобальных, межцивилизационных противоречий, угрожающих существованию человечества безумием новой мировой войны, теперь уже термоядерной по разрушительной мощности,свидетельствует о неадекватности используемых социальных стратегий уровню сложности решаемых ныне задач, о несоответствии потенциалов современной общественной мысли объективным законам развития Вселенной, о нарастающем конфликте в историческом пространстве мирового сообщества жизненных ресурсов человеческих чувств, рассудка и интеллекта. Современный социум крайне нуждается в глобальной идеологии, способной примирить нравственные установки основных цивилизационных миров в разумном построении будущего. Становление глобального социума как единого общественного организма предполагает утверждение в управлении социальными процессами максимально целостной концепции исторического прогресса, отформатированной в соответствии с логикой развития всего мироздания, утверждающей гармонию чувств, рассудка и интеллекта в управлении социальной практикой на основе творческих ресурсов общественного сознания. Именно эту глобальную задачу в исторической судьбе человечества и призвана решить Северная цивилизация.

Самоопределение русского народа в исторических свершениях российского социума

            Идейной основой практического самоопределения в жизненном пространстве глобального социума русского народа как этнокультурного ядра северной цивилизации должен стать подлинно всемирный научно-философский разум, способный предложить человечеству логически единую и универсальную по предметному содержанию картину мировой целостности. Концептуальным выражением стремления русского разума к постижению глобальных структур мироздания стало идейное сопряжение в лоне отечественной интеллектуальной традиции фактов научного опыта и логики философского мышления на основе моделирования ноосферных зависимостей окружающей действительности, соединяющих жизнь человеческого сообщества с разумным смыслом вселенского бытия. Практическая цель подлинно «ноосферного» научно-философского мышления состоит сегодня в том, чтобы устранить локальность, фрагментарность в теоретических воззрениях современного социума, еще не преодолевшего в своей динамике ограниченность идейных установок уходящей эпохи «социально-корпоративного экстремизма» и «национального эгоизма», и предложить человечеству целостную картину мира в универсальном единстве физической, биотической, социально-исторической и духовно-личностной сфер бытия.Глобальный научно-философский Ум человечества, утверждающий гармонию бытия, должен направлять дальнейшее развитие мирового сообщества как социального пространства конструктивного общения стран и народов.

Стремительное разрастание в новом столетии пространства социального хаоса требует от русского научно-философского разума максимальной социально-практической концентрации собственных усилий в разработке целостной, «ноосферной» картины мира, способной указать универсальные пути достижения мировым сообществом межцивилизационного согласия и претворения в отношениях между людьми идеалов социальной справедливости и братской любви, утверждающих живую связь человеческого существа с божественным, творческим началом бытия. Однако надо признать, что реальная логика действий России в современном мире очень далека от постановки этой судьбоносной для человечества задачи и осуществляет в действительности отработанную в веках доктрину «бинарности» российской социально-исторической практики – «евразийской» по своей природе, в рамках которой страна периодически меняет векторы своего культурного развития, следуя то за Западом, то за Востоком.

Первоначальный этап такой «бинарной» стратегии исторической жизни России, обозначенный преданием о призвании на княжение в восточнославянские земли варяжских воителей Рюрика и его братьев, существенно сблизил быт возникшего государства Киевской Руси с западноевропейским социальным укладом и выявил ее «прозападные» наклонности, закрепленные в духовном плане принятием христианской религии и определившие характер украинских «малороссов». Нашествие монголов отвергло западное направление развития русского мира и наметило его «восточные черты». Этот «восточный» образ жизни получил национально-русское оформление с обретением Московским государством политической независимости и его выходом на мировую арену с претензией на всемирную значимость собственных действий в утверждении истины православной веры. Социальная смута и нашествие поляков в начале XVII столетия стали проверкой духовной сплоченности русского народа, закрепили «восточные» приоритеты в нравственном укладе великорусского этноса, доказавшего самоотверженной борьбой за независимость Московской державы свою самобытность в отношениях с Западом.

Однако церковный раскол 2-й половины XVII века разрушил духовное единство русского народа, нарушил взаимосогласие государства и православной церкви, что позволило Петру Первому осуществить новый разворот российского сообщества в сторону Запада и провозгласить создание Российской империи, спроектированной по образцам европейского абсолютизма. Государственный разум Российской империи, взращенный на идеях европейского рационализма и правового универсализма, полностью отстранился от задач нравственного развития русской народной жизни. Самодержавный строй царской России подавлял как идейное развитие Русской православной церкви, так и ментальные особенности русского народа, ограничивая возможности его духовного роста и подрывая этим свои социально-психологические, этнокультурные основания.

Усиление могущества Российской державы на мировой арене привело в середине XIX столетия к объединению сил ее главных геополитических противников в лице Британии, Франции и Турции и поражению в Крымской войне. Это поражение обозначило переломный момент в исторической судьбе России, утратившей в отрыве от своих родовых корней духовно-нравственный потенциал дальнейшего социального развития и все более раздираемой внутренними противоречиями. Первая мировая война окончательно разрушила нравственные устои Российской империи и вызвала в феврале 1917 года низвержение русского самодержавия при активном содействии его падению западных союзников.

Однако плодами антимонархической революции воспользовались радикальные политические силы, захватившие власть в российском обществе, отвергшие ценности западного индивидуализма и вновь положившие в основу социальной стратегии патерналистскую идею восточной цивилизации о духовно-нравственном единении верховного правителя и народных масс. Формальный отказ новой коммунистической власти от религиозных ценностей в управлении социальными процессами на практике оказался обожествлением земных вождей советского общества, их партийной свиты и практической воли. Таким образом, коммунистическая идеология СССР возродила «языческие» традиции религиозного освящения органов государственной власти как выражения воли народных масс, отвергнув западную идею о ведущей роли индивида в жизни общества.

Если Восток консолидирует массы, но нивелирует индивидуальные потенциалы  личностей, подчиняя их требованиям социальной иерархии во главе с верховным правителем, то Запад интенсифицирует волю индивидуальных лиц, но подрывает нравственную стабильность, идейную сплоченность социального организма, требуя от него постоянного духовного обновления. Деструктивная мощь личностного начала и стала главной причиной крушения в 1991 году СССР, всецело настроенного на борьбу с внешними угрозами и не сумевшего адекватно ответить на идеологические вызовы конца XX века, связанные с культивированием нравственной свободы в жизнедеятельности народных масс. Возникшие на территории бывшего СССР суверенные национально-государственные сообщества разделились в своих социальных приоритетах, ориентируясь в претворении будущего или на Запад, или на Восток, наглядно демонстрируя этим внутреннюю слабость «евразийской» доктрины социально-исторической жизни российского общества.

Пришедшие к власти в РФ «либералы» отказались от самобытного курса развития страны и полностью подчинили ее социальное существо геополитическим интересам Западной цивилизации. Доминанта в жизни постсоветской России прозападной идеологии, ориентированной на индивидуальный успех граждан в претворении своих интересов, привела в конце 90-х годов прошлого века к полному развалу российской экономики, что заставило правящую элиту перейти к реализации более самостоятельного курса развития страны, нацеленного на восстановление ее государственного суверенитета как в экономике, так и в политике. Основным проводником этого «неолиберального» патриотического курса в развитии РФ стал В.В.Путин, политический замысел которого и определил общую динамику исторической жизни российского социума первых двух десятилетий XXI века.

Но сам Запад, спровоцировав в 2014 году политический кризис на Украине, жестко обозначил пределы «прозападного курса» в жизни постсоветской России и заставил ее вновь обратиться к Востоку как хранителю социокультурной традиции, как гаранту российской идентичности. Однако и этот выбор не решает проблему нравственного самоопределения русского народа в современном мире, подчиняя его действия установкам чужой ментальности, что грозит российскому социуму новыми геополитическими осложнениями. Наблюдаемое в истории России нравственное «иждивенчество» государственной власти в проектировании будущего страны за счет присвоения опыта Запада и Востока может неожиданно и очень печально для нее закончиться, когда прежние благодетели, видявнутреннюю «слабость», душевную «неустойчивость» своего бывшего протеже, теряют к нему уважение и отбирают у него средства существования. Метания России между Западом и Востоком могут в итоге привести к объединению сил Китая и США для раздела российских территорий.

Насколько оправданы эти опасения возможной смертельной угрозы будущему России? Для ответа на этот вопрос следует более детально оценить общую динамику российской истории в цивилизационных разворотахгеополитического курса страны, определитьисторические перспективы постсоветской России и выбрать оптимальное направление ее дальнейшего развития. Как указал Президент Путин в Послании Федеральному Собранию на 2017 год, перед российской наукой «стоит двоякая задача: оценить, спрогнозировать тенденции будущего и предложить оптимальные решения для ответа на вызовы, с которыми мы столкнёмся»(В.В.Путин, 01.12.2016). Позволю себе сделать такой прогноз на ближайшую историческую перспективу российской жизни.

Жизненные пределы евразийской стратегии в развитии российского социума

            Предпоследний исторический разворот российского общества в сторону Западной цивилизации был связан с распадом в 1991 году Советского Союза и социально закреплен разгоном 4 октября 1993 года Съезда народных депутатов и Верховного Совета Российской Федерации, а также принятием в декабре того же года ее новой Конституции. Ознаменованный данными событиями прозападный цикл в жизни страны продолжался до февральских событий в Киеве 2014 года, напугавших Кремль явлениями русофобии, национального экстремизма и заставивших его срочно искать союзников на Востоке. Таким образом, общая продолжительность  «прозападной ориентации» РФ охватывает 21 год (2014–1993=21). Коммунистическая эпоха российской истории, характеризуемая ее «восточным уклоном» при выборе социального партнерства, длится в своей максимальной протяженности 74 года (1991–1917=74). Если исключить из этого отрезка советской истории годы гражданской войны и период НЭПа (1921 – 1928), то интервал сократится до 63 лет (1991–1928=63). Следовательно, если мы разделим длительность «советского времени» на годы «прозападной ориентации» РФ, то обнаружим трехкратное сокращение длительности геополитического цикла в жизни постсоветской России по сравнению с советской эпохой (63:21=3).

Обратимся для уточнения нашего обобщения к истории императорской России, связанной в своих истоках с деяниями Петра Первого и его выбором европейского курса развития страны. Царь Петр по результатам победы над шведами в Северной войне провозгласил в 1721 году Россию империей. Следовательно, имперский период охватывает около 200 лет российской истории (1917–1721=196). Как видим, общая динамика российской исторической практики в ее геополитических разворотах сохраняет тенденцию к трехкратному сжатию своей длительности (196:63=3,1). Проверим еще раз данную тенденцию на основе соотнесения имперского интервала российской истории с длительностью «восточной ориентации» древнерусского общества, обозначенной в своих началах монгольским разгромом русских княжеств в походах 1237–1238 и 1239–1240 годов (1721–1238=483). Общая тенденция к сокращению в трехкратном размере длительности последующего цикла геополитического курса развития страны по сравнению с предшествующим этапом сохраняется и здесь (483:196=2,46). Исходя из этой закономерности, можно сделать прогноз, что очередной кризис российской идентичности может разразиться уже через 7–8 ближайших лет (21:3=7 или же 21:2,5=8), т. е. произойдет в начале третьего десятилетия этого века (2014+7=2021 или 2014+8=2022). Очень опасаюсь, что такая скорая развязка наших братских уз с Китаем может быть вызвана его сговором с США, не предвещающим для России ничего хорошего.

Поэтому РФ должна предпринять экстраординарные усилия по укреплению своей идеологической, научной, финансово-экономической и производственно-технической независимости в современном мире. Обеспечить такую интеллектуальную самостоятельность, идейную независимость страны будет крайне сложно на основе предлагаемой Кремлем стратегии развития «конкурентных отношений» в научной среде: «А в научной сфере, как и везде, – подчеркивает Президент РФ, – будем развивать конкуренцию, поддерживать сильных, способных дать практический результат. Это необходимо учитывать и Российской академии наук, всем научным организациям» (В.В.Путин, 01.12.2016). Думаю, что сила Русского мира — не в противоборстве и конкуренции этнических и социальных сил, а в их взаимопонимании и единении в созидании разумных контуров совместного будущего.

В условиях нарастания глобальных угроз будущему России наиболее приемлемым для нее выходом будет укрепление сплоченности, мобилизационной готовности населения к худшему сценарию исторических событий, что предполагает интенсивное развитие собственного идейного потенциала российского социума, всемерное углубление его цивилизационной идентичности в мировом сообществе, обусловленной в первую очередь духовным настроем русского народа и не тождественной «евразийской» размерности исторического процесса. Вся сложность самоидентификации русского народа в реалиях современной общественной практики связана с его мировоззренческими особенностями, выражающими не локальные установки законодательного регламента государственной власти, а идеальные, нравственные приоритеты особой Северной цивилизации, отличной как от Восточной, так и от Западной. Другими словами, историческая жизнь российского социума направляется не частными циркулярами государственных чиновников, а вселенским размахом духовных стремлений человечества и русского этноса как социального лидера северных народов. Поэтому радужные «научныепроекты» либеральных вождей постсоветской РФ «превратить исследовательские заделы в успешные коммерческие продукты» совершенно беспочвенны, не выполнимы при сохранении русской социальной и интеллектуальной традиции: «Это касается, – признается В.В.Путин, – не только нашего времени, и даже не советского, а ещё в Российской империи всё было то же самое» (Путин, 01.12.2016). Наивная вера, что можно силой сломать эту коллективистскую традицию русской жизни — крайне опасное заблуждение людей, еще не знавших «русского бунта». Если «государственные мужи» РФ не прислушаются к голосу «русского разума» и сочтут себя выше народной воли, то они столкнутся в ближайшем будущем с теми же эксцессами, которые произошли сто лет назад с Российской империей: нравственный раскол между народом и правящей элитой — это самая большая угроза будущему страны в течении ближайших 5 лет.

Сознание «северных народов», формируясь в максимально-жестких природных условиях, заставляет индивидов с особым вниманием следить за изменениями окружающей природы и очень высоко ценить взаимопомощь, социальную «справедливость» в отношениях между людьми. Поэтому «арктическое самосознание» людей – это осознание себя в экстремальных, глобальных измерениях бытия и постижение своих способностей на фоне безбрежных просторов мироздания, требующих от индивидов максимальной свободы и нравственной сплоченности. Следовательно, «арктическое сознание» есть исходная форма вселенского мировосприятия человечества, завершившего свое начальное обучение в локальных условиях земной природы и вступившего на путь освоения иных планетных миров. В безбрежном пространстве Вселенной главной движущей силой исторического развития человечества будет творческое постижения действительности, основанное на разумном, конструктивном характере вербального общения людей, на идеальных смыслах наших слов, нацеленных на совершенствование духовного существа человека. Космический горизонт грядущей истории человечества предъявляет людям жесткие требования в творческом, объективно-всеобщем, разумно-созидательном переформатировании своих духовно-нравственных ресурсов на основе культивирования символических значений «родной речи».

Если действия Западного социума направляются логикой «индивидуализма», требованием максимума гражданской свободы в поведении людей как «горизонтальным» их самоопределением в созидании лучшего будущего на основе равенства прав в достижении личного благополучия, то общество Востока руководствуется духом «коллективизма», выражающего семейно-родовой уклад человеческой жизни с ее жесткой вертикальной дифференциацией прав «старших» и «младших». В отличие от практических установок цивилизаций Запада и Востока дух северных народов, возникая в экстремальных условиях природной среды, оформляется в ходе развития «этнокультурных» начал социальной истории человечества, снимающих противоположность «индивидуализма» и «коллективизма», преодолевающих эгоистический «релятивизм» западного и догматический «коллективизм» восточного укладов жизни на основе укрепления «духовно-братских» отношений между людьми как равноправнымиличностями, связанными друг с другом «идеальными» узами. Именно дух «этнокультурного братства» и определяет нравственную суть российского социума, объединившего в ходе исторического развития нравственные традиции больших и малых народов и скрепленного в своих жизненных началах «трехликим единством» русского этноса как нравственной субстанции общероссийской исторической практики, как духовного союза малороссов, великороссов и белорусов.

Однако гражданские конфликты 1917-1922, 1991-1993 и 2014-2016 годов говорят о нарастающем духовном кризисе в этнокультурных основаниях российского общества. Последним свидетельством углубления данного кризиса стала Киевская «революция достоинства», провозгласившая «европейский выбор» Украины и обнажившая нравственный распад Русского мира как этнокультурного ядра Северной цивилизации, поставив на повестку дня вопрос о необходимости его коренного духовного обновления. Историческая среда глобального социума как пространство всемирной интеграции человечества требует от современных народов максимальной рационализации собственных действий, когда подлинно всеобщий, глобальный разум мирового сообщества становится генеральной движущей силой социально-исторического процесса, определяющей успехи одних и неудачи других стран в претворении будущего. Обладает ли русский народ достаточным интеллектуальным ресурсом в современном глобальном споре мировых цивилизаций?

Логика будущего в глобальном самоопределении Русского мира

            К сожалению, надо признать, что политическая воля постсоветской РФ в очень малой степени учитывает «интеллектуальные интенции» в развертывании глобальных потенциалов  современной общественной практики. Очевидным свидетельством «безумной слабости», «безыдейности» жизненных ресурсов современной России служит статья 13 Конституции страны, запрещающая россиянам иметь «общенациональную идеологию», способную консолидировать народные массы в разрешении наиболее насущных проблем, в достижении каких-то стратегических целей. Думаю, что данная статья была внесена в правовые основания постсоветской России с дальним прицелом ее составителей на нравственный распад российского союза народов.

Отсутствие долгосрочной «идеологической программы» в развитии российского социума крайне негативно сказывается на общем ходе его исторических изменений. Если итогом политических трансформаций РФ в 90-е годы прошлого столетия стал развал хозяйственно-экономического базиса общественного воспроизводства, то главным результатом 0-х годов нового века оказалось разрушение творческих традиций советской общеобразовательной школы. В этом плане знаменательной стала фраза главы Минобрнауки РФ 2004-2012 годов А.А.Фурсенко о главной задаче «современного» российского образования: «Недостатком советской системы образования была попытка формирования Человека-творца, а сейчас наша задача заключается в том, чтобы вырастить квалифицированного потребителя, способного квалифицированно пользоваться результатами творчества других». В соответствии с такой социальной установкой «творчество» устранялось из нравственных приоритетов российской образовательной системы. Основным методическим орудием подавления творческих ресурсов российского образования стала практика ЕГЭ, уравнявшая интеллектуальные способности новых поколений россиян на элементарно низком уровне «запоминания». Большего вреда будущему России не смог бы нанести самый изощренный иноземный диверсант: Джеймс Бонд плакал бы от зависти к исполнителям так блестяще проведенной операции по разрушению научно-образовательного потенциала постсоветской России.

Углублением «творческих открытий» в российском образовании нулевых годов стали во втором десятилетии XXI века реформационные задумки руководителя Минобрнауки 2012-2016 годов Д.В.Ливанова. Важнейшим его «достижением» в развитии российской научно-образовательной системы оказался подрыв исследовательского потенциала РАН. Такой социальный результат полностью лишает Россию возможности закрепиться в числе стран-лидеров современного научно-технического прогресса. Сегодня кремлевские чиновники творят над отечественной наукой тот же социальный эксперимент, который был поставлен во времена Российской империи над Русской православной церковью, превращенной волей Петра Первого в государственную «канцелярию духовных дел». «Наша церковь, со стороны своего управления, – приводит Вл.Соловьев оценку славянофилом И.С.Аксаковым положение дел в русском церковном сообществе имперской эпохи, – представляется теперь у нас какою-то колоссальною канцелярией, прилагающей – с неизбежною, увы, канцелярскою официальною ложью – порядки немецкого канцеляризма к пасению стада Христова … но случилась только одна безделица: убыла душа; подменен идеал, т. е. на месте идеала церкви очутился идеал государственный и правда внутренняя замещена правдой формальною, внешнею… Там, где нет живого внутреннего единства и целости, там внешность единства и целости церкви может держаться только насилием и обманом». Нечто подобное происходит ныне в политике Кремля по отношению к Российской Академии Наук: вместо того, чтобы наделить РАН в силу «разумности» ее социального существа максимальной свободой и обеспечить соответствующими полномочиями в определении курса российской державы, ее лишили права собственности и подчинили повелениям чиновников от ФАНО, очень далеких от непосредственных задач научного познания, когда служебная иерархия в управлении имуществом начинает подавлять логику научного исследования.

За прошедшие 25 лет своего существования РФ утратила самое главное социальное достоинство СССР — передовой потенциал фундаментальной научной мысли, который страна не сможет восстановить в ближайшее время: нужны будут, по крайней мере, 15-20 лет, чтобы появилось новое поколение «творцов», а не «потребителей» интеллектуальной продукции. Сегодня Кремль запускает в жизнь новый «пилотный» проект в системе среднего профессионального обучения: «Нам потребуются квалифицированные кадры, инженеры, рабочие, готовые выполнять задачи нового уровня. Поэтому совместно с бизнесом выстраиваем современную систему среднего профессионального образования, организуем подготовку преподавателей колледжей и техникумов на основе передовых международных стандартов» (Путин, 01.12.2016). Однако возможности успешной реализации намечаемого плана вызывают большие сомнения: если в ходе школьного обучения не сформировано креативное начало духовного саморазвития личности, то и средний уровень производственной специализации человека не даст нужного эффекта в продуктивном решении им профессиональных задач, соответствующем запросам времени, а не одним лишь «международным стандартам». Глобальные угрозы современного мира требуют от россиян оригинальных, творческих решений, а не повторения «пройденного».

После разрушения целостной образовательной системы советских времен, нацеленной на воспитание творческой личности, и канцелярской реорганизации РАН, не учитывающей различия фундаментальных и прикладных наук, постсоветская Россия оказалась максимально «зачищенной» от «креативных ресурсов» в познании мировой целостности и уже не сможет эффективно реагировать на возникающие глобальные угрозы Русскому миру. «Если мы не решим базовые проблемы российской экономики, не запустим в полную силу новые факторы роста, — признается Президент РФ В.В.Путин, — то на годы можем зависнуть возле нулевой отметки, и, значит, нам придётся постоянно ужиматься, экономить, откладывать на потом своё развитие» (Путин, 01.12.2016). Важнейшим таким «фактором роста», поступательного развития национального сообщества в пространстве глобального социума и служат «творческие» ресурсы «научно-философской» системы гражданского и профессионального образования, уничтоженные политикой Кремля первых десятилетий нового века. Приходится признать, что ныне РФ уже не способна обеспечить поступательное развитие Арктической цивилизации, не может продуктивно направлять практические усилия народных масс в созидании достойного будущего, свидетельством чего, собственно, и стал украинский разлом Русского мира.

Еще большее падение научно-образовательного потенциала по сравнению с потерями российского общества наблюдается в жизни украинского социума, наиболее индустриально развитого и интеллектуально продвинутого в советские времена, а ныне полностью отказавшегося от самостоятельного курса в проектировании собственного будущего в пользу европейского руководства. Сегодня Украинский социум все более напоминает «слепца», неуверенно бредущего по дороге и не ведающего, откуда придет к нему новая беда. Остается признать, что в реалиях постсоветской действительности роль интеллектуального лидера Русского мира должна взять на себя братская Белоруссия, еще не сказавшая своего заветного слова в общероссийской исторической жизни и сохранившая в осуществлении общественной практики многие организационные принципы советской системы образования и государственного управления, в том числе и научно-академическим сообществом (Л.А. Гореликов, Е.Л. Гореликов, RESTITUTIO IN INTEGRUM. Возвращение к первоначалам: белорусский горизонт глобального будущего России в XXI веке // «Академия Тринитаризма», М., Эл № 77-6567, публ.17705, 29.10.2012 ).

Белорусский  горизонт интеллектуального возрождения Великой России

            Уже в самом имени белорусского народа содержится мысль о его «чисто русской» природе. И годы Великой Отечественной войны наглядно показали духовную стойкость белорусов в самоотверженной защите своей Родины. Ныне созидательный, творческий настрой белорусской души должен стать нравственным началом возрождения всего Русского мира, побуждая и великороссов, и украинских малороссов к духовному и социальному единению, к сплочению в братскую семью русских народов. Если для украинцев главным мотивом исторических деяний является зов народной «свободы», а для «великороссов» конечным смыслом их коллективных усилий служит православный дух самопожертвования во имя «братской любви» между людьми, то генеральной установкой белорусской ментальности оказывается требование «справедливости» как высшего созидательного императива государственной воли, обеспечивающего идейную связь общих и индивидуальных запросов граждан в утверждении разумной целостности совместного бытия. Народная Свобода, православное Братство и державная Справедливость – таков идейный канон русской исторической практики. «Русская идея, исторический долг России, — указывал в свое время Владимир Соловьев, — требует от нас признания нашей неразрывной связи с вселенским семейством Христа и обращения всех наших национальных дарований, всей мощи нашей империи на окончательное осуществление социальной троицы, где каждое из трех главных органических единств, церковь, государство и общество, безусловно свободно и державно, не в отъединении от двух других, поглощая или истребляя их, но в утверждении безусловной внутренней связи с ними. Восстановить на земле этот верный образ божественной Троицы – вот в чем русская идея». Справедливость как ведущий нравственный мотив исторических усилий белорусского народа — это не просто равенство этнических сообществ и индивидов в праве на жизнь, а их равенство в праве на самореализацию своих творческих, созидательных способностей.

Сегодня белорусский народ должен проявить не только твердость воли, вновь подтвержденную его патриотическим настроем в постсоветские времена, но также потенциал своего разума в историческом пробуждении общерусского дела, в объединении творческих сил Русского мира для созидания гармоничного будущего Северной цивилизации. Утверждение Белоруссии в качестве нравственного лидера Русского мира требует от нее прежде всего революционного прорыва в развитии научных знаний, ставших в ХХ веке главным источником социального обновления. Беларусь должна подтвердить собственное право на лидерство в Русском мире революционными успехами своего интеллектуального сообщества в развитии научных знаний, способных обеспечить передовыми технологиями ее хозяйственно-экономическую самостоятельность в мировом сообществе и дать надежную защиту от внешних угроз. Поэтому важнейшим практическим показателем лидерской способности белорусского народа в интеллектуальном самоопределении Русского мира должен стать перевод хозяйственной системы республики Беларусь с режима «экономики вещей» на режим «экономики знаний», когда главным ресурсом общественного развития становится создание новых концептуальных моделей в объяснении природных процессов и последующее технологическое применение открытий в социально-исторической практике.

Наблюдаемая глобализация человеческого сообщества означает превращение социальной реальности в целостный общественный организм, функционирующий на основе внутренних закономерностей, постигаемых в научном познании логикой концептуально-креативного мышления, когда теоретическая реконструкция предметной целостности определяет характер эмпирических исследований, подтверждающих верность теоретического прогноза экспериментальным обнаружением новых явлений действительности. Поэтому Белоруссия, выступая в историческом пространстве глобального социума в качестве нравственного лидера Русского мира, должна направить свои интеллектуальные усилия прежде всего на разработку теоретических проблем в осмыслении мировой целостности, предоставив РФ возможность уделять большее внимание решению прикладных, производственно-технических задач, в том числе и военно-технического характера. Россия, считает Президент Путин, должна «сосредоточиться на направлениях, где накапливается мощный технологический потенциал будущего, а это цифровые, другие, так называемые сквозные технологии, которые сегодня определяют облик всех сфер жизни. Страны, которые смогут их генерировать, будут иметь долгосрочное преимущество, возможность получать громадную технологическую ренту. Те, кто этого не сделает, окажутся в зависимом, уязвимом положении. Сквозные – это те, которые применяются во всех отраслях: это цифровые, квантовые, робототехника, нейротехнологии и так далее» (В.В.Путин, 01.12.2016).

Современная Беларусь, конечно, не может тягаться с западным сообществом по мощности и эффективности своих хозяйственно-экономических достижений в производстве вещей; но она способна и должна добиться превосходства над ним в интеллектуальной сфере, где революционный прорыв в постижении законов мироздания дает первооткрывателю качественное преимущество над противником, обеспечивая этим свою досрочную победу. Если сегодня мировое сообщество на практике преображается в глобальный социум, то конечная реализация этого социального преображения будет напрямую зависеть от постижения научным разумом глобальной целостности бытия, от теоретической реконструкции наукой универсального единства Мироздания. Лишь идейная мощь, концептуальная сила белорусской науки в постижении законов мировой целостности могут обеспечить полную защиту Русского мира от внешней агрессии: опыт Израиля должен стать для маловерных наглядным примером жизненной силы «национального Духа».

Концептуальный образ мировой целостности как идейная основа русского будущего

            Сегодняшняя наука как идейная основа передовой общественной практики носит фундаментально-теоретический характер, когда ее содержательное развитие инициируется не объемом накопленных фактов эмпирических наблюдений, а наиболее емким концептуальным способом их теоретического описания, связанным с выдвижением «универсальных принципов» постижения окружающей действительности. Наука будущего — это логически единая концептуальная система, нацеленная творческой силой мысли на познание универсальных связей мировой целостности в ее основных качественных различиях. При осмыслении глобальных параметров современного научного знания следует выделить 4 главных уровня концептуализации предметного материала: 1/ интуитивно-мировоззренческий или, другими словами, концептуально-философский, т. е. креативно-логический, нацеленный на систематизацию качественных оснований мировой целостности; 2/ интеллектуально-теоретический или креативно-математический, нацеленный на установление универсальных принципов в количественном описании действительности; 3) репродуктивно-аналитический или рассудочно-эмпирический, нацеленный на установление локальных зависимостей в содержании чувственного опыта как единства качественных и количественных параметров бытия; 4/ репродуктивно-синтетический или объективно-фактический, нацеленный на фиксацию генеральных «фактов» чувственно воспринимаемой людьми реальности. Сегодня на каждом из указанных уровней научных знаний можно указать «глобальные инновации», способные обеспечить революционный прорыв исследовательской мысли в познании окружающей действительности.

Обратимся к философско-мировоззренческому уровню современного научного познания, нацеленного на построение максимально целостной картины мира в единстве его основных качественных различий. Поскольку «коллективный разум» человеческих сообществ раскрывает свою созидательную мощь в языковой практике народной жизни, постольку «высшим уровнем» концептуального обобщения необходимых связей в мире становится научно-философская система «онтологический символизм», утверждающая первоосновой разумной целостности бытия закономерную связь символических форм вербального общения людей (Л.А. Гореликов, Идейные начала современного «русского мировоззрения» в научно-философской концепции «онтологического символизма» // «Академия Тринитаризма», М., Эл № 77-6567, публ.22199, 16.06.2016 ). Поэтому главным руководством духовного возрождения русского народа в современном мире должно стать «Русское слово» как генеральная сила в самоутверждении Русского Разума (Л.А. Гореликов, Принцип «целостности» как генеральный императив научно-философского познания глобального социума // «Академия Тринитаризма», М., Эл № 77-6567, публ.22417, 20.08.2016). Русский народ при реализации своей исторической миссии в обустройстве северной цивилизации должен руководствоваться наиболее разумной, гуманистической и вполне реалистической концепцией мироздания как продукта созидательной энергии мирового Слова: «В начале было Слово, и Слово было у Бога, и Слово было Бог» (Иоанн: I–1).

Идейные начала современного интеллектуально-теоретического или креативно-математического уровня познания, представляющего универсальные зависимости в количественном описании природного бытия, были намечены А. Эйнштейном при создании специальной и общей теории относительности. Рождение квантовой теории и открытия в физике элементарных частиц развили эвристические возможности релятивистской модели мира. Первоосновой современной естественнонаучной картины мира служат принципы относительности, постоянства скорости светового сигнала в вакууме, искривленности пространственно-временного континуума, дополнительности корпускулярных и волновых свойств бытия и неопределенности пространственно-временной локализации событий. Среди этих основоположений наибольшие сомнения в своей достоверности вызывает у отечественных исследователей принцип постоянства скорости света в вакууме как слишком жестко ограничивающий возможные реализации физических процессов в необъятных космических просторах. Использование данного принципа в познании физических взаимодействий ведет к  трансформации исследуемой реальности в пространство эвклидовой геометрии прямых линий, тогда как действительно глобальные, безграничные просторы Вселенной отображаются в конфигурациях изогнутых линий неэвклидовой геометрии Лобачевского-Больяи и Римана.

Если строго следовать за особенностями искривленной структуры пространства, то надо признать, что принцип постоянства скорости света здесь уже перестает работать, требуя от научной мысли соответствующего обобщения. Руководствуясь представлением ОТО о «естественности» искривленной структуры мирового пространства, следует заменить в познании физических процессов принцип постоянства скорости света каким-то иным постоянным показателем, характеризующим характер распространения сигнала по искривленным мировым линиям. Истинная суть этой «гибкой», динамической геометрии безграничного пространства может быть представлена законом постоянства ускорения светового сигнала, равного 300000 км/сек2. Руководствуясь в вычислениях возраста Вселенной данным постулатом и первичными обобщениями Э. Хаббла в описании динамических параметров расширяющейся Вселенной, мы обнаруживаем, что физический возраст мироздания составляет отрезок времени длительностью в 1,289·1012 лет (1 трлн. 289 млрд. лет), что на два порядка выше по сравнению с ныне принятой в теоретической физике величиной возраста Вселенной в 10-20 млрд. лет (Л.А. Гореликов, Темпоральные основы развития мировой целостности // «Академия Тринитаризма», М., Эл № 77-6567, публ.16879, 10.10.2011).

Третий срез современных научных знаний, обозначенный как репродуктивно-аналитический или рассудочно-эмпирический, был намечен в своих общеисторических параметрах Ф.Энгельсом, увидевшим в материале живой природы действие закона постоянства ускорения биотической эволюции. Выявленная германским мыслителем эмпирическая закономерность с некоторым уточнением может быть экстраполирована на всю доступную нашему наблюдению Вселенную: по отношению ко всей истории мировой целостности следует принять закон циклического ускорения эволюционного процесса пропорционально двойному расстоянию по времени от исходного пункта». Эмпирическая логика мировой прогрессии демонстрирует историческое единство основных уровней организации бытия — физического, биотического, биосоциального и социального, на каждом из которых реализуются семь «шагов» исторических трансформаций, связанных между собой строгими количественными соотношениями в темпоральных показателях эволюционного процесса. При этом обнаруживается, что общий физический возраст Вселенной охватывает в своей эмпирической длительности отрезок времени в 1259000000000 (1,259·1012) лет (Л.А. Гореликов, «Конец света» в ноосферном осмыслении современной эпохи // «Академия Тринитаризма», М., Эл № 77-6567, публ.17894, 14.02.2013). Данная величина (1 трлн. 259 млрд. лет), полученная путем индуктивного обобщения эмпирического материала, находится в близком соответствии с результатом вычисления возраста Вселенной на основе теоретического постулата о постоянстве ускорения светового сигнала (300000 км/сек2), позволившего определить длительность ее существования интервалом времени в 1289000000000 (1,289·1012) лет. Наблюдаемое здесь расхождение оправдывается принципиальным «разрывом» между теоретическим описанием исследуемого процесса, допускающим его предельные состояния (идеализация в реальности нулевого объема Вселенной как исходного пункта ее эволюции, от которого ведется теоретический отсчет времени), и действительным его протеканием, исключающим достижимость идеальных границ и не требующим в своей реализации всей продолжительности теоретически необходимого времени.

Заключительный срез научных знаний, обозначенный как репродуктивно-синтетический или объективно-фактический образ бытия, представляет собой собрание  наиболее фундаментальных чувственно зримых фактов в жизни мировой целостности. Сегодня к этому собранию «глобальных очевидностей» современной науки следует отнести и такой факт, как «необъятная темнота» космических просторов, вполне наглядно свидетельствующая о постоянном ускорении «светового сигнала», исключающем возможность его «зависания» в освещении мирового пространства. Другим «глобальным обобщением» современной науки в описании исторической динамики общественной жизни является все более зримый в содержании чувственного опыта «образ» завершения социально-исторического процесса уже в наступившем XXI веке. Сегодня это «фактическое» подтверждение исторической близости «конца света» требует от человечества крайне осторожной, предельно выверенной, вполне продуманной стратегии собственных действий в созидании будущего, максимально ограничивающей возможность военных конфликтов между странами и народами как грозящих гибелью человечества. Хочется надеяться, что решающий заключительный шаг мирового сообщества на пути к Вечному миру в скором времени сможет осуществить Северная цивилизация во главе с русским народом и белорусским этносом как его интеллектуальным лидером.

Вместо заключения:

роль Личности в грядущей судьбе Русского мира

Сегодня будущее Русского мира зависит от единства действий трех ветвей власти в нравственном развитии белорусского социума — народных масс, церковного собора и государственных органов. Если в исторических коллизиях украинского общества раскрепощенная стихия народной «воли» подавляет логику государственной мысли в проектировании будущего, а пространственная ширь русской земли и православная вера в Божий промысел ослабляют волю великороссов в управлении государством, то в жизни белорусского социума повседневные стремления народных масс и всемирный замысел православной церкви обретают соразмерное единство и обеспечивают наиболее плодотворное участие государственного разума в созидании лучшего будущего. Беларусь — это есть «чисто-русское» национально-государственное объединение гражданских масс, нравственная сила которых с наибольшей полнотой выражается в действиях  государственной власти, в постановлениях государственного ума.

Целенаправленные усилия государственной власти в разумном управлении социальными процессами получают свое практическое завершение в решениях национально-государственных лидеров, берущих на себя ответственность за судьбу всей нации. Сегодня будущее Русского мира в историческом пространстве глобального социума будет зависеть в первую очередь от государственной мудрости Президента Республики Беларусь А.Г. Лукашенко. Именно он призван мировой историей актуализировать жизненные ресурсы  белорусского общества, обеспечить нравственными потенциалами белорусской земли возрождение Великой России, осуществить коллективными усилиями Белорусской Академии Наук идейный прорыв отечественной научно-философской мысли в постижении универсальных законов мироздания. Поэтому я призываю уважаемого Александра Григорьевича не медлить с мобилизацией творческих сил белорусского интеллектуального сообщества для познания тайн мировой целостности, для осмысления практических путей разрешения мировых проблем, для утверждения белорусской науки лидером современного научного познания, для проектирования «русским разумом» будущего всего человечества. Лишь этот творческий прорыв белорусской научной мысли в постижении универсальных связей бытия, в познании законов мировой целостности убережет русский народ от повторения безумных событий гражданской войны в России 1917-1922 годов с роковыми для всего человечества последствиями.

Я надеюсь, что это обращение привлечет внимание представителей белорусской научно-философской общественности и они дадут свою оценку правомерности предложенного концептуального проекта возрождения Великой России за счет интеллектуальных ресурсов белорусского социума.

            Гореликов Л.А. – д.ф.н., профессор,

академик Ноосферной общественной академии наук

РОЛЬ ГРАФА М.Н.МУРАВЬЁВА В РУССКО-ПОЛЬСКОМ СПОРЕ Часть 2

0

Александр БЕНДИН
доктор исторических наук, профессор кафедры богословия Института теологии Белорусского государственного университета

РОЛЬ ГРАФА М.Н.МУРАВЬЁВА В РУССКО-ПОЛЬСКОМ СПОРЕ ОБ ИДЕНТИЧНОСТИ СЕВЕРО-ЗАПАДНОГО КРАЯ РОССИЙСКОЙ ИМПЕРИИ

Часть II (читать Часть I)

 

Кто всю ответственность, весь труд и бремя
Взял на себя в отчаянной борьбе —
И бедное, замученное племя,
Воздвигнув к жизни, вынес на себе?
Ф. И. Тютчев

 

5. Граф М. Н. Муравьев. Почему нужны реформы?

После отмены крепостного права в 1861 г. и начавшихся политических волнений вопрос о том, кто будет определять идентичность Северо-Западного края, польская дворянская элита, поддерживаемая католическим клиром, или православно-русские социальные низы, начал приобретать для правительства и его противников все большую актуальность. Нарастающее стремление польского дворянства добиться отторжения территории Северо-Западного края от России, «ибо это земля польская, а не русская», вывело решение этого вопроса на уровень вооруженного противоборства, которое начала партия «красных» польских революционеров.
В январе 1863 г. в Царстве Польском вспыхнуло вооруженное восстание, затем боевые действия распространились и на губернии Северо-Западного края. Хотя при генерал-губернаторе Назимове были разбиты основные силы повстанцев, его административные мероприятия, направленные на подавление восстания, оказывались малоэффективными и не удовлетворяли Петербург.
Назначение генерал-губернатором Северо-Западного края М.Н.Муравьева, состоявшееся 1 мая 1863 г., ознаменовало решительную смену курса правительства в этом важном для империи регионе. Позиция, занятая М.Н.Муравьевым по вопросу об идентичности края и его будущем, резко расходилась с настроениями и взглядами, которые были характерны для большинства высших правительственных чиновников.
Вот как писал об этом сам М. Н.Муравьев: «Я неоднократно имел свидания и разговоры об устройстве края с разными правительственными лицами; мне сильно сочувствовали, но, к сожалению, большинство высших лиц увлекалось полонизмом и идеями сближения со взглядами европейских держав на наш Западный край. Они не знали ни истории края, ни настоящего его положения, а еще того менее не знали ни польского характера, ни всегдашних враждебных тенденций его к России. Они не могли понять мысли об окончательном слиянии того края с Россией, они считали его польским (?), ставя ни во что все русское, господствующее там числом население».
Свою управленческую деятельность в крае Виленский генерал-губернатор начал с организации эффективной системы мер по борьбе с вооруженными выступлениями польской шляхты и повстанческим террором, направленным на устрашение мирных жителей, верных российской монархии. Вооруженная борьба, которую вели повстанческие отряды, преследовала цель восстановления польского господства над Северо-Западным краем.
В Манифесте подпольного Временного провинциального правительства Литвы и Белоруссии, изданного в Вильно 1 февраля 1863 г. говорилось, что «польское правительство передает помещичьим и государственным крестьянам навечно без выкупа и платежей землю, которой они до сих пор владели, а все законы русского правительства отменяет, ибо это земля польская, а не русская. Крестьяне обязаны за это, подобно шляхте, защищать польский край, гражданами которого с сего дня они являются».
В ответ новый начальник края своими продуманными и решительными мерами в короткий срок окончательно подавил вооруженные выступления польской шляхты и приступил к политике системного обрусения края. Социально-экономические и культурные реформы, начатые им, ставили своей целью изменить сложившееся не в пользу России соотношение сил между польско-католической элитой края и крестьянским православным большинством, между католичеством и православием.
Речь шла о кардинальных волевых решениях, призванных внести принципиальные перемены в содержание и функционирование краевых идентификационных механизмов – социальных, конфессиональных, этнических и культурно-образовательных. Как подчеркивал известный славяновед А.Ф.Гильфердинг: «Подавление вооружённого восстания есть только, и самое лёгкое, начало дела, дело будет, собственно, впереди, дело возвращения русской народности в Западной Руси того значения, которое ей принадлежит по праву. Дело это потребует постоянного участия всего русского общества в дружном содействии правительству. Оно потребует не столько действий против польского элемента, сколько действий в пользу русского народа”.
М. Н.Муравьёв разработал и реализовал комплекс мер, который можно определить как программу социально-экономической, культурной и этнической модернизации белорусского крестьянства. (Преобразования в этнической Литве – особая тема, которая не входит в задачи нашего исследования). Реформы, проведённые в интересах крестьянского большинства, придали процессам модернизации края системный характер. В категориях своего времени эти реформы были представлены как политика «обрусения края». Этнический маркер этой политики недвусмысленно указывал на ее социальные и конфессиональные приоритеты, получившие идейное обоснование.
Сам М.Н.Муравьёв характеризовал содержание своих реформ следующим образом: «Русскому правительству следовало бы соорудить в Вильне памятник с надписью «Польскому мятежу – благодарная Россия». Важнейшим, труднейшим и первостепенным делом в Северо-Западном крае является не укрощение мною польского, в сущности, бессильного мятежа, но восстановление в древнем искони русском Западном и Литовском крае его коренных, исторических, русских начал и бесспорного, преобладающего первенства над чуждыми России, пришлыми элементами».
Содержание “системы” управления и реформирования Северо-Западного края, созданной М.Н.Муравьевым, свидетельствовало о том, что имперская политика на этой территории радикально изменила свои приоритеты. Прежние политико-стратегические задачи сохранения российского господства, реализация которых допускала компромиссы с польскими землевладельцами и Римско-католической церковью на основе сословной солидарности и принципов имперской веротерпимости, приобретали теперь новое социально-этническое и конфессиональное измерение. Выбор, сделанный в пользу защиты интересов западнорусского крестьянства и Русской православной церкви, определил новый вектор политики России в отношении её западных окраин − ускорение процессов интеграции с центральными губерниями на основе формирования русской идентичности Северо-Западного края.
Новый политический курс основывался на признании этнической однородности всех русских (белорусов, малороссов и великороссов), которые населяли Российскую империю. Реализация этого курса должна была служить практическим подтверждением решения Западного комитета 1864 г. о том, что “Северо-Западный край является русским, составляющим древнее достояние России”.
Принципиальная новизна политических решений М.Н.Муравьева заключалась в том, что впервые в Российской империи было сформулировано идейное обоснование для активного проведения системных региональных реформ. Они не только ускорили процесс социально-экономического и правового освобождения крестьян, начатый в 1861 г., но и позволили внести принципиальные изменения в положение сословий, этнических групп и конфессий Северо-Западного края.
Реформы М.Н.Муравьева, соответствовавшие критериям модернизации (образование, социально-экономическая и административно-правовая эмансипация) представляли собой политическую форму идеологии русского национализма, в качестве идеологов которого выступали М.Н.Катков и А.Ф.Гильфердинг, И.С.Аксаков. В качестве идейной мотивации для проведения реформ в пользу русского населения края эти публицисты и ученые указывали на общерусскую этническую солидарность, конкретным проявлением которой должно было стать восстановление исторической справедливости по отношению к угнетенному белорусскому народу.
Газета «День», издаваемая И. С. Аксаковым так писала об этом национальном долге образованной России: «Мы виноваты перед вами; простите нас… Мы, русское общество, как будто забыли о существовании Белоруссии; мы долгое время не знали о той глухой, неизвестной борьбе, которую вели белорусы за свою народность и веру со своими могущественными, сильными, хитрыми и богатыми, со всех сторон окружающими их врагами – польщизной и латинством».
Русский национализм, предлагаемый российской общественностью генерал-губернатору Муравьеву, по своему содержанию выходил за рамки усвоенного бюрократией донационального сословно-династического имперского патриотизма .
Новая политическая практика, порожденная чрезвычайными обстоятельствами, вызвала необходимость модернизации идейных основ той политики, которую традиционно проводило правительство в западных регионах Российской империи. Идеи русского национализма, основанные на исторических традициях местного православного населения, в специфических условиях Северо-Западного края показали свою способность к распространению и воздействию на политические решения администрации. Поэтому меры, принятые М. Н. Муравьевым с целью «утвердить благосостояние сельского населения», имели ярко выраженную целевую идеологическую мотивацию. Это позволило придать им точную этническую и конфессиональную направленность, сформулированную в категориях «восстановления и упрочения русской народности и православия».
Начало процесса деколонизации края М. Н. Муравьев усматривал в достижении полной экономической независимости крестьян от польских помещиков-землевладельцев на условиях более выгодных, нежели у крестьян центральной России, увеличении земельных наделов, повышении интенсивности труда и развитии крестьянского самоуправления.
Речь шла об «окончательном утверждении крестьянской собственности и водворении на прочном основании «начало русской народности и православия… потому что, все дело наиболее заключается в сельском населении, которое в душе русское, но было загнано и забито. Паны называли его быдлом».
Таким образом, важнейшая социальная группа населения, занимавшая низшее место в правовой, экономической и социокультурной иерархии края стала приоритетным объектом этнически ориентированной политики модернизации. В тоже время часть польского дворянства, – высшего сословия, претендовавшего на монополию в общественной жизни региона, было подвергнуто политическим репрессиям, экономическим санкциям и культурным ограничениям. Тем самым были созданы необходимые социально-правовые и экономические условия для начала постепенного преодоления негативных коннотаций, связанных с этнонимом «русский», которое в сознании польской элиты и местного общества фактически трансформировалось в соционим. Еще более важным было частичное разрушение экономических институтов, на которых базировалась польская колониальная эксплуатация западнорусского крестьянства.
Концептуальный поворот, совершенный М.Н.Муравьевым в политике региональной модернизации, внес принципиальные изменения в исторически сложившееся соотношение сил между двумя главными социально-этническими группами, влиявшими на процессы определения идентичности Северо-Западного края. Глубокие социально-экономические преобразования, сделанные российской администрацией в пользу местного крестьянства, способствовали позитивным переменам в восприятии этнонима «русский». В результате – свободное, экономически независимое от польских помещиков русское (белорусы и малороссы) крестьянство постепенно начинает играть определяющую роль в общественных и государственных представлениях об идентичности региона.
Начатый М.Н.Муравьевым процесс глубинных преобразований социально-экономического положения крестьянства имел в Северо-Западном крае свои уникальные, отличительные черты. Их своеобразие проявлялось в том, что региональный процесс модернизации края после восстания 1863 г. начал осуществляться в форме системного обрусения, а деколонизация края проводилась в форме ограниченной реконкисты, призванной сократить влияние польского дворянства и Римско-католической церкви на крестьянское население края.
Свою непосредственную задачу генерал-губернатор видел в том, чтобы с помощью специальных мер и связанных между собой реформ остановить, а затем обратить вспять польско-католическую экспансию и вызванные ею процессы усиления польской идентичности Северо-Западного края. Системно структурированные социально-экономические и культурно-образовательные реформы, предпринятые им в защиту «православия и русской народности», должны были предотвратить всякие попытки польского национального движения считать край польским, и на этом основании воссоединить его с этнической Польшей.

РУССКО-ПОЛЬСКИЙ СПОР О ВЕЛИКОМ КНЯЖЕСТВЕ ЛИТОВСКОМ
Фотография Манифеста 22 января 1863 г.6. Что нужно сделать для сокращения культурных различий?

Вызов польского дворянства был не только политическим, но и социально-экономическим, идеологическим и культурно-психологическим, иными словами – экспансионистским. Мобилизующий эффект этого вызова усиливался тем, что польское национальное движение выступало под католическими знаменами, угрожая не только целостности Российской империи, но и существованию православия в Литве и Белоруссии. Память об унии, упразднённой в 1839 г., питала надежды местных польских сепаратистов заполучить поддержку воссоединённого с православием крестьянства .
Поэтому ответные действия М.Н.Муравьёва, осуществляемые в форме чрезвычайной интеграции Северо-Западного края в состав Российской империи, были вполне адекватными угрозе, исходившей для российского государства со стороны местных польских повстанцев.
При этом основная ставка делалась на возвращение православию его исторически главенствующего положения в этом регионе и формирование русского самосознания православных белорусов, которые считались главной социальной опорой империи на её западных окраинах. М.Н.Муравьёв в категориях своей эпохи впервые заявил о необходимости формирования русского этнического самосознания в белорусской крестьянской среде как актуальной политической задаче российского правительства .
В этот период белорусы рассматривались как «русская народность», которая в силу различных исторических, политических и конфессиональных причин переживала кризис самоидентификации, вызванный частичной утратой этнического самосознания. В понимании М.Н.Муравьева, «восстановление и упрочение русской народности» означало организацию эффективной системы народного просвещения, способной дать населению осознание своей традиционной русской идентичности, имевшей особую историю и этнокультурные особенности. Достижение этой цели становилось возможным при условии преодоления глубокого культурного и образовательного неравенства, которое существовало между польской дворянской элитой и русским крестьянским большинством.
Одним из важных условий, необходимых для сокращения культурных различий, придававших отношениям местной дворянско-шляхетской элиты и крестьянства черты колониальной эксплуатации, стали правительственные меры по ограничению доминирующего положения польской дворянской культуры с её высокоразвитым литературным языком. Для этого народное образование (светское и церковное) строилось на основе изучения русского и церковнославянского языков. Русский в качестве языка обучения и преподавания не вытеснял белорусского наречия, но служил средством социальной мобильности белорусов как язык общеимперской и общерусской коммуникации, то есть, выступал инструментом этнической и социальной модернизации белорусского населения.
Данное обстоятельство являлось особенно важным, так как белорусская крестьянская культура была устной. Образовательные реформы М. Н. Муравьева вводили эту устную традицию в пространство общерусской письменной традиции. В тоже время церковнославянский язык стал изучаться как богослужебный язык Русской Православной церкви, который был необходим для понимания церковных служб.
Правительство разрешило издавать литературу на белорусском языке, но использовать при этом кириллицу, а не латиницу, чтобы не допустить “полонизации” белорусского языка и отрыва его от общерусского литературного языка и русской культуры.
В условиях, когда на территории Северо-Западного края противостояли друг другу два главных проекта этнокультурного строительства – русский и польский, конкурентоспособным и социально престижным по отношению к польскому языку мог быть только русский. Он изучался и распространялся не только как государственный, но и как социально престижный язык высокой дворянской культуры.
Реформы в области народного просвещения должны были стать убедительным ответом не только на вызовы внутренних противников России, но и практической реакцией на внешнеполитическое давление и привычные обвинения России в культурной отсталости. Один из сотрудников М.Н.Муравьева писал в связи с этим, что: «Все иностранные газеты были наполнены возгласами и сожалениями о поляках, мужественно гибнущих за отечество; нас называли варварами и монголами и предлагали нам убраться подальше на Восток, где наше истинное призвание, и уступить место польской цивилизации».
В своем неоспоримо культурном, европейском превосходстве над русскими были уверены и сами восставшие поляки. Польский Центральный комитет в «Манифесте 22 января 1863 г.» демагогически призывал «убогий и насилуемый народ московский» на «страшный погибельный бой, последний бой европейской цивилизации с диким варварством Азии».
Вооруженная попытка реализации польского имперского проекта соединить митрополию – Царство Польское и «домашние» колонии – Северо-Западный и Юго-Западный край под властью возрожденного польского государства, имела негативные последствия для судеб польского языка и польской культуры. Политический радикализм польской шляхты и части католического духовенства поставили перед Муравьевым вопрос о политической опасности, вытекающей из процессов полонизации непольских этнических групп Северо-Западного края и распространения польской культуры. Кроме того, практика уступок в области образования и культуры, сделанных полякам накануне восстания, показала ему свою политическую неэффективность.
Одна из главных политических целей, которую ставил перед собой М.Н.Муравьев, формулировалась как решительная борьбе с «польской пропагандой». В этой связи польский язык оценивался как инструмент этнокультурной ассимиляции населения и развития в крае «чуждого» ему, и политически опасного для России, «польского элемента». Вопрос о судьбах польского языка оказался тесно связанным с принципиальным поворотом в региональной имперской политике, который осуществил М.Н.Муравьев.
В своей «Записке 14 мая 1864 г.», виленский генерал-губернатор призвал правительство: «сознать прежние ошибки в управлении Северо-Западным краем, признать его окончательно русским, составляющим древнее достояние России, постановив непременным правилом, чтобы в крае отнюдь не было допускаемо ни малейших признаков польской пропаганды и, приняв деятельные меры к подавлению пришлого польского элемента и к окончательному восстановлению русской народности, отнюдь не дозволяя уклоняться от принятой в сем отношении системы».
Новый политический курс предусматривал принятия дискриминационных мер в отношении польского языка, культурно доминировавшего в крае. Циркуляр, изданный М.Н. Муравьевым 21 марта 1864 г. запрещал его употребление во всех публичных местах, государственных и общественных учреждениях, на улицах, гостиницах, буфетах, кондитерских, магазинах и тому подобных заведениях и в частных случаях, за исключением разговоров в домашнем и семейном быту.
Польский язык стал объектом жестких ограничительных мер, вызванных реакцией правительства на политическую враждебность части польского населения, которая выразилась, прежде всего, в вооруженном восстании. При этом учитывался и опыт польской «пропаганды», состоявшей, по словам А.Н.Мосолова: «в неуважении всякой русской власти, в презрении к русскому языку, к литературе и науке, в подавлении среди крестьянского населения всех коренных его русских начал, и в непременном ополячении масс».

РУССКО-ПОЛЬСКИЙ СПОР О ВЕЛИКОМ КНЯЖЕСТВЕ ЛИТОВСКОМ
Карта территории отображающей проживание этнических литовцев в межвоенный период: 1918-39 гг.. (Выделена мной чёрной линией)
Желтым цветом обозначено расселение литовского населения
Розовым и голубым – славяне смешанного вероисповедания (католитки и православные)7. Почему понадобилось образование «в духе православия и русской народности»?

Радикальные перемены в области культурно-языковой политики, связанные с практикой пресечения «латино-польской пропаганды» и дискриминацией польского языка, осуществлялись одновременно с перестройкой учебного процесса в государственных школах, проводимой «в духе православия и русской народности».
В этот период важную роль в формировании культуры и этнического самосознания белорусов начали играть учреждения Виленского учебного округа, деятельность которого охватывала Ковенскую, Виленскую, Гродненскую, Витебскую, Минскую и Могилевскую губернии Северо-Западного края. Во время вос¬стания 1863 г. многие католические ученики гимназий, прогимназий, местных дворянских и приходских школ Виленского учебного округа присоединились к отрядам польских мятежников. В ответ на это, по распоряжению М.Н.Муравьева, некоторые, по его мнению, «вредные» учебные заведения были закрыты. Необходимость упразднения в крае ряда гимназий и прогимназий определялась тем, что они «потворствуют шляхетству к выходу в чиновники и дворянство».
С точки зрения М.Н.Муравьева, политический вызов польской шляхты и католического духовенства, брошенный единству Российской империи, во многом стал возможен потому, что представители этих привилегированных сословий использовали административные, корпоративные и образовательные структуры государства для своей социальной и национальной мобилизации. Действительно, до 1861 г. политически нелояльная польская колониальная элита являлась главным объектом частичной модернизации, осуществляемой российским правительством в этом регионе империи. По словам попечителя Виленского учебного округа И.П.Корнилова: «В гимназиях, прогимназиях, уездных и приходских училищах перевес учащихся был на стороне детей римско-католического исповедания».
Но к середине 60-х гг. по инициативе М.Н.Муравьёва и попечителя Виленского учебного округа И.П.Корнилова вся система народного образования в крае была коренным образом перестроена. В области народного просвещения проект М.Н.Муравьева предусматривал ряд мер по устройству системы церковноприходских школ в сельской местности, обучение в которых должно было осуществляться представителями православного духовенства. Для крестьянства и мещан была создана широкая сеть народных училищ, руководимых губернскими дирекциями. Для подготовки православных учителей были открыты первые учительские семинарии.
Были предусмотрены также меры по идеологической и кадровой реорганизации гимназий, прогимназий и трехклассных училищ, дававших среднее образование представителям политически нелояльной шляхты и ранее воспитывавших их в традициях польского сепаратизма. Вносились изменения в процесс подготовки учителей разных уровней с целью усвоения ими русской культуры. Особое внимание обращалось на преподавание русской истории, и в частности, истории Западной России, как в начальных, так и средних учебных заведениях. В результате, среди гимназической молодежи начало расти число православных учащихся.
Русский язык в качестве языка преподавания стал господствующим на всех ступенях школьного обучения, а польский был полностью устранён из школы, даже как предмет изучения. Более того, с этого времени обязательным языком преподавания ксендзами-законоучителями католического Закона Божьего стал русский.
Первые итоги перемен, произошедших в этническом самосознании крестьянства под влиянием новых политических и лингвистических реалий, подвёл И.П.Корнилов: “Русская пропаганда, действующая через школы, церкви, администрацию, делает своё дело; она возбуждает в массах ясное сознание и убеждение, что здешний край; исконно русский, что здесь колыбель русского государства и Православия, что если губернии около Москвы называются Великой Россией, то здешние губернии имеют полное право называться первоначальною древнею Россией. … Поэтому все меры, клонящиеся к восстановлению древнего Православия, к восстановлению в народе сознания о его русском происхождении и коренном Православии, конечно, сильнее, прочнее и действительнее всяких мер, полицейских и военных… Белорус мало-помалу перестаёт быть быдлом, работающим безответно на пана и жида. Русский язык и русская вера перестают называться холопскими; русского языка не стыдятся как прежде, а польским не щеголяют. Русское образование сильнее русского штыка”.
Таким образом, благодаря усилиям российской администрации и деятелей Виленского учебного округа, осознание своей принадлежности к «русской народности» впервые за долгий исторический срок становилось для православных белорусов положительной самооценкой.
Осуществляя политику системного обрусения края, администрация М.Н.Муравьева выстроила систему ответов на польско-католические вызовы в экономике, религиозно-этнической и социокультурной областях. Опираясь на местные исторические традиции, администрация с помощью системы образования, Русской православной церкви и других социальных институтов, способствовала формированию русской идентичности православных белорусов как оппозицию идентичности польской.
И. П.Корнилов отмечал: “Русский элемент не есть здесь нечто чуждое, водворяемое силой извне, он здесь свой, родной, и каждая мера правительства, направленная к восстановлению его законных исторических прав потому-то и принимается в крае сочувственно и сопровождается быстрыми успехами, что она пробуждает к жизни начало родное, всем близкое, кровное; край возвращается ныне к своему русскому источнику, к своей естественной исторической форме; система же нынешнего управления [созданная М.Н.Муравьёвым. – Прим. авт.] есть не что иное, как освобождение русского народа от долговременного и тяжёлого латино-польского гнёта”.
Этот процесс, инициированный правительственной политикой культурной и этнической модернизации, потребовал создания системы государственных и церковно-приходских школ, православных братств, светских и церковных печатных изданий и, наконец, культурно-просветительской работы интеллигенции и местного православного духовенства.
Реформирование системы народного просвещения позволило создать новые образовательные институты, действие которых способствовало сокращению культурной дистанции между польской элитой и крестьянским большинством. Местная польская шляхта начала получать начальное и среднее образование в преобразованных государственных школах, что позволяло ей усваивать основы иноэтничной, русской культуры. Дети крестьян и мещан получали начальное образование во вновь образованных народных училищах или церковноприходских школах, в которых знакомство с основами русской культуры происходило на этнически родственном белорусам русском языке. Таким образом, русская культура, изучаемая теперь в государственных и церковных школах различных уровней детьми всех сословий и этнических групп, проживавших в Северо-Западном крае, становилась инструментом интеграции местного общества
Преобразования, осуществленные в сфере народного просвещения и региональной науки, привели к появлению новой социальной группы, вошедшей в историю края как западнорусская интеллигенция. Начался процесс преодоления польской монополии, которая утвердилась ранее в интеллектуальной и культурной жизни края, когда: «Все важнейшие орудия культуры, язык, пресса, книга, школа, искусство были тогда в руках польской партии, стремившейся показать всему свету, что этот край есть литовско-польский, неразрывно связанный с Польшей единством культуры, достигшей в нем зрелости и превосходящей культуру русскую».
Новая западнорусская интеллигенция, работавшая в системе народного просвещения, в духовных училищах и региональных научных учреждениях, стала той интеллектуальной силой, которая впервые составила реальную конкуренцию интеллигенции польской. В итоге, в Северо-Западном крае появились новые институты и новый субъект деколонизации общественных отношений, созданные усилиями виленского генерал-губернатора и его соратников – светских и духовных.
Начавшийся процесс формирования новой интеллектуальной элиты края стал одним из результатов тех глубоких общественных перемен, которые позднее получили образное определение «западнорусское возрождение шестидесятых годов».
С точки зрения А.И.Миловидова, начало этих перемен относится ко времени воссоединения униатов с Православной церковью, которое: «действительно составляет эпоху в истории Западной России, так как с него началось возрождение западнорусское, закрепленное впоследствии государственной деятельностью графа М. Н. Муравьева».
С точки зрения политической практики курс на «западнорусское возрождение» означал защиту социально-экономических интересов белорусского крестьянства; укрепление религиозных, социальных и культурных позиций православия; уменьшение влияния Католической церкви и развитие народного просвещения. Этнокультурный аспект «западнорусского возрождения» заключался в теоретической разработке представлений о белорусах как о самобытной “русской народности”, которая имела общие этнические черты с великороссами и малороссами, но обладала своими характерными особенностями в ментальности, языке и культуре. Тем самым русская идентичность края получила историческое, этнографическое и идейное обоснование в трудах и деятельности новой интеллектуальной элиты края.
Ею были созданы основополагающие труды по истории Белоруссии и Литвы, истории Православной церкви, краеведению и этнографии, которые сформировали глубокие научные, общественные и церковные традиции западнорусизма. Среди наиболее известных представителей западнорусской интеллигенции, светской и духовной, следует назвать Е.Романова, И.Носовича, Е.Карского, М.Кояловича, П.Жуковича, протоиерея Иоанна Котовича, протоиерея Николая Диковского, А.Миловидова, Г.Киприановича, Е.Орловского, А.Сапунова, Л.Солоневича, А.Жиркевича, С.Шолковича, Ю.Крачковского и др.
Имя М.Н.Муравьёва стало одним из важнейших идейно-политических символов формирующейся западнорусской идеологии. И это не удивительно. Достаточно напомнить, что Муравьев впервые предстал перед российским обществом в двух принципиально новых политических ипостасях, которые не соединялись прежде в личности руководителей внутренней имперской политики. Его твердая, идейно обоснованная защита интересов православия и русского населения от агрессивных польских притязаний, национального и социального угнетения, создавало представление о нем как русском национальном лидере Северо-Западного края.
Это было уникальный политический деятель, оказавший необычайное воздействие на умы современников. Действия графа Муравьева получили массовую политическую поддержку и со стороны патриотически настроенной образованной России, и со стороны крестьянского и мещанского населения региона. Они происходили на фоне невиданного ранее подъема русского национального самосознания, характерного для всех сословий российского общества. Из белорусско-литовских губерний на имя императора Александра II поступили десятки верноподданнических адресов. В них крестьянские и городские общества заявляли о том, что они русские, которые в трудную годину польского мятежа остаются верными монархии и России.
Во второй своей ипостаси М.Н.Муравьев представал перед российским обществом как глубокий реформатор, самоотверженный защитник интересов монархии, патриот, сумевший мужественно отстоять территориальную целостность Российской империи. Его имя стало символом авторитета, силы и достоинства российской власти, ее способности вести ответственную социально-экономическую и этнокультурную политику в интересах русского большинства на западных окраинах империи.
Вот как отзывался о Муравьеве один из участников событий полковник В. В. Комаров: «Русская власть в 1863 году в руках М.Н.Муравьева была только на высоте своей задачи, это была власть строгая, но глубоко справедливая, она не уронила себя жестокостью, она имела в виду одно благо, она дала жизнь, счастье и спокойствие миллионам русского народа и ни одну минуту не преступала границ самообороны».
Сам М.Н.Муравьев прекрасно понимал, какая роль принадлежала ему в формировании новых идейных основ российской политики. «По счастью, проявления сепаратизма совпали с пробуждением нашего национального сознания и что отныне, отчасти по его (М.Н.Муравьева – А.Б.) почину, это сознание никогда не ослабеет и сделается доминирующей нотой во всех проявлениях государственной жизни».

РУССКО-ПОЛЬСКИЙ СПОР О ВЕЛИКОМ КНЯЖЕСТВЕ ЛИТОВСКОМ
Народонаселение Северо-западного края Российской империи в конце 19 в.8. Русскость и православие в фокусе муравьевской политики

Политика Муравьева была созвучна настроениям, преобладавшим в российском образованном обществе, и стимулировала пробуждение русского национального самосознания.
Следует пояснить, что в этот период этноним «русские» в государственном, церковном и общественном понимании означал общее название всех трёх восточнославянских народов: великороссов, малороссов и белорусов. Между великороссами, малороссами и белорусами не было чётких этнических границ, существовали широкие диалектные и культурно-бытовые переходные зоны. Благодаря первенствующему значению православной идентификации этноним «русские» носил инклюзивный (расширительный) характер, не замыкаясь на узко этнической составляющей. Вероисповедание в пореформенный период являлось важнейшим культурным признаком, определявшим групповую идентичность. Конфессиональная и этническая идентичность были тесно взаимосвязаны.
Поэтому понятия «русский и «православный» считались синонимами, несмотря на то, что православными были и представители нерусских этнических групп. Российская Православная церковь, несмотря на официальное самоопределение, неизменно подчеркивала свой этнический характер, отмечая традиционно установившуюся связь между вероисповеданием и этничностью. «Русский человек остаётся русским пока держится Православия, но он становится поляком, татарином, немцем и т.д., как скоро принимает римско-католичество, магометанство, лютеранство и т.п.».
Воссоединение униатов с православием в 1839 г. привело к конфессиональному размежеванию этнически и культурно однородного белорусского крестьянства. Новые конфессиональные границы между православием и католичеством утверждались в Северо-Западном крае в качестве линии этнической демаркации между русским большинством и меньшинством, постепенно обретающим польскую идентичность. Проведение этих границ создавало для государства и двух противоборствующих христианских Церквей объективные критерии принадлежности подданных к разным этническим группам, так как в регионах со смешанным православно-католическим населением, этнические идентичности зависели в первую очередь от конфессионального фактора.
Как отмечает Д. Сталюнас: «В начале 60-х гг., чиновники МВД при обработке данных национальной статистики обнаружили, что “племенное происхождение”… в низших сословиях затемнялось религиозным различием. Бытовало мнение, что и сами крестьяне так определяли свою национальную принадлежность. … Очень часто при определении национальной принадлежности крестьян главным критерием служила конфессия. Католики считались поляками (или, по крайней мере, “потенциальными поляками”), а православные – русскими (“потенциально русскими).
Исторически существующая взаимосвязь между русской идентичностью и православием обусловила меры М.Н.Муравьева по изменению положения Православной церкви в Северо-Западном крае. Свою задачу генерал-губернатор выразил следующим образом: «Упрочить и возвысить русскую народность и православие так, чтобы не было и малейшего повода опасаться, что край может когда-либо сделаться польским. … Без содействия православного духовенства мы не можем надеяться на прочное водворение русской народности в том крае».
Таким образом, усиление позиций православия рассматривалось в качестве необходимого условия утверждения русской идентичности Северо-Западного края. Исключая, разумеется, Ковенскую губернию, населенную литовцами. Для этого М.Н.Муравьевым были предприняты меры по улучшению материального положения православного духовенства, повышению его образовательного и социального статуса. На основе государственного и частного финансирования началась реализация широкомасштабной программы строительства и реконструкции храмов. Восстанавливались древние православные святыни, на всенародные пожертвования, собранные в центральной России, приобретались церковная утварь и богослужебные книги.
За короткий срок (с 1863 по 1865 гг.) было построено 98 церквей; отремонтировано – 126; перестроено из костельных зданий – 16; построены 63 часовни. Как отмечал исследователь М.Носко: «Построенные при М.Н.Муравьеве православные храмы не только украсили внешний вид белорусских городов и деревень, но, прежде всего дали белорусам возможность духовного возрождения и вместе с тем – национальной самоидентификации».
Благодаря решениям Виленского генерал-губернатора, православие, как Церковь русских социальных низов, получила возможность вступить в соперничество с эстетически и социально доминирующим польским католичеством в местностях со смешанным православно-католическим населением. Выведенная из экономической зависимости от польских помещиков, Православная церковь в Литве и Белоруссии получила внушительную государственную и частную поддержку, что позволило ей качественно усилить свои религиозные и социальные позиции среди православного населения. Начатые М.Н.Муравьевым и его сподвижниками социальные и материальные преобразования церковной жизни в западных епархиях Православной церкви – Литовской, Полоцкой, Минской и Могилевской – определили развитие механизмов формирования русской идентичности края вплоть до начала XX столетия.
Решения, принятые в сфере церковной политики, придавали модернизационным реформам М.Н.Муравьева особый традиционалистский характер. Инициированные реформами процессы секуляризации общественной жизни уравновешивались мерами по поддержке традиционного православия и развитию различных форм церковного образования и просвещения.

РУССКО-ПОЛЬСКИЙ СПОР О ВЕЛИКОМ КНЯЖЕСТВЕ ЛИТОВСКОМ
Религиозные конфессии Северо-западного края Российской империи в конце 19 в.9. Польское восстание как форма «священной войны»

Имперское бюрократическое наступление на социально-экономические и культурные позиции колониальной польско-католической элиты, предпринятые Виленским генерал-губернатором, осуществлялось в условиях военного положения, с помощью чрезвычайных методов управления. Это относилось, в первую очередь, к практике уголовных наказаний лиц, участвовавших в восстании, а также административных и экономических ограничений, наложенных на деятельность польских помещиков и ксендзов.
В Северо-Западном крае вооруженные выступления местных польских сепаратистов в 1863 г. проходило под знаменами католицизма. Часть радикально настроенных ксендзов использовала авторитет священного сана и духовную власть над паствой для антиправительственной пропаганды и политической мобилизации повстанцев.
По словам М.Н.Муравьева: «Католическое духовенство никогда еще так дерзко и беззаконно как ныне, не заявляло своих преступных действий: призыв к мятежу раздается с высоты костельных кафедр; речи, пропитанные духом ненависти и разрушения, оглашают своды католических святынь, и даже некоторые исступленные проповедники сами берутся за оружие, присоединяются к шайкам бунтовщиков и предводительствуют некоторыми из них. Высшее же духовенство, владея главным и вернейшим средством к умиротворению края – призывом, во имя Божие, к порядку и законному долгу, умышленно бездействует, потворствуя, таким образом, кровавым смутам и беспорядкам».
Внесение религиозных мотивов в вооруженный гражданский конфликт привело к увеличению отрядов польских сепаратистов из числа местной шляхты и способствовало расширению масштабов восстания в Северо-Западном крае. Парадоксальность ситуации заключалась в том, что выступления польских радикалов, именуемых «красными», поддержали христианские священнослужители. Союз «красных» радикалов и католических ксендзов обеспечил процесс вовлечения в восстание некоторого количества крестьян, прежде всего в Ковенской губернии. Как отмечал В.Ф.Ратч, «костел свою хоругвь обратил в знамя бунта», «мятеж пустил более прочные корни там, где гуще стояли костелы».
События восстания свидетельствовали, что часть католического духовенства, опираясь на авторитет священного сана, использовала религиозную аргументацию в качестве идейного инструмента для призыва мирян к вооруженной борьбе с правительством. Такие призывы были рассчитаны на достижение мобилизационного эффекта. Участие в борьбе за освобождение Польши истолковывалось как святое и богоугодное дело, необходимое для защиты католической веры и католических святынь от поругания их «схизматиками» и «москалями».
Следовательно, речь шла о таких действиях по управлению паствой, которые явно выходили за рамки духовных обязанностей католического клира и служили целям сугубо светским, – максимальному вовлечению населения в восстание и придание антиправительственной борьбе сакрального статуса «священной войны».
О религиозной мотивации польского восстания, которую привнесло в него радикально настроенное католическое духовенство, писали дореволюционные историки, публицисты и очевидцы событий. Они характеризовали его как «ксендзовско-шляхетский» или «национально-религиозный мятеж». Анализ источников и сведения, собранные дореволюционными российскими исследователями, позволяют сделать вывод, что в вооруженном восстании наряду с политическими мотивами присутствовала и религиозная составляющая, выразителями которой была часть католического клира Северо-Западного края.

РУССКО-ПОЛЬСКИЙ СПОР О ВЕЛИКОМ КНЯЖЕСТВЕ ЛИТОВСКОМ
«Шляхтичи в засаде против русских войск» (Эпическая картина о событиях 1863 г. на Жмуди)10. Что такое церковно-бюрократическая реконкиста?

Правительство не признавало участников польского восстания воюющей стороной. С государственной точки зрения это были мятежники, с оружием в руках выступившие против законного правительства. Поэтому ответной реакцией власти на вооруженный вызов местного католицизма стали меры чрезвычайного характера – судебные и административные репрессии против представителей мятежного католического клира, а также закрытие костелов и монастырей, клир и монашествующие, которых принимали участие в антироссийском восстании.
Помимо сугубо политических мотивов, которыми руководствовалась администрация края при конфискации церковных зданий, существовали мотивы правовые и религиозные, так как десятки костелов и каплиц были построены польскими помещиками незаконно, с откровенно прозелитическими целями.
Польское восстание 1863 г. только усилило религиозно-этническую и социальную неприязнь православного духовенства к католичеству, прибавив к ней и политические мотивы. По отзывам священников, ещё накануне восстания ксендзы стали открыто проповедовать ненависть к православным, заражая религиозной нетерпимостью свою паству. Пропаганда, разжигающая межконфессиональную рознь, оказалась результативной. Польские мятежники принесли многим православным священнослужителям унижения, страдания, беды, а некоторым и мученическую смерть.
После трагических событий 1863 г. у верноподданного православного духовенства появились весомые основания испытывать религиозную, этническую и политическую неприязнь к польскому католичеству. Поэтому духовенство поддержало меры М.Н.Муравьева, направленные на ограничение силы и влияния местного католичества. Эта церковно-бюрократическая реконкиста стала составной частью политики системного обрусения Северо-Западного края, призванной интегрировать Северо-Западный край в состав Российской империи.
В административную реконкисту, начатую «сверху», включилась «снизу» социально и религиозно активная часть православного духовенства. Для него настало время предъявления счетов – исторических, религиозных, социальных, политических, этнических и личных для решительного и максимального вытеснения польского католичества из местностей, традиционно населенных русским православным населением. В свою очередь администрация создала для этого необходимые политические и правовые условия.
Так, с 1864 г., в условиях военного положения, начался совместный административно-церковный процесс принудительного перераспределения богатой католической церковной собственности в пользу Православного церкви. Эти действия трактовались не только как заслуженное наказание за участие в мятеже, но и как восстановление исторической, религиозной и социальной справедливости, как долгожданное торжество униженного православия над высокомерной «латинской схизмой». В результате – приходское православное духовенство получало не только храмы, но и жилые дома ксендзов, землю и хозяйственные постройки.
К обвинениям католического клира и мирян в политически враждебном поведении, на основании которых администрация принимала решения о закрытии костелов, монастырей и каплиц, духовенство присовокупило свои, конфессиональные. В прошениях епископата и приходского духовенства, поданных администрации, появляется универсальная формулировка о том, что существование костела или каплицы в данной местности представляет собой «соблазн», и является «вредным» для интересов Православной церкви.
Как правило, речь шла о проявлениях «враждебной православию и правительству латино-польской пропаганды» среди «доверчивого» православного сельского населения.
Эти распространенные миссионерские и этнические аргументы приобретали политическую окраску и становились столь же весомыми для судеб костелов, как и обвинения духовных лиц, монашествующих и мирян в антиправительственных мятежных действиях. Единомыслие в оценках католицизма, проявленное администрацией и частью активного православного духовенства, позволило осуществить массовую конфискацию католической церковной собственности, что существенным образом ослабило институциональные позиции католичества в крае.
Поводом для закрытия католических храмов и часовен были не только вышеупомянутые обвинения в государственных преступлениях и противоправном прозелитизме, но и массовые переходы католиков в православие, происходившие в 1864-1868 гг., частью добровольно, частью с использованием административного ресурса. В случае, если переходил весь приход, иногда даже с ксендзом-настоятелем, или его большая часть, тогда костел закрывался и передавался в ведение Православной церкви. Иногда инициатива о закрытии костелов исходила от новообращенных в православие прихожан.
Результаты были впечатляющими. По подсчетам Д.Сталюнаса в пяти губерниях Северо-Западного края с 1864 г. по 1 июня 1869 г. были закрыты 377 костелов, монастырей и каплиц.
Участие в борьбе за независимость Польши в форме вооружённой борьбы и противоправная миссионерская деятельность отдельных групп духовенства привели к тяжёлым негативным последствиям для Католической церкви как религиозного и социального института. В результате предпринятых администрацией чрезвычайных мер по закрытию костёлов и монастырей, институциональные позиции католичества на территории края, – религиозные, социальные, экономические и этнокультурные, к началу 70-х гг. XIX в. были значительно ослаблены.
Следует отметить, что политические репрессии против ксендзов за преступления против государства, закрытие костёлов, часовен и монастырей, кампания по обращению католиков в православие, то есть, чрезвычайная конфессиональная политика, была продиктована непосредственной реакцией правительства на вооруженный мятеж. Несмотря на столь впечатляющие проявления политической враждебности части католической иерархии и клира к российскому государству и православию, эта политика не исходила из общей правовой оценки Католической церкви как религиозно нетерпимой или преступной политической организации.
Предпринятые меры, несмотря на их масштабы и жесткость, носили ситуативный и ограниченный характер. Они не изменили, и не могли изменить легального положения Католической церкви как религиозного института, продолжавшего функционировать на основе статей 44-45 «Основных законов» Российской империи и действовавшего законодательства о веротерпимости. Католическая церковь в государстве по-прежнему сохраняла правовой статус «терпимой», государственной, находившейся под покровительством императора, её духовенство и епископат получали жалованье из казны, пользовались всеми установленными законом правами и сословными привилегиями.
В конечном итоге, в результате действий администрации и православного духовенства, влияние Римско-католической церкви на формирование идентичности Северо-Западного края было сокращено до размеров, политически безопасных для целостности Российской империи.

РУССКО-ПОЛЬСКИЙ СПОР О ВЕЛИКОМ КНЯЖЕСТВЕ ЛИТОВСКОМ

11. Подведем итоги

В завершение следует сказать, что задачи реформирования края, которые пришлось решать М.Н.Муравьеву в связи с попыткой насильственного отторжения края от России, привели к переменам в характере управления этой особой территориально-административной единицей империи. Одновременное осуществление разнонаправленных политических проектов, определяемых нами как модернизация, деколонизация и реконкиста, представляли собой систему мер, которые обеспечивали адресную практику репрессий и ограничений в отношении польско-католической элиты, с одной стороны, и столь же адресные решения, обеспечивавшие развитие крестьянского населения, с другой. В результате, польское дворянство и католическое духовенство, которые традиционно формировали представление о польской идентичности Северо-Западного края, перестали восприниматься правительством как политически лояльные высшие сословия.
В качестве социальной опоры российской власти М.Н.Муравьевым выдвигается крестьянское, в первую очередь, русское (православные белорусы, малороссы и старообрядцы) население края и православное духовенство. Правительственная ориентация на поддержку и развитие низших социальных сословий, и представлявшую их Православную церковь, придали представлениям о русской идентичности края новое политическое и статусное измерение. «Русскость» белорусского населения и его православная вера стали рассматриваться в качестве ведущих социальных и политических факторов, способных обеспечить целостность империи на ее западных рубежах.
Поэтому выстроенная М.Н.Муравьевым «система» управления краем получила дифференцированно направленный, целевой характер. По отношению к польско-католическому сообществу оно выступало как проявление внешнего господства с присущими ему ограничениями, запретами и административным контролем. По отношению же к русскому православному сообществу правительство выполняло внутреннюю регулирующую роль, направленную на его социально-экономическое, культурное и этническое развитие.
Практическим результатом осуществленных реформ и последующего действия введенной Муравьевым “системы” управления краем, стала радикальная ломка отмеченных выше колониальных отношений, вызванных длительным господством польско-католической элиты. Победа, одержанная М.Н.Муравьевым в споре об идентичности Северо-Западного края, ввела в действие институты и социальные группы, работающие на сужение возможностей колониальной эксплуатации крестьянства в новых рыночных условиях. В свою очередь, деятельность таких субъектов деколонизации как Православная церковь, система народного просвещения и западнорусская интеллигенция сделали возможным этническое и культурное развитие крестьянства на основе традиций православия и ценностей общей русской культуры.
Однако элементы колониальной ситуации, исторически сложившейся в крае, продолжали сохраняться. Их существование, обеспеченное польским помещичьим землевладением, многочисленной шляхтой и деятельностью «терпимого» польского католичества, было гарантировано российским законодательством. Культурные, конфессиональные и сословные различия продолжали сохранять свою силу и в условиях пореформенного развития региона.

Александр БЕНДИН, доктор исторических наук, профессор кафедры богословия Института теологии Белорусского государственного университета

Ссылки по используемым в статье материалам см. здесь:
http://zapadrus.su/bibli/geobib/graf-muravev-v-russko-polskom-spore/992-rol-grafa-m-n-muraveva-v-russko-polskom-spore-ob-identichnosti-severo-zapadnogo-kraya-rossijskoj-imperii-chast-vtoraya.htmlhttp://zapadrus.su/bibli/geobib/graf-muravev-v-russko-polskom-spore/994-rol-grafa-m-n-muraveva-v-russko-polskom-spore-ob-identichnosti-severo-zapadnogo-kraya-rossijskoj-imperii-chast-tretya.html#_edn5

 

РОЛЬ ГРАФА М.Н.МУРАВЬЁВА В РУССКО-ПОЛЬСКОМ СПОРЕ Часть 1

0
Александр БЕНДИН
доктор исторических наук, профессор кафедры богословия Института теологии Белорусского государственного университетаРОЛЬ ГРАФА М.Н.МУРАВЬЁВА В РУССКО-ПОЛЬСКОМ СПОРЕЧасть I

 

Кто всю ответственность, весь труд и бремя
Взял на себя в отчаянной борьбе —
И бедное, замученное племя,
Воздвигнув к жизни, вынес на себе?
Ф. И. Тютчев

 

1. Как изучать управленческую практику графа Муравьева?

Личность и деятельность Виленского генерал-губернатора М. Н. Муравьева в последнее время вызывает все больший исследовательский интерес у отечественных и зарубежных историков. Ученые рассматривают различные аспекты жизни и деятельности этого выдающегося российского реформатора, который прославился своим решительным подавлением польского восстания и глубокими преобразованиями в Северо-Западном крае Российской империи в 1863-1865 гг.
Всего лишь два года Михаил Николаевич Муравьев управлял обширным Северо-Западным краем, но это короткое правление превратило регионального администратора обширной империи в политика национального масштаба, навсегда вошедшего в историю России, Литвы и Белоруссии. М.Н. Муравьева благословлял митрополит Московский Филарет (Дроздов), а поэт Ф. И. Тютчев посвятил ему замечательные стихи. Его как «истинно русского государственного деятеля» глубоко почитало местное православное духовенство и митрополит Литовский Иосиф Семашко, а император Александр II называл графа Муравьева «гениальным человеком». Виленский генерал-губернатор был объектом поклонения белорусских крестьян, которые видели в нем «заступника», подлинного освободителя от экономического гнета польских панов. Крестьяне с любовью называли его «батька Муравьев», строили церкви и часовни в честь небесного покровителя М.Н. Муравьева, архистратига Михаила.
Но он же являлся средоточием ненависти политических врагов Российской империи – польских националистов и русских революционеров. На него ополчились герценовский «Колокол», сановные либералы и «космополиты», но для российского общества, славянофилов и М.Н.Каткова виленский генерал-губернатор стал живым символом русского патриотизма и жертвенного служения Отечеству.
По степени почитания и ненависти из российских реформаторов второй половины XIX – начала XX вв. М.Н.Муравьева можно сравнить только с П.А.Столыпиным. Оба вызывали у своих политических врагов страх, злобу и смертельную ненависть. Достаточно вспомнить созданный националистами и либералами зловещий образ «Муравьева-вешателя» или оскорбительный кадетский ярлык – «столыпинский галстук», бомбы и пули террористов, направленные в строителя «Великой России». Оба были ревностными служителями закона, имперскими государственниками и защитниками интересов русского (белорусы и малороссы) населения Северо-Западного края. Оба удостоились величественных памятников, созданных на народные пожертвования. Памятник графу М.Н.Муравьеву был торжественно открыт в Вильно в 1898 г., премьер-министру П.А.Столыпину в Киеве в 1913 г. Нельзя не вспомнить и Музей графа М.Н.Муравьева, который начал свою работу в Вильно в 1901 г.
Схожа их посмертная судьба после падения Российской империи. События Первой мировой войны и российской революции уничтожили зримую память об этих выдающихся деятелях российской и белорусской истории. Личности и деяния великих реформаторов, регионального и всероссийского, одного, усмирившего локальный польский мятеж, другого – российскую революцию, подверглась шельмованию и жесткой идеологической критике в советской историографии, в учебниках для средней и высшей школы и в публицистике.
Только после краха советского государства впервые за много десятилетий появилась возможность научного исследования исторического наследия, оставленного нам этими выдающимися политическими деятелями Российской империи. В этот период начинает формироваться новая, стремящаяся к научной объективности российская историография о личности и политической деятельности П.А.Столыпина. Под влиянием книг А.И.Солженицына и политических обстоятельств последних лет, произошли значительные перемены в историческом сознании власти и общества. В результате, как и сто лет назад, на народные деньги вновь сооружены памятники великому сыну России в Саратове и Москве. Стопятидесятилетие со дня рождения П.А.Столыпина в 2012 году было торжественно отмечено на высшем официальном уровне.
Однако в современной Беларуси, на территории которой благотворные результаты реформаторской деятельности виленского генерал-губернатора проявились наиболее зримо, и официальные власти, и большая часть историков по-прежнему навязывают обществу негативную мифологию о “русификаторе” и “вешателе” Муравьеве.
В этой связи можно с уверенностью констатировать, что новая “национальная” историография, пришедшая на смену советской, так и не вышла за пределы примитивных идеологических интерпретаций событий, происходивших в Северо-Западном крае в 1863-1865 гг. Если говорить о содержаний этих интерпретаций, они, в зависимости от позиции авторов, основываются либо на постулатах бюрократического национализма, официально именуемого “идеологией белорусского государства”, либо на идеологии белорусского этнического национализма, которую исповедует радикальная, русофобски настроенная оппозиция, и сочувствующая ей часть исторического сообщества.
Например, для последних характерно особое идеологическое видение событий и процессов, которые рассматриваются с позиций изобретенного политического конфликта, существовавшего, якобы, между «самостоятельным белорусским этносом» и Российской империей. Для этого используется термин «русификация», историческое содержание которого интерпретируется в соответствии с современными националистическими воззрениями авторов. Для описания феномена «русификации» в «национальной» историографии, за небольшими исключениями, используются эмоционально насыщенные определения – насильственная, фронтальная, тотальная и т.д. Русификация осмысливается и подается читателю как принудительная ассимиляция белорусов, осуществляемая Россией с целью превращения их в великороссов.
В результате «угнетенный» белорусский народ, стал жертвой не только имперской колониальной эксплуатации, но и подвергся этническому насилию со стороны императорской России. Соучастником этого тяжкого этнокультурного преступления националисты назначают Православную церковь, которая, по их мнению, явилась послушным орудием «царизма» в деле денационализации белорусов.
Нельзя не заметить, что «национально свядомым» историкам трудно примириться с результатом собственного идеологического творчества. Их притягивает, и одновременно отталкивает ими же созданный образ «Беларуси» как несчастной жертвы имперского российского деспотизма. Неудивительно, что фантомные боли творцов и носителей идей белорусского этнического национализма стали врачеваться с помощью анестезирующей героической мифологии.
Так, польское восстание 1863 г. на территории Северо-Западного края теперь трактуется как выдающееся событие белорусской историю. При этом происходит обычная для «национально свядомой» историографии подмена понятий и этнокультурных маркировок. Оказывается, что в польском восстании, направленном на восстановление независимой Речи Посполитой в границах 1772 г., преследовались «белорусские национальные» цели. «Национальные» в данном контексте следует понимать как государственные, то есть цели создания белорусской государственности. Неудивительно, что некоторые, наиболее «свядомые» историки, пошли дальше и преподносят разрозненные выступления отрядов польско-католической шляхты, как «национально-освободительное» восстание белорусского народа против российских угнетателей.
Их небогатое воображение, распаляемое воинствующей русофобией, порождает фантастические образы героических белорусов, которые бросили смелый вооруженный вызов своему всесильному национальному угнетателю – Российской империи. Народным вождем антироссийской борьбы белорусов назначается поляк К. Калиновский, скромная политическая роль которого в качестве деятеля польского революционного подполья, раздувается до гротескных, буффонадных размеров.
И этому явлению есть вполне рациональное объяснение. Националистам, как историкам, так и оппозиционным политикам, нужен яркий, привлекательный образ «героя», который можно преподнести в качестве общенационального символа, способного объединить эту разношерстную публику на почве агрессивной русофобии и радикальных антироссийских настроений. Если в современной Украине эту роль успешно выполняет фигура националиста Степана Бандеры и его соратников, то в Беларуси торжественная презентация подобного персонажа в качестве общенационального «героя» неизбежно вызовет негативную реакцию, как общества, так и властей. Привлекать в качестве объединяющих символов нации «героев» – националистов, сотрудничавших с нацистами во время оккупации страны, – политически проигрышный вариант. Но политическая нужда в таких «героях», призванных исполнять историческую роль великих предтеч, этаких отцов-основателей современной нации, всегда есть и, зачастую, нужда острая. Коли нет своих, этнически безупречных «героев», в таковые верстаются «герои» иноэтничные.
Теперь понятно, почему идейно-символические и мобилизационные функции, которые у националистов украинских традиционно выполняет образ Степана Бандеры, белорусские националисты возложили на польского революционера Константина Калиновского. Да и наследие, оставленное последним, было, с их точки зрения, вполне подходящим – апология революционного террора, социальный и политический популизм, русофобия и симпатии к унии. Благо, и стараться в создании образа нужного им «героя» не было никакой надобности. Белорусская советская историография вкупе с местной творческой интеллигенцией давно справились с этой несложной задачей. О «пламенном революционере» Калиновском было написано в учебниках и популярных книжках, о нем снят фильм-агитка, созданы скульптуры и написаны картины, выдержанные в лучших традициях социалистического реализма. Одним словом, идейно-художественный миф о белорусском «революционном демократе» был уже сотворен, оставалось только его «национально» обновить и творчески использовать.
Героизация польско-католического восстания, откровенная фальсификация его политических целей, подмена этнической маркировки лидеров и участников, (польскую шляхту называют белорусской) не столь безобидны, как это может показаться неискушенному читателю.
В националистической интерпретации восстания и в образе Калиновского, воссозданном современными историками-националистами, ярко выразилась социальная и нравственная патология «свядомой» белорусской историографии. Современному белорусскому обществу навязывают заимствованную и совершенно чуждую ему польскую революционную мифологию о событиях 1863 года, (за нашу и вашу свободу!) которую, ничтоже сумняшеся, выдают за подлинно научную интерпретацию фактов белорусской истории. Однако, подобные приемы свидетельствуют лишь о творческой несостоятельности авторов исторических и пропагандистско-коммерческих опусов. Что же касается патологии, то она начинается там, где восхваляется насилие на том лишь основании, что оно «революционное» и «национально-освободительное». Патология в том, что террор, убийства невинных людей во имя революционных или национальных целей преподносятся обществу как благое дело, достойное восхищения. Патология – в циничном равнодушии к многочисленным жертвам польского революционного террора. Патология в том, что, террористы-революционеры, по закону заслужившие виселицу, превозносятся как национальные «герои».
В основе этих патологических явлений в «национально свядомой» историографии – бездумное и безнравственное преклонение перед революцией, будь она польская или «социалистическая». Впрочем, как не преклониться перед революцией или восстанием, если на них подспудно проецируются заветные чаяния националистов, всегда составлявших незначительное меньшинство белорусского народа. Захватить власть над большинством и навязать ему свою ущербную идеологию, в этом цели и революционеров, и националистов неизменно совпадают.
Неудивительно, что поражение польского восстания преподносится как трагедия белорусского народа. Но логика героико-националистического мифа берет свое. Согласно ей, белорусы не смирились с поражением и продолжили «национально-освободительную» борьбу «за волю и лучшую долю», но уже в русле общероссийского революционного движения. В конечном итоге, угнетенный, но не сломленный русификацией «самостоятельный белорусский этнос» в самоотверженном противостоянии с кровавым «царизмом» трансформировался в нацию и обрел государственность в форме Советской республики.
Разумеется, что при таком специфически «национальном» видении истории негативный образ М.Н.Муравьева, созданный в белорусской советской историографии, не мог кануть в лету вместе с социализмом, а только претерпел известную идеологическую трансформацию. Бывший классовый враг и реакционер Муравьев превратился во врага национального «возрождения» белорусского «этноса». Иными словами, обрел вторую политическую жизнь под пристрастным пером «свядомых» белорусских историков и коммерчески активных сочинителей.
Столь обширный пассаж, отличный по форме и стилю от необходимой в данном случае академичности, понадобился автору для того, чтобы обосновать свой методологический выбор, необходимый для изучения заявленной темы. Учитывая распространенную практику «национализации» белорусской истории и, в частности, отмеченные выше идеологические интерпретации событий 1863-1865 гг. в Северо-Западном крае, автор предлагает использовать инструментарий и концептуальные подходы, которые не позволяют заподозрить его в какой-либо идейной пристрастности. Речь идет о попытке применения теории и методов исследования, характерных для практики изучения проблем «внутренней колонизации».
Новый ракурс исследования, позволяющий выяснить сущность отношений, которые складывались в Северо-Западном крае между российским государством, польско-католическим меньшинством и православным крестьянским большинством, представляется научно продуктивным. Вопрос об идентичности Северо-Западного края, ставший предметом русско-польского спора, является многоаспектным, так как имеет в своей основе сложный комплекс политических, этнокультурных, конфессиональных и социально экономических отношений. В этой связи, изучение трансформаций, которые претерпели указанные отношения в результате реформ М.Н.Муравьева, получает необходимое теоретико-методологическое обоснование в опыте современных исследований «внутренней колонизации России». Установленный ракурс исследования позволит также выявить специфику тех принципиальных перемен, которые внес М.Н.Муравьев в практику управления Северо-Западным краем, осмыслить и оценить результаты его реформаторской деятельности.

РУССКО-ПОЛЬСКИЙ СПОР О ВЕЛИКОМ КНЯЖЕСТВЕ ЛИТОВСКОМ
Шесть губерний Северо-Западного края Российской империи — карта, напечатанная в издательстве газеты «краевцев» «Kurjer Litewski» и названа «Карта шести губерний Литвы и Белоруссии», между 1905—1910 года.2. Так кто же жил, и кто господствовал в Северо-Западном крае Российской империи?

Включение в состав Российской империи белорусско-литовских земель, находившихся на её западных окраинах, на протяжении XIX − начала XX вв. сопровождалось сложной борьбой за установление политических, конфессиональных и этнолингвистических границ. Результаты этой борьбы должны были определить принадлежность территории и населения этих земель либо к Речи Посполитой, либо к Российской империи.
Этот регион имел особое геополитическое значение для противоборствующих сторон – российского правительства и польского национального движения. После Царства Польского, Северо-Западный край был вторым по значимости центром польского сепаратизма в Российской империи. Территория региона находилась на стыке цивилизаций, культур, религий и этнических групп. В этом цивилизационном пограничье встречались «западные» культуры – польская и литовская – с культурами «восточными» – русской, белорусской и малороссийской. Здесь в сфере образования и коммуникаций сталкивались кириллица и латиница, что усиливало дифференциацию между культурами и конфессиями. Все эти факторы придавали Северо-Западному краю своеобразие и уникальность, осложняя решение вопроса об определении его идентичности.
Представления о польской идентичности Литвы и Белоруссии, бытовавшие в то время среди российской элиты, определялись не только исторической принадлежностью этого региона к Речи Посполитой. Местная элита – дворянство и католическое духовенство − состояла в основном из поляков и ополяченных белорусов и литовцев. Её численность не превышала 6 % населения западных губерний, но польское меньшинство занимало при этом доминирующие позиции в Северо-Западном крае Российской империи. Привилегированное дворянское сословие в Северо-Западном крае состояло из магнатов, крупных помещиков и многочисленной мелкой шляхты, “паўпаночкаў”, или иначе “падпанкаў”.
Находясь в абсолютном меньшинстве, дворяне – этнические поляки и ополяченная шляхта составляли, тем не менее, 85% помещиков Виленской, 95% Гродненской, 78% Ковенской и 94% Минской губернии.
Утратив в 1772−1795 гг. политическую власть над белорусскими и литовскими землями, магнаты, помещики и часть шляхты приобрели в Российской империи привилегированный статус дворянства, сохранив своё социально-экономическое, религиозное и культурное господство над белорусским и малороссийским (до 1861 г. крепостным) населением края.
Как отмечал известный российский славяновед А.Ф.Гильфердинг: «Источник польского вопроса находится в западных губерниях, в господстве там польского шляхетского меньшинства над русской народностью… Прямым следствием такого положения дел было то, что горсть “чужеземцев” и отчасти туземцев, перешедших в их лагерь, в течение большей половины текущего столетия с напряжённой энергией и успехом работала в русском крае во имя Польши и для Польши, работала во всех сферах его политической жизни: религиозной, учебной, административной, экономической и общественной. Польская среда пользовалась всеми преимуществами русского привилегированного сословия и в то же время враждебно относилась ко всему русскому».
Органами реализации сословных привилегий дворянства являлись, согласно закону, их губернские корпорации. Учитывая, что в губерниях Северо-Западного края большинство дворян являлись поляками, эти элитные корпорации, как органы сословного самоуправления, становились официальными представителями интересов польских этнических сообществ перед Российским государством. И хотя дворянские губернские корпорации не имели права заниматься политическими вопросами, в ноябре 1862 г. Минское дворянское собрание выразило желание представить Александру II адрес, в котором говорилось о необходимости присоединить Минскую губернию к Царству Польскому. Планировалось представить такие же адреса во всех губерниях края. Сословную и национальную солидарность продемонстрировало и дворянство Царства Польского, которое в сентябре 1862 г. заявило, что оно «до тех пор будет действовать против русского правительства, пока последнее не соединит с Царством Польским Литву, Белоруссию, Волынь, Подолию и Малороссию».
Таким образом, польское дворянство накануне восстания 1863 г. недвусмысленно заявляло правительству, что идентичность региона не русская, а польская, и это обстоятельство требует воссоединения его с этнической Польшей.
Дворянство Северо-Западного края испытывало крайнее недовольство действиями правительства и генерал-губернатора В.И.Назимова, причиной которого было освобождение крестьян от крепостной зависимости. По словам А.В.Белецкого: «Более чем когда-либо оно находило желательным присоединение западных губерний России к Царству Польскому и объединение этих двух частей империи одинаковыми законами и учреждениями. При этом и освобожденные крестьяне не могли ускользнуть из-под власти помещиков».
Виленский генерал-губернатор В.И.Назимов наложил запрет на инициативу местного польского дворянства. Но это не остановило начавшуюся борьбу польских дворян за «польское достояние», коим они считали земли Западного края. Выход из сложившейся ситуации, который предлагал Назимов, заключался в том, что в борьбе с польским дворянством правительству следует опереться на «народ», то есть, местное сельское население, русское по этническому происхождению. Для этого, по мнению генерал-губернатора, необходимо было предпринять решительные меры «к скорейшему разрешению крестьянского вопроса», и к организации в крае как можно большего числа народных школ.
С развитием народного просвещения Назимов связывал надежды на «нравственное возрождение» крестьянского населения, освобождение его из-под нравственного гнета «польского элемента». «Вследствие преимуществ и привилегий, которыми исключительно пользовались члены польской народности, – писал он в апреле 1863 г., – слово «поляк» сделалось синонимом помещика, дворянина, человека образованного, пользующегося доверием общества и кредитом правительства, человека светского и благовоспитанного; и на той же самой почве слово «русский», с одной стороны, стало синонимом холопства, рабства, неволи под властью Польши, нищеты, грубости, невежества, отчуждения, презрения, ничтожества относительно к Польше и ее духовенству».
Таким образом, социальный критерий принадлежности к высшему дворянскому сословию, выступал в качестве маркера престижной этничности, обладавшей экспансионистской энергией и статусным превосходством над всеми этническими сообществами Северо-Западного края. Неудивительно, что и многие представители высшей российской бюрократии воспринимали идентичность края в качестве польской, традиционно исходя из этнической маркировки его дворянской элиты.
Для представителей западнорусской интеллигенции вопрос о том, почему возникла эта аберрация политического зрения, решался без затруднений: «Единственной причиной, по которой Северо-Западный край считался краем польским, было то обстоятельство, что польское меньшинство в лице помещиков стояло впереди всего общества и заслоняло собой от невнимательного взора русское большинство. Образование, богатство, власть, влияние – все было в польских руках и придавало польский облик всему краю».
Мнение правящей элиты об исторически обоснованном праве Польши на земли Северо-Западного края было вызвано также практическим отсутствием трудов российских исследователей по истории Белоруссии и Литвы в период Нового времени. В первой половине XIX российская историография располагала лишь небольшим количеством работ по истории этого региона, которые относились, в основном, периоду Древней Руси.
В тоже время издавались работы польских историков, которые, по словам А.И.Миловидова, стремились «посредством архивных документов доказать, что Северо-Западный край издавна был польский, для чего даже документы, написанные на древнем западно-русском языке, передавались в польской транскрипции, так что они производили впечатление польских документов. … Надо прибавить к этому, – пишет далее Миловидов, – что все напоминавшее в этом крае о первоначальном русском корне, о расцвете православия, о первом насаждении русской культуры, – было или уничтожено, или намеренно обращено в жалкие развалины. Не удивительно, поэтому, что целые поколения воспитывались в убеждении, что этот край польский и должен принадлежать Польше.
Нельзя также удивляться, что даже русские ученые первой половины прошлого столетия имели чрезвычайно смутное представление об историческом положении и племенном составе Северо-Западного края. Считая Западно-Русский край чуждым России по племени и вере, легко было и притязания на него русских считать незаконными».
Следует отметить, что российская элита воспринимала Царство Польское как часть территории империи, вошедшую в ее состав в результате завоевания. Законность этого завоевания была признана в 1815 г. международным правом. Литва и Белоруссия, не принадлежавшие к этнической Польше, вошли в состав Российской империи посредством мирного присоединения, также получившего международное правовое признание. Как отмечает Б.Н.Миронов, Россия не воевала с латышами, литовцами, белорусами и украинцами, что способствовало их мирному вхождению в состав империи.
Против российского господства в Литве и Белоруссии в 1794 и 1830-1831 гг. восставала только польская шляхта, доказывая историческое и политической право Речи Посполитой владеть землями бывшего Великого княжества Литовского.
Этот важный социально-политический фактор, помноженный на практическое отсутствие исторических исследований и точных сведений об этническом и конфессиональном составе местного населения, способствовал формированию «государственнических и династических» представлений о том, что Западный край, это «часть Польши». В дореформенный период земли бывшего Великого княжества Литовского, вошедшие после разделов Речи Посполитой в состав Российской империи, официально именовались «западными губерниями» или «губерниями, от Польши возвращенными». Как замечанию А.А.Комзоловой, еще в 1819 году К.Ф. Герман, один из основоположников отечественной статистики без какого-либо анализа причислил все население бывшей Речи Посполитой к полякам. Вплоть до пореформенного времени этот тезис серьезно не оспаривался и не дискутировался.
Отсутствие компетентного мнения и неуверенность российской элиты в исторически легитимных правах России на владение Западным краем отмечал в 1862 г. виленский генерал-губернатор В.И.Назимов. В своем докладе министру внутренних дел П.А.Валуеву генерал-губернатор отмечал, что: «Для большинства русского общества вековой спор за обладание Западным краем и права каждой из тяжущихся сторон, к прискорбию, составляет до сих пор совершенно безвестный и темный вопрос, на который оно не обращало особого внимания, а если ныне и решается следить, то в сем последнем случае легко может быть увлечено сочувствием» (то есть, к Польше).
Следует сказать, что правительство, несмотря на свежую память о польских притязаниях на Литву и Белоруссию в восстании 1830-1831 гг., довольно долго не предпринимало необходимых мер по изучению этнического состава и конфессиональной принадлежности населения Западного края. Следовательно, практически отсутствовали не только знание истории русского (белорусы и малороссы) населения и его Православной церкви в Великом княжестве Литовском и Речи Посполитой, но и статистические данные об этнических группах, населявших Северо-Западный край и вероисповеданиях, к которым они принадлежали.
По сообщению П.Н.Батюшкова, «в конце 1850-х годов, ни в одном из центральных учреждений империи не имелось точных сведений по статистике и этнографии западных губерний России. Русская периодическая литература и периодическая печать того времени верили на слово источникам польского происхождения, иногда апокрифическим, часто измышленным и всегда тенденциозным. Извращая бытовые данные, и тем самым отрицая самобытность древних элементов Западной Руси, польская печать, а за ней и русская, в известной ее части, не признавали неоспоримых народных прав России на западные ее окраины. Это взгляд до того был распространен и усвоен у нас, что даже многие находившиеся на службе по разным ведомствам лица подчинялись бессознательно влиянию польских идей, действуя в районе возложенных на них обязанностей, во вред государственным интересам».
Понимание того, что в споре за принадлежность Северо-Западного края главным аргументом российской стороны является этноконфессиональный фактор, обусловленный исторически сложившимся соотношением между польско-католическим и русско-православным населением, начало формироваться накануне польского восстания. МВД в 1862 году поручило подполковнику А.Ф.Риттиху составить специальный «Атлас населения девяти губерний Западного края по вероисповеданиям и национальностям». Этот Атлас с объяснительным текстом на русском и французском языках, был издан в 1863 году в «самый разгар польского мятежа».
Данные, приведенные в Атласе, позволили выяснить, что почти всю Белоруссию и значительную часть Литвы населяли лица православного исповедания. Католическое население проживало в Ковенской губернии, в западной части Витебской, Витебской и Гродненской губерний. В этническом составе края также преобладало русское (белорусы, малороссы, черноруссы и великороссы) население. Абсолютный численный перевес русских над поляками, проживавшими отдельными группами по всему пространству края, был зафиксирован с помощью сухих цифр статистики.
На этом основании А.Ф.Риттих мог с полной уверенностью утверждать, что: «Атлас по вероисповеданиям служит лучшим опровержением лживых понятий, распространяемых недоброжелателями России о народном составе нашего Западного края, который, несмотря на отпечаток, оставленный на нем иноверным и иноплеменным владычеством, составляет в религиозном, племенном и историческом отношениях неотъемлемую, органическую часть Русского государства».
В том же 1863 г. российский этнограф Р.Ф.Эркерт издал на французском языке «Этнографический атлас областей, населенных сплошь или отчасти поляками». М.О.Коялович, выступая на общем собрании Российского географического общества, отметил научную и политическую значимость этого этнографического труда. «Я представляю себе при этом – отмечал историк – ту заграничную литературу и ту недавно тоже изданную там карту бывшего польского государства, по которой все пространство Западной России – все Польша и Польша… и думаю, что атлас г. Эркерта составляет самую жестокую и неотразимую критику всего этого. Теперь оказывается, и оказывается наглядно и популярно, что польская провинция от Немана и Буга до Двины и Днепра, даже за Двину и за Днепр – есть русская область, что целые миллионы поляков этой провинции сводятся на деле к миллиону с небольшим, что составляет десятую долю всего населения Западной России».

РУССКО-ПОЛЬСКИЙ СПОР О ВЕЛИКОМ КНЯЖЕСТВЕ ЛИТОВСКОМ

РУССКО-ПОЛЬСКИЙ СПОР О ВЕЛИКОМ КНЯЖЕСТВЕ ЛИТОВСКОМ

3. Почему Северо-Западный край стал колонией?

Процесс осмысления статистических данных, позволивших правительству и обществу впервые определить этнический и конфессиональный состав населения Западного края, отнюдь не исчерпывается несложной «арифметикой русификации», как это утверждает А.А.Комзолова. Обширные сведения, характеризующие сложную этноконфессиональную ситуацию в регионе, не могут быть сведены к такому упрощающему суть проблемы определению, как «арифметика». И уж тем более количественные показатели обеих Атласов не имеют прямого отношения к содержательно невнятному термину «русификация».
С точки зрения А.А.Комзоловой, собранные учеными сведения об этноконфессиональном составе населения Северо-Западного края были использованы правительством «прежде всего, в качестве орудия пропаганды, как одно из доказательств «исконно русской» принадлежности этого края».
Однако, если знать историю составления Атласа А.Ф.Риттихом, становится ясно, что дело заключалось не только в «пропаганде». Сбор данных о конфессиональной принадлежности населения Западного края, предпринятый в конце 50-х гг.XIX в., преследовал цель определения точного числа православных прихожан и состояния церковных строений. Из собранных сведений следовало, что за исключением Ковенской губернии и некоторых местностей Виленской и Гродненской, господствующая в населении вера – православие. Выходит, что эти данные были необходимы для принятия ответственных решений в области храмового строительства.
Издание Атласов способствовало появлению «Памятной книжки Виленского генерал-губернаторства», в которой содержались сведения о количестве жителей в губерниях Северо-Западного края «по вероисповеданиям». В ней также содержались данные о числе и состоянии церквей, монастырей и молитвенных зданий всех конфессий, существовавших в регионе. В результате, правительство и администрация Северо-Западного края располагала необходимой информацией для проведения конфессиональной политики в отношении и Православной, и Римско-католической церквей после подавления польского восстания
Вместе с тем, события 1863 года позволили использовать информацию этнографического характера для осуществления важных внешнеполитических акций. Министром внутренних дел П.А.Валуевым Атлас, составленный А.Ф.Риттихом, был представлен на «высочайшее воззрение Государя-императора». Затем, по словам П.Н.Батюшкова, он был передан государственному канцлеру, князю А.М.Горчакову «до опубликования еще им знаменитых нот по польскому вопросу». Таким образом, была создана фактическая основа для переосмысления сложившихся стереотипов о польской идентичности края, характерных, прежде всего, для самой политической элиты.
Нельзя не отметить то влияние, которое оказали данные Атласов на формирование русского национального самосознания, как в центре, так и самом Западном крае. В сущности, работы русских этнографов положили начало системному изучению истории края, его культур, религий, народных традиций и обычаев. Это касалось, прежде всего, русско-православной части населения, составлявшей подавляющее большинство жителей региона. Следовательно, мы являемся свидетелями того, как сугубо количественные показатели вероисповедного и этнического состава Западного края оказали влияние на качественные перемены в области политики, культуры, науки, идеологии и процессы формирования исторического самопознания.
Статистические данные, приведенные в Атласах, имели, вместе с тем, еще одно качественное измерение. Сведения об этноконфессиональной принадлежности населения литовско-белорусских губерний можно рассматривать как характеристики тех отношений, которые сложились между польско-католической элитой и русско-православным населением после присоединения этого региона к Российской империи. Эти отношения определяют существование такого регионального явления, как «внутренний» колониализм. Понимания феномена «внутренней колонизации» основывается на методологическом подходе, который предлагает А.Эткинд.
Различия между доминирующим польским меньшинством и крестьянским православным большинством носили сословный, конфессиональный, культурный и отчасти этнический характер. Определяющим моментом для такого вывода служит не отношение к средствам производства, конституирующее классы в индустриальном обществе, а отношение к знакам различий, конституирующим власть. Колониальная ситуация базируется на культурной дистанции между теми, кто обладает властью, и теми, кто подвергается эксплуатации. Нет культурной дистанции – нет колониальной эксплуатации. Эта дистанция маркируется разными средствами: расовыми, этническими, лингвистическими, религиозными, юридическими − одним словом, культурными.
Существование культурной дистанции между господствующей польско-католической элитой и эксплуатируемым русско-православным большинством позволяет охарактеризовать Северо-Западный край как регион, имевший признаки внутрироссийской польской колонии. Это был особый тип колониального господства, воссозданный самим российским государством, при котором польско-католическая элита, не обладая политической властью, получила легальную возможность экономически эксплуатировать русское (белорусы и малороссы) православное большинство и держать “господствующее” православие на западных окраинах империи в “униженном” положении. В качестве инструмента колониального господства польской помещичье-шляхетской элиты выступал институт крепостного права, существовавший в Российской империи до 1861 г.
Северо-Западный край относится к типу реликтовых внутренних колоний, прошедших долгую историческую эволюцию, прежде чем приобрести развитые формы к середине XIX в.
Начало колониальной эпохи следует отнести к моменту Кревской унии 1386 г. и Городельского привилея 1413 г. Специфика процесса становления колониальных отношений заключалась в том, что формирование необходимой для этого культурной дистанции началось с проникновения на территорию Великого княжества Литовского миссионерствующего духовенства Римско-католической церкви. По своему этническому характеру эта Церковь была польской. В Великом княжестве Литовском она получила статус Церкви господствующей, так как великий князь стал католическим государем. Православная церковь, как Церковь подавляющего большинства западнорусского населения, оказалась в положении веротерпимой. Образование Речи Посполитой усилило процесс проникновения польского католичества на территорию Великого княжества Литовского. Начавшийся процесс окатоличения западнорусской элиты с неизбежностью приводил её к усвоению высокой польской культуры, которая отделяла магнатов и шляхту от культуры западнорусской, которая оставалась достояниям низших социальных слоев населения.
Постепенный переход большей части православного населения в унию, придал формировавшейся на протяжении XVII – первой трети XIX в. культурной дистанции определенную специфику, усилив, в целом, социокультурные различия между ополяченной местной элитой и эксплуатируемым крепостным крестьянством. Вхождение западнорусских земель в состав Российской империи и упразднение Брестской унии на Полоцком соборе 1839 г. усложнило процессы этнокультурной и конфессиональной маркировки колониальной эксплуатации крепостного населения. С одной стороны, воссоединение полутора миллионов униатов с Русской православной церковью еще резче разделило польско-католическую, помещичье-шляхетскую элиту и крепостное, теперь уже православное, западнорусское крестьянство. С другой, появление новых институтов политического и конфессионального господства, а затем и польское восстание 1830-1831 гг. инициировали процессы административной, правовой и культурной интеграции Северо-Западного края в состав Российской империи. Реакцией на действия российского правительства стало усиление протестных настроений среди местной колониальной элиты.
Сложилась ситуация, когда, по словам А.Эткинда, произошло совпадение амплуа угнетателя и притесняемого. Многослойный характер противоречий и совпадений являлся отличительной особенностью этой внутрироссийской польской колонии. Например, часть доминировавшей в крае польско-католической элиты не примирилась с утратой государственной независимости и воспринимала российскую монархию как политического врага, а своё положение оценивала в категориях национального и религиозного угнетения.
Это представление и послужило мотивом для участия ее радикально настроенных представителей в восстании 1863 г., направленном на восстановление политической независимости Речи Посполитой в границах 1772 г.
Общей целью руководителей и участников восстания было отторжение Литвы, Белоруссии и губерний Юго-Западного края от Российской империи и утверждения на этой территории власти возрожденного польского государства.
«Отвоевать Западную Русь – вот что составляло с самого начала главную, существенную задачу всего польского движения. Точка опоры была Варшава, но цель. – Вильна и Киев».
По сути, речь шла о реализации польского имперского проекта, призванного восстановить колониальное господство метрополии – Царства Польского над своими «домашними» колониями – Северо-Западным и Юго-Западным краем.

РУССКО-ПОЛЬСКИЙ СПОР О ВЕЛИКОМ КНЯЖЕСТВЕ ЛИТОВСКОМ

4. «Терпимый» католицизм и отношения колониального господства

Определяющим фактором, который влиял на формирование культурной дистанции, определявшей в свою очередь, содержание и специфику колониального господства польской элиты, являлось католичество латинского обряда. Конфессиональная маркировка существовавших в крае колониальных отношений, нашедшая свое символическое выражение в многочисленных костелах, часовнях и крестах на перекрестках дорог, была неразрывно связана с представлениями о польской идентичности края.
Православие, численно преобладавшее в Гродненской, Витебской, Минской и Могилевской губерниях, по ряду причин не могло достойно соперничать с католичеством ни в социальном, ни в религиозно-символическом смысле. В отношениях с Римско-католической церковью православие оказалось в положении «обороняющейся стороны». Исторически возникшая ещё во времена унии, проблема латино-польской экспансии была весьма болезненной для православного духовенства. Ксендзы, ощущая мощную экономическую поддержку доминировавших в крае польских помещиков, развернули активное костельное строительство, продолжавшееся до начала 1860-х гг. Только с 1854 по 1863 г. в Северо-Западном крае было построено 399 новых костелов даже там, «где кроме ксендза и пана не было католического населения».
Исходя из мотивов религиозно-охранительного характера, православная иерархия и духовенство в нарастающей силе и влиянии польского католицизма усматривали серьезную угрозу для интересов «господствующей Церкви» и «русской народности» края, состоявшей из белорусов и малороссов.
Ревностным защитником интересов православия и «русской народности» в Северо-Западном крае выступал в этот период митрополит Литовский Иосиф Семашко. Его настойчивость в противодействии католической экспансии среди православного населения не встретила понимания у генерал-губернатора В.И.Назимова, который старался избегать всякого повода «раздражать» римско-католическое духовенство.
Следует напомнить, что православное духовенство хранило память об исторических обидах, которые нанесли им католики – латиняне и униаты во времена существования Речи Посполитой. В этот период местное православие лишилось многих храмов, монастырей, пережило дискриминацию, унижения и гонения, которым подвергались духовенство и миряне со стороны униатов и воинствующего польского католичества.
«Трудно изобразить – писал архиепископ Филарет (Гумилевский) – о положении православия в Польше уже в первой половине XVIII столетия, все жестокости, какие позволяли себе делать против православия. Не оставалось позорного имени, которым не клеймили бы публично православных. Теперь веру их называли уже не только «холопской верой», но верой арианской, собачьей». Украйна и Белоруссия назывались partes infidelium – странами неверных»; туда оправлялись толпы базилиан и доминиканцев, в виде миссионеров, а им на помощь спешил меч и инквизиция. Православных священников привязывали к столбам, били плетьми, сажали в тюрьмы, морили голодом, травили собаками, рубили им саблями пальцы, ломали руки и ноги; кто и затем оставался еще в живых, но не хотел унии, тех выгоняли из домов, и приюта изгнанным и семействам их не смело давать сострадание. … На монастыри днем делали нападения, грабили или жгли их, монахов терзали чем могли, часто убивая до смерти. … Деревенских обывателей и мещан мучили бесчеловечными пытками, чтобы сделать униатами или римлянами. … Жиды арендаторы несказанно мучили народ, грабили утварь церковную, священников предавали суду и казни. Сами архипастыри Могилева чего не вытерпели?».
Старые обиды подогревались новыми, которые появились уже в период пребывания края в составе Российской империи. Римско-католическая церковь, будучи в правовом отношении только «терпимой», наряду с крестьянством, включала в свой состав практически всю социально-экономическую и культурную элиту – польских помещиков, шляхту, чиновничество и интеллигенцию. Парадоксальность межконфессиональных отношений в Северо-Западном крае заключалась в том, что поляки-помещики, принадлежавшие к «терпимой» Римско-католической церкви, владели (до 1861 г.) крепостными крестьянами белорусами и малороссами, которые принадлежали к Православной церкви, имевшей правовой статус «первенствующей и господствующей» в империи. В сложившейся системе крепостнических отношений материальное положение православных священников и состояние православных храмов зависели от расположения местной колониальной элиты – польских помещиков и шляхты, что не могло не сказываться на социальной самооценке духовенства.
Высокомерное и пренебрежительное отношение к православию со стороны ксендзов и их дворянской паствы было продиктовано не только их сословным, материальным и культурным превосходством, но и экклезиологией Римско-католической церкви. С точки зрения католического вероучения, православные воспринимались как «схизматики», то есть раскольники, отпавшие от единой истинной и спасительной Римско-католической церкви . Таким образом, особый комплекс колониального «шляхетско-панского» превосходства над туземным православным населением и его верой получал высшую религиозную санкцию.
Поэтому местные католики, составляя религиозное меньшинство среди христианского населения края, уверенно позиционировали себя не только в качестве представителей cоциально престижной, «польской» или «панской веры», но и веры единоспасительной. Достаточно напомнить, что по символическому учению католичества единственно истинная, руководимая Духом Святым, и непогрешимая Церковь, вне которой нет благодатного освящения, и никто не может достигнуть вечного спасения, и вне которой нет и быть не может истинного исповедания веры Христовой, есть Ecclesia Romana. В Римском катихизисе утверждалось, что «все другие общества, которые несправедливо присвояют себе имя церкви, – поелику они руководятся духом диавола, – необходимо пребывают в самых погибельных заблуждениях веры и нравственности».
В Северо-Западном крае исключительная экклезиология институализированного католичества тесно переплеталась с иррационализмом народной веры и польским этническим характером Церкви. На практике это приводило к таким явлениям как фанатизм и религиозная нетерпимость в отношении к иноверцам и, прежде всего, к православным.
В общественно-религиозной иерархии региона местные православные наоборот, обладали низким социокультурным статусом, несмотря на то, что численно доминировали, и в правовом отношении «господствовали». Православие было Церковью крестьян, принадлежавших к «русской народности». Таков был исторически сложившийся социальный и этнический состав его паствы, как традиционно православной, так и воссоединенной из упраздненной в 1839 г. Греко-католической церкви.
Поэтому православие в Северо-Западном крае, несмотря на то, что к нему принадлежали представители высшей российской администрации, воспринималось католическим духовенством и населением как «хлопская», «мужицкая» или «русская» вера.
Бытовавшие в народе представления об идентичности связывали воедино конфессиональную принадлежность и этническое происхождение. Определяющую роль в процессе бытовой идентификации играл конфессиональный фактор. Поэтому для обыденного сознания была характерна идентификация: «православный, значит русский», что служило еще одним свидетельством того низкого статуса, в котором находилась православная «русская народность» Северо-Западного края.
В похожем положении находилось и православное сельское духовенство. Православные священники, экономически зависимые от польских помещиков, в социальной иерархии местного общества стояли гораздо ниже ксендзов, принадлежавших к польской колониальной элите. Как отмечал митрополит Евлогий, русских представляли, по местному выражению, «хлоп да поп».
Фактором, усиливавшим идентификационный приоритет местного католичества перед православием, являлись его эстетико-культурные и символические преимущества. Торжество колониальной эстетики польского католичества наиболее зримо проявлялось в храмовом строительстве и католическом культе. Римско-католическая церковь располагала богато украшенными каменными костелами, эффективно воздействуя на души своей паствы умелой проповедью, органной музыкой и пышными религиозными процессиями. На этом великолепном фоне сельские православные церкви, деревянные и убогие, с эстетически скромным богослужением являли собой резкий контраст с католическими костелами.
Состояние православных церквей в дореформенный период ярко характеризуют сведения, доставленные из Западного края в Синод и МВД. Оказалось, что: «свыше 3000 церквей из находящихся в помещичьих имениях, принадлежащих большей частью полякам, были в столь неудовлетворительном состоянии, что многие из них грозили разрушением и были потому запечатаны, а остальные по своему безобразию, убожеству и ветхости, требовали безотлагательной помощи».
В силу указанных обстоятельств, «господствующая» в правовом отношении и доминировавшая численно Православная церковь, и русское (белорусы и малороссы) крестьянство, составлявшее абсолютное большинство населения края (за исключением Ковенской губернии, населенной литовцами) в этноконфессиональных и социокультурных механизмах формирования идентичности края играли второстепенную роль.
Нельзя не отметить и другие факторы, влиявшие на функционирование конфессиональных механизмов идентификации края. Если Российское государство признавало легальный статус «терпимой» Римско-католической церкви, то для православного духовенства присутствие католичества на территории Белоруссии не являлось конфессионально легитимным.
Духовенство видело в католицизме лишь «латинскую схизму», которая приобрела свою местную белорусскую паству в результате массового «совращения» православных во времена Речи Посполитой и переходов униатов в латинство в XVIII – начале XIX вв.
Католичество, утвердившееся в крае, воспринималось духовенством и как этнически чуждая сила, пришедшая из Польши с целью полонизации русского (белорусы и малороссы) униатского и католического населения.
Основанием для утверждения о полонизаторских целях регионального католичества служила богослужебная практика костела и польское самосознание его клира. В католических парафиях Северо-Западного края из этнических белорусов и малороссов состояла, в основном, паства из низших сословий, в основном это были крестьяне. В тоже время дополнительное богослужение в костелах проводилось на польском языке, который все прихожане, не только элита – помещики и шляхта, но и «низы» – крестьяне и мещане, должны были знать. В результате, духовенство Римско-католической церкви становилось субъектом полонизации русского католического населения, а региональный костел становился источником формирования представлений о польской идентичности края и его католического населения . Под влиянием костела в среде белорусской и малорусской паствы постепенно сформировалось представление: «католик, значит поляк».
Став религиозным символом колониального господства польской элиты, католический костел выступал одновременно и в амплуа угнетенной стороны. Очередное совпадение, характерное для колониальной ситуации в Северо-Западном крае, стало результатом политико-правовых перемен, произошедших на этой территории после присоединения ее к России. В бывшей Речи Посполитой Римско-католическая церковь обладала статусом господствующей, а Православная церковь, как Церковь «схизматическая», была едва терпимой, претерпевала гонения и унижения.
С присоединением земель Великого княжества Литовского к Российской империи правовое положение обеих Церквей кардинальным образом изменилось. Теперь Православная церковь получила статус «господствующей», в то время как Римско-католическая церковь была поставлена в положение «терпимой».
Польская католическая иерархия не могла примириться со своим новым правовым статусом «терпимого» исповедания, отведенного ей российским законодательством. Об этом свидетельствуют ее заявление, направленное правительству в 1861 г., об «угнетении совести», которые претерпевают католики Польши.
Революционные манифестации, происходившие в Варшаве в феврале 1861 г., придали декларируемому фактору религиозного «угнетения» характер реального политического протеста. Во время беспорядков агрессивное поведение демонстрантов вынудило войска стрелять в толпу. В результате, пять участников демонстрации было убито. Кроме того, кто-то пустил слух, что во время столкновения войск с толпой казаки изломали крест, который несли в процессии. В действительности, как отмечал А.В.Белецкий, такого факта не было; но эти крики: «у нас ломают кресты, над святыней ругаются», произвели громадное впечатление на толпу: она освирепела, и в войска полетели камни. О поломанном кресте вскоре заговорили во всем Царстве Польском; о нем стали слагать легенды. Поломанный крест сделался мистической эмблемой Польши.
Это был сильный пропагандистский прием, позволивший придать начавшейся национальной борьбе за независимость статус священный войны. Для части фанатически настроенного католического духовенства и мирян мотив защиты поруганной католической веры стал мощным стимулом для участия в борьбе против власти «схизматиков» и «москалей». Среди католического населения стали распространяться подпольные агитки «о неистовствах москалей в Варшаве, краеугольным камнем были подробности о сломанном кресте, той знаменитой ксендзовской стратагеме, ложь которой изобразилась гравюрой и сотней тысяч экземпляров увековечила всю мерзость изобретательной уловки».
По воспоминаниям А.Н.Мосолова: «После первых варшавских беспорядков по всей Жмуди разнесся слух, что Москва хочет уничтожить веру католическую, что в Варшаве русские сломали крест на кафедральном костеле. Во всей Жмуди поднялись вопли и стоны. … На костелах появились огромные плакаты, изображавшие распятие, переломленное пополам; вокруг огромными буквами описывались зверские действия москалей в Варшаве с католиками и с их святыней».
Религиозный фанатизм, разжигаемый с помощью приемов лживой пропаганды, и радикальный национализм стали идейно-психологическими основой для пропаганды вооруженного восстания, сторонниками которого были так называемые «красные». Привнесение в политическую борьбу религиозной мотивации, служило мощным мобилизующим фактором не только для разжигания антиправительственных выступлений, но и способствовало их ожесточению, которое проявлялось затем в формах революционного террора.
В Северо-Западном крае процесс вовлечения католического духовенства в борьбу за восстановление польской государственности в границах 1772 г. имел качестве своей начальной стадии ряд политических акций, совершенных в костелах Вильно в знак солидарности с событиями в Царстве Польском. Однако виленский генерал-губернатор В.И.Назимов, не смотря на участие ксендзов в антиправительственных манифестациях, предпринял попытку учесть «интересы и потребности римско-католического духовенства».
В.И.Назимов, зная о силе духовной власти католического клира над своей паствой, вполне резонно полагал, что в интересах государства не «озлоблять» ксендзов, иначе они могут «возбудить народ против правительства». По его мнению, одной из причин антиправительственных выступлений в костелах Вильно являлись ограничительные законы о веротерпимости, оскорбительные для римско-католического духовенства. В частности, речь шла о действовавшем запрете на строительство католических церквей без разрешения православной иерархии, что указывало на «прямое подчинение одного вероисповедания другому».
По ходатайству В.И.Назимова 2 января 1862 г. был принят закон, разрешавший католикам строить новые костелы без санкции православных архиереев. Однако уступки, сделанные генерал-губернатором, не принесли ожидаемых результатов. Часть радикально настроенного католического духовенства не желала примириться с частичными уступками со стороны правительства. Эти духовные лица уже не довольствовалось смягчением законодательства о веротерпимости, они начало преследовать политические цели, превращая храмы в места антиправительственных выступлений. В костелах пелись патриотические польские гимны, произносили проповеди, призванные разжечь недовольство российским правительством и укрепить национальную солидарность польского меньшинства Северо-Западного края с поляками Царства Польского.
Выступления в костелах, проведение крестных ходов в память об унии между Польшей и Литвой и постановка памятных крестов, должны были продемонстрировать правительству единство национальных и политических интересов всех католиков бывшей Речи Посполитой. События 1861 г. показали серьезные мобилизационные возможности костела в деле организации оппозиционных выступлений, когда часть римско-католического духовенства оказалась вовлеченной в политическую борьбу.
В условиях начавшегося противостояния часть католического духовенства поддержала планы польского дворянства по созданию объединенной автономии Царства Польского и Западного края. Тем самым костел становился одним из важных инструментов организации польской ирреденты. Сила костела в Северо-Западном крае заключалась в способности его духовенства объединить католиков различных сословий и этнических групп (поляков, белорусов, малороссов, литовцев и латышей) во имя реализации польских национальных интересов. Таким образом, планы сохранения польского колониального господства в форме автономии могли опираться на широкую социальную опору из католического населения, не принадлежавшего к этническим полякам или ополяченной шляхте.

Продолжение следует
Александр БЕНДИН,
доктор исторических наук, профессор кафедры богословия Института теологии Белорусского государственного университета
Ссылки по используемым в статье материалам см. здесь:
http://zapadrus.su/bibli/geobib/graf-muravev-v-russko-polskom-spore/990-rol-grafa-m-n-muraveva-v-russko-polskom-spore-ob-identichnosti-severo-zapadnogo-kraya-rossijskoj-imperii-chast-pervaya.html

http://zapadrus.su/bibli/geobib/graf-muravev-v-russko-polskom-spore/992-rol-grafa-m-n-muraveva-v-russko-polskom-spore-ob-identichnosti-severo-zapadnogo-kraya-rossijskoj-imperii-chast-vtoraya.html

 

Литва потеряла право на территории, присоединённые СССР к Литовской ССР

0

В Литве случилась очередная антироссийская истерика. Она вызвана решением Генпрокуратуры Российской Федерации начать проверку законности признания Госсоветом СССР независимости республик Прибалтики в сентябре 1991 г.

В Литве намерение Генпрокуратуры РФ было названо провокацией, направленной против Литовской Республики (ЛР). Президент Даля Грибаускайте напыщенно заявила, что независимость республики «была добыта кровью жителей Литвы. И никто не может на неё покушаться». Поражает, что это заявляет человек, который в 1990–1991 гг. поддерживал политику Кремля и к независимости Литвы не имел никакого отношения. По этому поводу вспоминаются слова, сказанные Томасом Джефферсоном, третьим президентом США: «Проповедью должна быть наша жизнь, а не наши слова».

У Грибаускайте вся жизнь является сплошным пустословием. В советский период она агитировала за социализм, а сейчас с тем же пылом – за капитализм, пытаясь представить себя патриотом Литвы.

В очередной раз исторической и правовой безграмотностью удивил Витаутас Ландсбергис, глава Верховного Совета Литвы, провозгласившего в марте 1990 г. независимость республики. Он безапелляционно заявил, что Генпрокуратура Литвы могла бы проверить Россию на предмет законности её государственности, «ведь там свергли царя и убили его с детьми».

Видимо, невдомек литовскому музыковеду, что не только в России убивали царей. Великая французская революция 1789 г., произошедшая на 128 лет раньше Октябрьской в России, уничтожила монархию и отправила на гильотину короля Людовика XVI и королеву Марию Антуанетту. Однако никто не ставит под сомнение законность современной Французской Республики.

Поражает нервозность, с которой в Литве встретили известие о намерении Генпрокуратуры РФ оценить законность Госсовета СССР, 6 сентября 1991 г. признавшего независимость прибалтийских республик. Ведь для ЛР любое решение российских прокуроров не несёт никаких правовых последствий. Республика по-прежнему останется субъектом международного права, членом ООН и членом ЕС. Да, и в Литве решению Госсовета СССР никогда не придавали значения, утверждая, что республика с момента провозглашения независимости 11 марта 1990 г. якобы являлась субъектом международного права.

Видимо, литовские власти беспокоит не столько законность процедуры выхода из СССР, сколько то, с какими территориальными приращениями Литва вышла из Союза. Ведь ЛР официально признала недействительными правовые акты, по которым Литовская ССР получила эти приращения. Более того, ЛР не считает себя правопреемником Литовской ССР. Это ставит под сомнение правомерность нахождения этих территорий в составе ЛР.

Спорные белорусские территории

Всё началось 7 февраля 1990 г., когда ещё коммунистический Верховный Совет Литовской ССР, под давлением сепаратистов, признал недействительной Декларацию Народного Сейма Литвы от 21 июля 1940 г. с просьбой о вхождении Литовской Советской Социалистической Республики в состав Союза ССР.

Тем самым Литва в одностороннем порядке признала недействительным Закон ВС СССР «О принятии Литовской Советской Социалистической Республики в Союз Советских Социалистических Республик», принятый 3 августа 1940 г.

По этому закону в состав Союзной Литовской ССР были переданы «Свенцянский район и части территории с преобладающим литовским население Видзовского, Годутишкого, Островецкого, Вороновского, Радунского районов Белорусской ССР».

Известно, что литовские делегаты на VII чрезвычайной сессии Верховного Совета СССР, решавшей вхождение республики в СССР, просили передать в состав Литовской ССР только Свенцянский (Швенчёнский) район. Однако член литовской делегации, председатель Союза писателей Литвы Людас Гира напомнил о белорусских селениях Марцинконис, Девянишкес с преимущественно литовским населением и о курорте Друскининкай. Вопрос об их передаче тут же был решён в пользу Литвы.

После ультимативного провозглашения Литвой независимости 11 марта 1990 г., Президиум Верховного Совета БССР 29 марта 1990 г. счел необходимым направить в адрес Верховного Совета Литвы официальное Заявление. В нем говорилось, что нахождение ряда белорусских территорий в составе Литовской ССР основывалось на вышеупомянутом Законе ВС Союза СССР от 3 августа 1940 г. Однако, отметил Президиум ВС БССР, в связи с тем, что в Литве этот закон был объявлен недействительным, возник вопрос о принадлежности этих белорусских районов Литве.

Помимо этого, Президиум ВС БССР изложил позицию по «Договору о передаче Литовской Республике города Вильно и Виленской области и о взаимопомощи между Советским Союзом и Литвой», заключенному 10 октября 1939 г. Было отмечено, что в связи с заявлением литовских властей о неготовности исполнять в полном объеме этот договор, у Белоруссии возник вопрос относительно сохранения в силе предусмотренных в нем территориальных изменений в пользу Литвы.

Этим заявлением Президиум ВС БССР недвусмысленно заявил литовским сепаратистам, что территории Вильнюсского края, переданные Литве в октябре 1939 г. и белорусские районы, переданные в августе 1940 г., являются спорными территориями. Заявление было опубликовано в газете «Звязда» 1 апреля 1990 г.

После этого ситуация в отношениях между Белоруссией и Литвой стала приобретать критический характер. Но Президент СССР Горбачёв настоял, чтобы Белоруссия сняла вопрос о территориях, так как это якобы мешало переговорному процессу между Москвой и Вильнюсом. Однако не вызывает сомнений, что современная Литва потеряла право на территории, присоединенные Союзом ССР к Литовской ССР. Это неопровержимый юридический факт.

Замечу, что белорусские территории, переданные Литве 3 августа 1940 г. географически являются тем территориальным коридором, который мог бы обеспечить независимую транспортную связь России с Калининградской областью через территорию союзной Белоруссии.

Не случайно после ультимативного провозглашения Литвой 11 марта 1990 г. независимости, советские эксперты в справке для Президента СССР акцентировали необходимость создания транспортного коридора для связи с Калининградской областью: «Необходимо с учетом исторических условий добиваться выделения в состав Калининградской области РСФСР южной части территории Литвы для создания транспортного коридора с тем, чтобы обеспечить независимость сухопутных связей остальной территории с этой областью».

Однако усилия экспертов оказались тщетными. На их советы Горбачёв, как всегда, внимания не обратил. В итоге Россия сегодня постоянно сталкивается с неконструктивной позицией Литвы в отношении транспортного сообщения с Калининградской областью. Тем не менее, по случаю 80­летия шею Горбачёва, как «выдающегося государственного деятеля», украсила золотая цепь высшего российского ордена Андрея Первозванного.

Напомню, что в постсоветское время во время одного из телемостов Москва–Вильнюс, посвященного январским событиям 1991 г. (11 января 2001 г. на НТВ) бывшие в тот период руководителями ЛР признались, что они были готовы пойти на территориальные уступки в обмен на выход Литвы из СССР.

Это в январе 2009 г. подтвердил в своем интервью журналу «Русская жизнь» бывший первый замминистра иностранных дел России ельцинского периода Федор Шелов­-Коведяев. Он вспоминал, что в первые дни после провала ГКЧП Ельцин подписал указы о признании независимости Латвии, Эстонии и Литвы:

«В Верховном Совете уже полгода как были готовы проекты двухсторонних договоров с республиками Прибалтики с условиями и по статусу русского населения, и по русскому языку. Все было одобрено соответствующими комитетами прибалтийских парламентов. За свою независимость они были готовы заплатить. Были готовы, как угодно дорого купить независимость у Москвы. А Россия признала их указами президента — вообще без условий».

Ну, а 6 сентября 1991 г. Госсовет СССР также без всяких условий подтвердил независимость республик Прибалтики. Уверен, что никто в России не собирается на основании выводов Генпрокуратуры РФ перекраивать российско-литовскую государственную границу.

Ещё раз напомню, что 9 июня 2003 г. Президент РФ В. Путин утвердил закон «О ратификации Договора между Российской Федерацией и Литовской Республикой о российско-литовской государственной границе».

То есть Россия дважды (в сентябре 1991 г. и в июне 2003 г.) согласилась с тем, чтобы территории, приобретенные Литовской ССР, остались за Литовской Республикой. Но в Литве по этому поводу постоянно появляются спекуляции относительно готовящего вторжения России на эти территории. Видимо, тамошние политики предпочитают держать население в состояние нервного напряжения, чтобы оно не могло адекватно оценивать результаты социально-экономической политики властей.

Также уверен, что запрос в Генпрокуратуру РФ относительно законности Постановлений Госсовета СССР от 06.09.1991 г. № ГС-1, № ГС-2, № ГС-3 о признании независимости республик Прибалтики, был продиктован желанием депутатов Госдумы разгрести псевдоправовые «завалы», оставленные в лихие 1990-е годы нерадивыми российскими политиками и дать этим «завалам» правовую оценку, дабы они не повторялись в будущем.

Неправовые постановления

Что же касается законности вышеназванных Постановлений Госсовета СССР, то без особого расследования ясно, что этот орган, признавая независимость республик Прибалтики и тем самым благословляя их выход из состава Союза ССР, превысил свои полномочия.

Известно, что на пятом внеочередном чрезвычайном Съезде народных депутатов СССР, состоявшемся в сентябре 1991 г. Президент СССР М. Горбачёв и его сотоварищи сумели навязать Съезду принятие Закона № 2392-­I «Об органах государственной власти и управления Союза ССР в переходный период».

По этому Закону «высшим представительным органом власти Союза ССР являлся Верховный Совет СССР». Именно он имел право вносить изменения в Конституцию СССР, принимать в состав Союза ССР новые государства и соответственно, давать разрешение на их выход из Союза. Государственный Совет СССР создавался лишь «для согласованного решения вопросов внутренней и внешней политики, затрагивающих общие интересы республик…».

Однако соответствующие изменения в 108-­ю статью Конституции СССР пятым Съездом народных депутатов внесены не были, что сделало Закон № 2392-­I в правовом плане сомнительным. Сомнительными оказались и полномочия Госсовета СССР, которому не было предоставлено право подменять Верховный Совет СССР в вопросах выхода союзных республик из состава СССР.

Тем не менее, 6 сентября 1991 г. Госсовет СССР под председательством Президента СССР М.С. Горбачёва Постановлением № ГС-1 «О признании независимости Литовской Республики» фактически признал ультимативный выход Литвы из состава Союза ССР.

Тем самым была умышленно нарушена статья 73 Конституции СССР, гласящая, что принятие в состав СССР новых республик и соответственно их выход, является прерогативой Съезда народных депутатов СССР, как высшего органа государственной власти СССР.

Также была нарушена статья 1 Закона № 2392-­I, объявлявшая высшим органом власти Союза ССР в переходный период Верховный Совет СССР.

Помимо этого, Постановление Госсовета СССР нарушило статью 2 Закона СССР «О порядке решения вопросов, связанных с выходом союзной республики из состава СССР», вступившего в действие 3 апреля 1990 г. Она гласила: «Решение о выходе союзной республики из СССР принимается свободным волеизъявлением народов союзной республики путем референдума (народного голосования)».

Странный опрос-референдум

Утверждение литовских властей о том, что 9 февраля 1991 г. в республике состоялся референдум о независимости Литвы от СССР, не корректно. Для этого достаточно обратиться к стенограммам заседаний Верховного Совета Литвы, состоявшихся 16 и 18 января 1991 г., на которых обсуждалась подготовка и проведение опроса населения республики по поводу независимости.

Известно, что слово «референдум» в зале заседаний Верховного Совета тогда не произносилось. Разговор шел лишь об опросе жителей республики. Было высказано мнение, что, используя ситуацию, вызванную гибелью 14 человек в ночь на 13 января, следует проводить не локальный опрос, а всеобщий. Причем рассматривалось предложение о том, чтобы предоставить право участвовать в опросе даже 16-летним жителям республики. В итоге была принята следующая формулировка.

«Организовать всеобщий опрос жителей Литовской Республики, имеющих гражданство Литвы или право на гражданство по закону Литовской Республики о гражданстве». Вопрос к населению был сформулирован следующим образом: «Согласны ли Вы с утверждением, что Литовское государство является Независимой Демократической Республикой?». Ответы: «согласен, не согласен».

Насколько мне известно, в кулуарах Верховного Совета Литвы некоторые юристы говорили о правовой некорректности постановки вопроса, в котором отсутствовало упоминание о выходе Литвы из состава СССР. Эта позиция была озвучена депутатом Стасисом Малькявичюсом на заседании ВС 18 января 1991 г. Он предложил формулировку вопроса в следующем варианте: «Согласны ли Вы с утверждением, что Литовское государство является Независимой Демократической Республикой, не связанной федеративными или конфедеративными связями с СССР?».

Но клика председателя ВС Литвы В. Ландсбергиса в Верховном Совете замяла обсуждение предложения Малькявичюса и навязала свою прежнюю формулировку, которая гарантировала не только 100%-ый успех, но могла быть различным образом интерпретирована.

В процесс попытался вмешаться Кремль. 5 февраля 1991 г. Президент СССР М. Горбачёв издал Указ «О решениях Верховного Совета Литовской ССР от 16 и 18 января 1991 года о проведении опроса жителей республики». В нем он объявил, что опрос, позиционируемый как «плебисцит о будущем Литовского государства» является юридически несостоятельным.

Но Указ, как и большинство других таких указов Горбачёва, остался не реализованным. Опрос в Литве состоялся. Утверждается, что в опросе приняло участие около 85% всех избирателей и 90% высказались за независимость. Опрос был представлен советскому руководству и мировому сообществу как плебисцит, а затем как референдум, хотя в конституционном праве эти термины отличаются.

Я вспоминаю, что некоторые члены советской делегации по переговорам с Литвой тогда заявляли: «Ну, что теперь поделаешь? Литва провела референдум о выходе из Союза». И когда я доказывал, что референдума о выходе республики из Союза фактически не было, недоверчиво качали головой.

Добавлю, что президент СССР М.С. Горбачёв как конституционный гарант территориальной целостности Союза ССР (ст. 127.3.2 Конституции СССР), допустив принятие Госсоветом СССР вышеназванных Постановлений, совершил преступное деяние.

Не случайно прокурор Виктор Илюхин возбудил уголовное дело против Горбачёва, обвинив его в государственной измене. Но тогдашний Генеральный прокурор СССР Н. Трубин закрыл дело и уволил В. Илюхина из Генпрокуратуры СССР.

Особо должен отметить, что президент Горбачёв умышленно не допустил рассмотрение пятым внеочередным Съездом народных депутатов СССР вопроса о «Постановлении внеочередного третьего Съезда народных депутатов СССР в связи решениями Верховного Совета Литовской ССР от 10–12 марта 1990 года» от 15 марта 1990 г. Этим Постановлением Акт о независимости Литвы, провозглашенный 11 марта 1990 г., был признан не имеющим законной юридической силы.

Именно Постановление третьего Съезда народных депутатов СССР обусловило состояние правового двоевластия и конституционного кризиса в Литве и сделало граждан СССР, проживающих в республике заложниками литовских сепаратистов. Не обеспечив надлежащую правовую оценку Постановления третьего Съезда, президент СССР Горбачёв умышленно и преступно нарушил статью 127.3.1 Конституции СССР, которая обязывала его быть гарантом соблюдения прав и свобод советских граждан, Конституции и законов СССР на всей территории Союза ССР.

В результате в Литовской Республике вот уже 24 год происходит уголовное преследование людей, выполнявших Постановление третьего Съезда народных депутатов СССР. Однако г-н Горбачёв не чувствует никаких угрызений совести и доказывает, что он как президент СССР якобы поступал строго по закону.

Фальсификация

В завершение темы приращенных к Литве территорий необходимо приподнять завесу тайны над одним из так называемых секретных протоколов сталинского периода, согласно которому якобы в январе 1941 г. СССР за 7,5 миллионов золотых долларов выкупил у Германии так называемый Сувалкский выступ и благородно передал его Литовской ССР.

Этот протокол впервые был опубликован в журнале «Вопросы истории» (№1, 1993 г.). Под ним стояли подписи Председателя СНК СССР, наркома иностранных дел СССР Вячеслава Молотова и посла Германии в СССР Фридриха фон Шуленбурга. Подписан он был 10 января 1941 г.

После появления протокола в солидном научно-историческом журнале советско-германская сделка по Сувалкскому выступу стала предметом обсуждения в целом ряде публикаций. В Литве она нашла отражение в карте, размещенной на литовском сайте: http://lt.wikipedia.org/wiki/Vaizdas:Lithuania_territory_1939–1940.svg, под названием «Lithuania territory 1939–1940» со ссылкой, что данная карта размещена в «Атласе истории Литвы» 2001 г.

На карте схематично в разном цвете указаны территории как присоединенные к Литве, так и оказавшиеся в составе Польши. Это Клайпедский край и Клайпеда, переданные Литве в 1945 г., Вильнюс и территории Вильнюсского края, переданные ей же в октябре 1939 г. и августе 1940 г. Помимо этого, на карте указан польский Сувалкский треугольник с городами Сувалки (Suwałki) и Сейны (Sejny), находившийся под оккупацией Германии в 1939–1945 гг. и польский Августовский район с городом Августов (Augustów), оккупированный нацистами, но с 1939 г. по 1944 г. числившийся в составе Белорусской ССР.

На карте также изображён литовский Вилкавишский регион, известный, как литовская Сувалкия (Suvalkija) с городами Вилкавишкес и Лаздияй. Причем в аннотации на карте утверждается, что именно этот регион, а не Сувалкский треугольник (выступ), именуемый в Польше Сувалками (Suwałki), в марте (?) 1941 г. был выкуплен Союзом ССР у нацистской Германии за 7,5 млн долл.

Возникает вопрос, где же истина в этой запутанной истории? К сожалению, и ранее упомянутый секретный протокол, и литовская карта весьма далеки от исторической действительности. Для того, чтобы разобраться в перипетиях этого странного дела обращусь к истории вышеназванных территорий.

Сувалкский регион известен со времен Великого княжества Литовского. Во времена Российской империи эта территория была заселена как литовцами, так и поляками. Именовалась она тогда Сейнским уездом. После обретения Польшей и Литвой независимости (1918 г.) территория уезда стал предметом споров между этими новыми государствами.

В 1919 г. юго-западная часть Сейнского уезда вошла в состав Польши и была присоединена к польскому Сувалкскому уезду. Северо-восточная часть Сейнского уезда отошла к Литве. На её основе был создан Сейнский район с центром в Лаздияй. В июле 1920 г. Советская Россия и Литовская Республика заключили Мирный договор, по которому вся территория бывшего Сейнского уезда, в том числе и польский Сувалкский выступ признавался за Литвой. Но осенью 1920 г. Польша силовым путем установила контроль над Сувалкским выступом и он до 1939 г. находился в её составе.

После разгрома нацистами польской армии в сентябре 1939 г. польский город Сувалки и территория, именуемая Сувалкским выступом (треугольником), оказались в зоне немецкой оккупации. Об этом свидетельствует карта с указанием демаркационной линии между Германией и СССР, размещенная в газете «Известия» за 29 сентября 1939 г.

Нацисты устроили на Сувалкском выступе плацдарм для войск вермахта, нацеленных на СССР. В городе Сувалки дислоцировались штаб VIII авиакорпуса и истребительная эскадра «Хорст Вессель».

На самом выступе была расквартирована 3-я танковая группа генерал-полковника Германа Гота. Именно она в июне 1941 г., наступая из Сувалок, нанесла удар по Вильнюсу и Минску. Это свидетельство того, что Германия Сувалкский выступ Советскому Союзу не передавала и не продавала.

А что с Вилкавишским регионом? Ведь он, судя по литовской карте, был в 1941 г., благодаря СССР якобы присоединен к Литве. Это ложное утверждение. Об этом свидетельствует история литовских городов Вилкавишкес, Кибартай, Кальвария и Лаздияй, расположенных на территории Вилкавишского региона.

Известно, что вышеназванные города с 1919 г. находились в составе Литвы. Приведу несколько фактов. Так, Кибартай был тем пограничным литовским городом, через который в июне 1940 г. бежал в Германию президент Литвы Антанас Сметона. В Вилкавишкес в июле 1940 г. прошел массовый митинг, на котором жители требовали присоединения к СССР. Этого не могло быть в условиях нацистской оккупации. Достоверно известно, что в 1939–1940 гг. города Лаздияй и Кальвария не были оккупированы немцами.

Вышеизложенное свидетельствует, что Вилкавишский регион в довоенный период являлся частью литовской территории и никакого его возвращения в состав Литвы в 1941 г. не могло быть. Получается, что секретный протокол о покупке Союзом ССР у нацистской Германии Сувалкского выступа является фальсификатом.

Это подтверждает и анализ его содержания. Известно, что 10 января 1941 г. между Германией и Советским Союзом действительно было подписано несколько договоров экономического характера, но везде расчеты были указаны исключительно в германских марках. Почему же в документе о Сувалках указаны золотые доллары, тем более что с 1933 г. доллары не имели золотого обеспечения?

Помимо этого, в документах, подписываемых советскими деятелями, никогда не указывались дворянские титулы типа «фон». Известно, что министр иностранных дел Германии Иоахим фон Риббентроп во всех советских документах фигурировал без приставки фон. А тут в протоколе по Сувалкам Шуленбург представлен, как граф, да ещё фон-дер. Молотов, на дух не переносивший графов и баронов, вряд ли поставил бы подпись под таким документом.

Возникает вопрос когда, кем и с какой целью был сфальсифицирован секретный протокол о Сувалкском выступе? На память приходит следующая информация.

В мае 2010 г. к депутату Государственной Думы В.И. Илюхину обратился бывший участник специальной группы по фальсификации архивных документов, касающихся важных событий советского периода. Эта группа работала в 1992–1996 гг. в структуре службы безопасности российского президента Б. Ельцина.

Заявитель предоставил Илюхину документальные и материальные свидетельства деятельности этой группы: набор официальных бланков и всевозможных печатей для изготовления фальсифицированных документов сталинского периода. Он также продемонстрировал удивительную способность имитировать подписи советских руководителей сталинского периода. Все эти артефакты я лично видел в кабинете Виктора Ивановича.

Ради какой цели была рождена эта фальсификация? Видимо, для того, чтобы ещё одним документом подкрепить аморальность пакта Молотова–Риббентропа. Якобы два диктатора Гитлер и Сталин не только дружили, но весь предвоенный период занимались дележом чужих территорий.

Постараюсь также ответить, почему фальсификаторы использовали название Сувалкский, а не Вилкавишский выступ? Видимо, их ввели в заблуждение фактически однотипные названия двух соседних регионов, польского – Сувалки (Suwałki) и литовского – Сувалкия (Suvalkija).

Это породило идею представить литовскую Сувалкию, как территорию, которую Сталин якобы выторговал у Гитлера и вернул Литве. Какая разница, Сувалки или Сувалкия? – главное доказать, что происходил незаконный передел чужой земли. Вот так, по моему, и родилась фальсификация, призванная опорочить довоенное советское руководство.

В День св. Виленских мучеников Литургию возглавил Митрополит Минский и Заславский Павел

В воскресенье, 26 июля, в Вильнюсском Свято – Духовом мoнастыре состоялась Праздничная Божественная Литургия по случаю Дня памяти св. Виленских мучеников Антония, Иоанна и Евстафия. Ее возглавил Митрополит Минский и Заславский Павел, Патриарший экзарх всея Беларуси, Литургию служили Архиепископ Виленский и Литовский Иннокентий, братия и монахини Свято-Духовского монастыря, а также Духовенство со всей Литвы.

Автор фотографий: Борис Орлов.

Сбежавший памятник Сталину

0

В Беларуси есть много замечательных мест это и город Минск почти полностью разрушенный немцами и восстановленный прекрасными советскими архитекторами. Это и Беловежская пуща, и Несвижский замок. А так же не так давно созданный военно-патриотический музей «Линия Сталина», это маленький аналог подмосковного парка «Патриот», размещается этот музей недалеко от Минска, там работают замечательные увлеченные люди, которые помогают гостям этого парка приобщиться к военной истории. Вот, что можно узнать из Википедии по-поводу строительства и эксплуатации Минского укрепрайона: «Строительство Минского укрепрайона (Минского УР) как фортификационного сооружения началось в 1932 году на основании Постановления СТО СССР  от 15 февраля 1932 года.

Полоса района обороны была утверждена решением Народного Комиссара обороны от 11 апреля 1932 года в следующем виде: обвод УР по линии Околово —Плещеницы — Жуковка —Заславль — Койданово—Станьково в составе 6 батальонных  районов по 19 сооружений, 4 батальонных районов по 15 сооружений и 7 отдельных ротных районов  по 5 сооружений, всего 209 сооружений. После ряда изменений, 1-я очередь укреплённого района к 1938 году состояла из 10 батальонных районов и 7 отдельных ротных районов. Они включали в себя 242 пулемётные огневые точки, 16 пушечных полукапониров на две 76-мм пушки, одно пушечный капонир  на 4 пушки и 9 противотанковых огневых точек с башнями от танков Т-26. Всего укрепрайон располагал 644 станковыми пулемётами, 36 единицами 76-мм пушек и 9 единицами 45-мм пушек. Глубина района составляла от километра до пяти с половиной километров. К концу 1938 года укрепрайон был ещё усилен.

В том же, 1938 году, было начато строительство Слуцкого укрепрайона южнее Минского. Его полоса проходила по линии Великая Раевка — Тимковичи — Семежево. К осени 1939 года в 5 узлах обороны были возведены 145 сооружений из запланированных к постройке на 1938 — 1939 годы, и осенью 1939 года дальнейшее строительство было законсервировано.

В октябре 1940 года Минский и Слуцкий укреплённые районы были объединены в один Минско-Слуцкий укреплённый район и таким образом, полоса обороны района составила около 200 километров». К сожалению из-за прямого предательства Белорусский военный округ не был достаточно подготовлен к отражению немецкой агрессии ( но это уже тема другой статьи) глубоким обхватом с фланга немцам удалось обойти этот укрепрайон и чтобы не попасть в полное окружение остатки защитников этого УР вышли с боями за Березину. Но в 2005 году на месте Минского УР был создан музей «Линия Сталина». А в скором времени там же был установлен бюст И.В.Сталину.

Шло время и вот в 2015 году было принято совершенно логичное решение построить на этом месте православную часовню в память всех погибших войнов и посвятить её великому защитнику земли русской святому благоверному князю Александру Невскому. Но вот получилось так, что самым лучшим местом для часовни и стал тот холм на котором стоял бюст. Правозащитники забеспокоились… Ах, как же так, прямо напротив православной часовни, бюст «вурдалаку» поставили! Действительно, соседство на мой взгляд неправильное, да к тому же правозащитники не унимаются , фотографии выкладывают в интернете, комментарии всякие дают, как говорил М.А.Булгаков: «космической глупости». Ситуация, надо сказать, неординарная. И вот 7 июля 2015 г.  по дороге в Брест я посетил Минск и соответственно заехал осмотреть Минский укрепрайон. И только когда я закончил осмотр, вспомнил ситуацию с памятником и решил сам посмотреть, что же происходит. На небольшом пригорке строится православная часовня, около неё ходят посетители парка и несколько человек с детьми. Я поднялся вслед за ними для того, чтобы посмотреть действительно ли бюст стоит рядом с храмом, но бюста я не заметил и в недоумении решил, что видимо я ошибся . Не обратил я внимание на остатки скромного постамента и тут же услышал разговор белобрысого пятилетнего мальчика со своим папой, которые стояли поодаль.


Мальчик дёргая папу за руку и пытаясь привлечь его внимание, одной рукой указывал на остатки постамента и говорил: «Папа, папа, посмотри, а памятник — то сбежал!» Тут я всё понял.

Доктор наук, профессор А.Н.Федосеев

Производство ракет в Беларуси: предположение или реальность?

0

И так, в конце сентября в Интернете появилась новость о том, что Польша закупает в США 40 крылатых ракет «воздух-земля» AGM-158 JASSM* для своих истребителей F-16. Пока что речь идет о варианте с дальностью до 400 км. Это означает, что при пуске над польской территорией в зону поражения этих ракет попадает вся Калининградская область и большая часть Беларуси.

Практически одновременно с этой новостью в белорусском сегменте Интернета появилась информация о попытках белорусского ВПК приобрести на Украине ракетные технологии и переманить тамошних специалистов с целью создать подобное производство у себя. Как оказалось, ранее подобные сообщения возникли на украинских и российских Интернет-площадках, где активно обсуждались намерения белорусов не только организовать производство ракет, но и создать собственную крылатую ракету.

Тогда по этому поводу высказались многие военные эксперты. Однако не далее, как в прошлую среду данная тематика вновь получила продолжение, когда военный эксперт газеты «Беларусь и рынок» Александр Алесин заявил в интервью газете «СН плюс», что Беларусь сама может производить собственную ракету.

Стоит заметить, что ракетная тематика всегда вызывает живой интерес и бурные обсуждения в экспертных кругах, особенно, если затронута тема крылатых ракет.

Все дело в том, что, по мнению многих военных экспертов и аналитиков, крылатые ракеты сегодня стали символом и практически главным оружием войн нового поколения, войн бесконтактных. Для США они вообще считаются одним из основных средств достижения геополитических интересов (Югославия, Ирак). Ведь залпом всего лишь нескольких сотен или тысяч ракет, в зависимости от количества целей, даже в неядерном снаряжении, можно полностью разрушить наиболее важные с экономической точки зрения объекты, чем практически парализовать государство.

Кроме того, хотя крылатые ракеты и относятся к наступательному оружию, обладание ими для государств с оборонительной доктриной, к коим относится Беларусь, является мощным сдерживающим фактором для потенциального агрессора.

Ведь не зря президент России Владимир Путин в своем выступлении на заседании Международного дискуссионного клуба «Валдай», проходившем 24-25 октября с.г. в Сочи, отметил, что «сегодня многие виды высокоточного оружия по своим возможностям уже приблизились к оружию массового поражения, и в случае отказа, полного отказа от ядерного потенциала или критического снижения его объёмов страны, обладающие лидерством в создании и производстве высокоточных систем, получат явное военное преимущество».

После этих слов становится понятным стремление многих стран стать обладателями высокоточных систем оружия. Весь вопрос упирается только в финансовые и промышленные возможности: либо закупать готовые изделия, либо организовать собственное производство. Польша пошла по более простому варианту – закупка в США.

Причем уже появилась информация, что поляки намерены закупить новую модификацию этой ракеты с дальностью до 1000 км. Пока что их можно применять только с бомбардировщиков В-1В, но будет вариант и для F-16. С польской территории эта ракета достает всю Московскую область. Всего поляки собираются закупить 200 таких крылатых ракет России есть над чем подумать.

Что касается Беларуси, то, несмотря на витающее в обществе мнение «в ближайшее время войны не будет», в сегодняшних условиях, когда на Украине, по сути, идет гражданская война, а в Польше и Прибалтике увеличивается иностранное военное присутствие, сами собой начнут появляться мысли о пересмотре подходов в обеспечении безопасности государства.

По данной проблеме высказываются многие политики, аналитики и эксперты, и у всех «красной линией» проходит одна мысль – без подготовленной, боеспособной, и оснащенной современным оружием армии любому государству придется худо. И здесь немаловажную роль играет военно-промышленный комплекс, основная задача которого – обеспечить производство современных и перспективных видов вооружения, прежде всего для собственной армии.

Несмотря на все дивиденды, которые Беларусь получает на международной арене, выступая в качестве миротворца между конфликтующими на Украине сторонами, белорусское руководство по-видимому озаботилось и военной составляющей безопасности государства, в частности военно-промышленным комплексом. По утверждениям экспертов, именно с этим связано появление информации о скупке белорусами украинских военных технологий. Конечно, такая информация должна носить закрытый характер. Но в век информационных технологий очень тяжело сохранить что-либо в абсолютной тайне.

О способности Беларуси организовать собственное производство ракет, существуют различные экспертные мнения, каждое из которых имеет место быть.

По утверждению военного эксперта, профессора Владимира Кругликова, в перспективах организации этого производства на территории Беларуси, просматриваются некоторые проблемы. Во-первых, в стране никогда не занимались выпуском ракет, нет своей научной школы, отсутствуют технологии и производственные мощностей, поэтому придется начинать практически с нуля. Во-вторых, что логически вытекает из первого, на создание подобного высокотехнологичного производства потребуются средства, причем немалые. А если учесть намерения создать крылатую ракету, то для этого необходимо создание соответствующей научной, технологической и промышленной базы, что подразумевает куда более серьезное финансирование. Без посторонней помощи не обойтись. Из ближайших соседей, подобные технологии есть в России и Украине.

Сама ситуация подсказывает, что белорусам нельзя упускать возможность получить технологии и переманить украинских специалистов в области создания вооружения. Ведь на Украине сосредоточены высококлассные научные школы ракето-, авиа-, танкостроения со своими КБ и заводами, опытом и технологиями, которых крайне не хватает в Беларуси. И грех этим не воспользоваться.

Более того, по мнению эксперта, украинского ОПК, как такового, уже не существует. Оборонный комплекс – это, прежде всего, развитая промышленность¸ преданные своему делу и стране специалисты и конечно грамотное управление, чего сейчас на Украине нет. Там местные олигархи занимаются дележом собственности и растаскивают все по частям.

В целом, Владимир Кругликов допускает возможность создания в Беларуси собственного производства ракет, но только в кооперации, так как по многим важным составляющим, особенно по ракетным двигателям, у белорусов опыта нет.

А вот Александр Алесин придерживается более категоричного мнения. Он убежден, что «теперь исследования белорусских специалистов дошли до такого уровня, что фактически мы можем сами производить собственную ракету». Как пример он приводит зенитно-ракетный комплекс «Алебарда»**, образец которого был показан на последней выставке вооружений «Милекс-2014». Но, наверное, эксперт немного поторопился с выводами, так как далее он заявил, что «Беларусь может произвести собственный комплекс, для чего требуется создать собственную ракету. В этом нам нужна помощь украинских предприятий ВПК и конструкторских бюро». Да и сам представитель компании «Белспецвнештехника», являющейся разработчиком «Алебарды», А.Сташевский четко обозначил, что на данный момент изучается экономическая целесообразность создания производства ракет для ЗРК в Беларуси. «Сделать это одномоментно невозможно. Есть определенные проблемы. Это и необходимость разработки системы управления, и производство ракетного пороха и даже проведение технических испытаний – у нас просто нет таких полигонов. Так что говорить, что завтра у нас появится такая ракета – преждевременно», – сказал он.

По-видимому, если бы все было так просто, то, наверное, компания, уже давно бы наладила производство данного оружия. Ракета к этому комплексу, кстати, выпускается в России и Украине.

Анализируя всю информацию, циркулирующую в Интернете по этой проблеме, можно предположить, что слухи о скупке белорусами украинских ракетных технологий возникли не на пустом месте. Поводом, по-видимому, послужила просочившаяся в Интернет информация о намерении белорусской делегации из 22 человек (представители ГВПК) посетить различные украинские предприятия, связанные с производством ракет и их комплектующих.

И не удивительно, ведь перед белорусским военпромом Президент поставил задачу по созданию ЗРК «не хуже С-300». И, как представляется, подсказал способ ее решения. Посещая 2 апреля ОАО «558 Авиационный ремонтный завод» в Барановичах, Александр Лукашенко предложил воспользоваться кризисной ситуацией в Украине: «Давайте попробуем с украинцами договориться и вместе поработать, чтобы не пропали интеллектуальные, инженерные центры, конструкторы в Украине. Момент нормальный… этот момент надо использовать не только для себя, но и для внешнего рынка». Так что отмашка дана, и Госкомвоенпром приступил к действиям.

Хотя информация о прибытии в Киев белорусской делегации нигде не всплывала, наверняка, представители ГВПК уже посетили профильные предприятия. И пока ситуация на Украине способствует белорусам, в любом случае, стоит поторопиться. Не за горами 2015 год, когда белорусским оборонщикам придется докладывать Президенту о выполнении задачи. Это как раз тот случай, когда «тянуть время» – не на стороне Минска.

Тем более, что 21 октября президент Украины Петр Порошенко (неужто одумались?), находясь в рабочей поездке в Днепропетровске, ни с того ни с сего, решил посетить КБ «Южное» и завод «Южмаш», к слову, являющихся разработчиком и производителем не только баллистических и крылатых ракет, но и оперативно-тактического комплекса. Просто, «золотое дно» для белорусов. Без сомнений, в списке предприятий, которые планировались к посещению белорусской делегацией, фигурировал и «Южмаш».

Кстати, по сообщению украинских СМИ с «Южмаша» из-за тяжелой экономической ситуации, сложившейся на предприятии после свертывания сотрудничества с Россией, уже уволились более 700 человек. Это может сыграть на руку белорусам. Сейчас многие специалисты в связи с хаосом, который творится на Украине, согласны работать за небольшие деньги, только ради спокойствия и собственной безопасности. А в этом плане Беларусь, просто, идеальное место.

В определенных областях (автоматике, оптике, электронике) у белорусов есть опыт и наработки, которые могут быть востребованы при производстве ракет. Но вот что касается ракетных двигателей, то здесь – полный пробел. Без помощи России или Украины не обойтись.

Причем, как утверждает Александр Алесин, «Россия совершенно не заинтересована, чтобы поддерживать или создавать совместные производства таких систем оружия на территории Беларуси». Такой вывод сделан на основании заявления Президента Лукашенко на недавней пресс-конференции, о том, что «Кремль хочет, чтобы Минск была зависим от него в деле создания вооружений, чтобы белорусская армия оснащалась только российским оружием, притом   ещё и медлят с поставками».

Поэтому у Минска просто нет другого выхода, как обратить свой взор на соседнюю Украину.

В общем, не только Владимир Кругликов и Александр Алесин, но и многие другие, кто причисляет себя к военным экспертам, едины во мнении, что нельзя упускать шанс, который белорусский военпром и использует, активно занимаясь проработкой вопроса по созданию собственного ракетного производства и поиском специалистов. Как полагают знатоки, на начальном этапе было бы целесообразнее наладить выпуск зенитных управляемых ракет, а уж потом, с учетом приобретенного опыта и наработок, приступить к созданию крылатой ракеты.

Главное, как считают эксперты, не только все грамотно просчитать с экономической точки зрения, но и постараться полностью реализовать потенциал ученых и специалистов, которые согласятся приехать. Плюс к этому, обеспечить соответствующее финансирование. Задача, скажем прямо, не из легких. Да и времени на раскачку нет. Но если все сложится успешно, Беларусь вполне может стать обладателем собственного производства высокоточного оружия, чем значительно повысит собственную безопасность.

* Ракета AGM-158 класса “воздух земля” большой дальности предназначена для поражения как стационарных, так и мобильных целей (комплексов ПВО, бункеров, больших зданий, легко бронированных и небольших сильно защищенных объектов, мостов) в простых и сложных метеоусловиях, ночью и днем. Дальность пуска – 350 км.

 ** «Алебарда» — модернизированный вариант ЗРК «Печора-2БМ» белорусской разработки. Последний, в свою очередь, является версией ЗРК «Печора-2М», созданного белорусско-российской международной финансово-промышленной группой «Оборонительные системы» на базе еще советского (его первая версия поступила на вооружение в 1961 году) ЗРК серии С-125М «Печора».

Как правильно поделить Вильнюс?

0

Последние события, происходящие в Европе по пересмотру границ государств и образования автономий в связи с восстановлением исторической справедливости, вызывают еще больше общественно-политических споров в Беларуси, России и Польше о возвращении Вильнюса.

Напомним, что почти 600 лет (!!!) – с момента основания города в 1323 году и до присоединения его к межвоенной Польше в 1922 году – Вильнюс являлся столицей и культурным центром белорусских земель в различных государственных образованиях: Великом княжестве Литовском, Речи Посполитой, Северо-Западном крае Российской империи, Белорусско-Литовской ССР.

Как известно, белорусы утратили свой Вильнюс в феврале 1922 года: Пилсудский присоединил Вильнюс к межвоенной Польше. Затем осенью 1939 года в соответствии с пактом Молотова-Риббентропа Восточная Польша оказалась под советской властью: город снова вернули белорусам – в составе Советской Белоруссии была создана Виленская область.

Однако окончательной на сегодняшний день датой утраты белорусского Вильнюса принято считать 10 октября 1939 года – день подписания Сталиным литовско-советского договора о передаче Литве Вильни и Виленской области с целью завоевать лояльность литовского правительства (согласно мемуарам главы МИД предвоенной Литвы Юозаса Урбшиса).

В результате бывшая государственная территория Литовской Республики значительно расширилась: «…в ознаменование вступления в состав территории Литовской ССР, была передана часть территорий Белорусской ССР в районе населенных пунктов, носящих ныне следующие названия – Друскининкай, Марцинконис, Рудня, Шальчининкай, Девянишкес; Швенчёнис, Адутишкес, Твярячюс, Даугилишкес».

С тех пор, вот уже 75 лет Вильнюс оторван от исторических корней – белорусских земель. В октябре белорусы отмечают День памяти утраты «колыбели» белорусской культуры.

Однако в СМИ и выступлениях различных политических деятелей Польши и, как ни странно, даже России звучат претензии о принадлежности Вильнюса полякам и русским.

Так, на днях интернет-издание newsbalt.ru опубликовало статью о том, что Вильнюс вообще был территорией Московского княжества: «…город Вильна от славянского названия реки, на которой расположен, изначально имеет славянский и православный генезис, начинающийся еще со времен Великого киевского князя Ярослава Мудрого в 1038-40 годах, ходившего на Литву», что повергло в шок даже литовских школьников.

Если говорить о правах Польши, то на сегодняшний день в Вильнюсе проживает около 60% поляков. В связи с этим, Польша без зазрения совести считает город своим, и регулярно представители официальной Варшавы приезжают поздравить жителей с Днем города.

Хотя, если проанализировать этнический состав, то литовским город не был никогда. До войны Вильнюс принадлежал полякам и евреям, литовцев было здесь очень мало. Так, согласно Справке о регистрации жителей города на 1 августа 1945 года, из 100 тысяч населения в нем проживало только 6,9% литовцев, большая же часть (83%) составляли поляки.

Для того, чтобы сделать город литовским, было принято решение о репатриации поляков и принудительном заселении Вильнюса коренными литовцами. Был даже утвержден «План покрытия потребности трудовых кадров для города Вильнюса» и «План мобилизации и перевода трудовых кадров в город Вильнюс из городов и уездов Литвы в количестве 20 000 человек».

Однако, несмотря на административные меры, город и по сей день остается многонациональным, подтверждением чего являются слова экс-министра иностранных дел Литвы Аудронюса Ажубалиса: «Я с детства жил в Вильнюсе, игрался и дрался с детьми разных национальностей – литовцами, белорусами, русскими, поляками, украинцами, евреями. Я считаю, Вильнюс принадлежит не только литовцам, а всем названным народам».

Казалось бы, учитывая историческую связь с соседними государствами, современному правительству Литвы надо бы выстраивать и соответствующую политику, направленную на укрепление региональной безопасности. Однако, как сообщают местные СМИ, официальный Вильнюс проводит целенаправленную работу по эскалации напряженности с Беларусью, Польшей и Россией, тем самым, подстрекая последних к дискуссиям о смене «хозяев» древнего белорусского города.

В Москве проходят главные торжества, посвященные Дню Крещения Руси

Православные верующие отмечают День Крещения Руси. Особая дата связана с именем святого князя Владимира. Торжества проходят по всей России, а еще – в Белоруссии, на Украине, в других странах, где есть православные церкви.
Утром тысячи верующих пришли в Храм Христа Спасителя, где литургию возглавил Патриарх Кирилл.
Российская столица впервые стала центром праздника. До этого главные торжества проходили в Киеве.

Белорусский эксперт: “Россия впервые в истории человечества бросила вызов всему западному миру”

0

Долгое время считалось, что Евросоюз не признаёт Национальное собрание Белоруссии демократически сформированным парламентом. Однако 1 июля Палата представителей (нижняя палата Нацсобрания) проинформировала: “Белорусская делегация продолжает работу во всех трех комитетах ПА ОБСЕ, участвуя в рассмотрении проектов резолюций и поправок к ним. Сегодня белорусские парламентарии также примут участие в выборах председателей, заместителей и докладчиков общих комитетов ПА ОБСЕ”. Можно ли констатировать изменение отношения официального Брюсселя к белорусским реалиям под влиянием украинского кризиса или по иным причинам? Об этом 1 июля корреспонденту ИА REGNUM своё мнение высказала лидер белорусской гражданской кампании “Наш дом” Ольга Карач.

Ситуация на Украине многое изменила в отношениях Брюсселя со странами Восточной Европы, не входящими в блок НАТО. Сложилась уникальная ситуация, когда Россия впервые в истории человечества бросила вызов всему западному миру. Впервые, потому что, по меткому выражению аналитика Сергея Николюка, до того она всегда входила в один блок против другого. В одиночку она конфликтует впервые.

Сегодня Украина – точка напряжения: вдруг оказалось, что стабильная диктатура или авторитаризм лучше войны и военных действий. Европа пытается сегодня в который раз договориться с авторитарной властью Белоруссии хотя бы в плане обеспечения стабильного мира и решения ряда проблем, в том числе трафика, нелегальной эмиграции и т.д.

Поэтому де-юре Национальное собрание Белоруссии не признано, но де-факто его начинают признавать. Это новые реалии, в которых начинает жить Белоруссия. Вопрос только в том, насколько белорусская власть сможет использовать “окно возможностей”, которое она так бездарно потеряла в 2010 году.

Ту-160 в Беларуси: вымысел или реальность?

Вчера ряд российских и украинских Интернет-изданий со ссылкой на источник в командовании ВВС России сообщили, что для участия в параде, посвященному Дню Независимости Беларуси, прилетят российские стратегические бомбардировщики Ту-160. Также делаются предположения, что после парада самолеты могут остаться на одном из белорусских военных аэродромов, как ответ на наращивание авиационной группировки НАТО в Польше и Прибалтике.

Сегодня утром эта новость буквально «взорвала» белорусское информационное пространство.

Естественно, многие новостные издания за разъяснением ситуации по данному вопросу обратились в Минобороны. Однако в  пресс-службе силового ведомства не стали комментировать данную информацию. «Мы не даем комментариев по домыслам», – заявил начальник пресс-службы Минобороны полковник Сергей Кузьменков. Пресс-секретарь военного ведомства полковник Владимир Макаров дополнил заявление своего коллеги, сказав, что «если будет официальная информация о каких-то принятых решениях (перебазирование в Беларусь бомбардировщиков Ту-160), то она непременно  будет доведена до общественности».

Что же, домыслы это или нет, покажет 3 июля. Но, как говорится, дыма без огня не бывает.

Многие эксперты также скептически отнеслись к этой информации, мотивируя тем, что в Беларуси нет подходящего аэродрома, да и с тактической точки зрения размещение «стратегов» недалеко от границы бессмысленно. Но стоит заметить, что «Белые лебеди» уже не первый раз прилетают в Беларусь. Вспомним апрель 2005 и сентябрь 2009 гг., когда Ту-160 осуществляли полеты и посадку в Мачулищах. Так что аэродромы на белорусской территориии, способные принять эти самолеты, есть.

Относительно высказывания о том, что Ту-160 могут остаться в Беларуси, скорее всего, это действительно домыслы. Как утверждают специалисты, исходя из тактических нормативов, аэродромы стратегической авиации располагаются на достаточном удалении от границы (даже 400 км – это мало). Более логичным было бы размещение самолетов Ту-22М3, Су-34 или Су-27СМ3.

В принципе, Ту-160 нет необходимости садиться в Беларуси. Запас топлива позволяет ему спокойно взлететь с аэродрома Энгельс, сделать круг над Минском и осуществить посадку, например, на одном из аэродромов в Смоленской области.

Скорее всего, прилет (пролет) Ту-160 в Беларусь необходимо расценивать как политический шаг Москвы на военную деятельность, которую НАТО активно проводит у границ России и Беларуси. Да и для России – это лучший способ показать, что на любые агрессивные попытки альянса у нее есть достойный ответ.

О чем только думали политики в Вашингтоне и Брюсселе, когда посылали в Европу Б-2 и Б-52?

То, что белорусское Минобороны никак не комментирует эту новость, вполне понятно. Можно предположить, что по согласованию с российской стороной, военные хотели провести данное мероприятие максимально скрытно. Однако никто не ожидал, что вездесущие российские журналисты окажутся первыми.

Прилетят Ту-160 или нет, не столь уже важно (сюрприз сорвался), главное, что парад состоится и российская военная техника в нем уже представлена на достаточно серьезном уровне. По сообщениям белорусских СМИ, в Беларусь уже прибыли боевые машины, ЗРК С-400 и бронеавтомобили «Тигр». Но более того, в Беларуси уже идет разгрузка ОТРК «Искандер», что по значимости посильнее всяких «стратегов».

Адекватный белорусско-российский ответ НАТО

Базирование российских истребителей Су-27 в Беларуси с целью повышения эффективности противовоздушной обороны и неприкосновенности воздушного пространства Союзного государства, как и в целом – расширение военного присутствия России на белорусской территории, вполне логично рассматривается как адекватный ответ Минска на расширение присутствия и активности войск НАТО в Польше и странах Балтии.

Действительность сегодняшнего дня такова, что для поддержания баланса сил в Европейском регионе, к сожалению, уже недостаточно строго соблюдать заключенные ранее межгосударственные договоренности. На международной политической арене все более активно задействуются военные рычаги.

В условиях, когда планы руководства НАТО по усилению своих позиций у границ Беларуси перешли в практическую плоскость, неизбежно возникает вопрос о необходимости адекватного реагирования. Так, обращение официальных Вильнюса, Риги и Таллинна к Совету НАТО о возможности постоянного присутствия военных сил стран-членов на их территории, а также задействование альянсом с 1 мая авиабазы Эмари (Эстония) в рамках миссии по охране воздушного пространства стран Балтии, свидетельствуют о том, что прибалтийские государства учитывают исключительно собственные интересы в ущерб региональным. А эти региональные интересы, как бы не хотелось это признавать Литве, Латвии и Эстонии, включают и белорусские. Беларусь является неотъемлемой частью Европы и проводит самостоятельный внешнеполитический курс, что зачастую вызывает раздражение, если не ярость от бессилия повлиять на него, как на Западе, так и на Востоке.

Согласно Концепции национальной безопасности Республики Беларусь, «расширение в Европейском регионе военно-политических союзов либо присвоение ими глобальных функций, усиление их ударно-наступательных возможностей, ведущее к нарушению сложившегося баланса сил, а также наращивание военной инфраструктуры вблизи границ Республики Беларусь» является внешним источником угроз национальной безопасностив военной области. И, вполне очевидно, что Беларусь не будет пассивно наблюдать за происходящим.

Свидетельством того, что Вильнюс, Рига и Таллинн не принимают во внимание интересы Беларуси, является увеличение интенсивности и масштабов учений НАТО на их территории. Очередные крупномасштабные маневры «Saber Strike 2014» с участием 4700 военнослужащих из 10 стран проходят на территории прибалтийских республик с 9 по 20 июня. Для участия в данном учении в Эстонию 5 июня прибыли восемь американских истребителей F-16. Заявлено, что они будут находиться в стране до 19 июня. Однако нет ничего более постоянного, чем временное…

Замыслы этих и других подобных многочисленных учений НАТО, проведенных в прежние годы в Польше и странах Балтии, недвусмысленно указывают на отработку вопросов переброски крупных многонациональных контингентов войск в данный регион, развития местной инфраструктуры в интересах их приема и размещения, а самое главное, здесь осуществляется поэтапная подготовка стратегической наступательной операции Объединенных вооруженных сил Североатлантического альянса в восточном направлении (информационная, специальная, минно-тральная, воздушная и наземная операции).

Все это искусно вуалировалось ранее под видом необходимости подготовки подразделений местных национальных вооруженных сил перед их отправкой в миссию в Афганистане. Однако ISAF к концу 2014 года должны покинуть Среднюю Азию. Отсюда напрашивается вопрос, на каких «талибов» 600 американских спецназовцев, прибывших в Польшу и страны Балтии, будут натаскивать местных поляков и прибалтов сейчас? Ответ очевиден – на белорусов и россиян. Украина, конечно же, будет оставаться предлогом для легализации подобных действий. И это несмотря на то, что именно Беларусь территориально ставит заслон Прибалтике от украинских угроз.

В этой ситуации Минск просто вынужден реагировать в военной сфере. При этом следует отметить, что Республика Беларусь не «истерит» по поводу «угрозы НАТО», а реализует адекватный комплекс мер, направленных на обеспечение военной безопасности государства, в том числе в рамках партнерства с Россией в ОДКБ. Нет ничего удивительного в том, что на фоне уже не голословной риторики, а реальных действий стран-членов Североатлантического альянса на восточных границах блока, успешно решается вопрос дальнейшего углубления белорусско-российского военного сотрудничества. В настоящее время в Беларуси на ротационной основе базируются 10 истребителей Су-27 (четыре истребителя в Барановичах и шесть – в Бобруйске). Такие меры, по заявлению командующего ВВС и войсками ПВО Беларуси генерал-майора Олега Двигалева, представляют собой «наилучший способ демонстрации серьезных намерений в ходе развития военного сотрудничества двух стран и укрепления рубежей Союзного государства».

Более того, недавно вице-премьер России Дмитрий Рогозин дал понять, что появление у белорусских военных уже в ближайшем будущем таких вооружений, как ОТРК «Искандер» и ЗРС С-400 вполне возможно. Посещая 22 мая в Астане выставку вооружения KADEX-2014, Рогозин заявил, что «Москва заинтересована в том, чтобы ее союзники по ОДКБ обладали эффективной техникой и оружием, могли совместно с российской армией участвовать в любых операциях по отражению внешней угрозы».

Поэтому неслучайно заявлено, что указанные типы вооружений, а также бронированные автомобили «Тигр» будут участвовать в военном параде в Минске 3 июля 2014 года. То есть реалистичность планов, озвученных Рагозиным, уже ни у кого не вызывает сомнения.

К слову, по имеющейся информации, в воздушном эшелоне над белорусской столицей должны пролететь одни из самых современных российских самолетов: бомбардировщики Су-34, Ту-160, истребители МиГ-31БМ, Су-27СМ3 и учебно-боевые Як-130. А что, натовцы могут же пугать открывать и закрывать учения «Saber Strike» пролетом стратегического бомбардировщика В-52. А мы что, лыком шиты?

Не удивительным станет и то, что в ближайшей перспективе на территории Беларуси, вслед за истребительным полком Су-27СМ3, может разместиться и сухопутный воинский контингент российской армии. И пускай потом наши западные «партнеры» скажут, что это агрессивно и в духе холодной войны. Скорее, наоборот – вполне адекватно на не совсем миролюбивые действия США и НАТО в Балтийском регионе.

В сложившихся геополитических условиях такая заинтересованность не по доброй воле становится у Минска все сильнее и сильнее. А уж степень адекватности белорусского ответа на расширение военного присутствия НАТО будет во многом зависеть от дальнейших действий этой организации у наших границ.

Философия победы нравственности

События нескольких минувших месяцев, происходящие на Украине, привлекают к себе пристальное внимание не только политиков ведущих мировых держав, но и всех, кому не безразлична судьба людей, имеющих свои убеждения и воззрения на то, как должна осуществляться политика в современном государстве третьего тысячелетия от рождества Христова. И если различные комментаторы в основном рассматривают и обсуждают трагические факты, уносящие жизни людей (прежде всего гражданских), в контексте текущего баланса мировых военных сил, трендов развития национальных экономик, структуры геополитических векторов межгосударственных политических отношений, исходя из объявленной США идеи однополярной собственной гегемонии, то мы в данном комментарии попробуем взглянуть на происходящее по-другому.

По-другому – это значит по-философски, когда прогрессивное развитие цивилизации обуславливается неотъемлемой нравственно-культурной составляющей этого процесса. Только поднявшись по временной шкале над плоским полем реальности, можно разглядеть и понять главное: все мы являемся свидетелями и участниками фундаментальных изменений в жизни людей, обществ, государств и их объединений. Сами по себе последние слова предыдущего предложения банальны, ибо такое происходит постоянно, однако после того, как был запущен первый советский спутник и вслед за ним Юрий Гагарин вышел в космос, разница в том, что нынешний мир и в самом деле перестал быть расчлёнённым на замкнутые в себе национальные государства.

Встаёт резонный вопрос: куда движется человечество, терзаемое локальными военными конфликтами и, казалось бы, несовместимыми социальными противоречиями?

Научно-технический прогресс, торгово-экономические связи, интенсивный планетарный информационный обмен, постоянное быстрое перемещение миллионных масс людей по свету – вот те факты, которые обуславливают сегодня цивилизацию. Это происходит потому, что научно-технический прогресс обеспечил доступ к разумно контролируемым и гуманно – созидательно используемым большим источникам энергии, а также создал электронную базу для моментальной переброски огромных объёмов информации с одного конца света на другой и т.п.  Материализация идей, производство необходимых предметов, реализация поставленных целей и т.д., то есть, постоянная жизнь человечества из «завтрашнего» в «сегодняшнее», возможна только при умном использовании  объективных абсолютных математических законов природа. Здесь никакой свободы действий нет: 2 плюс 2 – всегда четыре. Попытайся, будучи «свободным», не соблюсти закон природы – моментально погибнешь!

Это с одной стороны.

С другой – условные, относительные нравственные оценки обретаемого, которые, если судить по К.Марксу, формируются по конкретной потребительской необходимости произведённого, его количеству и себестоимости. Так предметно материализованные идеи обретают цену и становятся товаром, за который платят конкретную цену деньгами.

Но это не совсем так, а, вернее, – совсем не так. Ведь нет и не может быть определённого ответа на нравственные вопросы, например – что есть красота?

Нравственные оценки, носителем которых является то или иное общество, формируются в конкретной культурной (религиозной) среде того или иного социума, его исторического опыта. Здесь существует свобода выбора! Однако нравственные устои различных социумов, скрепляющие само их существование, – это не товар, за них люди, члены этих социумов, платят по указанной цене не деньгами, а собственной жизнью.

Безнравственный человек есть скотина, а общество, лишаемое нравственных устоев, превращается в чью-то «скотобазу». Люди не стадо быдла, они несут определённый «нравственный крест», с его определённой религиозной доктриной на пересечении четырёх основополагающих векторов оценки мира. Каждый, умно отвечая на четыре пары фундаментальных нравственных вопросов, позиционирует себя на этом «кресте»: моральный вектор – «зло?», «добро?»; этический – «можно?», «нельзя?»; эстетический – «красиво?», «уродливо?»; эсхатологический – «быть?», «не быть?». Стремясь стать счастливым, принимая конкретное решение «быть», человек, исходя из своих возможностей, материализует идеи, используя законы природы, отбирая при этом необходимый инструментарий, опираясь на определённые нравственные воззрения и соотносясь с социальными реалиями.

Сегодня, в эпоху «постмодерна», средства массовой информации развитых капиталистических стран ведут целенаправленную, хорошо оплачиваемую информационную войну, ломая традиционные нравственные устои, обоснованные учениями традиционных религий. Людям, под личиной защиты прав человека, вменяются псевдогуманные ценности, разрушаются основные религиозные догмы христианства, пропагандируются идеи немощности человечества, как в научной, так и созидательной деятельности, ибо «человеческий разум неспособен к истинному отражению реальности». Через разрушение личности, теряющей нравственные ориентиры, хаотизируется и социум данных людей.

Однако люди во все времена боролись за свои идеалы, и эта борьба часто выливалась в религиозные войны, всегда знаменовавшие переломные преобразования развития цивилизации. Вот и сегодня мы являемся участниками аналогичных процессов. Современные события на Украине, странах Ближнего Востока, выборы в Европарламент и т.д. позволяют утверждать, что социальные противоречия в мире чрезвычайно накалены. В самом деле, население Украины разделено на две действенные политические силы: фанатичных фашиствующих нацистов, настроенных буквально на физическое уничтожение своих политических противников, и интернационально настроенных людей левых политических взглядов, стремящихся к социальной справедливости, созидательной работе и миру.

Аналогичные настроения наблюдаются и в Европе, где резко увеличилось количество сторонников националистических, консервативных партий правого толка, а также левых. Это видно не только по результатам выборов в Европарламент, но и по учащающейся череде референдумов в Европе относительно государственной самостоятельности в уже давно существующих странах тех или иных этнических социумов, «стремящихся к счастью», как выразился А.Лукашенко. Любая политическая поляризация в социуме – результат внутреннего кризиса, то ли от недостатка ведущих общепривлекательных идей для реализации, то ли из-за недостатка средств на обеспечение его стабильности, то ли из-за недостатка воли руководителя по обеспечению стабильности данного социума.

Западноевропейский театр социальных противоречий, где резко уменьшается, из-за спада промышленного производства, количество людей принадлежащих к «среднему классу», накалён экономической неустойчивостью в США. Неустанно растёт пирамида необеспеченных товаром «зелёных фантиков», которая, по мнен