История

Сербский Сувенир

Россия Сербия
Ноябрь 11
17:38 2014

Посвящается светлой памяти Е.Кондрашова.  

Сербский  СувенирНедавно я был в Белграде. Прекрасный город, в центре установлен памятник Царю Николаю II, а рядом небольшой православный магазин в котором огромный выбор православной литературы на сербском языке. Есть совершенно различные книги по церковной истории Сербии. Безусловно пройти мимо было очень сложно и я, как человек интересующийся этими вопросами купил больше десятка этих книг. Когда я уже выходил из магазина продавец окликнул меня и сказал, что хочет подарить мне презент. Я поблагодарил его и принял из его рук маленький магнитик с изображением коренастого майора сербской армии (точнее сказать Королевства СХС).

На магните было написано «сувенир Магнет Драгутин Гаврилович майор сербского войска». К моему сожалению я не знал чем знаменит майор Гаврилович и был вынужден направиться в центральный военный музей Сербии, чтобы получить хоть небольшое представление о подарке. Вот, что рассказали мне о майоре Гавриловиче в этом музее: «Удивительно, что русские не знают о нашем национальном герое. Майор Драгутин Гаврилович это тоже самое, что 28 панфиловцев или Александр Матросов в истории второй мировой войны. Пример самопожертвования и героизма. Командир готовый отдать свою жизнь ради выполнения боевой задачи. Между прочим один из русских героев, участник первой мировой войны, а также Гражданской войны в России, также имеющий отношение к сербской земле ибо похоронен в Белграде барон П.Н. Врангель говорил : «Если подразделение офицера не исполнило его приказ, значит это не офицер, он смело может снимать свои офицерские погоны! Признав свою несостоятельность, как командир». Майор Гаврилович хоть и не знал высказыавния «белого барона» Врангеля, но всей своей жизнью доказал истинность его слов. Получив прекрасное образование в военной Академии Белграда и героически проявив себя в эпоху балканских войн он принял участие и в первой мировой войне, навеки прославив свое имя. Великая война складывалась для сербов не лучшим образом и хоть Государь Император Николай II был вынужден вступить в войну за славянские идеалы, первые годы войны Сербии приходилось очень трудно. Семисоттысячная группировка состоящая из войск Германии, Австро-Венгии, Болгарии атаковали Королевство СХС. Противостоять им могли 150 тысяч сербских солдат и 50 тысяч офицеров. 70 тысяч из этого числа являлись (ополченцами) никогда не служившими в регулярной армии. Совершенно очевидно на чьей стороне был перевес, но майор Драгутин Гаврилович усвоил урок своих русских братьев ( побеждать надо не числом, а умением).» Вот, что можно прочитать на стенде посвященном подвигу майора Гавриловича в сербском музее «  7 октября германские и австро-венгерские силы начали переправляться через реки Саву, Дрину и Дунай, по которым проходили позиции сербских войск. Австрийцы рвались непосредственно к Белграду, от города их отделяла только река. Участок фронта на окраине столицы у слияния Савы и Дуная, близ крепости Калемегдан защищал 2-й батальон 10-го пехотного полка Сербской королевской армии под командованием майора Гавриловича; кроме того в его подчинении находился небольшой отряд белградской жандармерии и 340 добровольцев из Срема. Несмотря на губительный огонь австрийской артиллерии, сербские войны непрерывно контратаковали неприятеля. Обе стороны несли большие потери в боях за переправу, но силы были изначально неравными, и постепенно за железнодорожной насыпью на сербском берегу вражеских солдат становилось все больше и больше.

     
В сложившихся условиях майор Гаврилович принял решение провести последнюю контратаку всеми оставшимися силами. Около 14.30 ч он собрал своих солдат перед рестораном «Ясеница» и обратился к ним с последним приказом. «Ровно в 15 часов неприятель должен быть разбит вашей стремительной атакой, уничтожен вашими гранатами и штыками. Образ Белграда, нашей столицы, должен остаться светлым.

     
Воины! Герои! Верховное командование вычеркнуло наш полк из списков армейских подразделений. Наш полк принесен в жертву за честь Отчизны и Белграда. Вы можете больше не беспокоиться за ваши жизни, их больше нет. Поэтому вперед, во славу! Да здравствует король, да здравствует Белград!»

     
Бросившихся с громогласным кличем на врага сербов встретил ураган пуль и снарядов. Почти все сербские воины погибли в этом бою, и австрийский плацдарм не удалось ликвидировать. Майор Драгутин Гаврилович был тяжело ранен, но последние оставшиеся в живых солдаты вынесли своего командира с поля сражения и вывезли его из столицы. В течение ночи с 7 на 8 октября австрийцы сумели построить переправу через Дунай, и 9 октября заняли Белград. Всего в ходе боев за столицу Сербии австро-германские войска потеряли 10 000 человек убитыми.» Когда смотришь на крепость Калемегдан, понимаешь насколько сложно приходилось ее защитникам, ведь они не просто сидели в крепости пытаясь отстоять ее, они вышли в последнюю смертельную контратаку пытаясь ценой своих жизней предотвратить взятие Белграда. Православные войны знали, что умирают за правое дело! Идеалом для майора Гавриловича служил русский полководец Суворов, о чем неоднократно говорил сам Драгутин Гаврилович.  «Доблесть и верность»- к этому призывал Суворов и именно эти качества, которыми он заслужил славу в ряду исторических героев, он старался прививать вверенному ему воинству. Безграничный приверженец империи, бесконечно преданный интересам своей великой государыни, более полвека он служил в войсках ее и ее наследника. Везде, где только проходил Суворов, падали вековые твердыни, не выдерживая мощи русского оружия, бежали тысячи неприятелей, и даже неприступные горы Швейцарии не смогли противостоять этому великому человеку и выдающемуся полководцу.» Разве такой пример не мог воодушевить наших сербских братьев. Был и еще один пример, (хотя я как автор этих строк думаю, что майор Гаврилович об этом и не знал) это героический эпизод обороны крепости Осовец, который я не могу здесь не привести. Великому полководцу современности и тоже кстати участнику первой мировой войны Г.К.Жукову приписывают следующую фразу:

«Уважительная причина прекращения сопротивления может быть только одна – смерть!» Именно это воплотил в жизнь и майор сербской армии Драгутин Гаврилович. В одно время с его подвигом произошло событие  которое полностью его повторило. Солдаты императорской российской армии доказали, что даже смерть не может быть уважительной причиной прекращения сопротивления. 6 августа 1915 года произошло то, что вошло в мировую военную историю под названием «атака мертвецов».
 
Крепости Осовец и Новогеоргиевск являлись важными узлами обороны «Польского мешка», как на военном жаргоне того времени называлась выступающая глубоко на запад и уязвимая с северного и южного флангов территория Царства Польского.

Крепость Осовец (Ossowitz на немецких картах) являлась системой соединённых траншеями четырёх фортов в излучине реки Бобр. Крепость запирала проходившие через нее железную дорогу Лык – Граево – Белосток и шоссе на Белосток, важный региональный транспортный узел.

Основные укрепления и крепостная артиллерия располагались на восточном берегу реки. На болотистом западном берегу под прикрытием орудий крепости располагалась вынесенная на 2 – 2,5 км передовая Сосненская позиция, проходившая с севера на юг по линии Бялогронды – Сосня.

6 августа 1915 года стало для защитников Осовца черным днем: немцы применили отравляющие газы. Газовую атаку они готовили тщательно, более 10 дней терпеливо выжидая нужного направления ветра. Развернули 30 тщательно замаскированных газовых батарей в несколько тысяч баллонов. И 6 августа в 4 утра на русские позиции потек темно-зеленый туман смеси хлора с бромом, достигший их за 5-10 минут. Газовая волна 12-15 метров в высоту и шириной 8 км проникла вперед на глубину до 20 км. Противогазов у защитников крепости не было.

«Все живое на открытом воздухе на плацдарме крепости было отравлено насмерть», – вспоминал участник обороны: «вся зелень в крепости и в ближайшем районе по пути движения газов была уничтожена, листья на деревьях пожелтели, свернулись и опали, трава почернела и легла на землю, лепестки цветов облетели».

 
9-я, 10-я и 11-я роты Землянского полка погибли целиком, от 12-й роты осталось около 40 человек при одном пулемете; от трех рот, защищавших Бялогронды, оставалось около 60 человек при двух пулеметах. Немецкое командование было настолько уверено в успехе, что велело запрячь обозы. Вот собственные слова немецкого генерала Людендорфа: «8-я армия вдвинулась в узкое пространство между Наревом и Белостоком для взятия с юга Oсовца». 14 батальонов ландвера, не менее 7 тысяч человек, двинулись вслед за волной газов. Они шли не в атаку. На зачистку. Будучи уверенными в том, что живых не встретят. То, что произошло дальше, прекрасно описал публицист Владимир Воронов:

«Когда германские цепи приблизились к окопам, из густо-зеленого хлорного тумана на них обрушилась… контратакующая русская пехота. Зрелище было ужасающим: бойцы шли в штыковую с лицами, обмотанными тряпками, сотрясаясь от жуткого кашля, буквально выплевывая куски легких на окровавленные гимнастерки. Это были остатки 13-й роты 226-го пехотного Землянского полка, чуть больше 60 человек. Но они ввергли противника в такой ужас, что германские пехотинцы, не приняв боя, ринулись назад, затаптывая друг друга и повисая на собственных проволочных заграждениях. И по ним с окутанных хлорными клубами русских батарей стала бить, казалось, уже погибшая артиллерия. Несколько десятков полуживых русских бойцов обратили в бегство три германских пехотных полка! Ничего подобного мировое военное искусство не знало».

Очевидно, что немцы не являлись трусами и конечно не бросились бы в бегство, встретив просто остервенение или злобу. Но немцы побежали как люди, увидавшие перед собой то, что живому человеку видеть не положено. Мертвых людей. Мертвых полуразложившихся людей, которые шли их убивать, в полный рост, через пули в упор. Смерти для русских солдат не существовало, как и для любого православного человека. Смерть была для них, по словам апостола Павла, приобретением. И там их ждал Суд Божий и более достойного поступка, чем защита своей Родины, они перед Судом Божиим совершить не могли. Крепость немецкие войска больше не штурмовали» После выздоровления от тяжелых ранений майор Драгутин Гаврилович оставался в запасе, затем ему было присвоено звание полковника и некоторые военно- масонские круги ( близкие к правительству) предлагали ему пост министра обороны и звание генерал- лейтенанта «справедливости ради надо заметить, что звание генерал- лейтенанта в королевской сербской армии не существовало». Это еще одна загадка истории. Но то ли плнимая эфемерность подобных предложений, то ли видя все возрастающее влияние Тито на престол Карагеоргиевичей Драгутин Гаврилович отказался от подобного предложения. В скором времени Абвер завербовал верхушку хорватских националистов пообещав им помощь в создании Хорватского государства, что и произошло в 1941 году. В тоже время Тито создает из разрозненных партизанских формирований народно- освободительную армию Югославии. В начале он активно сотрудничает с четниками Д. Михайловича, но монархически настроенные четники никак не вписываются в доктрину Коммунистической Партии Югославии. Д.Михайлович небезосновательно подозревал Тито в сепаратных переговорах с усташами и работе на немецкую разведку. Королевская армия СХС оказалась втянута в войну на три фронта : с усташами выступившими за создание независимой Хорватии, с германскими войсками оккупировавшими часть Королевства СХС и с коммунистической армией Тито. В этих условиях полковник Гаврилович в результате боевых действий был взят в плен и отправлен в концентрационный лагерь Хаммельбург в Нижней Франкии, к северу от Вюрцбурга. Надо сказать, что в этомлагере содержался и известный русский патриот получивший генеральское звание в 1940 году, который был участником русско- японской и первой мировой войны, награжденный за этот период Государственными наградами Российской империи:

02.09.1904 — Орден Св. Владимира 4-й степени с мечами и бантом.
04.11.1904 — Орден Св. Станислава 3-й степени с бантом.
20.02.1905 — Орден Св. Станислава 2-й степени с мечами.
Не ранее 27.03.1905 — Орден св. Анны 4-й степени для ношения на эфесе личного оружия.
02.01.1905 — Орден св. Анны 3-й степени с мечами и бантом.
13.06.1915 — Орден св. Анны 2-й степени с мечами.
3 медали.

Мы не будем подробно останавливаться на его заслугах во время второй мировой войны, они общеизвестны. Но по свидетельствам очевидцев Драгутин Гаврилович и генерал Карбышев во время своего заключения в концлагере неоднократно общались, вспоминая первую мировую войну и обсуждали пути развития послевоенной Европы. После трагической гибели генерала Карбышева и освобождения концлагеря Драгутин Гаврилович прибыл в Белград, но вскоре подвергся нападению «красных партизан Тито», он был сильно избит и получил травмы несовместимые с жизнью. Через 10 дней он скончался. Так закончилась жизнь сербского героя и патриота Драгутина Гавриловича. Но до сих пор в сердцах всех Сербских Патриотов звучат слова Гавриловича:

«Воины!
Герои!
Верховное командование вычеркнуло наш полк из числа войск.
Нашим полком пожертвовали ради чести Белграда и Отечества.
Вы можете больше не беспокоиться за ваши жизни, они больше не существуют.
Поэтому вперед, во славу! За короля и Отечество!
Да здравствует король, да здравствует Белград!»


Доктор богословия протоиерей Александр Федосеев


Материалы используемые при написании статьи:
1-материалы сербского музея вооруженных сил
2-статья доктора богословия,профессора, протоиерея Александра Федосеева «Православное воинство» 21.12.2012.
3- статья доктора богословия, профессора, протоиерея Александра Федосеева «Русский солдат» .5.10.2013.

Об авторе