Шойгу свернул реформу военного образования

Шойгу свернул реформу военного образования  


Шойгу продолжает корректировку военной реформы, проводимой экс-министром. На этот раз преобразования касаются системы образования, — пишет газета «Известия». Департамент образования Минобороны будет освобождён от своих, точнее не своих, функций, и в 2013 году из его подчинения выведут военные вузы и военно-научные центры.


Военные вузы и военные учебно-научные центры (ВУНЦ) будут подчиняться командующим соответствующих для них войск. Летные — главкомату ВВС, морские — главкомату ВМФ, сухопутные — главкомату Сухопутных войск и так далее. Академия Генштаба будет находиться под управлением начальника Генштаба Валерия Герасимова, Рязанское высшее воздушно-десантное училище — командующего ВДВ Владимира Шаманова, Академия РВСН имени Петра Великого — главкома РВСН Сергея Каракаева.


Непосредственное управление вузами и ВУНЦ будут осуществлять управления, созданные при каждом главкомате.


Источник «Известий» пояснил:


— Эти управления будут сами разрабатывать квалификационные требования к подготовке специалистов, отвечать за материально-техническое обеспечение учебных центров, готовить кадровые решения. Научная работа в военных НИИ тоже вернется под контроль профильных главкомов.


В подчинение главкомата Сухопутных войск попадут кадетские и суворовские училища, Нахимовское же останется в ВМФ. Кроме того, этим войскам будет передана единственная в России школа-пансион воспитанниц Минобороны, где учатся дочери военнослужащих со всей страны.


Таким образом, за департаментом образования Минобороны останется только нормативно-правовое и научно-методическое обеспечение учебного процесса, а также разработка учебных программ для вузов.


Это будет уже не первая корректировка реформы военного образования, проведённой экс-министром. В конце 2012 года Шойгу отменил непопулярную «болонскую систему» обучения офицеров, предполагающую три уровня: бакалавриат, специалитет и магистратуру, — передаёт «Интерфакс». С 2013 года в российских военных учебных заведениях эта практика должна прекратиться.


Напомним, что новая концепция обучения военнослужащих, которая была призвана для замены унаследованной от СССР системы, стартовала в 2008 году. С тех пор она поэтапно реализовывалась, вызывая немалую критику со стороны бывших и действующих военных, некоторые из которых напрямую называли её «развалом» отечественного военного образования.


Курировала процесс Екатерина Приезжаева, бывшая соратница Сердюкова по налоговому ведомству, что также вызывало немало раздражения среди кадровых военных. По сути, решать судьбу подготовки военных кадров в стране было поручено человеку, не имеющему никакого отношения к армии. В то же время, сторонники Сердюкова утверждали, что такой подход оправдан – привлечённые им со стороны кадры (в основном, женщины) не были связаны ни с кем из военных кругов и, соответственно, не могли лоббировать чьи-либо конкретные интересы.


В 2009 году в рамках этой образовательной реформы прошло масштабное сокращение военных учебных заведений – так, вместо 64 вузов стало 10 (три военных учебно-научных центра, шесть военных академий и один военный университет). Часть вузов объединилась в рамках процесса укрупнения, а часть была и вовсе сокращена, преподавательский состав уменьшился в 7 раз. По задумке, такого количества офицеров российским вооружённым силам было не нужно. Причём изначально планировалось, что процесс создания «системообразующих вузов» завершится к 2013 году, но реформирование прошло опережающими темпами.


По версии авторов реформы, «оптимизация» военных вузов была необходима для сокращения расходов на обучение офицеров, а также позволяла повысить качество образования благодаря концентрации наиболее квалифицированного профессорско-преподавательского состава. При этом в процессе «оптимизации» пострадали многие легендарные учебные заведения, например, Военно-космическая академия имени Можайского, Академия воздушно-космической обороны в Твери и другие вузы с громкими именами.


Для управления новой структурой и был преобразован департамент образования Минобороны в период с 2008 по 2012 год – из нормативно-правового и научно-методического управления он превратился в центр по контролю за военными вузами и средними специальными учебными заведениями.


По мнению многих военных специалистов, такой ход не был оправдан – процесс подготовки офицерских кадров должен проходить внутри системы Минобороны, под непосредственным контролем военного начальства. Именно здесь накоплен необходимый опыт и именно здесь как нигде понимают специфику военного образования, которая недоступна для гражданских образовательных кадров.


Возвращение военных вузов и ВУНЦ под контроль военного руководства позволит ликвидировать те негативные факторы, которые возникли в ходе сердюковской реформы.


Новый курс в реформах прокомментировал Вячеслав Круглов, генерал-майор в отставке, доктор военных наук, профессор, заслуженный работник высшей школы РФ, преподаватель в Военной академии РВСН и в академии Генерального штаба:


— То, что сделал Сердюков, можно охарактеризовать одним словом, которое сейчас не употребляется, но правильно передаёт суть дела – вредительство.


Создали народный орган – департамент образования, который был совершенно некомпетентен, который и сам не понимал, что делал. Всё подгонялось под эти «торговые схемы» — лишь бы хорошее здание где-то в центре освободить, лишь бы продать. А всё остальное их не интересовало.


Советская военная школа, начиная от суворовских училищ и заканчивая академией Генерального штаба, была самая лучшая в мире, а Сердюков её разрушил. Хорошо, что основу любой школы составляют люди, люди-то остались. Поэтому то, что сейчас делает новое руководство Министерства обороны, это есть всего лишь исправление ошибок и той вредительской разгромной политики, которую вёл бывший министр обороны против вузов.


Всё загнали в тупик: где должен быть плюс, там подключили минус. Никакая система не будет работать, если всё перепутано. Все буквально мучились от того, что было сделано. Поэтому первым шагом нужно сначала возвратиться к исходному, то есть «выехать из тупика», а вторым шагом — выбрать правильный путь и дать системе образования второе дыхание.


Сергей Кривенко, член Общественного Совета при Министерстве обороны, директор правозащитной группы «Гражданин. Армия. Право», был менее категоричен:


— В целом, то, что было проведено Сердюковым, мы расцениваем как самые значительнейшие преобразования отрасли за последние 20 лет, которые давно назрели. В том числе это связано и с реформой военного образования. Довольно много вузов готовили офицеров по старым программам, выпускники не могли в новых условиях справляться с новыми задачами. Если идёт этот переход на контрактный способ комплектования, то у офицеров стоят совсем другие задачи, нежели при работе с призывниками.


Реформа была затеяна не только с целью сократить и оптимизировать систему военных училищ, а как раз изменить программы, нацелить на то, чтобы выходной офицер умел справляться с теми задачами, которое ставит нынешнее время.


Насколько это получилось — пока трудно судить, здесь нужно время. Но то, что затевалось, здравый смысл имеет. Но как всегда при реализации возникает очень много проблем. Необходимо оставить здравое «зерно» в реформе, минимизировать ошибки и проблемы, которые возникли. Это будет правильно.

Объявления

Наиболее интересное

Ещё похожие новости