Разоблачение лжи

«Великая символическая подмена»

Валентин Серов. Похищение Европы. 1910 г.
Валентин Серов. Похищение Европы. 1910 г.
Июнь 06
04:53 2015

ГЛАВА I

Мне, конечно же, страшно везёт. Казалось бы, только что лежал в больнице, потом в период реабилитации сидел дома, казалось бы, оторвался от политической и общественной жизни страны, с головой погрузившись в страшную русскую бездну романов Достоевского, а тут 28 апреля вдруг вышел на улицу и в газетном киоске, сразу же наткнулся на очередной номер журнала Михаила Леонтьева «Однако», полностью посвящённого теме крушения Западно-Европейской цивилизации. На обложке на чёрном фоне изображена картина на тему полотна Серова «Похищение Европы», где Зевс в виде огромного красного быка везёт на себе нимфу Европу через Средиземное море. Только тут, Европа соскользнув с мощной спины Зевса, барахтается и почти что уже тонет в морских волнах. Под «картиной» ярко оранжевыми буквами тема номера: «Закат Европы»…

В это же самое время мой заместитель по Союзу Хоругвеносцев Валерий Александрович Левченко обнаружил в Сети триптих активного члена Института Высокого Коммунитаризма Кирилла Мямлина о проектах восстановления Монархии в России, первая часть которого носит очень символическое, я бы сказал, название: «Обрезанные цари»…

И вот, читая ночью и «Закат Европы» и этих самых «царей», я вдруг ясно увидел в какую страшную, и уже совсем-таки не русскую бездну проваливается вся индо-европейская, арийская, белая, христианская цивилизация. И увидев, решил поделиться с читателями некоторыми своими мыслями.

Этот номер журнала «Однако» (апрель-май 2015 (179)) открывается программной статьёй Александра Гельевича Дугина под знаковым названием «Анти-Европа», где он пишет, что «классическим выражением европейского порядка является древнейшая эпоха средиземноморских обществ, начиная с периода ахейских завоеваний и гомеровской Греции». С этим, с определённой натяжкой, можно согласиться, хотя я считаю, что истинная европейская культура, это культура не Греции, а Рима, которая идёт опять же не от ахейцев, а от разрушенной ими великой Русской Трои. Но не это тут главное: Дугин считает, что тогда истинно европейская (индо-европейская) культура трёх главных каст: жрецов, воинов и производителей, начала разрушатся ещё одной привнесённой из финикийско-семитского (читай «еврейского» — Л.Д.С.-Н.) мира, «кастой», совершенно чуждой индоевропейским обществам. «Кастой» торговцев. Последняя формировалась «по линии деградации и материализации воинского сословия», что и описано в «Государстве» Платона как явление тимотикратии. Этот новый для индоевропейца культурный тип и явился от финикийских, и шире – семитских обществ, «где торговля представляла собой широко распространённое социальное занятие…». И именно тогда власть божественных царей-жрецов (священная монархия) превратилась в тиранию, а господство воинской аристократии перешло к доминации финансовой олигархии. Позже, по мнению нашего философа, уже «распространение христианства дало старт возрождению индоевропейских основ Европейской культуры, кульминацией чего стало Европейское Средневековье. Но ещё позже, европейское христианство ослабело и «цикл европейской цивилизации вошёл в стадию упадка. Романо-германский мир (по Достоевскому), переживая эпоху старости, утрачивает свою жизненную силу, энергию, распадается в материальности и чувственности. Шпенглер вообще всю свою теорию выстроил для основания того тезиса, что фаустовский (материалистический – Л.Д.С.-Н.) дух довёл Запад до духовной катастрофы… А русский социолог Питирим Сорокин выделял три типа социокультурных систем: идеационная (чисто духовная), идеалистическая (сбалансированная) и чувственная (материалистическая); когда чувственная подходит к концу и упадку, её снова сметает идеационная, что и должно, по Сорокину, произойти с Европой в ближайшее время». Так считает Дугин.

Ещё более жесткий диагноз, — продолжает он, — ставили Европе Нового времени традиционалисты. Согласно французскому традиционалисту Рене Генону, европейский модерн стал выражением антицивилизации, воплощением всего того, что противоположно духу, традиции, сакральности. Секуляризация (обмирщение – Л.Д.С.-Н.), гуманизм, натурализм, механицизм и рационализм, по Генону, суть проявления духа извращения, который затрагивает все общества, но который лишь в современной Европе получил столь абсолютное и полное воплощение, был возведён в норму и принцип. Религия отодвинулась на социальную периферию, материя и количество, эфемерность и чувственность, индивидуализм и эгоизм, напротив, возведены в высшие ценности… Генон, — пишет Дугин, — трактует Запад буквально, как страну, где исчезает солнце духовности (Солнце Правды у нас, в Православии – Л.Д.С.-Н.) и начинается – «ночь богов»…

Всё это очень и очень интересно. И видимо во многом, так и есть. Но я в молодости, то есть в конце 60-х – начале 70-х годов XX века, прожив в Европе 5-ть лет, воочию, и в то же время со стороны, наблюдая её жизнь и людей там, не могу до конца согласится ни с Шпенглеровским «Закатом Европы», ни с Вагнеровской «Гибелью», ни с Геноновской «Ночью» богов…

ГЛАВА II

Вообще, условно говоря, всегда есть две Европы, так же как всегда есть и две России – традиционная, и даже традиционалистская, стремящаяся к глубинным корням своего духовного существования, к Вере, Церкви, обычаям, народному, веками и тысячелетиями становящемуся, укладу жизни, и другая – космополитическая, скептически неверящая, бегущая от древних обычаев и обрядов, теряющая или уже совсем потерявшая свое национальное лицо, Европа, в которой нет ни французов, ни немцев, ни бельгийцев, ни сербов, ни славенцев, а есть лищь какой-то усреднённый европейский человек в галстуке, говорящий опять же на усреднённом псевдо-англо-еврейско-каббалистическом жаргоне, или даже, как удачно выразился один журналист: «лагерном иврите».

Именно из этих двух противоположных и противостоящих друг другу Европ и рождается сегодня, с связи с нарастающим всемирным кризисом, два опять же противоположных друг другу радикализма, или , говоря привычным для политологии языком – фашизма. Фашизм – правильный, русский, и фашизм неправильный – условно говоря, фашизм «жидо-бандеровский. Русский стоит за Священную Империю Российских наций, а жидо-бандеровский за Новый Мiровой Порядок во главе с невидимой, но становящейся всё более видимой, Пирамидой.

Причём, как я уже писал, оба эти направления, по общепринятой системе, являются «правыми», хотя система современного бандеровского и шире американского каннибализма, «правой», как говорится – не может являться «по определению»…

Впрочем, таких научных классификаций можно придумать и принято много. Самых разных. Например, Александр Гельевич Дугин, который раньше разделял мир на «теллуро» и «талассократию», в последней статье в журнале «Однако» поделил европейцев на приверженцев мужского, солнечного, светлого культа Аполлона, и на приверженцев женского, лунного, тёмного и хтонического культа древней богини Кибелы… От себя ..заметим, что еврейское слово каббала, может происходить именно от этого Кибеллического начала. Именно об этом тёмном, «лунном», ночном начале говорил в своих работах Рене Генон, трактуя современный Запад как страну, где исчезает солнце духовности и начинается «Ночь богов».

Почти так же оценивает современную Европу итальянский философ традиционалист Юлиус Эвола, рассмотрению и переводу работ которого посвятила много трудов переводчица и замечательная мыслительница, рано и безвременно от нас ушедшая, Виктория Ванюшина…

В отличие от Генона, как бы совсем не верящего в возрождение Европы, Эвола считал, что европейская традиция, существующая в Античности и Средневековье и уходящая корнями в героическую эпоху, всё ещё может быть восстановлена и Запад может быть вызволен из той глубочайшей бездны, в которую его погрузила современность. Восстановление этого героического духа Запада было для Эволы делом жизни…

Тут я скорее соглашусь с Эволой, чем с Геноном, ибо видел и знаю Европу не по наслышке, а по жизни. То есть я жил в ней пять активных молодых лет, и общался тогда с огромным количеством людей самых разных европейских национальностей: со словенцами, хорватами, сербами, черногорцами, македонцами, болгарами, греками, итальянцами, французами, испанцами, бельгийцами, шведами, немцами, автрийцами, и многими другими, всех тут не перечислить. Позже мне также сильно повезло, и я объехал и облетел чуть ли не весь тогда ещё не распавшийся Советский Союз и так или иначе узнал украинцев, эстонцев, латышей, литовцев, а также жителей Урала и Сибири, людей Азии, то есть узбеков, таджиков, киргизов и, опять же, представителей многих других «малых» народов тогдашней «Красной Империи»… Кроме этого я неплохо знал Крым и Кавказ, и бывал в Грузии, Осетии, Абхазии, Кабардино-Балкарии, в Приэльбрусье, и даже восходил на сам Эльбрус, правда, дошёл только до его, так сказать, «середины», до «Приюта одиннацати»… То есть мир я в полном смысле «повидал», и с менталитетами разных народов ознакомился не по книгам и не понаслышке. Россию, всю Россию – я люблю любовью необъяснимой и иррациональной, так же как её любили мой отец и мой дед. Дед, который происходил из древнейшего черногорского воинского рода Старых Требишан, и был истинным аристократом, и по крови и по духу, про русских всегда говорил, что все русские – это святые, причём даже самые последние преступники, бродяги и отщепенцы. И страшно любил русских. Что же касается Европы, то я тоже её люблю, — но именно ту, традиционалистскую «старую Европу», а не современный объевреенный и обмасоненный космополитический нитернационалистский политкорректно-бесполо-извращенческий Запад, который и выдает себя за истинную Европейскую Цивилизацию…

Но вернёмся к статье Александра Дугина в «Однако». «Когда мы говорим о кризисе западной цивилизации, — пишет он, — мы осознанно или бессознательно имеем в виду кризис светлого Логоса, трагедию Апполона… Вольно или невольно мы имеем в виду кризис апполлонического Запада, Запада Античности и Средневековья. Именно Аполлона описывают те, кто фиксирует катастрофичность современной западной культуры… Конец западной цивилизации есть конец правления светлого логоса Аполлона… Тёмное начало, Кибела видит вторжение Аполлона как эпизод, причём довольно свежий в сравнении с глубинным и подземным временем Великой Материи. Тем не менее, в эллинском мифе она, т.е. Кибела, признаёт поражение в титаномахии и гигантомахии своих детей и оплакивает их, павших от рук олимпийцев. По мере же ослабления Аполлона она постепенно освобождается, раны титанов затягиваются, и они медленно начинают пробираться к поверхности Земли… Новое время – это их время. Под «прогрессом» можно понимать только прогресс хтонических и гипохтонических сил, когда освобождение древних могуществ, заключённых в Тартаре, начинается и нарастает. Штурм Олимпа и, соответственно, конец западной цивилизации и движение к этому концу для хтонических сил есть истинное развитие, становление, «прогресс и приближение к долгожданному триумфу. Вот, — заключает филосов, — в чём суть гуманизма модерна». («Однако» №179, стр.17).

А дальше Дугин пишет очень важную с нашей точки зрения вещь: «Аполлон же в архаических памятниках сам изображается в виде пастуха, несущего на плечах ягнёнка. Отсюда целая череда пастушеских метафор: пастырь в контексте этой аполлонической культуры – это царь, пророк, патриарх и даже Бог…». Ну да – несущий на плечах ягнёнка, и сам Святой Агнец – Пастырь Добрый – Господь Бог наш Иисус Христос, — добавим мы от себя.

«Единая Европа, — продолжает Дугин, — означает

безусловную доминацию светлого Логоса Аполлона

над тёмным Логосом Кибелы».

Но вот хаос, он же Тартар, он же христианский Ад, проснулся и войска Кибелы пошли в наступление. Кстати, именно это мы видим сегодня на Украине. «Так, — замечает философ, — рождается анти-Европа, столь же похожая на истинную Европу, как Антихрист похож на Христа.

Это анти-Европа действует от имени Европы, которую она постепенно захватывает изнутри. Титаны в схватке вытесняют богов с Олимпа и начинают править от их имён. Это, — делает вывод Александр Гельевич, — буржуазные революции и пришествие третьего сословия, но уже не индоевропейских земледельцев, а носителей иного – торгового, финикийского, талласократического, морского духа… Новое время – это гибель Европы и её подмена чем-то совершенно иным…».

В принципе тут всё достаточно верно, кроме одного. Дело в том, что деление населения земли на народы суши и народы моря, с нашей точки зрения, крайне надуманно. Ибо тогда вся, как раз античная, т.е. совершенно традиционная, светлая цивилизация Логоса Аполлона явялется талассократической цивилизацией народов моря. Шире вся Среднеземно-морская, т.е. «морская» цивилизация…

Я жил в Иллирии, т.е. на берегу Ядранского – Адриатического моря – и свидетельствую, что у всех Иллирийцев – хорватов, черногрцев, приморских словенцев – культура соврешенно традиционная именно в смысле «светлого Логоса Аполлона». То же в Греции, Италии, и вообще на всём Средиземноморье. В этом отношении очень интересно вспомнить один момент из довольно неплохо сделанного американского фильма «Троя». Там горячий до безумия Ахилл, утверждаясь в своём сугубо человеческом ахейском мужестве, и впав в некий сильно дионисийский экстаз, вдруг срубает мечём голову мраморному троянскому богу Аполлону. Это, конечно же, ничего более, как сатанинский американско-семитский бред голливудских «сценаристов». Ибо Аполлон – как раз был и главным богом именно солнечного, т.е. мужского, героического начала на всем Средиземноморье. И у греков, тогдашних ахейцев, и у троянцев, и у этрусков, вообще у всех. И только ненависть к этому «светлому аполлоническому Логосу» какого-то явно не греческого, не арийского, не греческого – а именно кибеллического (каббалистического) сценариста могла вообразить такую «анти-Европейскую» сцену, где величайший, именно Аполлонический герой древнего троянско-ахейско-дормидонского эпоса, сам сын речной нимфы и бога – срубает голову главному героическому светлому богу всего антично-средиземноморского пантеона.

— О, Боги, боги! – как восклицал в одном великом романе «гонимый этими «сценаристами» писатель…

ГЛАВА III

… Дальше, развивая мысль о вечной битве богов – олимпийцев и титанов – «тартарианцев», или по-другому,

Светлого Логоса Аполлона с темным Логосом Кибелы,

Дугин приходит к заключению, что в Новое время, мы и становимся свидетелями пробуждения загнанного в «подполье» в Средние Века, подземного чёрного Логоса Кибелы, «выползающего из-под ослабшего олимпийского владычества». «Змей, — пишет Дугин, — раскован, освобождён и начинает готовиться к реваншу. С мифологической точки зрения это пробуждение титанов, их новая попытка пересмотреть результаты некогда проигранной битвы. Восстание хтонических сил,

раскрепощённый демонизм материи.

Начинается и нарастает атака на Христа, на сословное общество, на индоевропейский уклад, на сакральную традицию, то есть на то что делало Европу Европой. Так рождается анти-Европа, столь же похожая на истинную Европу, как Антихрист похож на Христа… Титаны в схватке вытесняют богов с Олимпа и начинают править от их имени…».

«Новое время, — продолжает философ, — это гибель Европы и её подмена чем-то совершенно иным. Средизменоморская цивилизация, сохраняя свой фасад, фундаментально перестроена изнутри, населена радикально новыми жильцами, поднявшимися из глубинных подвалов, вылезшими из подземных ходов и захватившими прежних легитимных жителей в заложники…

Разворачивается новое поле битвы, где извечным противникам богов Европы удаётся достичь немыслимых успехов. Философия и политика становятся полем боя, где анти-Европа смогла занять лидирующие позиции… Модерн есть возвращение Великой матери (Кибелы – Л.Д.С.-Н.) и её порождений. Змей Пифон возрождается и проводит контратаку на Аполлона. Святилище в Дельфах заброшено. Значит, Пифон вернул себе власть.»

И далее у нашего мифолога идёт очень и очень интересный абзац: «XX век – последний аккорд европейской драмы. В агонии Европа как таковая собирается с силами, чтобы дать свой последний бой анти-Европе (это предельно ясно понимают М.Хайдеггер или Ю.Эвола, Э.Юнгер или О.Шпенглер), но терпит поражение – военное, политическое, идеологическое, философское, технологическое. Во второй половине XX века триумф Модерна (Пифона – Л.Д.С.-Н.) и чёрного Логоса становится настолько очевидным, что у него не остается весомых противников. Сопротивление сломлено, началось правление титанов…» («Однако» №179, 2015 г., стр.20).

Тут, братья и сёстры, конечно, и сам чёрт ногу сломит. Во всяком случае Православным, не привыкшим к мифологическому языку и к таким персонажам как Аполлон, и его антипод Пифон, чтобы лучше понять этот философско-мифологический язык, предлагаю, по ассоциации, обратиться к светлому образу Георгия Победоносца и темному («хтоническому») – Змею или Дракону, постоянно требующего себе человеческих жертв. Вот этот Змей – Пифон или Дракон Апокалипсиса, и вылез, или, как определяет наш философ «выполз» из подвалов и подземных ходов и начал свой подкоп под Святого Георгия, или, по Дугину, под светлый Логос Аполлона.

У них в Европе, этот самый Дракон или Пифон, в философии и политэкономии принял обличие таких персонажей как Прудон, Маркс, Энгельс, Лоссаль, Либхкнет, Роза Люксенбург, а у нас в России, почти в то же самое время Пифон этот воплотился в фигурах Ткачёва, Нечаева, Ленина, Троцкого, Свердлова, Клары Цеткин, Бела Куна и Розалии Меер, по кличке Землячка…

Впрочем, и там и здесь их вдруг откуда-то «выползло» и «вырвалось» великое множество, и все они начали вгрызаться в копыта коня Святого Георгия…

«Гениальный русский пророк Достоевский, — пишет Дугин, — в серии своих программных романов показал ,что все западные идеи, приносимые на русскую почву из анти-Европы, у нас проваливаются – и капитализм (в «Подростке»), и социализм (в «Бесах»),и индивидуализм (либерализм – Л.Д.С.-Н.) (в «Преступлении и наказании») – и тут наш философ делает несколько неожиданный вывод о России:

«Истинная Европа – в Третьем Риме, в православии (Православии – Л.Д.С.-Н.) и царе (Царе – Л.Д.С.-Н.), в крестьянстве и русской традиции, в почве и народных обычаях, в обрядах древнего индоевропейского (русского – Л.Д.С.-Н.) народа»…

«Ещё мерцает нечто в нашем народе, — заключает философ, — что заставляет его отшатнуться от бездны под названием «современная Европа», «Запад». Но инерция слишком велика, и усилия, необходимые для подлинной консервативной революции, солнечной и исконно европейской, требуются огромные. Совершенно очевидно, что нам не удастся остаться в стороне от финального цикла титаномахии, где титанам удалось взять реванш…».

И дальше идёт «классический», так сказать, «тезис», или даже Символ Веры, всех «традиционалистов»:

«Но… лучше проиграть с Богом, чем выиграть с дьяволом. По крайней мере, именно так формулируется истинно героическая индоевропейская этика».

… Анти-Европу необходимо уничтожить на корню, спалить дотла, отправить восставшие хтонические могущества назад – в бездну Тартара. Этого требует от нас истинная Европа. Наша древняя, великая Европа, настоящая Европа. Европа Христа Вседержителя».

Да, это конечно, всё очень логично и красиво написано. Только жизнь, наша русская, да и европейская жизнь, намного сложнее. Вот мы, по сути дела, уже воюем с Европой. Правда, с Европой «хтонической», Европой «выползших из глубинных подвалов» Пифонов и других страшных чудовищ Хаоса – Тартара – Ада. Но воюем же? И где? На русском Донбассе. Впрочем, когда-нибудь эта извечная война «сыновей Света» («светлого Логоса Аполлона») с детьми Погибели («тёмного Логоса Кибелы») должна была вспыхнуть с новой силой. И она вспыхнула, не только с новой силой, но и со старой, и даже древней жестокостью. Но вот что интересно. И та и другая армия – и «Света» и «Тьмы», т.е. Русские (рашко-ватники-совки-колорады-москали) и украинцы (жидо-бандеровцы, хохлы, укропы) часто используют одни и те же символы «сакральной индоевропейской «примордиальной» традиции». Символы эти сегодня у нас в России, перед 70-летием Победы несколько неуклюже запретили [вплоть до того, что изъяли из Детского мира немецких оловянных солдатиков со свастиками на рукавах] — но оттого, что их запретили, символы эти никуда не делись. Ибо символы – ни «индоевропейские», ни «семитские», никакие другие не умирают. Их можно, конечно же, запретить, или даже «разрубить», но нельзя убить. Ибо битва символов (то есть по-другому извечная Духовная брань) – вечна. И конечно, сейчас у нас в России она, эта битва – носит несколько скрытый, но постоянно и непрерывно идущий характер.

Только одна битва извечного символа сильной и великой традиционной Державы с извечным же символом противостояния этой Монархической Державности, чего стоит. Я имею в виду битву Двуглавого Орла с пятиконечной Звездой Пентаграммой. Особенно «нашей» — кроваво-красной, как бы наполненной Священной Христианской Кровью, принесённых в жертву Молоху – русских людей…

Но эта самая пентаграмма всю человеческую историю борется не только с Двуглавым Орлом – прежде всего она борется с древнейшим арийским («индоевропейским») венедским символом жизни и Солнца – Свастикой.

Самое интересное, что слово «звезда» и слово «свастика» одного корня. Они происходят от глагола «вязать», «свя-зывать», по-словенски обычная ученическая тетрадка так и называется «звезек», т.е. что-то «связанное», «пере-плетённое». Вот это «плетение», это «связание», эта «с-вязь» и применялись древними мастерами при вышивании рушников и кружев, где в орнаменты и были всегда в-плетены с(з)-вяза-ны и з-вёзды и свастики (связ-тики). Но так было когда-то в самые древние наши времена. А позже эти два символа разделились и постепенно начали противостоять дру другу. Свастику (Солнце) изображали народы арийские (индоевропейские), а Звезду — в основном семитские. Говоря проще, Свастика – символ венето-руссов, а Звезда – семито-евреев. В этом смысле Свастика всегда утверждала Рим, Державу, Страну, Монархию, Империю – отсюда и «Связь», а Звезда – некое анти-монархическое, анти-державное, анти-римское начало. Говоря языком философа Александра Дугина Свастика – это символ (светлого Солнечного Логоса Аполлона), а Звезда – (тёмного, ночного Логоса Кибелы и сына её Змея – Пифона).

Интересно, что символами колена Данова, которое не упоминается в Апокалипсисе и из которого должен произойти Антихрист является шестиконечная звезда и … Змей. Этот самый «символ» Дана очень ярко отобразился в скульптуре Вячеслава Клыкова, где конь, скачущего князя Святослава копытами топчет князя Данова, а у последнего в руках щит, на котором изображён звездный символ – Шестиконечная Звезда их «бога Ремфама»…

 

ГЛАВА IV

Да, на щите, поверженного под ноги Святославого коня Хазарина изображена шестиконечная еврейская Звезда. А на щите, с обнажённым мечом несущегося Святослава изображено – крутящееся Солнце – т.е. наша древняя индо-европейская Свастика. Создание этого конного памятника нашему русскому герою-князю Святославу Игоревичу есть величайший покаянный подвиг Вячеслава Михайловича Клыкова. Ибо, как я уже написал, на щите повреженного иудо-хазарина мы видим шестиконечную Звезду, а на щите повергшего его Святослава – крутящуюся Свастику. Как создание, и особенно, установка такой «антисемитской скульптуры» была возможна на «постсоветском пространстве» — действительно известно одному только Богу… Но помимо извечно русско-еврейской борьбы, тут была ещё борьба вечной индо-европейской, арийской сакральной традиции с её вечным же анти-подом и анти-царством, бунтом тех самых извечных сил, которые Дугин называет темным Логосом Кибелы и «выползшего» из Тартара Змея – Пифона. И вот почему. Дело в том, что индо-арии и древние русы-венеды всегда поклонялись верховным небесным богам. Проще говоря, они всегда поклонялись Небу и Солнцу. Ибо Солнце и было тем самым Даждь-богом, который давал «дождь», давал «жизнь». То есть, говоря языком современной политологии, религия древних ариев, религия древних венедов всегда имела не просто «вертикальное измерение», но и всегда была направлена вертикально «вверх». Именно поэтому сама власть на Руси и позже в России носила «верховный», т.е. «княжеский» и «царский», опять же «божественный», т.е. устанавливаемый Богом характер. Отсюда Царская Троя, отсюда Царская Спарта, отсюда Цезаристский Рим, отсюда Императорская Византия, отсюда Царско-Императорская Россия. Отсюда же арио-кратическая (аристократическая) княжеская, королевская, императорская Европа. Но также всегда рядом с Русью была Хазария, где властвовали жрецы, поклоняющиеся отнюдь не Единому Богу Творцу-Вседержителю, а тому самому тёмному выползшему из глубин Ада вечному Змею. Отсюда и Змей на щите хазарского воина. Интересно, что другим символом этого Змея, позже названного Сатаной, Люцифером, Дьяволом и Драконом – была ещё одна, уже не шестиконечная, а пятиконечная Звезда – так называемый Пентакль, или Пентаграмма. Они и сейчас ей поклоняются. Достаточно посмотреть с птичьего полёта на архитектурное сооружение главного военного ведомства США – Пента-гона, чтобы, как говориться, воочию, убедиться в этом. Да и само построенное по древне-греческому образцу слово «пента-гон» означает не «прогоняющий» Пентаграмму, а наоборот «идущий» за ней… Ибо английское «gon», «go-gon» в западной традиции означает просто идти, следовать, а не «гнать», как у нас. Вот тут-то мы и подступаем к битве двух главных – Звезды и Свастики – древнейших (семитского и арийского) символов в человеческой истории. Именно поэтому мы и написали, что создание и воздвижение Клыковым конного памятника князю Святославу было «величайшим покаянным актом», и, может быть, одной из первых попыток в новейшей истории вернуть главным символам их истинное, а не извращённое мистическое значение.

Интересно, что, например, в Индии, где древние индо-европейские арийские смыслы сохранили истинное, неискажённое значение – Свастику можно встретить на каждом шагу. И в этом отношении, хотел бы я видеть, как индусы посмотрели бы на законодательные акты нашего правительства, взявшегося изгнать и искоренить всяческие и любые изображения Свастики не только со знамён русских националистов, и с повязок оловянных солдатиков в магазине «Детский мир»… Видимо, воистину, Дьявол поселился в нашей Госдуме, в правительстве, и особенно на телевидении.. И одним из его явных воплощений является еврейский каббалист, великий патриот России – антифашист и антисвастист Владимир Соловьев, богохульную книгу которого «Евангелие от Соловьёва» Хоругвеносцы сожгли на одной из своих Православно-Монархических опричных акций…

Но вернёмся к памятникам и к покаянию Вячеслава Клыкова. Интересно, что на пьедестале Царю-Мученику Николаю II Александровичу Клыков золотыми буквами начертал: «Русский народ с покаянием». Причем покаяние это было не только в конкретном предательстве нами самого Царя Николая II, но и в гигантском, воистину по дьяволскому наущению соврешённому, предательстве Бога, Царства, традиционной Священной России и всей Сакральной Индо-Арийской Традиции извечного, по небесным законам построенного, строения общества, и замена, — что самое главное!- Светлого, Небесного Солнечного Верха на тёмный «выползший» и «вылезший» из «подвалов», «пещер» и «подземелий» адский Преисподний Тартар, т.е. «Низ»… Вот, что самое главное! Потому что совершив в 17-м году так называемую революцию, мы отреклись не только от Христа и Царя, мы ещё отреклись от всего Верхнего Божественного «Идеационного», духовного мира, сменив его на мир совершенно бездуховный, т.е. материалистический. Иными словами мы отреклись от самой своей сущности, от мира индо-европейской, арийской, венедской, эллинской, русской –славянской, троянско-римской культуры, сменив её на кровавый семитско-хамитский, иудейско-ханаанский, ваало-хамитский культ поклонения кровавым жертвоприношениям, которыми в религиозно-мистическом смысле и являлась наша «русская», а на самом деле предельно анти-русская, анти-арийская революция 1905-1917-1921 годов XX века.

Это несомненно был новый триумф «хтонических сил», новое, применяя здесь терминологию Дугина, наступление Пифона на Аполлона, или новое, дикое буйство богоборческого элемента, применяя терминологию Достоевского. Это был взрыв того самого извечного бунта, первого обуянного гордыней Ангела Света, вдруг в одночасье из Ангела Света Люци-фера превратившегося в кровавого аггела Тьмы – Сатану…

Так вот, пока Люцифер был Ангелом Света, т.е. Солнца, символом его, конечно же, была Солнечная, Солярная Свастика, но когда он превратился в Сатану – сменился и символ – теперь это была пылающая кровавая пятиконечная – Пентаграмма…

ГЛАВА V

Нет, всё-таки крайне интересно как противоречиво, даже какими-то скачками, развивается человеческая культура и основополагающие, «фундаментальные» символы борются между собой. И какую порой странную, даже искажённую форму принимает эта борьба… Вот вчера, в субботу 2-го мая, где-то около 2-х часов я разговаривал на эту тему с Сергеем Фоминым по мобильному. Он сейчас тоже исследует символы и конные памятники – только не по Жукову и Святославу, а по Чингиз-хану, памятники которому уже поставлены не только в Монголии, но и в Лондоне и где-то в Италии.

И там, в культуре и религии Золотой Орды, — говорит Сергей Владимирович, — везде присутствует «правосторонняя Свастика»… Да и Путин, когда ездил в Бурятию и скакал там на коне, то в уздечке и в сбруе этого коня были вплетены ясно видимые Свастики… Да и не только в сбруи. Недавно в Монголии было праздничное шествие, и народ шёл с большими транспарантами с изображениями Свастики. Гордо и высоко неся их над головой…

— Надо туда послать наших думских законодателей! Пусть запретят экстремистские изображения монгольских фашистов! – засмеялся я.

И как в воду глядел. Вот перед нами взятая из «Свободной прессы» статья Виталия Третьякова с длинным названием – «9 мая на Красной площади со Сталиным и Лениным или без них». Автор пишет: «Историческая Правда в контексте 9 Мая такова: руководителем СССР, победившей (кого? – Л.Д.С.-Н.) в Великой Отечественной войне, и главнокомандующим её (его? – Л.Д.С.-Н.) Вооружёнными силами того времени был Иосиф Сталин. И стоял он, принимая Парад Победы, на трибуне мавзолея Владимира Ленина. И именно к поножию этого, а не какого-то иного сооружения (храма – Л.Д.С.-Н.) наши солдаты, солдаты армии-победительницы, бросали знамёна поверженной гитлеровской армии, включая и личный штандарт Гитлера…».

Интересно, что в центре этой статьи помещена картина «Парад Победы», где на первом плане изображён маршал Георгий Жуков на несколько привставшем на дыбы белом коне. Ещё мгновение и передние копыта коня опустятся на те самые брошенные к подножью мавзолея знамёна «поверженной армии». На самом видном месте, под ногами коня, лежит золотое знамя со Свастикой. Интересно, как такую «символику» восприняли бы в Монголии, Тибете, в Гималаях, на Памире, в Индии и Китае, где Свастика до сих пор остаётся сакральным знаком Света, Солнца и Жизни?

Впрочем, речь здесь идёт не о Индии с Монголией, а о России и Европе, где также как и на Востоке, Свастика в виде крутящегося Солнца всегда изображалась на крестьянских прялках и вышивалась на рушниках по всему пространству так называемого «индо-европейского», а по сути – «русского» мира. Звезда же, особенно так называемая пятиконечная красная «пламенеющая» Звезда, всегда была символом тотального бунта против этого самого солнечного сакрального индо-европейского, арийского порядка. Бунта тёмных сил Ада, восставшего против мира Гармонии, бунта «подпольного человека» против воинско-аристократической иерархии, бунта титанов против богов или, переходя на христианский церковный язык, бунта адских демонов против небесных ангелов, и в конечном итоге всегда бунта падшего когда-то верховного Ангела Сатаниила против Творца.

Так вот, я утверждаю, что Свастика в индо-европейской традиции символизирует как раз «порядок Бога», а Пентаграмма «анти-порядок Дьявола». И не важно изображена она концем вверх или вниз. Просто «вниз», т.е. к «Аду» — это период «тотального разрушения», а «вверх» — это период «созидания» их нового, сатанократического строя. Например, Троцкий, как и Че Гевара, всегда на фуражке или берете прикрепляли Звезду концом «вниз». А эти два великих демона перманентной революции очень хорошо понимали и разбирались в значении символов…

Это, что касается Свастики и Звезды. А теперь, что касается того «сооружения», к подножию которого наши солдаты кидали немецкие знамёна. Впрочем, с этой «Пирамидой Ацтеков» или «Ближневосточным Зиккуратом», пожалуй, всё уже совершенно ясно. Это «сооружение» является прямым храмом Сатаны и лежит в этом храме человек, прежде всего со всей семитско-хамитской древней яростью восставший именно на вечный Рим и на извечный индо-европейский сакральный порядок… И убивший Богом поставленного Священного Помазанника Божьего Царя Николая II Александровича. Нет, не своими руками. Зачем? Руками тех самых, облачённых в чёрную кожу еврейских палачей, резников-чекистов, на кожаных фуражках которых горела Красная Кровавая Пентаграмма…

ГЛАВА VI

Почему-то теперь перед глазами постоянно стоит эта картина. «Белый конь маршала Георгия Жукова, топчущий главный арийский символ – Свастику. Конь как бы застыл. Встал на задние ноги и застыл так на веки… А на заднем фоне с обнажённой шашкой в руке командующий Парадом Победы маршал Рокоссовский на коне Чёрном… Не хватает ещё двух коней – Красного и последнего – Бледного. Зато над обоими маршалами развивается красный стяг с белым кругом в центре, и в нём чёрным два азиата — оба узкоглазые – Ленин и Сталин. Конечно, это обобщение – ибо такого знамени тогда не могло быть. Ведь сам Вождь Народов в тот момент стоял на трибуне Мавзолея, своего Великого Учителя, в хрустальном гробу в центре ритуального зиккурата спящего – Вождя Мiрового Пролетариата – Владимира Ильича Ленина. Знамя с изображением последнего может и могло тогда уже появиться, но чтобы оба вместе – да ещё оба с такими косыми, узкими глазами и презрительно-брезгливыми лицами – вряд ли…

А вот оба маршала, Жуков и Рокоссовский, действительно были на том параде на таких прекрасных конях – Жуков на белом в яблоках, а Рокоссовский на жгуче чёрном – вороном… И на подседельниках у обоих, действительно были пятиконечные красные пентаграммы – вершиною вниз… И в круге из каких-то листьев, возможно, дубовых…

А ещё дальше, на третьем плане, храм Пресвятой Троицы – он же Покрова Пресвятой Богородицы, что на Рву, именуемый в народе – храмом Василия Блаженного. Но храм изображён как бы до половины, верха его с куполами и с крестами не видно, они уходят за раму картины… И находятся где-то там, в другой – неведомой реальности… Впрочем, крестов на храме Василия Блаженного тогда, конечно же, не было. Зато они были на знамёнах, которые топчет конь.

Что же мы видим, так сказать, суммируя всё выше сказанное? А видим мы двух великих русских воинов, у которых на подседельниках Кровавая Звезда магов. А кони их Белый и Вороной топчут знамёна со Свастикой и крестами, брошенные русскими солдатами к подножию ритуального зиккурата, в котором лежит то ли древневосточный Молох, то ли страшный кровавый бог ацтеков – Вицли-Пуцли… То есть перед нами на картине предстаёт в полном смысле слова «перевёрнутая реальность», где Верх (Крест и Свастика) – стал Низом, а Низ (Пентаграмма и кровавый демон) – стал Верхом. Это и есть тот самый «триумф тёмной Кибелы и её сыновей Пифона и титанов, над светлым Логосом Аполлона, о котором, применяя понятную для мифологов и философов терминологию, пишет Дугин. Переводя же его слова на язык христианского богословия, мы имеем дело с картиной мира, где Ад и Дьвол победили Небеса и Бога… Кроме того, как я только что писал, мы имеем дело с полнейшей подменой и, так называемой, перекодировкой символов, когда плюс (Свастическое Солнце) стал минусом, а минус (Пентаграмма) стал плюсом. У меня нет никакого сомнения, что эта подмена – по сути дела подмена Христа на Антихриста – на символическом уровне – специально и намерено была произведена магами-каббалистами и другими тайными учителями человечества ещё в конце XIX века. Ибо, повторяю, Свастика, как и Крест, или даже Крест в Круге, всегда была одним из главнейших символов индо-европейского, арийского, иными словами – Русского, т.е. Царского, Традиционного сознания. Да и по-другому и быть-то не могло, ибо от Солнца зависела вся наша земледельческая агрикультура, ибо оно – Солнце, порождало всю природную жизнь. А Звезда, Пентаграмма, почти всегда на духовном, «эзотерическом», уровне была символом великого бунта титанов против Неба, Бога, Церкви, Царства, и многотысячелетней народной традиции. Взять хотя бы все до единого тайные, а потом и явные, всемирные религиозные движения различных гностиков в древнем мире, и позже богомолов в Болгарии, жидов и жидовствующих в Великом Новгороде, катаров-альбигойцев в Провансе и Лангедоке, верхушку тамплиеров во всех странах Европы, всех сатанистов там же, декабристов в России, Герцена и нигилистов тут же, и, наконец, евреев-большевиков, в 17-м захвативших власть над Российским Царством и принесших в ритуальную жертву богу их Молоху – Сатане-Люциферу христианского Святого Русского Царя и его Святую Семью, а после них произведя усекновение глав 100-миллионам лучших русских людей – везде и всегда все эти богоборческие движения поднимали над собой главный их символ – Кровавую пламенеющую пятиконечную Звезду – Пентаграмму… И вот наступило время, когда великий Русский, в душе своей весь Православный, народ кидает знамёна с солярным символом под копыта коня, на подседельнике которого она – перевёрнутая сатанинская Пентаграмма…

А мы в преддверии 70-летия Победы русского народа вдруг, не веря своим глазам, читаем в монархической газете: «…А стыдливое умолчание, обтекаемые эвфемизмы и фанерные загородки – мы, к стыду нашему, уже сделали… Имя его (Сталина – Л.Д.С.-Н.) должно прозвучать… К подножию Мавзолея Ленина должны быть вновь брошены знамёна и штандарты гитлеровского рейха». Вот так-то…

 

 

ГЛАВА VII

Всё дело в том, что символ – любой символ, это не просто изображение какого-то идеологического смысла или «содержания». Это мистическая реальность, через которую нам транслируется суть определённой духовной сущности. Говоря коротко, символ это «окно», через которое с нами соединяется определённый Дух. Свастика транслирует индо-европейский, арийский дух. Звезда – дух семитский. Звезда вершиной вверх победу семитов (евреев) над арийцами (русскими). Звезда вершиной вниз – уничтожение божественного мироздания, разрушение традиционного (русского) мира. Вершина, указывающая вниз – есть символ открывающий Аду дорогу на Землю. Звезда вершиной вверх – это победивший на Земле подземный мир (т.е. победивший Ад).

Скажут, как же так, Леонид Донатович, ведь вот наступает 70-летие нашей Победы в Великой Отечественной войне. Но ведь русские победили именно под красными знамёнами, на которых был изображён Серп и Молот, и та самая – вершиной вверх – Красная Звезда, которую вы обозначаете как символ Ада. А на немецких знамёнах, на бортах их самолётов и танков были – именно Свастики! Получается, что победить должны были не мы, а они!? К этому Вы ведёте, Леонид Донатович?

— Вот тут-то, братья и сёстры, мы и подошли, как выражается классик: «к главному и основному вопросу философии» – отвечу я вам. Ибо дьявол, в лице главных идеологов мировой закулисы, в случае с русскими и немцами, совершил величайший подлог во всей мировой истории. Ведь мы – это Третий Рим. А Рим (Рома, Ра-ма) и Рейх (Ра-йх) это по сути дела одно слово. Но Рим (Ра-йх) – это именно мы, а не немцы. Ибо великая попытка Запад создать Второй, а Третий, и вообще Рим (Папа, Карл XII, Наполеон, Гитлер, ЕС) – всегда заканчивалась крахом. А мы всегда, даже если и не особенно желали этого – становились Римом. Поход князя Святослава на Хазарию уже есть поход Рима на семитско-хамитский («хтонический» по Дугину) мир. Наше мистическое расширение по планете, вплоть до распространения на 1/6 часть Земли, и даже на Аляску и в Калифорнию – есть не что иное как распространение Вечного Рима по Земле. И так было всегда. И будет, кстати, всегда. Потому что это «распространение», после краткого периода «сжатия» началось опять. Об этом и говорят Крым, Донбасс, дальше вся Новороссия, дальше Косово и Сербия, дальше… Сибирь мы так же никому не отдадим. Все явления местного сепаратизма, будь то сибирский или дальневосточный, это тоже временное явление. Россия сжалась, она сосредоточилась, теперь начался другой извечный процесс – процесс расширения, распространения Вечного Рима. Я бы вообще не называл его Первым, Вторым, Третьим – а всегда и везде Вечным. Тем Вечным городом, который когда-то основали Троянцы (венеты) и этруски (русские)… Есть очень интересная версия, что так же вот мистически необъяснимо распространившийся по миру и идущий с Запада на Восток Александр Македонский привёл своё войско «не в ту Индию», что привёл он своих героев не на Инд и Ганг, а на Обь и Тобол. Дело в том, что «Индий» тогда было много, ибо славянское слово «Инде» означает где-то там, «вне», «за гранью известного мира». Поэтому и есть очень интересная версия, что ведомый какой-то мистической силой Александр «спустился по Гидаспу (Иртышу) до истока Акесина (Ишима), где жили сибы (сибиряки), затем до впадения Гидаспа в Инд (Обь) и по Инду (Оби) до впадения этой реки в Северный Ледовитый океан. Там обнаружил индоскифов и янтарь, увидел замёрзшее («свернувшееся») море, познакомился с полярной ночью…

У одного из античных авторов описано, как солдаты жаловались, что их затащили «в другой мир», к берегам океана, полного чудовищ и окутанного вечным мраком, с неподвижными волнами… Это потрясающее по точности описание Ледовитого океана, которое свидетельствует, что войско Александра взбунтовалось тёмной полярной ночью в устье Оби. О походе завоевателя в страну мрака писали и восточные авторы. По их же свидетельствам где-то в этих критических широтах македоняне построили башню и стену, защищающую обитаемый мир от яджудшей и маджуджей (гогов и магогов)…, — пишет к статье «Куда ходил Александр Македонский?» в журнале «Тайны XX века» (№17, апрель 2015 года с 13) Павел Букин.

Всё это очень интересно, братья и сёстры, потому что «индий» тогда действтиельно было немало. Например, одна из них была Америка, земля на обратной стороне Земли, которую, кстати, викинги звали «Винланд», т.е. опять же ((В)-Инд-ланд)… Но ведь и Финляндия означает, конечно же, Винн-ляндия… Впрочем, эти изначальные мифолого-этимологические смыслы слишком уводят нас от темы. А возвращаясь к ней, я тут только хочу сказать, что Александр Македонский шёл под знаком Свастики, ибо и вся Греция, и весь Славяно-Русский мир всегда шёл («распространялся») именно под этим солярным знаком… И уж никогда под Звездой. Повторяю, Звезда никогда не была знаком арийского мира, Звезда всегда была знаком – семитским.

Кстати, этому было очень неожиданное подтверждение в связи с преждевременной кончиной чуть-чуть не дотянувшей до 90-летия Майи Плисецкой (Коган). Дело в том, что Майя Михайловна так знаменита, не только потому, что она была великая балерина, она так знаменита ещё и потому же, почему были знамениты и её ближайшие родственницы сестры Лилия и Эльза Коган, в миру Лиля Брик и Эльза Триоле. Первая, как известно, подруга Владимира Маяковского, вторая столь же известного французского поэта Поля Элюара, а позже не менее знаменитого Луи Арагона. Так вот – этот род Плисецких-Брик-Триоле – на самом деле есть один из главных еврейских священнических родов хазарских Каганов, которые, по представлению еврейских «традиционалистов» и должны править миром… Тут по одному из телеканалов в связи с трагической безвременной кончиной Майи Михайловны (Моисеевны) нам показали как какой-то таинственный человек водружает на грудь великой плясовницы довольно-таки большую, всю усыпанную огромными браллиантами – Пятиконечную Звезду – Пентаграмму вершиной вверх. Это на их закулисно-эзотерическом языке означает, что Майя Моисеевна Коган как бы «венчается на Царство», т.е. становится, извините, Каганшей – Всемирного уже Семито-Хазарского Еврейского Каганата. Правда, не надолго…

 

ГЛАВА VIII

Мы уже предвидим и предчувствуем, весь вал возмущения, весь девятый вал праведного гнева наших дорогих читателей: «Как же так? Что Вы пишите, Леонид Донатович?! Свастика – символ положительный, а Звезда – отрицательный! И это за несколько дней до 9 мая, когда вся страна будет праздновать 70-летие Победы над фашистской Германией! И по всем телеканаламнам показывают исторические кадры, как советские солдаты водружают Красное знамя Победы над Рейхстагом! И т.д.

Но я, дорогие братья и сёстры, отвечу вам, что именно в такой момент мне и пришлось задуматься о «неверной истории как Европы, так и России, в лице тогдашнего атеистического и даже богоборческого Советского Союза. Интересно, что в 1937 году чекисты расстреляли как минимум 800 тысяч человек. Причём среди них большинством были не еврейско-большевистские представители «ленинской гвардии», а именно русские православные священнослужители и прихожане православных храмов. То есть уничтожали – вели прямой геноцид – именно Русских Православных Христиан. Да и то, ведь в разгаре была «безбожная пятилетка» и сам Бог за пять лет должен был стёрт из памяти русских, то есть, извините, советских людей…

А в то же время в Германии активно развивали оккультную религию древних германских и скандинавских богов, усиленную расовой теорией, очень похожей на расово-религиозную теорию талмудизма. Вот меня и заинтересовало, кто такой скрытый и невидимый руководил и направлял все эти «исторические процессы». Я думаю, руководил и направлял сам Дьявол. Но делал он это через ту самую верхушку уже тогда активно действовавшего Мирового Правительства в лице всё тех же тайных сект высокопоставленных дьяволопоклонников, о которых ещё Господь, обращаясь к богоотступникам-иудеям ясно сказал: «Ваш отец – Дьявол, и похоти отца вашего творить хотите. Он лжец и отец лжи. Когда лжёт – говорит своё». И «делает», добавим мы. Меня однажды поразил один интересный конспирологический факт. Оказывается, ещё во времена революции 17-го года известный тогда дизайнер-кутюрье Хуго Босс разработал два вида противоположной униформы. Одну – полностью из чёрной сверкающей кожи с ромбами и красными пентаграммами для еврейских чекатил-чекистов в России, а другую – тоже чёрную, правда, не кожаную, а из дорогого сукна, с повязкой на рукавах, со свастикой и с черепом и двумя костями на фуражке для оккультного германского ордена «СС». Делал он это, разумеется, на заказ. И думаю, за большие деньги. Вот меня и интересует, от кого заказ поступил? Примерно тогда же, или чуть позже, окончательно было установлено, что у «русских» главным символом будет красная пятиконечная Звезда, а у немцев – чёрная Свастика. Однако, сначала всё было отнюдь не так. Сначала Свастика, а не Звезда, должна была взойти именно над Россией. И на капоте личного автомобиля Царской семьи, как известно, была установлена именно Свастика. И на готовившихся к выпуску новых банкнотах была она же. И позже, уже в заточении в Ипатьевском доме Государыня Александра Фёдоровна на оконном косяке начертала защитный символ – Свастику… Впрочем, и немцы в лице различных групп по изучению фольклора и духовного наследия предков тоже склонялись к Свастике. Но не только они. Дело в том, что огромный, почти непоправимый вред всегда и везде приносили жидовские (в смысле жидовствующих), масонские и парамасонские оккультные гностические теории и их протогонисты. Одним из таковых была еврейка Елена Петровна Блаватская, которая, помешавшись на восточной индийской и тибетской мистике, объявила, что древняя арийская Свастика будет главным символом Новой Всемирной Религии. Ей наследовали Рерихи, Анна Безант и прочие тео- и ариа- софы. Все до одного эти люди были несомненно не только одержимы бесами лжи, учительства и основанной на подтасовке жажды власти – но и, что так же, для меня несомненно, были ведомы и управляемы темными духовными сущностями, сиречь просто духами тьмы, в свою очередь управляемыми Дьяволом. Таких людей, кстати, в то время было очень много по всей Европе, и по всей России. Все они интерпретировали древнейшие индо-европейские верования в солярных богов и их главный солярный символ Свастику, на свой гностическо-оккультный, «эзотерический» лад, который к настоящим народным верованиям, основанным на тысячелетнем природно-трудовом опыте, не только не имел никакого отношения, но и противостоял всем истинным представлениям древних индо-европейских, арийских народов. Но такова интеллигенция, точнее — интеллигенщина. Она и с истинной религией, с религией Христа, поступает точно также… Ей всё нужно чего-то особенного, тайного, доступного только и исключительно «посвящённым», мистического, спиритуалистского, эзотерического… Так она словно средневековый Фауст и попадёт в лапы Дьявола. Всё то же самое и произошло и с Блаватской, и с Безант, и с Рерихами и множеством других, работающих искренне или на заказ, а чаще и искренне и на заказ, одновременно, детей Дьявола. А те, кто заказ давали – те намеренно поменяли местами Свастику и Звезду. И вот мы под руководством и тех и других пришли к тому, что в XX-м веке и теперь уже в XXI-м веке Свастика стала, по выражению радетелей нашего «Красного проекта» — «Чёрным пауком», а красная кровавая пентаграмма жидовствующих катаров и поздних тамплиеров – чуть ли не Вифлеемской Звездой… Так по воле Дьявола и его служителей совершалась и совершается подмена символов…

И теперь нам по телевизору радостно показывают, как наши герои-воины, разгромившие самую сильную на тот момент армию мира – водружают на Рейхстаг Красное знамя всех жидовствующих еретиков с Кровавой Пентаграммой на нём, а что раньше, в 1942-м, немецкие стрелки из отряда «Эдельвейс» на вершине Эльбруса водрузили знамя со Свастикой… А должно было быть всё наоборот – и на Рейхстаге, и на Эльбрусе, и на Монблане, и на Тянь-Шане с Памиром должно было развиваться знамя с величайшим арио-индо-европейским символом – гамматическим венетско-эллинским крестом, по-славянски рекомым – Связтика – а знак тёмного огненного Тартара-Ада-Преисподней – пылающая огненная Пентаграмма – должна была быть снова вернуться в тот подпольный, адский, титанический, «Пифоно-Кибелический», подземный мир – где до сих пор связанный цепями в диком гневе, ненависти и ярости в подземном ледяном озере сидит отец их Люцифер-Сатана-Дьявол…

 

ГЛАВА IX

Надо сказать, что у Мирового Правительства, Мировой Закулисы и стоящего за ними Дьявола всегда одни и те же схемы. Вот сегодня, в канун 70-летия Победы нам опять и довольно-таки интенсивно навязывают главный богоборческий символ колдунов и магов, катаров и тамплиеров, ведьм и революционеров – красную пятиконечную Пентаграмму. В России, после победы их еврейской революции этот опять же еврейский каббалистический символ ввёл не кто иной, как Лев Давидович Троцкий, в оригинале именуемый Лейба Бронштейн, и являющийся прямым ставленником еврейских ростовщиков с американского Уолл-Стрита. Теперь же нам опять навязывают Красную Звезду, ничего про неё не объясняя. Опять он занимает весь экран телевизора, опять из её центра вырывается полыхающий подземный огонь. А рядом с ней слова еврейской же поэтессы Ольги Бергольц – «Никто не забыт, ничто не забыто». А кто этот самый Никто – нам не сообщается. А я скажу вам, кто. Этот Никто есть все вечно страдавшие и продолжающие страдать евреи, которых всю человеческую, а особенно христианскую, историю за их коварство и лихоимство и мироедское ростовщичество, пылая праведным гневом, гнали все без исключения народы, где бы они ни жили. Вот эти самые «Никто» и не забыты еврейской поэтессой Ольгой Бергольц и всем стоящим за ней всемирным еврейским кагалом. А русские, наоборот очень даже «забыты», ибо нельзя же вспоминать тех 100 миллионов русских рабов, тела и души которых были перемолоты с 1917-го по 2017-й годы, именно этими замаскированными и вечно мимикрирующими под колорит местной культуры «Никто»…

И именно поэтому новые, снова захватившие власть в России «Никто» через телевидение и СМИ, и навязывают нам их древнейший рогатый символ – пятиконечную Звезду древнего еврейско-хамитского ханаанского бога Ремфама… А Свастику – наш арийский, истинно русский и истинно христианский символ продолжают поругивать и запрещать с новой яростной силой и ненавистью…

Вчера, в среду, 6 мая 2015 года, Александр Борисович Гетьманов принёс мне последний предпобедный номер газеты «Завтра». На первой странице в верхнем правом углу, где обычно помещены рисунки художника Геннадия Животова, на этот раз без обозначения автора намеренно помещена некая квинтэссенция всей религии Красного Проекта «икона» святых Великой Победа 45-го под названием:

Икона Божией Матери «Державная»!

Собственно, по жанру это, конечно, не икона, а «коллаж». То есть взята орнаментальная плетёная рамка традиционной православной иконы, и в эту рамку вставлено «иконически» понимаемая жрецами Красной религии, картинка, изображающая Генералиссимуса Сталина в белом кителе с золотой пентаграммой на груди, а одесную и ошуюю его, чуть ниже все полководцы, командующие армиями и фронтами Великой Отечественной войны. Сам Сталин стоит на некоем возвышающемся Царском месте, а внизу, у его ног, валяются те самые поверженные фашистские знамёна, которые советские солдаты в 45-м бросали к подножию ацтекско-вавилонской пирамиды. Но свастика на самом верхнем знамени слегка прочитывается и надо очень сильно всматриваться, чтобы её различить. Так всё внимательнее всматриваясь, я и обнаружил её в навершии одного знамени или штандарта, робко выглядывает из-за хромовых сапог одного из маршалов, первого в правом ряду, кажется, Рокоссовского.

Тут, конечно, можно понять скромность художника, делавшего этот коллаж. Возможно, это был Андрей Фефелов. Ибо он понимает, что Свастика, которую в русском народе звали Посолонью и Коловратом, а сербы Колобаром, в традиции христианской церкви именуемая «Гамматическим крестом», а в черносотенном просторечии «Крестом жидобойным» — очень часто изображалась на иконах Православной Церкви и орнаментах индо-европейской арийской культуры. Более того, Крест в круге, с загнутыми и выходящими за этот круг концами являлась одним из древних Христианских крипто-символов времён первых ещё иудейских гонений на первых христиан. Выглядел этот символ вот так –

свастика-1А тут вдруг этот священный символ под ногами Сталина и его маршалов у подножия мавзолея, где лежит, на время прикрыв глаза и притворяясь, что спит, тот самый древний ханаанский хамито-семитский бог Ремфам, Звезде которого и поклонялись древние евреи…

Самое же неожиданное, что над всей этой «композицией» вверху иконы, на воздусех, с Богомладенцем на коленях и с Державой и Скипетром в руках, восседает та самая Богородица в образе Божией Матери Державной, которая и была явлена православному народу в момент захвата русской земли сатанинскими ордами во главе с их богом Ремфамом – Владимиром Ильичём Лениным… Вокруг Богородицы, как полководцы вокруг Сталина внизу, стоят четыре белоснежных ангела, а снизу из-под облак Её славят шестикрылые Серафимы. Из самих же облаков льются лучи, наподобии солнечных, и осиявают Вождя народов Иосифа Виссарионовича Сталина в белом кителе и с золотой звездой на груди.

Какая умилительная Православно-Красная икона! Какая всё примиряющая и всепобеждающая Мистическая Красная религия, какой апофеоз великой Победы Красной Звезды над Чёрной, оказавшейся за сапогами маршалов – Свастикой…

А рядом слева, обычная передовица главного редактора газеты «Завтра» Александра Проханова под идеократическим, мистическим названием – «Религия Победы».

ГЛАВА X

Итак, рядом с «иконой» Божией Матери «Державная» Прохановская передовица под «знаковым» названием «Религия Победы». В ней есть такие строки: «…Сегодня Победа для нас – это ещё и огромный религиозный праздник, Победа окрашена религиозными представлениями о мироздании, о его судьбах, о его ценностях. С первых дней войны появилась грозная, прекрасная и беспощадная песня «Священная война». Война священная, победа священная, народ, победивший в войне, — священный народ, он осиян, окружён святыми таинствами и святыми деяниями… И сама победа сегодня смотрится как военная, нетленная, божественная чудотворная икона…».

«Эту икону в дни перестройки пытались разрубить топором, пытались осквернить, истребить, сжечь огнемётом, как и многие ценности, которые тогда испепелялись перед крушением Великого Красного Государства… Сколько наветов было на сам народ и на сам смысл этой победы. Её хотели испепелить, чтобы она исчезла …».

Вообще-то, я должен заметить, что истинные ценности, «испепелялить», конечно, можно, но ведь всё это бесполезно. Вот, например, радетели Красного Государства «разрубили» и «испепелили» тела Царской семьи. И что же? Они воскресли в лике Святых Царственных Мучеников и теперь молятся за нас в селеняих горних, предстоя также Убитому иудеями и снова, и снова убиваемому радетелями Красной религии – новыми Красными талмудистами – Господу нашему Иисусу Христу. Дело в том, что в Великой Отечественной войне не Красный проект победил проект Чёрный, а Святая Православная Русь победила тёмный всеевропейский сатанинский оккультизм. Ибо возврат к древним, дохристианским богам и культ Белокурой бестии, в условиях XX века, есть обращение к религии тех самых титанов, которые во времена ещё доантичной Греции боролись со светлыми богами Олимпа… То есть немцы, и вообще европейцы того времени обращались даже не к классическому «язычеству», а прямо к доязыческой ещё Тьме, к древнейшим культам человеческих жертвоприношений, приносимых именно Пифону, Кибеле и Тартару, чем и уровняли себя с богоотметными жидами, совершающими такие же точно человеческие жертвоприношения отцу их Дьяволу. И именно эти самые «богоотметные жиды» во главе с Лениным, Свердловым и Троцким захватили великую Православную страну и ритуально убивали главный символ русского единства – Святую Царскую семью, Убили, «разрубили» и «испепелили», а «пепел» вместе с вином и святой Царской кровью выпили, заев это половинками ритуальных еврейских яиц, опять же посыпанных пеплом, от сожженных на глиняном жертвеннике Царских тел… Вот правда, и правда эта говорит о том, что оккультный Чёрный проект – по сути своей ничем не отличался от оккультного еврейского проекта Красного. И то, и другое было взято из Каббалы, тёмного оккультизма и алхимии, в которой есть два величайших типа «деяния» — «Нигредо» («Чернота») и «Рубедо» («Краснота»), так и называемые «работа в Чёрном», и «работа в Красном»… Всё это – «Красное» и «Чёрное» и есть прямой, хоть и несколько завуалированный сатанизм, когда Сатана в дикой ярости, на время, по попущению Божьему, освобождается от цепей и выпускается из Ада для того, чтобы творить свою

«Огненно-Кровавую Красно-Чёрную мистерию».

И что же? Сегодня за несколько дней до дня Победы, нам по всем каналам телевидения с зомбирующим нас постоянством, показывают Красную, лежащую на земле Пентаграмму, из которой бьёт всё тот же подземный огонь. Сначала показывают ту, что на символической могиле Неизвестного солдата, а потом соорудили какую-то другую, с огромной уже дырой, и оттуда из этой «дыры» бьёт уже не огонь, а целое колышущееся – полыхающее пламя, которые – Звезда и Пламя в виде заставки, каждые полчаса появляются на экранах телевизоров, магически связывая и зомбируя русских людей…

Александр Андреевич Проханов утверждает, что в войне Свет победил Тьму. И что Свет был на стороне Красной Звезды и Священного Мавзолея, а Тьма на стороне Свастики и «Мёртвой головы» на тулиях чёрных эсесовских фуражек, а я утверждаю, что Свет был тот же самый что и всегда, тот, что во Тьме светит, и Тьме никогда не пожрать и не объять его – Свет этот был исключительно Православие Церкви Христовой и тот самый Русский – именно Русский, а не советский – дух, а Тьма… — Тьма же была в то время многолика, и главные её ипостаси были олицетворены всеевропейским эзотерическим оккультизмом, разбудившем древних богов Хеля – Тартара и еврейским талмудизмом и каббализмом, который и был религией комиссаров в пыльных шлемах, главное капище которых, со спящим там их богом,- главное капище которых до сих пор оскверняет священную для всех Русских Православных людей – Красную площадь…

(продолжение следует…)

 

Глава Союза Православных Хоругвеносцев,

Председатель Союза Православных Братств,

Предводитель Сербско-Черногорского

Савеза Православних Барjяктара

Леонид Донатович Симонович-Никшич

 

 

 

 

Тэги
Страны

Об авторе