Шаг влево? Шаг вправо?

Шаг влево? Шаг вправо?


Оранжевая (белая) революция в России. Куда несётся протестная волна? …


Сложилось мнение, что протесты оппозиции не только не ослабевают, но и всё больше радикализируются, грозят вылиться в бунты. Так ли это? Куда несётся протестная волна?


Леонтий БЫЗОВ, старший научный сотрудник Института социологии РАН:


— Тенденция радикализации стала проявляться в конце зимы, когда протест оказался приватизированным «политическими профессионалами» преимущественно либерального толка. Атмосфера на уличных акциях тоже изменилась.


Болотная и Сахарова в декабре были чуть ли не образцом респектабельности и толерантности: на митинги приводили детей, приходили обычные городские жители, решившие поддержать не столько конкретных политиков, сколько некое разлитое в обществе «чувство правды». Давали слово всем — от либералов до националистов. А вот Чистые пруды, как и Болотная майского образца, уже не столь респектабельны. Это касается и содержания митингов, и их формы, и тех, кто там собирался.


Тот самый обычный житель или обыватель, далёкий от политики и по жизни не приемлющий радикализма, насторожился и уже не готов в «этом» участвовать, даже сочувствуя собравшимся. Вне всякого сомнения, это на руку власти, для которой важной задачей после испуга в декабре стало не дать проявиться эффекту «снежного кома», стремительной политизации тех, кто ещё вчера выключал телевизор, когда слышал что-то «о политике». Опросы общественного мнения, проведённые в мае, показали, что хотя уровень протестной активности, количество людей, готовых приходить на протестные акции, застыло на высоком для последнего десятилетия уровне 6-7%, но расти перестало. А в обществе, особенно вне Москвы, стало проявляться что-то вроде очередной консервативной волны, опять выросли, пусть и ненамного, рейтинг «тандема», доверие высшим органам госвласти, правящей политической партии.


Как показывает исторический опыт, атмосфера карнавальности, ярко проявившаяся на Чистых прудах, «контрольных прогулках», в празднике у фонтанов вряд ли имеет шансы продержаться даже до середины лета. Скорее всего, на финише опять увидим кого-то вроде «демонстрантов 31-го числа» — поднаторевших профессионалов, которые умеют навлечь на себя гнев омоновцев и получить свои очередные 15 суток. Не думаю, что для массы россиян, имеющей не меньше, а то и больше оснований для недовольства политикой властей, постоянное задержание кого-то на 15 суток может украсить послужной список будущих президентов и министров.


А ведь митинги краткосрочной эпохи «первой Болотной», казалось, собрали людей, готовых брать власть хоть завтра. То была лишь иллюзия. Согласно тем же социологическим опросам, «российское большинство» продолжает в упор не видеть в роли лидеров не только либералов первой волны типа Немцова, Явлинского, Касьянова, но и «звёзд» новой волны — Навального, Яшина, Удальцова, Собчак и других.


Казалось бы, власть во главе с Путиным вправе радоваться подобным тенденциям. Однако её действия в Москве вызывают ещё большее раздражение обывателей, чем действия протестантов: к чему все эти задержания, облавы в кафе? Против кого они направлены? К тому же перед новым «старым» президентом стоит весьма нелёгкая задача восстановления консенсуса элит, ослабевшего в период президентства Медведева. В элитах продолжают оставаться весьма сильными антипутинские настроения, а их носители уже получили влиятельные места в окружении нового премьера. Понятно, совсем не в их интересах затухание уличных протестов в Москве. Так что перетягивание каната продолжится.


А что же страна? Представления о том, что протесты сконцентрированы в Москве, в «креативном классе», не находят подтверждения. Однако протест этого большинства направлен в противоположную сторону, скорее, влево, чем вправо: не к политическим свободам и уличным карнавалам, а к жёсткому наведению порядка, в первую очередь в отношении распоясавшихся и коррумпированных местных властей. Это большинство дало Путину «последний шанс», поддержав его в противостоянии с московской либеральной тусовкой. Но сохранять спокойствие и лояльность большинства власти будет всё труднее.


Юрий БОЛДЫРЕВ:


— У нас нет общности самоощущения народа. Когда люди протестуют против чего-либо во Владивостоке, они не получают поддержки ни в далёком Калининграде, ни в близком Хабаровске. У всех свои проблемы, общих вроде как нет.


Казалось бы, вопрос о честных выборах парламента и главы государства — самый-самый общий. Но его постановке всерьёз противостоит отсутствие не то что культа честности, но даже минимального требования честности во всех сферах реальной жизни. И требование в Москве честности выборов массово в стране воспринимается не более чем как требование изменить результат. Но тогда в пользу кого и ради чего? Соответственно нет большей дискредитации идеи честных выборов, чем её выдвижение теми, кто в массовом сознании не ассоциируется с защитой наших общих интересов. Что ж, грамотная работа власти на опережение.


Эти московские акции протеста стоит рассматривать не как самостоятельные, но в увязке со всей цепью событий, ключевую роль в которых, с моей точки зрения, играет фактор провокации. Сколько сейчас, уж извините, звона вокруг происходящего в Москве, «контрольных прогулок» и т.п., в то время как проходящие по всей стране иные акции, привязанные к реальным событиям (к тем же базам НАТО в Ульяновске), проходят в тишине, без внимания СМИ.


И получается, что нет у нас проблемы сдачи страны — нет ни ВТО, ни баз НАТО, ни планируемой масштабной «приватизации» — передачи всего и вся под контролем западных банков западным же корпорациям, ни дальнейшей коммерциализации здравоохранения и образования, ни ожидаемого роста тарифов на энергоносители и ЖКХ, ни госкорпорации по отделению Сибири и Дальнего Востока. Есть лишь клоунада противостояния шутейной прозападной «оппозиции» с искусно пестующей и все эти годы раскручивающей её властью.


А какой протест нужен и был бы массово поддержан согражданами? Рискну предположить:


— с чёткими и однозначными требованиями;


— в котором требования политические (свободные подлинные выборы) были бы увязаны с требованиями социально-экономическими, осознаваемыми актуальными значительной частью населения;


— мирный, ни в какой составляющей не позволяющий усомниться в намерениях организаторов;


— самостоятельный и серьёзный, а не спровоцированный какими-либо внешними силами в собственных интересах; и не клоунский, не привязанный к инициативам ограниченных группировок с их особыми интересами или к инициативам раскручиваемых политиков, имеющих негативную репутацию и низкий общественный авторитет.


Но кто ж позволит всё организовать именно так? Это ведь не тренировка самого с собой при благожелательных зрителях. Это — конфликт с реальным противником. Вы хотите протестовать против курса и действий власти? Значит, власть — ваш противник, искусно действующий на опережение, в том числе с помощью провокаций и подставных фигур. Противник сильный и целеустремлённый — слишком мощные интересы на кону. Противник, у которого одна из целей — превратить любые протестные действия в бред и абсурд. И противник, который от вас в своих помыслах и действиях практически закрыт, но для которого вы абсолютно открыты.


И вывод: тем, кто протестует искренне и хочет добиться успеха, надо трезво понимать всю сложность ситуации и масштаб глобального противостояния. Никакими весёленькими играми в «ненасильственный протест» здесь ничего не изменить. Рецепта, как победить — как отстоять страну, заранее никто не даст. Тех, кто хочет всерьёз что-то изменить, ждёт чрезвычайно сложная работа, при которой надо ещё и суметь не стать орудием в чужих и чуждых руках.


Евгений АНДРЮЩЕНКО, социолог:


— На глазах совершенствуются информационные технологии, позволяя охватывать интенсивным воздействием миллионы людей. А параллельно множится число организаций, способных с их помощью ставить ранее немыслимые «политические спектакли». Всё идёт в ход: скандалы, эпатаж, безудержность ораторов, возбуждающих надежды, перформанс, массовые действа (типа «контрольной прогулки писателей») и зрелища, которые в момент могут перейти в кровавую провокацию. Вспоминается певец Прекрасной Дамы Александр Блок, позже призывавший метить «свои крепкие латы знаком Креста на груди», а затем в поэме «Двенадцать» взывавший: «Запирайте етажи, Нынче будут грабежи!» Такие метаморфозы…


Использование технологий политического спектакля стало общим приёмом перехвата власти с далеко идущими последствиями.


Реализация агрессивным меньшинством своих интересов за счёт большинства ведёт, как правило, не просто к смене власти, правительственной чехарде и безответственности, а к хаосу и ограблению в масштабах государства. Сбой в государственном механизме происходит из-за несовершенства действия каналов выражения, учёта общественного мнения и реализации интересов различных общественных групп. Разве не опасно, что многотысячные митинги, мнение множества людей нашей огромной страны не находят адекватного отражения на массовых каналах, подвигая к разрешению трудностей и согласованию интересов, а уступают место скандалам и спектаклям «неформальной оппозиции»? А она с большой охотой готова перехватить лидерство и направить толпу на совершенно непредсказуемые, даже трагические действия.


У её главарей есть убежища за границей. А у вас, читатель?


Дело не только в специфике СМИ, кормящихся по принципу: «Внимание привлекает не человек, которого укусила собака, а человек, который укусил собаку». Дело в общей системе стимулов и ориентиров, при которой «большие деньги» и жажда власти навязывают обществу свои представления о том, что значимо и что нет. Вот и не слезают с трибун и экранов те, кто, уже сходив во власть и утратив доверие граждан, до сих пор стремятся всеми «хакамадить».


Дело и в слабости законодательной власти — она в путах лоббистов. Невнятны законы, переполненные высокопарными декларациями и крючкотворством вместо конкретных норм прямого действия. И зачастую они даже не опробованы экспериментально на локальных территориях. Безумно раздражает уязвимость правоприменительных органов, которые по-прежнему держатся на групповщине и клановости, а не на реальном профессионализме и поддержке общественности.


С другой стороны, при всём внешнем разнообразии налицо убожество самих форм протестов, размытость целей протестующих. Скажем, честные выборы — это какие? Зато нет ошибок в адресах — Чистые пруды, Кудринская площадь, Старый Арбат — всё совсем неподалёку от зданий органов управления государством. Как и в выборе информационных партнёров вроде телеканала «Дождь», который, например, заранее знал о готовящейся в храме Христа Спасителя акции и сопровождал туда безобразниц. Заводилы протестов, ни в грош не ставя ни власть, ни историю, оборотясь лицом к Западу, словно забывают, что достаточно было протестующим на Западе, трогательно заботящемся о нашей демократии, расположиться около банков, как их быстренько и бесцеремонно расшвыряли.


Необходимо учить граждан и самой власти учиться народовластию. И начинать на уровне безвластного и нищего местного самоуправления. Например, с цивилизованных репрезентативных местных референдумов о работе конкретных форм и персоналий администрации и сферы обслуживания, ЖКХ и т.п.


Радикализация протестов ведёт к сакральным жертвам и созданию хаоса, безвластию и «войне всех против всех». К ограблению в масштабах государства. К диктатуре.


Опрос подготовил Владимир СУХОМЛИНОВ


КСТАТИ


Мне больно видеть, как считающая себя «наиболее продвинутой» часть российского общества и своей политической риторикой, и своими уличными действиями пытается до основания смести все пока ещё, увы, очень неустойчивые результаты движения нашей страны к полноценной демократии и правовому государству.


Валерий ЗОРЬКИН, председатель Конституционного суда Российской Федерации

Объявления

Наиболее интересное

Ещё похожие новости