История

Армения – на размен

Подписание Брестского мира
Подписание Брестского мира
Ноябрь 22
18:04 2015

(За кулисами Брестского мира)

«Очищение Армении русскими войсками будет знаменовать собою не независимость Армении, а уступку её Турции. И при существующих условиях это будет самым настоящим предательством по отношению к армянам».

А. Дживилегов, 1 февраля 1918 года.

Брестский мирный договор, который был необходим, как воздух, молодой республике Советов был подписан 3 марта 1918 года, несмотря на интриги Троцкого сотоварищи. Под давлением Ленина, выступившего практически в одиночку против большинства собственной партии, «похабный мир» всё же заключили. Вопреки желаниям Англии и планам «космополитов», спонсоров мировой революции, интересы которых и отстаивал «несостоявшийся мессия», курируемый британским шпионом Вайсманом (после Октября – английским консулом Б. Локкартом), ученик Парвуса Лейба Бронштейн-Троцкий. Именно благодаря провокационной, изменнической деятельности «отца Перманентной революции» соглашение с Германией Советская Россия подписала на «зверских условиях», хотя до сих пор в этом принято винить «вождя пролетариата», а не «революционного Иуду».

Радикальные левые, и наши и зарубежные, усмотрели в Брестском мире – «крушение мировой революции», обвинили Ленина в предательстве и повели на него настоящую охоту, закончившуюся загадочным покушением 30 августа 1918 года, приписываемым эсерке Ф. Каплан…

Споры о Брестском мире не утихают и поныне. Хотя историки исследовали его «вдоль и поперёк», мало кто говорит о таком, незначительном на первый взгляд, вопросе, как размен Армении, состоявшийся во время секретных переговоров министра иностранных дел Троцкого и турецкого великого визиря Талаат-паши. Здесь «примазавшийся» к большевикам «порученец» Я. Шиффа, «межрайонец»-«ликвидатор», опять сыграл против линии Ленина-Сталина, выступив продолжателем дела советника (1910-1914 годы) правительства младотурок и одного из вдохновителей геноцида армян – Израиля Гельфанда-Парвуса. По сути, Троцкий поддержал контрреволюцию в Закавказье и создание «Великого Турана» — от Финляндии и Венгрии до Жёлтого моря (чему мешала Армения).

Секретные договорённости двух революционных вождей предусматривали не только вывод войск и «уступку» Западной Армении Турции, но и открытие Палестины для сионистских переселенцев (в пику арабским ожиданиям) под управлением лидера мирового сионизма Хаима Вейцмана, опекаемого английским Ротшильдом и группой прорвавшихся к верховной власти в Англии «ярых протестантов» — А. Бальфура, Д. Ллойд Джорджа, У. Черчилля и лорда Мильнера. Это было необходимо для исполнения обещанного Декларацией Бальфура от 2 ноября 1917 года создания «национального очага еврейского народа» в Палестине и оправдания ожиданий как привлечённого на свою сторону мирового еврейства, так и американских кредиторов. Причём лживая, двуличная «старушка» Англия ставила себя в затруднительное положение, поскольку обещала передать Палестину, как некий приз, в конце войны одновременно и евреям и арабам (последним – за восстание против власти Османов).

А завязался этот «клубок противоречий» из-за того, что Британия нуждалась как в военной, так и в финансовой помощи. В Палестине же британские армии способны были разгромить турок только с помощью арабов. Для выполнения этой задачи привлекли британского авантюриста Лоуренса. «Полковник Лоуренс получил поддержку от Шерифа Хуссейна из Мекки, обещав ему после войны создание независимого арабского Царства. Границы этого Царства, очерченные совместно с Хуссейном, включали Палестину. На западном фронте Союзники могли разгромить Центральные Державы с помощью Соединенных Штатов. Потребности Союзников были шансом для еврейства. С продвижением британских и арабских войск на турецком фронте еврейские надежды на получение Палестины от победоносной Германии уменьшались, и поэтому сионисты перевели свои учреждения из Берлина в Лондон и Нью-Йорк. Ценой за военную помощь Соединенных Штатов было оказание помощи сионистам в приобретении ими Палестины.

Таким образом, в то время как полковник Лоуренс заверял своих арабских друзей в том, что Британское правительство сдержит свое слово, 5 апреля 1917 г. «Британское правительство объявило, что оно отправляет Высокочтимого Артура Джеймса Бальфура, Министра Иностранных дел, в Соединенные Штаты, чтобы уведомить американских банкиров о том, что Британское правительство готово официально одобрить их планы политического Сионизма, в случае если они введут Америку в войну на стороне Союзников». (А. Крыленко «Денежная держава»).

Вообще же, сионизм с лёгкой руки Т. Герцля стал политическим фактором с 1903 года, когда Британское правительство предложило сионистам для воплощения их планов Уганду вместо Палестины. А ученик Герцля Макс Нордау предсказал «будущую мировую войну», в результате которой Англия передаст сионистам Палестину. В 1906 году британский премьер-министр Артур Джеймс Бальфур встретился в гостинице с Хаимом Вейцманом и воодушевился предложением отдать евреям Палестину. Которая в то время не принадлежала Англии, и которую трудно было отобрать у её законных владельцев без войны. Эта встреча предопределила характер Первой мировой.

Где-то с 1910 года к поддержке сионистов подключились «американцы» в составе главы банка «Кун, Лоеб и ко» Якова Шиффа (давнего недруга России), раввина Уайза и полковника Хауса. Усиление их работы произошло в 1912 году, когда президентом Америки стал Вудро Вильсон – креатура полковника Хауса, которого в свою очередь поддерживал Б. Барух.

Здесь же надо отметить, что евреи ни в коем случае не должны были получить «Землю обетованную» ни из рук Самодержца Русского Николая, ни из рук немецкого кайзера Вильгельма. Поэтому не случайно после второй встречи Вейцмана и лорда Бальфура, состоявшейся в 1916 году, сионисты окончательно сделали ставку на Англию. Ну а противящийся передаче Палестины евреям турецкий султан Абдул Хамид был свергнут революционерами-младотурками ещё в апреле 1909 года…

В Брест-Литовске Троцкий фактически выступил в интересах Антанты . Это хорошо показал даже такой оправдатель Троцкого, как историк Ю. Фельштинский в книге «Брестский мир», не говоря уже об армянских учёных-историках Джоне Киракосян, Арутюне Саркисяне и других. Эта связка – Троцкий – Антанта – не столь парадоксальна (в свете борьбы за власть англо-американского шпиона с «германским»), как связка: младотурки – Троцкий – Вейцман. Ведь она кажется противоестественной: турецкие националисты-радикалы – космополит – сионист. Но мы забываем (или не учитываем), что, во-первых, у них у всех (включая международного афериста, агента трёх разведок Парвуса) одни и те же истинные хозяева – создатели Фининтерна и владельцы Социнтерна («Они» по Раковскому). Во-вторых, они все — потомки иудизированных хазар. Причём Троцкий и Вейцман уроженцы Российской империи, а лидеры «младотурок» — принявшие ислам потомки осевших в Малой Азии в 17 веке евреев, последователей лжемессии Шабтая Цви.

Справедливости ради надо отметить, что многие патриоты Британии были против сионистской авантюры, против открытия Палестинского фронта. Но они либо погибали при странных обстоятельствах (лорд Китченер), либо смещались со своих постов (премьер-министр Герберт Асквит).

Прежде чем перейти непосредственно к сговору быстро нашедших общий язык Троцкого и Талаата, сделаем два пояснения: о младотурках и народах Закавказья начала 20-го века. Что касается Закавказья, неплохо интересующий нас период отобразил в своих воспоминаниях бывший руководитель одного из ведомств внутренних дел последних лет Российской Империи К. Д. Кафаров. Приведём несколько выдержек из текста о его пребывании в Грузии и Азербайджане в 1917-1920 годах.

«После Февральской революции в Тифлисе образовалось коалиционное правительство Закавказья из представителей Грузии, Армении и бакинских татар. Коалиционная власть, однако, не была сильна, так как у нее не было сплоченного единства и солидарности. Вообще на Кавказе и ранее согласовать интересы кавказских татар и армян было очень трудно, нелегко было примирить интересы грузин с армянами. Между армянами и татарами вражда была постоянная. Эта вражда вела свое начало в далеких прошлых отношениях турок к армянам, периодически разражавшихся жестокими избиениями армян в Турции. Неприязненные отношения грузин к армянам объяснялись захватом всей торговли и городских имуществ на Кавказе армянами. Кроме того, грузины, как наиболее сплоченный элемент и наиболее революционный, старались доминировать в коалиции, но такое стремление их встречало противодействие и со стороны армян и со стороны татар».

«Как только Грузия объявила свою независимость, ее примеру последовали армяне и бакинские татары. На территории Эриванской и части Елизаветпольской губернии, населенной армянами, была образована Армянская республика, а на территории Бакинской и другой части Елизаветпольской губернии, населенной татарами, — Азербайджанская республика. Азербайджаном до этого времени называлась часть персидской территории, примыкающая к России. Баку и его окрестности, до завоевания их русскими, составляли особое ханство, которым управляли Баки-ханы, бывшие вассалами персидских шахов. На берегу Каспийского моря, над теперешним го­родом, возвышался замок Бакиханов. Ханство было бедное, жители занимались скотоводством и рыбной ловлею. О нефти тогда и понятия не имели, а выбивавшиеся местами из земли газы способствовали созданию религиозного культа огнепоклонников, поддерживавших благодаря этим газам в своих капищах вечный огонь. После принятия персами ислама религия эта постепенно стала распространяться и среди бакинских и других кавказских татар и горцев. Род Бакиханов прекратился. Бакинская и Елизаветпольская губернии давно уже вошли не только в пределы русского государства, но понемногу стали приобщаться и к русской культуре. Представители местного населения в большинстве случаев были уже воспитанниками русских учебных заведений. Им и во сне не снилась независимость, которой у них к тому же, в сущности, никогда и не было. Но жизнь фантастичнее самой богатой человеческой фантазии. И вот бакинским татарам неожиданно представилась возможность организовать собственную нефтяную республику, и они для пущей важности решили изобрести себе предков — в лице якобы существовавшего некогда на их территории самостоятельного Азербайджана. Из всех новоявленных республик богаче всех была Азербайджанская республика, благодаря своим нефтяным источникам. Затем шла грузинская, имевшая марганцевые копи и уголь. Самой бедной оказалась армянская …».

Поднаготная младотурок прекрасно показана в секретном письме посла Англии в Стамбуле Г. Лоутера министру иностранных дел Великобритании сэру Хартингу (29 мая 1910года). Вот несколько фрагментов этого документа: «Дорогой Чарли,

Ваша телеграмма от 25 апреля и телеграмма Горста от 23 апреля, посланные в связи со слухами о выдвижении Мухаммеда Ферида египетским делегатом от стамбульских масонов и о его близких связях с Комитетом «Единение и прогресс» (Иттихад ве Теракки), заставляют меня несколько подробнее рассказать о влиянии европейского масонства на младотурецкое движение. Я делаю это лично и конфиденциально потому, что в отличие от Англии и Америки новое франкмасонство в Турции в значительной степени является тайным и политическим. (…) Как Вы уже заметили, младотурецкое движение в Париже в значительной степени отлично от салоникского и не имеет широких сведений о внутренней деятельности последнего. Население г. Салоники составляет 140000 человек. Из них около 80 000 – испанские евреи, а 20 000 – «сабетаисты» (последователи Цеви Сабета), т. е. скрытые евреи, выдающие себя за мусульман».

Далее: « Вскоре после революции 1908 года, когда Комитет перебрался в Стамбул, стало известно, что многие из его руководителей являются франкмасонами. Карассо начал играть видную роль; в частности, он добился того, что в его руки перешел Балканский комитет. Местные и заграничные евреи начали оказывать новому режиму самую энергичную поддержку. Это, как объяснил турок, продолжалось до тех пор, пока в народе не начали говорить, что каждого иудея можно считать тайным шпионом тайного Комитета и что все движение было не столько турецкой, сколько еврейской революцией».

И ещё из того же письма: «Карассо был одним из тех, кто доставил Абдульхамиду послание о его низвержении с трона. Старый падишах был вывезен в Салоники и заключен там во дворце одного из итальянских евреев-банкиров; для охраны Комитет поставил одного из братьев Ремзи-бея. После свержения Абдульхамида салоникские еврейские газеты подняли радостный крик об освобождении от «деспота, угнетателя Израиля». Абдульхамид дважды проигнорировал обращения к нему сионистского лидера Герцля и воспрепятствовал осуществлению в Палестине сионистских идеалов, введя «красные паспорта» (точно как наш Закон об иностранных гражданах) против въезда еврейских переселенцев из Польши и других стран. На 9-м сионистском конгрессе в Гамбурге в декабре 1909 года результатом «чуда турецкой революции» было объявление об устранении разногласий в еврейском мире между сионистами и сторонниками «приобретения (другой) родины». В те же дни депутат от Салоник, умный и удачливый еврей-вероотступник и масон Джавит-бей, был назначен министром финансов, а масон Талят-бей – министром внутренних дел»…

 

**************

Переговоры о «всеобщем мире» — «без аннексий и контрибуций» — начались 2 декабря 1917 года, но, так как Союзнические державы их игнорировали, превратились в «сепаратные», тон которым задавала Германия, давно жаждавшая перемирия на Востоке. А предваряла переговоры такая «инициатива» наркома Троцкого, как публикация секретных соглашений царского правительства. При этом особое внимание уделялось договору Сайксу – Пико (1916год).

Об этом, задавшем тон дальнейшим событиям, действе Троцкого поговорим далее, а пока кратко об истории русско-турецких отношений и о самом соглашении Сайкса-Пико, получившем название от имён его вдохновителей. Воспользуемся статьёй политолога Р. Арутюняна: « В феврале 1916 года русская армия, заняв Эрзерум и Битлис, оказалась на ближайших подступах к Ираку и Сирии. Опасаясь перехода арабских стран под русское влияние, Англия и Франция поспешили согласовать свои требования о разделе азиатской Турции с Россией. Прибыв в Петроград, Сайкс и Пико вручили С.Сазонову меморандум с изложением своего проекта. Сазонов выдвинул ряд условий, потребовав, в частности, передачи России Западной Армении, Константинополя и проливов. После войны, в декабре 1918 г., Ллойд-Джордж заявил Клемансо, что соглашение Сайкс-Пико недействительно, так как выбыл один из его «участников» — Россия, и вследствие нового соотношения сил между союзниками это соглашение подверглось ревизии в пользу Англии». («Почему большевики отдали Турции и Азербайджану армянские территории»)

Главным «выгодополучателем» всегда выступала Англия, но Ленин и Сталин её ненавидели, а интересы блюла группа товарища Троцкого, разрушители России, служившие, на самом деле, по признанию Х. Раковского, «древнему Бунду»…

Перу Арутюна Саркисяна принадлежит уникальный исторический труд под названием «Сионизм от Теодора Герцля до лорда Ротшильда и армянский вопрос» — насыщенная и весьма убедительная книга, удивительная для времени и месте написания (СССР) и, наверное, лучшая по рассматриваемой теме. Ссылки на неё помогут нам приблизиться к истине.

Известно, что лидеры Лондонского центра еврейского национального движения после Октябрьского переворота в России выдвинули две задачи: а) добиться передачи Турцией евреям суверенитета над Палестиной, чтобы заложить фундамент еврейского государства; б) не допустить выхода новой России из войны, не позволить немцам перебросить войска с Востока на Запад и пользоваться огромными сырьевыми ресурсами России. В Брест-Литовске разыграли спектакль, целью которого было выполнение этих двух директив из Лондона. Троцкому была уготована роль исполнителя решений Лондонского центра относительно Германии и Турции. Спектакль состоял из трех актов. В первом выступил усердствующий ученик Троцкого Иоффе, во втором — сам Троцкий, в третьем — троцкист Сокольников.

В своей книге о связи сионизма с армянским вопросом     Арутюн Саркисян писал: «Главным советником советской делегации на переговорах в Бресте был «теоретик» по странам Востока М. Павлович (Вельтман). В своей автобиографии он рассказывает, как на второй день после Октябрьской революции получил распоряжение Троцкого раздобыть и передать тому строго секретные дипломатические документы из царских архивов. За рекордно короткий срок Павлович выполняет задание, и Троцкий публикует их «во всей русской и международной прессе. Работа моя над разработкой этих документов продолжалась до начала Брестской конференции, куда был командирован в качестве эксперта». [ЦГАОР СССР, ф. 5402, оп. I, ед. хр. 3, л. 1.]

Среди этих секретных документов важнейшим был договор Сайкса-Пико 1916 года, по которому Англия и Франция соглашаются после победы передать России Константинополь, проливы Босфор и Дарданеллы, а также области Эрзерум, Трапезунд, Ван, Битлис и часть Курдистана. Опубликование секретного соглашения, разумеется, вызвало ликование Энвера, Талаата и Джемаля, и последний выступил в Бейруте двадцатого ноября 1917 года с похвальной речью по адресу тех, кто обнародовал эти документы. Так и было «сожжено» соглашение Сайкса-Пико».

Условия для встречи на высшем уровне между Троцким и Талаат-пашой были подготовлены во время первого этапа переговоров А. Иоффе и Хакки-пашой. Второй этап переговоров(9 января – 10 февраля 1918 года) возглавлял сам Троцкий, создавший абсурдную ситуацию, при которой выводились русские войска не только из Западной, но и Восточной Армении тогда, когда мирный договор с Турцией ещё не был подписан.

Для встречи с Троцким из Константинополя в Брест-Литовск специальным поездом прибыл великий визирь Талаат-паша. Крупнейшую роль в их переговорах играл «армянский вопрос», который обсуждался в контексте турецко-еврейских отношений. В Лондоне союзники решили, говоря словами президента США Вильсона, «заложить в Палестине фундамент еврейского государства». Теперь необходимо, чтобы Турция передала им суверенитет над этой областью.

Переговоры оказались трудными, потому что прежние уступки были недостаточными для Талаата. Он потребовал еще армянские области Восточной Армении — Карс, Ардаган. грузинский порт Батуми, свободу действий в Закавказье. Кроме того, было необходимо выработать механизм, который поможет оформить все это в мирном договоре, ведь немцы совершенно игнорировали интересы Турции и не требовали от России даже ухода с турецкой территории. Немцы не брали в расчёт интересы Турции, так как она превратилась к тому времени из союзника в бремя, и стремились только к одному – миру с Россией.

Сделка между Троцким и Талаатом состоялась только после того, как они согласовали все вопросы и выработали механизм ухода русских войск и передачи туркам Карса, Эрдогана и Батуми. Вот что пишет об этом премьер-министр Великобритании Ллойд Джордж: «В январе 1918 года великий везирь Талаат… дал… расплывчатое обещание ввести законодательство, при котором «все справедливые желания евреев в Палестине смогут найти свое осуществление».

После того, как Троцкий 10 февраля 1918 года изумил всех своей декларацией «ни мира, ни войны», 11 февраля, германский рейхсканцлер дает следующую телеграмму Вильгельму II: «По моему мнению, заявление Троцкого и срыв переговоров в результате этого является, несомненно, фактическим отказом от перемирия. Нам поэтому не приходится объявлять о своем отказе от перемирия… Таким образом, за нами остается право дальнейшего решения».

На совещании 13 февраля 1918 г. в Гамбурге, в котором приняли участие император Германии Вильгельм II, канцлер Гертлинг, фельдмаршал Гинденбург, генерал Людендорф и другие, немецкий император был крайне раздражен. Он заявил: «Мы не получили подписи от Троцкого, поэтому сначала следует свергнуть большевиков, если хотим иметь инструмент мира. Русский народ выдан на месть евреям, которые связаны со всеми евреями мира, т.е. масоны».».

На вечернем заседании ЦК партии 18 февраля Ленин требует немедленно подписать мир. Это предложение проходит семью голосами против пяти. Дается телеграмма в Берлин. Ответ был получен 23 февраля, условия оказались жесткими. На очередном; заседании ЦК Г, Я. Сокольников назначается руководителем советской делегации для подписания мирного договора. При этом Ленин поручает ему в Бресте попытаться вести переговоры с целью смягчения условий ультиматума, на что Сокольников соглашается. Хотя Сокольников не участвовал в закулисных переговорах между Троцким и Талаатом, поступил так, как консультировал Иоффе. Советская делегация, во главе с Сокольниковым прибывшая в Брест-Литовск, по условиям немецкого ультиматума имела всего три дня срока для ведения и окончания мирных переговоров.

 

На пленарном заседании 1 марта председательствующий фон Розенберг зачитал десять условий немецкого ультиматума от 21 февраля. Дойдя до пятого пункта, «об очищении провинции восточной Анатолии», он присовокупляет следующее добавление: «с включением округов Ардаган, Карс и Батуми. Однако,— продолжает фон Розенберг,— мы на этом не настаиваем, во избежание упреков в аннексионистских устремлениях».

После фон Розенберга слово предоставляется председателю турецкой делегации Хакки-паше. Он говорит о «специальных переговорах с русской делегацией», о том, что «имел честь вручить первый турецко-русский проект г. Иоффе, который был тогда председателем русской делегации». После отъезда Иоффе и приезда Троцкого он «имел честь вручить Троцкому от имени оттоманской делегации… более полный трактат… вот почему русская делегация имеет в своих руках два проекта договора».

Из этого разъяснения Хакки-паши становится понятным, что немцы включили требования турок в свой ультиматум от 21 февраля 1918 г., который и был передан советскому курьеру и доставлен в Петроград утром 23 февраля. Но только 1 марта 1918 года немцы впервые заговорили об очищении провинции Восточной Анатолии с включением округов Ардаган, Карс и Батуми, одновременно совершенно недвусмысленно давая понять, что на этом они «не настаивают». Можно предположить, что немцы в полном объеме не были в курсе тех «специальных переговоров», которые велись Хакки-пашой и Талаат-пашой с Иоффе и Троцким.

Приведу заключительную цитату из актуального по сей день исследования историка А. Саркисяна: «Только на третий день переговоров, 3 марта, то есть в день подписания мирного договора, Сокольников берет слово для заявления. Оно было выдержано в стиле Троцкого. Он, видите ли, протестует, что «германский империализм не позволяет вести революционную агитацию», направленную против него и против немецких военных властей, и далее заявляет: «На Кавказе, явно нарушая формулированные германским же правительством условия ультиматума и не сообразуясь с подлинной волей населения областей Ардагана, Карса и Батума, Германия отторгает в пользу Турции эти области».

В ответ на это председатель пленарного заседания, руководитель австро-венгерской делегации директор департамента д-р Гарц замечает, что предоставленный трехдневный срок был вполне достаточен «для всестороннего обсуждения пунктов договора» и что советская делегация имела возможность «эти пункты не принять. Русская делегация предпочла отказаться от какого бы то ни было обсуждения этих пунктов и целиком принять предложенные ей условия. Ответственность за это, таким образом, всецело падает на нее».   Затем выступает Хакки-паша. «Я прошу русскую делегацию,— говорит он,— не усматривать в сделанном мною заявлении каких-либо неприятных намеков по адресу России. Если Россия и нанесла нам какие-либо обиды в прошлом, то мы знаем, что это была не та Россия, с представителем которой мы в настоящее время ведем переговоры».

Отстаивая «право» Турции владеть областями Карс, Ардаган и Батуми, он замечает, что «здесь нет ни победителей, ни побежденных. Мы все победители». [Мирные переговоры… С. 230, 234.]

Таким образом, план Троцкого-Талаата получил свое окончательное, так сказать, документальное подтверждение в решении Сокольникова передать эти три округа Турции. Мирное соглашение в Брест-Литовске было подписано в тот же день — 3 марта 1918 года».

Можно и дальше развивать эту важную тему: писать о Севрском договоре, Московском (когда Ленин обменял святыню и символ Армении — Арарат на бакинскую нефть) и Карском договорах, конференциях в Версале и Сан-Ремо. Но и уже озвученного выше достаточно, чтобы сделать определённые выводы:

1) «Армянский вопрос» никто и никогда, кроме Самодержца Российского, всерьёз решать не собирался;

2) Армянский народ стал заложником очень большой политики, жертвой Мировой революции, с одной стороны, и разменной монетой сионисткой авантюры – с другой;

3) Вина безбожника Ленина перед армянским народом несомненна. (Вообще, его политика в национальном вопросе в корне неверна). Но как это ни цинично звучит, Ленин жертвовал малым – Арменией, чтобы выиграть в большом – сохранить власть Советов и страну в целом;

4) Судьбы Армении и России неразрывны.

Со мной многие не согласятся, но я солидарен с мнением, что в то время «судьба революции решалась на Кавказе», а Троцкий в Брест-Литовске (1918 год), сдавая Армению туркам, выступал «за Англию и против России», Ленин же в Москве (1921 год) – «за Россию и против Англии». Один при этом ускорял мировую революцию, другой – тормозил. Это принципиально!

Отдавая дань уважения многострадальному армянскому народу, его непрекращающейся борьбе за свободу и самобытность, не могу не привести слова Сталина: «Сыны Армении, героические защитники своей родины, но далеко не дальновидные политики, не раз поддававшиеся обману со стороны хищников империалистической дипломатии, не могут теперь не видеть, что старый путь дипломатических комбинаций не представляет путь освобождения Армении. Становится ясным, что путь освобождения угнетённых народов лежит через рабочую революцию, начатую в России в октябре». («О Турецкой Армении»)

Об авторе