История

Разведка ВКЛ – монахи оказывали неоценимые услуги

Март 29
10:49 2012

Разведка ВКЛ – монахи оказывали неоценимые услуги

Cо второй половины XV века вооруженные силы ВКЛ в сравнении с вооруженными силами соседей выглядели более чем скромно. Сама военная организация зачастую тоже была не на высоте, тем не менее в частых конфликтах армии ВКЛ более-менее удавалось выполнять свои задачи.


Причин тому много: целая плеяда талантливых руководителей, грамотные действия дипломатов, восприимчивость к новым технологиям, и, пожалуй немаловажный момент, неплохо поставленная разведывательная деятельность.


Последняя являлась неизменным требованием эпохи – разорение Киева крымским ханом Менгли-Гиреем оказалось полной неожиданностью, город даже не успел подготовиться к обороне. Средства, потраченные на восстановление Киева, были огромны, было привлечено большое количество рабочих (по некоторым данным около 40 000 человек со всего ВКЛ). Также секрета не составлял и инициатор набега – великий князь Московский.


Борьба ВКЛ с Москвой за северские земли и наследие черниговского княжения требовала детального знания обстановки, поэтому уже к началу XV века появляются методы разведывательной работы. Можно выделить три составляющие шпионажа: дипломатическую, оперативную и собственно агентурную.


Успехи и неудачи дипломатов неотрывно были связаны с той невидимой частью работы, которую они выполняли – часто сведения о намерениях противников совершенно секретные оказывались совершенно доступными в соседних странах. Так, к примеру, первые сигналы о подготовке похода Василия III на Киев поступили от дипломатов из Крыма. Сам поход не состоялся, но осведомленность о нем властей ВКЛ оказалась неприятным сюрпризом для Москвы. Порой встречаются интересные факты сотрудничества дипломатов. Так гетман литовский Михаил Пац во время русско-турецкой войны (1677-1681) щедро снабжал российскую сторону имеющейся информацией о турках, получая взамен полезную информацию непосредственно из Москвы.


Оперативной составляющей можно назвать сбор и обобщение разрозненных данных получаемых разными путями: через торговцев, беглецов, военнопленных. Вся эта информация скапливалась у наместников. Часто особенно ценными источниками являлись православные монастыри. Пользуясь свободой перемещения, монахи оказывали неоценимые услуги при доставке информации. Так в 1528 году полоцкий владыка передал тревожные вести о предполагаемом наступлении на Витебск с указанием численности войск и количества орудий. При этом он отказался уточнять сами данные и назвать источник их получения.


Собственно агентурная разведка стала играть особенно важную роль с начала XVI века. Здесь следует добавить, что именно с этого времени в «шпеги» — шпионы стали определяться и люди военные. Исключительно агентурной разведке можно приписать успех под городом Кричевом во время Стародубской войны (1534-1537). Согласно плану, отряд князя М. Ю.Оболенского и воеводы Г. Г.Колычева должен был со всей скрытностью проникнуть до Кричева и по возможности занять укрепления. Вместо этого отряд был разгромлен, командиры попали в плен. Потери со стороны войск ВКЛ оказались ничтожными. В переписи пленных, составленной в 1538 году, против имени князя М. Ю.Оболенского есть пометка – пойман под Кричевом.


После Люблинской унии Речь Посполитая сама стала превращаться в арену борьбы разведок. К началу войны за польское наследство (1733-1736) поражает быстрота действий сторон участниц конфликта. Русская армия перешла границу еще до начала избирательного сейма, 12 сентября королем был провозглашен Станислав Лещинский, а 20 сентября русские войска оказались под Варшавой. Это показывает активность и объем разведывательных мероприятий. При этом следует отметить, что кадры для сбора и передачи информации использовались в основном местные, что лишний раз демонстрирует политическую и идеологическую раздробленность государства.


19 июня 1761 года в Бернштайне был арестован генерал-майор русской армии, герой рейда на Берлин, граф Готтлоб Курт Генрих фон Тотлебен. Обвиненный в государственной измене он был приговорен к смертной казни, которую заменили на изгнание. Это был незаурядный человек: удачливый офицер, авантюрист и бонвиван. Не будучи профессиональным военным, хорошо показал себя в ходе Семилетней войны. Но причиной ареста стала его тайная переписка с прусским королем Фридрихом II. История «измены» Тотлебена вызывает массу вопросов, но главное в ней иное.


Графу Готтлобу удалось создать эффективную сеть по передаче информации (в его случае частично все-таки дезинформации), при помощи не связанных друг с другом агентов. Этими агентами стали в основном виленские евреи. Выбор Тотлебена не случаен. Использование широкой сети еврейских общин и практическое отсутствие языкового барьера делало агентуру поистине бесценной.


Разделы Речи Посполитой дали в руки европейских разведок прекрасный материал в лице недовольной шляхты.