О Сталине, блокаде и обладательнице «Русского Букера»

О Сталине, блокаде и обладательнице «Русского Букера».

Еще раз к вопросу о том, кто виноват в массовой гибели жителей осажденного Ленинграда       

Уже давно замечено, что в преддверии Дня Победы русофобы всех мастей начинают проявлять повышенный интерес к истории Отечества. Вот и российская писательница Елена Чижова, получившая в 2009 году премию «Русский Букер», разразилась эссе, в котором вину за блокаду Ленинграда в годы Великой Отечественной войны возложила на Сталина.

По мнению Чижовой, Сталин ненавидел ленинградцев «…за их самосознание и способность думать критически», а потому использовал ситуацию с блокадой, дабы уморить как можно больше жителей города. А в качестве доказательства своих домыслов писательница рассказывает о грузовых поездах, которые, дескать, везли в осажденный город не хлеб, а строительные материалы. «Я не историк, но думаю, что даже небольшая часть этих составов могла бы спасти десятки, если не сотни тысяч человеческих жизней», — резюмировала Чижова.

Эссе, напечатанное в одной из швейцарских газет, принялись дружно цитировать российские СМИ. При этом откровения Чижовой преподносились чуть ли не как новое слово в осмыслении нашего недавнего прошлого.

Между тем, измышления Чижовой о Сталине и Ленинграде – всего лишь перепевы одного из мифов, рожденных в эпоху горбачевской перестройки. Его автор -один известный журналист из «Комсомольской правды» (не называю его фамилию только потому, что убежден: у щелкопера, как и у многих соотечественников в те годы, явно случилось помутнение рассудка, которое со временем прошло). Так вот, выступая в начале 1990-ых по радио, эта «акула пера» договорилась до того, что массовый голод в Ленинграде – дело рук Сталина и его подручных. По мнению журналиста, Сталин очень не любил Ленинград и ленинградцев и при любом удобном случае старался им напакостить. Поэтому во время войны Сталин сознательно не отдавал приказ о деблокаде осажденного города и специально морил его голодом.

Эта ахинея прозвучала на всю страну под видом нового взгляда на отечественную историю, не зашоренного коммунистической пропагандой. И вот сейчас, спустя тридцать лет, эту ахинею с явным удовольствием повторяет Елена Чижова, видимо, желая тем самым привлечь внимание к своей уже порядком подзабытой персоне.

Прорвать блокаду Ленинграда, вопреки утверждениям Чижовой и ее коллег либералов, советские войска пытались неоднократно. Даже в тяжелейшем для нас 1942 году, когда судьба России висела на волоске, Красная армия как минимум дважды предпринимала отчаянные попытки спасти осажденный город. Так, в начале 1942 года части Волховского фронта несколько раз переходили в наступление в районе Любани, а летом и осенью аналогичные попытки предпринимали войска Ленинградского фронта в районе Синявинских высот.

К сожалению, из-за недостатка сил и средств эти попытки не имели успеха, однако активные действия советских войск сорвали новый штурм Ленинграда, планировавшийся немцами. Кроме того, противник вынужден был держать на этом участке фронта значительную группировку войск в течение всего 1942 года, хотя эти дивизии ох как пригодились бы немцам, например, под Сталинградом, где решался исход всей военной кампании.

Так что утверждения о том, что руководство страны сидело сложа руки и ничего не делало для спасения осажденного города, — абсолютная чепуха. Более того, советскому командованию удалось сорвать попытки немцев окружить Ленинград двойным кольцом блокады. А такие попытки Вермахт активно предпринимал в ноябре 1941 года. По замыслу немецкого командования, войска группы армий «Север», наступая в районе Тихвина, должны были прорвать оборону советских войск, выйти к реке Свирь к востоку от Ладожского озера и соединиться с финскими частями, оккупировавшими Карелию.

Если бы эти планы осуществились, Ленинград оказался бы полностью отрезанным от основной территории страны. Однако советские войска не только сорвали планы противника, но и решительным контрударом отбросили врага за реку Волхов и в декабре 1941-го освободили Тихвин. Эти события, напомним, происходили как раз в разгар битвы под Москвой. Выходит, не так уж люто ненавидел Сталин Ленинград, если в самый ответственный момент военной кампании значительная часть сил и средств была задействована на Ленинградском участке фронта – для спасения города на Неве.

Увы, по объективным причинам дальнейшего развития эти наступательные операции не получили: силенок у нас в конце 1941-го было еще недостаточно. Но как только в начале 1943 года общая ситуация на советско-германском фронте стала меняться в нашу пользу, советское командование тут же приступило к подготовке операции по деблокаде Ленинграда. И в январе 1943-го, как известно, блокада была прорвана. Вдоль юго-западного берега Ладожского озера образовался коридор шириной 10 километров, который связал осажденный город с Большой землей. По этому коридору за две недели была проложена железная дорога и  автомобильная трасса, что, разумеется, существенно облегчило положение ленинградцев. Очевидно, по этой железной дороге в Ленинград и шли товарные составы, в том числе со строительными материалами, о которых с таким пафосом рассуждает Чижова.

Пик голода в городе пришелся на зиму 1941-1942 годов. С 20 ноября суточный паек хлеба составлял 250 граммов для рабочих и инженерно-технических работников и 125 граммов для всех остальных. Однако как только замерзла Ладога, власти организовали снабжение города по льду озера. С началом работы Ладожской трассы (или «Дороги жизни») хлебный паек стал постепенно увеличиваться, и уже с 25 декабря 1941 года составлял 200-350 граммов. Вплоть до апреля 1942 года по «Дороге жизни», несмотря на постоянные обстрелы и бомбежки, в осажденный город шли автомашины с продовольствием и медикаментами. А из Ленинграда на Большую землю эвакуировали раненых, больных, детей и стариков. С января по апрель 1942 года из города удалось вывезти 550 тысяч человек.

В самом городе, даже в суровую зиму 1941-1942 годов, предпринимались все возможные меры для спасения горожан от голода. Так, по решению руководства Ленинграда были открыты специальные столовые для наиболее нуждающихся горожан, а также 85 детских домов. А весной 1942 года Ленсовет разрешил жителям заниматься огородничеством прямо в городских парках и во дворах. Эта инициатива ленинградских властей, кстати, встретила поддержку и в других городах СССР. Например, вслед за ленинградцами весной 1942 года выращивать лучок и петрушку начали и жители Москвы, разбивая для этих целей огороды прямо в центре города.

И все-таки за время блокады от голода и болезней погибли, по официальным данным, 630 тысяч ленинградцев. Но эта цифра была бы гораздо больше, если б не энергичные меры по спасению людей, предпринятые властями.

Наконец, к числу расхожих мифов, столь популярных в либерально-демократических кругах, относится и такой: зачем вообще нужно было защищать Ленинград, жертвуя десятками тысяч жизней? Отдали бы его на милость немцам, и тысячи ленинградцев были бы спасены…

Ответом на подобного рода утверждения может послужить директива Гитлера от 22 сентября 1941 года, в которой были четко обозначены планы немцев насчет дальнейшей судьбы Ленинграда. Он должен быть стерт с лица земли вместе с тремя миллионами его жителей. Для этого фрицы намеревались окружить «…город тесным кольцом и путём обстрела из артиллерии всех калибров и беспрерывной бомбежки с воздуха сравнять его с землей».

Именно так немцы и поступали на протяжении всей блокады. Только осенью 1941 года на город было сброшено свыше 100 тысяч зажигательных бомб. Всего же за время блокады в Ленинграде были полностью разрушены 3 174 дома. Еще 7 тысяч зданий получили повреждения.

Так что не зря Ленинград сопротивлялся врагу, не напрасно были понесены такие жертвы. В противном случае жертв было бы гораздо больше.

Сергей ХОЛОДОВ,

историк, член Попечительского совета

Войсковой Православной Миссии

Объявления

Наиболее интересное

Ещё похожие новости