История

Галичане – кто же они?

ukraina-galichina03
Январь 13
08:30 2016

Всё, что в последнее время говорится и пишется о галичанах, чаще всего именуемых «западенцами» и бандеровцами, – это о галичанах-мутантах и их потомках, отринувших в течение XX века Русское имя.

Ещё до Первой Мировой войны в Галиции, тогда принадлежавшей Австро-Венгрии, среди галицко-русского населения доминировала общерусская национальная идея, в основе которой было убеждение, что Русская Земля – от Карпат до Камчатки. Подавляющее большинство галичан считало себя русинами, тем самым подчёркивая свою исконную стародавнюю русскость, а край свой звали Галицкой или Прикарпатской Русью. Тогда они ещё помнили о своих русских корнях, хотя были под иноземным ярмом с конца XIV века – после захвата древнерусского Галицко-Волынского княжества Польшей и Литвой.

В 1772 году в результате первого раздела Речи Посполитой Галиция (бывшее Русское воеводство) была присоединена к Австрии под названием «Королевство Галиции    и Лодомерии» со столицей Лембергом (Львовом). «Лодомерия» – это искажённое австрийскими немцами старинное русское название Волыни – Володимирия. Однако Волынь никогда не входила в состав Австрии, а была тогда частью Российской Империи – Изяславской, а затем Волынской губернией. Таким образом, само название новоприбретённой Австрией коронной земли было провокационным, ибо в нём присутствовали территориальные претензии к России. Восточная Галиция – Галичина – была русской, а Западная – преимущественно польской. Между Западной и Восточной Галицией находилась Лемковщина – самый западный край исторической Руси.

«Весна народов» – европейская революция 1848 года всколыхнула народы «лоскутной» империи Габсбургов и подвигла их к интенсивной работе по формированию своих культур и национальному развитию. Галицкие русины также активно включились в эту деятельность и в 1848 году создали во Львове политические организации «Русская Рада» и «Русский Собор», национально-культурное общество «Галицко-русская Матица» и ряд других структур. Такие организации, как «Галицко-русская Матица» (вплоть до её закрытия советской властью в 1939 году), исповедовали идеи общерусского национально-культурного единства, видя в идеале воссоединение всех земель исторической Руси. Эти идеи постепенно овладели умами большей части галицко-русской интеллигенции, составившей к 60-м годам XIX века русскую партию.

Социально-экономическая ситуация в подъяремной Галицкой Руси была очень тревожной: крестьяне, составлявшие большинство русского населения, бедствовали, зачастую голодали в период неурожаев. Как язвительно назвали «Королевство Галиции и Лодомерии» в одном из фельетонов в галицко-русском сатирическом журнале «Страхопуд» – «Королевство Голиции и Голодомории». В результате в 80-е годы XIX века началась массовая эмиграция русинов в США, Канаду, Аргентину, Бразилию и другие страны Нового Света.

Борьба между сторонниками русскости и выдуманного поляками и австрийскими немцами «українства», агрессивно ими насаждаемого русинам, начавшаяся в 80-е годы XIX века, закончилась неудачей для русских галичан лишь в результате Первой Мировой войны, когда большинство галицко-русских общественно-политических деятелей, священников          и представителей интеллигенции было уничтожено австрийско-немецкой военщиной и «свiдомими українськими» националистами в первых в истории концлагерях Талергоф         и Терезин. В 1934 году на Лычаковском кладбище во Львове по проекту архитектора Олега Луцыка был воздвигнут мемориальный памятник жертвам Талергофа. Величественный восьмиконечный мраморный крест врезан в стелу из чёрного мрамора с надписью: «Жертвам Талергофа. 1914-1918. Галицкая Русь».

В межвоенный период в Галичине, оккупированной Польшей (1921-1939), несмотря на ослабленность и обескровленность русского движения, продолжилась деятельность галицко-русских патриотов-русофилов, противостоящих «українським» националистам и польским шовинистам. Ещё в 1919 году они смогли возобновить деятельность Культурно-просветительного общества имени Михаила Качковского и других галицко-русских организаций, которые были весьма активны до войны в деле пропаганды идей народного просвещения и общерусского национально-культурного единства. Во Львове жил и творил выдающийся галицко-русский поэт Мариан Глушкевич (1877-1935), писавший замечательные стихотворения на русском литературном языке, как, например, лирический цикл «Чары Галицкой Руси» (Собрание стихов. Книга вторая. Львов, 1907); там же жил известный историк, публицист и поэт Василий Ваврик (1889-1970) – один из лидеров русского движения Галичины – написавший такие сочинения, как «Терезин и Талергоф. К 50-летней годовщине трагедии галицко-русского народа» (Филадельфия, 1966), «Краткий очерк галицко-русской письменности» (Лувен, 1973) и ещё немало работ по истории и вопросам национально-культурного возрождения Галицкой Руси. Жили в межвоенном Львове известные литературные и общественно-политические галицко-русские деятели Семён Бендасюк, Осип и Дмитрий Марковы, Юлиан Яворский, Дмитрий Вергун и многие другие.

Продолжали свою неутомимую работу среди русского населения «Галицко-русская Матица» и Ставропигийский институт. В 1922 году возобновляет свою деятельность Общество русских дам. В 1923 году во Львове было основано общество «Русская школа».  В 1924 году возобновило свою деятельность Общество русских студентов «Друг». Издавались книги и периодика, как, например, «Справка о русском движении в Галичине» Василия Ваврика (1930), «Манифестация русского духа» (1938), «Галичане и всерусская культура» (1938), «Талергофский альманах» (1924-1932), орган Русской Селянской Организации еженедельник «Земля и Воля», орган Русского Ревизионного Союза «Кооперативный Вестник», «Временник Ставропигийского института», «Русский голос».

Вот некоторые выдержки из книги современного русского историка, знатока галицко-русской культуры и истории Н.М.Пашаевой «Очерки истории русского движения в Галичине XIX-XX вв.» (Москва, 2001): «С…того же 1921 года началось создание галицко-русской политической организации, начавшей свою деятельность под названием Русской Народной Организации (РНО), как скажет позднее В.Р. Ваврик, “в ужасных условиях: во всём галицко-русском крае… были австрийской властью закрыты и конфискованы (во время войны – прим. Г. Л.) общества, народные дома, читальни, ученические пансионы, гимнастические дружины и библиотеки. Всё это было Австрией передано «украинцам» как верным своим союзникам…”. Позднее, в 1928 году, РНО была переименована в Русскую Селянскую Организацию. Как писал В.Р. Ваврик (на страницах «Временника Ставропигийского института» и отдельной брошюрой) в 1929 году, РСО является союзом русского крестьянского населения, признающего национальное и культурное единство всех русских племён. Её целью является защита национально-культурных, экономических и социальных прав русского крестьянина в Польше. РСО входит в состав общерусской национальной организации Русское Народное Объединение, “чтобы общими силами добиваться в Польше всех гражданских прав: школ, равенства и свободы на родной земле”. Число членов РСО в 1928 году В.Р. Ваврик определяет примерно в 80.000 — 100.000 душ».

Возрождённая II Речь Посполитая была абсолютно нетерпима к населению «приобретённых» в результате позорного советско-польского Рижского мирного договора 1921 года русских земель – западных частей Волыни и Белоруссии, а также уже присоединённых Галичины и Лемковщины. Эти земли в совокупности с Виленским краем составляли половину территории межвоенной Польши. Началась агрессивная полонизаторская политика, в результате которой большинство русских школ, в основном доставшихся в наследство от Российской Империи, было закрыто. На волынских и белорусских землях польскими оккупационными властями массово закрывались православные храмы, которые затем передавались католикам и униатам либо разрушались.

В Галичине же и, особенно, Лемковщине в этот период активизировался переход русинов из греко-католичества (униатства) в «прадiдню вiру» – Православие, начавшийся ещё в конце XIX века. Греко-католическая церковь, поддерживаемая Ватиканом, официальной Польшей и «українськими» националистами и деятелями всех мастей, всячески противоборствовала этому процессу, в результате чего большинство галичан так и осталось в унии. Эта церковь появилась на свет в результате Брестской унии 1596 года, когда большинство западнорусских православных иерархов присягнули на верность католическому Риму с условием сохранения православного (греко-восточного) обряда в Богослужении. Униатство сыграло в истории Галицкой Руси крайне негативную роль. Это было связано, в том числе, и с активной поддержкой греко-католической (униатской) церкви «українського» националистического движения, особенно в годы Великой Отечественной войны.

Галицко-русская общественность в 1938 году неоднократно обращалась к советскому руководству с просьбой о принятии подъяремной Галичины в состав Союза ССР. Однако присоединённые в 1939 году Галичина и Западная Волынь были волюнтаристски объявлены «захiдноукраїнськими» землями и включены в состав УССР. То же самое, кстати, произошло и с Подкарпатской Русью: несмотря на просьбу карпаторусской общественности о присоединении края из состава Чехословакии к СССР как автономной единицы (республики или области) в составе Российской Федерации, советское руководство постановлением от 22 января 1946 года включило его в качестве безымянной Закарпатской области в состав УССР.

Галицко-русское национальное движение в 1939-1940 годах советской властью было разгромлено: откуда-то были выявлены его связи (недоказанные, впрочем) с русской белоэмиграцией. Именно это и послужило поводом к разгрому. Подчеркну, что белоэмиграция в межвоенной Польше никогда не была союзником галицко-русского движения, ибо последнее стояло на позиции национально-консервативного, а отнюдь не буржуазно-демократического устройства возрождённого в будущем Русского государства. Как известно, деятели Белого движения в большинстве своём были буржуазными демократами-«февралистами». Руководители и актив русского движения в Галичине были репрессированы, галицко-русские организации разогнаны. С 1939 года началась тотальная советская «українiзацiя» населения Галичины и Западной Волыни, начавшаяся, впрочем ещё в польский период.

Немногие выжившие русские галичане влачили в послевоенный советский период жалкое существование: на хорошую работу их, высокообразованных специалистов в различных областях науки, культуры и искусства, не принимали, в отличие от «українцiв» – как правило, малограмотных, но «карьеролюбивых» выходцев из прикарпатских сёл. Во Львове, опустевшем после выселения советской властью поляков и уничтожения бандеровцами евреев (польское и еврейское население составляло большинство межвоенного Львова) уделом русских галичан оставалась лишь работа в музеях, библиотеках и архивах. Например, виднейший галицко-русский литературный и общественно-политический деятель межвоенной эпохи Василий Романович Ваврик  (1889-1970), о котором я уже писал, доживший до весьма преклонного возраста (91 год), после войны трудился старшим научным сотрудником Львовского исторического музея, а другие его бывшие соратники трудились в основном в музеях, библиотеках и архивах западных областей УССР.

Часть коренного русского населения Галичины и Западной Волыни (современные Львовская, Ивано-Франковская, Тернопольская, Волынская и Ровенская области) в межвоенный период оказалась обманным путём втянута в «українство». Сначала австрийско-немецкие, а затем польские шовинисты сделали всё, чтобы отнять у подъяремных русских людей национальное имя, самосознание, историческую память и сделать из них сознательных врагов всего того, что веками связывало их с Русью, отравить их ядом воинствующей русофобии, которая лежит в основе идеологии «українства».

До Первой Мировой войны большинство галичан и волынян было русским по национальности и самосознанию и лишь малая часть их возомнила из себя «українцiв», предав и отринув Русское имя. Впоследствии же именно эта часть благодаря оголтелой националистической пропаганде и оформилась на галицко-волынских землях, оккупированных Польшей, в тот самый «малый народ», который активно вступал в «Органiзацiю українських нацiоналiстiв», а затем и в бандеровскую «Українську повстанську армiю». Именно этот «народ» яростно карал, расстреливал, вешал, сжигал заживо во время и после Великой Отечественной войны «москалей», поляков, евреев, коммунистов и даже своих, которые сочувствовали «московской» власти.

Войска НКВД СССР к 1952 году «зачистили» бандеровское вооружённое подполье    в Прикарпатье и на Волыни, а бóльшая часть «вояк» УПА была расстреляна. Однако товарищ Сталин проявил нехарактерное для него милосердие и часть бандеровцев получила большие сроки заключения в лагерях. Находились они, в частности, на Урале – например, сейчас уже многим известный бывший спецлагерь «Пермь-36», в котором «мотали» сроки бандеровцы, прибалтийские коллаборационисты и диссиденты. Отсидев своё, большинство бывших бандеровцев вернулись в родные края и, полагаю, не раскаялись в том, что они творили в 1941-1952 годах. Они завели семьи, детей, а затем и внуков, передав им свои «умения», приобретённые во время их службы в УПА. И вот семена проросли…

Наследниками «вояк» УПА являются современные необандеровцы из «Правого сектора», «Свободы», «Тризуба», УНА-УНСО и т.п. из карательных батальонов, уничтожающие ныне русских людей (великороссов и малороссов) на Донбассе. Бандеровцы готовились к реваншу более 60 лет и всё-таки смогли захватить власть, «победоносно» перейдя через Днепр (о, позор Руси!), в результате чего «Україна» окончательно раскололась на две части и началась не гражданская, подчёркиваю, а национально-религиозная война на развалинах бывшей УССР, настоящая война между «западенскими» униатами-бандеровцами («свiдомими українцями») и православным русским народом Юго-Востока – Новороссии. Галичанам, однако, в исторической перспективе не удастся закрепиться на всей территории бывшей УССР, ибо Новороссия (в первую очередь Донбасс) рано или поздно отколется от «Бандерляндии» и самоопределится.

Искренне жаль Малороссию – стародавний, исконно русский край, с любовью воспетый Николаем Гоголем и другими нашими писателями и поэтами, население которого в наше скорбное время одурманено бандеровской русофобской пропагандой. Вероятнее всего, Малороссии придётся какое-то время сосуществовать в одном «государстве» с галицко-волынской «Бандерляндией» вплоть до её окончательного распада. Даже если, чисто гипотетически, последней всё же каким-то образом (скорее всего, под патронажем США) удастся сохранится, то не видать ей, как своих ушей, ни Чёрного и Азовского морей, ни степей Причерноморья и Слобожанщины, ни трудового и вольнолюбивого Донбасса.

Что же касается галичан, то на сегодняшний день они представляют собою, как я уже писал, «малый народ» ивáнов, не помнящих родства, напрочь забывших о своём русском происхождении и яростно отрицающих всё то, что веками связывало их с Русью. Ожидать возвращения галичан к русскости уже не представляется возможным. Бог им судья!

Геннадий Лукиных –

публицист, славист, член Российского авторского общества, член МОО «Объединение русинов» (Москва),

почётный член Русинского общества имени Нестора Кукольника (Ростов-на-Дону).

22 декабря 2015 г.

Об авторе