Страна устала от первых лиц

Страна устала от первых лиц


 Очередной соцопрос Левада-Центра показал, что в обществе растет недоверие к главным государственным институтам


Левада-Центр (Аналитический центр Юрия Левады) – российская негосударственная исследовательская организация. Регулярно проводит собственные и заказные социологические и маркетинговые исследования, является одной из крупнейших российских организаций в своей области. Носит имя российского социолога Ю.А. Левады (1930-2006).


Служба у социологов не только увлекательная, но и ответственная – переводить в сухие наглядные цифры витающие в воздухе настроения. Надо же быть совсем невнимательным «хомячком» или, в лучшем случае, глубоким затворником, чтобы не заметить очевидный «тренд»: общество с каждым днем все меньше и меньше видит во власти сакральное и уже почти перешло с ней, образно говоря, на «ты».


 Наметилась эта «десакрализация» не вчера. Как-то незаметно улетучился образ супермена, летящего на крыльях возмездия в очередное Пикалево, чтобы в ручном режиме настроить работу вертикали власти. Да и остатки хилой веры в эту самую вертикаль, похоже, улетучились окончательно, хотя остались, вероятно, и идеалисты, верующие в ее всесилие. Но очередной опрос Левада-Центра, проведенный с 1 по 17 июня, все же зафиксировал то, что и так казалось очевидным: в обществе неуклонно нарастает глобальный скепсис к государственным институтам вообще и их представителям в частности. Власть перестает быть страшной. И, как ни парадоксально, пугать она перестает в то время, когда как будто предпринимает для этого все шаги. Власть пугает, но как-то не страшно. Видать, приучился народ видеть за тонированными стеклами мигалочных авто таких же, как он, простых смертных.


 Истина познается, очевидно, в сравнении, а не в абсолютных величинах. То, что 49% опрошенных доверяют президенту России, – это хорошо или плохо? Наверное, не так плохо, учитывая, что наша история, в т. ч. и совсем недавняя, знала и куда более печальные результаты соцзамеров. Но сравним с прежними цифрами: ноябрь 2011 года – 50% доверяющих президенту граждан; ноябрь 2010 года – 67%; ноябрь 2009 года – 66%. Оговоримся сразу, что к вступившему в должность главы государства Владимиру Путину замеры по 2009-2011 гг. формально как бы не относятся, хотя вроде и мало кто питает иллюзий относительно подлинного правителя во все эти годы. Тем более что Дмитрию Медведеву не помогли высокие президентские проценты доверяющих граждан на премьерском посту: в новой должности ему доверяют 42% опрошенных. Владимиру Путину на премьерской должности в ноябре 2011 года доверяли 52% граждан; в 2010 году – те же 67%, что и Медведеву; в 2009 году – 70%.


 Относительно прекрасные цифры по посткризисному 2009 году можно, пожалуй, объяснить тем фактом, что Россия действительно довольно безболезненно выкарабкалась из кризисной ямы 2008 года. Обыватели, мерящие стабильность наполняемостью полок в супермаркетах, особых перемен не ощутили, бизнес покоматозило и отпустило, кредитный потребительский бум вернулся на круги своя и т. п. Однако в этой логике сложно объяснить падение рейтингов в 2010 и 2011 гг. ничем иным, кроме как усталостью граждан, которую так удобно списать на «зажратость».


 Все же представляется сложнее, хотя бы потому, что в то время как кривая доверия к главным властным институтам, президентскому и премьерскому, уверенно ползла вниз, столь же уверенно ползла вверх кривая недоверия. В 2010 году президенту «не вполне доверяли» 23% граждан, два года спустя таких граждан было зафиксировано уже 31%. Опять же формально речь идет о двух разных людях, но «в уме»-то народ все время держал и держит именно Путина. Ему, кстати, на должности премьера в 2010 году умеренно не доверяли 23%, а вот к премьеру Медведеву такое отношение у 32%. Хотя, быть может, некоторым успокоительным для власти послужат показатели категорически не доверяющих: 13% решительно не верят президенту, 15% – премьеру. Мало, да, но в 2010 году категорически несогласных было зафиксировано по 4% для одного и другого. К слову, если взять смелость и экстраполировать данные «Левады» на все население России, то 13-15% от общего населения, – это вполне себе «марш миллионов», просто разбросанный по всей необъятной.


 Завидным на этом фоне остается уровень доверия граждан к церкви и армии – 49 и 41% соответственно. Пусть и не фонтан, но серьезная доля. Быть может, священноначалию и военному командованию виднее, насколько достаточен данный уровень лояльности, но дерзнем предположить, что эти институты, конечно, достойны большего доверия. В стране, где, по свидетельству почившего Патриарха Алексия II, до 80% населения крещено в православной вере и где редко кто из представителей даже самого потерянного из поколений не замирает в почтении на глубоко рефлекторном уровне, видя ветерана Великой Отечественной…


Результаты опроса Левада-Центра прокомментировал ведущий эксперт Центра политической конъюнктуры, политолог Павел Салин:


 – Я думаю, что здесь имеют место два процесса. Дело в том, что в России, в отличие от многих западных стран, институты власти очень персонализированы и нет абстрактного отношения к институтам как таковым, будь то президент, премьер-министр, парламент. Есть отношение к конкретным людям. Более того, если смотреть на отношение к институтам власти именно в России, это практически всегда отношение к Владимиру Путину. Так что имеет место и некоторая моральная усталость конкретно от Путина и от несменяемости власти в целом. На этот тренд накладывается второй, согласно которому институты государства все-таки функционируют сами по себе все менее эффективно.


 Если быть точнее, они, быть может, функционируют и ровно так же, как и 10 лет назад, но только требования к ним растут, особенно к тем, с которыми гражданам приходится сталкиваться в каждодневном режиме: это образование, здравоохранение, правоохранительные органы… Поскольку когда растет уровень жизни, растут и предъявляемые требования к уровню комфорта. Он же как раз обеспечивается качеством работы институтов, так сказать, «повседневного государства»; требования к последним, само собой, ретранслируются на более высокий политический уровень.


 Так что в данном случае имеет место естественная моральная усталость населения от несменяемости лиц, которая, в свою очередь, накладывается на неэффективное, с точки зрения населения, функционирование институтов «повседневного государства». Последние же напрямую все больше ассоциируются с институтом президентства.


– А как можно объяснить на этом фоне зафиксированный социологами рост доверия граждан к политическим партиям (с 7% в 2010 до 11% в 2012 году) и крупному бизнесу (с 8 до 14%)?


 – Я бы не сказал, что имеет место какой-то серьезный рост доверия. Надо учитывать, что погрешность в такого рода опросах достигает 3-4%, поэтому здесь имеющийся рост едва-едва выходит за пределы погрешности. Но некоторая тенденция, разумеется, есть. Что касается партий, тут можно сказать, что рост доверия к ним в целом вписывается в тенденцию протестного голосования, которое граждане продемонстрировали в декабре 2011 года, когда, как мы помним, самые «политически подкованные» избиратели голосовали за любую партию, лишь бы не за «Единую Россию».


 Но, возможно, это связано и с тем, что граждане, которые все больше испытывают потребности в системных путях выражения оппозиционных идей, стали больше доверять политической партии как потенциально действенному инструменту влияния. Что же касается бизнеса, то здесь может быть очень много причин. У нас хотя власть и проводит очень комплиментарную политику в отношении крупного бизнеса, но он же в ряде случаев и спонсирует оппозиционное движение. Хотя я не стал бы тут спешить с выводами, останавливаясь на какой-то из версий, потому что причин может быть на самом деле очень много.

Объявления

Наиболее интересное

Ещё похожие новости