Общество

Кризис общественной мысли в постижении объективной Истины и его следы в социальных коллизиях российской науки

социальное предпринимательство
Август 23
02:59 2019

«Нет сомнения, что глубокий фундамент всего теперь происходящего заключается в том, что в европейском (всем, — и в том числе русском) человечестве образовались колосальные пустоты от былого христианства; и в эти пустоты проваливается все».

Василий Розанов. Апокалипсис нашего времени

 

Мировой социум переживает ныне глубочайший кризис общественного сознания в продуцировании истинных знаний о явлениях объективной реальности. Революционный порыв научной мысли в описании пространственно-временных параметров окружающей действительности, обозначенный век назад возникновением СТО и ОТО, поддержанный рождением квантовой физики с ее вероятностной определенностью в локализации событий и подкрепленный формированием теории элементарных частиц, утратил к концу столетия идейный ресурс в постижении всеобщих канонов природного бытия. Социальным свидетельством, мировоззренческой констатацией «непредсказуемости», «неопределенности», исторической «бесперспективности»и практической «ненужности», мнимой «мифологической» бесполезности дальнейшего развития естествознания стало культивирование в наступившем XXI веке информационно-знаковой «стратегии»  в действиях людских масс, сместившее приоритетный ракурс их жизненных интересов и созидательных способностей от познания объективно-предметного содержания к установлению законов самоорганизации символических систем общения, безмерно размноживших субъективные проекции бытия.

Однако такая содержательная «открытость», интеллектуальная «некритичность», нравственная неразборчивость и информационная «всеядность» современного общественного сознания множит, в основном, лишь иллюзорные образы действительности и создает социальные условия для накопления, интенсификации противоречий в описании как объективной реальности, так и человеческого сообщества, свидетельствующих своей массой о нарастающем духовном кризисе мировой цивилизации. Эта крайняя разноречивость, максимальная релятивность общественной мысли в понимании мира и человека вдруг получила в российской интеллектуальной среде совершенно неожиданное концептуальное оправдание в работе известного «национально ориентированного» и патриотически настроенного отечественного исследователя пространственных конфигураций геополитической реальности. «Антропология пространственной парадигмы, — заявляет господинДугин в работе «Мыслить пространством», —  основана на отноше­нии к человеку как к переменной величине, как к математическому «х», способному принимать различные видовые значения» (ДугинА. Г. Мыслитьпространством. М., 2000 –Ч.I, Гл. 1. 5). Столь радикальное утверждение «ничтожности» человеческого существа полностью отвергает православную традицию признания «божественной сути», душевной уникальности каждого человека, определяющей духовную неповторимость всякого национального сообщества. «Умопомрачительным» примером «релятивистского безумия» в жизни современного социума стало целенаправленное усилие европейского сообщества по «стиранию» социальных различий между «мужчиной» и «женщиной», по воспитанию поколения «бесполых» (точнее «безмозглых») человекоподобных «евро-существ» как переходного состояния к появлению «человека информационно-механического» типа, совершенно «свободного» от природных влечений и нравственных идеалов полноценных людей и предназначенного для обслуживания нужд «богоизбранной» мировой «элиты», для исполнения всех желаний своего хозяина. «Здесь,–  предупреждал в начале нашего века россиян Игорь Шафаревич, – проглядывается некая концепция ближайшего будущего человечества, почти «Утопия»: с переходом к постиндустриальному обществу творцами культуры становятся не индивидуальности, не Галилеи, Ньютоны, Фарадеи, не Рублевы или анонимные средневековые иконописцы и строители храмов, а громадные коллективы – предприятия и научноисследовательские институты. Само понятие «культура» приобретает новый смысл – это массовое, машинное производство, та «штемпелёванная культура», о которой писал А. Белый. А вождями этой деятельности становятся евреи, объединенные мировым духовным центром – Израилем» (И.Р.Шафаревич. Трехтысячелетняя загадка. Санкт-Петербург, 2002 – гл.16). Другим столь же «диким» примером коллективного безумия, извращенного хода мыслей людских масс и их политических лидеров служит «антироссийская» идеология «майданутой Украины», с безумной яростью начавшей выкорчевывать свои собственные «русские» исторические корни.

Наблюдаемый ныне нравственный кризис в жизненном самоопределении исторического горизонта развития человеческого сообщества политическая власть постсоветской РФ пытается преодолеть за счет изменения организационных принципов отечественной науки, отстраняя от идейного руководства научно-познавательным процессом представителей академического сообщества и замещая их своими административными выдвиженцами по управлению материальными ресурсами «научно-исследовательских центров». Тем самым реализуется план замещения Петровской, «возвышенной» концепции академической, фундаментальной организации отечественной науки на более динамичную, но социально «приземленную» модель ее функционирования, максимально приближенную к нуждам сегодняшней «действительности» и получившую распространение в научно-исследовательской практике западноевропейского сообщества и прежде всего в США. Направляющим началом реализации этой «современной стратегии» научного производства служитне «конструктивный образ» фундаментальной исследовательской «традиции» в описании мировой целостности, а исторически насущная «проблема» как «негативный фактор» общественной жизни, препятствующий достижению каких-тосоциально значимых целей.Следует определить принципиальные различия указанных двух способов организации научной деятельности – «фундаментально-академической» и «научно-практической», то есть «концептуально-целостной» и «проблемно-гипотетической».

При решении вопроса о степени «перспективности» данных стратегий в осуществлении научно-познавательного процесса мы не можем апеллировать к особенностям их «количественных», «предметно-объективированных» показателей, нацеленных, в одном случае, на описание «универсальных зависимостей объективного мира и настроенных, в другом, на преодоление локально-исторических препятствий в реализации общественной практики. Сегодняшний кризис общественного интеллекта «уравнял» по социальной значимости «количественные» параметры представленных исследовательских программ: поэтому мы сосредоточим свое внимание на «субъективных», «внутренних», качественных показателях указанных стратегий.  Академический принцип, утвержденный в российской науке Петром Первым, был ориентирован на суверенную волю«академиков» в осмыслении действительности, когда ход исследований определялся, в первую очередь, личным «вкладом» представителей «академического сообщества» в научную копилку «достоверных знаний» о мировой целостности. План мероприятий руководителей «научно-исследовательских центров» определяется не их личной «научной инициативой», а  прежде всего «социальным запросом» со стороны государственной администрации или воли «финансовых заказчиков». Не «интуиция» ученого, а «социальный заказ» и хозяйственный расчет устанавливают в современной российской науке свои правила игры – «взять побольше», но «дать поменьше». Этот житейский «прагматизм» выглядит «вполне разумным», «экономным», «выгодным» способом действий в социальном пространстве «перемещения товаров и услуг». Российское государство ныне настроено не «развивать» науку, а просто «покупать» ее «интеллектуальную продукцию».

Но для грамотного «перевода» научной деятельности в разряд «торгово-рыночных отношений» государство должно иметь перед собой некий «образец» должного качества «научно производимой продукции»как основания для признания ее потребительских достоинств. В этом случае уже не профессиональная «интуиция академика» выставляет оценку научной продукции, а некая «объективированная парадигма», выделяемая как «эталон» из процесса «научных инноваций» и служащая для определения степени концептуальной «эффективности» результатов исследования. Таким образом, предложенная государством российскому научному сообществу «проблемно-ориентированная», рыночно-регламентированная организация научно-познавательной деятельности требует для своей «продуктивной реализации» создания «фундаментальной», максимально единой, предельно «целостной», «универсальной научной картины мира». Обладает ли современная отечественная наука такой картиной? К сожалению, нет. И в этом главное противоречие проводимой Кремлем политики «проблемной реорганизации» российского научного сообщества: государство и рынок желают править наукой, а интеллектуальных сил для плодотворного руководства научно-познавательным процессом у них нет.

Современный социум пока не обладает рационально выверенной моделью «глобального общенаучного мировоззрения» как концептуального основания для эффективного управления логикой научных открытий. Предложенный мной проект разработки такой целостной системы рациональных знаний о мире на идейной базе научно-философской концепции «онтологического символизма» не получил должной поддержки со стороны российских коллег (Л.А. Гореликов, Идейные начала современного «русского мировоззрения» в научно-философской концепции «онтологического символизма» // «Академия Тринитаризма», М., Эл № 77-6567,публ.22199, 16.06.2016; Л.А. Гореликов, Принцип «целостности» как генеральный императив научно-философского познания глобального социума // «Академия Тринитаризма», М., Эл № 77-6567, публ.22417, 20.08.2016). Но он обладает помимо своей системно-логической последовательности и научно-исследовательской новизны в описании мировой целостности тем несомненным достоинством, что выражает прямую идейную связь собственной логики с гуманистическим смыслом христианской идеологии в признании вселенского Слова креативной сутью  бытия.  «В начале было Слово, и Слово было у Бога, и Слово было Бог. Оно было в начале у Бога. Все чрез Него начало быть, что начало быть. В нем была жизнь, и жизнь была свет человеков. И свет во тьме светит, и тьма не объяла его» (Иоан. I: 1-5). Эта мысль Евангелия о жизненной силе, созидательной энергии Слова, о его неподвластности разрушительным стихиям «мировой тьмы» требует от людей максимально бережного, предельно продуманного, вполне сознательного отношения к требованиям своего родного Языка, ясного понимания его наставлений в реализации общественной практики. «Истинный трагизм нашей истории, – предупреждает россиян Игорь Шаваревич, – заключается в том, что к этому моменту, когда физически мы могли бы определять свое будущее, мы можем оказаться не готовыми идейно» (И.Р. Шафаревич. Указ. Соч. – гл.17. 4).

Отвергнув интуицию академиков в руководстве отечественной наукой, Кремль хочет переподчинить ее историческую динамику интуитивным предпочтениям  своих «финансовых заказчиков», мировому олигархату, то есть бизнесу. Русский народ многое может вынести, но такого надругательства он не переживет: чтобы судьбой его отчизны, будущим  его страны распоряжались, торговали международные воры, казнокрады и «залетные» проходимцы, он не выдержит. Другими словами, речь сегодня идет о жизни и смерти российского государства, о конечной исторической судьбе России и народа Русского. Явным свидетельством действительности «внешнего управления», тотального насилия над российским социумом и его интеллектуальным сообществом служит утверждение постсоветской Конституции РФ от 1993 года о приоритете международного права над национально-российскими законодательством (статья №15), а также запрещение россиянам иметь свою национально-государственную идеологию (статья №13). В условиях нарастающего духовно-нравственного кризиса российского общества, расколотого ныне не на «правых» и «левых», а на «патриотов» и «коллаборационистов», спасение отечества от гибели будет зависеть, в первую очередь, от позиции «интеллектуального сообщества», от его нравственной готовности взять на себя всю полноту ответственности за будущее российской державы. И если вы действительно не желаете своим детям рабской участи, то Вы совершите такой исторический выбор: это будет решающая битва в борьбе за Русское будущее!

В стране сегодня явно вызревает общероссийская «интеллектуальная революция» как в преобразовании социальной действительности, так и в развитии научных знаний о мировой целостности. Революционный кризис в постсоветской России назрел: социальные «низы» сегодня не хотят, а «верхи» уже не могут управлять страной по-старому. И каждый российский гражданин, считающий себя патриотом своей родины, должен собрать все свои нравственные силы для реализации великой «концептуальной революции» как интеллектуального проекта в разумном самоопределении страны,ибо Россия без мировоззренческого, идейного обновления собственной жизни обречена на скорую гибель, предвестником которой и стала Киевская «революция достоинства». Украинский «звонок» исторической близости крушения Русского мира продолжает звучать с нарастающим прозападным, антироссийским гулом, созывая всех недругов России на ее «погребение» и военно-политическое «пиршество» по случаю раздела ее территориальных владений. «Они не остановятся пока окончательно не добьют нас, – подчеркивает А.Г. Дугин в своем  эсхатологическом прогнозе. – Всех нас, всех наших детей, стариков и женщин. С ветхозаветной жестокостью и либеральным цинизмом» (Указ. соч. Ч. IV. –  Гл. 1.6).

В «свете» этой экстремальной перспективы близкой гибели России патриотические силы общества должны четко уяснить для себя, что если не осуществить «интеллектуальную революцию» сегодня, то завтра будет уже поздно: Кремль, обрушив «академическую науку», вряд-ли сможет продуктивно наладить науку «проблемно-потребительскую», оставив в итоге российский социум без всякой интеллектуальной защиты.  Поэтому спасением для страны должна стать скорейшая и коренная «концептуальная» реорганизация российского социума: государство должно вновь стать «Советским», но уже в полноценном «научном претворении» этого священного слова. Таким должен быть разумный ответ на предложение А.Г. Дугина: «Ум нации как заколдованный. С этим надо что-то делать» (Указ.соч. Ч. IV. –  Гл. 2.1).

Главным лозугом исторического момента для российских патриотов должен стать призыв к интеллектуальному действию. Да здравствует Русская «интеллектуальная революция» как нравственная основа научного самоутверждения России в историческом пространстве глобального социума!

 

Гореликов Л.А. – д. ф. н., профессор, академик Ноосферной общественной академии наук.

Страны

Об авторе