Политика

Польша должна послать ясный сигнал, что она за как можно более скорый превентивный удар по Ирану

Ноябрь 13
09:17 2011

Польша должна послать ясный сигнал, что она за как можно более скорый превентивный удар по Ирану


Сообщения о том, что Иран близок к реализации своей ядерной программы, а Израиль при поддержке США и Великобритании серьёзно рассматривает превентивный авиационный и ракетный удар по Ирану, ничьего внимания в Польше, как мне кажется, не привлекают. Совершенно несправедливо. В польских интересах, чтобы превентивный удар по Ирану произошёл как можно скорее, нежели позже. Ниже — краткое обоснование этого мнения, которое для миролюбивых поляков может показаться шокирующим.


В 2008 году я перешёл из Комиссии по Здравоохранению в Комиссию по вопросам Национальной Обороны. Я начал читать, изучать, дискутировать и, к собственному ужасу, пришёл к выводу, что моё и более молодые поколения живут в тени войны.


Есть два очага серьёзного конфликта. Дальний Восток, где начало войны, которая превратится в надрегиональный конфликт, а быть может, и мировой, кажется мне весьма вероятным. Почему я так считаю (а я не одинок в этих своих взглядах), — это тема для отдельной статьи, эссе, а может, и книги. Мир на Дальнем Востоке опасно напоминает мир в Европе перед 1914 годом. Однако я не думаю (и в этом я опять не одинок), чтобы такой конфликт произошёл раньше, чем через 10-15 лет. Иначе обстоит дело с очагом войны, которым является ядерная иранская программа. Это вопрос года, двух, в лучшем случае — пяти лет.


Израиль должен произвести превентивный удар, если подтвердятся разведывательные данные о далеко продвинувшейся иранской программе, это вещь слишком очевидная, чтобы о ней рассуждать. Почему США должны поддержать его — это тоже вещь очевидная. Остаётся обосновать, почему поляки должны желать скорого удара по Ирану.


Россия поддерживает Иран, иранские вооружённые силы и иранскую ядерную программу по принципу — два шага вперёд, один назад, чтобы иметь возможность демонстрировать США свою конструктивную позицию. Итоги, однако, выгодны для Ирана. Причина очевидна: если дело дойдёт до серьёзного конфликта, связанного с превентивным ударом по Ирану (ударом в виде атаки с воздуха, а не сухопутного вторжения, о котором никто не думает), то возникнет ситуация весьма опасная, и участие России в её разрешении будет, с точки зрения США, необходимо. Это участие осуществится и будет иметь свою цену. Ценой этой будет окончательный фактический переход Грузии и Украины в вассальное подчинение России (при сохранении формальных признаков независимости), а также весьма вероятная деградация статуса Польши как государства-члена НАТО. Произойти она может через внесение в «международный обычай» права России на нарушение воздушного пространства Речи Посполитей — со всеми этого военными и политическими последствиями.


Почему ввиду всего этого в польских интересах, чтобы превентивный удар по Ирану произошёл как можно скорее? Это просто. Польская воздушная и противоракетная оборона почти не существует (кроме 48 F-16). А это означает, что мы не в состоянии будем эффективно противостоять нарушению нашего воздушного пространства. Анализируя опыт Северной Войны и того, что после неё происходило, Клаузевиц писал о польском сухопутном пространстве как о «великой степи», по которой разгуливал кто хотел. Такой «великой степью» в XXI веке может стать польское воздушное пространство. Возрождение средств обороны польского воздушного пространства — это огромные финансовые усилия, которые требуют времени: около 10 лет. Россия, имея опыт чеченских войн, войны грузинской, учений «Ладога» и «Запад 2009», предприняла огромные усилия модернизации своих вооружённых сил (получая в этом поддержку со стороны Германии и Франции в виде продажи кораблей Мистраль и строительства учебного центра в Мулино под Нижним Новгородом). Для окончания процесса модернизации вооружённых сил поддержка Германии и Франции России необходима. Трудно сегодня представить себе эту поддержку в случае, если бы дошло до нарушения суверенного владычества Речи Посполитей над воздушным пространством. После того, как Россия закончит процесс модернизации, сотрудничество с Германией и Францией перестанет иметь значение.


 Поэтому следует желать, чтобы Провидение позаботилось о том, чтобы удар по Ирану произошёл так скоро, как только это возможно. Но, как говаривали древние греки, «Афину призывай, а своим умом думай». Польша должна послать ясный сигнал, что она за как можно более скорый превентивный удар по Ирану и так будет действовать в международной политике. Она также должна ясно дать понять, что будет против превентивного удара по Ирану, если это произойдёт после того, как будет перейдён порог «критической массы» поддерживаемого Германией и Францией процесса модернизации вооружённых сил Российской Федерации. Окончательные решения принимаем не мы, но «лавина изменяет свой ход от того, по каким камням катится». Я полагаю, что хорошо было бы, если бы после публикации доклада Международного Агентства Атомной Энергии (если подтвердятся данные о его содержании и возрастёт международное напряжение) Президент Речи Посполитей созвал заседание Совета Национальной Безопасности.