Нацисты благоденствуют в отдельных районах восточной Германии

Нацисты благоденствуют в отдельных районах восточной Германии


В прошлом году, после раскрытия ультраправой группировки террористов, Германия пообещала закрутить гайки радикальным экстремистам правого фланга. Однако, в сельских районах восточной земли Саксония неонацисты прочно закрепились в местных советах и продолжают запугивать людей, причем, полиция им в этом не препятствует.


Немецкая федеральная земля Саксония, май 2012 года: В городе Баутцен двое мужчин нападают на студента из Колумбии, приехавшего по программе обмена. Они нецензурно ругают его и пинают. В Хойерсверде правые экстремисты берут в осаду кабинет депутата немецкого Бундестага (парламент Германии). Они разбивают окна в кабинете и нападают на служащего. В Лимбахе-Оберфроне неонацисты устраивают нападение на центр альтернативного образования. В Гейтхайне перед пиццерией Bollywood, принадлежащей пакистанцу, срабатывает самодельное взрывное устройство.


«Так выглядит ад», — говорит 50-летняя Керстин Крумбхольц, сидя в своей гостиной в маленьком городке восточногерманской земли Саксония Гейтхайне. У нее на столе разложены газетные статьи о неонацистах, вымпелы и плакаты, отображающие правый террор, ставший частью повседневной жизни в этих местах. «Люди в больших городах понятия не имеют о том, что происходит здесь, в провинции», — рассказывает Крумбхольц.


Они переехали в Гейтхайн 19 лет назад. Семья жила в Лейпциге, находящемся в сорока километрах отсюда, но родители захотели, чтобы их дети росли в безопасном окружении, подальше от преступности и наркотиков — от опасностей большого города. Лутц Крумбхольц — профессиональный трубочист, а Керстин работает бухгалтером. Они вместе занимались воспитанием детей.


Раньше Керстин Крумбхольц мало что знала о правом экстремизме, кроме того, что передавали в новостях – например, о доме просителей убежища, подожженном где-то далеко, или о приходе в парламент земли членов ультраправой Национал-демократической партии Германии (НДПГ).


Но это не имело никакого отношения к ее собственной жизни, пока неонацисты не ранили ее сына – да так серьезно, что тот едва не умер. Правый экстремист в мае 2010 года напал на 15-летнего Флориана, который проводил время вместе с панками на автозаправке, и пробил ему череп. Флориан теперь живет с титановой пластиной в голове. Он уехал из Гейтхайна.


До нападения на сына мать не отличалась политической активностью, а теперь она изучает интернет-форумы и блоги ультраправых, участвует в демонстрациях и даже основала организацию «Инициатива за непредубеждённый Гейтхайн». Борьба с неонацизмом превратилась для Крумбхольц в дело всей жизни – но в сельской Саксонии эта борьба обречена на поражение.


«Происходящее в Саксонии — это скандал»


Семь месяцев прошло с тех пор, как выяснилось, что власти Германии долгие годы не знали о существовании ультраправой ячейки с говорящим названием «Национал-социалистическое подполье», члены которой убили 10 человек, в основном — иммигрантов из Турции. Эта общенациональная волна убийств продолжалась с 2000 по 2007 год. Когда появилась первая информация об этой группировке, базирующейся в саксонском городе Цвикау, политики заявили, что намерены искоренить проблемы, связанные с ультраправыми. Но дальше словесных деклараций дело не пошло. «Происходящее в Саксонии — это скандал», — говорит берлинский политолог Хайо Функе (Hajo Funke). По его словам, в Германии нет ни одной земли, где неонацисты были бы так заметны. И тем не менее, региональные власти не хотят предпринимать против них никаких действий.


Члены «Инициативы за непредубеждённый Гейтхайн» собрались сегодня в городской ратуше. Крумбхольц пригласила на встречу владельца пиццерии Bollywood Мохаммеда Сайяла (Mohammad Sayal), чей ресторан подвергся нападению в прошлые выходные. Сайял рассказал о  преследованиях со стороны  неонацистов, которым он подвергается в течение пяти месяцев – с тех пор, как открыл пиццерию. В первый же вечер они разбили ему стекла. В мае перед рестораном появилась группа из 10-ти человек в масках и с ножами. Они барабанили в дверь, бросали камни в окна и кричали: «Ты, вонючий иностранец, мы доберемся до тебя. Если не уберешься отсюда, мы тебя убьем». Спустя неделю ресторан был разрушен взрывом.


Совершаемые «Национал-социалистическим подпольем» убийства не раскрываются на протяжении длительного времени. Отчасти это объясняется тем, что и власти, и общественность верят, будто и убийцы, и их жертвы — из одного и того же сегмента общества. Да и в Гейтхайне многие люди утверждают, что на ресторан Сайяла напали не ультраправые радикалы, а его собратья-пакистанцы, поспорившие с ним из-за денег, либо из-за семейной междоусобицы.


Неонацисты в городском совете


В коммунистической Восточной Германии Гейтхайн был административным центром в сельской местности. Когда-то это был угледобывающий регион, но сегодня в Гейтхайне проживает всего 6000 человек. После объединения Германии городскую площадь красиво реконструировали, но улицы городка пусты. Молодежь в поисках работы уехала либо в Лейпциг, либо в западную часть Германии. Авторитетные и зарекомендовавшие себя политические партии ослабили здесь свое присутствие, а правые экстремисты усилили свое влияние, особенно с приходом в 2009 году в городской совет члена НДПГ неонациста Мануэля Триппа (Manuel Tripp).


Триппу — 23 года. Он учился в Лейпциге и придерживается имиджа человека, заботящегося о своих избирателях. Народ Гейтхайна может в любой момент связаться с ним через его домашнюю страничку в интернете. Он рассказывает в Твиттере о заседаниях городского совета и публикует местную газету, название которой переводится как «Глашатай Гейтхайна». Газета пишет на такие темы, как дефицит врачей в восточной части Германии или ежегодный фестиваль охотников. Он также ведет работу по поддержке местного зоопарка и вместе с другими членами партии организует футбольные турниры и лагеря, в которых ребятишки могут ходить в «военные» походы по округе.


Истинные мотивы Триппа становятся ясны, когда он выступает с заявлениями, противоречащими конституции Германии, например: «Национал-социализм не выбирают и не выпрашивают. Добиться его можно только революционным путем». Трипп – ведущая фигура «Свободной сети», объединяющей воинственные ультраправые группировки Kameradschaften по всей Германии.


«Свободная сеть» выросла из «Лиги защиты родины Тюрингии» — неонацистской группировки, в состав которой входили три террориста из «Национал-социалистического подполья». Саксонское отделение «Свободной сети» возглавляет Майк Шеффлер (Maik Scheffler), являющийся также заместителем руководителя НДПГ в Саксонии. У Шеффлера есть судимость за нанесение тяжких телесных повреждений и незаконное ношение оружия.


Вместе с Триппом Шеффлер всего за несколько лет сумел упрочить позиции неонацистов в сельской местности между восточными городами Хемниц и Лейпциг. Одновременно свое влияние расширяет и Kameradschaften. «Деятели из «Свободной сети» неоднократно являлись инициаторами актов террора в Саксонии», — говорит член Левой партии Керстин Кедиц (Kerstin Köditz), анализирующая ультраправые тенденции.


Бавария пытается ввести запрет на деятельность южного отделения этой сети, однако, здесь, в Саксонии – в той самой земле, где трио убийц из «Национал-социалистического подполья» безнаказанно жило и действовало на протяжении 10 с лишним  лет – власти медлят и бездействуют. Министр внутренних дел Саксонии Маркус Ульбиг (Markus Ulbig) из правоцентристского ХДС считает «Свободную сеть» не более чем интернет-порталом, своего рода «Фейсбуком» для нацистов. А премьер-министр Саксонии, христианский демократ Станислав Тиллих (Stanislaw Tillich) заявил, что в его земле нет существенных проблем с ультраправым экстремизмом.


«Отвали, черномазый»


Пока Керстин Крумбхольц и другие члены антинацистской инициативы обсуждают в ратуше Гейтхайна акты насилия правых экстремистов, перед заправкой Total на въезде в городок проходит сборище иного рода. Здесь слоняется молодежь, которая давит на педаль газа своих машин, слушает громкую неонацистскую музыку и пьет пиво. Наступает вечер, и там собирается все больше людей, причем некоторые вновь прибывшие приветствуют собравшихся нацистским салютом. Если хозяин заправки задерживает на них свой взгляд, они начинают орать: «Ты, вонючая еврейская свинья, сейчас мы тебя прикончим!»


В средней школе Гейтхайна на правых экстремистов смотрят как на крутых парней, бунтарей. Детей, отвергающих неонацизм, в школьном дворе встречают криками «Хайль Гитлер» или «Отвали, черномазый». Некоторые девочки при помощи лосьона от загара рисуют на коже свастику, когда отправляются вместе с классом в поход.


Любого, кто противостоит этой идеологии, запугивают и преследуют. Когда немецкий репортер и автор журналистских расследований Гюнтер Вальраф (Günter Wallraff) в апреле этого года выступил в Гейтхайне с литературными чтениями, неонацисты написали на стене перед зданием ратуши: «Отправить Вальрафа в Африку!», а также выступили с угрозами в адрес мэра города и политика из Левой партии. Местный священник обратился к правым экстремистам с открытым письмом, и на следующий день обнаружил, что стены его храмы покрыты граффити.


Неонацисты публикуют в интернете имена, адреса и фотографии своих противников. Местная «Анти-Антифа» (это название правой группировки, выступающей против антифашистского движения) сообщила в сети, что людям левых убеждений следует ждать «дисциплинарных наказаний, телефонных звонков домой и повреждений своих машин». Неонацисты разместили в онлайне видеозапись нападения на Флориана Крумбхольца, призвав к дальнейшему насилию против него: «У левых есть имена, у левых есть адреса. Давайте выйдем на марш и покажем им нашу силу». За несколько недель до нападения, в день Страстной пятницы 2010 года, неонацисты расписали гараж Крумбхольцей лозунгами и угрозами типа «Смерть Красному фронту» и «Мы тебя достанем, Флориан».


Нападение на заправке длилось несколько секунд. Запись видеонаблюдения показывает, как нападающий пинает Флориана в грудь, а затем изо всех сил бьет его кулаком по голове. Нападавший по имени Альберт Р. на первом суде получил условный приговор, хотя у него — весьма солидное криминальное досье. Дело затем было направлено в апелляционный суд, и там он получил более суровое наказание.


Граждане ощущают, что полиция бросила их на произвол судьбы


Между тем, против Альберта Р. выдвинуто уже новое обвинение в совершении преступления. Его вместе с двумя друзьями обвиняют в нападении на группу молодых людей и в распылении слезоточивого газа им в лица. Р. к тому же напал на одну из жертв с пивной бутылкой в руке.


Многие люди ощущают, что полиция бросила их на произвол судьбы. В последние годы полицейские участки закрывают, а полицейские округа объединяют. В связи с этим Министерство внутренних дел Саксонии планирует новые сокращения. Дела из управления уголовной полиции Саксонии свидетельствуют о безразличии полицейских или об их смирении со сложившимся положением.


В одном из таких дел говорится о нападении ультраправых экстремистов на коммерческое здание в поселке Голдитц, находящемся неподалеку от Гейтхайна. Нападение было совершено четыре года назад. Запись телефонных разговоров горячей линии показывает, что полиция Западной Саксонии начала получать звонки от встревоженных граждан в конце рабочего дня. К вечеру таких звонков поступило более десятка.


7 часов 49 минут, звонит женщина: «На Софиенплац в Голдитце вот-вот что-то произойдет».


«Что именно там происходит?»


«Здесь полно этих людей в масках».


«И что?»


«Они все бьют, пинают и крушат».


7 часов 51 минута, звонит мужчина: «Здесь на Софиенплац в Голдитце собралось более 50-ти человек в масках».


«А почему вы звоните?»


«Потому что эти парни крушат здание, все бьют, бросают взрывчатку».


8 часов 04 минуты, звонит женщина: «Они все разнесли вдребезги на Софиенплац. И хотят что-то поджечь здесь, в молодежном клубе. По крайней мере, я так слышала».


«Что ж, если вы свидетельница — разрушений и ущерба, вы можете подъехать в полицейский участок в любой момент и написать заявление».


8 часов 43 минуты, звонит женщина: «Я вам звонила, и мне нужна здесь полиция. Мы уже просили вас послать кого-нибудь».


«Да, но никого нет».


«Пожалуйста, пожалуйста, направьте кого-нибудь».


8 часов 44 минуты, звонит мужчина: «Они уже четыре окна разбили».


«А от меня вы чего хотите? Я что, должен приехать и встать перед этими окнами? Или чего вы ждете?»


В Голдитце лишь немногие отваживаются противостоять неонацистам. Продавец электроники Уве Л., например, попытался создать «Альянс против ультраправых» и провести серию организационных концертов. Но неонацисты несколько раз напали на его магазин, разбили витрины, обезобразили стены, разбили ему машину и пригрозили сыну Уве. Он сдался. «Я этого не вынесу, ни финансово, ни психологически», — заявил он.


«Сейчас неонацисты контролируют все»


НДПГ входит в состав совета и в Голдитце тоже. Правые экстремисты участвуют в работе ассоциации, оказывающей помощь средней школе. Они помогли организовать футбольный клуб и клуб гребли на каноэ. Местным молодежным клубом руководит сын мэра вместе с известным неонацистом. Родители зачастую приходят на дошкольные праздники в майках с надписями типа «Живописное путешествие в Освенцим». Франк Хаммер (Frank Hammer), работающий в саксонском отделении организации с названием «Мобильные рекомендации против правого экстремизма», говорит: «Сейчас в этом районе все спокойно, но лишь потому, что неонацисты контролируют тут все».


Когда в июне прошлого года Гейтхайн отмечал свое 825-летие, его мэр Роми Бауэр (Romy Bauer) из ХДС дала неонацистам разрешение организовать на празднике свой стенд. Трипп вместе с коллегами раздавал гостям куски торта, установил там колесо фортуны и маршировал во главе парада. По словам Бауэр, если бы она ответила отказом на заявку неонацистов, на празднике могло начаться насилие. Мэр также отказалась от участия в демонстрации против ультраправых, которую организовала «Инициатива за непредубеждённый Гейтхайн».


Те, кто пытаются бороться с правым экстремизмом в Саксонии, жалуются на отсутствие поддержки. Керстин Крумбхольц трудно найти желающих участвовать в ее организации, численность которой в настоящее время составляет всего восемь человек. По словам Крумбхольц, когда они в прошлом году организовывали фестиваль против правого экстремизма, ни одна пекарня Гейтхайна не согласилась продать им пирожные для этого мероприятия.


Когда собрание организации заканчивается, Крумбхольц выходит из здания ратуши на улицу и дрожащими руками зажигает сигарету. Ее до сих пор преследуют воспоминания о нападении на сына. Но ни один из ее соседей по сей день ни разу не заговорил с ней на эту тему. Не было ни слов сочувствия, ни слов сожаления. Все в Гейтхайне ведут себя так, будто никто ни на кого не нападал, говорит Крумбхольц.


Она смахивает слезы и спрашивает сама себя: «Неужели людям надо погибать за то, чтобы изменить здесь хоть что-нибудь?»


Оригинал публикации: Nazis Left to Thrive in Parts of Eastern Germany

Объявления

Наиболее интересное

Ещё похожие новости