На злобу дня

Сказка о попе и работнике его Балде (толкование на сказку А. С. Пушкина)

Март 12
15:32 2011

Сказка о попе и работнике его Балде


(толкование на сказку А. С. Пушкина)


Протоиерей Александр Григорьев (Санкт-Петербург), настоятель Храма Святителя Николая, при Военно-Медицинской Академии
Специально для ИА «Русские Новости»









Священник Александр Григорьев


Протоиерей Александр Григорьев


Пошел батюшка на базар за продуктами, так как прислуги у него не было, потому что приход был бедным, а его супруга родила ему на днях пятого ребёнка и все хозяйственные заботы легли на плечи священника.


На базаре батюшка встретил нищего бродягу по кличке Балда, который просил милостыню. Батюшка дал ему немного денег и из сочувствия к горю нищего бродяги спросил его, что с ним случилось. Балда рассказал выдуманную историю о том, что у него сгорел дом, и никто не помог, у него нет паспорта и он вынужден жить на милостыню, что он страдает от голода и холода, ночует в стогах сена, и несколько месяцев не мылся. Ему приходится постоянно прятаться, так как бродяжничество запрещено указом императора Александра I, если его, бродягу, задержит полиция, то высекут и сошлют в Сибирь.


Балда слезно просил батюшку приютить его хотя бы в хлеву. Дрогнуло сердце доброго батюшки, и он взял бродягу домой, разрешил ему помыться в баньке, дал ему одежду со своего плеча, покормил, разрешил ему остаться жить, попросив при этом помочь по хозяйству.


Приход у батюшки был сельский, бедный, и ему в свободное от службы время приходилось возделывать свой участок: пахать, сеять, сажать; доить корову, кормить кур, то есть делать то, что Бог поручил Адаму: «есть в поте лица хлеб свой» (Бытие).


Сначала Балда обрадовался: чистый и сытый, он спал на настоящей кровати в доме, а не в стогу сена, но главное, здесь его не могла схватить полиция, высечь и отправить в ссылку. В отъевшемся на батюшкиных харчах и отдохнувшем «балде» утихнувшие от голода, холода и страха греховные страсти с новой силой разгорелись. Бедняк Балда на самом деле был запойным пьяницей – бил жену и детей, а когда избил до смерти соседа, его заковали в кандалы и отправили на каторгу. Оттуда он сбежал, бродяжничал, попрошайничал и пребывал в страхе, что его поймают, высекут и снова отправят на каторгу.


Балда выпрашивал у батюшки денег, чтобы пойти в кабак напиться и предаться блуду с какой-нибудь бродячей блудницей. Но батюшка, догадываясь о порочных наклонностях бродяги, не давал ему денег и говорил: «Ты сыт, одет и обут, живешь под крышей в тепле, что тебе еще надо? А если ты выйдешь на улицу без паспорта, то тебя схватит полиция, высечет и сошлет в Сибирь». Если Балда захочет, то батюшка выправит ему паспорт, и тогда бродяга сможет выходить на улицу, устроиться на работу, где будет зарабатывать, ведь у батюшки большая семья и денег свободных нет.


Но Балда все более разгорался страстным желанием напиться водки и предаться блуду, а доброго батюшку возненавидел, только и думал как бы «жадного попа» обворовать. Но батюшка был осторожный и закрывал деньги, которые собирал на ремонт храма, в крепкий старинный шкаф, а ключ носил с собой.


Отъевшись и отоспавшись, Балда, наконец, разгорелся такой злобой и завистью, что напал на батюшку, избил его до смерти, взял ключ, украл церковные деньги и сбежал. Услышав шум, в комнату вошла супруга батюшки с детками, и увидели они окровавленное бездыханное тело своего любимого отца. На громкие рыдания семьи священника стали сбегаться прихожане, которые очень любили своего батюшку. Плач, слезы, рыдания, и стоны слышны были по всему селу. Прискакал полицейский, объявлен был розыск.


Долго искать не пришлось. В одном из соседних сел, в кабаке, был найден мертвецки пьяным Балда, со следами крови на одежде. Во время допросов, после хорошего наказания плетьми, он признался в предыдущем преступлении, в бегстве с каторги и нанесении тяжких телесных повреждений священнику, приведших к смерти последнего. За что бродяга был приговорен к пожизненной каторге и в кандалах отправлен под конвоем в Сибирь.


Задумаемся братие о том, что увы и доныне немало таковых трутней аналогичных «балде», которых сумашедший мир считает едва ли не «героями». Именно  таковых сторонился А.С.Пушкин, будучи человеком не только творческим, но и Православным Христианином.


Доводилось немало таковых «сидельцев», встречать и мне в бытность мою настоятелем тюремного храма СИЗО «Кресты». Но все зло в тюрьмы не упрячешь, мы должны и сами искоренять его в себе, и показывать добрые примеры жития другим. И да будет так!


Послесловие


Во времена А. С. Пушкина такие мысли (имею ввиду мое толкование упоминаемого произведения Александра Сергеевича) приходили каждому, кто читал «Сказку о попе и работнике его Балде». Но прошло менее ста лет и сознание людей под влиянием западной идеологии атеистического материализма перевернулось с ног на голову.


В начале ХХ века 98% священников, которые служили в сельской местности и в поте лица ели хлеб свой, осуждались как тунеядцы и паразиты. А бродяг, пьяниц, беглых преступников, которых олицетворял «балда», стали считать за героев-революционеров. Разбойники Стенька Разин и Емельян Пугачев, повинные в убийстве многих тысяч людей, были возведены в национальные герои. Когда после февральского переворота 1917 года Керенский открыл двери всех тюрем и каторг, оттуда выплеснулась волна убийц, насильников и извращенцев, которые ограбили не один банк и убили не одного священника. Ограбили и сожгли всю Российскую империю, избили миллионы крестьян, разорили тысячи церквей… А было ли объявлено всенародное покаяние?


Правда, наказал народ пришедший к «власти», бывший преступник Коба (Сталин), который действовал по принципу атамана разбойников: убивая своих, говорил, что» чем меньше нас будет, тем больше нам останется». Он перебил большинство соратников по партии революционеров-ленинцев и миллионы ни в чём не повинных людей, чтобы держать всех в страхе из опасения, что они устроят новую революцию и свергнут его — «отца народов».


Тиран умер, как ушли в небытие и другие — святотатцы, хулители Церкви нашей, которая стоит и доныне, благодаря ее усердным пастырям, труженикам на Ниве Христовой, и народу Божию. Так было, есть и будет всегда, ведь с нами Бог!