Гореликов Лев Александрович

Гореликов Лев Александрович — выпускник философского факультета МГУ, доктор философских наук, профессор Национальной металлургической академии Украины. Автор более 100 научных работ, в том числе семи книг: трилогии «Русский путь: Опыт этнолингвистической философии» (I – «Символика смысла в структурах бытия», II – «Русский мир в русском слове», III – «Судный час Русской Идеи») (1999), монографий «Принцип системности в основаниях современной научной картины мира» (1989), «На пути к очевидности: социально-исторические начала методологии целостности» (2005), «”Язык образования и образование языка” – инновационный императив России XXI века» (2008), «Язык и человек» (2008). Занимается вопросами метафизики бытия и познания, методологии и логики науки, социальной философии и антропологии, философия истории и культуры. Имеет опыт консультативного сотрудничества с политическими и общественными организациями.

Наша Вера накануне Судного Дня

«Наши современники забыли драгоценные аксиомы политики, права, власти и государства. Они «отменили» дьявола, чтобы предаться ему и поклониться ему…

И величайший, позорнейший провал мировой истории (русскую революцию) они переживают как величайший политический успех.

Но час недалек и близится отрезвление»

Иван Ильин

 

Многие верующие считают ныне, что КОРОНАВИРУС есть Божье наказание современного человечества за грехи людские. Но следует помнить, что род человеческий разнолик в своих действиях, представляя собой собрание как грешников, так и исповедников Истины, в связи с чем было бы крайней несправедливостью казнить весь род людской: поэтому нынешнюю напасть следует понимать не столько как кару Господню, а скорее как напоминание современникам о высших смыслах их жизни, о необходимости разумного исправления своего поведения. Такое напоминание обращено прежде всего к наиболее верным хранителям божьих заповедей, одним из которых является еврейский народ, восстановивший с помощью высших сил после 2000-летних скитаний по чужим землям свое национально государство.

Но одновременно, вместе с самоутверждением в реалиях современного социума детей Израиля шел процесс разрушения нравственного содружества российских народов, углублялся духовный раскол русского народа, утратившего в начале прошлого столетия свое национальное государство, а в последнем десятилетии того же века и качественное единство, разделившись на три политически обособленных этнокультурных потока – малороссов-украинцев, великороссов и белорусов. Это разделение служит предупреждением русскому люду об «исторической близости» смертного часа. Убедительным подтверждением приближения Судного Дня русской жизни служит последовательное «сокращение» временных интервалов устойчивой организации коллективных усилий россиян в претворении будущего, стремительное «усыхание» периодов социальной стабильности, духовно-нравственного единства их солидарных действий в историческом пространстве Нового времени.

Контуры уже близкой РУССКОЙ КАТАСТРОФЫ явно представлены историческим уплотнением социальных потрясений в жизни российского общества, обозначенных крушением Российской империи, распадом СССР и всплеском «революционных настроений» в сегодняшней Украине. Эта катастрофическая динамика Русского мира свидетельствует своими невзгодами об отсутствии у него собственного исторического проекта и вызвана его идеологической, концептуально-практической несобранностью, геополитическими шатаниями между цивилизациями Запада и Востока. Последний разворот российского общества на Запад был связан с гибелью в 1991 году СССР и окончательно закреплен разгоном в октябре 1993 года Съезда народных депутатов и Верховного Совета РФ, получив юридическое оформление в принятии новой Конституции страны. Прозападный курс в развитии постсоветской РФ продолжался до февральских событий в Киеве 2014 года, заставивших Кремль своей антироссийской риторикой искать союзников на Востоке: в итоге последний «западный цикл» исторических ориентаций РФ продолжался 21 год (2014–1993=21).

Восточный «крен» советской истории Русского мира длился 74 года (1991–1917=74). Если исключить из этой величины период политической неопределенности в годы гражданской войны (1917-1920) и время социальной передышки в годы НЭПа (1921 – 1928), то получим временной интервал в 63 года (1991–1928=63). Соотнесение исторического цикла жизни советского общества с длительностью «прозападной ориентации» РФ дает нам трехкратное сокращение длительности последнего периода ее геополитических предпочтений (63:21=3).

Сделанное обобщение сравним с длительностью существования Российской империи как действительности ее прозападных стремлений. Петр Первый провозгласил Россию империей в 1721 году: следовательно, имперский период длился около 200 лет (1917–1721=196). Общая динамика российской исторической практики и здесь демонстрирует тенденцию к трехкратному усыханию длительности своих последующих этапов по сравнению с предшествующими (196:63=3,1). Следовательно, можно ожидать, что после Киевского «майдана» 2014 года новый кризис российской идентичности должен произойти уже через 7 ближайших лет (21:3=7), то есть состоится на рубеже 2020/2021 годов. Объективным свидетельством приближения этого «рубежного события» и стало явление в мировом сообществе пандемии КОРОНАВИРУСА, обозначившего глобальный уровень исторических угроз, преодоление которых возможно лишь силами всемирного научного интеллекта, обращенного к конечным тайнам бытия.

Что же должны предпринять российские граждане для разумного преодоления смертельной угрозы? Прежде всего, не следует уподобляться в своих действиях поведению длинношеих птиц и «не замечать» исторического уплотнения в российской действительности революционных событий, пряча свой разум в восприятии приближающейся смертельной опасности в песок исторического забвения. Надо решать проблему, а не «игнорировать» ее как «мнимую» угрозу: нужно признать «публично» ее «страшную силу», чтобы поднять весь народ для победы над ней, как это получилось у нас в Великой Отечественной войне. Нужно, прежде всего, отработать «стратегический план» собственных действий, сформулировать свой концептуально-мировоззренческий проект исторического развития российского социума, наметить собственное научно-философское мировоззрение, способное раскрыть необходимые параметры глобального социума и мировой целостности. Разработка таких мировоззренческих оснований российской социально-исторической практики предполагает в первую очередь осмысление религиозных установок россиян и прежде всего нравственных идеалов христианской Веры как наиболее заметной в жизненном пространстве российского общества. Иван Ильин особо выделяет в религиозном самосознании людей три святых чувства Божьей благодати – нравственную силу Веры, Любви и Совести. По его словам, «для нас важнее всего – истинный и живой евангельский дух, тот дух, который свидетельствует нам о Христовой благодати. Я разумею: молитвенную силу, любящее сердце и свободную, живую христианскую совесть» (Ильин И.А. Религиозный смысл философии. М.: ООО «Издательство АСТ», 2003. — 694 с., с. 433).

Эти три благодатных источника духовного самочувствия людей – Веры, Любви и Совести –  равновелики в своей обращенности к Богу. Но они разнолики в историческом оформлении человеческих душ, когда на разных этапах развития человечества эти святые чувства последовательно играют ведущую роль в организации общественной жизни, управляя логикой практических действий людей. Поскольку человек первоначально руководствуется в своих действиях «естественной» силой телесных влечений по удовлетворению своих «натуральных» потребностей, постольку он оказывается изначально движим «надеждой» на лучшее будущее, вполне осознанным выражением которой и становится принцип религиозной Веры. «Ибо вера крепнет и распространяется не от логических аргументов, и не от усилий самонасилующейся воли, и не от повторения слов и формул, но от живого восприятия Бога, от молитвенного огня, от очищения, подъема и просветления сердец, от живого созерцания, от реального восприятия Благодати» (Ильин И.А. — С. 434). По определению апостола Павла, «вера же есть осуществление ожидаемого и уверенность в невидимом» (Евр.11:1). Но личная Вера в лучшее будущее лишь тогда обретает свою созидательную мощь, когда объединяет людей взаимным сочувствием, наполняется духом взаимной Любви. Поэтому в утверждении коллективной жизни, по словам апостола, вместе «теперь пребывают сии три: вера, надежда, любовь; но любовь из них больше» (1 Кор.13:13). Высшим ориентиром согласованных действий людей в претворении «разумного будущего» становится Совесть как императив их взаимного конструктивного общения, как энергия всемирной «Со-Вести» индивидов в обустройстве совместной жизни, вселенского со-гласия человеческих душ в следовании законам мировой целостности.

Если дух Веры выражает идеальный порыв нравственного самоопределения человеческих индивидов в пространстве мировой реальности, направляя личную волю людей к согласию с высшей Волей Творца, то чувство Любви обладает избирательной, самовольной природой, соединяя «влюбленных» взаимным «влечением» и «согласием» в локальных содружествах семейных и родо-племенных общин, тогда как голос Совести оказывается универсальной внутренней силой нравственной консолидации народных масс в разумном обустройстве всемирного социума. Таким образом, духовно-нравственное развитие человечества идет от оформления «индивидуальности» в религиозном культе Веры через последующее освоение жизненного пространства «особенного» в обожествлении чувства Любви к завершающему усилению всеобщих потенциалов Совести как нравственного выражения мировой целостности: Вера, Любовь и Совесть – такова нравственная динамика духовного роста человечества в освоении мироздания. Если Вера выражает изначально дух прошлого и представляет в мировом сообществе нравственные императивы Бога-Отца, а Любовь к людям Бога-Сына становится идейным руководством общественной практики в исторических реалиях корпоративно-классовой морали, то в пространстве глобального социума ведущую роль начинают играть творческие повеления Святого Духа, утверждающие приоритеты Совести в нравственном самоопределении человечества.

Сегодня мы видим в явлении Коронавируса категоричное требование СОВЕСТИ как гласа Истины в организации совместной жизни людей, без полновластия которой род человеческий погибнет. Истинные «поучения, — подчеркивает Иван Ильин, — воспринимаются по-особенному: не только умом, а сердцем, живою совестью и честною волею» (Ильин И.А. — С.434). В условиях глобализации мирового сообщества его главным нравственным ориентиром становится всеобщий императив разумного согласия людей в справедливом обустройстве пространства совместной жизни.

Возвращаясь к начальным строкам данной статьи о божьей помощи людям в разрешении их жизненных проблем, попытаемся сравнить религиозные потенциалы русских и евреев как революционных «исполнителей» приговора высших сил в осуществлении исторических замыслов современности. Надо признать, что сила «Веры» в большей степени обналичивает свою власть в исторических деяниях детей Израиля, чем в поведении русских людей. Что касается духа «Любви», то, думаю, он в равной мере присущ обоим сообществам: об этом говорит то, что русские смогли когда-то объединить гигантские просторы Евразийского континента, тогда как евреи были вынуждены освоить и присвоить практически все материальное богатство мирового социума. И все же глобальный социум, думаю, должен стать пространством духовного самоутверждения русского этноса, идейный потенциал которого определяется зовом СОВЕСТИ, сильно отличаясь в этом плане от ценностных установок еврейского народа. «Благодать и деньги инородны друг другу» (Ильин И.А. — С. 436).

Практическим воплощением духа «гражданской совести» в этнокультурных сообществах служат их национальные языки, выражающие нравственные приоритеты сознательного участия народных масс в историческом развитии всемирного социума. Явление КОРОНАВИРУСА стало громогласным призывом к разуму людей в познании логики развития мировой реальности. Только узнав всеобщий Закон исторического развития языков человеческого общения, люди смогут познать тайну убийственного генома. Надеюсь, что наука уже в наше время откроет эту тайну и тем спасет человечество от гибели: будем же уповать на высшую СПРАВЕДЛИВОСТЬ мирового Разума!

 

Л.А.Гореликов – д.ф.н., профессор, академик Ноосферной общественной академии наук

Белорусский горизонт Русского мира в реалиях глобального социума

Человечество переживает эпоху глобализации общественной жизни, утверждая в коллективных действиях людей универсальные законы мировой целостности. Практическим ориентиром общественного разума в претворении будущего служит родная речь людей как пространство их взаимопонимания.

Идейная суть сформулированной нами концепции «онтологического символизма» заключается в признании логики развития национальных языков символическим ключом в познании необходимых зависимостей объективного мира. Действительные черты этой логики зафиксированы вербально-речевым строем формационных этапов социально-исторического процесса, представленным в языковых особенностях двух главных этнокультурных сообществ соответствующих социальных эпох. Так, древнеегипетский и аккадский (вавилоно-ассирийский) языки господствовали в жизни древнейших цивилизаций Бронзового века. Древнегреческий и латинский языки доминировали в Античную эпоху. Арабский и тюркский языки получили приоритетное развитие в период Средневековья. Испанская и французская речь стали символами мировой культуры Возрождения и Просвещения, а немецкий и английский языки утвердились в качестве всеобщих потенциалов научного познания и технического прогресса в Новейшее время XIX–XX столетий.

Радикальной эпохой «социально-нравственного самоопределения» человечества становится наше время, предложившее людям две генеральные «управленческие модели» построения глобального социума – «финансово-олигархической», основанной на внешней силе «материальных ресурсов» хозяйствующих субъектов, и «научно-идеологической», основанной на внутренней энергии научно-познавательных способностей людей. Ключевой вопрос XXI века представлен ныне дилеммой: КТО станет генеральным правителем глобального социума – “НАУКА” или “ФИНАНСЫ”, научная идея или денежная масса? Смертельная угроза «китайского вируса» заставляет признать НАУКУ определяющей идейной силой в созидании будущего мирового сообщества.

Глобализация современного социума означает «генерализацию» его духовного опыта и приведение содержимого социально-исторического процесса к общему знаменателю в конструктивном общении мировых цивилизаций Юга и Севера, Запада и Востока. Если представители южной цивилизации в лице индусов, евреев и арабов исповедуют «незыблемость» религиозной традиции, а народы Востока почитают принципы коллективизма, «общинности», то для стран Запада практическим руководством стал принцип «индивидуализма», всеобщей конкуренции людей в погоне за благами жизни. Народы Северной цивилизации, проживая в наиболее «жестких» природных условиях, руководствуются в своей практической деятельности принципами «коллективизма» и «творчества», соединяя в высшем синтезе требования общинности и индивидуальности. Общая логика всемирной истории направляет социально-исторический процесс от культивирования религиозного духа народов южной цивилизации к самоутверждению социально-политического регламента восточных стран с последующим возвышением западной цивилизации правового индивидуализма и финальным расцветом творческой культуры народов северной цивилизации, определяющей идейной силой которой становится целостность научных знаний.

Этнокультурным ядром северной цивилизации выступает Русский мир в сочетании социальных исканий Украины-Руси, Российской Федерации и Белоруссии. Если «униаты» Украины жаждут «распыления» Руси в западном сообществе, а Кремль хочет превратить Россию в природную кладовую или, говоря точнее, в «выгребную яму» для общего пользования всего глобального социума, то Беларусь пытается утвердить полную самостоятельность Русского мира в претворении будущего путем культивирования передовой науки, на основе научной реконструкции исторического опыта СССР в рациональном обустройстве гармоничной целостности общественной жизни. Идейный спор этих трех исторических проектов – «европейского распила», «выгребной ямы» и «социального сотрудничества» – и определит наше ближайшее будущее.

На путь «коренного» общественно-политического самоопределения в созидании будущего толкает республику Беларусь не только крайне опасная эпидемиологическая ситуация в современном мире, но также «жесткая», совсем не «братская» политика Кремля в поставках для белорусского социума нефтегазовых ресурсов. Нарастающее «энергетическое давление» российского олигархата на белорусскую экономику побуждает ее научно-интеллектуальную общественность более целенаправленно искать новые пути в осмыслении окружающей действительности и роли страны в глобальном социуме.

Нынешняя зависимость белорусского социума от «чужеродной воли» хозяйствующих субъектов РФ может и должна быть преодолена революционным идейным прорывом белорусской научной мысли в постижении фундаментальных законов мировой целостности. Если во времена Минина и Пожарского освобождение Москвы от инородной власти пришло с Востока, то ныне это очищение русской столицы от «иноземного», «торгового духа» должно прийти с Запада: заветный ключ к воротам Московского Кремля должна преподнести русскому народу передовая научная мысль республики Беларусь. Только такая чисто «идейная победа» в научном понимании мировой целостности станет надежной гарантией полного освобождения Русского мира от сегодняшней олигархической «еврокабалы».

 

Л.А.Гореликов – д.ф.н., профессор, академик Ноосферной общественной академии наук

Религия и наука в историческом возрождении «нравственной культуры» глобального социума

«Вся современная культура, «социалистическая» и «несоциалистическая», потрясена в своих основаниях; ей грозит разложение и гибель. Это объясняется тем, что она создавалась и ныне по-прежнему строится с отстраненным и заглохшим, омертвевшим сердцем»

Иван Ильин

 

Вряд ли кто-то будет оспаривать тезис, что идейная суть современного общества представлена научно-техническим разумом, исповедующим принцип производственной эффективности в удовлетворении массовых потребностей людей. Однако научно-технический разум, поддерживая производственный процесс, не контролирует постановку социально значимых целей, не определяет характер высших ценностей, направляющих людей к нравственному согласию в достижении «лучшего будущего»: утверждение этих «верховных ценностей» является прерогативой религии. Если в недавнем прошлом конечные ориентиры человеческой жизни определяли церковные сообщества с их учением о загробном воздаянии, то ныне людские массы не хотят так далеко заглядывать в будущее и ограничивают представление о нем рамками недолгой телесной жизни, подчиняя собственную волю императивам природного окружения и своим финансовым возможностям. Такая житейская «мудрость», идейная приземленность сознания людей в проектировании будущего грозит современному человечеству нравственным вырождением и всеобщим разложением общественных классов, народов и цивилизаций. «Источники и основы современной культуры, — предупреждал 100 лет назад зарубежный русский мыслитель Иван Ильин, — должны быть в корне пересмотрены. Человечество творит свою культуру неверным внутренним актом, из состава которого исключены: сердце, совесть и вера, а сила созерцания – заподозрена, осмеяна и сведена к подчиненному, почти подавленному состоянию. Так создаваемая культура есть больная культура; и то, что мы переживаем ныне, все наши бедствия, страдания и тревоги, суть естественные последствия этой больной культуры» (Ильин И.А. Религиозный смысл философии. М.: ООО «Издательство АСТ», 2003. — 694 с., с. 352).

Ныне на смену религиозной культуре «Божественного Слова» пришел культ «Золотого Тельца», определяя поведение граждан требованиями «материальной выгоды, подчиняя их действия повелениям «финансовой олигархии». В современном мире не внутренний «нравственный идеал» направляет практические усилия людских масс, а «финансовая мощь» экономического принуждения, напоминающая в собственной необоримости силу природной стихии, но совершенно скрытую в своем «субъективном замысле» от разумения граждан. Эта «скрытность», «непредсказуемость» социально-экономического процесса выражается в «утрате» качественных ориентиров развития общественной практики и сведении ее потенциалов к сугубо количественным показателям прироста объемов производимой продукции, когда подлинный характер, действительная природа социума устанавливается лишь задним числом, обнаруживается на фоне наступившего кризиса общества и выражается в неспособности людских масс к правильным действиям, в необходимости переделки ранее созданного. В условиях глобализации мирового сообщества такая «запоздалая» его реакция на возникающие проблемы может оказаться губительной для человечества, требуя от него качественного, целостного перестроения общественной практики. «Современное человечество, — обозначает Иван Ильин главный порок мирового сообщества, — «христианское» и противохристианское, должно понять и убедиться, что это есть ложный и обреченный путь, что культура без сердца есть не культура, а дурная «цивилизация», создающая гибельную технику и унизительную, мучительную жизнь» (Ильин И.А. Указ. Соч. — с. 353).

Качественная основа сознательной жизни людей выражается в их творческой энергии, в способности созидания «новой реальности» как самобытной, внутренне единой целостности, нацеленной на саморазвитие. Эта целостность общественного сознания оформляется на трех уровнях духовной жизни людей: во-первых, в виде переживаний чувственного опыта, фиксирующих отдельные предметы окружающей среды в их индивидуальных различиях; во-вторых, в виде обобщающих утверждений рассудка, нацеленных на выявление локальных связей индивидуальных предметов как выражения их внешних зависимостей; в-третьих, в концептуальных построениях интеллекта как способа самодеятельного постижения человеческой мыслью универсальных связей объективной реальности в ее внутреннем единстве. На всех 3-х уровнях развертывания общественного сознания действует генеральная, «творческая сила» Мирового Духа, определяющая «качественное единство» духовной жизни людей – их целостный разум. Конечным «массовым продуктом» реализации созидательной энергии человеческого сознания служит «Язык» речевого общения людей. А индивидуальным началом пробуждения этой созидательной, жизненной энергии людей, определяющим целостность их одухотворенного существа, оказывается «сердце» человека. «Пренебрежение, – указывает Иван Ильин на корень всех социальных бед, – с которым современное человечество относится к «сердцу», объясняется целым рядом причин. В основе его лежит неверное представление о творческом акте, который трактуется материально, количественно, формально и технически. Для того чтобы жить в качестве вещи среди вещей (или, что то же, в качестве тела среди других тел), человек, по-видимому, не нуждается в «сердце», т.е. в живом и деятельном чувстве любви к Богу, к человеку и ко всему живому» (Ильин И.А. Указ. Соч. — с. 353).

Сердце как жизненный «исток», первоначало «творческой силы» человека есть общая физиологическая особенность представителей «животного мира» в их отличии от растительных организмов, выражающая их способность к «индивидуальному выбору» собственного будущего в живом обличии своих потомков: «любовный» настрой людей оказывается генеральным импульсом в определении исторической судьбы всего человечества. Высшим нравственным ориентиром осуществления этой «животворной силы» в действиях людей оказывается идея Бога как выражения энергетического средоточия, совершенной сути мировой реальности. Нынешняя трансформация «любовных отношений» мужчин и женщин в противоестественных «брачных союзах» однополых существ грозит человечеству нравственным вырождением, социальным уродством и конечной исторической гибелью. Угасание в обществе животворящей энергии «духовной Любви» как первоосновы мировой целостности сопровождается ныне культом количественных показателей жизненного благополучия людей, превращая их в бессердечные «растительные организмы», подчиняя их действия повелениям не собственного «сердца», а давлению внешней среды. «Подобно этому человеку, понимающему творчество не качественно, а количественно, безразличному к нравственному, религиозному, художественному и социальному совершенству жизни, – нет особенной надобности вовлекать («инвестировать») в свои дела и отношения начала чувства и любви» (Ильин И.А. Указ. Соч. – с. 353).

Такая утрата, «закрытость» от самосознания граждан «творческой», «божественной» энергии мировой целостности грозит человечеству социальной катастрофой, превращением основной массы людей в «механических исполнителей» воли «инородного меньшинства» или же общей гибелью в результате глобального социального конфликта. «Современный человек привык творить свою жизнь – мыслью, волею и отчасти воображением, исключая из нее добрые побуждения сердца; и, привыкнув к этому, он не замечает, куда это ведет: он не видит, что создаваемая им культура оказывается безбожною, впадает в пошлость, вырождается и близится к крушению» (Ильин И.А. Указ. Соч. – с.355). В условиях глобализации мирового сообщества все более актуальной становится задача полноценного подключения к социально-исторической практике идеально-нравственных установок мировых религий, совмещения религиозных канонов коллективных действий людей с объективными императивами научно-технического разума. Все более насущной оказывается проблема разумного согласования требований научно-технического прогресса современного социума с нравственными идеалами мировых религий: важнейшей силой такого согласования должен стать творческий дух философского мышления в постижении универсальных законов мироздания (Л.А. Гореликов, Идейные начала современного «русского мировоззрения» в научно-философской концепции «онтологического символизма» // «Академия Тринитаризма», М., Эл № 77-6567, публ.22199, 16.06.2016).

Но для обоснования жизненной необходимости такого идейного союза научных знаний, религиозной веры и философской мысли следует рационально-логическими средствами показать «разумную целостность» природного бытия как выражения полновластия «Высшего Разума» в обустройстве мироздания. Если объективный мир подлинно является «творением» Верховного Разума, то природная реальность должна быть четко структурирована в собственной организации, выражая в количественных зависимостях действительность своего качественного единства, утверждая в самоорганизации Космоса власть универсального закона. Действительным свидетельством полновластия такого генерального Закона мировой целостности является необъятная темнота космической реальности при наличии в ней миллионов и миллионов звездных светил, связанных между собой пространственной конфигурацией вращающегося, свастического креста.

Объяснение этого феномена космической ночи дает научная гипотеза о постоянном ускорении потоков электромагнитных излучений, равном 300000 км/сек2 и увлекающем их в какой-то момент времени за порог «видимого спектра». Руководствуясь данным законом, мы определили длительность существования нашей Вселенной отрезком времени в 1 триллион 289 миллиардов (1,289·1012) лет (Л.А. Гореликов, Темпоральные основы развития мировой целостности // «Академия Тринитаризма», М., Эл № 77-6567, публ.16879, 10.10.2011). Эмпирическим подтверждением верности наших вычислений стала выявленная нами «семимерная» циклическая регулярность исторического развития мировой целостности как последовательного генезиса во времени реалий физического Космоса, Живой природы Земли, биосоциальной эволюции Человеческого рода и социально-исторического развития производственно-технической Цивилизации (Л.А. Гореликов, «Конец света» в ноосферном осмыслении современной эпохи // «Академия Тринитаризма», М., Эл № 77-6567, публ.17894, 14.02.2013). Таким образом, эмпирические данные современной науки о развитии объективной реальности подтверждают религиозную идею о Высшем Разуме как генеральном Субъекте мировой истории, требуя от людей полноправного подключения религиозных учений и церковных организаций к полноценному нравственному воспитанию народных масс, к гармонизации отношений представителей светской и духовной власти.

Современное человеческое сообщество обретает ныне в своей организации «глобальные черты» единого общественного организма, направляемого в собственном развитии духовными импульсами своих основных частей в облике мировых цивилизаций южных и северных стран, западных и восточных народов. Если людские массы южной цивилизации исповедуют в религиозных устремлениях индуизма, иудаизма и ислама принцип «нравственного тождества», идейного постоянства в организации общественной практики, то народы восточной цивилизации руководствуются в собственных действиях признанием приоритета «общего интереса» над «индивидуальными влечениями» людей, а граждане западной культуры возвышают индивидуальные потребности над «общими» запросами. Северные народы, проживая в наиболее жестких природных условиях, исповедуют в своей деятельности принципы «коллективизма», солидарности в достижении общего блага и «творчества» как обновления собственных действий в соответствии с изменениями окружающей природы.

Нравственным средоточием содружества северных народов выступает Русский мир как нравственное единство трех социальных ветвей «русского этнокультурного организма» – малороссов-украинцев, великороссов и белорусов. Если «украинский социум» исповедует в своем развитии природную красоту, благодатную силу родной земли и культивирует в основном эмоционально-чувственный потенциал общественной жизни, то сознание «великороссов» стало укреплять по причине необъятных просторов своего расселения логику «рассудка» как условия социально-гражданского единения действий народных масс. Жизненный уклад белорусского этноса, лишенный плодородия украинской земли и природных богатств российских просторов, должен был для процветания родного края в максимальной степени развивать свои интеллектуальные ресурсы, направляя коллективные усилия граждан к «творческому» обустройству жизни. Если Киевский культ «европейского индивидуализма» ведет к превращению Русского мира в «Евроокраину», а Московский проект «восточного коллективизма» грозит превратить Россию в пространство «всеобщего пользования», то наиболее перспективный проект предлагает сегодня Минск как план творческого обустройства родного края на основе максимально целостного познания «природного Космоса» и братского сотрудничества гражданских масс в созидании совместного будущего.

Сегодня «объективная реальность» преподнесла мировому сообществу нежданный страшный «сюрприз» в облике «смертельного коронавируса», неподвластного потенциалам современной медицины, требуя этим от интеллектуальных кругов решительного прорыва в научном познании объективной целостности бытия, угрожая в ином случае вымиранием человечества или, по крайней мере, его стагнацией в состоянии «локальных сообществ». На фоне такого глобальной угрозы будущему мировой цивилизации можно сделать следующие выводы относительно духовных ориентиров ее социально-нравственного развития.

Во-первых, «коронавирус» требует от всех «суверенных сообществ» организации собственной жизни на основе принципа «саморазвития», когда каждый социум начинает пытаться жить, прежде всего, за счет разумного использования своих внутренних ресурсов.

Во-вторых, «коронавирус» требует от мирового социума максимально жесткого «размежевания» гражданских масс суверенных держав в соответствии с их духовными традициями и природными границами: к счастью для современной цивилизации сегодня в мире действует электронно-информационная связь, позволяющая поддерживать общекультурную идентичность человечества.

В третьих, интенсивный рост пандемии в мировом сообществе может быть остановлен лишь перестроением социального пространства проживания гражданских масс, их ухода от концентрации в гигантских мегаполисах к размещению в небольших населенных пунктах городского типа, привязанных к особенностям окружающего природного ландшафта.

В-четвертых, смертельная угроза «коронавируса» может быть устранена лишь средствами глобальной «научной революции»: чем быстрее это осознает мировое сообщество, тем успешнее окажутся его усилия по нейтрализации «вируса».

В-пятых, среди всего комплекса научных дисциплин на передний план выдвигаются «естественные науки» как обращенные к «объективной необходимости» природного бытия, дополняемые и направляемые в постижении мировой целостности логикой философского мышления: лишь целостный научно-философский РАЗУМ способен спасти человечество от гибели.

Исторический пик в распространении пандемии «коронавируса» будет достигнут, согласно установленной нами темпоральной регулярности в исторической динамике современного российского социума, лишь на рубеже 2021-2022 годов, требуя от россиян максимально разумной консолидации собственных действий в организации совместной жизни (См.: Л.А. Гореликов, Временные пределы мировой реальности // «Академия Тринитаризма», М., Эл № 77-6567, публ.24885, 26.10.2018). Сегодняшняя пандемия служит, судя по всему, «БОЖЬИМ НАКАЗАНИЕМ» современного человечества за его греховную жизнь: лишь нравственное покаяние может спасти род людской от погибели. Половые извращения людей захлестнули ныне всю мировую цивилизацию, пробуждая божий гнев ко всему падшему человечеству, грозя ему еще более страшной карой, чем прежние наказания Содома и Гоморры. «И пролил Господь на Содом и Гоморру дождем серу и огонь от Господа с неба, и ниспроверг города сии, и всю окрестность сию, и всех жителей городов сих, и [все] произрастания земли» (Быт. 19: 24–25).

Спасение человечества от праведного Божьего гнева требует максимально полного осмысления его творческого замысла в созидании мировой целостности: да исполнится Слово Божие!

 

Л.А.Гореликов – д.ф.н., профессор, академик Ноосферной общественной академии наук

Природа «собственности» как главная проблема человечества в созидании глобального социума

«Частная собственность пробуждает и воспитывает в человеке правосознание, научая его строго разделять «мое» и «твое», приучая его к правовой взаимности и к уважению чужих полномочий»

Иван Ильин

Современная эпоха развития человечества характеризуется в общественном сознании как время становления глобального социума, жизнедеятельность которого все более определяется универсальными, объективно всеобщими закономерностями. Предметная суть этого этапа истории мирового сообщества представлена понятием «собственность», выражающим существенное участие в оформлении социальной реальности сознательных, «целенаправленных» действий людских масс как реализации конструктивных ресурсов их разума. Намечая идейные ориентиры практических усилий человеческого сообщества в претворении лучшего будущего, общественный разум пытается дать ответ на генеральный для нашего времени вопрос: действительность «глобального социума» — это продукт жизненных интересов индивидуального или коллективного мышления людей? Другими словами, «МОЕ» или «НАШЕ» определяет нравственную суть глобального социума?

Постановка и практическая разработка данного вопроса стала важнейшим фактором в историческом развитии мирового сообщества ХХ века, получив свое концентрированное выражение в противоборстве двух противоположных социально-политических систем стран «развитого социализма» и «монополистического капитализма», в концептуальном споре идеологий «гражданского коллективизма» и «меркантильного индивидуализма». Историческое крушение в конце прошлого столетия общественного строя «реального социализма» вовсе не влекло за собой автоматический распад, концептуальное разрушение «коллективистской идеологии» в проектировании глобального будущего человечества. Для окончательного ответа на вопрос о нравственном выборе глобального социума в идеологическом споре «коллективизма» и «индивидуализма» следует продумать хозяйственно-практические основания его решения в идеальном свете творческих ресурсов общественного сознания людей. «Есть два различных понимания человека – духовное и недуховное, — обозначает предельно широкий контекст человеческой жизни зарубежный русский мыслитель ХХ века Иван Ильин. – Духовное понимание человека видит в нем творческое существо с бессмертной душою; живое жилище Духа Божия, самостоятельного носителя веры, любви и совести» (Ильин И.А. Религиозный смысл философии. М.: ООО «Издательство АСТ», 2003. — 694 с., с. 310).

В постсоветском обустройстве российского государства этот вопрос об экономических основах совместной деятельности людей не получил однозначного правового решения: «В Российской Федерации, — говорится во втором пункте статьи №8 Конституции страны, — признаются и защищаются равным образом частная, государственная, муниципальная и иные формы собственности». Однако в условиях глобализации мирового социума, нацеленного на генерализацию разумных канонов общественной практики, такая правовая неопределенность в решении вопроса о приоритетной форме собственности становится очень опасной для исторического развития российского общества: пришло время сделать окончательный выбор своего будущего.

Попытку дать принципиальный ответ на вопрос о характере собственности в разумном обустройстве общества предпринял в первой половине ХХ века Иван Ильин: «Возможен ли дух без свободы и творчества? Возможны ли свобода и творческая инициатива без частной собственности?» (Ильин И.А. Указ. Соч. — с. 311). В его понимании, советский эксперимент построения социалистического общества на основе утверждения приоритетов «общественной собственности» на средства производства стал фатальным искажением творческой природы общественного разума людей, нацеленного в своем здоровом состоянии на утверждение «индивидуальности» их одухотворенного существа в практике повседневной жизни. «Человеку реально дан от Бога и от природы особый, определенный способ телесного существования, душевной жизни и духовного бытия: индивидуальный способ. Всякая теория и всякая педагогика или политика, которые с ними не считаются, вступают на ложный и обреченный путь» (Ильин И.А. Указ. Соч. — с. 314). Аргументация русского мыслителя базируется на признании творчества высшей духовной способностью человека, энергия которого питается максимальной свободой его индивидуальной, неповторимой «личности» как конечным основанием всех социальных достижений. «Кто отвергает частную собственность, — заявляет философ, — тот отвергнет и начало личного духа; а этим он подорвет и общество, и государство, и хозяйственную жизнь своей страны» (Ильин И.А. Указ. Соч. — с. 315).

Так ли это? Существует ли в действительности неразрывная связь между творческой способностью человеческого духа и властью частной собственности в организации общественного производства? «Говоря о частной собственности, – раскрывает Иван Ильин свое понимание предметной сути жизнедеятельности людей, – я разумею господство частного лица над вещью – господство полное, исключительное и прочно обеспеченное правом (т.е. обычаем, законом и государственной властью)… Я разумею именно право лица, т.е. прежде всего индивидуального человеческого существа, … одаренного личным инстинктом и личным духом, … преследующего свои частные интересы трудового, хозяйственного характера. … Это господство должно быть исключительным, т.е. собственник должен иметь право устранять всех других лиц от пользования вещью или от воздействия на нее» (Ильин И.А. Указ. Соч. — с. 321-322). Мы не разделяем такую позицию: по нашему мнению, «единичность», «индивидуальная обособленность» человеческого существа есть реализация его изначальной, «естественной свободы» как выражения природной стихии, неразумной в своем первичном, «хаотическом движении» и потому «греховной», по христианскому воззрению, то есть «безумной», в обыденной терминологии, выступающей в качестве «ложной», «разрушительной» силы, «непродуктивной» по своим социальным последствиям. Преодолением этой «неразумной», «ложной», «индивидуальной свободы» и становится «социализация» новых поколений людей, усвоение ими «коллективного опыта» предков и сознательное их стремление к сплочению совместных действий в достижении «общего результата», в утверждении «общих владений» их коллективного разума как пространства «общественной собственности».

При разработке всякой проблемы, намечает Иван Ильин путь к правильному решению вопроса, следует руководствоваться свидетельствами объективного опыта людей. «Какие бы вопросы не разрешал человек в своей земной жизни – теоретические или практические, материальные или духовные, личные или общественные, – он обязан всегда считаться с реальностью, с данными ему объективными обстояниями и законами» (Ильин И.А. Указ. Соч. — с. 313). Это его утверждение следует признать вполне верным: исторические достижения советского общества в осуществлении социальных преобразований на основе коллективистской идеологии «научного коммунизма» ставят под сомнение тезис о неразрывной связи творческих ресурсов человеческого духа с частным, эгоистическим расчетом индивидуальных личностей.

Творчество представляет собой такую реализацию духовной энергии людей, при которой происходит обогащение наличного бытия новыми индивидуальными формами на общем их основании, когда созидательный настрой разума становится главным выражением свободы человеческого духа. В построении глобального социума надо очистить, «освободить» созидательную, разумную энергию сознательных действий людей от разрушительных, безумных проявлений их «злой» воли. Творческая реализация человеческой свободы предполагает рождение новой действительности при опоре на более ранние свои достижения, когда «старое» оказывается предпосылкой и подосновой нового, обеспечивая своей конструктивной устойчивостью утверждение этого нового. Следовательно, в содержании творческой свободы «общее» преобладает над «частным» и поддерживает его, тогда как при разрушительной свободе «частное» отвергает и разрушает, подавляет свое «общее» начало, подталкивая этим себя к гибели.

Принципиальное решение вопроса о созидательных основаниях «собственности» заключается в установлении конечного продукта всех наших «разумных» действий, продуцирующих в своем содержании приоритетный смысл «индивидуального блага» или же «коллективного добра». Первым и последним продуктом разумных усилий людей в созидании будущего выступает «Язык» как действительное претворение разумных очертаний их совместной жизни. Язык однозначно говорит человеческому сознанию, что  не «МОЕ», но «НАШЕ» является главным мотивом реализации разумной, созидательной энергии в жизни глобального социума: не «частная», но «общественная» собственность определяет полноту созидательных возможностей разумного будущего человечества. Поэтому приверженцы «коммунистической идеологии» духовного братства народов должны руководствоваться в целенаправленном созидании гармоничного социума концептуальными наработками научно-философской системы «онтологического символизма», утверждающей законы речевого общения людей генеральными императивами в определении разумного будущего человечества (См.: Л.А. Гореликов, Идейные начала современного «русского мировоззрения» в научно-философской концепции «онтологического символизма» // «Академия Тринитаризма», М., Эл № 77-6567, публ.22199, 16.06.2016).

Этот «общий» творческий импульс нашего времени, главный созидательный мотив жизненных устремлений глобального социума должен найти конституционное закрепление в нынешних перестроениях правовых оснований российского общества.

 

Л.А.Гореликов – д.ф.н., профессор, академик Ноосферной общественной академии наук

Белорусский проект научного будущего русского мира в реалиях глобального социума

«Национальная духовная культура есть как бы гимн, всенародно пропетый Богу в истории, или духовная симфония, исторически прозвучавшая Творцу»

(Иван Ильин).

 

Начало 2020 года было ознаменовано в жизни Российской Федерации неожиданной сменой правительства, вновь указавшей на генеральную особенность Русского мира как проблему в воспроизводстве управленческой элиты, призванной обеспечить разумный, целесообразный характер функционирования государственной власти. За прошедшие века исторического развития российского государства были перепробованы, кажется, все известные формы организации управленческого аппарата. В этом перечне мы видим и республиканский опыт граждан Великого Новгорода по учреждению военно-контрактной службы «заезжих варягов», и укрепление «семейно-родовых» уз организации княжеской власти в Киево-Новгородской Руси, и религиозно-церковное «обоснование» верховного права московских князей на Русское царство, и утверждение самодержавной власти в Российской империи, и формирование интернационально-классовой партийно-политической структуры управления в СССР, и разработкусегодняшней персонально-конспиралогической системы подбора и расстановки руководящих кадров в постсоветской РФ.

Однако все эти формы государственного управления лишь частично оправдали себя в реализации исторического курса российской державы, а их первоначально «скрытые» недостатки становились со временем очевидными для населения, побуждая народные массы на очередной бунт или, говоря современным языком, к революционным действиям в обновлении общественного устройства. Радикальной эпохой «социального самоопределения» человечества стало наше время «глобализации мирового сообщества», предложившее россиянам две генеральные «управленческие модели» построения глобального социума – «финансово-олигархической», основанной на необоримой силе «материальных ресурсов» хозяйствующих субъектов, и «научно-идеологической», основанной на логической ясности научно-познавательных способностей людей. Ключевой вопросXXI века будет представлен дилеммой: КТО станет генеральным правителем глобального социума – “НАУКА” или “ФИНАНСЫ”, научная идея или денежная масса?

Современная эпоха не только поставила перед человечеством важнейший вопрос о главном субъекте разумного управления обществом, но также «требует» от граждан дать «перспективный» для мировой истории ответ на него. Такой крайне опасной, но очень убедительной “ПОДСКАЗКОЙ” современному человечеству в осмыслении исторической перспективы служит мировая эпидемия «китайского вируса», заставляющая честных людей делать основную ставку в деле спасения рода людского от смертельной угрозы на НАУКУ как концептуальную силу в утверждении созидательного будущего мирового сообщества: наука и только наука имеет право быть генеральным правителем как глобального социума, так и национальных государств. В ином случае человечество обрекает себя на верную гибель от внешних угроз и социальныхконфликтов.

Надо признать, что российская наука понесла в постсоветский период значительные потери в результате правления нынешних проводников олигархического курса. Но сегодняшняя экстремальная ситуация в мировом сообществе, обозначенная вспышкой эпидемии «китайского вируса», требует от российской научной элиты чрезвычайных мер в деле укрепления своей практической воли в управлении страной и концентрации всех ее интеллектуальных ресурсов в поиске лекарственных средств для борьбы с крайне опасным недугом, в осмыслении путей научной организации российского социума. Академия Наук или Кремль – такова определяющая жизненная дилемма современного российского общества в нахождении главного звена национального развития, в проектировании достойного будущего страны. Судя по нынешней ситуации в мировом сообществе, эпидемия «китайского вируса» должна стать тем «предупреждающим колоколом», гул которого должен пробудить русский народ к решительным действиям в претворении разумного будущего человечества, в спасении людей от губительной «идеологии потребительства» и социальной системы «капиталистического рабства»: очень жестко, но достаточно эффективно в концентрации интеллектуальных сил народа для глобального самоопределения в мире.

Смертельная угроза «китайского вируса» определяет жизненную необходимость «самоизоляции» национальных сообществ от «интенсивного» международного общения. Стратегия Кремля на «всемирную специализацию» России в прокладке трубопроводов по всем направлениям провалилась: нужна полная автономизация страны в способности саморазвития. Сегодня выживут лишь те страны и народы, которые максимально плотно закроют свои границы от влияния внешних факторов: Евросоюзу в этом плане грозит историческая катастрофа. Спасение национальных сообществ от вымирания будет зависеть от самоорганизации социума, от его самообеспечения на основе интенсивного развития научных знаний: лишь наука способна спасти человечество от гибели.

«Социальная слабость» современной российской науки в утверждении будущего страны побуждает «русский разум» искать дополнительные практические ориентиры в проектировании идейного горизонта общественной практики. Исторической «подсказкой» в определении жизнеутверждающих смыслов будущего человечества служит не только смертельная угроза распространения «китайского вируса», но также«поступательный ход» развития мирового сообщества. Глобализация современного социума означает «генерализацию» его жизненного опыта и приведение содержимого социально-исторического процесса к общему знаменателю как взаимодействию мировых цивилизаций Юга и Севера, Запада и Востока.

Южная цивилизация представлена традиционным укладом жизни индусов, евреев и арабов: принципом их социальной стратегии является религиозная Вера в незыблемость, неизменность нравственных канонов совместной жизни людей – социально-кастовой у индусов, семейно-родовой у евреев и всемирно-бытовой у представителей исламских народов. Если жители Юга признают «незыблемость» религиозной традиции, а народы Востока почитают принципы коллективизма, «общинности», то для стран Запада практическим руководством стал принцип «индивидуализма», всеобщего соперничества людей в погоне за благами жизни. Народы Северной цивилизации, проживая в наиболее «жестких» природных условиях, руководствуются в своей практической деятельности принципами «коллективизма» и «творчества», соединяя в высшем синтезе требования общинности и индивидуальности. Общая логика всемирной истории направляет социально-исторический процесс от культивирования религиозного духа народов южной цивилизации к самоутверждению социально-политического регламента восточных стран с последующим возвышением западной цивилизации правового индивидуализма и финальным расцветом творческой культуры народов северной цивилизации.

Этнокультурным ядром северной цивилизации выступает Русский мир в единстве этнокультурных традиций Украины-Руси, Российской Федерации и Белоруссии. Если «западенцы» Украины жаждут «распыления» Руси в западном сообществе, а Кремль хочет превратить Россию в природную кладовую, а точнее – в «выгребную яму» для общего пользования всего глобального социума, то Беларусь пытается утвердить полную самостоятельность Русского мира в претворении будущего путем культивирования передовой науки, на основе научной реконструкции исторического опыта СССР в рациональном обустройстве гармоничной целостности общественной жизни. Идейный спор этих трех исторических проектов – «исторического распила», «выгребной ямы» и «социального сотрудничества» – и определит ближайшее будущее всего мирового сообщества. Наиболее сложным для осуществления является белорусский проект «научного социально-гражданского самоопределения» Русского мира.

На путь «коренного» общественно-политического самоопределения в созидании будущего толкает республику Беларусь не только крайне опасная эпидемиологическая ситуация в мире, но также исключительно «братская» политика Кремля в поставках для белорусского социума нефтегазовых ресурсов, очень напоминающая по своему характеру практическое наставление стародавней русской пословицы: «Люби жену как душу, тряси её как грушу». Но Беларусь для России не пассивное начало совместной жизни, а реализация политической воли братского для великороссов белорусского народа: возникает подозрение, что в постсоветской России правят сегодня далеко не «братские, а «чужеродные» русским народам силы. Нарастающее нефтегазовое давление РФ на белорусскую экономику побуждает белорусскую общественность более оперативно решать ключевые жизненные проблемы современности, искать новые пути в осмыслении окружающей действительности и роли страны в мировом сообществе.

Нынешняя зависимость белорусского социума от «чужеродной воли» хозяйствующих субъектов РФ может и должна быть преодолена революционным идейным прорывом белорусской научной мысли в постижении фундаментальных законов мировой целостности. Если во времена Минина и Пожарского освобождение Москвы от иноземной власти пришло с Востока, то ныне это очищение русской столицы от «чужеродного духа» должно прийти с Запада: заветный ключ к воротам Московского Кремля должна преподнести русскому народу передовая научная мысль республики Беларусь. Только такая чисто «идейная победа» в научном понимании мировой целостности станет надежной гарантией полного освобождения Русского мира от сегодняшней олигархической «еврокабалы».

Если природная благодать Украинской земли определила когда-то жизненное «начало» русской социально-исторической практики, а великодержавный рассудок России утвердил ее «настоящее» состояние, то глобальное «будущее» Русского мира будет зависеть от интеллектуальных ресурсов Белорусского социума. Оформление первоначально индивидуально-чувственного, субъективно-личностного сознания русских народных масс, затем укрепление их социально-корпоративного, производственно-технического рассудка и наконец самоопределение научно-философского, интегрально-всеобщего интеллекта в претворении универсальной целостности современной отечественной культуры — таковы основные вехи духовного развития Русского народа в утверждении своего глобального будущего.

 

Л.А.Гореликов – д.ф.н., профессор, академик Ноосферной общественной академии наук

Актуальные проблемы Русского мира в созидании достойного будущего

«Ныне мы переживаем эпоху, когда правопорядок становится повсюду непрочным и колеблется в самых основах своих; когда большие и малые государства стоят перед возможностью крушения и распада, и над миром носятся какие-то всеразлагающие дуновения или даже порывы революционного ветра, угрожающие всей человеческой культуре»

Иван Ильин

 

Жизнь людей как разумных существ имеет двойственное основание — небесное и земное, религиозно-сакральное и исторически преходящее, священное и актуально-практическое. Земное, социально-историческое измерение человеческой жизни укрепляется правосознанием и пополняется нравственным опытом людей, нацеливая их, с одной стороны, на укрепление «родового единства» как духовно-сплоченного этнического сообщества и обогащая, с другой стороны, практический опыт отдельных «личностей» как индивидуальных носителей творческой энергии человеческого существа. Если «род» как этнокультурная общность людей фиксирует свой духовный потенциал в виде правосознания, то «семья» служит естественным основанием формирования у них глубоко личностной, «самовольно-творческой» идейно-нравственной установки по расширению жизненного пространства своих индивидуальных возможностей в утверждении желанного будущего. Если нравственность намечает личностную «инновацию» в конфигурации индивидуальных действий людей, то право укрепляет социальную «традицию» в осуществлении общественной практики. «Правосознание, — указывал Иван Ильин, — есть как бы легкое, которым каждый из нас вдыхает и выдыхает атмосферу взаимного общения» (Ильин И.А. Религиозный смысл философии. М.: ООО «Издательство АСТ», 2003. — 694 с., с. 277).

Человечество переживает ныне эпоху глобализации общественной жизни, подчиняя коллективные действия людей универсальным законам объективного бытия, требованиям всемирного Разума. Эта эпоха распадается на два исторических периода — радикальной конфронтации ведущих держав ХХ века, приведшей к двум мировым войнам, и глобальной консолидации человечества в наступившем столетии как времени его перехода к стратегии разумного сотрудничества народов Южной и Северной, Восточной и Западной цивилизаций. «Итак, — констатирует Иван Ильин, — первое правило правосознания гласит: соблюдай добровольно действующие законы и борись лояльно за новые, лучшие» (Ильин И.А. — Указ. Соч. — с. 280). Вопрос ныне стоит о жизни и смерти человечества: оно или погибнет в ближайшем времени от безумия собственных действий в утверждении приоритета частных ценностей или же преодолеет их власть над собой и придет к разумному соглашению государств о сотрудничестве в созидании совместного будущего. Государственный Ум национальных сообществ требует ныне от них устранения всякой возможности военного конфликта как угрожающей гибелью всему человечеству. «Ибо государство, — в понимании И.Ильина, — есть организованное общение людей, связанных между собою духовной солидарностью и признающих эту солидарность не только умом, но поддерживающих ее силою патриотической любви, жертвенной волей, достойными и мужественными поступками» (Ильин И.А. Указ. Соч. — с. 292).

Если представители южной цивилизации в лице индусов, евреев и арабов культивируют «незыблемость» канонов мирового Разума в строгом следовании религиозным традициям, а народы Востока утверждают дух коллективизма, «общинности» в качестве верного руководства общественной практикой, то для стран Запада таким главным ориентиром их социальной практики стал принцип «индивидуализма», всеобщей конкуренции людей в погоне за благами жизни. Народы Северной цивилизации, проживая в наиболее «жестких» природных условиях, руководствуются в своей практической деятельности принципами «коллективизма» и «творчества», соединяя в высшем синтезе требования общинности и индивидуальности. Общая логика всемирной истории направляет социально-исторический процесс от культивирования религиозного максимализма народов южной цивилизации к утверждению социально-политического регламента восточных стран с последующим возвышением западной цивилизации правового либерализма и финальным расцветом творческой культуры северной цивилизации. Ведущей социальной силой в самоопределении северной цивилизации выступают народы Русского мира в лице малороссов, великороссов и белорусов, идейным ресурсом которых служит мировоззренческая целостность, системная полнота достоверных знаний о законах природного бытия.

Однако русские народы, как свидетельствует современная действительность, оказались крайне разноликими в своих духовных предпочтениях. Если малороссы стремятся в чувственной экспрессии своего характера к индивидуализму западного стиля жизни, а великороссы склоняются в пространственной шири своей земли к требованиям государственного рассудка восточной цивилизации, то белорусский народ, как показал его самоотверженный героизм в Великой Отечественной войне, исповедует патриотический дух «добровольного служения» Родине в созидании лучшего будущего на основе законов научного разума. Сегодня глобальный социум застыл в противостоянии «спонтанного индивидуализма» Запада и «глубинного коллективизма» Востока, в противоположности «религиозного радикализма» народов Юга и «научного максимализма» русского этноса в утверждении общества «социальной справедливости». Нравственным средоточием русской воли в претворении «братского будущего» человечества служит чувство «взаимной любви», религиозным культом которой стала православная вера. «Христианская религия, — отмечал в свое время Иван Ильин, — учила человека новому отношению к Богу и к людям. Она призывала его к живому единению с Божеством в целостной, беззаветной любви и к живому единению с ближними в искреннем боголюбивом человеколюбии» (Ильин И.А. Указ. Соч. — с. 271-272).

Чтобы выжить в современном глобальном споре мировых цивилизаций русский народ должен точно определить свои социальные устои, соединив живой связью общих ценностей и малороссов-украинцев, и великороссов, и белорусов: такой коренной ценностью для всех русских выступает идея «братства» как духовного средоточия «семейного уклада» разумной организации российского общества: «СЕМЬ-Я» — вот социальная максима Русского мира, общий центр жизненных устремлений и малороссов, и великороссов, и белорусов. «А это означает, что государство надо понимать как живую систему братства, прямо соответствующую духу евангельского учения» (Ильин И.А. Указ. Соч. — с. 299). Если для «религиозного радикализма» еврейского этноса абсолютной ценностью выступает правовая идеология «родовой сплоченности», то для русских людей такой высшей ценностью оказывается моральная идеология «семейной любви», братской солидарности, религиозной «максимой» которой и явилось христианское учение о животворной энергии вселенской Любви, определяющей гармоничную целостность мирового бытия как единства «Бога-Отца», «Бога-Сына» и «Святого Духа». «В человеческой душе возжигалась неугасимая купина любви, обновлявшей все ее духовные акты, открывавшей им новые силы и новые цели» (Ильин И.А. Указ. Соч. — с. 272).

Признавая «семью» социально-практической «первоосновой» исторического развития Русского мира, мы должны четко определить ее идейные очертания. «Семья», в нашем понимании, являет собой генеральный способ воспроизводства индивидуальной и коллективной жизни людей, основанный на «естественном зачатии» нового «человеческого существа» посредством акта «физиологического сожительства» особей мужского и женского пола с последующим воспитанием новорожденного до времени его социальной зрелости как периода обретения им полной самостоятельности в воспроизведении новых представителей человеческого рода. По нашему мнению, «искусственное оплодотворение» должно быть запрещено как «нарушающее» естественный «закон» воспроизводства человеческой особи на основе «таинств» жизненной силы «половой любви» между мужчиной и женщиной, определяющей посредством физиологического механизма зачатие «здоровых», полноценных индивидов. Руководствуясь идеологией максимально полного естественного прироста детей в семьях российских граждан, следует признать право супругов на расторжение брачных уз в случае отсутствия у них в течении трех лет совместной жизни новорожденных без какого-либо их нравственного осуждения.

Исходя из признания приоритетов «семейной жизни» в поступательном развитии Русского мира и учитывая особенности современной эпохи глобализации человеческого сообщества, мы предлагаем внести следующие изменения в нравственно-правовые основы российского государства.

1/ Необходимо исключить из содержания статьи №13 Конституции РФ положение о запрете «патриотической», «национально-государственной идеологии» в жизни современного российского социума и положение конституционной статьи №15 о превосходстве международного права над национально-российским законодательством как умаляющих суверенитет российского государства.

2/ Смертельная угроза «китайского вируса» определяет сегодня жесткую необходимость максимальной «самоизоляции» национальных сообществ от «интенсивного» международного общения. «Всему свое время, — говорит Екклизиаст нашим современникам, — и время всякой вещи под небом: время рождаться, и время умирать, … время разбрасывать камни, и время собирать камни». Ныне настало время изменить исторический курс развития России: он должен быть перенацелен на полную автономизацию жизни страны на основе максимальной духовно-нравственной консолидации российского общества.

3/ В условиях становления глобального социума «формально-юридическое право» государственной власти на управление общественной практикой должно все более подкрепляться в реализации своих полномочий требованием объективно-научной обоснованности принимаемых решений. Социально-практическая дилемма в управлении обществом между политической «волей Большинства» и консолидированной «волей Капитала» должна быть разрешена на основе признания безусловного приоритета «требований Науки» в проектировании разумного будущего человечества. Важнейшим императивом в деле разумной организации общественной жизни современной России должен стать культ научных знаний, утверждение науки первоосновой глобализации мирового сообщества как реализации стремления народов к универсализации законов конструктивной деятельности людей.

4/ Руководствуясь русской идеологией «братства», следует признать процесс «деторождения» первейшей заботой российского государства с предоставлением роженице единовременного «материнского капитала» без каких-либо ограничительных условий его использования и с ежемесячной выплатой денежных средств на содержание матери и ребенка.

5/ Признать «чадолюбие» в качестве «главной нравственной заповеди» российского общества как практического претворения «семейной сути» русского этноса.

6/ Признать «погребение» умерших не частным делом гражданских лиц, а категорической обязанностью государства как свидетельства его нравственной связи с гражданами от «рождения» до «смерти». Юридически закрепить право граждан на посмертную «кремацию» их останков с согласия родственников без каких-либо материальных затрат с их стороны, получающих от исполнительных органов государственной власти урну с прахом умершего для дальнейшего «захоронения». Если администрация не в состоянии обеспечить выполнение этих двух элементарных функций в консолидации общества (деторождения и погребения), то такое государство не вправе именоваться как «социальное».

7/ Утвердить «прогрессивный налог» на доходы российских граждан как свидетельство их высокой социальной сплоченности и готовности идти на личные жертвы во имя общероссийской солидарности (если нет «достойной жертвенности», «самоотверженности» в «хозяйственной», вполне мирной деятельности граждан, то ее тем более не будет в случае экстремальных условий «военного времени»):

– свидетельством самого «дикого» антипатриотизма в жизни современного российского общества надо признать «одинаковый» налог на доходы для всех граждан от нищих до олигархов, когда «минимальный» процент налоговых отчислений оказывается в то же время наглядным показателем «минимального характера» «патриотической самоотверженности» россиян;

– вполне «достойным» свидетельством «гражданского патриотизма для «самых богатых россиян» служит процентная ставка их отчислений в пользу государства в размере 50% от всей суммы доходов, когда половина наработанного остается у них, а другая половина отдается в «братское пользование» всего российского социума;

– самые «бедные» и «многодетные» граждане должны быть полностью освобождены от подоходного налога (крайне безнравственно отбирать «хлеб» у нищих и детей).

8/ Следует в экстренном порядке вернуть «смертную казнь» в правоохранительную практику современного российского государства в случаях:

– сознательного убийства или жестокого насилия над ребенком,

– сознательного убийства или жестокого насилия над престарелыми лицами (пенсионерами),

– государственной измены, угрожающей целостности российского общества.

9/ Приведение смертной казни в исполнение должно для исключения возможности ошибочных решений осуществляться лишь через три года после вынесения приговора и при отсутствии ходатайств от основных церковных сообществ страны об их помиловании с обязательством взять осужденных на поруки.

10/ Для точной фиксации установленного самим господом-Богом закона об этнокультурном разнообразии людских масс следует указать в идентификационных документах российского населения (государственных паспортах) национальную принадлежность гражданских лиц – русский, татарин, мордвин, калмык, еврей, чеченец, осетин, и т.д. и т.п., то есть восстановить в паспортных данных графу «национальность» для добровольного самоопределения гражданами своей этнокультурной принадлежности.

11/ На фоне стремительного нарастания в современном мире международной напряженности Кремль должен ясно указать «социально-нравственные», «идеологические приоритеты» патриотической стратегии России в реалиях глобального социума. У российского государства нет иного пути в будущее, как максимально полной проработки вопроса об идейных основах своей исторической практики, способной обеспечить консолидацию граждан в разумной организации совместной жизни.

Желаю всем россиянам мудрости и гражданской сплоченности в конституционном укреплении жизненных устоев своего Отечества на основе требований социальной справедливости и нравственного гуманизма. «Итак: государство не призвано опускаться до частного интереса отдельного человека; но оно призвано возводить каждый духовно-верный и справедливый интерес отдельного гражданина в интерес всего народа и всего государства. Если государство это делает или, по крайней мере, стремится к этому, то оно выполняет свое духовное и христианское призвание, становится через это социальным государством и воспитывает этим своих граждан в духе христианской политики. И тогда оно становится орудием всеобщей солидарности и гражданского братства» (Ильин И.А. Указ. Соч. — с. 304).

 

Л.А.Гореликов – д.ф.н., профессор, академик Ноосферной общественной академии наук

Научное качество Русского мира в историческом пространстве глобального социума

«Жизнь вообще имеет смысл и может совершенствоваться только тогда, когда бережется и растится качество; нет его – и гибель становится неминуемой. А качество творится и обеспечивается прежде всего и больше всего культурой личного духа. … Где личный дух пренебрежен и унижен, общественность будет больною и творчески бессильною»

Иван Ильин

 

Человечество переживает ныне критическую фазу в своем развитии, связанную с формированием глобального социума, поступательное развитие которого требует от каждого национально-государственного объединения людей следования максимально общим императивам совместных действий, побуждая их к выявлению универсальных законов мировой целостности. Поскольку эти законы должны управлять деятельностью граждан в их отношениях с окружающей природой, постольку духовной опорой в определении всеобщих законов бытия оказывается научный разум, выражающий творческую силу логического мышления в познании необходимых связей объективной реальности: НАУКА – вот генеральная идейная сила в развитии глобального социума. Продуктивное самоутверждение глобального социума в исторической практике человечества предполагает нахождение научной мыслью объективно всеобщих законов мироздания, обозначающих контуры природного бытия как качественно-единой, внутренне интегрированной реальности, нацеленной в собственном развитии на количественное возрастание множества индивидуальных форм своей организации.

Сила научного мышления в познании всеобщих законов бытия заключается не только в фиксации разнообразия происходящих в мире событий, но прежде всего в целенаправленном освоении действительности в соответствии с гуманистическими установками конструктивного разума людей, нацеленными на утверждение единства человеческого рода. Формирование духовного единства глобального социума обеспечивается системой образования конкретных национальных сообществ, нацеленных в своем функционировании на формирование социально зрелых самодеятельных личностей в соответствии с историческим опытом данных народов и их нравственными идеалами. Следовательно, разумная, идейная суть глобального социума коренится в системе образования мирового сообщества. Возникает судьбоносный для будущего Русского мира вопрос о качестве его образовательной системы и наиболее зрелом воплощении этого качества в практической деятельности народных масс.

Историческим началом духовного развития Русского мира и конечным гражданским «продуктом» общероссийской исторической практики выступает русский народ во всем разнообразии своих жизненных установок, направляемый в собственных действиях определенными нравственными традициями и религиозными идеалами. Однако русский люд многолик в своих социально-исторических предпочтениях: самые зримые его черты выражаются в психологических особенностях малороссов-украинцев, великороссов и белорусов. Если украинцы исповедуют принципы европейского либерализма и индивидуализма, а великороссы в основной своей массе действуют при освоении новых территорий в соответствии с требованиями коллективизма и традиционализма, то главным качеством белорусов стала нравственная укорененность в «родной почве», стойкость в сопротивлении внешним угрозам и самоотверженность в защите своего права на собственный проект разумного будущего родной страны. Именно белорусы в силу их самоотверженности и нравственной сплоченности в обустройстве родной земли и должны будут обеспечить наиболее продуманное и продуктивное вхождение Русского мира в пространство глобального социума.

Но для реализации «белорусского плана» исторического будущего Русского мира в реалиях глобального социума духовной опорой общественной практики должна стать «максимальная полнота», универсальная целостность научных знаний о мировой реальности, когда «глобальная НАУКА» утверждается главным «зачинщиком», генеральным «идейным императивом» общественной практики. Такой «решающий статус» грядущей науки глобального социума требует от гражданского интеллекта белорусского общества осуществления «революционного прорыва» научной мысли в постижении окружающей действительности, «качественного скачка» в научном понимании законов мировой целостности.

Этот «качественный скачок» в развитии общественного интеллекта, концептуальный переход коллективного разума от фрагментарной науки прошлого века к интегральной, целостной системе научных знаний глобального социума осуществляется уже в наше время при рациональном объяснении главного объективного ФАКТА «космической ночи» мироздания. Глобальную проблему современной науки можно обозначить следующей дилеммой: как разумно объяснить и научно описать факт необъятной темноты космоса при наличии в нем тысяч и тысяч звездных миров, свет которых «растворяется» и «теряется», исчезает в просторах Вселенной при наличии относительной устойчивости, организационной сомкнутости ее пространственной конфигурации? Постановкой такого вопроса современная наука поднимается с «локального», «фрагментарного» уровня своей организации к освоению «универсально-интегрального», «целостного» ресурса объективного мира. Если человечество не перейдет в ближайшей перспективе на этот «высший», всеобщий, «целостный» уровень осмысления действительности, то оно в скором времени само себя уничтожит из-за несоответствия логики своих «социально-исторических действий» энергитическим потокам природных процессов.

Обозначенный генеральный «Факт» темноты космической реальности я объясняю действительностью постоянного «ускорения» электро-магнитного сигнала, убегающего с нарастающей скоростью от своего истока и начальной «фиксации» собственной величины в восприятии возможных «наблюдателей». Если главным руководством науки ХХ столетия в описании действительности стал закон СТО и ОТО о постоянстве скорости света в вакууме (300000 км/сек), не способный рационально объяснить темноту мирового космоса, то выдвинутая мной в объяснении природной целостности гипотеза о постоянном ускорении электро-магнитного сигнала величиной в триста тысяч километров в секунду в квадрате (300000 км/сек2) дает разумное объяснение этому глобальному факту. Использование данной гипотезы при вычислениях общей динамики мировой реальности приводит к определению длительности существования Вселенной интервалом времени в один триллион двести восемьдесят девять миллиардов лет, получая при этом эмпирическое подтверждение своей объективности (См.: Л.А. Гореликов, Темпоральные основы развития мировой целостности // «Академия Тринитаризма», М., Эл № 77-6567, публ.16879, 10.10.2011).

Намеченный прорыв научной мысли в описании объективной реальности и должен послужить идейным началом глобальной научной революции в объяснении законов саморазвития мировой целостности, историческое осуществление которой становится первоочередной задачей белорусского научного сообщества в силу следующих социальных обстоятельств.

Во-первых, в силу нарастающей угрозы военной агрессии против современной России и государств Русского мира со стороны западного военного альянса стран НАТО: если научную революцию не осуществит в ближайшем будущем Русский мир, то ее проведет Запад с очень печальными для русского люда последствиями.

Во-вторых, в силу нравственной утраты современной Россией статуса духовного лидера в проектировании будущего Русского мира, исторически узаконенной положением статьи №13 Конституции РФ о запрете «патриотической», национально-государственной идеологии и практически «подкрепленной» русофобским духом Киевской «революции достоинства», антироссийским выбором прозападного курса развития современной Украины.

В-третьих, в силу консервативно-олигархического уклада жизни современной России, всецело настроенного на эксплуатацию природных богатств страны и прежде всего ее нефтегазовых ресурсов с полным забвением принципов научной организации общественного производства как реализации на практике стратегии идейно-нравственного приоритета коллективно-общих ценностей над индивидуально-частными интересами. Олигархический характер политической власти в РФ получил свое наиболее очевидное выражение в «одинаковом» налоге на доходы для всех граждан от нищих до миллиардеров. Вполне очевидно, что такая власть не будет заинтересована в духовном развитии народных масс, побуждая их к решительным действиям в утверждении социальной справедливости, в поступательном движении общества на основе достижений передовой научной мысли.

Среди государств Русского мира лишь Беларусь наиболее заинтересована в интенсивном развитии общественного производства на основе открытий передовой науки: она не имеет такого чудесного климата и плодородного чернозема, как Украина; у нее также нет такого изобилия минеральных ресурсов, как у России: главное богатство Беларуси – это ее граждане и их творческий интеллект. Если РФ пытается компенсировать падение мощи научного интеллекта в развитии общества укреплением религиозных канонов жизни народных масс (подобно «еврейскому закону»), вполне оправданным в условиях совместного проживания народов всех мировых религий, то этнокультурная однородность белорусского социума позволяет ему сделать главный акцент в своем духовном развитии на культивировании научных знаний. Поэтому будущее Беларуси напрямую зависит от реализации в ее жизненной практике открытий глобальной научно-технической революции. Наука и только НАУКА способна спасти Русский мир и Беларусь как его социально-нравственную сущность от исторического крушения.

Если Беларусь не положит начало глобальной научной революции уже сегодня, то начать ее «завтра», возможно, ей уже не придется, так как агрессивные силы западного альянса уже сконцентрированы у западного порога Русского дома для военного вторжения, для силового решения «русской проблемы». Да и внутри Русского мира, как показали события на Украине и разногласия Беларуси с РФ в споре о поставках нефти, также нарастают противоречия, не обещая в ближайшем будущем ничего хорошего. Но при всех негативных тенденциях в Русском мире («китайский вирус») главный социальный факт заключается в том, что Беларусь вполне способна осуществить научную революцию собственными силами. У нее есть самоотверженный народ, готовый поддержать правительство страны в стремлении к достойному будущему. У нее есть интеллектуально зрелая научная общественность, готовая положить все свои силы во благо своего Отечества. И главное, у нее есть сегодня политический лидер, нацеленный на построении в Беларуси общества «социальной справедливости», утверждающий Благо народных масс высшей целью своей политической воли. Все ныне зависит от идейной сплоченности белорусского общества в созидании разумного будущего.

Общий наш вывод таков: Россия без осуществления глобальной научной революции не выживет в глобальном социуме. А из всех государств современного Русского мира лишь Беларусь кровно заинтересована в достижениях научной мысли и способна в своем интеллектуальном ядре осуществить глобальную научную революцию: именно она призвана выразить «чистое идейное качество» Русского народа. Поэтому спасение Русского мира от погибели зависит сегодня от «идейных ресурсов» белорусской земли. Будем надеяться, что белорусская интеллигенция откликнется на призыв мировой истории к глобальному обновлению научной картины мира.

 

Л.А.Гореликов – д.ф.н., профессор, академик Ноосферной общественной академии наук

Генеральная проблема в претворении светлого будущего России и всего мирового сообщества

«Патриотизм может жить и будет жить лишь в той душе, для которой есть на земле нечто священное; которая живым опытом (может быть, вполне «иррациональным») испытала объективное и безусловное достоинство этого священного — и узнала его в святынях своего народа» Иван Ильин

 

Человечество переживает ныне эпоху глобализации сознательных усилий людей в претворении будущего, утверждая в их коллективных действиях универсальные законы мировой целостности. Этот период в истории человеческого сообщества слагается из двух подэтапов — глобальной конфронтации ведущих держав современного социума, обозначенной двумя мировыми войнами прошлого века, и разумной консолидации в наступившем столетии жизнедеятельности народных масс цивилизаций Юга и Севера, Востока и Запада. Наше время поставило мировое сообщество перед фатальной проблемой: или прийти к общему согласию в понимании совместного будущего, или погибнуть в огне нового глобального конфликта. Великое Устроение — такова коренная идейная суть, генеральная гуманистическая задача современной эпохи.

Историческая «глобализация» общественной жизни как процесса «универсализации» законов социального бытия — это не нравственная «прихоть» современного человечества, а «железная необходимость» его исторического развития в соответствии с требованиями коллективного разума и потенциалами объективной реальности. Реализация данной потребности мирового сообщества в достижении разумной консолидации собственных действий определяется возникновением «глобальной угрозы» для будущего всего человечества, стремительно приближающегося к моменту своей гибели. Нарастание «смертельной угрозы» для мировой цивилизации явно просматривается в темпоральной динамике ее исторического развития: эта динамика представлена поэтапным «сжатием», регулярным «усыханием» длительности временных параметров существования общественных формаций по мере утверждения «настоящего» и его превращения в интервал «нулевой протяженности», свидетельствуя этим о наступлении эпохи «безвременья» как реальной возможности гибели современного социума.

Смоделируем общие контуры глобальной динамики исторического развития мирового сообщества в ретроспективной проекции от настоящего в прошлое: исходной мерой намечаемой ретроспекции будет интервал времени в 1 век (100 лет). Отложим последовательно 6 отрезков мирового времени, из которых каждый последующий в ретроспекции этап будет охватывать удвоенное время предшествующего. Сумма элементов данного числового ряда – 1, 2, 4, 8, 16, 32 – составит отрезок времени в 6300 лет, указывая в своем итоге на такой узловой момент истории человечества, как становление на рубеже V–IV тыс. л. до н.э. раннеклассовых цивилизаций Востока – Древнего Египта и Месопотамии. Если к полученной сумме в 63 столетия прибавить десятикратное увеличение 6-го шага нашей прогрессии (320 веков), то полученная величина в 38300 лет будет соответствовать примерному возрасту «Человека Разумного», выступившего на историческую арену около 40 тысяч лет назад и определившего идеальные перспективы социально-исторической практики человечества, создав в итоге современную техногенную цивилизацию.

Повторим ту же процедуру вычислений, но уже с единицей измерения, равной десятикратному увеличению 6-го шага первого числового ряда, т. е. с величиной в 32000 лет: 32, 64, 128, 256, 512, 1024. Сумма этих величин обозначит отрезок мировой истории длительностью в 2016000 лет. Согласно данным современной антропологии, примерно 2 миллиона лет назад на Земле появились первые представители человеческого рода, возник вид «Человека Умелого». Если сложить полученный результат (2016000) с десятикратным увеличением 6-го шага данного числового ряда (10240000) и возрастом «социализированного человечества» (38000), то величина в 12294000 лет будет указывать на период существования в истории земной фауны такого ископаемого вида антропоидов, как «Рамапитек», отделившего около 12 миллионов лет назад Человека от ныне существующих человекообразных обезьян, ставшего прародителем человеческого рода.

Проделаем вновь обозначенный алгоритм вычислений, но уже с исходной единицей, равной десятикратной величине 6-го шага предшествующего ряда (10240000 лет): 10240, 20480, 40960, 81920, 163840, 327680. Сумма величин этого ряда (645120000 лет) указывает на эпоху кардинального преображения видов живой природы, обозначившую переход от примитивных форм жизни к сложноорганизованным, целостным существам животного мира. Если к этой величине (645120000) прибавить десятикратное увеличение 6-го шага данного ряда (3276800000 лет) и возраст человечества в его максимальных границах (12294000 лет), то интервал в 3934214000 (3,9 млрд) лет укажет в общих чертах длительность существования биотических форм жизни на Земле.

Не углубляясь далее в длительность физического существования материального мира, вернемся к реалиям социального бытия человечества. Наше прочтение темпоральной динамики мировой эволюции при всей меткости математических попаданий в узловые точки исторического процесса все же остается в своей количественной форме довольно абстрактной моделью действительной истории, требуя дополнительного подтверждения своей эмпирической достоверности. Таким подтверждением будет служить качественная интерпретация ее исторических трансформаций.

Проясним качественный смысл первого цикла представленной схемы: 1 – 2 – 4 – 8 – 16 – 32. Эта последовательность обозначает продолжительность социально-исторических формаций в развитии мировой цивилизации. Так, современный «капиталистический» мир, рожденный в огне наполеоновских войн, существует около 2-х столетий (XIX–XX вв.). Предшествовавшее ему общество «просвещенного абсолютизма» жило 4 столетия (ХV–ХVШ вв.). Средневековье, утвердившись в полноте своей религиозной идеи в исламском натиске на Древний мир, охватило 8 веков (VII–XIV вв.). Античное общество, взращенное эстетикой древнегреческого миросозерцания и закрепленное правовым регламентов римской цивилизации, пережило 16 столетий своей истории (X в. до н. э. – VI в. н. э.). Социальный уклад раннеклассовых цивилизаций эпохи бронзы («азиатский способ производства») просуществовал около 3-х тысячелетий (IV–II тысячелетия до н.э.), тогда как «первобытно-общинный строй» времен Варварства растянулся на 30 тысячелетий – от появления «Человека Разумного» до утверждения ремесленного способа хозяйственной деятельности в ходе овладения тайнами металлургического производства.

Полное соответствие «возрастных параметров» формационной истории мировой цивилизации закономерностям геометрической прогрессии позволяет сделать прогноз, что «посткапиталистическая» эпоха народившегося ныне информационного общества продлится всего одно столетие, захватит лишь ХХI век. Информационный глобализм ХХI века преодолевает в своей исторической динамике порог «устойчивого существования» как «протяженной», длительной, растянутой во времени реальности и определяет мир как чистый феномен творческой силы жизни, как непрерывное пробуждение первородной энергии сущего из «небытия», из глубин мирового вакуума. Действительным выражением скрытых энергий «исторического вакуума» и становится глобальный социум, способный «разрядить» свой деятельный потенциал и в самоубийственном для человечества взрыве новой мировой войны, и в созидательном преображении действительности (См.: Л.А. Гореликов, Темпоральные основы развития мировой целостности // «Академия Тринитаризма», М., Эл № 77-6567, публ.16879, 10.10.2011 / http://www.trinitas.ru/rus/doc/0016/001c/00161886.htm). Таким образом, темпоральная динамика мировой целостности обозначает реалиями глобального социума точку бифуркации в историческом развитии человечества — перехода от естественной необходимости к «духовной свободе», к сознательному выбору своего будущего: свет творчества становится направляющим лучом в утверждении вселенского будущего человечества. Но рядом с этой творческой возможностью присутствует и угроза реализации «разрушительной свободы», способной привести к самоуничтожению человечества в пожаре термоядерной войны.

На фоне исторически выявленной глобальной угрозы гибели человечества становятся все более актуальными искания мирового сообщества надежных путей в созидании будущего. Полноценной созидательной энергией в утверждении этого будущего может служить лишь целостный разум мирового сообщества. Практической первоосновой реализации созидательных сил общественного разума служит живая речь людей, народный язык общения индивидов как действительность их социального взаимопонимания. Следовательно, законы исторического развития национальных языков должны указать человечеству путь в светлое будущее: «В начале было Слово, и Слово было у Бога, и Слово было Бог». Эту «христианскую веру» в чудодейственную силу Слова мы определили понятием «онтологический символизм», концептуально зафиксировав глобальные параметры его идейного содержания в системе положений современного научно-философского мировоззрения (Л.А. Гореликов, Идейные начала современного «русского мировоззрения» в научно-философской концепции «онтологического символизма» // «Академия Тринитаризма», М., Эл № 77-6567,публ.22199, 16.06.2016 / http://www.trinitas.ru/rus/doc/0001/005a/00011653.htm).

Коренная суть сформулированной нами концепции «онтологического символизма» заключается в признании логики развития национальных языков символическим ключом в открытии и освоении «новых уровней» объективной реальности. Историческим основанием для понимания этой логики выступают «формационные преобразования» в развитии мировой цивилизации, преодолевающие традиционный уклад жизни родо-племенных объединений и утверждающие в институтах государства полновластие коллективного разума в претворении будущего. Поскольку созидательная природа разума определяет способность социума к саморазвитию, постольку историческая динамика мирового сообщества предполагает наличие на каждой формационной ступени его жизнедеятельности двух главных конкурирующих сообществ, наиболее полно представляющих творческий ресурс соответствующих социальныхэпох. Так, древнеегипетский и аккадский (ассиро-вавилонский) языки господствовали в жизни древнейших цивилизаций Бронзового века. Древнегреческий и латинский языки доминировали в Античную эпоху. Арабский и тюркский языки получили приоритетное развитие в период Средневековья. Испанская и французская речь стали символами мировой культуры во времена Возрождения и Просвещения, тогда как немецкий и английский языки утвердились в качестве всеобщих потенциалов научного познания и технического прогресса в Новейшее время XIX–XX столетий.

Вопрос об этнокультурных лидерах наступившего XXI века остается открытым для широкого научного обсуждения и социально-исторического уточнения. Может быть, таким языком XXI века станет китайский как выразитель самосознания наиболее многочисленного этноса в современном «информационно-коммуникативном» социуме. Вполне возможно, что этим символическим лидером будет иврит как язык духовно наиболее независимого этноса, проявившего железную волю в своем национальном самоопределении, показавшего способность к творческому преодолению всех жизненных препятствий, утратившего 2000 лет назад свое государство и восстановившего его в ХХ веке. Но может быть, наконец, и русский язык скажет свое «верное» слово современному социуму, переполненному страданием и так нуждающемуся в словах утешения и веры в светлое будущее, наполненных православным смыслом всеобщей любви между странами и народами. Но одно можно твердо сказать: господство в современном мире англо-саксонского этноса подходит ныне к концу. Сегодня мировому сообществу предстоит воочию наблюдать социально-историческое крушение Британии и разрушение «американской мечты» о мировом господстве.

Ныне светлое будущее человечества, его спасение от нарастающей угрозы мировой катастрофы будет зависеть от познавательных способностей филологов-лингвистов, от их умения целостно охватить и систематически выразить научными средствами логику исторического развития языков мирового общения народных масс в созидании разумного будущего. Тот Человек, который выявит разумную преемственность, установит глобальную связь в исторической палитре языков мирового общения, станет Новым Христом, действительным Спасителем рода людского от приближающейся гибели. Я полагаю, что такой современный Спаситель явит миру творческую силу Русского языка в проектировании разумного будущего человечества и будет представителем белорусского, то есть «чисто русского» этноса.

Беларусь должна ныне пробудить Русский мир к социальному творчеству и тем спасти от исторического крушения все мировое сообщество. «Великодержавие, — подчеркивает Иван Ильин, — определяется не размером территории и не числом жителей, но способностью народа и его правительства брать на себя бремя великих международных задач и творчески справляться с этими задачами. Великая держава есть та, которая, утверждая свое бытие, свой интерес, свою волю, вносит творческую, устроящую, правовую идею во весь сонм народов, во весь «концерт» народов и держав» (Ильин И.А. Религиозный смысл философии. — М.: ООО «Издательство АСТ», 2003. — 694 с., с.224). Только коренная «научная революция», реализованная интеллектуальным сообществом белорусского социума, способна ввести его в когорту ведущих держав современного мира. Все ныне зависит от принципиальной решимости национального лидера белорусского общества в претворении суверенного будущего страны. Если природный темперамент Украины определил когда-то начало русской исторической жизни, а великодержавный рассудок России утвердил ее настоящее, то глобальное будущее Русского мира будет зависеть от интеллектуальных ресурсов Белорусской земли.

Да исполнится Воля Божья в идейных предначертаниях языковой практики человеческого сообщества!

 

Л.А.Гореликов – д.ф.н., профессор, академик Ноосферной общественной академии наук

Главная беда постсоветской России

«Дело в том, чтобы вскрыть духовную и религиозную правоту патриотизма. А для этого необходимо показать, что любовь к родине есть творческий акт духовного самоопределения, верный перед лицом Божиим и потому благодатный»

Иван Ильин

 

Российское общество переживает ныне эпоху межвременья, духовной разобщенности граждан, возникшую в результате политического крушения СССР и расхождения прежних «братских народов» по особым историческим путям своего дальнейшего развития. В первом приближении этот период в жизни постсоветской РФ можно определить как время «интеллектуальной растерянности» общества в оценке происходящих событий и понимании логики исторического прогресса, как этап «духовного забвения» народных масс в реализации «общего дела», когда нет единого понимания конечной цели их действий и отсутствуют в решениях руководства страны концептуально продуманные и четко выраженные идейно-нравственные и социально-политические ориентиры в организации жизни людских масс. Духовный распад российского социума — вот главная угроза будущему страны.

Возникнув как исторический правопреемник советской державы, современная РФ оказалась обществом с «разорванным самосознанием», лишенным целостного мировоззрения. Выступая в качестве политического наследника страны советов, она была вынуждена, с одной стороны, признавать и оправдывать ее «социальные достижения»; но получив свой «суверенитет» в результате политического «заговора» против СССР, она, с другой стороны, должна была негативно оценивать советские социально-нравственные установки в организации общественной жизни как ложные пути в будущее. Такая «идейная противоречивость» в понимании хода исторического процесса и роли России в общемировом развитии еще более возросла в результате «силового столкновения» главных политических субъектов постсоветской РФ в лице ее первого президента и парламента, после жесткого подавления «российского парламентаризма» военными средствами «президентской команды»: революционные катаклизмы 1917 года и кровавые схватки «гражданской войны» той эпохи вновь повторились для России в последнее десятилетие ХХ века. Очередным социальным потрясением нравственных основ российского сообщества стали события Киевской «революции достоинства», разорвавшие узы «духовного братства» русских народов как главной жизненной силы исторической России в утверждении будущего и явно обозначившие приближение ее исторической кончины.

Правовые истоки «постсоветского передела власти» в России были закреплены принятием в конце 1993 года новой Конституции, где статья №13 в пункте втором запрещала россиянам иметь «национально-государственную идеологию», а статья №15 утверждала верховенство международного права над российским законодательством, когда генеральная проблема выбора страной направления своего социального развития принципиально снималась с повестки дня «конституционным закреплением» ее зависимости от международных соглашений. Другими словами, постсоветское руководство РФ избрало путь «ручного управления» историческим процессом развития страны в соответствии с «внешнеполитическими обязательствами». Однако такая «идейная зависимость» в понимании исторических перспектив развития российского социума от внешних обстоятельств вызывает сегодня все большее раздражение у россиян, желающих ясно видеть «куда идем» и «ради чего» живем и терпим нужду, все более решительно настроенных самим выбирать свое «историческое будущее», а не уподобляться «слепцам», медленно бредущими за «поводырем», простукивая почву под ногами ненадежными опорными палочками своего индивидуального разума. Эта сознательно организованная «идейная» слепота постсоветского российского социума, живущего ныне с «конституционно закрытыми глазами» своего разума, роковым образом сказывается для россиян в катастрофическом падении рождаемости в стране: граждане «не видят» перспективы в развитии российского общества и потому отказываются от продолжения рода и укрепления жизненных, «семейно-нравственных» традиций, покидая свою родину в поисках лучшей доли.

Последние 20 лет главным «поводырем» российского сообщества «идейных слепцов» был В.В. Путин, достаточно успешно осуществлявший управление их поведением в реалиях нарождающегося глобального социума: свидетельством его личного успеха в управлении страной стал возросший вес РФ на мировой арене, достижение с помощью российских вооруженных сил относительного замирения в Сирии. Однако политический взрыв на Украине в 2014 году показал с трагической очевидностью, что главные угрозы будущему России возникают не по «внешнему периметру» ее государственных границ, а во внутреннем пространстве духовно-нравственных приоритетов гражданской жизни российских народов и прежде всего русского этноса как самого многочисленного сообщества. Гражданский всплеск украинской «революционной стихии», доходящей до «социальной анархии», обнажил для всеобщего обозрения «нравственный распад» ментальных структур русского народа, наглядно показал россиянам, что общественные массы, лишенные благодати духовного единения, быстро подпадают под идейное влияние внешних сил и теряют нравственную опору под ногами, предавая свои исконные общественные идеалы. Поэтому президент РФ Путин В.В., если он правильно усвоил «уроки киевской революции», должен предпринять в оставшийся период реализации им своих конституционных полномочий существенные усилия по разработке в соответствии с русской «соборной традицией» современной научно-философской концепции исторического развития человеческого сообщества и предложить ее россиянам в качестве мировоззренческой парадигмы в претворении будущего российского социума: только общенациональное, «духовное единение» российских граждан в понимании логики социально-исторического прогресса человечества способно спасти страну от крушения и обеспечить достойное будущее России в реалиях глобального социума.

Какие же концептуально-мировоззренческие системы могут сегодня претендовать на руководство исторической практикой современной РФ? Эти системы следует, прежде всего, разделить на «традиционные» и «инновационные». Среди традиционных концепций российской исторической жизни можно выделить в качестве ведущих следующие учения: во-первых, «религиозно-имперскую» доктрину «Москва – III Рим», подкрепленную в XIX столетии идеологией триединства первооснов российской жизни в ценностных приоритетах «самодержавия, православия, народности»; во-вторых, систему «исторического материализма и научного коммунизма» советской эпохи; в-третьих, «евразийскую модель» нынешней «стратегии» Кремля, вынужденного лавировать между геополитическими установками цивилизаций Запада и Востока, представленными великодержавными устремлениями США и Китая. Главный недостаток указанных концептуальных систем определяется их «традиционализмом», обращенным к опыту прошлого, тогда как современная эпоха глобализации общественной жизни требует утверждения «инновационной», духовно-творческой стратегии в качестве идейного руководства общественной практикой.

Среди современных отечественных разработок «инновационной стратегии» развития России в пространстве глобального социума также можно выделить три концептуальные системы, претендующие на «рационально-научное» описание мировой целостности и проектирование поступательного развития социальной реальности. Во-первых, это историографическая «НОВАЯ ХРОНОЛОГИЯ» А.Т. Фоменко и Г.В. Носовского, нацеленная, в основном, на революционное переформатирование исторического прошлого мировой цивилизации как основания ее разумного будущего, но совершенно безмолвная в определении этого будущего помимо требования отказа от «традиционного образа» социальной истории человечества. Во-вторых, это «КОНЦЕПЦИЯ ОБЩЕСТВЕННОЙ БЕЗОПАСНОСТИ» (КОБ) как праксиологическое применение «Достаточно Общей Теории Управления» (ДОТУ), всецело настроенной на прояснение логики настоящего в развитии общества, но мало что говорящей о прошлом современной цивилизации помимо констатации отсутствия в ее жизни научного управления (в этом плане КОБ созвучна революционным настроениям Новой Хронологии). В-третьих, это разработанная мной научно-философская концепция «онтологического символизма», согласно которой творческие потенциалы национальных языков определяют практическую логику исторического развития мирового сообщества в его движении от традиций прошлого через практическую консолидацию настоящего к претворению разумного будущего мирового сообщества. (Л.А. Гореликов, Идейные начала современного «русского мировоззрения» в научно-философской концепции «онтологического символизма» // «Академия Тринитаризма», М., Эл № 77-6567,публ.22199, 16.06.2016 / http://www.trinitas.ru/rus/doc/0001/005a/00011653.htm ).

В отличие от «Новой Хронологии» предложенный мной «символический подход» в понимании мировой целостности не «ломает» сложившийся образ социальной истории человечества как закрепленный и «обоснованный» самим ходом развития общественной практики, но углубляет рационально постижимый интервал развития мироздания на два порядка, определяя его исторические контуры интервалом времени в 1 триллион 289 миллиардов лет. Если «Новая Хронология» действительно обладает научно-исследовательским потенциалом в осмыслении мировой целостности, то пусть покажет его творческую силу не только в описании прошлого, но такжев прогнозировании будущего.

Разработанная мной «символическая парадигма» позволяет с «математической строгостью» описать историческую динамику объективной реальности и предупреждает мировое сообщество о реальной угрозе его «гибели» уже в нашем столетии, оправдывая этим и «стратегический замысел» КОБ в предотвращении исторической катастрофы человечества. Если «КОБ» подлинно обладает научно продуманной стратегией в созидании гармоничного социума, то она будет способной найти практические пути для спасения человечества от надвигающейся мировой катастрофы. Эта фатальная угроза будущему человечества, зависшая как «дамоклов меч» над исторической жизнью мирового сообщества, требует от национальных лидеров максимально продуманной, научно обоснованной социальной политики в стремлении к лучшему будущему (Л.А. Гореликов, Темпоральные основы развития мировой целостности // «Академия Тринитаризма», М., Эл № 77-6567,публ.16879, 10.10.201 / http://www.trinitas.ru/rus/doc/0016/001c/00161886.htm).

Предельные основания рационально выверенной созидательной стратегии в претворении будущего человечества обозначаются характером вербально-речевой деятельности людей, нацеленной на углубление взаимопонимания между ними в достижении совместными усилиями социально значимых целей: «В начале было Слово, и Слово было у Бога, и Слово было Бог». Современный вариант этой «вербально-символической стратегии» в проектировании социально-исторического процесса представлен научно-философской системой «онтологического символизма», согласно которой творческие потенциалы национальных языков определяют практическую логику исторического развития человеческого сообщества. Будем надеяться, что конструктивные возможности «русского языка» позволили государственным лидерам современной России в лице премьера Д.А.МЕДВЕДЕВА и президента В.В.ПУТИНА наметить в своих предновогодних обсуждениях с прессой состояния российского общества наиболее разумные пути в созидании полноценного будущего.

 

.А.Гореликов – д.ф.н., профессор, академик Ноосферной общественной академии наук

Русский Путь в историческом пространстве глобального социума

«Вставай, русский воин! Вставай, пахарь русский!

Вставайте с колен – время наше пришло!

Да – путь наш во мраке! И путь, хоть и узкий,

Но русским другого пути не дано!!!»

(Константин Селиванов, 2012)

Современный мир, все человеческое сообщество погрузилось после крушения СССР во мрак исторической ночи, когда не созидательный разум управляет коллективной деятельностью людей, а внешние силы природной реальности, где начало жизни оказывается неотвратимым движением к Смерти. Если человечество хочет избежать гибели от собственного безумия, своего уже близкого крушения из-за тотального господства частных интересов, то оно должно сконцентрировать, собрать воедино созидательный разум мирового сообщества и представить его в действиях наиболее раскрепощенного и творчески одаренного народа.

В ХХ столетии два этнокультурных сообщества продемонстрировали созидательную  мощь своего духа в определении исторического будущего человечества — россияне, создавшие страну Советов как «идейное содружество» евразийских народов в претворении «справедливого», «коммунистического» общества, и евреи, возродившие к жизни собственное государство и утвердившие свою финансовую, материально-экономическую власть над функционированием современного социума. В конце прошлого века СССР канул в вечность и человечество утратило “духовную перспективу” в претворении “идеального” будущего. Китай как идейный наследник СССР в осуществлении мирового проекта построения общества “социальной справедливости” хорошо хранит и оттачивает коллективные традиции в иероглифических символах своего языка, но мало настроен на творческое их обновление как изначальный импульс утверждения одухотворенного будущего человечества. В этой исторической проекции современного социума все явственнее проступает угроза “финансово-экономического закабаления”мирового сообщества. Кто же способен спасти человечество от РАБСКОЙ УЧАСТИ?

Таким спасителем человечества от «рабского закабаления» должен явить себя миру Русский народ как одухотворенная суть социального существа великой России. Пробуждение, подготовка россиян к всемирному подвигу “духовного преображения” человеческого сообщества мы видим в развитии постсоветской России первых двух десятилетий НОВОГО ВЕКА, направляемой политической волей президента В.В.Путина и его команды. Но к концу 2-го десятилетия наступившей эпохи глобальной консолидации мирового сообщества жизненные силы постсоветской России вплотную приблизились к “качественному пределу” в созидании будущего, когда уходящий, отживающий мир «частной инициативы», “материальной”, “рабской зависимости” людей от внешней среды предъявил России УЛЬТИМАТУМ, лишающий ее права на выбор собственного пути в будущее. Очевидным свидетельством «деструктивной мощи» этого УЛЬТИМАТУМА стало отстранение России от всех спортивных мероприятий мирового уровня. «Всемирное антидопинговое агентство (WADA), — сообщает интернет-издание «газета.ru» от 08.12.2019, — на четыре года лишило Россию права проведения международных соревнований» (https://www.gazeta.ru/sport/2019/12/09/a_12856520.shtml). На тот же срок спортивная сборная России лишается при проведении международных соревнований права на демонстрацию своего «национального стяга» и исполнение «государственного гимна», а российские спортсмены смогут выступать только под нейтральным флагом. В древней Греции как родоначальницы традиции “спортивных состязаний” в честь божественных небожителей Олимпа прекращались на время проведения Олимпийских состязаний всякие военные действия между отдельными полисами. Поэтому нынешнее исключение России из когорты стран мирового спортивного движения означает объявление ей «тотальной войны»: россиян хотят сегодня поставить на колени перед всем мировым сообществом и тем самым окончательно лишить ее права называться ВЕЛИКОЙ ДЕРЖАВОЙ и быть постоянным членом Совета Безопасности ООН.

Кремль в ответ на предъявленный России ультиматум должен продемонстрировать мировому сообществу непоколебимый характер своего исторического курса в утверждении ДУХОВНОГО БУДУЩЕГО человечества: этнокультурным средоточием одухотворенной сути российского социума выступает РУССКИЙ НАРОД. Киевская “революция достоинства” показала со всей трагической очевидностью, что ЧАС ИСТИНЫ наступает ныне и для Русского народа, ставя перед ним главный вопрос — способен ли он на собственный ПУТЬ в претворении одухотворенного будущего человечества? Символическим свидетельством реализации этого ДУХОВНОГО предназначения русского народа в пространстве глобального социума и должен стать МОСТ между “материковой Россией” и Крымом: откуда пришла на Русь ПРАВОСЛАВНАЯ ВЕРА, объединившая русские массы в созидании Великой России, там же она должна вновь показать свою жизненную силу и практическую волю в определении Будущего всего человечества. Поэтому возведение моста между Крымом и Большой Россией должно быть освещено именем “РУССКИЙ ПУТЬ”. А для того, чтобы Небесные Силы поддержали и благословили этот русский путь в будущее, надо освятить Русское имя моста богослужебной молитвой патриарха Московского и всея Руси Кирилла. Если Кремль не примет такого судьбоносного РЕШЕНИЯ, то это станетсвидетельством егоотступления под натиском богомерзких сил: но решение Кремля — это еще не Воля Русского народа. Будем надеяться, что решение Кремля и русская Воля совпадут в выборе будущего.

Я обращаюсь ко всем россиянам и прежде всего к русским людям, как верующим, так и неверующим в Божью Благодать, с призывом поддержать своим словом и делом идеологию “РУССКОГО ПУТИ” в претворении будущего человечества. Я верю в духовную силу русских масс и идейную сплоченность их воли в созидании достойного будущего: в ответ на западный ультиматум должна быть явлена всему миру непоколебимая решимость россиян на реализацию своего проекта глобального социума в названии моста между Таманью и Крымом именем «РУССКИЙ ПУТЬ».

 

Л.А.Гореликов – д.ф.н., профессор, академик Ноосферной общественной академии наук

Генеральные перспективы исторической практики России в реалиях глобального социума

«Итак, любовь к совершенному есть источник религиозной веры. Именно на этом пути человек становится верующим в подлинном и чистом смысле слова»

Иван Ильин

 

Характерной чертой нашего времени является универсализация законов общественной жизни и превращение человеческого сообщества в глобальный социум, функционирующий по всеобщим канонам мировой целостности. Субъективный настрой человеческой воли полностью исчерпал свои созидательные ресурсы и в идеальных устремлениях мировых религий обозначил главные социально-нравственные ориентиры в действиях народных масс — максимальной «этнополитической сплоченности», духовной «независимости», «национальной свободы» в иудаизме, инициированной в стародавнем «прошлом» бегством евреев из «египетского плена»; личностной «определенности», душевной «сосредоточенности», нравственной отрешенности индивидов от всего внешнего в буддизме, нацеленном на обретение ими «нирваны» как основы «настоящего»; личной «самоотверженности», героической жертвенности христиан в утверждении «будущего» с их призывом «Люби своего ближнего, как самого себя» (Мтф.: 22, 39); правовой «унификации», всемирной «идентификации» поведения людских масс в исламе с его заповедью Джихада как «священной войны с неверными». В условиях глобализации человеческого сообщества такие предельно «субъективные», крайне разноплановые, «идеальные» настроения коллективной воли людей в нравственном обустройстве совместной жизни должны быть приведены к взаимному примирению на основе конструктивных требований научного разума в постижении объективных связей бытия. Ныне законы научного мышления должны стать ведущим регулятором общественной практики глобального социума, согласующим разноречивые идеалы мировых религий в проектировании социально-исторического будущего и представляющим необходимые зависимости объективной реальности в качестве конструктивных ориентиров разумных усилий человечества. В этой объективно-научной детерминации исторического развития глобального социума национальные центры развития научных знаний становятся «генеральными субъектами» продуманной социальной политики суверенных государственных сообществ.

Самоутверждение научного разума в управлении практической жизнью глобального социума требует от науки максимальной концентрации своих интеллектуальных ресурсов в постижении универсальных зависимостей мировой целостности и «конструктивного» преодоления концептуальных «ограничений» исследовательской практики ушедшего ХХ века с его стратегией «глобальной конкуренции», политического соперничества  национальных сообществ за власть в развитии человечества. Энергетическая мощь современной науки отвергает «разрушительную логику» социального конфликта в качестве методологического руководства жизненной практикой глобального социума. Важнейшим законом науки прошлого столетия был принцип постоянства скорости света в вакууме, признававший величину 300000 км/сек максимальной в развертывании объективных процессов. В соответствии с данным постулатом была определена общая продолжительность исторического генезиса мировой реальности как равная интервалу времени в 10-20 млрд лет. Однако закон постоянства скорости света представляет динамические процессы во Вселенной лишь в плане осуществления прямолинейной структуры пространства и не учитывает возможности претворения в объективном мире закономерностей искривленных траекторий ускоренного движения физических тел — сферической или гиперболической геометрии. Эта «идейная ограниченность» релятивистской физики прошлого века в описании содержательной полноты пространственно-временных зависимостей объективного мира ставит «под сомнение» адекватность ее результатов истинному положению вещей, объективным фактам окружающей действительности.

Глобальным ФАКТОМ объективной действительности служит необъятная «ТЕМНОТА» мирового Космоса, поглощающего и скрывающего в своих глубинах все излучения небесных светил. Эта бескрайняя «Ночь» космической реальности может быть концептуально «оправдана» постоянно нарастающим «ускорением» потоков электромагнитного излучения, разрывающим бытийную связь, непрерывность энергетических импульсов. При объяснении энергетических зависимостей такого «разреженного» космического пространства можно предложить для описания его количественных параметров «гипотезу» о реализации в объективном мире универсального закона «постоянства ускорения» электромагнитного сигнала, выражением которого служит величина 300000 км/сек2 (300000 км/сек в квадрате). Если мы введем указанный «эвристический принцип» в процедуру вычисления возраста Вселенной, то в итоге получим величину в один триллион 289 миллиардов лет (1,289 1012). Данный результат, установленный на основе введения теоретических допущений, получает «фактическое» подтверждение на основе выявления его эмпирического «прообраза» в историческом генезисе мировой целостности, представленного динамикой семи-кратного цикла необходимых изменений бытия с закономерным ускорением их темпоральных зависимостей на 4-х структурных уровнях своей организации (См.: Л.А. Гореликов, Темпоральные основы развития мировой целостности // «Академия Тринитаризма», М., Эл № 77-6567, публ.16879, 10.10.2011 / http://www.trinitas.ru/rus/doc/0016/001c/00161886.htm).

Автор неоднократно демонстрировал обнаруженные им темпоральные закономерности в научных сборниках и публикациях на различных информационных сайтах, не встречая существенных возражений коллег по научно-исследовательскому цеху, но также и не находя какой-то идейной поддержки с их стороны в реализации собственных исследовательских проектов (См.: Л.А. Гореликов, Идейные начала современного «русского мировоззрения» в научно-философской концепции «онтологического символизма» // «Академия Тринитаризма», М., Эл № 77-6567,публ.22199, 16.06.2016; Л.А. Гореликов, К вопросу о разумном будущем человечества: в продолжение диалога с Г.И. Шиповым о Конце Света // «Академия Тринитаризма», М., Эл № 77-6567, публ.25008, 15.12.2018 / http://www.trinitas.ru/rus/doc/0012/001g/00124597.htm). Однако подобная практика замалчивания «революционных» научных открытий в описании действительности, концептуально-логическая, теоретическая «небрежность» в научном определении темпорально-временных, глобальных параметров мировой целостности, не учитывающая универсальный размах закономерных связей во Вселенной, может обернуться для современного глобального социума очередной исторической трагедией в результате «случайного» энергетического «взрыва» в практике мирового сообщества, как это произошло в Чернобыле. В связи с реальностью такой угрозы я обращаюсь с предложением к академику А. Т. Фоменко как одному из наиболее авторитетных и перспективно мыслящих представителей современной отечественной науки с предложением лично проверить «корректность» проделанных мной вычислений в определении длительности космической эволюции. Ближайшее будущее в развитии мировой цивилизации будет связано с реализацией идейных потенциалов «глобальной научной революции», к развертыванию которой должно быть нравственно готово и российское общество: ХХ век полностью исчерпал свои интеллектуальные ресурсы в созидании будущего.

На сегодняшний день в историческом пространстве гражданской жизни РФ можно выявить 4 главных центра социально-политических устремлений. Это, во-первых, «Семья» как финансовое средоточие либерально-олигархических, радикально-правых, «прозападных» космополитических кругов российского общества. Во-вторых, «Кремль» как «умеренно-правый» организационный центр по обеспечению военно-политического суверенитета российского социума в современном мире. В-третьих, «Коммунисты-интернационалисты» как “левый центр” российских политических сил в борьбе за социальную «справедливость» и «коллективно-выверенный» исторический курс развития страны. Наконец, «Русские патриоты» как “анти-западный блок” революционно настроенных российских народных масс, нацеленный на утверждение «национальной свободы», максимальной политической независимости российского социума в претворении будущего. К перечисленным группировкам социально-гражданских сил российского общества следует добавить еще «интеллектуальный центр» самоопределения социально-практических ресурсов страны, организационно представленный Российской Академией Наук и призванный установить наиболее надежные практические пути в претворении разумного будущего человечества.

Наиболее “верный путь” исторического развития страны был бы надежно обеспечен политическим союзом “умеренных” общественных сил в лице «право-центристского» кремлевского госаппарата и «лево-центриского» коммунистического движения народных масс с удержанием от радикальных действий как “прозападных либералов”, так и “национал-патриотов”. Однако подрывная стратегия Запада по социальной раскачке российского государственного корабля, по дестабилизации российского политического сообщества не позволит такому союзу состояться и приведет к определяющему влиянию «олигархата» на политику Кремля с подавлением сопротивления патриотических сил в стране. Юридическим основанием генерализации этого антинародного курса в жизни современной РФ будут служить положения статьи №13 Конституции РФ о запрете «национально-государственной идеологии» и статьи №15 того же документа «о превосходстве международного права» над российским законодательством.

Антинациональный курс либерально-олигархических кругов российского общества усилит радикальное расхождение социальных сил на «правых» и «левых», провоцируя в стране кризисную ситуацию, равно способную и к революционному прорыву гражданских масс в разумном обустройстве своей «совместной жизни», и к окончательному размежеванию российского населения на «рабочую массу» и «правящую элиту». В современной РФ опять не срабатывает “созидательная логика” исключения противоречий, а действует разрушительная логика “социального конфликта”, выражающая столкновение непримиримо враждебных социальных сил — мирового олигархата и трудового народа России. Власть правых кругов в российском обществе обеспечивается согласованностью действий госаппарата и олигархата, направляемых идейным руководством западных спецслужб. Социальная слабость патриотических кругов обусловлена идейными разногласиями коммунистов и патриотов, преодоление которых требует подключения «третьей», консолидирующей силы.

Такой «третьей конструктивной силой» в созидании суверенного будущего России на основе согласования действий «коммунистов» и «патриотов» должна стать направляющая роль РАН в руководстве общественной практикой. Сегодня практический успех совместных действий патриотической оппозиции может быть надежно закреплен в социальной действительности широким «революционным прорывом» научной мысли в описании мировой целостности. В условиях глобального социума «формально-юридическое право» государственной власти на управление общественной практикой должно все более подкрепляться в реализации своих полномочий требованием объективно-научной обоснованности принимаемых решений. Социально-практическая дилемма в управлении обществом между «волей Большинства» и «волей Капитала» должна быть разрешена на основе признания безусловного приоритета «воли Науки» в проектировании разумного будущего человечества.

Идеальные мотивы «научно-технического творчества» питают жизненные надежды россиян в созидании достойного будущего: религиозные устремления народных масс в культе «совершенного существа» получают сегодня практическое завершение в интеллектуальной культуре познания научной Истины.

 

Л.А.Гореликов – д.ф.н., профессор, академик Ноосферной общественной академии наук

Русский Путь к Истине

“В России две беды – дураки и дороги»

(Русская мудрость)

 

Я не открою ничего нового, когда скажу, что подлинная «мудрость» человеческой жизни питается двумя истоками, возникает, с одной стороны, из непосредственного чувственного восприятия людьми предметов окружающей действительности, получая практическое закрепление в традиционных формах коллективного опыта, и развивается, с другой стороны, субъективной способностью их разума в определении силой мышления необходимых связей бытия, выражающих его внутреннее единство, когда в отдельных предметах раскрывается их всеобщая суть. Социальной констатацией этой двойственной природы истинного образа мировой целостности стало на уровне повседневного опыта утверждение христианской религии о сотворении окружающего мира из ничего созидательным духом Божественного Слова как действительной энергии Божественного Разума и признание воплощения полноты мировой мудрости в телесном существе Иисуса Христа. В соответствии с таким видением характера мировой целостности нужно признать, что Истина дана людям не только в идеальных построениях их логической мысли, но также в чувственных свидетельствах повседневного опыта, когда мудрость коллективной жизни людей фиксируется в привычных образах народной традиции. В этом повседневном ракурсе российской действительности коллективный опыт русской народной жизни установил, что для России главной бедой являются «дураки» и «дороги»

Всенародная оценка русским людом главных проблем российского социума оказывается в то же время и указанием на генеральные задачи его исторической практики, выражающими конечные перспективы развития Русского мира. В данной проекции «плохие дороги» исторической России как одно из ее главных бедствий оказываются символическим выражением всей сложности, трудности «бесконечного пути» русских масс по «историческому бездорожью», выступающих первопроходцами в освоении бескрайних просторов мировой реальности, наглядным свидетельством чего стала пространственная ширь Русской земли. А концентрация «гигантской дури» в исторической жизни российского социума просто заставляет русский народ вечно стремиться к постижению полноты цельной, совершенной Истины.

Таким образом, познание всемирных потенциалов мирового Разума и освоение бесконечных просторов Вселенной оказываются генеральными задачами, конечными ориентирами практической Мудрости русского народа в претворении будущего. Разноликая реальность природного Космоса и вечная Истина – вот главные установки русского народа в осуществлении исторической практики. Практические достижения СССР в научно спланированном построении общества «социальной справедливости» вполне наглядно показали адекватность его исторических усилий внутренним запросам русских масс, указав полетом в Космос Юрия Гагарина на глобальные перспективы русской жизни и закрепив за россиянами право называться первопроходцами в освоении космических просторов, в утверждении космической эры истории человечества.

Для плодотворного освоения космического горизонта исторического будущего человечества и самоутверждения российского социума действительным первопроходцем в освоении космических просторов необходимо в полной мере сконцентрировать субъективный потенциал Русского разума в постижении универсальной Истины всемирного бытия. В этой субъективной проекции историческая жизнь российского социума на рубеже XX и XXI веков вполне убедительно демонстрирует справедливость и другой заповеди «русской мудрости» о «дураках» как второй главной беде России. Реальность «дурацкой угрозы» благополучию современной России вполне наглядно представлена положениями статьи №13 постсоветской Конституции РФ о запрете в жизни страны общенациональной, государственной идеологии, способной обеспечить единство действий гражданских масс в созидании достойного будущего. «1. В Российской Федерации признается идеологическое многообразие. 2. Никакая идеология не может устанавливаться в качестве государственной или обязательной…». В нынешних условиях нарастающей угрозы прямого военного столкновения России с объединенными вооруженными силами всей Западной цивилизации и ее союзников сохранение этой «роковой статьи» в конституционных основах гражданской жизни страны становится свидетельством полнейшего безумия правящей политической элиты, ее совершенной недееспособности или же, по крайней мере, полной безответственности.

Сегодня Россия застыла перед «радикальным выбором» исторического будущего – или гибель человечества в термоядерном столкновении Русской цивилизации с колоссальной военной машиной Западной цивилизации, или же «радикальная перенастройка» российского социума на основах научно-философского разума и солидарности народных масс в построении общества «социальной справедливости» как выражения полноты практической мудрости российских народов. Лишь неоспоримое интеллектуальное превосходство России над своими противниками оставляет шанс человечеству на светлое будущее. Поскольку Разум человеческих сообществ раскрывает свою созидательную мощь в языковой практике народной жизни, постольку идеологическую концепцию генерализации научно-философской Мудрости в исторической жизни российского социума следует определить как «онтологический символизм», утверждающий первоосновой разумной целостности бытия закономерную связь символических форм вербального общения людей (Л.А. Гореликов, Идейные начала современного «русского мировоззрения» в научно-философской концепции «онтологического символизма» // «Академия Тринитаризма», М., Эл № 77-6567, публ.22199, 16.06.2016 / http://www.trinitas.ru/rus/doc/0001/005a/00011653.htm). Именно научно-философская система «онтологического символизма», нацеленная на постижение универсальных законов мироздания, и демонстрирует свое явное эвристическое превосходство над западной наукой прошлого века, локальной по своему идейному потенциалу (Л.А. Гореликов, Темпоральные основы развития мировой целостности // «Академия Тринитаризма», М., Эл № 77-6567, публ.16879, 10.10.2011 / http://www.trinitas.ru/rus/doc/0016/001c/00161886.htm; Л.А. Гореликов, «Конец света» в ноосферном осмыслении современной эпохи // «Академия Тринитаризма», М., Эл № 77-6567, публ.17894, 14.02.2013 / http://www.trinitas.ru/rus/doc/0016/001d/00162076.htm).

Вечный путь к Звездам и всеобщей Истине – таковы конечные основания Русской Мудрости в созидании разумного будущего человечества.

 

Гореликов Л.А. – д. ф. н., профессор, академик Ноосферной общественной академии наук.

Политический кризис мирового сообщества и научные приоритеты современной России

Человечество переживает ныне критическую фазу в историческом развитии, связанную с глобализацией мирового сообщества и отсутствием всеобщих, общепризнанных законов практической деятельности стран и народов, наглядным свидетельством чего стала идейно-политическая конфронтация в ООН ведущих по военной мощи государств США и РФ. В прошлые века коллективная жизнь людей определялась как сознательными их усилиями в достижении желанных целей, так и бессознательными влечениями, стихийными порывами. Дальнейшее продолжение подобной «полусознательной жизни» людских масс способно привести человечество к катастрофе в случае прямого военного столкновения ядерных держав: современный социум должен ныне перейти к максимально продуманной стратегии в претворении будущего на основе генерализации универсальных законов социальной деятельности.

Однако эта генерализация разумных потенциалов в самосознании современного социума еще не устраняет угрозу гибели человечества в результате ядерного конфликта, так как определенные социальные силы могут вполне обдуманно пойти на его разжигание, положив в основу своих действий законы «конфронтации», противоборства, антагонизма социальных и национальных систем, приняв в качестве идейного руководства стратегию «борьбы противоположностей», а не сближения и примирения общественных групп путем согласования их интересов. Поэтому окончательный выбор мировым сообществом своего будущего будет зависеть не только от усилий разума в постижении всеобщих законов бытия, но также от «доброй», мирной и свободной воли людей в стремлении к сближению и взаимосочетанию прав индивидов, народов и социальных слоев в созидании глобального социума.

И здесь познающий разум наталкивается на противоречие между стремлением гражданских масс к равноправию в утверждении равной «свободы воли» своих действий и потребностью общества в наиболее разумной организации совместной жизни людей, возвышающей интеллектуально развитые слои населения над всеми другими социальными объединениями. Поскольку наблюдаемый ныне всплеск «насилия» технически продвинутых государств в отношениях с менее развитыми сообществами грозит гибелью всему человечеству, тогда как мнимый «недостаток разума» в жизни каких-то народов лишь ограничивает их способность в присвоении природных ресурсов, постольку в споре за власть в обществе Разума и душевного Согласия решающее слово должно принадлежать последнему: уже само «социальное согласие» есть реализация Разума в достижении общего блага совместной жизни. В конечном счете, сама природная среда поддерживает жизнь рода человеческого, особенно на начальных этапах его исторического развития.

Таким образом, утверждая общественный интеллект «генеральной идейной силой» нарождающегося ныне глобального социума, наши современники не должны абсолютизировать эти рациональные особенности своей жизни и возвышать «интеллектуальные круги» над всеми другими общественными силами в исключительном праве на руководство социальными процессами, возводя «интеллектуалов» в особую социальную касту «избранных» для управления остальным «неразумным людом». Именно такую идею «кастовой» организации современного «интеллектуального сообщества» выдвинул на научно-информационной площадке сайта «Академия Тринитаризма» некий господин С.Н. Магнитов. Этот интеллектуально продвинутый «литератор» хочет практически увековечить свое имя в отечественной науке созданием особой «интеллектуальной касты»: «Начавшаяся уже открытая битва за интеллектуальную ренту, начатая Трампом в Китае, выводит … на первый план вопрос, а будет ли от успеха Трампа толк интеллектуалам и примут ли они в борьбе за интеллектуальную ренту участие?… Нужно ли воссоздание интеллектуальной касты? Если да, то на какой основе?» (С.Н. Магнитов, С чего начать создание интеллектуальной касты? //«Академия Тринитаризма», М., Эл № 77-6567, публ.24436, 19.04.2018 / http://www.trinitas.ru/rus/doc/0226/002a/02261296.htm ).

Какие же пути намечает автор означенного проекта по социальной рационализации исторической жизни современного мирового сообщества и, в частности, в деле разумной реорганизации российского социума? В своем проектировании разумного будущего современной России он утверждает, прежде всего, что непоправимый вред развитию отечественного научного разума нанесли обращенные к человеку ведущие гуманитарные отрасли знания советских времен: «вводить педагогику, психологию, философию и прочих недоносков в академический ранг – значит дискредитировать Академию. Но факт есть факт – страну по имени СССР развалили именно эти мракобесы – на основании своих титулов, галлюцинаций и претензий» («С чего начать…»). Особенно ненавистна «новым революционерам» от науки философия за ее разнообразную терминологию и объективно-реалистическую логику в осмыслении действительности. «Предлагаю защитникам философии, – заявляет поклонник корпоративного мышления, – позаботиться о своей адекватности – начиная с дешифровки этих аффиксов и корней. Закон будет прост: Если не расшифровал – не познал, не познал – не имеешь права употреблять, употребил – штрафные санкции или дисквалификация. И не надо бояться оправить т.н. философов (на) фермы. Навозных лопат на всех хватит» (С.Н. Магнитов, Гносеология против онтологии // «Академия Тринитаризма», М., Эл № 77-6567, публ.24288, 18.02.2018 / http://www.trinitas.ru/rus/doc/0016/001f/00163625.htm). Защитным редутом для науки от «пагубного влияния» гуманитарно-философских дисциплин советской эпохи и должна стать «кастовая организация» ученого сообщества, призванная быть механизмом социальной выбраковки из науки «ложных учений», социальным инструментом выдавливания из сознания народных масс советских идейных воспоминаний. «Увы, изобретение поршня проигрывает во влиянии на массы массовому помрачению от марксизма и фрейдизма. Я считаю, что мировая наука именно потому… проиграла этим двум шарлатанам, что не было кастовой организации, которая бы пресекла этот позор еще на старте» («С чего начат…»). В понимании современного «спасителя» российской науки, лишь «избранные» представители «касты ученых» имеют право прикоснуться к «подлинным дарам» научного интеллекта, тогда как для всех остальных «профанов» путь к ним должен быть закрыт «социальным кодексом» ученой братии.

Выступая против «гуманизма» во имя «социально-классового», «кастового интеллектуализма», Магнитов упорно обличает Фрейда и Маркса за их «объективный реализм» в понимании природы человеческого существа. «Не нужны никакие поршни, если человека превращают в животное при помощи Фрейда и Маркса. Животным вообще поршни не нужны. И науки при включении в неё этих одиозных персон тоже не будет» («С чего начать…»). Думаю, что «животный облик» людей обозначает в основном Фрейд, тогда как Маркс достаточно объемно запечатлел научными средствами их общий «социально-исторический» облик. Но оба эти мыслителя вполне реалистично и довольно убедительно воспроизводили различные грани человеческой натуры, представляющей единство биотических, социальных и духовно-интеллектуальных качеств человеческих индивидов и социальных объединений.

Отвергая за гуманитарными дисциплинами советских времен интеллектуальную значимость, Магнитов объясняет силу их влияния на массы «технократическим стилем» мышления советской научной школы, нацеленной, якобы, на познание лишь «вторичных причин» наблюдаемых процессов, что лишает полученные знания подлинно научной ценности. «Итак, явный приоритет в пользу технических отраслей говорит о приоритете вторичности в самой науке…. А это значит Академия Производных Вторичностей или Академия Профанов никогда не сможет стать основанием интеллектуальной касты» («С чего начать…»). Делая такой вывод, наш идеолог «кастовой замкнутости» научной истины хочет, как видно, отнять у россиян последнее «идейное достояние» из советского наследия, окончательно лишить их разумного основания в целенаправленном созидании будущего. «Таким образом, первое действие новообразующейся касты – РОСПУСК  АКАДЕМИИ  НАУК КАК  КАСТОВОЙ  ФИКЦИИ  И  ИМИТАЦИИ» («С чего начать…»). Надо признать, что «сильный ход» предлагает сделать россиянам наш пропагандист кастовой организации российской науки, настроенный полностью разрушить все концептуальные ориентиры советско-российской жизни ХХ века, нацеленный превратить россиян в толпу безумных «манкуртов», не ведающих своего прошлого и предназначенных лишь для исполнения воли «хозяина»: нам советуют превратиться в «ничто» и идти вслед за особой кастой «просвещенных», которым известна полнота высшей Истины. Подобная «социальная операция» по удалению из общественного интеллекта «родового самосознания» уже успешно проведена над малороссами Украины, а ныне готовится к реализации в Армении.

Пропагандируя идею создания особого социального института по контролю за содержанием научных знаний, Магнитов выступает как инициатор и разработчик плана возрождения в постсоветской РФ новой «интеллектуальной инквизиции», очищающей общество от «вредоносных мыслей». Он успокаивает россиян, что каста интеллектуалов не будет осуществлять непосредственное управление практической жизнью общества, а займется лишь сугубо научной проблематикой разработки методологии производства знаний, их качественной оценкой на достоверность, устраняющей ложные направления, средства и виды познания. По его словам, «новая интеллектуальная каста не должна брать на себя несвойственные функции, например, управления обществом…. Она должна отвечать только за производство, стратификацию, качество Знаний и гнозисное ценообразование. С сопутствующей борьбой со всеми видами профанации» («С чего начать…»). Но поскольку лишь «достоверны знания» направляют, в принципе, сознательные действия любого профессионального сообщества, постольку именно каста «интеллектуалов» будет выступать генеральной социальной силой в «разумном» управлении общественной практикой. Эта каста «хранителей истинных знаний» очень напоминает политическую роль католической церкви в жизни средневековой Европы, связанную с разоблачением слуг Дьявола и наказанием богоотступников. Различие между этими институтами лишь в догматике, а не в способах ее насаждения, из которых самым простым и распространенным является институциональное обособление «верных» от «неверных», устраняющее опасность распространения духовной ереси. «Пора закончить игры с т.н. международными научными обменами. Их нет. … Надо помнить, беспорядочные интеллектуальные сношения ничем не лучше беспорядочных половых – они приводят только к инфекциям, а инфекции – к разложению мозга» («С чего начать…»). Приходится признать, что отсутствие ясно очерченной «гражданской идеологии» разумного будущего России в глобальном социуме оборачивается к российским народам своим скрытым социальным лицом тайных «наставников», «каменщиков» в устроении «разумного храма» объединенного человечества, где есть «хранители» высшей Истины и «исполнители» их практической воли.

Наш интеллектуальный «охранник» научной истины выражает несогласие с признанием российско-советских интеллектуалов в качестве представителей «социальной прослойки», лишенных собственной воли в созидании будущего. «Прослоечное сознание …производит брак под заказ, … что приводит к тупику: интеллект представлен «прослойкой» – но никому не нужной и нерентабельной» («С чего начать…»). Я допускаю, что в наше ученое время «прослоечная» терминология в определении социального статуса интеллектуальных кругов общества давно стала «анахронизмом», но продолжает жить в российском обществе по причине отсутствия в стране современной научно продуманной общенациональной идеологии, запрещенной ст. 13 Конституции РФ от 1993 года. Сегодня «интеллигенция – это, безусловно, «социальный лидер», передовой отряд российского сообщества, нацеленный на осмысление наиболее продуктивных путей в будущее. Но выступая передовым отрядом российского социума, «русская интеллигенция» продолжает сохранять преданность своей стране, служить своему народу и не желает превращаться в касту «надсмотрщиков» за его поведением, выполняя волю иноземных хозяев, как это произошло с Украиной по воле ее собственных «Магнитовых», подрубивших русские корни страны в деле общественного служении заветам предков. Поэтому я полностью отвергаю мнение новоявленных проектировщиков «кастовой науки» для России, что «первое требование к прежним титулам (советской науки – Л.Г.): ПЕРЕКВАЛИФИКАЦИЯ  И  НОВАЯ  СТРАТИФИКАЦИЯ – что должно начаться с добровольного отказа от прежних титулов» («С чего начать…»). Это революционное, «неомассонское» требование нацелено на разрыв духовной традиции, на подавление национального духа, на разрушение идейных устоев Русского мира. Такой исторический опыт идейного саморазрушения мы уже пережили в своем недавнем прошлом:

«Весь мир насилья мы разрушим

До основанья, а затем

Мы наш, мы новый мир построим,

Кто был никем — тот станет всем!»

Рациональным свидетельством реализации «корпоративно-масонских» установок в жизни какого-либо сообщества и в профессиональной познавательной деятельности ученых служит «методологический субъективизм» как утверждение превосходства содержимого «методологии», нацеленной на утверждение Истины, над проблематикой «онтологии», обусловленной всем разнообразием объективной реальности во взаимодействии необходимых и случайных факторов. «Онтология как научная дисциплина должна быть просто аннулирована, а Бытие превращено в Предмет Познания. Это значит, что к Предмету, Бытию, должен быть допуск – через демонстрацию инструментов познания или хотя бы мышления. Это нормально: крестьянину община давала землю только после выяснения, что у него есть орудия труда. Хотя бы руки. То есть гносеология должна быть дисциплиной допуска» («Гносеология против онтологии»). Концептуальным преодолением идейного влияния «методологического субъективизма» на жизнь общества стало рождение христианского вероучения, провозгласившего воплощение в живом, человеческом, чувственно-предметном теле Иисуса Христа полноты разумного существа Бога-Творца. Это концептуальная модель предметно-чувственных реалий жизни людей оправдала перед Всемирным разумом действительность объективного мира как истинной направляющей силы исторического развития человеческого сообщества. Реалии объективного мира – вот субстанциональная основа разумной жизни людей и конечное руководство их познающего мышления: поэтому в процесс познания следует признать приоритет онтологии по отношению к гносеологии и методологии.

Наш идейный поклонник кастовой организации интеллектуального сообщества страны сопоставляет два способа его исторического становления – командно-патриотический (т.е. «державно-сталинский») и либерально-рыночный (т.е. «индивидуально-продажный»). Главная особенность «торгово-рыночной» стратегии формирования интеллектуальной элиты современной РФ, в понимании приверженца кастовой стратификации российской науки, заключается в разрушении утвердившейся в советские времена патриотической идеологии академического сообщества, то есть в подрыве академической науки и ее замещении рыночной, имеющей право все выставлять на продажу независимо от государственного интереса. Для него вполне «ясно, что рыночные параметры начнут стаскивать академиков с небес, что и есть благо. Когда каждый сможет купить, чтобы использовать знание, то вот и встанет всё на свои места» («С чего начать…»). Думаю, что в условиях нарастающих угроз будущему России со стороны Западного военно-политического альянса такая рыночная свобода в распродаже научных достижений становится крайне опасной для страны затеей. Поэтому заключительный лозунг нашего приверженца рыночной свободы в жизни российский науки  – «КТО ЗА НАУКУ – СДЕЛАЙ ШАГ ВПЕРЁД» – это призыв не к науке, а к бизнесу, к распродаже российскими гражданами своих научных открытий, когда не «за идею» державного величия России, а в первую очередь ради личного блага начинают действовать представители отечественной науки. Особенно губительна такая меркантильная идеология для неустойчивых нравов «новой» научной молодежи России, о которой так рачительно печется президент РФ, выделяя поощрительные гранды, но которая не вполне усвоила главную нравственную заповедь «русских ученых» – служить стране «не за страх, а за совесть».

Я не принимаю «продажную», «кастовую» науку лишь «во имя наживы» и считаю, что способность мышления и познания мира не может быть оторвана от жизни народных масс и является не статусным показателем особого сословия, а неотъемлемым, атрибутивным свойством всякого здорового и социально зрелого, духовно воспитанного человека как представителя вида «Homo Sapiens», не разделяющим людей и народы на «избранных» и «недостойных». Но социальный уровень развития мыслительной способности в постижении законов окружающей действительности многообразен по своим параметрам, дифференцируя людей по разным видам профессиональной деятельности, наиболее сложным из которых в интеллектуальном плане оказывается сегодня научная деятельность. Я полагаю, что исследовательская и педагогическая деятельность ученых фатально, безумно недооценена в постсоветской РФ и требует скорейшего исправления ситуации. На фоне нарастающей угрозы новой Мировой войны, теперь уже термоядерной по разрушительной мощи, именно от творческой силы научной мысли зависит конечная судьба России.

Но оплата труда – это количественная оценка значимости общественно полезной деятельности российских ученых, тогда как господин Магнитов пропагандирует идею «качественного обособления» научной элиты в замкнутое социально «сословие», живущее по иным нравственным канонам, чем общенародные нормы благопристойного поведения граждан. Возможно, что такая идея и нашла бы отклик в сердцах представителей западной науки, настроенной, в конечном счете, на эффективность в получении «денежной ренты». Но совершенно иные цели направляют жизнь российской науки: познание для «русских ученых» всегда было делом не «наживы», а чести, долга, «служения» идее, Истине бытия, тогда как «Магнитовы» жаждут ныне превратить их в «западных бизнесменов». Этой идеей он пытается вышибить «русский дух» из отечественной науки, превратить русских мыслителей просто в «российских интеллектуалов», среди которых, как известно, правят бал представители «избранного народа».

Сегодня «отечественная наука» является «последним рубежом» обороны России от нашествия служителей культа «Золотого тельца»: стране ныне нужен новый Иисус Христос», способный изгнать торговцев из Храма отечественной науки. Поэтому призываю всех авторитетных представителей российской научно-философской общественности изложить свое понимание соотношения «науки» и «бизнеса», так как многие начинающие исследователи, видя работы известных российских ученых рядом с «поделками» всяких «Магнитовых», использующих к тому же терминологию «ноосферизма», могут подумать о соответствии представляемых ими позиций требованиям Русского разума. Ноосфера направляет людей к Истине и Правде как духовным ориентирам единства практической воли народных масс в достижении общего блага, отвергая жажду наживы как деформацию человеческой души.

 

Гореликов Л.А. – д. ф. н., профессор, академик Ноосферной общественной академии наук.

На перепутье: геополитические перспективы Русского мира в становлении глобального социума

«Подлинно, не знать самих себя – крайнее безумие,

хуже умопомешательства. Последнее есть болезнь невольная,

а первое есть следствие развращенной воли» (Иоанн Златоуст)

 

Современный этап исторической жизни России характеризуется в максимально широком геополитическом контексте как эпоха глобализации человеческого сообщества и его консолидации в единое целое. Основанием такого объединения служит духовная суть человека, его способность постижения «универсальных законов» коллективной деятельности людей, формирования их всеобщего разума и утверждения научного интеллекта определяющей силой в созидании будущего. Однако разразившийся в новом столетии пожар гибридной Мировой войны, термоядерной по своим разрушительным возможностям, говорит об отсутствии в современном социуме должных потенциалов конструктивного мышления, что грозит гибелью всему человечеству. Эта вспышка нового военного безумия в жизни мирового сообщества опалила своим жаром и пространство Русского мира, свидетельством чего стал гражданский конфликт на Украине, надорвавший братские узы между малороссами и великороссами, расколовший украинский народ на «русских» защитников самостийной Украины и «либеральных» приверженцев Западной цивилизации.

Пламя гражданской войны на Украине, угрожая перекинуться на территорию Беларуси и РФ, требует от политической элиты этих стран умных решений и решительных действий в замирении конфликтующих сторон. Высший уровень осмысления и целенаправленного преодоления главных проблем общественной жизни представлен волей государства как генерального субъекта реализации практического разума национального сообщества в утверждении лучшего будущего. Но практический разум коллективных действий людей жестко привязан к местным условиям их гражданской жизни: поэтому продуктивное разрешение кризиса украинского социума предполагает «целостное», предельно полное самоопределение его государственного ума, диктует необходимость «грамотного», максимально «корректного» совмещения в функционировании общественного организма императивов социального универсализма и национального прагматизма. Поскольку гражданский взрыв на Украине грозит обвалом и другим основным частям Русского Мира в лице Беларуси и РФ, постольку необходима тщательная коррекция механизмов жизнедеятельности и этих социальных систем. Таким образом, события на Украине обнажили своими разрушительными последствиями крайне опасное расхождение между универсальными, созидательными требованиями современной эпохи, выражением которых служит научный интеллект, и особым характером общественно-политического устройства главных этнокультурных конструкций Русского Дома.

Научный интеллект, убежденный в закономерной, разумной организации природного бытия, требует и от людей осмысленной политики в построении социальной реальности, выправляя человеческий разум в понимании окружающей действительности историческими фактами, когда связь исторических событий становится наглядным руководством в познании внутренних закономерностей социального процесса. В этой исторической ретроспекции нынешние события на Украине выглядят как продолжение и углубление общероссийского мировоззренческого кризиса 90-х годов, связанного с утратой народными массами тогдашнего СССР какого-либо доверия наставлениям коммунистической идеологии, отставшей от жизни, и последующим распадом страны, определившим расхождение народов бывших советских республик по разным геополитическим ориентирам мирового сообщества.

Первыми показателями для граждан постсоветской РФ неверного характера их социально-политических установок в реализации будущего стали вооруженные столкновения в Москве 1993 года между приверженцами Президентской и Парламентской ветвей власти, а также последующие кровавые события на Кавказе, связанные с вспышкой местного национального экстремизма и политического сепаратизма. Очередным свидетельством ложности социального выбора русским людом своих общественно-политических ориентиров в обустройстве постсоветской действительности стала нарастающая в начале нового века гражданская конфронтация на Украине. Этот идейный раздор социальных сил страны в определении ее исторических перспектив привел в итоге к Киевской «революции достоинства» 2014 года, референдуму населения Крыма о вхождении полуострова в состав РФ и возникновению Луганско-Донецкой Народной Республики как независимого от новой киевской власти государственного образования, выступающего за политический союз с большой Россией. Благополучие всего Русского мира зависит ныне, прежде всего, от прекращения войны на Украине между поклонниками Запада и защитниками русско-украинского братства. Усиление военного противоборства между Киево-Львовской и Луганско-Донецкой государственными сообществами свидетельствует со всей трагической очевидностью о невозможности устранения конфликта и достижения гражданского мира на Украине традиционными общественно-политическими средствами равноправных переговоров и взаимных уступок враждующих сторон: каждый из участников конфликта категорически убежден в собственной «правоте» и не намерен в чем-либо уступать «сопернику».

Идейная непримиримость враждующих сообществ современной Украины обусловлена не только затмением их державного разума в проектировании будущего, но также особым характером украинской земли, ее благодатью, обещающей жителям чудесные дары своей природы, пробуждающей у них чрезмерную «любовную страсть» к обретению ее плодов. Как «любовник» не может остановиться в борьбе за свою «избранницу», так и украинские политические силы не могут усмирить свою «политическую страсть» в овладении Украиной. В нравственно-психологическом освещении украинской действительности природная благодать страны, многолюдность и жизненный настрой ее граждан оказываются силами, постоянно пробуждающими у них повышенные хозяйственно-прагматические потенции, требующие своего удовлетворения уже сегодня, не откладывая собственные запросы на завтра. Такая повышенная хозяйственная склонность украинской натуры утверждает экономические проблемы главным направлением реализации политической воли украинского государства, нацеливая его правоохранительные структуры на преодоление постоянно возникающих конфликтов «личных интересов» хозяйствующих субъектов, на обустройство и всемерное совершенствование «настоящего» в жизни украинского социума.

Особая «чувственная страсть» к присвоению «щедрот» украинской земли воспитывает ее население как общество стихийных «предпринимателей» и «прагматиков», ищущих «экономической выгоды» в осуществлении общественного прогресса и жаждущих обеспечить себе прежде всего хозяйственное процветание, полагающих высший смысл собственных усилий в обретении натуральной полноты своей жизни. Хозяйственно-экономическая страсть украинской натуры прямо-таки «прет» из недр украинской почвы и нацелена на получение максимальной «прибыли» земных благ, возбуждая в украинском обществе дух индивидуализма, соперничества в стремлении к жизненному успеху и представляя собой в конечном выражении культ «настоящего». Хозяйственно-экономическая натура, естественная склонность украинского социума к земным благам обрела наиболее полновесное удовлетворение во времена СССР: именно тогда Украина получила наибольший объем вложений в рост своих производственных мощностей. Поэтому нынешние экономические провалы постсоветской Украины свидетельствуют со всей очевидностью о полной хозяйственной недееспособности ее политического руководства.

Данные провалы говорят, что преодоление национального кризиса на Украине, достижение социального примирения ее гражданских сил и экономическое возрождение страны возможны лишь при подключении к политическому процессу высших духовно-нравственных потенциалов общественной жизни, представленных религиозными убеждениями народных масс. Военный конфликт на Украине может быть остановлен лишь высшим авторитетом православной религии как главного исповедания основной части населения страны. Век назад кровавая беспощадность и продолжительность братоубийственной войны в России была вызвана существенным падением церковного авторитета в глазах русских народных масс. Также и сегодняшний украинский гражданский конфликт обусловлен в немалой степени церковным расколом украинского православия, религиозным разобщением и взаимным противоборством православного населения. Другими словами, главной социальной первопричиной нынешнего гражданского безумия на Украине является организационный раскол ее православной церкви.

Лишь максимально полное восстановление авторитета православия может вернуть гражданский мир на украинскую землю, что требует от ее жителей признания «теократии» наиболее «органичной» формой государственно-политического устройства украинского социума, максимально независимой от частных интересов каких-либо гражданских группировок в претворении социальной действительности. Для нисхождения божьей благодати на украинскую землю, обеспечения религиозной основательности ее политической жизни и соблюдения православных канонов в развертывании социальных процессов необходимо скорейшее введение на Украине теократической формы правления, когда все политические силы признают авторитет и наставления Главы Украинской Православной Церкви. Только теократия способна обеспечить будущее возрождение украинского социума: православная церковь должна освятить своим праведным Словом гражданское бракосочетание этнических малороссов с Украинской Землей.

Гражданское замирение на Украине достижимо лишь при утверждении религиозно-церковной власти в стране, близкой по социальным скрепам теократической форме правления в Иранской республике, когда над светской властью возвышается власть духовная: лишь религиозный авторитет способен надежно загасить пламя гражданской войны в обществе. Но если мир на Украине достижим лишь при утверждении теократии, то религиозная жизнь страны ни в коем случае не может определяться извне, а требует своего полнейшего суверенитета. Теократия как форма государственного правления не может быть зависимой от какой-либо чужой земной воли, помимо Воли Божественной: убедительным примером невозможности реализации полноты «религиозной власти» в условиях иноземного военно-политического диктата служит жизненная судьба современного лидера тибетского буддизма Далай-Ламы XIV.

Однако одного лишь социально-гражданского, формально-юридического, вполне «светского» организационно-правового объединения и самоутверждения ныне разобщенных православных церквей Украины еще не достаточно для возвращения мира на украинскую землю. Для этого необходимо не только достижение согласия церковных иерархов украинского православия, заключения между ними «общественного договора» о границах собственных полномочий, но требуется еще восстановление нравственного доверия к церкви со стороны православного населения страны как социального носителя «божьей благодати», когда «церковь» признает себя лишь исполнителем «Святой воли». Мир вернется на Украину тогда, когда возродится полнота православной веры в сердцах и повседневных делах украинских граждан, уверовавших в достойные основания воссоединения православных общин и готовых следовать наставлениям единой церкви. Наиболее верный путь к возрождению такого доверия и каноническому самоопределению Украинской православной церкви – это идейный и организационный возврат к Древнему православию Киевской Руси: все остальные пути к достижению религиозного единства украинского социума не будут исторически оправданными церковной традицией. Киев должен сегодня вновь подтвердить незыблемый характер своего древнего выбора православной веры в качестве главного руководства исторической жизнью украинского общества.

Если нравственным итогом политического развития независимой Украины стала острая внутренняя необходимость введения теократической формы правления, то возникшие на рубеже веков внешние угрозы будущему РФ определили главным направлением реализации ее государственной воли усиление военной мощи страны, продемонстрировавшей в новом столетии стремительный рост своих боевых возможностей на основе политической организации общества в форме выборной, «президентской автократии». И такой «автократический уклон» в укреплении постсоветской российской власти вполне объясним геополитическими обстоятельствами жизни страны: гигантский размах земельных владений РФ требует от властных структур страны обеспечения, в первую очередь, неприкосновенности ее границ, защиты территориальных владений. Поэтому генеральная политическая линия в развитии современного российского государства связана с культивированием духа «прошлого», нацелена на максимальное укрепление обороноспособности российского социума. Наиболее полноценной формой реализации автократической системы государственного управления является самодержавие, когда идейно-нравственный авторитет в стране представителей какого-либо «семейно-родового сообщества» становится «социально-историческим основанием» для признания «живого круга» его детей постоянным «социальным источником» поступления новых государственных лидеров, превращаясь со временем в национальную политическую традицию.

Действительно, выглядит крайне противоречивой, если не сказать «дурацкой», очень затратная и слишком ненадежная по результатам «демократическая практика» регулярных «перевыборов» высших полномочных лиц государственной власти. Эта практика нацелена на возвышение к рычагам социального управления не «наиболее достойных» граждан, а наиболее «массовидных»: она выражает «усредненную волю» населения страны – как «лучших» ее сынов, так и «худших», пробуждает в жизни сообщества хаотические метания народных масс в поиске новых «авторитетов» и вызывает безумные расходы государственных средств на совершенно «пустые дела». Было бы более правильным назвать эту политическую «чехарду» с перевыборами национальных лидеров реализацией не «демократии», а «охлократии» в управлении обществом. А в итоге всех этих политических метаний людских масс, как показали последние президентские выборы в США и РФ, у избирателей возникают большие сомнения в правовой «надежности» полученных результатов. С другой стороны, полный провал «президентской власти» в жизни России 90-х годов также говорит не в пользу данной формы управления страной.

Концептуальная проработка правовых механизмов восстановления в России системы «самодержавной власти» является, по нашему мнению, наиболее перспективным направлением развития российского социума в условиях глобализации мирового сообщества. Признав данную перспективу наиболее верной, мы должны призвать русские национально-патриотические движения к объединению своих политических действий с усилиями представителей монархических кругов по восстановлению в жизнедеятельности российского общества политической воли «русского царя». Как свидетельствует история российского государства, лишь три генеральные Идеи определяли позитивный смысл его практической деятельности – православной Соборности, великодержавной Монархии и всемирного Коммунизма.

На сегодняшний день лишь постсоветская Беларусь смогла избежать в своем общественно-политическом развитии силового противоборства социальных сил, преодолеть опасность военно-политических столкновений гражданских масс. Но для полного устранения угрозы гражданского конфликта в белорусском обществе следует четко определить практические перспективы совершенствования его государственного устройства в соответствии с историческими традициями белорусского народа и обстоятельствами современной действительности.

Беларусь не обладает обширной территорией и потому не столь озабоченна, как Россия, максимальной концентрацией собственных усилий в деле укрепления обороноспособности страны, в повышении уровня своей боеготовности для защиты земельных владений и обеспечения незыблемости своего исторического «наследия», сохранения духа «прошлого». С другой стороны, она не имеет такой изобильной природной почвы, какой обладает Украина, и должна прилагать немалые усилия по улучшению повседневной жизни народных масс за счет внедрения в общественную практику хозяйственно-экономических инноваций и достижений научно-технического прогресса. На фоне всех этих обстоятельств главной чертой социально-исторической жизни Беларуси должна стать «научно-идеологическая» проработанность ее государственной стратегии в достижении лучшего будущего, максимальная обоснованность политических решений и действий. Подобная научная основательность в реализации политической воли государства предполагает утверждение в обществе «идеократической системы» социального управления как способа организации общественной практики на основе достижений передовой науки и признания ведущей роли научного сообщества в обеспечении продуктивного развития современного социума, в нахождении наиболее разумных путей построения лучшего «будущего».

Если РФ культивирует дух прошлого, а Украина страстно стремиться к освоению полноты благ «настоящего», то научно-философский разум Беларуси должен быть в максимальной степени заострен на познание будущего. В данной проекции именно Беларусь выступает основным идейным наследником и прямым социальным преемником исторического опыта СССР в целенаправленном созидании общества «социальной справедливости» на основе идеологии «научного коммунизма». В формирующемся ныне глобальном социуме именно Беларусь должна стать идейным лидером всего Русского мира, духовно-нравственным инициатором претворения его идеального будущего. Генеральным условием утверждения ведущей роли белорусского народа в реализации Русского будущего является разработка целостного научно-философского мировоззрения как рационального руководства исторической практикой народных масс, как продолжения и углубления научной стратегии СССР в созидании всемирного общества «социальной справедливости» (См.: Л.А.Гореликов. Главный вопрос нашего времени и разумные перспективы его «чисто русского» решения. 26.12.2017 / http://viperson.ru/articles/glavnyy-vopros-nashego-vremeni-i-razumnye-perspektivy-ego-chisto-russkogo-resheniya; Л.А.Гореликов. Русский путь в современном мире. 02.02.2018 / http://viperson.ru/articles/russkiy-put-v-sovremennom-mire; Л.А.Гореликов. Русский Разум в созидании будущего. 01.03.2018 / http://viperson.ru/articles/russkiy-razum-v-sozidanii-buduschego).

Поэтому я обращаюсь с призывом к представителям белорусской научной общественности, к интеллектуальным лидерам ее академического сообщества поддержать гражданскую инициативу по разработке и реализации социального проекта идейной, научно-мировоззренческой консолидации духовных сил Русского народа в созидании «разумного будущего». Кто, как не Вы — наследники героев-отцов Великой Отечественной войны, должен спасти Русский мир от гибели в смертельной схватке с Диким капитализмом нашего времени? Лишь Ваш научный интеллект способен защитить народы России от глобального рабства и вывести Русский мир на истинную дорогу в «справедливое», разумно устроенное будущее. Тревожный набат украинской гражданской войны стал для Русского мира грозным предупреждением близости общенациональной трагедии. Спасением от этого трагического финала русской истории может быть лишь радикальный прорыв в научном осмыслении мировой целостности, в научно-философском проектировании Русского будущего (Л.А. Гореликов, Идейные начала современного «русского мировоззрения» в научно-философской концепции «онтологического символизма» // «Академия Тринитаризма», М., Эл № 77-6567, публ.22199, 16.06.2016 / http:/ /www.trinitas.ru/rus/doc/0001/005a/00011653.htm; Л.А. Гореликов, Принцип «целостности» как генеральный императив научно-философского познания глобального социума // «Академия Тринитаризма», М., Эл № 77-6567, публ.22417, 20.08.2016 / http: //www.trinitas.ru/rus/doc/0001/005a/00011684.htm.).

Л.А. Гореликов — д.ф.н., профессор, академик Ноосферной общественной академии наук.

Несколько тезисов о разумном самоопределении Русской жизни в реалиях глобального социума

1.Современный этап истории человечества определяется как эпоха глобализации совместной жизни людей и генерализации в ее содержании всеобщих законов развития.

  1. Сознательная жизнь человеческого сообщества выявила два основных вида всеобщих законов – «единства противоположностей», с одной стороны, как установка «взаимного согласия» предметных сущностей в претворении совместного будущего и «борьбы противоположностей», с другой, как интенция их «взаимоисключения» в реализации настоящего, отвергающая действительную гармонию бытия.
  2. Первый закон был предложен человечеству в качестве разумного руководства коллективной жизнью людей Иисусом Христом, а второй был концептуально осмыслен в свете данных мировой науки XIX века К.Марксом и Ф.Энгельсом, получив в ХХ столетии свою целенаправленную практическую реализацию в историческом эксперименте советской России построения общества «социальной справедливости».
  3. Если вся прошлая 1000-летняя жизнь «русского народа» направлялась верой людей в созидательную силу христианского «закона Любви» как внутренней сути общественной идеологии «взаимопомощи и согласия», то современная эпоха его духовно-нравственного развития, обозначенная в своих социальных началах революционным низвержением «царизма», признала «борьбу противоположностей» главным каноном объективно-исторического процесса.
  4. Практическим свидетельством культа «борьбы противоположностей» в сознательном обустройстве «современной жизни» российских народов стали три периода ее социально-исторических трансформаций:

а/ «советско-коммунистический» этап новейшей истории России, утвердивший борьбу «социальных классов» главным инструментом в созидании разумно организованного, «справедливого» общества;

б/ «либерально-демократический» этап развития российского общества рубежа ХХ-XXI веков, признавший борьбу «свободных личностей» определяющим фактором в реализации «социальной справедливости»;

в/ нарождающийся ныне в общественно-политических трансформациях нового века «глобально-демократический» способ социальной организации, связанный с построением «справедливого» общества на базе духовно-практических особенностей «мировых цивилизаций» Запада и Востока, Юга и Севера.

  1. Целенаправленным претворением стратегии «борьбы цивилизаций» в жизни современного человеческого сообщества стала его глобализация в XXI веке, представленная тремя фазами своей исторической реализации в действиях национальных государств как «генеральных субъектов» рациональных усилий общественной практики:

а/ обозначенная в 0-е годы наступившего столетия политикой силового подавления коалицией западных государств самостоятельной жизни народов Южной цивилизации, свидетельством чего стали войны против Ирака, Ливии, Сирии;

б/ продолженная во втором десятилетии нашего века совместным давлением стран Запада на Россию как социально-политическое ядро народов Северной цивилизации, ныне уже расколотой «революционным взрывом» на Украине и последующими военными столкновениями между «киево-львовскими» сторонниками прозападного курса развития страны и «луганско-донецкими» защитниками ее самостоятельности в современном мире;

в/ наметившая недавним жестким выступлением лидеров западного альянса против «ядерной политики» КНДР как ближайшего союзника социалистического Китая «практические перспективы» третьего десятилетия в реализации политики глобализма, связанные с полным подчинением народов Востока требованиям Западной цивилизации.

  1. Текущий 2018 год станет для России «завершающим этапом» в сознательном выборе своей исторической судьбы, демонстрирующим мировому сообществу общую логику действий Кремля по защите национального суверенитета страны в претворении будущего, разумные контуры которого очерчены тремя знаменательными событиями в сегодняшней российской действительности:

а/ прошедшими 18 марта этого года выборами президента РФ на ближайшие 6 лет (2018-2023 гг), показавшими поддержку основной массой российских граждан намеченного В.В.Путиным патриотического курса в реализации геополитических интересов страны (внутриполитический выбор России);

б/ успешно проведенным в РФ с 14 июня по 15 июля текущего года чемпионатом мира по футболу, показавшим всему мировому сообществу «нравственную открытость» российского социума для дружеского общения с народами иных стран и цивилизаций (внешнеполитический выбор России);

в) состоявшейся 16 июля в Хельсинки личной встречей В.В.Путина с Д.Трампом как политическим лидером Западного альянса, нацеленной на согласование генеральных параметров во внутренней и внешней политике РФ и США как необходимом условии укрепления духа сотрудничества в жизни глобального социума и разрешения «украинского кризиса» как социального пространства непосредственного «столкновения» сил Запада и России, грозящего перерасти в глобальный военный конфликт.

  1. Общее «практическое заключение» в оценке результатов встречи Путина и Трампа даст 2019 год на основании итога выборов 31 марта 2019 года нового Президента Украины, призванных сыграть решающую роль в определении конечной судьбы как Русского мира, так и всего человеческого сообщества, способных:

А/ укрепить в случае повторного избрания Петра Порошенко президентом Украины антироссийские политические силы, нацеленные на усиление военно-политической конфронтации Запада с РФ и полное уничтожение Русского мира;

Б/ обеспечить приход к власти нового лидера Украины, настроенного на возрождение в украинском социуме традиционных ценностей Русского мира как нравственной первоосновы в разумном созидании будущего.

  1. На фоне радикальной «поляризации» социальных возможностей в исторической судьбе Русского мира, ведущей его либо к окончательному крушению, либо к нравственному возрождению, главным условием спасения России от социальной катастрофы становится идеологический потенциал национальной жизни, способный обеспечить духовное пробуждение гражданских масс к солидарным действиям, к идейно-нравственному единению народов Беларуси, РФ и Украины. Следует признать, что постсоветская «бюрократическая стратегия» Кремля в обустройстве российского общества как социального пространства реализации «потребительских», сугубо «частных», «эгоистических» интересов «населения» страны, узаконенная ст.13 Конституции РФ о запрете «государственной идеологии», оказалась губительной для русского народа, провалившей его надежды на укрепление братского сотрудничества граждан Беларуси, России и Украины в совместном созидании будущего, приведшей, фактически, к распаду Русского мира.
  2. Для устранения явной угрозы полного нравственного разложения русской этнической первоосновы российского общества, обозначенной украинской «революцией достоинства», следует четко определить ценностные приоритеты Русской жизни в реалиях глобального социума. История прошлой и современной жизни России указывает на христианско-православную «идеологию Любви» как идейную суть Русского мировоззрения в «гармоничном» обустройстве глобального социума. Эта Русская идеология «всеобщего согласия», «внутреннего единения», «гармоничной целостности» бытия требует от политического руководства современной России всемерного культивирования интеллектуальных ресурсов общественной практики как идеальной, вполне разумной, созидательной энергии в обустройстве социальной реальности: лишь сила «интеллекта» способна обеспечить логику поступательного развития глобального социума. Жизнеутверждающая «логика» Любви предполагает постижение научно-философским интеллектом «предметной целостности» Русского мира в социально-политическом единстве нравственных особенностей Украины, РФ и Беларуси.
  3. Главной особенностью Украины как определенной социально-политической системы является благодать ее природных оснований в единстве климатических, географических и геологических факторов, обеспечивающих максимально полное удовлетворение чувственных влечений людей, дарующих им богатые возможности для утверждения индивидуальной «свободы», реализации личных желаний, для достижения «настоящей», «достойной, «счастливой» жизни. Наглядным свидетельством украинского культа «настоящего» как реализации чувственной полноты жизни и стала «революция достоинства», выразившая стремление «украинцев» к обретению уже в «наше время» максимального объема житейских благ, полного осуществления личных желаний, утверждения неограниченной «свободы» в удовлетворении индивидуальных потребностей: полнота чувств в стремлении к личной свободе определяет жизненные порывы украинского общества. Этот культ «свободы» в действиях украинцев требует для своего социально конструктивного осуществления в действительности утверждения генеральной основой политической организации украинского социума теократической формы правления, способной «идейно» сгладить нравственные конфликты между индивидуальными и коллективными субъектами общественной практики.
  4. Главная черта социальной организации РФ в практическом выражении содержательной целостности Русского мира определяется гигантской протяженностью и крайней разноликостью ее территориальных владений. Такое разнообразие природных сил в детерминации российской действительности требует для эффективного управления социальными процессами предельной централизации политической власти, ведет к признанию наследственной монархии наиболее разумной формой общественного устройства России и предполагает максимальное укрепление военного потенциала страны как гаранта сохранения ее природных богатств в столкновениях с иными социальными системами. Российское государство, всемерно стремясь к обеспечению незыблемости своих территориальных владений, оказывается социальной системой по культивированию духа «прошлого», «идеальным» выражением которого служит рассудочный потенциал общественной практики, нацеленный на освоение «локальной» необходимости.
  5. Главным достоянием Белорусского общества, лишенного обширных территориальных владений российского социума и природной благодати украинской земли, оказываются люди, доказавшие в годы Великой отечественной войны твердость своего характера в битве с врагами, в стремлении к достижению общей победы. Такой изначальный «нравственный закал» белорусской души в стремлении к намеченной цели, в утверждении желанного «будущего» требует для своей продуктивной социальной реализации максимального насыщения общественной практики потенциалом научных, достоверных знаний. В данной проекции главной особенностью разумного государственно-политического устройства Беларуси оказывается «идеократия» как приоритетное право на политическую власть в стране «интеллектуальной элиты» общества, настроенной на творческое освоение бытия, на вполне продуманное созидание «будущего» на основе универсальной необходимости.
  6. Современная жизнь Русского мира в исторических реалиях формирующегося глобального социума определяется «индивидуально-чувственной» склонностью украинского общества, «приземлено-локальным» рассудком федерации российских народов и «интеллектуально-возвышенным» настроем белорусского государства. Для продуктивной реализации этих душевных сил Русского мира требуется их гармоничное сочетание в осуществлении общественной практики как необходимой взаимосвязи «индивидуально-личных», «социально-особенных» и «универсально-научных» потенциалов бытия, в разумной коррекции практических целей украинского, российского и белорусского обществ на основе «общей идеологии» в созидании будущего.
  7. Политическая практика современной РФ, осмысленная сквозь призму разумной консолидации государственной воли русских народов, должна быть направлена, прежде всего, на «духовное заживление» нравственных ран Русского мира от революционных процессов на Украине. Но полное нравственное возрождение украинского общества возможно лишь при утверждении генеральным субъектом в управлении социальной практикой православной церкви, культивирующей идеологию Любви как высшее выражение божественной благодати.
  8. Наибольшей склонностью к реализации идеологии «Любви» в социальном пространстве совместной жизни людей обладает «женская природа» человеческого существа. Поэтому именно «женщина» должна стать главной фигурой в реорганизации украинского социума, в нравственном преображении политической власти постсоветской Украины: эта «сильная женщина», став официальной главой украинского общества, должна будет в максимальной степени приблизить дух Православия к исторической практике украинского народа. Как в легендарном прошлом княгиня Ольга приблизила Киевскую Русь к нравственным заветам православной церкви, так и современная «Мадонна украинской земли» вновь должна будет утвердить православную веру на Киевском престоле.

18 Среди современных женщин-политиков украинского общества наибольший патриотизм своей нравственной воли продемонстрировала Надежда Савченко, с оружием в руках воевавшая за Украину, рисковавшая своей жизнью за ее будущее и достойно перенесшая тюремное заключение в РФ. Ныне Киевская власть, опасаясь нравственного влияния Надежды Савченко на украинские массы и стремясь устранить ее с политической арены до реализации в 2019 году выборов нового президента страны, приговорила недавнюю героиню украинской земли к тюремному заключению. Но это «украинское заключение» лишь укрепляет нравственную силу НАДЕЖДЫ в идейном влиянии на украинские народные массы, в утверждении ее права на власть в украинском обществе. Лишь Надежда Савченко способна восстановить власть православной веры в жизни современного украинского социума и спасти Русский мир от духовного распада.

  1. Поскольку Киев явно не намерен выпустить Н.Савченко из тюрьмы до президентских выборов, то украинская «спасительница Русского мира» должна для реализации собственной «политической воли» в обустройстве страны передать свои «политические полномочия» родной сестре Вере, которая и должна пойти на всенародные выборы как выразитель «нравственной воли» самой Надежды.
  2. Кремль, поддерживая политику гражданского примирения на украинской земле как исторической первооснове формирования Русского мира, должен сделать все возможное для консолидации украинцев вокруг «Дела Надежды и Веры» как новых «женщин-воительниц» в утверждении православного будущего Украины.
  3. На фоне стремительного нарастания международной напряженности в современном мире президент В.В.Путин должен, наконец, определить «идейные приоритеты» патриотической стратегии России в реалиях глобального социума: если эти основы «патриотической идеологии» не будут представлены Русскому миру в ближайшем будущем, то Россию ждет к началу третьего десятилетия нового века социально-политический крах (https://www.razumei.ru/lib/article/3916/konechnaya-taina-russkoi-sudby;). Жить в «глобальном социуме» и быть «свободным» от практических императивов его «разумной организации» невозможно: поэтому у современной России нет иного пути в будущее, как максимально полная проработка «идеологического вопроса» об идейных основах консолидации гражданских масс Русского мира.

Л.А. Гореликов — д.ф.н., профессор, академик Ноосферной общественной академии наук.

Главный вопрос нашего времени

«Крошка сын к отцу пришел, и спросила кроха:

– Что такое хорошо и что такое плохо?»

 

Переживаемое ныне человечеством время носит, безусловно, всемирно-исторический характер, так как определяется процессом глобализации общественной жизни и ее реализацией на базе всеобщих социальных закономерностей. Важнейшей чертой социальной универсализации становится «сознательный», целенаправленный характер созидания людьми своего будущего. Прообразом «будущего» в динамических смещениях социальной действительности служит «идеология» как рационально организованная система представлений больших масс людей о «высших», «генеральных» целях их сознательной деятельности в претворении жизненных запросов. Другими словами, без «идеологии» невозможно функционирование общества как «глобальной», «общечеловеческой» социальной целостности. Поэтому сохранение в конституционных основах постсоветской РФ ст.13, запрещающей формирование «национальной», общегосударственной идеологии, обрекает Россию на «безумный характер» практических действий, ведет к практическому изживанию разумного будущего страны.

Практическим свидетельством наличия «общественного разума» в содержании социально-исторического процесса является научная мысль как логически организованная система представлений о необходимых связях бытия, о законах в организации мировой целостности. Но сама наука раздваивается в отображении окружающей действительности, представляя ее как реализацию внутренней и внешней необходимости – качественной и количественной. Она, с одной стороны, нацелена на постижение всеобщей необходимости как выражения внутреннего, качественного единства мировой целостности в ее способности к саморазвитию. С другой стороны, она предстает как способ описания действительности в ее количественных зависимостях, дающих человеку власть в управлении внешними вещами, но ограничивающих его способность в творческом осмыслении бытия.

В соответствии с раздвоением необходимых потенциалов объективной реальности происходит также разделение научно-достоверных знаний о ней в противоположности «научно-философского» понимания мира как саморазвивающейся целостности и системы «научно-технократических» знаний о действительности как совокупности локальных миров, связанных друг с другом внешними зависимостями. Эти два способа научного описания объективной реальности – научно-философский и научно-технократический – определили два этапа в новейшей истории российского социума – созидательно-советский и постсоветско-потребительский, всенародно-коммунистический и индивидуально-собственнический, производительный и распределительный. Если в советские времена вся страна функционировала как гигантская стройка, то ныне она действует как распределительный агрегат в перекачивании энергетических запасов своих недр за рубеж.

Такое социально-функциональное разделение современной отечественной науки на две системы знаний (интеллектуально-творческое и реактивно-потребительское) обнаруживается на практике в смещении нравственных приоритетов общественно-политической жизни российских граждан. Во времена СССР идеология общества проповедовала идейное единение людей в совместном созидании лучшего будущего, требуя от них знания конечных целей своих практических действий, когда каждый «советский человек» выступал сознательным строителем «счастливого будущего» всего человечества. Постсоветская Россия утратила интерес в созидании общества «всеобщего счастья» и ограничила свои практические задачи достижением «счастья для избранных», рассматривая всех остальных представителей рода человеческого как «сырой материал» в обеспечении благоденствия «правящего сословия», не нуждающийся в «универсальном просвещении», не способный к пониманию «сакральных истин», «тайных смыслов» бытия. Наглядным выражением этой «экономной стратегии» в просвещении российского социума и стала политическая практика постсоветской кремлевской администрации, отказавшейся от «государственной» идеологии в духовном воспитании граждан, сведя свою «общегражданскую» просветительскую деятельность к президентским посланиям «рабочему люду» страны очередных пожеланий «скорейшего счастья». Если в советские годы «народ» выступал одновременно «субъектом» и «объектом» своей сознательной практической деятельности», то ныне лишь Кремль «знает» исторические перспективы страны, а народ лишь выполняет его «указы»: идеология «исчезла», осталась лишь материальная выгода «избранных».

Средоточием научной мысли российского общества традиционно являлась Академия Наук страны, предлагавшая государственным органам, различным социальным субъектам, отдельным гражданам и этнокультурным сообществам разумные ориентиры в достижении желанного будущего, более-менее общего для россиян. Однако запрет статьи №13 Конституции РФ на разработку в стране общегражданской идеологии направил усилия кремлевской администрации на ограничение «самостоятельности» АН в реконструкции научной картины мира, в определении стратегических приоритетов страны, в интеллектуальном постижении будущего. Сегодня АН РФ нацелена не на разработку целостного научного мировоззрения, устанавливающего разумный образ будущего России, а на «грамотное исполнение» управленческих решений Кремлевской администрации. Наглядным свидетельством реализации стратегии «служебного проектирования» будущего страны силами «административного ресурса» стала законодательная инициатива Кремля по увеличению планки «пенсионного возраста» в жизни гражданского населения, открывающая безграничные перспективы в «укреплении здоровья» будущих поколений россиян. Правда, на этом пути стоит «закон Природы», ограничивающий пределы роста живых организмов определенными «возрастными рамками», за которыми начинается распад «живого вещества». Но это разрушение «можно приостановить» технологическими средствами по замене «жизненных органов» искусственными системам на основе стратегии «роботизации человечества». Хотя такое новаторство «противно» традиционным религиям, исповедующим идею «божественного совершенства» человеческого существа, но оно вполне приемлемо для западной идеологии «абсолютной свободы» действий людей в утверждении будущего.

Сегодня перед Россией все более рельефно вырисовывается проблема глобального выбора своего вселенского, космического будущего, обозначенного, в одном случае, признанием нравственного единства человечества как саморазвивающейся одухотворенной целостности совместной жизни людей, а в другом, утверждением социума как технократической системы «производственной» специализации человеческих» индивидов в реализации функций управления и исполнения. В первом случае род человеческой сохраняет свое «одухотворенное существо» и осваивает на основе научно-философского творчества космические просторы, тогда как в «технократической» проекции природа людей трактуется как «гендерная структура», лишенная четких различий «мужского» и «женского», «естественного» и «искусственного» и способная к произвольным трансформациям в соответствии с практическим целями «правящей элиты». Выбор за вами, граждане-россияне: Кем Быть – оставаться «сознательными Людьми» или же превращаться в бессознательных «социализированных роботов», грамотно исполняющих указания управленческой «элиты»?

Таким образом, главными «героями» современной российской действительности выступают, с одной стороны, государственные чиновники со своей идеологией «служебной субординации», подчинившие своей воле АН страны, а с другой, ученые-мыслители, нацеленные на творческое постижение мировой целостности как саморазвивающейся реальности и готовые пожертвовать своей служебной карьерой ради претворения «Божьей Правды» на Земле, ради утверждения Духа Истины в жизни мирового сообщества.

 

Л.А. Гореликов — д.ф.н., профессор, академик Ноосферной общественной академии наук.

Русский мир: в поисках идеологии будущего… (Обращение к РУССКИМ ЛЮДЯМ…)

В условиях глобализации мирового сообщества генеральным фактором продуктивного общения стран и народов, социальных классов и личностей становится «идеология» как рационально организованная система представлений людей о целостности окружающего мира и наиболее общих императивах их практической деятельности в достижении желанного будущего. Поэтому обозначенный в статье №13 Конституции РФ запрет на реализацию в жизни страны «общегражданской», государственной идеологии является, по существу, категорическим отрицанием ее права на существование в пространстве глобального социума. Наиболее простым способом преодоления данного конфликта между жизненными интересами россиян в утверждении достойного, рационально продуманного будущего в современном мире и «правовыми» требованиями постсоветской Конституции страны о запрете «государственной идеологии» может стать разработка «региональной идеологии», способной приобрести в силу «концептуальной цельности» общенациональный размах.

Для эффективного решения этой генеральной задачи в «идеально-разумном» воспроизводстве российского будущего необходимо, в первую очередь, восстановить духовную связь нынешних поколений россиян с идейно-практическим опытом досоветской, царской России, обеспечившей в свое время максимальное расширение жизненного пространства Русского мира. Концептуальной основой великодержавной идеологии Российской империи стала «теория официальной народности», сформулированная министром просвещения в имперском правительстве царя Николая I графом C.C.Уваровым. «Общая наша обязанность состоит в том, – подчеркивал он в циркуляре о вступлении в должность от 21 марта 1833 года, – чтобы народное образование, согласно с Высочайшим намерением Августейшего монарха, совершалось в соединенном духе Православия, Самодержавия и народности».

Думаю, что не ошибусь, когда признаю в требовании “народности” утверждение “вольности”, “свободы” в жизни русских народных масс. Дух “православия”, согласно мнению “славянофилов”, представлен идеей “соборности”, духовно-нравственного единения людей в созидании “общего будущего”. Идейная суть “самодержавия” заключена, по нашему мнению, в требовании «суверенного», вполне “самостоятельного”, “самоопределенного” существования страны, универсальной основой достижения которого служит мировой Разум. Таким образом, идеология «официальной народности» императорской России XIX века утверждала высшими ценностями гражданской жизни россиян идеалы “разумности”, “соборности” и “свободы”.

Постимперская эпоха новейшей российской истории связана с распадом этой “сакральной” троицы “идейных мотивов” русской жизни, когда приоритетное развитие получает лишь одна из ее сторон. Так, духовная атмосфера новообразовавшейся советской державы стала продолжением культа “имперского величия” прежней царской России, но развитого на основе углубления потенциалов сугубо «научного разума” (вспомним идеологию “научного атеизма”). Погиб СССР в результате непродуманных политических решений Н.С.Хрущева, связанных с принятием на ХХII съезде КПСС Третьей Программы партии о построении основ коммунистического общества и признанием задачи “стирания существенных различий” между людьми умственного и физического труда важнейшей целью социальной политики страны. Это искусственное “принижение” роли научного разума в развитии советской державы и привело к нарастанию ее производственно-экономических проблем и конечному распаду.

Идеологической основой политической практики постсоветской РФ в период президентского правления Б.Н.Ельцина стал культ “свободы” (ее нравственную суть он выразил в 1990 году своим «бездумным», провокационным призывом к элитам национальных республик: «Берите столько суверенитета, сколько сможете проглотить»), похоронивший научный «разум» и социальную “солидарность” российских граждан в претворении будущего. Новый Век в жизни РФ обозначен приходом в Кремль нынешнего президента страны Путина В.В., который утвердил главной задачей своей политической идеологии религиозное возрождение российских народов, достижение духовного согласия в общении основных конфессиональных сообществ страны, дополнив их нравственный союз существенным укреплением военной мощи российского государства.

Однако события на Украине и возрастающее давление на РФ со стороны Запада требуют от руководства страны “концептуального прорыва” в обеспечении духовно-нравственного единства государственной власти, религиозных общин и народных масс на пути в будущее: стране нужна “максимально целостная” научно-практическая идеология общественной жизни в условиях формирующегося глобального социума. В современной РФ есть три города федерального значения – Москва, Петербург и Севастополь. Если главной задачей Москвы является решение хозяйственно-экономических проблем страны, а ведущие социальные силы Петербурга нацелены на военное обеспечение неприкосновенности ее территориальных границ, то Севастополь в соответствии со своим «священным» именем мог бы вновь стать “идеологическим учителем” новой, возрождающейся России. Откуда пришла на Русь христианская идея, там эта Вечная истина и должна получить свое полное “научно-практическое” претворение как скрещение в социальном начале духовной жизни русского народа масс идейных потенциалов «соборности», «разумности» и «свободы» созидательной энергией «творчества» (Гореликов Л.А. Современная повестка дня: Севастопольский горизонт российского будущего // ВИПЕРСОН: 31.10.2016 / http://viperson.ru/articles/sovremennaya-povestka-dnya-sevastopolskiy-gorizont-rossiyskogo-buduschego; Л.А.Гореликов, Е.Л.Гореликов, Русский путь в созидании глобального социума: севастопольский проект Великой России // «Академия Тринитаризма», М., Эл №77-6567, публ.23745, 20.09.2017; Л.А.Гореликов, И.Ф.Ермаков, Город-герой Севастополь как идеологический центр возрождения Великой России // «Академия Тринитаризма», М., Эл № 77-6567, публ.23870, 24.10.2017). Идея «сотворения бытия» должна стать главным руководством коллективной жизни русского люда в реалиях глобального социума.

Это «русское» прочтение христианской идеи духовного совершенства человека я определил понятием “онтологический символизм”, признав законы “вербального общения” людей высшими законами их творческой самореализации. (См.: Л.А.Гореликов. Идейные начала современного “русского мировоззрения” в научно-философской концепции “онтологического символизма” // “Академия Тринитаризма”, М., Эл № 77-6567, публ.22199, 16.06.2016). Однако все предпринятые мной попытки пробудить интеллектуальную общественность Севастополя к разработке целостной системы современного научно-философского мировоззрения потерпели неудачу: ни мои коллеги по научно-философскому цеху, ни представители городской администрации, ни церковные наставники православной общины города не поддержали мой призыв к совместной работе в утверждении города-героя Севастополя идеологическим наставником всей России, в разработке научно-философской модели мировой целостности как реализации творческих ресурсов национальных языков. Очевидно, что главным препятствием на этом пути «идеологического возрождения» Севастополя в судьбе современной России является статья №13 Конституции РФ, запрещающая россиянам иметь “общегражданскую”, “национально-государственную” идеологию. В условиях крайнего обострения противоречий между РФ и военно-политическим блоком западных государств такая “безыдейная стратегия” жизни ведет Россию к катастрофе: всемирные процессы глобального социума требуют от национальных сообществ предельной концентрации своих интеллектуальных ресурсов в утверждении желанного будущего.

Л.А. Гореликов — д.ф.н., профессор, академик Ноосферной общественной академии наук.

Мобилизация российского социума в реалиях гибридной войны: философская проекция концепции С.Ю.Глазьева

«Итак, повторяю, или это есть конец истории, или неизбежное обнаружение третьей всецелой силы, единственным носителем которой может быть только славянство и русский народ» (Соловьев В.С. Три силы)

 

Современный этап развития человечества характеризуется как эпоха глобализации мирового сообщества, явным свидетельством которой стала реальность гибридной войны, стирающей в социальной практике существенные различия между состоянием войны и мира, вооруженного конфликта и добрососедского сотрудничества стран и народов. В реалиях глобального социума человечество учится жить заново — по всеобщим законам мыслительной деятельности, когда всякое отступление людей от наставлений разума ведет к бурному всплеску в их деятельности разрушительных процессов, требуя от национально-государственных сообществ постоянной мобилизационной готовности в отражении смертельных угроз. Напоминанием политическому руководству РФ о неподготовленности страны к преодолению скрытых ловушек глобального социума стала статья С.Ю. Глазьева «Россия: главные аспекты мобилизационного проекта» (См.: С.Ю. Глазьев, Россия: главные аспекты мобилизационного проекта // «Академия Тринитаризма», М., Эл № 77-6567, публ.24565, 17.06.2018 // http://www.trinitas.ru/rus/doc/0009/001a/00091145.htm). Ссылаясь на исторический опыт советского народа, обозначенный как его великими победами в сражениях Второй Мировой войны, так и сокрушительным поражением в идейной схватке с Западным империализмом, автор подчеркивает важнейшую роль в поддержании мобилизационной готовности российского населения «национальной идеологии», объединяющей граждан системой общих «ценностей» в проектировании будущего, нацеленной в своем рациональном ядре на претворение в действиях людей «универсальных» законов целостного бытия, «всеобщих» потенциалов мыслительной деятельности. «США, — отмечает он, — разгромили СССР методами гибридной войны, которые они используют в настоящее время против России. Советский Союз не спасли ни ракеты с разделяющимися ядерными боеголовками, ни мобилизационные мощности, которые остались невостребованными в силу поражения руководства страны когнитивным оружием противника».

 

  1. Когнитивное «оружие» как стратегическая сила нашего времени.

Эффективность «когнитивного оружия» в подавлении противника определяется способностью подрыва внутренних, духовных оснований враждебного социума и его конечного «завоевания» чужой идеологией, не разрушая материально-техническую базу существования людей, сохраняя физические условия их жизнедеятельности. Главным практическим объектом боевых действий в «когнитивной войне» становятся в силу «интровертной» направленности ее поражающих элементов представители правящей политической элиты и прежде всего главы государств как «идейные вдохновители» и руководители социальной практики национальных сообществ. По оценке С.Глазьева, отработка методов «когнитивной войны» против России просматривается в политике Запада уже со времен царствования Ивана Грозного.

Конечная цель применения «когнитивного оружия» заключается в разрушении духовной сплоченности граждан вражеского социума, в подрыве их идейного единства в понимании высших ценностей, в ослаблении нравственной поддержки народом своего политического руководства, трансформируя бывших врагов в исполнителей чужой воли. Победитель в когнитивной войне получает все в «добротном виде», приучая население духовно порабощенного общества жить по его законам, строить мир по его лекалам. Показательным примером силы действия «когнитивного оружия» стала в нашей недавней отечественной истории «безумная осень» 91-го года, когда граждане СССР своими руками уничтожили собственное государство. Скрытная сила «когнитивного оружия», определяет С.Ю.Глазьев основные параметры его действия, направлена на разрыв духовно-нравственных связей между людьми враждебного социума: «— разрушение идеологии, объединяющей общество и поддерживающей политическую систему; — замутнение сознания властвующей элиты, подрыв основополагающих ценностей, оправдывающих её господство; — выращивание сети «агентов влияния» в высших эшелонах власти, работающих на разрушение существующей системы управления путём проведения идеологически мотивированных реформ; — подмена понятий в общественном сознании и дискредитация привычных ценностей с целью их замены ложными ориентирами; — массовое десантирование провокаторов, которые под видом друзей и доброжелательных советников втираются в доверие с целью навязывания самоубийственной для страны политики».

Практическим средоточием когнитивной военной стратегии по нравственному разобщению населения вражеского социума служит политика насаждения в общественной среде противника агентов иноземного влияния, поклонников чужой политической воли, взращивания новой правящей элиты «коллаборационистов», ставшей в постсоветской РФ продолжателями «дела Ельцина» по разрушению Русского дома евразийских народов. Генеральной линией «позитивной социальной программы» современных отечественных приверженцев прозападного курса в историческом развитии России является реализация  практической стратегии ЕБН по «натурализации» ее социально-экономического уклада в мировом разделении труда, нацеленной на свертывание интеллектуального потенциала страны и превращение ее территории во всемирное хранилище «природных ресурсов» для подпитки всей глобальной производственно-экономической системы. В этом плане нынешняя хозяйственная политика правительства РФ качественно не отличается от «либерального курса» развития страны 90-х годов прошлого века.

Проведенный С.Глазьевым анализ гражданских потрясений трех социальных эпох российской истории – Смутного времени крушения династии Рюриковичей, падения Российской империи и гибели Советского Союза позволяет ему сделать обобщающий вывод об исторической последовательности, сквозной динамике в осуществлении приоритетов когнитивной военной стратегии: «Все три катастрофы, повлекшие крах отечественной государственности, происходили так, что вначале ослаблялся и размывался идеологический контур, что подрывало устойчивость политического контура, ослабление которого, в свою очередь, влекло делигитимизацию нормативного контура и последующую деградацию экономического контура». Разрушение рационально-идеологических скреп гражданского единения россиян в достижении практических целей вело в итоге к распаду духовно-нравственных традиций их совместной жизни, подрывало семейно-родовой базис в воспроизводстве новых поколений российского люда, провоцировало вымирание населения страны и прежде всего русского народа как ее ведущего этноса. «В этих условиях семейно-родовой контур, – отмечает С.Глазьев, – не мог удерживать утративших привычные жизненные ориентиры и доходы людей, значительная часть которых радикализировалась и пополняла революционную среду».  Наблюдаемая ныне стагнация в развитии российской экономики, порождая уныние граждан в осуществлении жизненных планов, провоцируя ухудшение условий повседневной деятельности и падение жизненного уровня основной массы россиян, вновь может толкнуть их на радикальные политические действия, на революционный бунт против нынешней государственной власти, оказавшейся недееспособной в обеспечении семейно-родового воспроизводства коренного населения страны. «Последующая самоорганизация общества, – заключает наш современник, – происходила за счёт насильственного подавления асоциальных форм поведения путём сверхжёсткой организации перечисленных выше воспроизводственных контуров, осуществляемой принципиально новой социальной группой — носителем новой идеологии».

Судя по исторической «логике» в обрушении практических оснований национально-государственного единства современного российского общества, мы проживаем ныне четвертую, заключительную стадию в «мирном подавлении» хозяйственно-правовыми санкциями западных геополитических противников производственно-экономического потенциала нашего отечества, завершением которой должен стать гражданский взрыв российского социума, поддержанный извне прямым военным ударом. А начальный этап реализации этой стратегии сокрушения Русского мира был зафиксирован в 1993 году вооруженным захватом полноты власти Б.Н.Ельциным и принятием новой Конституции РФ, в которой статья №13 запрещала россиянам иметь общенациональную, государственную идеологию в проектировании желанного будущего. Именно отсутствие в постсоветской российской действительности внятной «национальной идеологии» по консолидации русских масс в созидании будущего и позволило «западным доброжелателям» повторить на Украине российский «революционный опыт» 93-го года по «силовому переформатированию» государственной власти и успешно провести в Киеве идеологическую спецоперацию под названием «революция достоинства», превратив украинское государство в смертоносное социальное копье, нацеленное в самое сердце России.

Украинская «революция» наглядно показала современному руководству РФ, что ее «хозяйственно-экономические» возможности совершенно ничтожны по сравнению с экономической мощью Запада и не способны удержать даже братские народы в орбите российского политического влияния. Оказалось, что на одном лишь экономическом интересе невозможно обеспечить сохранение целостности Русского мира, а необходима еще духовно-нравственная привлекательность «идеального образа» совместной жизни людей, определяемая их идеологией как системой общих ценностных приоритетов в утверждении желанного будущего, как рационально-нравственной концепцией исторического развития человечества в претворении социального идеала, в построении «справедливого общества». Отсутствие у российского руководства «идеологического обоснования» исторической перспективы в развитии Русского мира и позволило Западу так легко разорвать «братские узы» между Украиной и Россией. Поэтому главным виновником современной украинской трагедии является Кремль, отвергший  в 90-е годы направляющую роль «идеологии братства» в развитии постсоветской РФ. Другими словами, Россия потеряла «братскую Украину» лишь по причине «идеологического бессилия» Кремля в проектировании будущей жизни, оказавшегося совершенно не готовым к глобальным вызовам современной эпохи. Революционная «ломка» Украины стала закономерным результатом социально-политических действий западных спецслужб по разрушению идейной сплоченности русских народных масс в созидании будущего, явилась радикальным ответом «западного» интеллекта на «безумную» (а точнее, тщательно продуманную) идею Ельцина о конституционном запрете в России национально-государственной идеологии, способной обеспечить целенаправленное поступательное развитие страны. Западу удалось ныне посадить Украину «на иглу» финансовой подпитки, и сейчас та уже не владеет собой, готовая на все ради очередной дозы «финансового забвения».

Учитывая эти ключевые обстоятельства в осуществлении постсоветской российской действительности (конституционный запрет идеологического проектирования будущего страны, антироссийский разворот Украины и нынешний «тотальный прессинг» России западными «партнерами»), надо признать, что россиянам предстоит пережить в ближайшее время тяжелейший межцивилизацизационный конфликт с военно-политическим блоком западных государств, нацеленных на уничтожение Российской Федерации евразийских народов, на окончательное разрушение Русского мира. Вопрос о будущем страны поставлен ныне перед русским народом предельно жестко – «быть или не быть» российскому государству в реалиях глобального социума? Поэтому статья С.Глазьева воспринимается патриотами России как тревожный набат, призывающий граждан к мобилизации всех имеющихся резервов для отражения совсем уже близкого вражеского вторжения: объединенные вооруженные силы европейских государств сегодня уже овладели территорией Украины и вновь готовы к походу на Москву.

Но прежде, чем прикончить «русского медведя» в российской берлоге и приступить к разделке его территориальных владений, западные охотники до «русского тела» постараются максимально ослабить коллективную волю россиян к победе, лишив их поддержки со стороны самых близких и, казалось бы, наиболее верных союзников. После отпада от Русского мира Киева следует ожидать в ближайшее время социальных потрясений в Минске: на повестке дня «западных партнеров» стоит, скорее всего, вопрос о подрыве социальной стабильности в республике Беларусь. Поэтому главный императив исторического момента в утверждении будущего России заключается в требовании идеологической консолидации гражданского населения братских республик для отражения западной агрессии, нацеливая русский народ и всех россиян на достижение «национального согласия» в понимании «исторической перспективы» общероссийского социума. «А до тех пор мы, – указывал в свое время В.Соловьев российским интеллектуалам на «безродность» как главную причину их социального бессилия, – имеющие несчастье принадлежать к русской интеллигенции, которая вместо образа и подобия Божия все еще продолжает носить образ и подобие обезьяны, — мы должны же, наконец, увидеть свое жалкое положение, должны постараться восстановить в себе русский народный характер» (Соловьев В.С. Три силы).

 

  1. Новый социальный уклад как исторический проект евразийского общества.

             Отсутствие в современной РФ «идеологического консенсуса» между государством и обществом говорит об изначальной предрасположенности нынешней российской политической системы к экстремальному развитию событий в противоборстве государства и народных масс, то есть к формированию не «народного», а «полицейского государства». В моем понимании, «полицейское государство» – это социально-политическая система рационального управления обществом, лишенная в своем функционировании внутренних этно-культурных корней и построенная лишь на сугубо внешних, формально-юридических отношениях между людьми, не связанная с гражданским населением страны духовными, идейно-нравственными узами в представлении о «высших» ценностях коллективной жизни. Такая «формально-юридическая» политическая стратегия в управлении социальной практикой существенно ограничивает возможности граждан сознательно участвовать в проектировании «лучшего будущего» страны, делает их просто «исполнителями» чужой воли, а не «творцами» собственной судьбы.

Согласно С.Глазьеву, поступательное развитие производительных сил мирового социума предполагает ныне переход к новому, «интегральному» способу производства, выражающему целостную структуру социальной реальности, ее способность саморазвития, требуя для этого преодоления дилеммы общего и частного, национально-государственного и корпоративно-личного укладов хозяйственной деятельности, когда «количественные параметры» функционирования социального организма становятся выразителями качественной, «духовной» самоорганизации общества. «Его формирование в Китае, Индии, Индокитае, — отмечает он, — происходящее на основе сочетания государственного планирования и рыночной самоорганизации, общенародной собственности на инфраструктуру и частного предпринимательства, подчинения предпринимательской инициативы общественным интересам при гармонизирующей роли государства, — показало свои принципиальные преимущества по сравнению с нынешним финансово-монополистическим мирохозяйственным укладом». Только целенаправленное «самоустроение», способность социальных систем к самоорганизации и саморазвитию, свидетельствует о подлинно глобальном характере человеческого сообщества, утверждающего собственной явью необходимость смены цивилизационных приоритетов социально-исторического процесса: «от локальных конфликтующих цивилизаций, — обозначает исследователь исторический горизонт необходимых изменений, — к глобальному разнообразию сотрудничающих цивилизаций в интересах гармоничного развития человечества».

Таким образом, социально-экономический анализ С.Ю.Глазьева приводит его к заключению о наступлении исторической эпохи смены «цивилизационных приоритетов» в развитии мирового сообщества: современный социум стоит на пороге глобальной «духовной революции» в жизни всей человеческой цивилизации. В «глобальной» проекции современной истории человечества духовно-идеологический фактор становится ныне ведущей организующей силой в обеспечении дальнейшего поступательного генезиса мирового сообщества. К сожалению, надо согласиться с мнением Н.А.Бердяева, что склонность к «творческой самореализации» не является сильной стороной душевного настроя как широких масс русского народа, так и представителей его интеллектуального сообщества. «Многое в складе нашей общественной и народной психологии, — признается он, — наводит на печальные размышления. И одним из самых печальных фактов нужно признать равнодушие к идеям и идейному творчеству, идейную отсталость широких слоев русской интеллигенции» (Бердяев Н.А. Об отношении русских к идеям // Бердяев Н.А. Судьба России. — М., Изд-во МГУ, 1990. — 256 с., с.81). Преодоление этой печальной традиции русской жизни является важнейшим фактором выживания России в XXI веке.

В условиях утверждения приоритетов духовно-идеологического творчества в разумном самоопределении глобального социума первейшей необходимостью для поступательного движения российского общества оказывается, по мнению С.Глазьева, «восстановление исторической памяти совместного развития народов Евразии в рамках трёх мировых империй. Это позволит осознать фундаментальность конструирования современного Евразийского партнёрства со всеми необходимыми для устойчивого развития контурами воспроизводства». В понимании ученого, национально-гражданская российская «идеология должна соответствовать современной парадигме устойчивого развития и принципам интегрального мирохозяйственного уклада». Идейно-нравственным завершением формирования такой интегральной, разумно-производственной организации современного российского социума должно стать развертывание общественного процесса в целенаправленном претворении «гуманитарных» приоритетов общегражданской культуры. «Семейно-родовые контуры социально-государственной системы коалиции должны получить благоприятные условия для гармоничного развития, что предполагает приоритетное развитие образования, здравоохранения, культуры и науки, формирование общего рынка труда и единого образовательного пространства».

Отрицание социально-гуманитарной, духовно-образовательной стратегии в формировании глобального социума, полагает наш соотечественник, направляет мировое сообщество к историческому застою в трех исторически тупиковых способах  организации общественной жизни, провоцирующих три варианта социально-исторической катастрофы человечества – «военно-политической», «социально-технологической» и «производственно-техногенной». В этих деструктивных тенденциях реализации глобального будущего человечества «мир ждёт один из следующих вариантов катастрофического развития событий, широко обсуждаемых современной футурологией:

— дальнейшая эскалация мировой гибридной войны с переходом в неуправляемую фазу и возможным применением оружия массового поражения;

— использование достижений нового технологического уклада в антигуманных целях (клонирование людей, конструирование киборгов, разработка и применение избирательного биологического оружия);

— техногенная глобальная катастрофа в результате непродуманного развития производств нового технологического уклада».

Общий вывод ученого на фоне обозначенных угроз связан с признанием определяющей роли в глобальном обустройстве будущего человечества «евразийской доктрины» социальной жизни людей как наиболее универсальной по природным основам и гуманистической по нравственным установкам, вобравшей в себя духовный опыт как «западных», так и «восточных» народов. «Сохранение человеческой цивилизации, как и её зарождение, будет зависеть от евразийского интеграционного процесса. Чтобы соответствовать современным вызовам, он должен иметь прочный идеологический фундамент, основанный на исторической памяти народов Евразии». Другими словами, нравственные чувства евразийских народов определяют ныне созидательные возможности глобального социума, сохраняющего человеческое лицо лишь на основе взаимопомощи и творческой инициативы людей в утверждении совместного будущего.

Ключевым моментом в реализации «евразийской доктрины» одухотворенного будущего человечества является разумное разрешение проблемы соотношения общенациональных и индивидуально-личных прав людей в организации общественного производства. Вопрос о «приватизации» или «национализации» общественного богатства лишен в своей абстрактной раздвоенности научного, конкретно-исторического смысла в постижении действительности как саморазвивающейся целостности в единстве общего и особенного. По нашему мнению, целостная организация производственно-экономического базиса России как нового, «евразийского» этнокультурного уклада мирохозяйственной системы глобального социума должна включать три главных уровня хозяйственной деятельности граждан. Во-первых, высший, «общенационально-государственный», сформированный «национализацией» и «общенаучной организацией» производительных сил страны для разработки ее природных ресурсов и связанный с развитием стратегических предприятий оборонного сектора, обеспечивающих выживание социума в любых условиях геополитической изоляции: здесь привлечение «частного капитала» носит «исключительный», крайне ограниченный характер. Во-вторых, средний уровень «регионального производства», обусловленный природно-климатическими особенностями того или иного региона как определяющим фактором в сельскохозяйственном обеспечении жизни населения и включающий в себя равные доли участия как государственных предприятий, так и частного капитала. Наконец, третий или «местный уровень» общественного воспроизводства представлен в основном торговыми предприятиями «частной» хозяйственно-экономической инициативы, нацеленной на максимальное удовлетворение растущих потребностей местных жителей, где роль государства состоит в обеспечении «массовых потребностей» населения, не претендуя на удовлетворение всех их индивидуальных запросов. Но на всех указанных уровнях хозяйственной жизни граждан приоритетную роль должны играть «высшие», «общие» виды их совместной производственной деятельности как практические основания для индивидуализации социальной реальности в рамках общего духовно-нравственного единства населения страны.

 

  1. Практическая стратегия в самоопределении «евразийского социума».

Важнейшим условием практической реализации «евразийской стратегии» в обустройстве глобального социума является «креативно-гуманистический» настрой управленческой элиты современного российского общества. «Без мобилизации властвующей элиты, — констатирует С.Глазьев, — никакая мобилизация экономики невозможна». Будучи по интеллектуальному воспитанию «ученым-реалистом» объективно-диалектического склада ума, он критически оценивает душевное состояние современной российской «политической элиты», не ожидая от нее ничего хорошего для России. «Вполне вероятно, что основная часть нынешней властвующей элиты столь коррумпирована и зависима от западных спецслужб, установивших контроль над их зарубежными счетами и имуществом, что мобилизовать её в интересах страны невозможно». В связи с этим исследователь связывает свои надежды на «достойное будущее» России в глобальном социуме с нравственным возмужанием нового поколения российских граждан «евразийской формации». «Нет сомнений, — признается он, — что в рамках проводимой денежно-кредитной политики никакая мобилизация экономического потенциала страны невозможна» Из этого признания явствует острейшая «необходимость переформатирования властвующей элиты, замены ее коррумпированных и сгнивших сегментов новыми, «здоровыми» гражданскими силами».

Патриотические силы России, по мнению С.Глазьева, должны коренным образом «изменить экономическую политику страны, чтобы мобилизация сохраняющегося научно-производственного потенциала стала возможной». Генеральным духовным ориентиром этого нравственно-практического преображения российского социума должен служить философский идеал Истины как универсального единства субъективно-личной Правды, коллективно-общей Справедливости и объективно-предметной Красоты. «Русская нелюбовь к идеям и равнодушие к идеям, — указывал в свое время Н.Бердяев на «приземленность» как главный порок, идейную ограниченность «русского самосознания», — нередко переходит в равнодушие к истине. Русский человек не очень ищет истины, он ищет правды, которую мыслит то религиозно, то морально, то социально, ищет спасения. В этом есть что-то характерно русское, есть своя настоящая русская правда. Но есть и опасность, есть отвращение от путей познания, есть уклон к народнически-обоснованному невежеству» (Бердяев Н.А. Указ.соч. – С.83). Острейшая жизненная потребность России в идейно-нравственном переформатировании своей политической элиты выдвигает на передний план социального развития страны проблемы познания и воспитания, то есть задачи социально-педагогического, научно-философского самоопределения будущих поколений россиян.

В условиях разрастающегося ныне пожара новой Мировой войны и реализуемой против РФ странами Западной коалиции наступательной «гибридной стратегии» подрывных действий наиболее актуальной задачей российской социально-исторической практики является, по оценке С.Глазьева, перевод экономики страны в режим «военного времени», нацеленный на эффективное противодействие возникающим угрозам российскому будущему. Практическая логика в осуществлении такого перевода предполагает экстренную реализацию 11 требований «программы минимум» по освобождению «российской экономики» от внешней зависимости, среди которых первые три меры являются определяющими. Во-первых, обеспечение полной финансовой независимости РФ; во-вторых, «перенацеливание» финансовых резервов страны на развитие ее производственной базы; в-третьих, полный отказ РФ от закупки иноземных товаров, близких по качеству к российской продукции.

Углублением стратегии «национальной безопасности» России в процессах глобализации мирового социума должен стать «второй пакет» экстренных мер по реорганизации экономической жизни страны, нацеленный на стабилизацию отечественной «финансовой системы». «Одновременно должны быть приняты следующие меры по стабилизации курса рубля и валютного рынка, прекращению оттока капитала за рубеж как приоритетного условия экономической мобилизации». Этот раздел плана мобилизации российской экономики включает 16 пунктов, из которых ключевыми выступают три императива: во-первых, прекращение кредитования валютно-финансовых спекуляций за счёт средств ЦБ, госбюджета и госбанков; во-вторых, снижение размаха валютных спекуляций Московской биржи с восстановлением над ней государственного контроля; в-третьих, установление централизованного контроля за валютными операциями госбанков и госкорпораций.

Существенным показателем хозяйственно-экономической эффективности мобилизационного проекта должно стать расширение пространства использования российского рубля в качестве денежной единицы в международных финансовых расчетах: необходимо «обеспечить возможности воспроизводства внешнеэкономических связей России вне долларовой зоны», постепенно сужая жизненное пространство «доллара» во влиянии на мировую экономику. С этой целью автор проекта предлагает комплекс мер по 7-ми направлениям в расширении социального пространства использования национальных валют. Важным финансовым рычагом по развитию производственного потенциала России должно стать восстановление организующей роли «государственного кредитования» в реализации перспективных национально-хозяйственных проектов. Стремительное «свертывание» научно-интеллектуального потенциала российской экономики С.Глазьев оценивает как наиболее угрожающую тенденцию в жизни современной РФ. «В настоящее время российская экономика работает на половину своей производственной мощности, на четверть сырьевого потенциала, 3/4 которого вывозится из страны; на 2/3 трудового потенциала, треть которого закамуфлирована скрытой безработицей; на 1/10 имеющегося интеллектуального и научно-технического потенциала, который продолжает деградировать. В итоге КПД нашей экономической системы составляет всего лишь 1-2% от её теоретического максимума».

В целях «устранения искусственно созданных финансовых барьеров и создания современной системы кредитования расширенного воспроизводства экономики, — полагает ученый, — потребуется принятие следующего, четвёртого, пакета мер». Всего в плане намечаемых мероприятий по финансовой поддержке расширенного производства указаны 14 рекомендаций, первой из которых является юридическое закрепление созидательных приоритетов инвестиционной политики государства, «законодательное включение создания условий для экономического роста, увеличения инвестиций и занятости в перечень целей государственной денежно-кредитной политики и деятельности Банка России».

Ключевым фактором реализации намеченной Глазьевым «прорывной экономической стратегии» в развитии российского общества является наличие адекватной политической воли на высших уровнях государственной власти, способной отстаивать интересы российского социума и поддерживать его боеготовность в отражении внешних угроз. В условиях крайнего обострения в новом столетии международной обстановки (широкомасштабные боевые действия западных стран против законных правительств в Ираке, Ливии, Сирии) и все более мощного политического и экономического давления на Россию государств Западного военно-политического союза обеспечение «паритета по стратегическим ядерным силам является необходимым условием удержания противника от прямого военного нападения на нашу страну. Но главным фронтом ведущейся против нас гибридной войны является в настоящее время внутренний, где приходится вести борьбу за умы собственных граждан, изрядно промытые западной и прозападной пропагандой». Таким образом, лишь необоримая «идеологическая сила» России в социально-историческом споре с Западом, равная по интеллектуальной мощи поражающей энергии «ядерного оружия», способна гарантировать россиянам прочный гражданский мир в созидании желанного «евразийского будущего».

 

  1. Наука как определяющая сила в развитии глобального социума

Ныне постсоветская РФ уступает Западу не только в производственно-экономическом, но также в концептуально-теоретическом, духовно-идеологическом обеспечении своего будущего. «Поскольку нынешняя властвующая элита освободила народ от какой-либо идеологии, заменив её жаждой наживы, критерием легитимности в глазах населения стал уровень денежных доходов … этот критерий конкретизируется через дифференциацию населения по доходам. В настоящее время она многократно превышает предельно критический уровень, что чревато политической дестабилизацией. Поэтому первой очевидной целью мобилизации экономики является повышение уровня доходов населения, прежде всего — работающих граждан». В понимании С.Ю.Глазьева, «повышение оплаты труда является необходимым и важнейшим условием социально-экономической мобилизации. Для достижения долгосрочного позитивного результата необходим соответствующий рост производительности труда, а для этого — опережающий рост инвестиций».

Однако «качественное» использование новых инвестиций зависит, в первую очередь, от научного базиса в проектировании будущих производств. Поэтому главной проблемой в осуществлении планов повышения производительности труда является не столько задача прироста «объема инвестиций», сколько вопрос об эффективности их применения в совершенствовании производственного процесса: новые финансовые вложения РФ в рост «потребляющей экономики» закрывают стране горизонт интеллектуального будущего, то есть, фактически, губят ее. Совершенство современной системы общественного производства определяется ее передовым научно-технологическим потенциалом. Инвестиции общества должны в максимальной степени способствовать возрастанию роли научного интеллекта в организации общественной практики: сфера «научного познания» является ныне направляющей силой в развитии общественного производства, устраняющей объективные «расхождения» между желаниями людей и результатами их действий. «Для достижения долгосрочного позитивного результата необходим соответствующий рост производительности труда, а для этого … нужно не только привести зарплату в соответствие с вкладом наёмных работников в создание добавленной стоимости, но и преодолеть их отчуждение от результатов своей производительной деятельности». Научный разум и позволяет устранить такое «предметное отчуждение» между желаниями людей и реальной действительностью, обеспечить единство Слова и Дела, ликвидировать «разрыв» между надеждами граждан на лучшее будущее и объективными результатами их совместных усилий, подержать логикой научного интеллекта поступательное развитие общественной практики, сгладить «межклассовые» противоречия и укрепить гражданский мир в обществе.

В ходе становления «глобального социума» ведущей созидательной силой социально-исторического процесса оказывается интеллектуально-творческий, «научно-креативный» потенциал мирового сообщества, его способность к «саморазвитию» своей «организационной целостности» на основе передовых достижений научного разума в познании и использовании объективных закономерностей. «В современных условиях, перехода к шестому глобальному технологическому укладу и к «экономике знаний», где главным фактором производства становится человеческий капитал, целесообразно, — полагает С.Глазьев, — активизировать творческий потенциал сотрудников, реализуя современные способы вовлечения трудящихся в управление предприятием». Задача устранения «субъектно-правового отчуждения» между «собственниками» и «организационно-техническим персоналом» производства в лице «менеджеров», «работников», «специалистов» требует привлечения последних к управлению производственным процессом. Для стимулирования личной заинтересованности  технических «агентов» производственного цикла в результатах своей деятельности ученый предлагает комплекс мероприятий по 7 направлениям, из которых главным является «законодательное установление права трудового коллектива, специалистов и управляющих на создание своих коллегиальных органов (совет работников, научно-инженерный совет, совет управляющих) и избрание своих представителей в высший орган стратегического управления (совет директоров), обеспечивающий учёт интересов всех участников деятельности предприятия в сочетании с интересами развития самого предприятия как хозяйствующего субъекта».

В концептуальном проекте нашего соотечественника практический выход России «из нынешнего кризиса связан со «штормом инноваций», прокладывающих дорогу становлению следующего, шестого глобального технологического уклада». Глобальный характер реализуемых в современном мире процессов требует формирования «целостной системы» общественного производства, нацеленной на актуализацию «синергетического» импульса в разработке «человеческого капитала», в формировании творческих «личностей». Новый «технологический уклад» глобального социума, в моем понимании,  должен представлять собой «социально-педагогический» способ организации общественного воспроизводства, близкий по идеальным смыслам к религиозно-нравственным заповедям средневекового социума, но построенный на основе научного познания универсальных законов мироздания: «Раскрываются новые перспективы «космического» мироощущения и миросознания, — намечал век назад Н.Бердяев креационный разворот в научном познании мировой реальности. — Общественность не может уже быть оторванной и изолированной от жизни космической, от энергий, которые переливаются в нее из всех планов космоса…. Не только в творческой русской мысли, которая в небольшом кругу переживает период подъема, но и в мысли западноевропейской произошел радикальный сдвиг… Вершина человечества вступила уже в ночь нового средневековья, когда солнце должно засветиться внутри нас и привести к новому дню. Внешний свет гаснет» (Бердяев Н.А. Указ. Соч. – С.86-87). Этот внутренний свет глобальной эпохи в развитии человечества разгорается по мере распространения  в мировом сообществе идеологии «всемирного гуманизма», обращенной ко всем народам с призывом к совместному творчеству и полагающей в формировании «креативной личности» качественный ресурс «целостной» социальной системы.

Конечным показателем эффективной разработки потенциалов «универсально-личностного», «научно-педагогического» производственно-технологического уклада должна стать общая «гуманизация» формируемой глобальной социальной системы в ее основных компонентах: «С научно-технической точки зрения выбираемые приоритеты должны соответствовать перспективным направлениям становления нового технологического уклада. С экономической точки зрения они должны создавать расширяющийся импульс роста спроса и деловой активности. С производственной точки зрения приоритетные производства, начиная с определенного момента, должны выходить на самостоятельную траекторию расширенного воспроизводства в масштабах мирового рынка, выполняя роль «локомотивов роста» для всей экономики. С социальной точки зрения их реализация должна сопровождаться расширением занятости, повышением реальной зарплаты и квалификации работающего населения, общим ростом благосостояния народа».

Перед современной РФ, по мнению С.Глазьева, сегодня явно просматриваются два альтернативных пути в будущее – или формирование инновационно-личностного, «прорывного» научно-педагогического производственного уклада, или же окончательное превращение страны в «сырьевой придаток» мирохозяйственной системы. Первый путь по отработке «научно-гуманистической стратегии» самоутверждения России в глобальном социуме, по формированию «технологических траекторий этого подъёма, следование которым кардинально изменит структуру современной экономики, состав ведущих отраслей, крупнейших корпораций и лидирующих стран, займёт ближайшие 3-5 лет. Если России за это время не удастся совершить технологический прорыв в освоении базовых производств нового технологического уклада, то наше отставание от передовых стран начнёт быстро возрастать, а экономика на всю обозримую перспективу окажется «запертой» в ловушке догоняющего развития, сырьевой специализации и неэквивалентного внешнеэкономического обмена. Нарастающее технологическое отставание подорвёт систему национальной безопасности и обороноспособность страны, лишит её возможности эффективно противостоять угрозам внешней агрессии». Данный вывод С.Глазьева об экстремальной ситуации в жизни нашего отечества, о стремительной «глобально-научной технологизации» мирового сообщества  и смертельной угрозе «радикального решения» социального спора Русского мира с Западной цивилизацией вполне совпадает с нашим прогнозом ближайшего будущего России как переломного этапа в ее исторической судьбе, обусловленного общемировыми потрясениями 2021-2022 годов (См.: Гореликов Л.А Русский разум в созидании будущего / 01.03.2018 // http://viperson.ru/articles/russkiy-razum-v-sozidanii-buduschego; Гореликов Л.А. Конечная тайна русской судьбы / 30.03.2018 // https://www.razumei.ru/lib/article/3916/konechnaya-taina-russkoi-sudby;).

 

  1. Идейные перспективы российского социума в жизни мирового сообщества.

Практическим выражением стратегического планирования поступательного развития российского социума в современном мире, считает С.Глазьев, должна стать комплексная государственная политика научно-производственных и социальных инноваций. «Для реализации этого оптимального набора стратегий нужна комплексная государственная политика развития, включающая: — создание системы стратегического планирования, способной выявлять перспективные направления экономического роста, а также направлять деятельность государственных институтов развития на их освоение; — обеспечение необходимых для опережающего роста нового технологического уклада макроэкономических условий; — формирование механизмов стимулирования инновационной и инвестиционной активности, реализации проектов создания и развития производственно-технологических комплексов нового технологического уклада, модернизации экономики на их основе; — создание благоприятного инвестиционного климата и деловой среды, поощряющей предпринимательскую активность в создании и освоении новых технологий; — поддержание необходимых условий расширенного воспроизводства человеческого капитала и развития интеллектуального потенциала». В соответствии с тремя основными уровнями организации экономической жизни страны как реализации потенциалов федерально-государственных производственных систем, регионально-корпоративных хозяйственных комплексов и индивидуально-частных торговых предприятий местного значения следует разработать аналогичные виды научного проектирования: «Методология стратегического планирования предусматривает наличие системы долго-, средне- и краткосрочных прогнозов социально-экономического развития».

Принципиальная задача обеспечения «мобилизационного прорыва» в развитии общероссийских производственных ресурсов требует кардинального преобразования в системе управления производительными силами страны, направляющим центром которой должен стать, по мнению С.Глазьева, «государственный комитет» стратегического планирования приоритетных направлений научно-технического прогресса. «Для организации работы по мобилизации экономического потенциала, для достижения целей социально-экономического развития страны видится необходимым создание госкомитета по стратегическому планированию при президенте России с наделением его полномочиями по установлению приоритетов экономического и научно-технического развития и формированию индикативных планов и программ их реализации». Генеральной задачей данного комитета должна служить концептуальная проработка и практическая реализация перспективных проектов научно-технического развития России в реалиях глобального социума. «Для мобилизации научно-технического потенциала страны в целях решения задач модернизации и опережающего развития российской экономики необходим системный подход к управлению НТП, организация сквозного и всемерного стимулирования инновационной активности. Для управления этими процессами целесообразно создание надведомственного федерального органа, отвечающего за разработку государственной научно-технической и инновационной политики, координацию деятельности отраслевых министерств и ведомств в её реализации — Государственного комитета по научно-техническому развитию Российской Федерации».

На фоне нынешних финансово-экономических провалов исторически «бесперспективной», «беспросветной» российской политики, нацеленной в основном на бесперебойное «перекачивание» российских природных ресурсов за рубеж, и возникновения в новом столетии глобальных военных угроз «безыдейному существованию» постсоветской России со стороны Запада, подкрепленных безумными внутренними «провокациями» в повышении планки пенсионного возраста российских граждан, заключительный вывод автора представляется вполне убедительным. «Без замены в органах макроэкономического регулирования адептов «вашингтонского консенсуса» высококвалифицированными кадрами, разбирающимися в закономерностях развития современной экономики, ни разработка, ни реализация стратегии мобилизации экономического потенциала невозможна. Как невозможна и победа в развязанной против нас «коллективным Западом» гибридной войне». Говоря попросту, без научной «мобилизации» гражданских ресурсов не будет и победы. Таким образом, авторитетный специалист в хозяйственно-экономическом воспроизводстве общественной жизни, констатирует кризис в функционировании российского социального организма, совсем близкого к состоянию «предсмертной агонии», свидетельством чего и стало желание правительства ухватиться за «соломинку» пенсионной реформы.

Спасение страны от исторической катастрофы заключается в кардинальной перестройке ее мировоззренческих, концептуально-теоретических, идеологических оснований, определяющих практические императивы политической воли. Чтобы победить врага, надо опережать его мысли и дела, а не следовать за логикой его действий в реализации им «своего интереса»: обеспечить такое опережение вражеской стратегии способно лишь целостное научно-философское мышление, нацеленное на постижение универсальных связей объективной реальности. Только решительное превосходство России в научном познании мировой целостности способно обеспечить ей прочный мир для созидания желанного будущего. Лишь максимально целостная научная философия может спасти как Россию, так и все человечество от глобальной катастрофы военного столкновения ядерных держав. «В уничтожении противоречий, — указывал некогда Н.Кузанский, — в связывании их в единое целое, более высокое и дающее основание обоим крайностям, заключается цель истинного искателя».

Телесным воплощением разумной полноты бытия служит, согласно наставлениям христианской веры, символическая природа Языка: «В начале было Слово, и Слово было у Бога, и Слово было Бог. Оно было в начале у Бога. Все через Него начало быть, и без Него ничто не начало быть, что начало быть. В Нем была жизнь, и жизнь была свет человеков» (Иоанн: I–1-4). Поэтому направляющей идеологией в творческой самоорганизации глобального социума должна служить научно-философская система «онтологического символизма», утверждающая законы вербального общения людей универсальными ориентирами в познании мировой целостности. (См.: Л.А. Гореликов, Онтологический символизм как мировоззренческая парадигма глобального синтеза // «Академия Тринитаризма», М., Эл № 77-6567, публ.18069, 13.06.2013; Л.А. Гореликов, Идейные начала современного «русского мировоззрения» в научно-философской концепции «онтологического символизма» // «Академия Тринитаризма», М., Эл № 77-6567, публ.22199, 16.06.2016; Гореликов Л.А. Логика целостности в концептуальной научно-философской системе «онтологического символизма». 26 октября 2016 // http://viperson.ru/articles/logika-tselostnosti-v-kontseptualnoy-nauchno-filosofskoy-sisteme-ontologicheskogo-simvolizma). Идеологическая реальность как ценностное преломление и обоснование социально-исторической практики человечества «символична» по своей природе, нацелена на максимально полное, «целостное» выражение предметного окружения. «Все идеологическое, – подчеркивал в свое время друг и последователь М.М.Бахтина В.Н.Волошинов, – обладает значением: оно представляет, изображает, замещает нечто вне его находящееся, т.е. является знаком. Где нет знака – там нет и идеологии» (Волошинов В.Н. Философия и социология гуманитарных наук. – СПб.: Аста-пресс ltd, 1995. – 388 с., с.221).

Предложенная мной к разработке и использованию в постижении глобальных процессов «символическая парадигма» мировой реальности вряд ли получит нужное социальное признание в украинском обществе, перенасыщенном «чувственно-эмоциональными» увлечениями «малоросского характера», исповедующего в практической жизни чувственные императивы «личной свободы», максимального насыщения индивидуальных потребностей и не склонного сегодня прислушиваться к наставлениям даже собственного исторического опыта. Благодатная природа украинского края сформировала его жителей как очень энергичных и решительных, деятельных и уверенных в себе людей, лишенных сомнений в оценке собственных действий и всецело настроенных на максимальное удовлетворение своих чувственных желаний. Такая прирожденная «самоуверенность», эмоциональная насыщенность украинской натуры, ее чувственная динамичность и порывистость, непоследовательность и противоречивость в собственных стремлениях, игнорирующих призывы рассудка к сдержанности и осторожности, указывает на женскую природу «украинского характера», нацеленного на максимальное удовлетворение жизненных запросов, на полную реализацию в современной действительности «свободы воли» как главного императива социальной практики. Очень характерной чертой для «украинского мироощущения» является женская тяга к индивидуализации собственного существа, неудержимое стремление к утверждению собственной неповторимости, особой самобытности своего жизненного уклада, совершенно отличного от иных культур, символически обозначенного самим именем «украинец» как житель «окраины». Поэтому истинным «украинцам» глубоко чужда всякая «глобализация», консолидация мирового социума на базе «всеобщих» закономерностей как ограничивающая их «свободу»: они, по своей нравственной натуре, – прирожденные селяне и не признают, отвергают требования разумной унификации, универсализации правил социальной действительности. В силу этих психологических качеств «украинцы» смогут наиболее продуктивно включиться в жизнь глобального социума лишь под влиянием максимальной концентрации своих «женских чувств», представленной их религиозной верой и социально закрепленной в общественно-политическом укладе страны теократической формой государственного правления.

Едва ли пропагандируемая мной научно-философская концепция мировой целостности как реализации символических законов национальных языков привлечет должное внимание исследователей и в великороссийском социуме, обремененном заботой о «хозяйственном освоении» гигантских территорий и якобы не нуждающемся в интеллектуальных открытиях, склонном к привычному, традиционному ходу вещей и локальной стратегии рассудка в управлении социальными процессами. Суровое для жизни людей природное окружение изначально сформировало великороссов в духе максимальной консолидации их коллективной воли в освоении новых земель, в благоустройстве родного края: они по нравственной натуре – прирожденные «коллективисты» и отвергают «индивидуализацию» в поведении соплеменников как подрыв стабильности собственного существования, как угрозу своему будущему, инстинктивно склоняясь к традиционному укладу жизни. Нравственный коллективизм «русской жизни» воспитывал в людях мужской характер, приучал их к «бойцовской стойкости» в борьбе за жизнь, обеспечив в итоге гигантский прирост территориальных владений российского государства. «Размеры русского государства, –  указывает Н.Бердяев на социальные причины традиционного характера великоросского этноса, –  ставили русскому народу почти непосильные задачи, держали русский народ в непомерном напряжении. И в огромном деле создания и охранения своего государства русский народ истощал свои силы. Требования государства слишком мало оставляли свободного избытка сил. Вся внешняя деятельность русского человека шла на службу государству… Нет у русских людей творческой игры сил» (Бердяев Н.А. О власти пространства над русской душой // Судьба России. – М.: МГУ, 1990. – 256 с., с. 62).

Этот традиционализм, стихийный «коллективизм», врожденная настроенность русских масс на выполнение «социального долга» говорит о «мужской силе» русского народа, признающего «самоотверженность» главным достоинством человеческой личности. Наглядным и очень убедительным социальным свидетельством «всемирного размаха» русской души является отсутствие в административном устройстве современной РФ как объединения национально-государственных автономий и социально-административных территорий особой Русской национально-государственной автономии как реализации исключительно «русской традиции» в организации общественной жизни. Русские люди «традиционны» в своей исторический практике, но их традиционализм нацелен на сохранение конструктивного опыта всех народов земли, на освоение достижений всемирной культуры человечества. Поэтому преодоление исторической ограниченности «традиционного характера» русского духа в динамических свершениях глобального социума требует максимального насыщения жизнедеятельности русских народных масс достижениями передовой науки, диктуя необходимость организации общественной жизни на основе монархической формы государственного правления как наиболее приближенной к знанию передового опыта зарубежных стран, настроенной на максимально эффективное применение в социальной практике открытий отечественной и мировой науки.

Стремительное усыхание в конце ХХ века телесной шири исторической России очень убедительно свидетельствует, что русский народ, действительно, надорвался в своей непомерной работе по собиранию земель, по расширению необъятных просторов российской цивилизации. Спасение России от социального краха требует неотложной переориентации ее жизненной стратегии от культа пространственной шири земельных владений к культивированию творческих ресурсов в деятельности народных масс, к культуре «национального разума», к постижению общего «духа времени», к обогащению исторического потока социальных преобразований концептуальными открытиями интеллекта. В этом плане грозным предупреждением россиянам о жизненной необходимости «идейно-символической» перестройки их мышления выглядят события столетней давности в императорской России по «силовому решению» вопроса о статусе религиозно-философской концепции «Имяславия», наделявшей Имя творческой энергией в созидании бытия. Всего лишь через 5 лет после разгрома царским правительством этого религиозно-философского течения Российская империя канула вместе с царской семьей в небытии. Хочется верить, что животворящая сила Русского Слова спасет от такой трагической участи современную РФ.

Наибольшие надежды на научно-философскую разработку вербально-символической картины мира я возлагаю на «третью силу» Русского мира, на белорусский народ, не имеющий такой благодатной природной основы для своей жизни, как украинские малороссы, и такого богатства земельных ресурсов, как российские великороссы. В силу этих ограничивающих обстоятельств Беларусь вынуждена надеяться только на потенциал своего «национального духа», на передовые открытия и разработки научно-философского и организационно-политического разума, должна в максимальной степени развивать свои интеллектуальные способности, первоистоком которых и служит родная речь людей, творческий ресурс национальных языков (См.: Гореликов Л.А. Главный вопрос нашего времени и разумные перспективы его «чисто русского» решения / Мировоззрение русской цивилизации. 26.12.2017 // https://www.razumei.ru/lib/article/3805).

Эта социальная задача в творческом, созидательном обустройстве будущей жизни является характерной особенностью психологического склада духовно растущего человека, служит определяющей чертой детско-юношеской психологии человеческой личности: белорусский народ в своем культивировании творческих ресурсов познания должен укреплять в себе не младенческую психологию «иждивенчества», а юношескую способность «воображения», идеальной реконструкции действительности. «Истинно говорю вам, – призывал Христос своих последователей к познанию животворящих таинств детской души, – если не обратитесь и не будете как дети, не войдете в Царство Небесное» (Матф.18:3). Сознательная жизнь народных масс белорусского социума требует сегодня их «воспитания» и «образования» на основе передовых открытий научно-философского мышления. Лишь сила научной мысли способна сохранить духовные контуры вселенского будущего человечества.

Запад сегодня хочет уничтожить Русский мир и поставить на колени русский народ: трагические события Великой Отечественной войны стали героическим свидетельством «несгибаемой воли» белорусского, «чисто русского» народа в утверждении права жить по своим законам. Родная речь и служит практическим основанием реализации этого права русских народных масс на претворение своего образа достойного будущего, утверждающего в глобальном социуме спасительную Правду Русского Слова об универсальных параметрах «мировой целостности» (См.: Л.А. Гореликов, Темпоральные основы развития мировой целостности // «Академия Тринитаризма», М., Эл № 77-6567, публ.16879, 10.10.2011 // http://www.trinitas.ru/rus/doc/0016/001c/00161886.htm). В условиях возникновения смертельной угрозы будущему Русского мира со стороны западных держав и явной неспособности РФ осуществить принципиальный разворот социальной практики на основе культивирования ее научно-интеллектуального потенциала Беларусь просто вынуждается силой обстоятельств взять всю ответственность за будущее русской цивилизации на себя (Гореликов Л.А. На перепутье: русский выбор глобального будущего человечества / 06.05.2017 // http://www.svarogday.com/na-perepute-russkij-vybor-globalnogo-budushhego-chelovechestva; ВИПЕРСОН 10.05.2017 // http://viperson.ru/articles/na-pereputie-russkiy-vybor-globalnogo-buduschego-chelovechestva). Если Беларусь не осуществит в ближайшие 2-3 года концептуального прорыва в научно-теоретическом описании законов саморазвития «мировой целостности», то Русский мир падет под ударом объединенных военных сил государств Западной цивилизации.

Белорусское интеллектуальное сообщество должно спасти мир от надвигающейся социальной катастрофы «глобальной войны» цивилизаций, на практике показав превосходство универсально-синтетических ресурсов своего научного «интеллекта» над локально-аналитическими возможностями рассудочного мышления. «В мировой борьбе народов, — убеждал россиян в годы Первой мировой войны Н.Бердяев, — русский народ должен иметь свою идею, должен вносить в нее свой закал духа. Русские не могут удовлетвориться отрицательной идеей отражения германского милитаризма и одоления темной реакции внутри. Русские должны в этой борьбе не только государственно и общественно перестроиться, но перестроиться идейно и духовно. Постыдное равнодушие к идеям, закрепощающее отсталость и статическую окаменелость мысли, должно замениться новым идейным воодушевлением и идейным подъемом» (Бердяев. Н.А. Указ. Соч. – с. 89).

Идейным прорыв к предельным горизонтам мироздания и обеспечивает научно-философская система «онтологического символизма», развивающая христианскую идеологию Слова как первоосновы мировой целостности, раскрывающая универсальные связи бытия. «Исторический период власти пространств над душой русского народа кончается, – пророчествовал сто лет назад Н.Бердяев. – Русский народ вступает в новый исторический период, когда он должен стать господином своих земель и творцом своей судьбы» (Бердяев. Н.А. Указ. Соч. – с. 68). Все ныне зависит от практической воли политических лидеров Русского мира, от их нравственного выбора своей судьбы: с Кем они – с Русским народом или с его врагами?

 

Л.А. Гореликов — д.ф.н., профессор, академик Ноосферной общественной академии наук

Нравственный смысл Русского имени

«Может ли быть пороком в частном человеке то, что почитается добродетелью в целом народе? Предрассудок сей, утвержденный демократической завистью некоторых философов, служит только к распространению низкого эгоизма. Бескорыстная мысль, что внуки будут уважены за имя, нами им переданное, не есть ли благороднейшая надежда человеческого сердца?

Mes arriere-neveux me devront cet ombrage!»*.

 

(*Мои правнуки будут мне обязаны этой сенью! – фр.;

Пушкин А.С. Сочинения в трех томах. Том третий.

Проза. – М.: Худож. лит-ра, 1986. – С. 444).

 

История развития российской цивилизации не сохранила для нас живые побеги древнерусской, дохристианской религиозно-нравственной традиции, и лишь подлинное чудо может воскресить их к новой жизни. Таким историческим чудом в судьбе отечественной культуры стало нежданное обретение в ХХ в. «Велесовой книги», в которой говорится не только о религиозной вере наших предков, но также о главных принципах их земной жизни, о легендарном прошлом всего славянского племени (Асов А.И. Свято-Русские Веды. Книга Велеса. – М.: Фаир-Пресс, 2005). С момента обретения текстов древнеславянской религиозной традиции, представленных «Книгой Велеса» (Велес, Волос – в славянской мифологии бог скота, богатства и наставник людей в практической мудрости), споры профессионалов–лингвистов, представителей научной и околонаучной общественности об их исторической подлинности не утихают (Зализняк А.А. О профессиональной и любительской лингвистике // Наука и жизнь. 2009. № 1‒2. [Электронный ресурс] // Режим доступа: http://www.nkj.ru/archive/articles/15245; http://www.nkj.ru/archive/articles/15349.; Рудницкий Ю.В. «Мистификаторы поневоле» // Зеркало недели. №13 (642). 7‒13 апреля 2007 [Электронный ресурс] // Режим доступа: http://www.zn.ua/3000/3150/56306.; Что думают учёные о «Велесовой книге». СПб.: Наука, 2004. 220 с.). В этой полемике мы разделяем мнение тех исследователей, которые признают их достоверность. Укажем на нравственно-этические основания своей позиции в данном вопросе. В какой мере нравственный облик «первооткрывателей» литературного памятника дает нам право усомниться в их моральной чистоплотности? И в какой степени их творческие способности соответствуют «вселенскому духу» данного литературного шедевра, не менее гениального по своему историческому смыслу, чем «Повесть временных лет», «Слово о Законе и Благодати», «Слово о полку Игореве»? Если «Книга Велеса» – это подделка, то надо признать, что ее создатель – подлинный «национальный гений», о жизни и творчестве которого должен знать всякий русский. Или все же это – «народный гений», т. е. сам народный Дух, творящий историческую жизнь и запечатлевший ее деяния в литературном предании своей исторической памяти?

Исторические корни русского народа «Велесова книга» производит от легендарного прародителя Отца Богумира и его детей – трех дочерей (Древы, Скревы и Полевы) и двух сыновей (Севы и Руса): «от них идут северяне и русы» (Асов А.И. Свято-Русские Веды. Книга Велеса. – М.: Фаир-Пресс, 2005. – С. 53). По мысли создателей «Велесовой книги», в имени прародителя всех славян была закреплена духовная связь с Богом–Творцом как их небесным Отцом. «И тот Богумир был наречен Твастырем, ибо Тот Праотец ему и всем славянам. И было так, и так будет, ибо боги нарекли имя сие… И вот оставил он роды после себя, и потому Боги – причина родов, и так пошли от родов иные роды. И так Сварог – Отец, а прочие – суть сыны Его» (Асов А.И. Указ.соч. – С. 57).

Добрососедские отношения первых славянских родов с иными племенами вели к образованию новых межродовых объединений, главным из которых стал скифо-славянский союз, символически представленный образом праведного огнищанина Ария Оседня и его сыновей, возглавивших поход объединившихся родов в поиске лучших земель (Асов А.И.Указ. соч.– С. 65). Перейдя через великие заснеженные и обледенелые горы, ведомые «арийскими родами» племена «притекли в степи … И там скифами–скотоводами были. И тогда впервые Правь была изречена отцам нашим от праотцов» (Асов А.И.Указ.соч. – С. 71). Так в VIII в. до н.э. степи северного Причерноморья стали для прарусских родов «землей обетованной», духовным детищем которой оказалась земля Русская, расположенная между Ильменем, Карпатами и Доном с центром в Киеве: «И после стояла земля та пятьсот лет» (Асов А.И. Указ.соч. – С. 81).

Бытовые особенности скифского общества получили выражение в ряде его этнических именований: «сколоты», «сполы», «споры», «склавины», «сакалиба» (Шамбаров В.Е. Русь: дорога из глубин тысячелетий. ‒ М.: ЭКСМО-Пресс, 2002. – С. 152–153). Близким по значению этим именам оказывается и самоназвание «росы» у русских людей. Славяно-скифский союз просуществовал как государственно-политическое образование до начала II в. до н. э. и погиб в результате вторжения сарматских племен (Шамбаров В.Е. Указ. Соч. – С. 208). Три столетия понадобилось прарусским родам, чтобы восстановить силы после сарматского погрома для нового обустройства своей обретенной родины, для утверждения в мире нравственного достоинства славянского имени.

Высший смысл религиозной жизни наших предков запечатлен, согласно текстам «Велесовой книги», именем славянского этноса, происходящим от глагола «славить» – «прославлять», «восхвалять»: род «славянский» славен тем, что прославляет богов своих и словом, и делом. «Велес учил праотцов наших землю пахать, и злаки сеять, и жать, снопы свивая, на полях страдных, и ставить сноп в жилище, и почитать Его как Отца Божьего: Отцом нашим, а матерью – Славу… Так мы шли, и не были нахлебниками, а были славянами – руссами, которые Богам славу поют и потому – суть славяне» (Асов А.И. Указ.соч. – С. 27). Славянская вера напрочь отвергает какое-либо двоедушие в жизни человека и вверяет его судьбу «высшему провидению», не требуя для себя от богов никаких жизненных благ. «А какие мы сами – то Перунько и Сноп знают. И так как мы молили Бога, славу вознося, но никогда не просили Его, и никогда не требовали с Него то, что необходимо нам для жизни» (Асов А.И. Указ. соч. – С. 75). Самоотрешенность, безусловная вера славянского племени в высший промысел определяет его практическую жизнь как «Путь Прави», как «религиозно-нравственный Праведизм», связующий земные дела людей с божьей волей. «И Громовержцу – Богу Перуну, Богу битв и борьбы говорили: «Ты, оживляющий явленное, не прекращай Колеса вращать! Ты, кто вел нас Стезею Прави к битве и тризне великой!» О те, что пали в бою, те которые шли, вечно живите вы, в войске Перуновом!» (Асов А.И. Указ. соч. – С. 7). Исторически путь Прави начинается для славян с утверждения Божьей Правды на Русской земле. «И тогда впервые Правь была изречена отцам нашим от праотцов, охраняющих нас от Нави, кои в великой борьбе силы дают нам отражать врагов Божьих» (Асов А.И. Указ. соч. – С. 71).

Абсолютная покорность древних славян воле богов является не слепым повиновением бесправных рабов требованиям господина, а преклонением верных детей перед праведной волей своих небесных родителей. «И это – есть и будет нашей истинной жертвой Богам, которые суть наши Праотцы. Ибо мы происходим от Дажбога, и стали славны, славя Богов наших, и никогда не просили и не молили их о благе своем» (Асов А.И. Указ. соч. – С. 73). Безграничное доверие древних русичей своим богам есть выражение их сыновнего долга, когда род славянский представляется божьим народом, творящим на земле святую волю своих небесных родителей. «И Святовиту мы славу рекли. Он есть и Прави, и Яви Бог! Песни поем мы Ему, ведь Святовит – это Свет. … Славьте великого Святовита: «Слава Богу нашему!» И восскорбите же сердцем своим, дабы вы смогли отречься от злого деяния нашего, и так притекли к добру. Пусть обнимаются Божии дети» (Асов А.И. Указ. Соч. – С. 9). Религиозный «Праведизм» славян утверждает их духовное родство с богами, которые всегда придут в трудную минуту на помощь своим верным детям. «Будьте сынами своих Богов и сила их пребудет на вас до конца!» (Асов А.И. Указ. соч. – С. 49). Поэтому славяне должны оставаться духовно чистыми перед богами, не поклоняться чужим богам, не отступать от своих небесных покровителей, следовать их заветам, идти по жизни путем Прави, быть защитниками высшей Правды на земле. «Так шли на юг к морю и мечами разили врагов, шли до горы великой, до долины с травами, где много злаков. И там освоился Кий, который начал строить Киев, ставший русским. Много крови стоил тот исход славянам. Анты пренебрегли злом и шли туда, куда Арий говорил. Ибо «кровь наша – святая кровь», – про это он говорил в Семиречье. И все мы русичи. И мы не слушаем ворогов, которые говорят недоброе. Мы происходим от отца Ария» (Асов А.И. Указ. соч. – С. 73).

Первым законом праведной жизни древних русичей было требование свободы как главной ценности земного бытия человека. «Там Перун идет, тряся золотой головой, молнии посылая в синее небо, и оно от этого твердеет. И матерь Слава поет о трудах своих ратных. И мы должны ее слушать и желать суровой битвы за Русь нашу и святыни наши. … И с этим мы не боимся смерти, ибо мы – славные потомки Дажьбога» (Асов А.И. Указ. соч. – С. 89). Только при сохранении свободы, самоотверженной защите русской земли от врагов, независимости Руси от чужих властителей реально подтверждается преданность славян высшему промыслу и сохраняется высшее попечение о них как божьих детях. «И вот Боги говорят нам: «Ходите по Руси и никогда к врагам!» И Матерь Сва-Слава поет, чтобы мы шли в поход на врагов. И мы верили Ей, так как Слава – Суть Птица Вышня, летящая из Сварги над Русью» (Асов А.И. Указ. соч. – С. 73). Поэтому каждый русич должен быть прежде всего воином, защитником родной земли, и ради свободы родной страны обязан пожертвовать своей жизнью, ибо в свободе кроется сакральная связь человека с небесными прародителями «И вот Сварог, который суть Сам Творец, сказал Арию: «Сотворены вы от перстов Божьих. И будут про вас говорить, что вы – сыны Творца, и станете вы как сыны Творца, и будете как дети Мои, и Дажьбог будет Отцом вашим. И Его вы должны слушаться, и он вам скажет, что вам иметь, и о том, что вам делать, и как говорить, и как творить требы. И вы будете народом великим, и победите вы весь свет, и растопчите роды иные, которые извлекают свои силы из камня, и творят чудеса – повозки без коней, и делают разные чудеса без кудесников» (Асов А.И. Указ.соч. – С. 77).

Религиозный «Праведизм» славянского племени провозглашает родственные узы русских родов с богами: поэтому родовые связи обретают сакральный смысл, становятся земным и вполне зримым выражением присутствия высшей воли в делах людей. А потому не может быть подлинной любви между родителями и детьми вне родственных чувств между братьями и сестрами. Единство рода является главным внутренним фактором сохранения народной свободы и праведной веры. «И тут начали ведать истину, что мы имели силу, лишь когда были вместе – тогда никто не мог одолеть нас. И в степях нас, объединившихся, не одолели, ибо мы – русские и себе славу получили от врагов, проклинающих нас» (Асов А.И. Указ. Соч. – С. 47). Священный дар свободы лишь тогда может сохраниться в жизни людей, когда они жертвуют собой ради будущего всех сородичей. Поэтому павшие в битве за родичей обретают жизнь вечную. «И вот потому мы смерть не имели, имели же мы – жизнь вечную, и братья всегда трудились для братьев!» (Асов А.И. Указ. соч. – С. 15).

Семейные отношения, узы родства носят в мировоззрении русичей священный, нерасторжимый характер, определяющий путь Прави как исполнение нравственного долга перед праотцами, как утверждение духовного братства поколений в свершении общего дела. «И так провозглашали мы славу Богам, которые суть Отцы наши, а мы – сыны Их. И будем достойны Их чистотой телес и душ наших» (Асов А.И. Указ. Соч. – С. 69). Сыновнее самопожертвование, нравственное чувство любви и братской солидарности, самоотверженности, жертвенности ради русской земли и родичей определяет главное качество древнеславянской ментальности. «Услышь, потомок, песню Славы! Держи в сердце своем Русь, которая есть и пребудет землей нашей! И мы были обязаны оборонять ее от врагов. И умирали за нее, как день умирает без Солнца» (Асов А.И. Указ. соч. – С. 25).

«Русские» или современные «россы», исповедуя «Славу» древних «росов», выступают на исторической арене как духовно «чистые», «светлые», «ясные» и «прозрачные», «открытые» для всех, искренние люди, «верные» и «истинные» в словах и делах, утверждающие Божью Правду высшей ценностью своей земной жизни. Поэтому нынешние поколения русского этноса должны гордиться своим родовым именем как обозначением нравственного благородства «чистых людей», не скрывающих от мира своих замыслов, не таящих в себе черных помыслов: душа наша открыта для всякого доброго замысла. Искренность, запечатленная нашим именем, – вера в Божий промысел о человеке как воплощении истины – делает нас непобедимыми в противоборстве с силами зла и обмана. И потому русские люди должны хранить свою веру в высший промысел и чтить родное имя как живое напоминание о главной цели своей жизни – утверждении Божьей Правды на земле: наше Слово – свято, ибо претворяет Правду в человеческом мире. «Все через Него начало быть, и без Него ничто не начало быть, что начало быть. В Нем была жизнь, и жизнь была свет человеков» (Иоанн 1:3‒4).

Конечный исторический смысл общерусского дела хранится в религиозных заветах нашего древнего Слова и концентрируется в идее «Святой Руси» как просветленной жизни всего человечества. «Великое историческое призвание России, от которого только получают значение и ее ближайшие задачи, − определяет В. С. Соловьев коренной смысл русского дела, − есть призвание религиозное в высшем смысле этого слова. Только когда воля и ум людей вступят в общение с вечно и истинно-сущим, тогда только получат свое положительное значение и цену все частные формы и элементы жизни и знания, все они будут необходимыми органами или посредствами одной цельной жизни» (Соловьев В.С. Философские начала цельного знания. // Сочинения в 2 т. – 2-е изд. − Т. 2. − М., 1990. – С. 173). Конкретизацией этой высшей идеи становятся три религиозных замысла исторических деяний восточнославянских народов – украинского (малоросского), русского (великоросского) и белорусского (чисто русского). Каждый из русских народов мыслит «Святую Русь» по-своему, опираясь на собственные представления, руководствуясь своими склонностями и способностями. Украинский исторический замысел концентрируется в идеи Нового Иерусалима как Града Любви Божьей не к отдельному народу, а ко всему Человечеству. Главной исторической задачей великоросской нации выступает проблема обустройства Отчего Дома как совершенного земного царства – Третьего Рима, способного примирить народы на основе идеи равенства как залога всеобщей социальной справедливости. Главная цель белорусского этноса – это сохранить Любовь в Отчем Доме, укрепить мир между братьями, связать небесную правду Нового Иерусалима и земную правду Третьего Рима внутренними, духовными узами на основе нравственных усилий одухотворенной личности. Самоотверженный душевный настрой белорусского народа руководствуется идеей «сыновнего долга» перед земными и небесными родителями, определяется принципом святости родовых уз как реальным свидетельством подлинной Любви в отношениях между Богом Отцом и его духовными детьми из рода человеческого, как исповеданием конечной небесно-земной правды грядущего Богочеловечества в собрании просветленных личностей. В практической реализации данных замыслов и заключается историческое назначение русских народов, конечная судьба всего Русского мира.

Каждая из этих идей в отдельности бессильна и только в своем единстве они могут быть претворены в действительность и воплотиться в облике Святой Руси. Лишь единство этих трех путей исторических деяний русских народов приведет их к победе над темными силами. Таким образом, общерусская национальная идея может быть реализована в своем истинном существе лишь на основе объединения трех путей духовной жизни народных масс – религиозно-мистического пути украинского этноса, социально-технологического пути великорусского этноса и социокультурного усилия белорусского этноса. Религиозно-мистическое стремление украинского этноса к общению с Богом предполагает прежде всего объединение всех исторических ветвей русского православия, что означает возрождение нравственной силы «древнерусской веры», освободившей некогда русский народ и от монгольского рабства, и от польского насилия, а сегодня столь нужной русскому народу для спасения от собственного безумия подвигом «высшей веры».

Но этот путь к Богу должен быть подкреплен и соответствующими земными средствами в преобразовании действительности на основе знаний, научно-философского мышления. «По классическому и вечному определению веры, – подчеркивает Н.Бердяев, – одинаково ценному и в религиозном, и в научном отношении, вера есть обличение вещей невидимых. В противоположность этому знание может быть определено как обличение вещей видимых… видимые, т.е. принудительно данные вещи – область знания, не видимые, т.е. не данные принудительно вещи, вещи, которые должно еще стяжать, область веры» (Бердяев Н.А. Философия свободы // Сочинения. – М.: Мысль, 1994. – С. 42‒43). Путь Веры и путь Знания должны быть едины и дополнять друг друга. Если Украина идет путем Веры, а Россия следует путем Знания, то Беларусь избрала путь Любви как практического скрещения Веры и Знания в подвиге самопожертвования, духовного, творческого самосовершенствования личности. Поэтому подлинным началом утверждения Святой Руси в практической деятельности русских народов должно стать явление исторической Личности как истинного выразителя духовного существа русской нации в претворении Высшей Воли. Именно Беларусь и выступает сегодня действительным средоточием Русского духа братской любви в отношениях между людьми, реальным воплощением духовной сути Святой Руси в исторической практике русских народов.

Ныне не Киев и не Москва, а Минск становится путеводной звездой русского народа в претворении своего одухотворенного будущего. В современных условиях глобализации общественной жизни и концентрации всех ее противоречий во главе общерусского дела должен стать Третий Брат и практически утвердить идеологию братства в реалиях глобального социума. Пока жива Беларусь, действительна в мире и Святая Русь! Не в силе Бог, а в Правде – на том стояла и будет стоять Святая Русь. «И увидел я отверстое небо, и вот конь белый, и сидящий на нем называется Верный и Истинный, Который праведно судит и воинствует. … Он имел имя написанное, которого никто не знал, кроме Его Самого; Он был облечен в одежду, обагренную кровию. Имя ему: Слово Божие. И воинства небесные следовали за Ним на конях белых, облеченных в виссон белый и чистый. Из уст же Его исходит острый меч, чтобы им поражать народы. Он пасет их жезлом железным; Он топчет точило вина ярости и гнева Бога Вседержителя» (Апокалипсис 19: 11–15).

 

Гореликов Л.А. – д.ф.н., профессор, академик Ноосферной общественной академии наук

Зов научной совести в реалиях глобального социума

Главный вопрос современности как эпохи становления глобального социума – это “идеологический вопрос” о духовной консолидации человечества как разумно организованного сообщества, о высших ценностях, направляющих сознательные действия людских масс в претворении будущего. Люди различаются между собой не “цветом кожи” или “разрезом глаз”, а своими социально-нравственными, идеально-практическими, идеологическими приоритетами.
Тысячу лет назад восточные славяне признали духовными ориентирами своей жизни ценности православия – идеологию “самопожертвования” как высшего проявления человеческой Свободы, Любви как первоосновы коллективной Соборности в реализации общего дела и Разума как животворной силы родного Языка в созидании будущего («В начале было Слово»). Историческим Результатом того выбора стала Великая Россия, охватившая в 19 столетии своим жизненным пространством весь Север мирового сообщества: Русский мир – это одухотворенное ядро Северной, наиболее “суровой” для жизни цивилизации. Но в ХХ веке исчезло единство “разумного Слова”, “братской Любви” и “коллективной Соборности” в жизни россиян и Русский Мир начал стремительно распадаться на “классы” (пролетарии и капиталисты), национально-государственные сообщества (украинцы, россияне, беларусы), родовые кланы и корпорации отдельных индивидов, указывая этим на отсутствие в православно-русской идеологии подлинно всеобщей основы, коренной сути, созидательной энергии объективного мира, выражением которой служит безграничная действительность Природного Космоса.
Советская эпоха приоткрыла “идейную суть” Русского мира в полноте творческой энергии “научных знаний”, нацеленных на постижение всеобщих законов объективной реальности и их применение в исторической практике на благо всего человечества. Однако субъективно-партийные, организационно-политические ограничения коммунистической власти не позволили большой НАУКЕ утвердить свою державную волю в развитии Советского Союза как равноправного объединения народов в достижении коллективного Блага. Распад Союза привел к новому витку в разрушении духовного единства Русского мира, обозначенного ныне во всей своей исторической глубине военно-политическим кризисом Украины: дальнейшее разрастание этого криза взорвет как РФ, так и Беларусь. Сегодня этот кризис усугубляется новым православно-церковным раздором украинского социума, демонстрируя нам всю ненадежность, «субъективность» религиозно-конфессиональной идеологии в деле консолидации Русского мира, уже чуть не погибшего в начале ХХ века из-за слабости идеологических скреп русской жизни. Спасение Русского мира от исторического крушения требует сегодня утверждения полновластия Научного разума в управлении социальными процессами: только “научная революция”, нацеленная на перестроение российского социума в соответствии с генеральными требования Природного Космоса, может возродить Русский мир для достойного будущего.
Но для осуществления такой революции сама Наука должна обрести свое “всеобщее основание”, стать целостной концепцией мироздания, постичь “универсальную суть” происходящих в Природе процессов. Выражением такой Сути окружающей нас Природы служит необъятная “Темнота” космической Ночи, говорящая нам о постоянном ускорении электро-магнитных сигналов в мировом пространстве, о неадекватности объективным процессам нынешней “релятивистской науки” с ее принципом постоянства скорости света в пустоте (С=300000 км/сек). Мои статьи с концептуальными разработками подлинно целостной Научной картины мира, объясняющей факт темноты мирового Космоса законом “квадратичного ускорения электро-магнитного сигнала” (300000 км/сек в квадрате), просто игнорируются научной общественностью, попросту замалчиваются моими коллегами без какой-либо критики: это говорит о верности представленных мной вычислений, так как в противном случае меня давно бы публично осадили за такое “нахальство в подрыве авторитетов”.
Тотальное замалчивание полученных мной результатов в постижении природного бытия можно было терпеть, когда речь шла лишь о моих личных интересах; но когда мои концептуальные наработки оказываются неразрывно связанными с судьбой моего народа, с будущим всего Русского мира, такое “ученое замалчивание” интеллектуальной общественностью передовых открытий научной мысли становится равносильной “национальному предательству”. Ныне от потенциала научного разума современной России зависит как собственное ее спасение, так и спасение всего человечества от военной агрессии со стороны западных держав, от угрозы термоядерной войны.
Надеюсь, что настоящие РУССКИЕ УЧЕНЫЕ слышат меня и ответят на мой призыв к научной совести: укажите на мои ошибки или же признайте верность приведенных мной вычислений о темпорально-динамических параметрах мировой целостности.

Л.А.Гореликов – д.ф.н., профессор, академик Ноосферной общественной академии наук

О глобально-историческом смысле нашего времени

«Сущность религии в свойстве людей пророчески предвидеть и указывать тот путь жизни, по которому должно идти человечество, в ином, чем прежнее, определении смысла жизни, из которого вытекает и иная, чем прежняя, вся будущая деятельность человечества». Лев Толстой

Главной чертой нашего времени является глобализация мирового сообщества как процесса консолидации человечества на основе претворения «универсальных законов» коллективной жизни людей. Наиболее общей формой реализации духовной связи между людьми служит религия как идеальная проекция целостности общественного организма. Нарождающийся ныне глобальный социум предполагает в своей духовной основе совмещение в практической деятельности народных масс высших нравственных установок мировых религий – идеалов «безграничной Свободы» буддизма и «всеобщей Любви» христианства, «вечной Справедливости» ислама и «высшего Разума» иудаизма.

В наиболее отчетливом виде гуманистическая установка «разумного самоопределения» глобального социума выражена в христианской религии, признавшей божественной первоосновой бытия такое сокровенное человеческое чувство, как Любовь, и призвавшей людей к ненасилию в отношениях друг с другом. «Вы слышали, что сказано: люби ближнего твоего и ненавидь врага твоего. А Я говорю вам: любите врагов ваших, благословляйте проклинающих вас, благотворите ненавидящим вас и молитесь за обижающих вас и гонящих вас» (Мф.5:43). Гармоничная соразмерность природного бытия как творения Высшего Разума отвергает, по логике христианства, применение в исторической практике людей гибельной стратегии насилия и направляет их к взаимному примирению, согласию в созидании будущего. Первоосновой этой созидательной энергии в душе человека служит живой дух религиозной Веры. В своей полной социальной проекции, «вера» являет собой идеальный способ разумной организации целенаправленных практических действий людей в претворении целостности общественного организма, то есть выступает как предметная объективация полноты их коллективного разума. Такая полнота истинной Веры состоит в «идеологии братства» людей, в утверждении, «что Бог – духовный отец всех людей и что высшее благо человека достигается тогда, когда он сознает свою сыновность Богу и братство всех людей между собою» (Толстой Л.Н. Избранные философские произведения. – М.: Просвещение, 1992. – 528 с. – С.28). Поэтому важнейшей социальной функцией религиозной веры в благоустройстве человеческой жизни является поддержание разумного равенства между людьми как «детьми» Бога, нацеленными в своей деятельности на претворение совместного будущего: если в обществе нет должного равенства граждан, то это говорит об отсутствии веры между ними, предрекая близкое крушение данного социума.

Исповедуемое ныне значительной массой русского народа христианство представляет собой религиозную доктрину вселенского братства людей и утверждает идеологией Любви коллективно-созидательную суть социальной реальности, раскрывающей разумное единство Святой Троицы в историческом генезисе человечества на основе творческих приоритетов Бога-Отца, Бога-Сына и Святого Духа. Но можно ли абсолютизировать в содержании христианского учения о триединстве божественных основ бытия идеологию Любви как генеральную силу в устроении всей мировой реальности? Сомнительно, поскольку Бог-Отец, гневаясь за прегрешения на первые поколений людей, уничтожает их «всемирным потопом», а потом казнит за тяжкие грехи жителей Содома и Гоморры.

В контексте прямых свидетельств Библии следует признать, что «первоначальный замысел» Бога-Отца о воспитании Адама и Евы безгрешными существами был расстроен кознями Сатаны, определившими изгнание прародителей рода человеческого из Рая и толкнувшими их наследников к взаимному насилию, первой жертвой которого стало убийство Каином брата своего Авеля. Таким образом, «первоначальный проект» Бога по созданию «благочестивых людей» потерпел неудачу. Поэтому «историческую эпоху» правления Бога-Отца в жизни человечества следует охарактеризовать как время взаимного «противоборства», динамической «равномощности» Благих и Злых сил в устроении мироздания.

Второй этап всемирной драмы человечества начинается с приходом в мир Иисуса Христа как «нового Адама», соединившего в своем существе телесное достоинство человека и духовную силу Бога и всецело настроенного на утверждение «добра» в отношениях между людьми. Однако его «мученическая смерть» на кресте служит очевидным свидетельством господства злых сил в современном укладе общественной жизни, говорит о власти Сатаны в управлении развитием мирового сообщества. Ныне эти силы обрели почти неограниченную власть над земной жизнью людей, подготавливая своим размахом всемирное закабаление человечества: показателем безмерной власти Зла над современным социумом служит гигантский разрыв в уровне жизни между «богатыми» и «бедными» слоями общества, отвергающий святую волю Бога в утверждении социального равенства между людьми.

Началом спасения человечества от власти дьявольских сил должно стать «второе пришествие» Христа в земной мир, но уже не в облике безвинного страдальца за грехи людские, а «грозного судии», карающего род людской за его прегрешения против воли Бога. «Не думайте, что Я пришел принести мир на землю; не мир пришел Я принести, но меч» (Мф. 10:34). Главным признаком близости «второго пришествия» Христа, характеризующего заключительный акт второй эпохи в религиозной истории человечества, должно стать явление Антихриста в качестве посланника Сатаны для овладения православным людом как наиболее верным хранителем христианского благочестия, самым стойким защитником святынь христианской веры. Таким посланником Дьявола, помеченным в Откровении Иоанна Богослова числом 666, является идейный отец российского большевизма В.И.Ульянов-Ленин, продолжительность жизни которого составила 665,5 месяцев Лунного календаря. Дата телесной смерти Ленина и служит «точкой отсчета» в установлении временных параметров «нового прихода» Христа в этот мир: «Истинно говорю вам: не прейдет род сей, как всё сие будет» (Мф. 24:34). Поэтому «второе пришествие» Спасителя должно состояться в интервале 100 лет после телесной яви Антихриста, то есть свершиться в наше время, не позднее 21 января 2024 года.

Хотя марксистско-ленинское учение о борьбе классов как генеральной силе в развитии мировой цивилизации отвергнуто на словах руководством РФ, но в реалиях постсоветской действительности, разорванной социальными антагонизмами на роскошную жизнь кучки богатеев и массовую нищету остальных россиян, «сатанинские законы» классовой борьбы продолжают управлять страной, провоцируя граждан на бунт против власти. Чтобы россияне развеяли дух классовой борьбы в жизни современной РФ, надо для начала захоронить тело Ленина по православному обряду и снять этим «сатанинское заклятие» с земли Русской, призвать русский народ к единению.

Второй «приход Христа» в этот мир должен положить конец 2-х-тысячелетнему периоду господства злых сил в жизни человечества, на смену которому придет эпоха «Святого Духа» как благодатная эра развития духовно-творческих способностей людей. «Когда же приидет Сын Человеческий во славе Своей и все святые Ангелы с Ним, тогда сядет на престоле славы Своей» (Мф. 25:31). Эта духовная слава, способная остановить рост Зла в мире и возродить «Божью Благодать» в человеческом сообществе, будет связана с преображением русского народа в карающую десницу Бога-Сына, нацеленную разрушить царство Зла и утвердить в жизни людей идеологию братства.

Ныне род человеческий переживает кульминационный момент в своей исторической судьбе, связанный с прямым столкновением на мировой арене сил Добра и Зла. На наших глазах в исторической практике современных народов осуществляется окончательный выбор человечеством генерального пути в будущее – библейского или масонского, национально-державного или же космополитического. Если библейский проект утверждает главными субъектами созидательных усилий людей национально-государственные сообщества, то масоно-олигархические круги видят будущее человечества лишенным национального колорита и представляют мировой социум по аналогии с «безнациональным» устройством США в виде территориальных объединений социально унифицированных, национально обезличенных гражданских масс.

Исторические подвижки в направлении реализации масонского проекта ясно видны в трансформации мировой цивилизации после крушения СССР: первым шагом в духовной стерилизации современных народов стала унификация в конце ХХ века жизни европейских стран в виде образования «Соединенных Штатов Европы» (ЕС). Продолжением политики изживания «национального духа» в жизни человечества стало уничтожение Западом в 0-е годы нового века наиболее независимых общественно-политических режимов арабских стран в Ираке, Ливии, Сирии. Во 2-м десятилетии Запад хочет взорвать единство народов Северной цивилизации, спровоцировав «революционный взрыв» на Украине и ее геополитический конфликт с РФ. Если Россия падет, то в 3-м десятилетии Запад нанесет свой удар по народам восточной цивилизации во главе с Китаем, подчиняя их жизнь воле мирового олигархата.

Лишь полное напряжение духовных сил всех российских народов способно сорвать масонский проект унификации человечества: такая концентрация жизненной энергии  народных масс обеспечивается, как показал опыт СССР, созданием национально-государственнных институтов власти. Для спасения России необходимо экстренное образование в рамках федеративной целостности на базе традиционных областей массового проживания русского населения особой Русской национально-государственной автономии: только полнота русской воли в утверждении будущего страны приведет россиян к победе. Сегодня мы ясно видим на мировой арене ожесточенную схватку РФ и США за лидерство в обустройстве будущего, когда между ними возникло, говоря языком бокса, состояние «клинча», максимального сближения кулачных бойцов и предельного напряжения их сил для удержания рук противника от нанесения решающего удара. В этой схватке победит тот, кто первым нанесет свой главный удар по противнику – или Кремль создаст суверенный орган русского государственного разума в управлении российским обществом и нейтрализации агентов западного влияния, или Запад нанесет опережающий военный удар по России.

Если «второе пришествие» Христа, связанное с «возрождением» русского государственного разума, принесет победу России в схватке с сатанинскими силами Запада, то это станет социальной предпосылкой для начала третьего этапа в развитии мировой цивилизации как реализации Духа Святого в жизни человечества. Утверждение Духа Святого в действиях народных масс будет означать их отказ от стратегии насилия в созидании будущего и потребует самоопределения мирового сообщества на основе приоритетов познания Истины и применения объективных законов мировой целостности в обустройстве глобального социума. «И познаете истину, и истина сделает вас свободными» (Иоанн. 8:32).

Реализация «духовной стратегии» в разумном самоопределении человечества предполагает появление нового «избранника» Высшей воли, связанного с Русским миром, но нацеленного уже не на разрушение «империи Зла», а на созидание «царства Добра». Если красота Украинской земли взрастила чувственный характер малороссов, а разноликие просторы России сформировали локальный рассудок великороссов, то наибольшую твердость воли и силу мысли в благоустройстве «родной земли» проявил белорусский народ, который и станет первым восприемником Духа Святого в претворении будущего на основе повелений Истины и распространения духа Любви среди людей. «Исполнение учения, – обозначает Лев Толстой конечный смысл христианства, – только в безостановочном движении – в постигновении все высшей все высшей и высшей истины, и все большем и большем осуществлении ее в себе все большей и большей любовью, а вне себя все большим и большим осуществлением царства божия».

Ныне созидательная, творческая сила белорусской души должна стать нравственным истоком возрождения всего Русского мира, побуждая и великороссов, и украинских малороссов к духовному и социальному единению, к сплочению в братскую семью русских народов. Утверждение Белоруссии в качестве нравственного лидера Русского мира требует от нее прежде всего революционного прорыва в развитии научных знаний, ставших в ХХ веке главным источником социального обновления. Беларусь должна подтвердить собственное право на лидерство в Русском мире революционными успехами своего интеллектуального сообщества по обогащению научных знаний об окружающей действительности, способных обеспечить передовыми технологиями ее хозяйственно-экономическую самостоятельность в мировом сообществе и дать надежную защиту от внешних угроз. Лишь идейная мощь, концептуальный размах белорусской науки в постижении законов мировой целостности сможет обеспечить духовное лидерство Русского мира в развитии глобального социума

 

Л.А.Гореликов – д.ф.н., профессор, академик Ноосферной общественной академии наук.

Логика будущего в научных приоритетах нашего времени

«Не думайте, что Я пришел принести мир на землю;

не мир пришел Я принести, но меч»

Мтф. 10: 34

В ХХ столетии Россия пережила два тяжелейших социально-политических кризиса, связанных с утратой духовного единства общества, с разрушением идейно-нравственных и политико-правовых оснований государственной целостности: если в начале прошлого века рухнула под напором народной стихии Российская империя, то геополитическим продолжением нравственного распада коллективного разума в действиях русских масс стал развал в конце столетия Советского Союза. Поскольку нравственная стойкость общества определяется сознательной деятельностью граждан в достижении желанных целей, направляемой общей идеологией в понимании высших ценностей, постольку крушение имперского и советского проектов совместной жизни евразийских народов свидетельствует о несоответствии их идеологических программ повелениям времени. Если императорская Россия мало заботилась о развитии государственного ума в национальных сообществах, то советская держава отвергла участие «державного разума» в организации жизни русского народа, результатом чего и стала гибель союзного государства.

Начало XXI века обнажило глобальный размах наступившей эпохи в истории человечества как времени информационнной генерализации и практической унификации императивов социального развития, обретающих свою максимальную основательность в универсальных законах мироздания, когда содержание «разумной жизни» граждан современного социума начинает направляться всеобщими требованиями объективного мира. Но понимание законов вселенского бытия не сразу утверждается в сознании глобального социума, а лишь по мере роста научных знаний, не всегда созвучных с ценностными предпочтениями мировых правителей. Какие субъективные установки направляют действия людских масс в претворении будущего до появления зрелых форм научного мышления? Таким «нравственным руководством» народных масс в «субъективно-солидарном» устроении будущего служат идеальные наставления религиозной веры, получившей всемирный размах в ценностных приоритетах «свободы» буддизма, «разумного единения» иудаизма, «любви» христианства и «непоколебимости» истин ислама.

Среди этих ценностных предпочтений мировых религий наиболее гуманистический образ действительности предлагает людям христианство, утверждающее что окружающий мир не только создан по воле Бога, но и движется в своих предметных модификациях силой божественной «Любви», когда сама «объективная реальность» содействует стремлению людей в совместном достижении жизненного благополучия. Следуя этой вере, люди могут «забыть» на какое-то время о проблеме «внешнего мира», чтобы в полной мере перестроить внутренний уклад своей жизни в соответствии с наставлениями высшей Справедливости. В глобальном социуме эта субъективная логика «вселенской Любви» замещается в управлении  общественной практикой требованиями «научного Разума». Идейным центром повелений «конструктивного разума» в обустройстве совместной практической жизни людей служит государство, представляющее собой сознательный способ организации их коллективных действий на основе максимально общих и скорректированных между собой законов.

В жизни нашего отечества такой вполне разумный образ государственного устройства, освобожденный от стихийных ограничений исторической случайности и максимально приближенный к социальным запросам народной жизни, попытался наметить в ХХ столетии ученый и религиозный мыслитель Павел Флоренский. Главная установка государства в организации общественной жизни заключается, по его мнению, в претворении «социальной целостности», то есть в повышении единства совместных действий людей. «Государство есть целое, охватывающее своей организацией […] всю совокупность людей» (П.А.Флоренский. Предполагаемое государственное устройство в будущем. http://dl.biblion.realin.ru/text/8_Biblioteka_Bakulina/Bolshaya_Biblioteka/florensky_gosustr.html). Для поддержания правильного государственного устройства, полагает мыслитель, необходимо преодоление односторонних подходов в понимании общества, провоцирующих возникновение социальных конфликтов и моральное разложение людских масс: разумный уклад общественной жизни предполагает подчинение частных интересов людей потребностям коллективного целого. «Бюрократический абсолютизм и демократический анархизм, констатирует он главные пороки общественного устройства, равно, хотя и с разных сторон, уничтожают государство. Построить разумное государство — это значит сочетать свободу проявления данных сил отдельных людей и групп с необходимостью направлять целое к задачам, неактуальным индивидуальному интересу, стоящим выше и делающим историю» (П.А.Флоренский. Указ. Соч.).

К сожалению, новейшая история России отличается этой склонностью к «социальному безумию», к «односторонним стратегиям» в организации общества — к бюрократизму советского периода и экономическому анархизму постсоветских времен, когда действия людских масс направлялись либо интересами «государственной номенклатуры» в прошлом, либо «личной выгоды» индивидов, как сейчас. Внешним выражением первой крайности стала однопартийная политическая система советского общества, узаконившая «на века» власть «коммунистов», а свидетельством второй крайности стала «радикальная дифференциация» материальных условий жизни граждан постсоветской России, когда вместе с пробуждением социально-классовых антагонизмов разрастаются противоречия между территориями, получив крайнее выражение в нынешнем расколе российского социума на центр и периферию: «столичный центр» ныне перестал играть «собирающую», интегрирующую роль в укреплении общероссийской целостности, а наоборот, выступает для регионов свидетельством социальной несправедливости, служит источником финансовых поборов с граждан «социальной периферии», побуждая население регионов на социальный или национальный бунт. Москва предстает ныне не как консолидирующий духовно-нравственный центр российского общества, объединяющий россиян высоким помыслом практических целей, а как ненасытная «черная дыра» по выкачиванию из регионов жизненных сил: такое мироощущение неизбежно приведет общество к социальному взрыву.

Поскольку христианское мировоззрение признает «очевидность» Истины, запечатленной некогда пришествием Иисуса Христа, постольку возникает вопрос о чувственном облике «истинной социальной целостности», способной в максимальной степени обеспечить устойчивость российской державы. Ответ на этот вопрос был дан нам исторической жизнью еврейского народа, утратившего 2000 лет назад свое национальное государство и вновь создавшего его в современных условиях за счет этнокультурной консолидации своих гражданских сил: этнос служит первоосновой социальной целостности и представляет собой наиболее естественный способ коллективной жизни людей, обусловленный при возникновении особенностями природного окружения и обладающий как внешним сходством своих индивидуальных лиц, так и внутренним духовным единством, определяющим их совместные действия в соответствии с требованиями социально-нравственной традиции. Именно «этнокультурное единство» гражданских масс, «национальная солидарность» людей и позволяет обеспечить в обществе необходимое согласие интересов государства и личностей. «Все то, что непосредственно относится к государству, как целому, как форме […] должно быть для отдельного лица или отдельной группы неприкосновенно и должно безусловно ими] приниматься как условие индивидуального существования, как собственно политика. Напротив, все то, что составляет содержание жизни отдельной личности и дает интерес и побуждение […] это должно не просто пропускаться государством как нечто не запрещенное, но, напротив, должно уважаться и оберегаться» (П.А.Флоренский. Указ. Соч.).

Этнос в своем влиянии на жизнедеятельность как государства, так и индивидуальных лиц передает им потенциал своей созидательной энергии, без которой они погибают духовно и физически. «Государство должно быть столь же монолитным целым [в своем] основном строении, как и многообразно, богато полнотою различных интересов, различных темпераментов, различных подходов к жизни со стороны различных отдельных лиц и групп. Только этим богатством индивидуальных, групповых, массовых проявлений живо государство» (П.А.Флоренский. Указ. Соч.). К сожалению, как во времена СССР, так и в годы постсоветской России власть не сочла нужным образовать в структуре государственной целостности особой русской «национально-государственной автономии», способной поддержать созидательную энергию русского народа в разумном обустройстве будущего и тем самым способствовать устранению перекосов бюрократизма и анархизма в жизни современной России.

Главная задача государственного управления общественной жизнью, считает Флоренский, заключается в «разумной расстановке» кадров, в полноценном и наиболее эффективном использовании способностей каждого индивида. «Задача государства состоит не в том, чтобы возвестить формальное равенство всех его граждан, а в том, чтобы поставить каждого гражданина в подходящие условия, при которых он сумеет показать, на что способен» (П.А.Флоренский. Указ. Соч.). По мнению мыслителя, индивидуальные склонности и способности людей отвергают социальную обоснованность равенства их прав в политическом управлении обществом. «Политическая свобода масс в государствах с представительным правлением есть обман и самообман масс, но самообман опасный,… Должно быть твердо сказано, что политика есть специальность, столь же недоступная массам, как медицина или математика, и потому столь же опасная в руках невежд, как яд или взрывчатое вещество. Отсюда следует и соответствующий вывод о народном представительстве в осуществлении государственной власти: как демократический принцип оно вредно, и не давая удовлетворения никому в частности, вместе с тем расслабляет целое» (П.А.Флоренский. Указ. Соч.).

Флоренский убежден, что исключительная сложность политического управления обществом, требующая для своего эффективного исполнения особых профессиональных качеств, утверждает «единоначалие» в качестве наиболее разумного способа ведения государственных дел. А для полноценного учета «государственным лидером» нужд общества наиболее разумным способом реализации гражданских интересов служит не либерально-демократическая форма организации государственной власти по воле «большинства», а более «емкая», многоплановая, корпоративно-сословная система народного представительства, раскрывающая все грани жизни народных масс, исключая лишь волю правонарушителей. «Уметь выслушивать всех, достойных быть [выслушанными], но поступать ответственно по собственному решению и нести на себе образ государственной ответственности за это решение — такова задача правителя государством» (П.А.Флоренский. Указ. Соч.).

Главным нравственно-психологическим качеством государственного служащего, в понимании П.А.Флоренского, должен быть «социально-исторический реализм» как способность видеть актуальные возможности наличной действительности в достижении общественно значимых целей. Государственный деятель «должен перестроить себя на положительную оценку реальных сил и на отрицательную оценку сил, переставших быть исторически реальными» (П.А.Флоренский. Указ. Соч.). Исторический реализм предполагает оценку наличной действительности по степени противоречивости социальных процессов и способности государственных служб нейтрализовать возникшие угрозы: современное общество, констатирует мыслитель, пронизано социальными антагонизмами, угрожая человечеству гибелью. «Вся жизнь цивилизованного общества стала внутренним противоречием, и это не потому, что кто-либо в частности особенно плох, а потому что разложились и выдохлись те представления, те устои, на которых строилась эта жизнь»(П.А.Флоренский. Указ. Соч.).

На фоне этих глобальных угроз современной социальной реальности ученый с большим скепсисом оценивает политические возможности различных традиционных видов государственного правления — монархий, республик, теократических систем власти. Поэтому в жизни глобального социума формальные требования сохранении какой-то политической традиции должны отступить на второй план перед интеллектуальным потенциалом творческой силы личности, настроенной на созидание будущего. «Требуется лицо, обладающее интуицией будущей культуры, лицо пророческого [склада]. Это лицо, на основании своей интуиции, пусть и смутной, должно ковать общество» (П.А.Флоренский. Указ. Соч.). В наибольшей мере эта творческая энергия личности раскрывается в научном познании: поэтому деятелям науки должна принадлежать ведущая роль в созидании глобального социума. «Будущий строй нашей страны ждет того, кто, обладая интуицией и волей, не побоялся бы открыто порвать с путами представительства, партийности, избирательных прав и прочего и отдался бы влекущей его цели» (П.А.Флоренский. Указ. Соч.).

Таким образом, исторической предпосылкой утверждения глобального научно-информационного общественного строя должно стать массовое воспроизводство в социальной действительности творчески одаренных личностей, выражающих созидательный потенциал научного разума в освоении мировой целостности. «На созидание нового строя, долженствующею открыть новый период истории и соответствующую ему новую культуру, есть одно право — сила гения, сила творить этот строй» (П.А.Флоренский. Указ. Соч.).

 

Гореликов Л.А. – д. ф. н., профессор, академик Ноосферной общественной академии наук.

Кризис общественной мысли в постижении объективной Истины и его следы в социальных коллизиях российской науки

«Нет сомнения, что глубокий фундамент всего теперь происходящего заключается в том, что в европейском (всем, – и в том числе русском) человечестве образовались колосальные пустоты от былого христианства; и в эти пустоты проваливается все».

Василий Розанов. Апокалипсис нашего времени

 

Мировой социум переживает ныне глубочайший кризис общественного сознания в продуцировании истинных знаний о явлениях объективной реальности. Революционный порыв научной мысли в описании пространственно-временных параметров окружающей действительности, обозначенный век назад возникновением СТО и ОТО, поддержанный рождением квантовой физики с ее вероятностной определенностью в локализации событий и подкрепленный формированием теории элементарных частиц, утратил к концу столетия идейный ресурс в постижении всеобщих канонов природного бытия. Социальным свидетельством, мировоззренческой констатацией «непредсказуемости», «неопределенности», исторической «бесперспективности»и практической «ненужности», мнимой «мифологической» бесполезности дальнейшего развития естествознания стало культивирование в наступившем XXI веке информационно-знаковой «стратегии»  в действиях людских масс, сместившее приоритетный ракурс их жизненных интересов и созидательных способностей от познания объективно-предметного содержания к установлению законов самоорганизации символических систем общения, безмерно размноживших субъективные проекции бытия.

Однако такая содержательная «открытость», интеллектуальная «некритичность», нравственная неразборчивость и информационная «всеядность» современного общественного сознания множит, в основном, лишь иллюзорные образы действительности и создает социальные условия для накопления, интенсификации противоречий в описании как объективной реальности, так и человеческого сообщества, свидетельствующих своей массой о нарастающем духовном кризисе мировой цивилизации. Эта крайняя разноречивость, максимальная релятивность общественной мысли в понимании мира и человека вдруг получила в российской интеллектуальной среде совершенно неожиданное концептуальное оправдание в работе известного «национально ориентированного» и патриотически настроенного отечественного исследователя пространственных конфигураций геополитической реальности. «Антропология пространственной парадигмы, – заявляет господинДугин в работе «Мыслить пространством», –  основана на отноше­нии к человеку как к переменной величине, как к математическому “х”, способному принимать различные видовые значения» (ДугинА. Г. Мыслитьпространством. М., 2000 –Ч.I, Гл. 1. 5). Столь радикальное утверждение «ничтожности» человеческого существа полностью отвергает православную традицию признания «божественной сути», душевной уникальности каждого человека, определяющей духовную неповторимость всякого национального сообщества. «Умопомрачительным» примером «релятивистского безумия» в жизни современного социума стало целенаправленное усилие европейского сообщества по «стиранию» социальных различий между «мужчиной» и «женщиной», по воспитанию поколения «бесполых» (точнее «безмозглых») человекоподобных «евро-существ» как переходного состояния к появлению «человека информационно-механического» типа, совершенно «свободного» от природных влечений и нравственных идеалов полноценных людей и предназначенного для обслуживания нужд «богоизбранной» мировой «элиты», для исполнения всех желаний своего хозяина. «Здесь,–  предупреждал в начале нашего века россиян Игорь Шафаревич, – проглядывается некая концепция ближайшего будущего человечества, почти «Утопия»: с переходом к постиндустриальному обществу творцами культуры становятся не индивидуальности, не Галилеи, Ньютоны, Фарадеи, не Рублевы или анонимные средневековые иконописцы и строители храмов, а громадные коллективы – предприятия и научноисследовательские институты. Само понятие «культура» приобретает новый смысл – это массовое, машинное производство, та «штемпелёванная культура», о которой писал А. Белый. А вождями этой деятельности становятся евреи, объединенные мировым духовным центром – Израилем» (И.Р.Шафаревич. Трехтысячелетняя загадка. Санкт-Петербург, 2002 – гл.16). Другим столь же «диким» примером коллективного безумия, извращенного хода мыслей людских масс и их политических лидеров служит «антироссийская» идеология «майданутой Украины», с безумной яростью начавшей выкорчевывать свои собственные «русские» исторические корни.

Наблюдаемый ныне нравственный кризис в жизненном самоопределении исторического горизонта развития человеческого сообщества политическая власть постсоветской РФ пытается преодолеть за счет изменения организационных принципов отечественной науки, отстраняя от идейного руководства научно-познавательным процессом представителей академического сообщества и замещая их своими административными выдвиженцами по управлению материальными ресурсами «научно-исследовательских центров». Тем самым реализуется план замещения Петровской, «возвышенной» концепции академической, фундаментальной организации отечественной науки на более динамичную, но социально «приземленную» модель ее функционирования, максимально приближенную к нуждам сегодняшней «действительности» и получившую распространение в научно-исследовательской практике западноевропейского сообщества и прежде всего в США. Направляющим началом реализации этой «современной стратегии» научного производства служитне «конструктивный образ» фундаментальной исследовательской «традиции» в описании мировой целостности, а исторически насущная «проблема» как «негативный фактор» общественной жизни, препятствующий достижению каких-тосоциально значимых целей.Следует определить принципиальные различия указанных двух способов организации научной деятельности – «фундаментально-академической» и «научно-практической», то есть «концептуально-целостной» и «проблемно-гипотетической».

При решении вопроса о степени «перспективности» данных стратегий в осуществлении научно-познавательного процесса мы не можем апеллировать к особенностям их «количественных», «предметно-объективированных» показателей, нацеленных, в одном случае, на описание «универсальных зависимостей объективного мира и настроенных, в другом, на преодоление локально-исторических препятствий в реализации общественной практики. Сегодняшний кризис общественного интеллекта «уравнял» по социальной значимости «количественные» параметры представленных исследовательских программ: поэтому мы сосредоточим свое внимание на «субъективных», «внутренних», качественных показателях указанных стратегий.  Академический принцип, утвержденный в российской науке Петром Первым, был ориентирован на суверенную волю«академиков» в осмыслении действительности, когда ход исследований определялся, в первую очередь, личным «вкладом» представителей «академического сообщества» в научную копилку «достоверных знаний» о мировой целостности. План мероприятий руководителей «научно-исследовательских центров» определяется не их личной «научной инициативой», а  прежде всего «социальным запросом» со стороны государственной администрации или воли «финансовых заказчиков». Не «интуиция» ученого, а «социальный заказ» и хозяйственный расчет устанавливают в современной российской науке свои правила игры – «взять побольше», но «дать поменьше». Этот житейский «прагматизм» выглядит «вполне разумным», «экономным», «выгодным» способом действий в социальном пространстве «перемещения товаров и услуг». Российское государство ныне настроено не «развивать» науку, а просто «покупать» ее «интеллектуальную продукцию».

Но для грамотного «перевода» научной деятельности в разряд «торгово-рыночных отношений» государство должно иметь перед собой некий «образец» должного качества «научно производимой продукции»как основания для признания ее потребительских достоинств. В этом случае уже не профессиональная «интуиция академика» выставляет оценку научной продукции, а некая «объективированная парадигма», выделяемая как «эталон» из процесса «научных инноваций» и служащая для определения степени концептуальной «эффективности» результатов исследования. Таким образом, предложенная государством российскому научному сообществу «проблемно-ориентированная», рыночно-регламентированная организация научно-познавательной деятельности требует для своей «продуктивной реализации» создания «фундаментальной», максимально единой, предельно «целостной», «универсальной научной картины мира». Обладает ли современная отечественная наука такой картиной? К сожалению, нет. И в этом главное противоречие проводимой Кремлем политики «проблемной реорганизации» российского научного сообщества: государство и рынок желают править наукой, а интеллектуальных сил для плодотворного руководства научно-познавательным процессом у них нет.

Современный социум пока не обладает рационально выверенной моделью «глобального общенаучного мировоззрения» как концептуального основания для эффективного управления логикой научных открытий. Предложенный мной проект разработки такой целостной системы рациональных знаний о мире на идейной базе научно-философской концепции «онтологического символизма» не получил должной поддержки со стороны российских коллег (Л.А. Гореликов, Идейные начала современного «русского мировоззрения» в научно-философской концепции «онтологического символизма» // «Академия Тринитаризма», М., Эл № 77-6567,публ.22199, 16.06.2016; Л.А. Гореликов, Принцип «целостности» как генеральный императив научно-философского познания глобального социума // «Академия Тринитаризма», М., Эл № 77-6567, публ.22417, 20.08.2016). Но он обладает помимо своей системно-логической последовательности и научно-исследовательской новизны в описании мировой целостности тем несомненным достоинством, что выражает прямую идейную связь собственной логики с гуманистическим смыслом христианской идеологии в признании вселенского Слова креативной сутью  бытия.  «В начале было Слово, и Слово было у Бога, и Слово было Бог. Оно было в начале у Бога. Все чрез Него начало быть, что начало быть. В нем была жизнь, и жизнь была свет человеков. И свет во тьме светит, и тьма не объяла его» (Иоан. I: 1-5). Эта мысль Евангелия о жизненной силе, созидательной энергии Слова, о его неподвластности разрушительным стихиям «мировой тьмы» требует от людей максимально бережного, предельно продуманного, вполне сознательного отношения к требованиям своего родного Языка, ясного понимания его наставлений в реализации общественной практики. «Истинный трагизм нашей истории, – предупреждает россиян Игорь Шаваревич, – заключается в том, что к этому моменту, когда физически мы могли бы определять свое будущее, мы можем оказаться не готовыми идейно» (И.Р. Шафаревич. Указ. Соч. – гл.17. 4).

Отвергнув интуицию академиков в руководстве отечественной наукой, Кремль хочет переподчинить ее историческую динамику интуитивным предпочтениям  своих «финансовых заказчиков», мировому олигархату, то есть бизнесу. Русский народ многое может вынести, но такого надругательства он не переживет: чтобы судьбой его отчизны, будущим  его страны распоряжались, торговали международные воры, казнокрады и «залетные» проходимцы, он не выдержит. Другими словами, речь сегодня идет о жизни и смерти российского государства, о конечной исторической судьбе России и народа Русского. Явным свидетельством действительности «внешнего управления», тотального насилия над российским социумом и его интеллектуальным сообществом служит утверждение постсоветской Конституции РФ от 1993 года о приоритете международного права над национально-российскими законодательством (статья №15), а также запрещение россиянам иметь свою национально-государственную идеологию (статья №13). В условиях нарастающего духовно-нравственного кризиса российского общества, расколотого ныне не на «правых» и «левых», а на «патриотов» и «коллаборационистов», спасение отечества от гибели будет зависеть, в первую очередь, от позиции «интеллектуального сообщества», от его нравственной готовности взять на себя всю полноту ответственности за будущее российской державы. И если вы действительно не желаете своим детям рабской участи, то Вы совершите такой исторический выбор: это будет решающая битва в борьбе за Русское будущее!

В стране сегодня явно вызревает общероссийская «интеллектуальная революция» как в преобразовании социальной действительности, так и в развитии научных знаний о мировой целостности. Революционный кризис в постсоветской России назрел: социальные «низы» сегодня не хотят, а «верхи» уже не могут управлять страной по-старому. И каждый российский гражданин, считающий себя патриотом своей родины, должен собрать все свои нравственные силы для реализации великой «концептуальной революции» как интеллектуального проекта в разумном самоопределении страны,ибо Россия без мировоззренческого, идейного обновления собственной жизни обречена на скорую гибель, предвестником которой и стала Киевская «революция достоинства». Украинский «звонок» исторической близости крушения Русского мира продолжает звучать с нарастающим прозападным, антироссийским гулом, созывая всех недругов России на ее «погребение» и военно-политическое «пиршество» по случаю раздела ее территориальных владений. «Они не остановятся пока окончательно не добьют нас, – подчеркивает А.Г. Дугин в своем  эсхатологическом прогнозе. – Всех нас, всех наших детей, стариков и женщин. С ветхозаветной жестокостью и либеральным цинизмом» (Указ. соч. Ч. IV. –  Гл. 1.6).

В «свете» этой экстремальной перспективы близкой гибели России патриотические силы общества должны четко уяснить для себя, что если не осуществить «интеллектуальную революцию» сегодня, то завтра будет уже поздно: Кремль, обрушив «академическую науку», вряд-ли сможет продуктивно наладить науку «проблемно-потребительскую», оставив в итоге российский социум без всякой интеллектуальной защиты.  Поэтому спасением для страны должна стать скорейшая и коренная «концептуальная» реорганизация российского социума: государство должно вновь стать «Советским», но уже в полноценном «научном претворении» этого священного слова. Таким должен быть разумный ответ на предложение А.Г. Дугина: «Ум нации как заколдованный. С этим надо что-то делать» (Указ.соч. Ч. IV. –  Гл. 2.1).

Главным лозугом исторического момента для российских патриотов должен стать призыв к интеллектуальному действию. Да здравствует Русская «интеллектуальная революция» как нравственная основа научного самоутверждения России в историческом пространстве глобального социума!

 

Гореликов Л.А. – д. ф. н., профессор, академик Ноосферной общественной академии наук.

Возрождение российской державы в духовно-нравственной консолидации русского этноса

Держава — это особый строй государственной жизни суверенного социума, в котором духовное начало становится определяющей силой коллективных действий людей, утверждающий свою полную самостоятельность в осуществлении исторической практики и претендующий на мировое значение собственной воли в реализации международных отношений. Важнейшим признаком державного характера страны служит наличие у нее особой национально-государственной идеологии как социального проекта претворения всеобщих разумных целей в исторической практике человеческого сообщества. В этом плане надо признать, что постсоветская Россия утратила державный статус, узаконив свой отказ от мировых претензий статьей №13 постсоветской Конституции о запрете в российском социуме национально-государственной идеологии и признанием статьи №15 о приоритете в жизни российского социума международного права над национально-российским законодательством.
Однако такая «скромная роль» России в современном мире совершенно расходится с пространственным размахом ее территориальных владений, наглядно демонстрирующих мировое величие страны. Поэтому перед постсоветской РФ автоматически возникает жизненная дилемма — либо сохранить свой территориальный размах, укрепив его пространственные пределы разработкой «державной» национально-государственной идеологии, либо признать свое сугубо «местное значение» в жизни современного социума, отказавшись от значительной части своих владений, «продав» или «передав» их «в аренду» действительным лидерам мировой геополитики в лице США и ЕС, Китая и Индии, Израиля и Японии. Тактика лавирования РФ между главными субъектами современной геополитики в лице США и Китая совершенно не соответствует духу мировой державы и может завершиться крахом российского государства в случает объединения сил Запада и Востока для раздела его земельных владений. Поэтому ближайшие годы российского социума станут решающими в судьбе страны, требуя от ее граждан максимальных усилий в деле духовно-нравственной консолидации своих действий с целью возрождения и укрепления ее великодержавного статуса. Прежний «либеральный курс» развития страны исчерпал свой жизненный ресурс и должен быть отвергнут как не соответствующий ее историческим традициям, крайне опасный для «национально-территориального» уклада гражданской жизни Российской Федерации, всегда готовой к распаду социального пространства на отдельные «этнокультурные сообщества» в случае отсутствия «общенациональной идеологии» их совместных действий. Возникает проблема «идеологического самоопределения» постсоветской РФ в свете ее исторических традиций и современных реалий становления глобального социума.
Наглядным свидетельством державной мощи российского социума в ХХ столетии стал военный разгром европейского фашизма и японского милитаризма, социально закрепленный в дальнейшем созданием международной системы социализма и существенным развитием научно-технической базы общественного производства, свидетельством чего явилось планомерное освоение отечественной наукой ближайшего Космоса. Афганский поход 80-х годов и трагедия Чернобыля продемонстрировали «массовый героизм» советских людей в деле претворения идеологии «советского патриотизма и пролетарского интернационализма»: поэтому распад СССР в очень малой степени соответствовал настроениям народных масс, а выразил лишь интересы очень узкого слоя «правящей элиты» в присвоении национальных богатств советской державы. Сегодня «народные массы» РФ готовы к действию по восстановлению «социальной справедливости» в стране, требуя от правящих кругов внятной «национально-государственной идеологии» в созидании будущего. Этого самоопределения требует и международная обстановка, связанная с глобализацией мирового социума и нарастанием военной угрозы российскому будущему со стороны государств Западной цивилизации, направляемых агрессивной волей США. Лишь максимальная духовная консолидация гражданских масс российского социума способна обеспечить его достойное будущее в современном мировом сообществе.
Если Кремль не может или не хочет предложить россиянам такой научно обоснованной идеологии в созидании будущего, то граждане РФ вправе вновь обратиться к идеалам социализма как наиболее продуманным и социально взвешенным ориентирам поступательного развития страны. Сегодня свидетельством чрезвычайных обстоятельств в жизненном пространстве Русского мира стали «революционные события» на Украине, разорвавшие духовные узы братской солидарности украинского и русского этнокультурных сообществ и нацеленные на подрыв нравственных оснований российского социума. В этой экстремальной ситуации разрушения этнокультурного ядра российского общества «социалистическая идеология» советских времен вновь способна сплотить россиян и прежде всего русских людей в борьбе за достойное, справедливое будущее.
Но для достижения такого сознательного единения россиян в деле построения справедливого общества необходимо прежде всего разрешить разумными средствами идейно-нравственный конфликт между «великодержавным» настроем русского народа и «интернациональным характером» социалистической идеологии «пролетарской солидарности». Символическим свидетельством незаживающей раны этого нравственного конфликта служит расположенный под стенами Кремля мемориальный комплекс Мавзолея с «телесными останками» вождя российской социалистической революции Ульянова-Ленина. Данное памятное сооружение для сохранения останков умершего вождя «большевизма» отвергает своим языческим культом погребальные традиции русского православия и служит постоянным напоминанием россиянам о трагических событиях «пролетарской революции», препятствуя достижению нравственного примирения коммунистов и русского православного сообщества.
На сегодняшний день лишь «коммунисты» способны отстранить «олигархат» от рычагов власти в РФ. Но для этого КПРФ должна завоевать доверие русских масс: «консервация» тела Ленина в Мавзолее служит главным «идейным препятствием» в достижении нравственного союза коммунистов с русским народом. Для восстановления «национального согласия» в современной России между коммунистами и русскими массами нужно в срочном порядке убрать из Мавзолея «тело Ленина» и захоронить его по «православно-русскому» обычаю. Только таким символическим актом «православного погребения» телесных останков основоположника большевизма коммунисты смогут возродить нравственную связь с русскими массами и получить на выборах их поддержку. Православный «погребальный обряд» станет символом нравственно-психологического примирения российских коммунистов с русским народными массами как важнейшего условия их совместных действий в обустройстве России. Лидеры КПРФ должны, наконец, признать, что дальнейшее сохранение «тела Ленина» на Красной площади российской столицы будет служить лишь постоянным «напоминанием» о трагическом конфликте коммунистов с русскими национально-патриотическими силами.
По сообщению средств массовой информации, лидер российских коммунистов Зюганов Г. А. должен посетить 23 августа город-герой Севастополь. Это посещение должно послужить не только целям КПРФ в пропаганде своих кандидатов на выборах 8 сентября, но также стать всероссийским событием по примирению идеологии коммунизма с православно-патриотической идеологией русского народа. Более 1000 лет назад, на земле современного Севастополя, в православном храме византийского города Херсонеса состоялось 28 июля 988 года крещение древнерусского князя Владимира, определившее всемирное предназначение русского государства. Поэтому лидер коммунистов должен именно в этом священном городе публично заявить о решении коммунистов захоронить тело Ленина по православному обряду и наметить этим установление социально-нравственного союза коммунистов и русских патриотов в деле духовного возрождения России.

Гореликов Л.А. – д. ф. н., профессор, академик Ноосферной общественной академии наук.

Что делать и с чего начать: актуальные проблемы украинского социума в созидании будущего

Рождение человеческого индивидуума включает два исходных этапа его социального становления – в качестве телесного и одухотворенного существа. Данный процесс предполагает в самом начале появление на свет человека как физиологической особи, полностью зависимой в своем существовании от внешних обстоятельств, когда внутренние потенциалы людей лишь реагируют на внешние раздражители, стихийно намечая пути в будущее в соответствии с повелениями окружающей природы. После младенческого этапа наступает период детства в развитии человеческого существа с первой его попыткой показать себя в качестве самодеятельного лица, нацеленного на подчинение хода событий желаниям своей воли, жаждущего утвердить себя «свободной», «раскрепощенной» личностью. Эти первые два акта – «нравственно-подневольной» и «духовно-раскрепощенной» жизни – обозначают исходные исторические контуры не только процесса становления отдельных индивидов, но также их устойчивых сообществ, наиболее «органичным» из которых выступает этнос как социокультурное объединение людей на основе максимального сближения и совмещения законов материальной и духовной деятельности. Этносы – это целостные общественные организмы коллективной жизни людей, скрепленных между собой не только родовыми узами телесного естества, но также духовными ценностями, определяющими нравственные каноны их конструктивного общения и конечные ориентиры совместных практических действий в созидании будущего. Высшим выражением этнокультурной идентичности выступают нации как социокультурные объединения людей, действующих в историческом пространстве на основе идеальных требований государственного разума по целесообразному преобразованию окружающей действительности.

Начальная попытка духовного самоутверждения «свободы воли» человеческих индивидов также содержит в себе две возможности, разделяющие жизнь людей на «деструктивно-детский» и «конструктивно-подростковый» периоды их «самовольных» действий, когда представители одного поколения все «ломают» в попытках заглянуть «вглубь» вещей, а другие постоянно что-то «конструируют», изобретают, намечая новые пути в будущее. Поскольку конечной нравственной целью развития «разумного существа» человека является «вечная Истина», постольку первый «самодеятельный акт» этого движения в коллективной практике людей являет собой наиболее удаленное от полноценной реализации «национального разума» состояние общества и выступает на исторической арене как выражение «нравственного заблуждения», как разрушительная «стихия» энергии людских масс эпохи «Дикости». Первичная «коллективная воля» людей самоутверждает себя в этот период лишь в виде «отрицания», разрушения каких-либо преград в удовлетворении своих «детских желаний», толкающих их на путь взаимной вражды, отвергающей взаимопонимание и согласие в претворении будущего: нечто подобное и происходит ныне с украинским сообществом.

Украинский социум появился на свет в качестве самостоятельного существа в 1991 году совершенно «безболезненно», вполне «естественно», почти «нормально» по согласованному решению политических лидеров трех русских народов советской державы – великороссов, украинцев и белорусов, без каких-либо «волнений» и общественных «потрясений» с их стороны в связи с кончиной СССР. Свое «второе», «духовно-нравственное» рождение Украина обозначила в 2014 году Киевской «революцией достоинства», отбросившей общероссийскую традицию восточнославянского единения и нацеленной привести украинский социум в разумно обустроенное содружество «европейских народов». Но украинская стратегия вхождения в Европейский Дом оказалась по своей «идейной мотивации» крайне «непродуктивной», непродуманной и совершенно бесперспективной программой действий, так как руководствовалась лишь идеологией «ломки», отрицания своего «русско-российского» прошлого, а не замыслом обогащения интеграционных процессов современной Европы конструктивным опытом собственной жизни, не предлагала европейским народам ничего нового, «своего» в созидании будущего. Следовательно, вновь избранный Президент Украины должен отказаться от радикализма в отрицании общероссийского прошлого страны и восстановить добрососедские отношения с РФ в совместном претворении разумного будущего. «Первобытный», деструктивный этап «украинского детства» завершил задачу нравственного раскрепощения практической воли народных масс, которые должны теперь руководствоваться социально-конструктивным, максимально продуманным, предельно всеобщим планом своих исторических действий.

Учитывая самоотверженный дух православной церкви в утверждении идеологии «братства людей», следует признать, что Украина, возрождая свои исторические древнерусские корни, должна стать идеологическим, духовно-нравственным мостом между цивилизациями Запада и Востока, между странами «европейского индивидуализма» и «восточного патернализма». Вспомним сказание «Повести временных лет» о посещении Киевских гор христианским апостолом Андреем Первозванным и слова его пророчества о великом предназначении этих мест как средоточия Божьй Благодати, как исторического центра утверждения грядущего всемирного града Небесного Иерусалима. Поэтому вопрос «Что делать» получает идейно ясный ответ на путях осмысления логики сближения культур Запада и Востока и разработки «целостной идеологии» глобального будущего человечества, когда Киев как «матерь городов русских» должен стать Новым Иерусалимом, то есть «духовным центром» для всего человечества. Великое Будущее Украины заключается не в отрицании своего русского прошлого, а в его возведении во всемирное достоинство, во всемерном его духовном наполнении идеалами Вечного Разума.

Остается ответить на другой актуальный вопрос украинской действительности – «С чего начать» современной Украине это великое дело братской консолидации современных народов мирового сообщества? Думаю, что начать следует с самого очевидного – с «благодарения» граждан Украины за их разумное решение по смене политического руководства страны и прежде всего с признания заслуг жителей Кривого Рога, взрастивших такого «искрометного лидера» в нравственном самоопределении украинского социума, пробудившего творческим настроем «95-го Квартала» всю страну к историческому действию. Владимир Зеленский как новый Президент Украины должен по достоинству оценить вклад жителей Кривого Рога в конструктивное самоутверждение нового курса украинской державы и признать право города стать новым «областным центром» украинского социума в созидании будущего.

Гражданин Украины и Кривого Рога Гореликов Л.А. – д. ф. н., профессор.

Идеология глобального будущего в разумном самоопределении российского социума

«Заповедь новую даю вам, да любите друг друга»

Иоанн: 13:34

Самое заветное желание в коллективном самоопределении людей — это стремление уяснить облик «будущего», нашедшее исторически значимое выражение в связи с «глобализацией» мирового сообщества. Данный вопрос об определении жизненно-практического горизонта социального будущего человечества получил на информационной площадке постсоветской РФ «геополитическое осмысление» в статье известного отечественного политолога С.А. Караганова (См.: С.А. Караганов, Предсказуемое будущее? // «Академия Тринитаризма», М., Эл № 77-6567, публ.25453, 21.05.2019). Не соглашаясь с мнением многих зарубежных и отечественных коллег по научно-исследовательскому цеху об усилении в современном обществе неопределенности и непредсказуемости хода исторических событий, он вознамерился опровергнуть этот идеологический миф и убедить читателей в постижимости разумных контуров социального будущего. «Но берусь утверждать, – заявляет он, – что будущее достаточно предсказуемо. И на него можно и нужно влиять. Если, разумеется, крупные игроки знают, чего хотят, обладают энергией и мозгами, строят политику на более или менее рациональной и долгосрочной основе» (С.А. Караганов). По его мнению, сетования современных исследователей на повышение неопределенности в ходе социальных изменений связано с ростом информированности населения о происходящих процессах и усилением роли масс во влиянии на течение событий. В нынешние времена «информационной революции массам доступны гораздо более широкие возможности влияния на политику» (С.А. Караганов). Ученый утверждает, что наиболее верной картиной современной социальной действительности, почти «пророческой оказалась идея конфликта цивилизаций Сэмюэля Хантингтона» (С.А. Караганов).

Зловещий прогноз западного мыслителя наш ученый муж распространяет и на ближайшее будущее российского социума в его взаимоотношениях с государствами Западной цивилизации, сплоченными в своих антироссийских акциях политической волей и военной мощью США. «Возвращение противостояния стало необратимым в 2001 г. после выхода США из Договора по ПРО, что нельзя было интерпретировать иначе, чем стремление вернуть стратегическое превосходство. Особенно опасно это выглядело на фоне агрессий в Югославии и Ираке» (С.А. Караганов.). В данной проекции, коренная суть современного этап развития мирового сообщества определяется политической схваткой ведущих держав за «стратегическое превосходство» в определении глобального будущего человечества. «Санкции, – констатирует российский политолог, – которыми европейцы, как и американцы, сыпали еще до вспышки протекционизма в США, прямо оправдывались невозможностью применить военную силу» (С.А. Караганов).

Современный мир после крушения СССР вновь раздваивается в поляризации политических интересов стран Запад и Востока с тем отличием, что лидером восточного блока становится Китай, поддержанный военным и сырьевым потенциалом России. «Если Китай возьмет на себя роль первого среди равных, – проектирует российский научный эксперт разумную конфигурацию восточного блока, – начнет активно строить институты сотрудничества, прежде всего ШОС, сознательно погрузится в сеть связей и балансов – состоится партнерство Большой Евразии, как бы его ни называли: гигантский континент мирного сотрудничества и развития, взаимодействия великих культур» (С.А. Караганов). Нарастающая угроза военного столкновения мировых держав, оснащенных ядерным оружием, может быть остановлена лишь рождением новой «глобальной идеологии», способной обеспечить своими интеллектуальными ресурсами формирование многополярного мира и нацеленной на достижение согласия в отношениях между гражданами и народами, общественно-политическими системами и цивилизациями. «Де-факто уход коммунистической и закат либеральной идеологии образуют идеологический вакуум, за заполнение которого началась борьба. Он заполняется национализмом в его государственном, этническом и даже квазирелигиозном вариантах. Налицо запрос на новую идеологию для нового мира» (С.А. Караганов).

Оценивая большинство западных социально-исторических концепций малопродуктивными в описании будущего человечества, наш соотечественник указывает на «имперскую перспективу» в развитии глобального социума и рассматривает ее как ведущую тенденцию в качественном самоопределении мировой цивилизации. «Поразительно по своей неадекватности отрицание империализма и империй. США, главный адепт отрицания, – один из классических типов империи. …. Евросоюз – еще более классическая империя, правда, без императора. …А, может быть, империи не только есть, но и будут? И даже за ними будущее?» (С.А. Караганов). Но вместе с ростом «имперских амбиций» в политике современных держав неизбежно нарастает и угроза новой большой войны как главной практической установки государств в утверждении своего имперского величия. «Единственное, что может изменить все – большая война. Она сделает ход истории полностью непредсказуемым или вовсе его закончит. Уже не раз писал, что вероятность ее возникновения сейчас выше, чем когда бы то ни было с середины 1960-х годов. Но ее можно предотвратить умной политикой, многосторонним взаимным сдерживанием и активной борьбой за мир» (С.А. Караганов). Возникает судьбоносный для общества вопрос об идейной основе верной политики, способной спасти современный мир от ядерной катастрофы, о коренной сути «спасительной идеологии» разумного будущего человечества.

Однако уважаемый наставник кремлевского руководства страны уходит от проблемы определения генеральной силы такой «умной», рационально «взвешенной», конструктивной политики, ограничивая собственную мысль перечнем очевидных тенденций в развитии международных отношений. Среди этих очевидностей наиболее угрожающая ситуация для будущего России будет связана с политикой США по ослаблению российско-китайского геополитического сотрудничества. «Вашингтону, допустившему формирование полусоюзных отношений Москвы и Пекина, важно либо разгромить Россию, либо нейтрализовать ее, чтобы ослабить Китай, либо оторвать Пекин от Москвы» (С.А. Караганов). Обозначенные отечественным политологом три направления в подрыве дружественных отношений между РФ и Китаем намечают самую опасную для нас «логику» развития будущих событий, когда рост экономических связей КНР и США приведет к усилению международной изоляции России также и со стороны нынешнего «восточного партнера», последующему из-за этого экономическому истощению нашей страны и итоговому ее распаду в результате обострения внутренних антагонизмов, поддержанных вмешательством извне — как со стороны Запада, так и Востока. Нейтрализация такой «тотальной угрозы» будущему России предполагает полную концентрацию ее духовных сил для самоутверждения в глобальном социуме: она обречена всем ходом истории или стать «ведущей державой» мирового сообщества, или исчезнуть в исторической пучине. «Ситуация подвижна и прояснится скорее всего через 5–7 лет» (С.А. Караганов).

Важнейшим рычагом в поступательном развитии современной общественной практики служит, по общему мнению, передовая наука, определяющая технологические возможности самообеспечения любого суверенного государства и его безопасности от внешних угроз. К сожалению, принятый ныне российским руководством курс на сырьевую специализацию страны в международном разделении труда, нацеленную на бесперебойную поставку нефтегазовых ресурсов европейско-азиатским потребителям, в очень малой степени соответствует требования научного разума. Надо признать, что тезис С.А. Караганова о «разумной политике» в организации мирового сообщества совершенно не соответствует духу Кремля в проектировании будущего России, остается для россиян лишь добрым пожеланием абстрактного мышления, а не главным императивом практических действий российской власти.

Наиболее актуальной целью геополитической стратегии России в реалиях формирующегося глобального социума должно стать, по мнению Караганова, преодоление последствий идеологии «тоталитаризма» в международных отношениях, что предполагает уход мирового сообщества от однополярного и двуполярного устройства к многополярному, нацеленному на сотрудничество политически разных социальных систем. «Из-за нарастающего изменения соотношения сил в мире не прекратится деградация большинства институтов, доставшихся от предыдущих мировых систем – двухполюсной и однополюсной. Эти институты либо устарели, либо вредны, продлевать им жизнь, участвуя в их работе, все более бессмысленно или контрпродуктивно» (С.А. Караганов). Разработка новой конструктивной идеологии многополярного, «всемирного содружества» стран, народов и цивилизаций, обращенной к реалиям глобального социума, и является самой важной задачей в самоопределении российской государственной воли.

Утверждение разумного будущего в жизни мирового сообщества исключает произвол в действиях народов и социальных систем, способный привести к новой вспышке военного безумия. Поэтому мы никак не можем согласиться с «главной рекомендацией» уважаемого политического эксперта руководству страны: «Правил больше нет. За осознание этого мы должны быть благодарны Трампу, который говорит и делает то, что раньше лицемерно скрывали» (С.А. Караганов). Поскольку данный вывод полностью отвергает «разумный характер» социальной жизни людей, постольку он не может служить стратегической установкой российской политики в созидании будущего. Правила в мире есть, но они носят не «звериный», а «духовный» характер, то есть на порядок выше тех, что определяли жизнь российского общества последние 30 лет и которые очень наглядно обозначены Карагановым с позиции российской действительности в утверждении: «Если миру предлагают «закон джунглей», нужно действовать по «законам тайги» (С.А. Караганов). Новые, «духовные правила» разумного сотрудничества людей, народов и государств в претворении совместного будущего задаются глобальному социуму к практическому исполнению законами «мировой целостности».

Основным показателем формирования адекватной политической воли в жизненной практике постсоветской РФ ныне становится концептуальная разработка «глобальной идеологии», способной обозначить максимально общие контуры мироздания и обеспечить максимально широкий и конструктивный диалог мирового сообщества. Идейная суть такой глобальной идеологии сотрудничества народов и государств была представлена людям 2000 лет назад высшей мудростью «Евангелия от Иоанна»: «В начале было Слово, и Слово было у Бога, и Слово было Бог» (Иоанн: I–1). Современное понимание данного утверждения о созидающей силе мирового Слова получило свою системную реализацию в научно-философской концепции «онтологического символизма» (Л.А. Гореликов, Идейные начала современного «русского мировоззрения» в научно-философской концепции «онтологического символизма» // «Академия Тринитаризма», М.,Эл № 77-6567, публ.22199, 16.06.2016).

Но для того, чтобы передовая идеология заработала во благо России и сплотила россиян в реализации общего дела, необходимо прежде освободить страну от «идейных кандалов», наложенных на нее в 1993 году рядом требований новой Конституции от ЕБН. Так, статья №13 запрещает россиянам иметь общегосударственную, национальную идеологию: «1. В Российской Федерации признается идеологическое многообразие. 2. Никакая идеология не может устанавливаться в качестве государственной или обязательной». А статья №15 утверждает своим заключительным положением верховенство в российском социуме международного, то есть иноземного права: «4. Общепризнанные принципы и нормы международного права и международные договоры Российской Федерации являются составной частью ее правовой системы. Если международным договором Российской Федерации установлены иные правила, чем предусмотренные законом, то применяются правила международного договора». Такая ситуация невольно наводит на мысль о полуколониальном состоянии постсоветской России, где первые лица государства лишь талантливо изображают свой суверенитет в принятии властных решений, а на деле находятся «под колпаком» внешнего управления.

Будем надеяться, что Кремль услышит, наконец, «трубный глас» современной Русской идеологии по самоопределению разумного будущего России в реалиях глобального социума.

 

Гореликов Л.А. – д. ф. н., профессор, академик Ноосферной общественной академии наук.

Русофобия как смертельная угроза будущему России в реалиях глобального социума

«И видел я выходящих из уст дракона и из уст зверя и из уст лжепророка трех духов нечистых, подобных жабам: Это – бесовские духи, творящие знамения; они выходят к царям земли всей вселенной, чтобы собрать их на брань в оный великий день Бога Вседержителя… И он собрал их на место, называемое по-Еврейски Армагеддон» (Апокалипсис 16: 13–16).

 

Современный этап развития человечества определяется как эпоха глобализации общественной жизни людей, представляющая собой процесс универсализации законов их совместных действий в достижении общего блага, в утверждении мирного будущего. Закон «Войны», прежде игравший ведущую роль в развитии общества, ныне исчерпал свой исторический потенциал и должен быть устранен из жизни человеческого сообщества как губительный для него, обрекающий на самоуничтожение мировую цивилизацию. В этой жизненной перспективе всякое суверенное государственное объединение людей должно руководствоваться в своей исторической деятельности набором неких общечеловеческих, вполне разумных, конструктивных принципов, аналогичных по своей практической направленности требованию медицинской этики «не навреди» – ни самому себе, ни своим соседям по гражданскому общежитию, что предполагает их благожелательное отношение друг к другу и способность договариваться о правилах взаимного поведения, то есть действовать на основе коллективного, «цельного» разума.

Но для реализации в совместной жизни людей такого «максимально верного», «гуманного», разумного понимания социальной действительности надо прежде всего уяснить каждому из суверенных сообществ особенности собственного духовного существа, чтобы не погубить себя неумелыми, «безумными» действиями. Крайне актуальным это требование «разумного самоопределения» гражданского населения звучит для современной России, понесшей в ХХ столетии гигантские потери в людских резервах и территориальном размахе. Время «гражданского безумия» исчерпало «до дна» стихийный жизненный потенциал российских народов, требуя ныне от них для спасения от гибели вполне разумного, «максимально нацеленного» укрепления» своей коллективной воли в созидании совместного будущего.

Главным «зачинщиком» исторической жизни российского социума стал «русский этнос» как духовно-родственное объединение людей, сумевшее связать собственным психологическим настроем нравственные установки всех других российских народов в одно целое, обеспечившее своей созидательной энергией их сохранение в современной действительности. Поэтому будущее России в пространстве глобального социума будет определяться, прежде всего, способностью русских масс к разумному, максимально продуманному, «солидарному» действию в достижении жизненно значимых целей. Для реализации такого «рационально выверенного» курса в самоопределении созидательной воли русского народа необходимо выявить в исторических трансформациях  российского общества «русскую логику» разрешения его главных проблем на пути в будущее, в утверждении совместной жизни российских народов.

В исторической судьбе русского народа можно выделить две качественно различные эпохи — прошлой и современной жизни людских масс, традиционной и инновационной стратегии их практических действий, направляемых опытом прошлого и идеалами будущего. Прошлая жизнь России как государственного сообщества представлена тремя этапами идейного роста русского этноса — Киевской Руси, настроенной нравами восточно-славянского населения прежде всего на защиту собственной свободы от внешних посягательств, затем Руси Московской, «вскормленной» за годы монгольского владычества духом православной церкви в требовании «соборности», внутренней, духовной сплоченности россиян как их высшем нравственном достоинстве, и имперской России, провозгласившей державное величие страны главным показателем разумности общественного устройства. Если идеология «свободы» нашла свое вербально-текстовое закрепление в послании киевского митрополита Иллариона «Слово о Законе и Благодати», а дух «соборности» обрел разумное обоснование в учении старца псковского монастыря Фелофея «Москва — третий Рим», то идейные мотивы российской имперской власти были обозначены в 1833 году министром народного Просвещения в правительстве Николая Первого графом С.С. Уваровым учением «официальной народности» о единстве ценностей «Православия, Самодержавия, Народности» в нравственном воспитании русского гражданского сообщества, где требования единодержавия стали определять границы «соборности» и гражданской «свободы».

Однако революционные потрясения ХХ века обрушили эти ценностные установки исторической практики российского общества, заставив его отвергнуть дух традиции ради достижения «лучшего будущего». В своем нравственном обновлении российский социум вновь переживает три исторических периода — советского социалистического союзного государства, российской постсоветской капиталистической федерации «приватизированных территорий» и намеченной ныне Киевской «революцией достоинства» эпохи «тотальной зачистки» российских земель от следов «русской духовности» и их «разбегания» по соседним этнокультурным сообществам, почти утративших нравственно-психологические скрепы «русской самости» и проживающих «вместе» в федеративном союзе лишь в силу «административного принуждения», без всякого взаимного духовно-нравственного влечения. Современная РФ представляет собой сегодня, по существу, «конфедеративную» государственную систему, разделенную в своем административно-правовом устройстве на качественно различные социальные округа «федеральных центров» Москвы и Петербурга, национально-государственных автономий, областных и краевых территорий проживания «русско-говорящих масс» гражданского населения.

Эти новые «Соединенные штаты России» крайне слабо связанны между собой производственно-технологической кооперацией, существенно различаются по хозяйственно-экономическому уровню развития и напрочь лишены идейно-нравственного, социокультурного единства в понимании совместного будущего: они держатся вместе лишь в силу военно-стратегических задач защиты российских территорий от внешних угроз и обеспечения хозяйственных и политических соглашений Кремля по международному сотрудничеству — прежде всего по обслуживанию нефтегазовых потоков для энергетического обеспечения нужд мирового сообщества. Конфедеративный характер общественного устройства современной РФ нашел свое «правовое закрепление» в запрете статьей №13 Конституции страны разработки «национальной», общегосударственной идеологии, способной связать граждан духовными узами. «1. В Российской Федерации признается идеологическое многообразие. 2. Никакая идеология не может устанавливаться в качестве государственной или обязательной». А статья №15 той же Конституции утверждает своим последним пунктом верховенство в российском социуме международного права, низводя жизнь РФ до полуколониального состояния: «4. Общепризнанные принципы и нормы международного права и международные договоры Российской Федерации являются составной частью ее правовой системы. Если международным договором Российской Федерации установлены иные правила, чем предусмотренные законом, то применяются правила международного договора». Какие же «идейные установки» обозначают исторический горизонт в развитии современного российского социума?

Если жизнь советского общества направлялась коммунистической идеологией «пролетарского интернационализма» и «научного реализма» с отрицанием продуктивного значения религиозных ценностей как иллюзорных ориентиров общественной практики, то социальный облик постсоветской России получил правовое закрепление в признании частной собственности производственно-экономической основой нового, либерально-демократического уклада страны с реанимацией религиозных ценностей и ограничением роли научно-философского разума в управлении социальной практикой. Но при всем хозяйственно-экономическом различии прошлой советской системы «социального коллективизма» и нынешней реальностью российского «гражданского индивидуализма» между ними обнаруживается общая черта, нравственная преемственность, представленная духом «русофобии». Государственная власть как в советские времена, так и в современную эпоху российской либеральной демократии руководствуется установками игнорирования требований «русского духа» в организации общественной жизни и управлении социальными процессами: наиболее очевидным свидетельством этого факта служит отсутствие в административно-территориальном устройстве Российской Федерации особой «Русской» национально-государственной автономии. Русофобия — это социально-практическая установка институтов государственной власти и общественных организаций по ограничению возможностей политико-правовой консолидации русских масс в практическом обустройстве Русской автономной республики в составе РФ.

Мощным «выбросом» русофобских настроений в жизненном пространстве Русского мира, в историческом центре становления Древнерусского государства стала Киевская «революция достоинства», провозгласившая своей главной целью освобождение украинского общества от «российского наследия» как «ничтожного дара» прошлого, совершенно бесполезного в современной действительности, «бесперспективного» в реалиях глобального социума, и полное растворение своей культурной самости в европейской идентичности. Украинская «евромания» обнажила для всеобщего обозрения внутреннюю расслабленность, идейную рыхлость, гражданскую неустроенность Русского мира как этнокультурного основания современной России, нравственно близкого к полному историческому размыванию. Для спасения Русского мира от окончательного нравственного разложения необходимо существенно укрепить его социально-практические устои путем создания в административно-правовой структуре Российской Федерации новой общественно-политической подсистемы в виде «Русской автономной республики»: Россия без такого срочного укрепления русской политической воли в обеспечении ее жизнедеятельности или развалится на отдельные «национальные территории» из-за отсутствия взаимного духовной связи между ними в утверждении идеалов совместного будущего, или же взорвется под нарастающим экономическим и социально-политическим давлением стран Запада. Лишь срочное введение в федеральный организм постсоветского российского государства «инъекций» Русского разума в виде образования институтов «Русской автономной республики» способно спасти Россию от социального распада, обозначенного расколом общества на безродный финансово-экономический олигархат и народные массы, между которыми нет никаких духовно-нравственных связей помимо религиозных проповедей церковников и их обещаний «загробного воздаяния» на том свете.

Стремительное нарастание угрозы очередной «русской катастрофы» ясно просматривается в историческом уплотнении революционных событий новейшей истории российского социума, связанных с крушением Российской империи, гибелью Советского Союза и нынешним всплеском «антирусских настроений» на Украине. Эта безумная «гонка со смертью» очень рельефно представлена в последовательном ряду исторических трансформаций российского общества, в очевидном «усыхании» временных параметров его стабильных ориентаций в геополитических шатаниях между Западом и Востоком. Так, последний геополитический разворот российского государственного корабля на Запад был связан с распадом в 1991 году СССР и социально закреплен разгоном 4 октября 1993 года Съезда народных депутатов и Верховного Совета РФ, а также принятием в декабре того же года новой Конституции страны. Ознаменованный данными событиями прозападный курс в развитии постсоветской России продолжался до февральских событий в Киеве 2014 года, заставивших ее своей антироссийской риторикой обратить свой взгляд на Восток: в итоге последний «западный цикл» исторической жизни РФ продолжался 21 год (2014–1993=21).

Не столь удаленный от нашего времени советский период российской истории длился 74 года (1991–1917=74). Если исключить из этой величины период гражданской войны и годы НЭПа (1921 – 1928), то получим временной интервал в 63 года (1991–1928=63). Следовательно, соотнесение жизненного цикла советского общества с длительностью «прозападной ориентации» РФ покажет нам трехкратное сокращение длительности последнего периода ее геополитических предпочтений (63:21=3).

Сравним сделанное обобщение с динамикой исторической жизни Российской империи. Петр Первый провозгласил Россию империей в 1721 году: следовательно, имперский период длился около 200 лет (1917–1721=196). Общая динамика российской исторической практики и здесь демонстрирует тенденцию к трехкратному сжатию длительности последующих этапов своих геополитических предпочтений (196:63=3,1). Отсюда можно сделать достаточно объективный прогноз, что после Киевского разлома 2014 года новый кризис российской идентичности свершится уже через 7 ближайших лет (21:3=7), то есть состоится на рубеже 2020/2021 годов. Таким образом, если Россия не соберет «Русскую волю» в один кулак для утверждения своего «державного суверенитета» в глобальном социуме, то ход истории не оставит ей никаких шансов на будущее: очередной кризис российской идентичности произойдет уже в начале третьего десятилетия этого века, оставляя правящей российской элите на раздумье ближайшие 2-3 года.

Если Кремль надеется ныне вновь просто отмолчаться, не давая гражданским массам внятного ответа на вопрос о будущем России в реалиях глобального социума, то народ вряд ли позволит ему это сделать и начнет новую большую разборку российских полетов над исторической пропастью. Россияне должны, наконец, уяснить, с кем их Президент собирается строить будущий мир – с Олигархатом или Русским народом? Ныне российская Власть должна сделать окончательный выбор главных целей своей политической Воли – или предложить россиянам научно обоснованный план исторических действий в созидании разумного, научно спроектированного будущего страны, или же окончательно превратить России в «сырьевой придаток» мирохозяйственной системы с последующим распадом ее державной целостности?

Киевский звонок «революции достоинства», если не пробудил еще русские массы от летаргического социального сна и не зазвучал для них призывным набатом к солидарному гражданскому действию, то может в скором времени прозвучать для всей России погребальным колоколом. «И увидел я зверя и царей земных и воинства их, собранные, чтобы сразиться с Сидящим на коне и с воинством Его. И схвачен был зверь и с ним лжепророк, производивший чудеса пред ним, которыми он обольстил принявших начертание зверя и поклоняющихся его изображению: оба живые брошены в озеро огненное, горящее серою» (Апокалипсис 19: 19–20).

 

Гореликов Л.А. – д. ф. н., профессор, академик Ноосферной общественной академии наук.

О соотношении чувств и разума в жизнедеятельности современного российского социума

(сравнительный анализ планов государственного обустройства России

в концептуальных проектах Владимира Путина и Павла Флоренского)

 

«По их плодам узнаете их»

Матф. 17: 16

 

Важнейшей особенностью человеческой жизни считается разумный характер коллективных действий людей, претворяющих в объективной реальности духовно-нравственные смыслы своего существования. Если специфической задачей наших чувственных переживаний является восприятие внешних очертаний окружающей действительности в ее максимально дробных различиях, то генеральной целью реализации разума в деятельности человеческих сообществ служит определение всеобщих законов мирового развития, осознанное претворение в общественной практике универсальных связей бытия, изнутри скрепляющих объективный мир в единое целое. И когда в духовном потенциале отдельных индивидов не хватает должного «разумения» для верного отображения действительности, пробуждая хаос в их действиях, то этот недостаток компенсируется «соглашением» людей относительно правил совместной жизни, в котором их «личный ум» признает превосходство над собой «коллективного разума» и руководствуется его наставлениями для достижения жизненного благополучия, подчиняя им чувства и практическую волю. Суверенным органом реализации наставлений коллективного разума в совместных усилиях людей по преобразованию действительности служит государство, выступающее как высший духовно-практический способ их нравственного единения в достижении жизненного благополучия, в утверждении идейно согласованного характера коллективных действий.

Признание ведущей роли государства в целостной организации общественной жизни людей не означает утверждение «бесправия» народных масс в реализации государственной воли: «разумный потенциал» солидарных действий людей не зависает над ними как чуждая, «инородная сила» внешнего управления, а пронизывает и направляет изнутри их совместные усилия в претворении «высших», всеобщих, идеальных ценностей. Поэтому, когда из «поля зрения» административных органов исчезает образ «общественного идеала», массовым выражением которого служит «национальная идеология», то это становится признаком крайне опасного для социального благополучия отчуждения государственной воли от жизненных запросов граждан, свидетельством «внешнего управления» жизнью данного социума из какого-то «инородного центра» силы. К великому сожалению, надо признать, что вот уже 30 лет Россия не живет, а лишь «существует» под властью «внешнего управления», под гнетом «чужеродных сил»: статья №13 Конституции РФ от 1993 года запрещает россиянам иметь государственную идеологию «национально-гражданской солидарности», а статья №15 утверждает превосходство «внешнего», международного права над национально-российским.

Сегодня в социальном пространстве РФ нет практически зримых следов духовно-нравственного единства государственной власти и народных масс, нет разумных свидетельств их согласия в утверждении «общественных идеалов»: о каком «партнерстве», разумном единении российских граждан можно вести речь при их расколе на непомерную экономическую мощь финансовой элиты в 5-6% от всего населения, владеющей ныне 90% хозяйственных ресурсов страны, и остальной гражданской массой, личностное благополучие которой подпитывается лишь 10% общественного богатства? Действительность такого гигантского раскола российского социума вряд ли будет безболезненно для общества устранена в ближайшие годы: дух «наживы» определяет сегодня логику жизни российских граждан. Для преодоления нарастающей угрозы гражданского конфликта, социальной революции в жизни постсоветской РФ необходимо в экстренном порядке восстановить разумное единство основных социальных сил в достижении социального блага. За мудрым советом по организации современной российской действительности следует обратиться к «советскому опыту» разумной организации народной жизни. Важнейшие аспекты социальной политики советского государства были продуманы и кратко изложены выдающимся русским мыслителем ХХ века, гражданским деятелем и священнослужителем  Павлом Флоренским на последнем этапе своего жизненного пути, трагически завершившемся в тюремном застенке. В его понимани, «Государство есть целое, охватывающее своей организацией […] всю совокупность людей» (П.А.Флоренский. Предполагаемое государственное устройство в будущем // http://dl.biblion.realin.ru/text/8_Biblioteka_Bakulina/Bolshaya_Biblioteka/florensky_gosustr.html). Представляется крайне важным для достижения благополучия современной России сравнить рекомендации отца Павла в обустройстве «государства будущего» с основными положениями программы президента В.В.Путина по возрождению российского социума.

 

  1. Общие императивы в отношениях государства и российского гражданского общества

В реалиях современной действительности жизненная стратегия российского общества в претворении будущего «напрямую» обусловлена критической остротой его насущных проблем и намечается эмпирической логикой «национального проектирования» практического роста страны в наиболее актуальных для гражданского самочувствия социальных сферах демографии и здравоохранения, образования и развития городской инфраструктуры, экологии и автодорожного строительства, производительности труда и науки, цифровой экономики и культуры, предпринимательской инициативы и международной кооперации (http://kremlin.ru/events/president/news/57425). «Национальные проекты, – подчеркивает Президент РФ в Послании Федеральному Собранию, – построены вокруг человека, ради достижения нового качества жизни для всех поколений, которое может быть обеспечено только при динамичном развитии России» (Послание Президента Федеральному Собранию 20 февраля 2019 года (полный текст)/ /www.pnp.ru/politics/poslanie-prezidenta-federalnomu-sobraniyu-20-fevralya-2019-goda-polnyy-tekst.html). Однако называть громким именем «национальный проект» практические планы роста к 2024 году «количественных показателей» в улучшении производственно-бытовых условий жизни российского населения выглядит, мягко говоря, несколько завышенной оценкой сложности решаемых задач. Даже планы КПСС в продвижении СССР к коммунизму были несколько более грандиозными и обладали гораздо более глубоким концептуальным обоснованием перспектив по реализации намеченных целей, так как предполагали «качественные изменения» социальной среды, а не только прирост «мышечной массы» населения, увеличение продолжительности жизни граждан, их доходов «выше крыши» инфляции, не устранение, а лишь снижение социального порога «бедности» граждан в 2 раза, улучшение жилья для 5 млн семей, внедрение цифровых технологий, сохранение макроэкономической стабильности страны на уровне 4% инфляции.

Очевидным свидетельством эмпирической методологии в осуществлении так называемых «национальных проектов» и управлении российским обществом служат регулярные формы «прямого общения» Президента РФ с народом, предоставляющие руководству страны возможность держать административную руку на пульсе народной жизни, контролировать настроения гражданских масс и оперативно разрешать наиболее острые социальные конфликты. Но такая концептуальная установка на «сглаживание» социальных противоречий, на «ручное управление» российским общественным механизмом мало что дает для долгосрочного прогнозирования будущего страны, мало что значит в проектировании генеральных целей общественной практики. В современном научном «сленге» такой подход характеризуется как методология «латания дыр», не устраняющая причину «социальных разрывов», а лишь отдаляющая наступление социального «коллапса», нацеленная на выигрыш дополнительного времени для нейтрализации гражданских конфликтов.

В этом методологическом измерении российской стратегии созидания будущего более значительной идейной глубиной и концептуальной цельностью обладает проект П.А.Флоренского, отформатированный логикой приоритета внутренних, постоянных факторов развития страны, когда «народное здравие» и «социальный быт» граждан оказываются лишь завершающим пунктом в плане интегральной, всеобщей организации институтов государственной власти и национальной культуры, общественного производства и научной мысли. «Бюрократический абсолютизм и демократический анархизм равно, хотя и с разных сторон, уничтожают государство. Построить разумное государство — это значит сочетать свободу проявления данных сил отдельных людей и групп с необходимостью направлять целое к задачам, неактуальным индивидуальному интересу, стоящим выше и делающим историю» (П.А.Флоренский. Предполагаемое государственное устройство в будущем // http://dl.biblion.realin.ru/text/8_Biblioteka_Bakulina/Bolshaya_Biblioteka/florensky_gosustr.htm). План русского мыслителя включает следующие разделы: 1/ общие положения, 2/ исторические предпосылки, 3/ государственный строй, 4/ аппарат управления, 5/ образование и воспитание, 6/ религиозные организации, 7/ сельское хозяйство, 8/ добывающая промышленность, 9/ перерабатывающая промышленность, 10/ финансовая система, 11/ торговля, 12/ кадры, 13/ научные исследования, 14/ народное здравие, 15/ быт, 16/ внутренняя политика (политическое управление), 17/ внешняя политика.

По оценке Президента Путина, постсоветская Россия уже прошла этап нравственного самоопределения национальных приоритетов своей исторической практики. «Вообще, мы этот период, считаю, прошли – формирования задач и инструментов достижения целей» (Послание 2019). Но так ли это? Для разумной консолидации населения в реализации «национальных проектов», для достижении социального блага требуется утверждение в общественном самосознании образа «гражданского идеала», многоликим выражением которого является национально-государственная идеология, отвергаемая статьями №13 и №15 Конституции РФ. Сегодня Кремль должен сделать принципиальный выбор между «конституционным запретом» национально-государственной идеологии и задачей по идейной консолидации российских граждан в созидании будущего. Генеральная мысль Президента РФ о том, что «Мы обязаны двигаться только вперёд, постоянно набирая темп этого движения» (Послание 2019), должна быть подкреплена его «непростым», но принципиальным решением» о преодолении запрета в управлении страной «национально-государственной идеологии».

К сожалению, проектируя образ будущего, Президент РФ больше говорит не о «гражданском идеале» как «разумном прообразе», идейном руководстве поступательного движения российского социума, а в основном о «финансовых ресурсах» страны, полагая их главным условием достижения «заветных целей». Но в современных условиях глобализации мирового сообщества без направляющей идеи невозможно обеспечить качественное развитие национального социума: при отсутствии должной модели общественного устройства и ложном понимании исторических перспектив страны финансовые средства могут быть растрачены «впустую». «Уже в ближайшее время, в этом году, – обещает Президент россиянам, – люди должны почувствовать реальные изменения к лучшему. Именно на основе мнения, оценок граждан в начале следующего года подведём первые итоги работы по национальным проектам» (Послание 2019).

В целом, методологическая установка Президента Путина в проектировании российского будущего носит сугубо «объективированный», вполне «материалистический характер», когда количественный «рост» и накопление материальных ресурсов должны, будто-бы, «автоматически» привести к рождению «нужного качества» достойной жизни граждан. Возможно, что такая «стихийная» логика «перехода количественных изменений в качественные» обеспечивала общественный прогресс в прошлой, локальной истории человеческого сообщества, но она непродуктивна в условиях его «глобализации», когда гуманистическое будущее мировой цивилизации определяется «всеобщим потенциалом» сознательной, максимально продуманной организации человечества, идейным базисом которого выступает ныне наука как концептуально-логическая проекция мировой целостности. В «глобальном социуме» качество научного интеллекта служит «идейной основой» в определении количественных параметров общественной практики.

Следуя наставлениям «устаревшей», «количественной», «полусознательной» логики развития событий как процесса прироста социального материала с последующим его качественным самоопределением, президент выделяет проблему «народонаселения» как важнейшую в разумном обустройстве российского социума, органическим началом которого служит семья как биогенетический и духовно-нравственный исток жизни людских масс. «Теперь – о наших задачах более конкретно. И прежде всего – о ключевой из них: о сбережении народа, а значит, о всемерной поддержке семей. Для нашего общества, для многонационального народа именно семья, рождение детей, продолжение рода, уважение к старшим поколениям были и остаются мощным нравственным каркасом. Мы делали и будем делать всё для укрепления семейных ценностей. Это вопрос нашего будущего» (Послание 2019). Указывая на исторические причины обострения проблемы народонаселения в стране, Президент РФ планирует ее решение на первую половину следующего десятилетия. По его мнению, необходимо «на рубеже 2023-2024 годов добиться возобновления естественного прироста населения» (Послание 2019). Однако не следует сводить генеральную проблему будущего России к кругу «семейных ценностей» и «животноводческой проблематике» количественного роста населения. Перепады в динамике народонаселения служат важным показателем устойчивости или ущербности социальной политики, но не они определяют исторический горизонт общественного прогресса: если бы это было так, то Индия и Китай были бы ныне лидерами мировой цивилизации.

В условиях глобального социума именно качественная самоорганизация человеческих сообществ устанавливает, задает количественные параметры роста населения страны, управляет ходом общественного развития. Какое качество определяет «духовное своеобразие» семейной жизни? Ответ на этот вопрос дает сам термин «семь-Я», свидетельствующий о духе «преемственности» семейной жизни, когда новые поколения гражданского населения следуют по стопам отцов, нацелены на поддержание нравственной «традиции» как главной заповеди семейной жизни в воспроизводстве социума: однако гибель Российской империи наглядно засвидетельствовала, что традиция исчерпала свой созидательный потенциал в утверждении будущего, передав свои полномочия в обустройстве действительности «классовой солидарности» как более продвинутой стратегии в историческом развитии общества. Крушение СССР показало, что и «классовое самосознание» не выражает высших ценностей мирового сообщества в созидании будущего, указав россиянам на «раскрепощенного индивида» как выразителя «свободы в обустройстве будущей жизни.

Однако политика «либерализма» в жизни РФ 90-х годов прошлого века привела к разгулу преступности и заставила правящую элиту искать «более наезженные» пути для реализации в стране «созидательной свободы», представляющей «творчество как высшую «ценность» в обустройстве глобального социума. Но творчество как руководство социальной практики невозможно реализовать вне утверждения «социального идеала», вне консолидации населения на основе признания общей «национальной идеологии» как разумного оправдания высших ценностей национально-государственного строительства. Таким образом, не «семья», а «нация» служит нравственным средоточием современного образа продуктивной общественной жизни. Следовательно, концептуальным выражением современного социального качества оказывается «национально-государственная идеология» как идеальная, духовно-нравственная суть народной жизни: Кремль должен, наконец-то, понять, что без своей «национальной идеологии» РФ не выживет в глобальном социуме.

В отличие от «приземленной» логики Владимира Путина исходным тезисом Павла Флоренского в понимании целостной организации общества является констатация «генеральной антиномии», главного противоречия общественного устройства между общей волей государства и интересами индивидуальных лиц и частных корпораций. «Все то, что непосредственно относится к государству, как целому, как форме […] должно быть для отдельного лица или отдельной группы неприкосновенно и должно безусловно ими] приниматься как условие индивидуального существования, как собственно политика. Напротив, все то, что составляет содержание жизни отдельной личности и дает интерес и побуждение […] это должно не просто пропускаться государством как нечто не запрещенное, но, напротив, должно уважаться и оберегаться» (П.А. Флоренский — указ.соч.// http://dl.biblion.realin.ru/text/8_Biblioteka_Bakulina/Bolshaya_Biblioteka/florensky_gosustr.html). Естественной, органической подосновой разумного согласия, «качественного единства» государства и гражданских масс является нравственная сплоченность этнокультурного сообщества, в жизни которого государство выражает коренную идею национального самосознания, а гражданские массы представляют ее множественный облик. Именно «этнос» служит в пространстве сознательной коллективной жизни людей наиболее органичным  скрещением духовной сущности «социальной целостности» и индивидуальной воли гражданской личности, выступая в истории мировой цивилизации как самый естественный способ творческой консолидации людей в реализации общего дела. При своем историческом возникновении этнос обусловлен особенностями природного окружения и обладает как внешним сходством индивидуальных лиц, так и внутренним единством их психологического характера, который становится по мере пробуждения и развития «национального духа» определяющим фактором целенаправленных совместных действий людских масс в соответствии с требованиями социально-нравственной традиции и общественного идеала как высшего выражения творческой энергии народов в утверждении своего будущего.

 

  1. Государство и личность

Признавая этнокультурное сообщество в качестве нравственной первоосновы разумной организации современного социума, следует выделить два полюса его жизнедеятельности, сохраняющих в себе качественную определенность этноса, но различающихся между собой своими количественными параметрами как «общее» и «индивидуальное», воплощенными в функционировании институтов «государственной власти» как выражении требований исторической необходимости и действиях гражданских «лиц», культивирующих дух «личной свободы» и представляющих ее «социально-правовой уровень» в органах самоуправления «гражданского общества». Согласно мнению Павла Флоренского, усилия государственной власти достигают максимального эффекта при централизации ее организационных ресурсов, генерализации властных полномочий в управлении социальными процессами и полной независимости от всяких частных интересов. «В основу государственного строя должно быть положено самое решительное отделение государственной политики, как определенной формы государства в целом, от конкретного [проявления] отдельных сторон и областей [жизни], составляющих содержание всего общества» (П.А. Флоренский — указ. Соч.) При этом продуктивность усилий государственных органов в развитии социума проверяется и подтверждается ростом жизненных сил, разнообразия местных особенностей коллективных действий гражданского населения. «Индивидуализация языка, экономики, быта, просвещения, искусства, религии [каких-либо] меньшинств рассматривается не как печальная необходимость или временная тактическая мера, но как положительная ценность в государственной жизни» (П.А. Флоренский — указ. Соч.). Среди всех практических потребностей общества в особый разряд первоочередных интересов государства выделяются общенациональные средства консолидации гражданских масс, обеспечивающие их внутреннее единство и независимость от внешних влияний. «Военное дело, органы политического надзора, финансы, [ЧК], разные виды связи, пути сообщения, руководящие начала добывающей и обрабатывающей промышленности, отрасли народного хозяйства общегосударственного значения и, само собою разумеется, сношения с другими государствами, должны быть строго централизованы и ведению автономных республик не подлежать» (П.А. Флоренский — указ. Соч.).

Положительной чертой обустрой советской страны является, по оценке отца Павла, наличие в ней национально-государственных автономий, наглядно выражающих многоликий характер духовной жизни народных масс как единства общих и особенных черт в развитии социума.«Эти автономные республики следует представлять себе как хозяйственные и культурные единицы. Направляющее усилие центральной власти должно быть устремлено главным образом к наиболее рациональному использованию [характера] местных особенностей — климата, характера почвы, богатства недр, этнических особенностей данного населения» (П.А. Флоренский — указ. Соч.). При этом утверждение многообразия национальных культур в советском обществе трактуется Павлом Флоренским как выражение русской национальной идентичности, нацеленной на освоение и интеграцию культурных достижений иных народов. «Национальные культуры и хозяйство автономных республик мыслятся не просто лежащими рядом друг [с другом], но заложенными в общегосударственной идее, носителем которой служит и общегосударственный язык — русский литературный язык, язык, рассматриваемый лингвистами как особое наречие»(П.А. Флоренский — указ. Соч.). В данной проекции «русское качество» оказывается средоточием «всемирной консолидации» народной жизни, символическим выражением которой служит «русский язык».

В своей этнографической многоликости «русский народ» оказывается полной противоположностью, историческим антиподом «идейной сплоченности» еврейского народа, когда единство русских масс представляется не идеологией, не «традицией», не «характером», а лишь «языковой формой» общения граждан, выступающей связующим звеном русских масс и оставляющей им право свободного духовного выбора своего будущего. У «русских» нет ничего «сакрального» помимо их «языка»: для них всякий, говорящий по русски, становится русским. Отсутствие таких «духовных оград» в русском самосознании делает их наиболее восприимчивыми к развитию духовно-творческих способностей. «Тут дается наибольший простор самостоятельности, инициативе, творчеству; поощряется индивидуализация, дается возможность раскрытия способностей, дремлющих в людях и в территории народа, но вместе с тем политика резко отделяется от националистических проявлений» (П.А. Флоренский — указ. Соч.). Однако, как и всякая «крайность», духовная «разноликость» русских людей несет с собой и нравственные недостатки исторической жизни русского народа, требуя от него сознательного усилия в преодолении идейной «аморфности», «неустойчивости» своего «характера» путем создания в рамках общероссийского федеративного единства своей «Русской автономной республики».

Принцип единоначалия признается Павлом Флоренским важнейшим фактором в достижении эффективности государственного управления на всех организационных уровнях общественной жизни — как в центральных органах власти, так и на местах, обеспечивая соответствие региональной политики общенациональным интересам. Главным руководством в организации аппарата государственного управления должно служить требование «личной ответственности» руководителя, когда весь план действий определяется одним лицом, полностью контролирующим ход целенаправленных действий по достижению поставленных целей. «Весь аппарат управления как общегосударственного, так и частного формируется сверху вниз, а не снизу вверх» (П.А. Флоренский — указ. Соч.). При этом эффективность реализации принципа «единоначалия» в расстановке кадров должна подтверждаться контрольными замерами в реализации планов работы государственных органов. «Инспектор вправе требовать от единоначальника доказательств рациональности данного назначения и, в случае неудовлетворительности таковых, переносить дело на обсуждение более высокой ступени единоначалия» (П.А. Флоренский — указ. Соч.).

К сожалению, замеры результатов современной государственной политики показывают ее крайне низкую социальную эффективность, способную подвести народные массы к социальному взрыву. По мнению Павла Флоренского, злонамеренное использование рычагов власти может быть значительно ослаблено при малой связи «между зарплатой и должностью: повышение зарплаты должно быть обусловлено стажем и специальными заслугами, которые будут расцениваться как ускорение» (П.А. Флоренский — указ. Соч.). Для повышения надежности и эффективности государственной машины управления необходимо существенно усилить нравственное воспитание как всего населения, так, в особой степени, и представителей властных структур.

 

  1. Духовная культура гражданского общества

            Важнейшим фактором формирования нравственно здорового общества является развитие культуры как пространства конструктивного общения людей в утверждении совместного будущего. Нравственное воспитание населения начинается с особой заботы государства о детях как будущих исполнителях гражданского долга. «Государство, начинающее будущую культуру, смотрит вперед, а не назад, и свои расчеты строит на будущем, на детях» (П.А. Флоренский — указ. Соч.). Флоренский, будучи ученым и священнослужителем, подчеркивает нравственные приоритеты в школьном обучении детей и подробно перечисляет должные качества достойного поведения новых поколений гражданского населения. «В школе на первом месте должно быть поставлено воспитание. Привычка к аккуратности, к точности, к исполнительности, физическая ловкость […] во всех действиях, взаимное уважение, вежливость, уважение к высказываниям и чувствам товарища, привычка не рассуждать о том, чего не знаешь, критическое сознание границ своих знаний, половая чистоплотность на деле, не на слове, выполнение своего долга, преданность государству, интерес к порученному делу, наблюдательность, вкус к конкретному, любовь к природе, привязанность к своей семье, к [школе], к товарищам, отвращение к хищническому пользованию природными богатствами, и т. д. — таковы элементы, внедрением которых надлежит озаботиться первым делом» (П.А. Флоренский — указ. Соч.). Помимо воспитания нравственной традиции у детей необходимо прививать  им образцы высокой художественной и познавательной культуры. «Учащиеся должны овладеть методом, точностью мысли, вкусом и доведением знания до конца, разборчивостью вкуса. Им необходимо хорошо усвоить некоторые лучшие образцы литературы, — хорошо эти знания перечувствовать и проанализировать их, хотя бы и не целиком; необходимо получить представление о том, что есть великое искусство — в музыке, в живописи, в архитектуре. Необходимо знать начатки математики, [основы] математических наук и естествознания. Классицизм, не грамматический, а реальный, стихия классического мироощущения, должна стать доступной учащемуся. История должна быть дана как хронологическая схема, иллюстрируемая рядом типических конкретных моментов» (П.А. Флоренский — указ. Соч.).

Большое значение Флоренский придает вопросу о социальном конституировании педагогических приоритетов средней и высшей школы. «Низшая школа и средняя школа (примерно в объеме десятилетки или большем) находятся под ведением местных организаций и по возможности должны быть децентрализованы. Единство школы отвергается, напротив, допускается разнообразие типов, программ и способов обучения, причем общегосударственная инспекция следит за удовлетворением некоторому четко выраженному минимуму необходимых требований. Качество же всего данного образования, как и постановки дела оценивается особо и может поощряться особыми мерами. Высшая школа в большей степени должна быть связана с центральными учреждениями, находясь под непосредственным контролем высших органов в учебной деятельности» (П.А. Флоренский — указ. Соч.). При этом отец Павел подчеркивает общекультурное значение учреждений высшей школы в духовном развитии гражданского населения. «Высшие учебные заведения тоже следует распределить по возможности по всей стране. Это повысит общий культурный уровень страны, создаст более здоровый быт, […] свяжет их с местными условиями, с природой, повысит воспитательные возможности» (П.А. Флоренский — указ. Соч.).

Если учреждения начальной и средней школы обеспечивают систематическое, социально нацеленное нравственное воспитание подрастающего поколения, то общий нравственный климат в обществе поддерживают религиозно-церковные объединения граждан. Если в годы советской власти в сознании россиян господствовало мировоззрение «научного атеизма», отвергающее прямое участие религиозных институтов в управлении социальной действительностью, то в постсоветские времена произошло восстановление роли религиозных учреждений в организации жизни российских народов, сложилось отношение сотрудничества государственной власти с институциональными центрами мировых религий, укрепился социальный союз между государством и религиозным сообществом в деле воспитания масс, где религия хранит традицию народов, а государство определяет их будущее. «Религия должна быть отделена от государства, что в интересах как [ее, гак и] государства. … оно оказывает им [даже] содействие и вправе ждать известного содействия себе с их стороны. Государство допускает свободу религиозной и антирелигиозной пропаганды, поскольку ни та ни другая не касается предметов общегосударственною значения и пресекает пропаганду в противном случае» (П.А. Флоренский — указ. Соч.).

Флоренский отвергает насильственное запрещение или принуждение к исповеданию какой-либо религиозной доктрины и признает оправданность систематической религиозной пропаганды лишь среди совершеннолетних граждан, оставляя задачи религиозного воспитания детей на совести родителей и допуская государственный контроль в этом вопросе. «Религиозное образование разрешается в общественном порядке лишь по достижении совершеннолетия, а в домашнем — для небольших семейных или дружеских групп — только по усмотрению родителей» П.А. Флоренский — указ. Соч.). В его понимании православное самосознание русского народа пробудится к историческому действию не сразу, а лишь по мере нарастания трудностей в достижении счастливой жизни граждан. «Но когда религии не будет, тогда начнут тосковать. Это будет уже не старая и безжизненная религия, а вопль изголодавшихся духом, которые сами, без понуканий и зазываний создадут свою религиозную организацию» (П.А. Флоренский — указ. Соч.).

 

  1. Производственные ресурсы как сфера забот государства и гражданского общества

Вслед за духовными проблемами Флоренский освещает вопросы хозяйственной жизни страны, исходной производственной ячейкой которой должна стать сельскохозяйственная артель. В его понимании, социальный строй советской России представляет собой «государственный капитализм». «Под государственным капитализмом здесь разумеется такая экономическая организация общества, при которой орудия производства принадлежат непосредственно государству. Для России основным видом промышленности, по крайней мере на ближайшее время, должна считаться промышленность сельскохозяйственная, причем производственная единица мыслится как колхоз» (П.А. Флоренский — указ. Соч.). Колхозная система хозяйствования должна закрепить качественную определенность советской социальной действительности. «Только необходимо помнить, что качество продукции возможно лишь при качестве работы тех направляющих [огосударствленных] технических сил, которыми движется колхозное строительство. И в этом отношении обсуждаемая аграрная политика, по-видимому, близкая советской системе, весьма далека от нее, ибо ставка будет не на большой размах и быстроту [темпов], а на глубокое изучение и вдумчивость» П.А. Флоренский — указ. Соч.).

Отмечая значимость добывающей и перерабатывающей промышленности («лесное дело, горное дело, добыча продуктов моря») в обеспечении экономического благополучия советского общества, Павел Флоренский подчеркивает ведущую роль в развитии страны передовых, концептуально продвинутых, инновационных технологий. «Промышленность СССР идет в значительной мере на повтор заграничной (“догоняет”), но в мыслившемся государстве надо [решить] вопрос о движении не по направлению [западного типа] и с обгоном, но о самостоятельном, индивидуальном пути, вытекающем из особенностей страны» (П.А. Флоренский — указ. Соч.). Проектируя путь максимально полного развития отраслей «перерабатывающей промышленности», православный мыслитель указывает на творческий, «научный синтез» как генеральное направление в разработке природных материалов. «Производство […] не довольствуется в большей или меньшей степени тем, что выйдет, но ставит себе задачею, на почве [тщательного] предварительного изучения, получать продукты с определенными, ранее заданными, вполне стандартными свойствами. Это достигается путем Синтеза. Синтез материалов составляет ближайшую задачу, за которую возьмется промышленность [нового образца]» (П.А. Флоренский — указ. Соч.).

Торговля производимой продукцией должна обеспечиваться как государственными службами, так частными предприятиями, нацеленными на максимальное насыщение рынка товарной массой. «В основном, торговля, особенно крупная, ведется органами государственными. Однако, неудобство исключительно централизованной торговли заставляет признать необходимым допустить наряду с гoc-торговлей также и частнопредпринимательскую. … специальная торговая инспекция должна проверять доброкачественность продаваемого товара и бороться со спекуляцией» (П.А. Флоренский — указ. Соч.). В понимании отца Павла, хозяйственно-экономическая стратегия страны должна быть нацелена на развитие внутреннего рынка, определяться внутренними особенностями жизни российского народа. «[Государство] будущего, по возможности самозамкнутое, будет соответственно независимо от оценок внешнего мирового рынка, его расценки будут идти по собственным руслам» (П.А. Флоренский — указ. Соч.). К сожалению, постсоветская РФ пошла в ином направлении, «нараспашку» открыв свои рынки для иноземных товаров.

Высшие этажи общественного производства определяются в немалой степени состоянием финансовых ресурсов страны: по оценке Флоренского, приоритетная значимость  внутреннего рынка существенно упрощает «финансовую систему» страны и снижает ее  «финансовые потери» «Государственный бюджет складывается из доходов от госпромышленности, налогов на частные или концессионные предприятия, эксплуатации различных госпредприятий (пути сообщения, связь и т. д.) и прочего. В виду общей внешней политики, направленной в сторону экономической изоляции от внешнего мирового рынка и отказа от вмешательства в политическую жизнь других государств, потребность в валюте могла бы быть весьма ограничена и в пределе будет стремиться [к нулю]» (П.А. Флоренский — указ. Соч.). При нацеленности экономики на внешние рынки, как это  наблюдается в жизни современной РФ с ее стратегией «нефтегазового экспорта», существенно возрастают риски «финансовых потерь» в силу непредвиденных обстоятельств хозяйственной конъюнктуры и политических взаимоотношений в мировом сообществе. «Импортироваться [в страну] должны будут книги, журналы, особенно совершенные и уникальные научные инструменты, произведения искусств и, в сравнительно небольшом количестве, [некоторые] виды сырья или веществ, еще не производимые [в стране] и не нашедшие себе заменителей. Интенсивности развития промышленности должна способствовать децентрализация, с вытекающей отсюда конкуренцией — как между госпредприятиями, так и между ними и остальными предприятиями» (П.А. Флоренский — указ. Соч.). Ученый священнослужитель подчеркивает практическую оправданность «малых предприятий» в деле научно-экспериментальной апробации новых технологических систем производства. «Такие мастерские могут иметь в частности характер [научно-экспериментальных], изобретательских, вообще быть местами проявления инициативы и технического творчества; государству прямой расчет поддерживать их и давать им возможность развиваться» (П.А. Флоренский — указ. Соч.).

 

  1. Смена поколений и обновление кадров в структурах государственной власти

            Важнейшим направлением в организации продуктивного функционирования общественного организма является грамотный подбор и расстановка кадров в деятельности государственных служб: главным качеством государственных служащих наряду с «исполнительской дисциплиной» должна служить их способность к творчеству. «Из всех естественных богатств страны наиболее ценное богатство — ее кадры. Но кадрами по преимуществу должен считаться творческий актив страны, носители ее роста. Забота об их нахождении и сохранении и о полноценном развитии их творческих возможное ей должна составлять одну из важнейших задач государства. Тут главное дело руководиться двумя основными директивами — использованием данностей и борьбою за качество» (П.А. Флоренский — указ. Соч.). Генеральной задачей представителей государственной власти должно быть нахождение и сбережение творческих, неординарных личностей. По оценке отца Павла, творческие личности не создаются «на заказ», а являются «высшим даром» обществу «историческим провидением»: поэтому государственные органы должны искать и беречь этих строителей «лучшего будущего». «Творческая личность не делается, никакие старания искусственно создать ее — воспитанием и образованием — не приводят к успеху… Задача трезвого государственного деятеля — бережно сохранять немногое, что есть на самом деле…. Творческая личность — явление редкое, своего рода радий человечества, и выискивать ее надо по крупицам. Государственная власть должна выработать аппарат для вылавливания таких крупинок из общей массы населения» (П.А. Флоренский — указ. Соч.).

По оценке отца Павла, отбор «творческого контингента» в жизненной практике российского социума предполагает максимально полный учет духовных способностей людей и исключает какой-либо догматизм в оценке их способностей помимо стремления к достижению взаимного блага. «Этот счастливый выигрыш, [свидетельствуя] о личности подлинно творческой, может пасть на любую общественную среду, любую народность, любую ступень социального развития. Поэтому искать подобную личность надо всюду, под покровом всякой деятельности. … Государство будущего будет показывать не сейфы с золотым запасом, а списки имен своих работников» (П.А. Флоренский — указ. Соч.). Определяющим условием развития творческих дарований в обществе служит совмещение в общественной практике рациональных ресурсов науки и техники с яркостью в нравственно-эстетическом, художественном воспитании народных масс, формирующем волевые качества человеческой личности. «До сих пор имелись в виду преимущественно творческая личность науки с техникой и искусством. Особо надо учитывать волевую личность, для общества необходимую не менее первых»(П.А. Флоренский — указ. Соч.).

Разумная организация современной общественной практики, нацеленная на культивирование внутренних, интеллектуальных ресурсов своих граждан, находит концентрированное выражение в интенсивном росте научных знаний и обусловленной их развитием техники. «Если вообще современная экономика всецело зависит от техники, а последняя обусловлена научным исследованием, то в обсуждаемом самозамкнутом государстве, пролагающем путь к новой культуре и в новых природных и социально-исторических условиях, научному исследованию принадлежит значение решающее. Поэтому вопрос о рациональной постановке научного исследования, несмотря на кажущуюся свою малость в общем масштабе государственной жизни, должен быть поставлен особенно тщательно» (П.А. Флоренский — указ. Соч.). Концентрация государственных усилий по развитию научной мысли в обществе требует организационного сопряжения трех «социальных сил» — творческих личностей, литературных наставлений в освоении научного опыта прошлого и, наконец, лабораторных средств для экспериментальных проверок научных прогнозов. «Как и в прочих отраслях государственной жизни, в отношении научного исследования прежде всего должны быть приняты в расчет наличные госресурсы рабочих сил науки, ибо организация научного исследования есть в первую очередь организация рабочих сил, во вторую — литературных и лабораторных пособий и лишь в третью — тех стен, в которых идет научная работа» (П.А. Флоренский — указ. Соч.). При этом Павел Флоренский отмечает «перевернутый строй» организации научной деятельности в советской России, когда первенство отдается материальным факторам в ущерб концептуально-творческим. «Ошибка настоящего времени — в максимальном и действительно огромном расходовании усилий на стены институтов, при недостаточной заботе об оборудовании (аппаратура и библиотека) и чрезвычайно малом внимании к самим работникам»(П.А. Флоренский — указ. Соч.). Констатируя «уникальный характер» творческой деятельности, ее неподвластность стереотипам познания, мыслитель выступает за поддержку «малых творческих коллективов». По его мнению, «большие скопления творческих личностей, поскольку скопление предполагает некоторый общий для всех порядок, неминуемо должно вредить их раскрытию в деятельности. Исследовательские учреждения не должны быть централизованы, громадны, собраны в одно место» (П.А. Флоренский — указ. Соч.). Чрезмерная «централизация научного исследования по самой сути дела отрывает его от качественной индивидуализации как внешней жизни, так и творческой личности» (П.А. Флоренский — указ. Соч.).

В научно-познавательной деятельности требуется максимально полное сочетание созидательной свободы личного разума с требованием коллективного единоначалия. «Научная работа, как и деятельность врача, требует полной ответственности за свои действия. В этом отношении она требует ответственности даже в более высокой степени. Отсюда вытекает необходимость действительного единоначалия всякого организатора научной работы» (П.А. Флоренский — указ. Соч.). Другими словами, организация научного коллектива должна быть всецело построена на интеллектуальном авторитете руководителя. Поэтому «правительство должно предоставить возможность подбирать сотрудников всецело руководителю, т. к. данный со стороны может быть неподходящим, и притом вовсе не в силу каких-либо явных изъянов, достаточных для отвода» (П.А. Флоренский — указ. Соч.). Флоренский призывает руководство советской науки к учету в определении задач исследовательских организаций природных условий их пространственного размещения. «В каждой области будут таким образом свои специалисты того круга вопросов, которые для данной области представляют особую важность, и притом специалисты по данному узкому вопросу быть может лучшие в мире, во всяком случае одни из лучших в государстве» (П.А. Флоренский — указ. Соч.). При этом оказывается, что наиболее весомые открытия в познании окружающей действительности демонстрируют свою «продуктивную силу» в экстремальных ситуациях общественной практики, когда речь идет о жизни и смерти общества. «Далекие цели, будучи достигнуты, во многих случаях ускоряют процесс развития, но не от начала, а от конца, направляют другие процессы и оказываются нужными с неожиданной стороны и в неожиданных обстоятельствах» (П.А. Флоренский — указ. Соч.). Именно такую экстремальную ситуацию переживает ныне российское общество, ставшее объектом экономического и политического давления со стороны объединенных сил Западной цивилизации.

 

  1. Народонаселение как объект политической стратегии государства в претворении будущего

В понимании Флоренского, укрепление здоровья народных масс является существенной целью разумной политики государственной власти. «Если вообще забота о здравии народа составляет одну из важнейших задач госвласти, то в настоящий момент эта задача стоит на самом первом месте: из больного, выродившегося народа нельзя построить здорового государства» (П.А. Флоренский — указ. Соч.). Элементарной ячейкой воспроизводства народонаселения выступает «семья», социальная прочность которой и определяет физическое и психическое здоровье людских масс. «Единица общества есть семья, а не индивид, и здоровое общество предполагает здоровую семью. Распадающаяся семья заражает и общество. Государство должно обязательно [создать] наиболее благоприятные условия для прочности семьи, для [прочности] должна быть развита система мер, поощряющих крепкую семейственность» (П.А. Флоренский — указ. Соч.). Важным условием успешного развития медицинской практики наряду с качественной подготовкой врачебного персонала служит «развитие фармацевтической промышленности — по линиям сельскохозяйственной и химической» (П.А. Флоренский — указ. Соч.).

Здоровый образ жизни семьи требует создания надлежащих жилищных условий, содействующих благоприятному осуществлению социально-бытовых функций: гармоничный строй социального «целого» способствует осуществлению наиболее продуктивной жизнедеятельности граждан. «Опрятность, изящество, нравственные и эстетические эмоции, религиозные чувства и т. д. составляют существенное условие нормального функционирования организма, и во многом не только у человека, но и у животных, причем без этих вторичных условий самые, казалось бы, благоприятные первичные условия могут оказаться неиспользованными, тогда как при наличии вторичных условий известная недостаточность первичных может быть иногда восполняема за счет первых» (П.А. Флоренский — указ. Соч.). Бытовая оснащенность жизни людей обеспечивает наиболее полное раскрытие их индивидуально-личных склонностей и обладает социальной значимостью в поддержании физического и морального здоровья населения. «Культурно-просветительные органы края могут и должны направлять бытовую жизнь, — стремиться смягчать или вытеснять проявления вредные, поддерживать полезные и способствовать бытовому творчеству в новых областях. Таковыми, в частности, должны быть внедрение чувства ответственности за разумное пользование энергетическими ресурсами, охрана природы и памятников древности и т. д.»(П.А. Флоренский — указ. Соч.).

Пребывая в тюремном заключении, Павел Флоренский был просто вынужден для сохранения надежды на жизнь утверждать не вполне разумные идеи, связанные, в частности, с запретом политического плюрализма в организацией советского общества. «В основе внутренней политики государства лежит принципиальный запрет каких бы то ни было партий и организаций политического характера. Оппозиционные партии тормозят [деятельность] государства, партии же, изъявляющие особо нарочитую преданность, не только излишни, но и разлагают государственный строй, подменяя [собою] целое государство, суживая его размах и в конечном счете становятся янычарами, играющими [верховной] государственной властью» (П.А. Флоренский — указ. Соч.). Но при этом он отмечает значимость культурно-просветительских организаций как видов связи государственных органов с народными массами. «Устойчивость государства существенно зависит от уравновешенности обоих начал — внутренней политики и общей культуры, и основная задача верховной гос.власти, объединяющей в себе оба начала, держать это равновесие ненарушенным» (П.А. Флоренский — указ. Соч.).

Главная внешнеполитическая задача государственных служб российского общества состоит в полноценном обеспечении его жизнедеятельности независимо от международных обстоятельств, в укреплении самодостаточности национальных сил российского социума по развитию своих возможностей в преобразовании действительности. «Обсуждаемое государство представляется крепким изнутри, могущественным вовне и замкнутым в себя целым, не нуждающимся во внешнем мире и по возможности не вмешивающимся в него, но живущим своею, полною и богатою, жизнью. Вся экономическая политика этого государства должна быть построена таким образом, чтобы во всякой области своей жизни оно могло удовлетворяться внутренними ресурсами и не страдало бы от изоляции, как бы долго последняя ни тянулась» (П.А. Флоренский — указ. Соч.). Основным принципом внешней политики разумно устроенного российского государства должно быть требование национального суверенитета, полной независимости в международных отношениях, что предполагает сохранение мира и минимизацию политических сношений с враждебным окружением. «Будучи миролюбивым, или, точнее, индифферентным к внешнему миру, оно не будет стремиться к захвату чужой территории, если только население ее само не пожелает присоединиться к этому могущественному союзу. Оно будет также стремиться воссоединить все области бывшей России, но поставит пред ними вопрос о решительном самоопределении] с вытекающими отсюда последствиями в виде своих свободных рынков, вывоза сырья и т. д., после чего граница закрывается» (П.А. Флоренский — указ. Соч.). Генеральное направление развития советской страны — это внутреннее благоустройство общества на основе передовых технологий и минимизации общения с нравственно «больным» населением капиталистических государств. «В убеждении ядовитости культуры распадающихся капиталистических государств обсуждаемый строй постарается сократить сношения с этими последними до той меры, которая необходима с целью информирования о научно-технических и других успехах их.  … Оно не будет тратиться на [прямую или косвенную торговлю с] заграницей, предпочитая эти средства сохранить для себя, предоставляя западу идти своим путем разложения, само же сосредоточит внимание на собственном благосостоянии» (П.А. Флоренский — указ. Соч.).

  1. Заключение

В заключении своего проекта православный мыслитель формулирует ряд рекомендаций по осуществлению практического перехода к новому, «передовому» общественному строю. Во-первых, это укрепление военно-технической мощи страны как главном условии ее самостоятельного пути в современном мире. Данная рекомендация вполне соответствует современным планам военно-оборонительной политики Президента Путина. Во-вторых, русский мыслитель полностью одобряет производственную стратегию страны советов по обеспечению энерговооруженности своего промышленного потенциала. «Дальнейшее же промышленно-заводское строительство… желательно повести менее централизованно и в менее крупных размерах (кроме единой высоковольтной цепи)». Еще одним стратегическим направлением государственной политики является всемерное укрепление внутреннего правопорядка в стране. «Порядок, достигнутый советской властью, должен быть углубляем и укрепляем, но никак не растворен при переходе к новому строю» (П.А. Флоренский — указ. Соч.). При переходе к новому общественному строю, полагает Павел Флоренский, необходимо в максимальной степени ограничить влияние зарубежных сил на процессы в стране. «Поэтому во имя интересов страны эмиграции должен быть запрещен въезд в страну до [полного] укрепления новой власти и проведения всех необходимых мероприятий, [не менее] как на пять лет» (П.А. Флоренский — указ. Соч.). При этом он подчеркивает значимость секретных операций по нейтрализации замыслов зарубежных вражеских сил, признает необходимость для России быть готовой не только к прямому военному отпору реваншистским действиям Германии, но также к отвлекающим маневрам отечественных спецслужб по дезинформации противника. «Это необходимо, чтобы нам оставаться все время осведомленными относительно намерений и планов Германии и иметь возможность ” подсунуть ей фальшивый план интервенции, который сорвал бы возможность подготовить действительную интервенцию в тот момент, когда у нас, под покровом строгой государственной тайны, будет установлено единоначалие и государство может оказаться на кратчайший срок вполне готовым к обороне» (П.А. Флоренский — указ. Соч.).

Сегодня на пути России в будущее стоит еще более грозный по сравнению с фашистской Германией враг в лице объединенной Западной цивилизации, обладающей не только колоссальной военно-технической мощью, но также гигантскими хозяйственно-экономическими ресурсами, с помощью которых нашу страну хотят задушить «мирными средствами» экономического давления. Если советский народ под руководством Сталина победил в военной схватке фашистскую Европу, то ныне российский народ под руководством Президента Путина должен одержать мирными средствами «производственно-экономическую», научно-технологическую победу» над всем Западным сообществом. Эту победу неспособна обеспечить «локальная наука» прошлого века, ограниченная в описании объективной реальности релятивистской догмой о постоянстве скорости света в вакууме (От Редакции АТ, Наука и Космос: прошлое, настоящее, будущее // «Академия Тринитаризма», М., Эл № 77-6567, публ.25545, 29.06.2019). Такая победа достижима лишь на основе развертывания идейных потенциалов глобальной научной революции, на основе признания постоянства ускорения электромагнитного сигнала в развитии мировой целостности, объективным свидетельством которого служит необъятная темнота космической ночи (Л.А. Гореликов, Идейные начала современного «русского мировоззрения» в научно-философской концепции «онтологического символизма» // «Академия Тринитаризма», М.,Эл № 77-6567, публ.22199, 16.06.2016 // http://www.trinitas.ru/rus/doc/0001/005a/00011653.htm).

Киевская «революция достоинства» прозвучала для Русского мира тревожным сигналом приближения исторического финиша в споре современных цивилизаций, свидетельствуя социальным гулом вокруг проблемы самоопределения Крыма, что геополитические противники пошли на «последний круг» своего социального соперничества. Если Россия не осуществит полноценную «научную революцию», соответствующую потребностям «глобального социума», то ее будущее в мировом сообществе окажется под большим вопросом (Л.А. Гореликов, Темпоральные основы развития мировой целостности // «Академия Тринитаризма», М., Эл № 77-6567,публ.16879, 10.10.2011 // http://www.trinitas.ru/rus/doc/0016/001c/00161886.htm). Кремль должен, наконец, уяснить для себя, что победа над врагом обеспечивается в глобальном социуме силой интеллектуального, научно-философского превосходства в познании универсальных законов мироздания.

Гореликов Л.А. – д. ф. н., профессор, академик Ноосферной общественной академии наук.

 

Русский императив в философском самоопределении глобального социума

«В начале было Слово, и Слово было у Бога, и Слово было Бог».
(Иоанн: I–1)

Современное общество характеризуется глобализацией, универсализацией и унификацией, законов своей жизнедеятельности. Эта глобализация раскрывается в двух диаметрально противоположных проекциях — социальной конфронтации и нравственной консолидации населения, усиления классовой и межэтнической борьбы гражданских масс или же углубления их духовного единства. Если глобализация борьбы обрекает человечество на скорую гибель в результате столкновения современных цивилизаций, оснащенных ядерным оружием, то логика единства открывает неограниченные перспективы в духовном совершенствовании мирового сообщества. Нравственным средоточием разрушительных тенденций социального антагонизма стала в наше время западная цивилизация, настроенная частно-собственническими инстинктами своей гражданской массы не на созидание, а на расчленение и «поглощение» бытия как условия обогащения индивидов даже в ущерб целостности всего общественного организма, подталкивая его к гибели. Кровавым свидетельством глобального кризиса современного социума стали в прошлом веке две мировые войны, обозначившие приближение рода людского к самому краю исторической бездны: все более широкое распространение в нашем столетии пламени военного безумия грозит завершиться столкновением ядерных держав, что будет означать самоуничтожение человечества.

Задача спасения человеческого сообщества от надвигающейся мировой катастрофы требует освобождения сознания современных народов и их политических лидеров от диктата «борьбы противоположностей» в проектировании будущего, что предполагает перенацеливание социальной стратегии от законов «конфронтации» общественных сил к императивам их «внутреннего единения», разворот методологического дискурса от приоритетов анализа в освоении бытия к требованиям универсального синтеза его необходимых различий. Конечным продуктом максимально широкого анализа духовных оснований исторической практики человечества стало вычленение трех глобальных сфер общественного сознания — религии, философии и науки, выражающих «генеральные направления» в освоении людьми окружающего мира и определяющих, соответственно, внутренние интенции их «субъективных» устремлений, внешние зависимости «объективной» реальности и, наконец, всеобщие принципы «логико-философского мышления» в реконструкции мировой целостности, обеспечивающие необходимую связь субъективных желаний социальных масс с реалиями наличной действительности. В этой идеальной палитре нравственных канонов коллективной жизни людей религия поддерживает традиционный уклад их совместных действий, обозначая общей верой вечные смыслы бытия, тогда как наука устанавливает на основе свидетельств чувственного опыта необходимые различия объективного окружения, а философия стремится соединить духовный настрой социальной традиции и подвижный облик материальной действительности необходимыми зависимостями.

Сегодня глобальный социум застыл перед решением генеральной задачи исторической практики человечества по идейному согласованию, концептуальному синтезу требований религиозной веры, научных знаний и философской мысли в проектировании будущего. Главным истоком такого идеального синтеза служит созидательный потенциал человеческого разума, внешним обнаружением которого становится речь людей, их язык как символическое орудие взаимного общения, коллективного мышления и личностного самоопределения индивидов и социальных групп в «целостном» освоении действительности. Внутренним, наиболее общим «идейным основанием» разумной способности людей в постижении и реконструкции необходимых связей мировой целостности выступает «теософия» как высшая, «Божественная мудрость» человеческого сознания в претворении социальной целостности.

Теософская мудрость всегда присутствовала и «скрытно» управляла развитием общественного сознания людей, помогая им творчески преодолевать исторические препятствия в достижении жизненного благополучия. Но свое приоритетное значение в развитии общества этот «божественный дар» человеческой природы приобретает лишь с глобализацией мирового сообщества, требуя от людей изживания, минимизации конфликтных ситуаций в осуществлении общественной практики как угрожающих гибелью человечества. Внешним выражением вызревания потенциалов «высшего разума» в жизнедеятельности мирового социума стало образование во второй половинеXIX века «теософского общества» как объединения мыслителей, нацеленных на постижение и воплощение в практических действиях людей требований «высшей Мудрости». Одним из главных инициаторов создания в современном мире «теософского общества» стала представительница русской интеллектуальной культуры Е.П.Блаватская, оказавшаяся способной концептуально связать в своем духовном опыте конструктивные мысли цивилизаций Запада и Востока и наметившая разработкой идейных оснований «теософского синтеза» бытия генеральные ориентиры глобального будущего человечества.

В личности Е.П.Блаватской воплотилась творческая тайна грядущей судьбы человечества. Будучи разумной личностью, представляющей душевный настрой «женского естества», она выразила в своем понимании «высшей Мудрости» креативную натуру, духовную силу женского существа в «обогащении бытия» новыми формами, утвердив акт «творения», созидания «нового» главным свидетельством «божественной благодати». А будучи в своем начальном социальном опыте представителем русской этнокультурной среды, она указала собственной жизнью на русский народ как грядущего «генерального субъекта» глобального объединения человечества. Поэтому день рождения Елены Блаватской 31 июля (12 августа по новому стилю) 1831 должен отмечаться в России как второе, Духовное рождение Русского народа в претворении глобального будущего человечества, а день ее смерти 26 апреля (8 мая по новому стилю) 1891 года следует воспринимать как напоминание людям о высшем смысле их существования, как День всеобщего Покаяния, Памяти и Скорби о трагических событиях прошлого. Душа русского народа обладает женским лицом и выражает социально-креативные силы бытия, определяющие духовную полноту совместной жизни людей как творческого объединения потенциалов религии и науки на основе культивирования канонов эзотерической философии. «Эзотерическая Философия, — раскрывает Е.П.Блаватская идейную суть творческого самоопределения людей, — примиряет все религии и, снимая с каждой ее внешнюю оболочку, человеческую, указывает на тождественность корня каждой с основой всякой другой великой религии. Она доказывает необходимость Божественного и Абсолютного Принципа в Природе» (Блаватская Е.П. Тайная доктрина, том 1.- М. «Фолио», 2002. – 880 с. , с.24).

Намеченное личностью Елены Блаватской «второе рождение» русского народа для реализации глобального будущего человечества выражается, как свидетельствует новейшая история России, в коренной трансформации русской «народной души», отвергшей в начале ХХ века весь прежний традиционно-религиозный уклад своей государственной жизни и ставшей на путь радикальных преобразований социальной действительности, исторически «зависнув» в конце прошлого столетия между «гражданским долгом» коллективизма и «свободой воли» индивидуализма, между ясной, созидательной перспективой социализма и безумной, разрушительной стратегией капитализма (Л.А. Гореликов, Пророчества апостола Иоанна и судьба России // «Академия Тринитаризма», М., Эл № 77-6567,публ.18047, 28.05.2013). В «Откровении» Иоанна Богослова историческое начало «второго», «духовного рождения» русского народа символически запечатлено следующей картиной: «И явилось на небе великое знамение – жена, облеченная в солнце; под ногами ее луна, и на главе ее венец из двенадцати звезд. Она имела во чреве и кричала от болей и мук рождения» (Апок. 12: 1–2). В наступившем XXI столетии мы продолжаем переживать исторический акт «второго рождения» русского народа не как зависимого от явлений материального мира, а как «одухотворенного существа»,утверждающего свое творческое предназначение в грядущей истории человечества:практическая реализация этой духовной ипостаси исторической жизни «русских людей» даст им право называть себя «дважды рожденными» – телесно и духовно.

Признавая «креативно-теософскую энергию» нравственным основанием рождения и укрепления в реалиях глобального социума нового «русского самосознания», следует обозначить главные этапы его исторического самоопределения в системе духовных потенциалов современной общественной практики. Общая линия исторического развития  российского общества распадается в своих предельных контурах на две совершенно различные исторические эпохи — традиционного уклада русской народной жизни и революционного обновления ее социальной действительности, представляющих, соответственно, дух прошлого и надежды будущего.Прошлая жизнь России была временем становления и пространственного роста российской государственности, выражением чего стали этапы Киевской Руси, Московского царства и Российской империи, провозгласившей в годы царствования Николая I своей идеологией ценности «православия», «самодержавия», «народности»: народная «свобода», православная «соборность» и державный разум — таковы главные традиции прежней, ушедшей исторической жизни русского народа.

Гибель Российской империи и рождение СССР обозначили крушение традиционного уклада жизни российских граждан и их приобщение к социальному творчеству. Советский период новейшей истории России стал первым этапом «духовного преображения» русских масс, утвердившим науку и связанную с ней материалистическую философию идейным основанием развития их гражданского самосознания и главным руководством общественной практики в созидании будущего коммунистического общества. Материалистическая научно-философская идеология советской державы отвергла религию как иллюзорную форму общественного сознания, нацеленную на «субъективное сглаживание» социальных противоречий, на морально-этическое ослабление в социальной действительности классовой конфронтации.

Распад СССР и геополитическое конституирование в конце ХХ века РФ определили начало «второго этапа» в «духовном преображении» русских народных масс, утвердившего приоритетные права религии в качестве важнейшего средства духовно-нравственной консолидации гражданского населения классово поляризованного, антагонистического общества. Технологическим ответвлением религиозно-консервативной идеологии постсоветской России стала идейно приземленная наука как концептуальная основа практического освоения природных богатств страны и производства современных видов оружия для ее защиты от внешней агрессии. Наличие в конституции РФ статьи №13 о запрете «государственной идеологии» говорит о «неразвитости» в общественном самосознании общефилософской культуры, об отсутствии должного потенциала «социально-философского мышления» в управлении страной, когда научно-практическая разработка природных ресурсов оказывается лишь хозяйственно-экономическим довеском к религиозной «консервации» поведения народных масс, служит техническим средством поддержания неизменного характера социальных отношений. Сегодня в нравственном укладе постсоветской РФ отрицается творческая роль философской мысли в историческом обновлении общественной практики, наложен конституционный запрет на вмешательство «философского разума» в логику «сырьевой специализации» российского государства: после «крушения» советского проекта философская мысль стала «изгоем» в высших эшелонах кремлевского руководства страны.

Отсутствие на высших этажах власти постсоветской РФ зрелого социально-философского самосознания, настроенного на проектирование разумного будущего страны, сдерживает ее интеллектуальное развитие, что становится смертельно опасным в условиях формирования глобального социума, исповедующего максимально общие императивы в осуществлении социально-исторического процесса. Жизненные интересы надежного самоутверждения российского государства в современном геополитическом пространстве требуют неотложного подключения к управлению общественной практикой креативных ресурсов философского мышления, нацеленных на согласование гуманистических ценностей мировых религий в деле нравственного воспитания народных масс и открытий современной науки в постижении законов объективной реальности. Поэтому ближайшие перспективы исторического развития российского социума требуют интенсивной разработки потенциалов философского разума, способного очертить предельные контуры мировой целостности, наметить наиболее общие ориентиры созидательной деятельности человеческого сообщества и обеспечить логическую поддержку концептуальных прорывов отечественной науки в познании явлений объективного мира.

Сегодня наиболее актуальной для России проблемой становится задача коренного реформирования своего жизненно-практического мировоззрения, широкого подключения к управлению страной потенциалов научно-философского разума, способных обозначить максимально общие тенденции в развитии объективного мира и подсказать глобальному социуму наиболее перспективные пути в созидании будущего. Без осуществления радикального научно-философского «разворота» российского общества в осуществлении исторической практики «новорожденный» Русский разум просто задохнется от недостатка чистого «идейно-нравственного кислорода» в современной социальной действительности. Лишь глобальная «научно-философская революция» осветит конечный горизонт земной жизни человечества и укажет россиянам разумный путь в претворении будущего, утверждая интеллектуальныйхарактер нового, «третьего этапа» в духовном возрождении русского этноса: научный рассудок, религиозные чувства и философский интеллект определяют логику трех этапов новейшей истории русского народа.

Качественная суть «научно-философского этапа» духовного преображения россиян была намечена великим российско-советским ученым ХХ века В.И.Вернадским в концепции «ноосферы» как самоутверждения коллективного разума людей в управлении жизнью мирового сообщества. Достойным продолжателем дела Вернадского по разработке современного научно-философского мировоззрения стал на рубеже веков профессор Субетто А.И., сформулировавший на фоне реалий глобального социума и новых научных открытий концептуальную систему «ноосферизма», нацеленную по своей логике на фундаментальный синтез теоретических достижений основных разделов современной науки в описании мировой целостности. «Ноосфера, – согласно его пониманию, – это новое качество Биосферы, в котором коллективный Разум человечества «встраивается» в гомеостатические механизмы Биосферы и планеты Земля и начинает управлять социоприродной эволюцией, соблюдая требования законов-ограничений, диктуемых этими гомеостатическими механизмами» (А.И. Субетто, Миссия коммунизма в XXI веке // «Академия Тринитаризма», М., Эл № 77-6567, публ.25372, 19.04.2019). Но созданная им научно-философская система не преодолела в познании природной реальности главные ограничения науки прошлого столетия. Такие познавательные границы научной мысли ХХ века в описании пространственно-временных параметров Мироздания были обозначены принципами специальной и общей теории относительности А.Эйнштейна о предельной величине скорости света, равной 300000 км/сек, а также признанием научным сообществом того времени возраста Вселенной продолжительностью в 10-20 млрд лет.

Однако принцип постоянства скорости света представляет в познании космической реальности лишь процессы «прямолинейного распространения» электромагнитных излучений, совершенно не учитывая исходные установки сферической и гиперболической геометрии в описании пространственной конфигурации мировой целостности. Эта односторонность физической науки прошлого века в отображении природных процессов устраняется введением принципа постоянства ускорения электромагнитных сигналов во Вселенной, позволяющего математически выразить не только поступательные, но и вращательные движения электромагнитных потоков по изогнутым траекториям. Главным и вполне зримым свидетельством ускорения, возрастания темпов убегания электромагнитных волн от своих источников служит необъятная темнота окружающего Космоса, в котором излучение безмерного числа звездных миров не приводит к сохранению интенсивности световой энергии, теряющей собственную яркость в необъятных просторах мирового пространства, обозначая этим реальность своего ускоренного исчезновения из поля зрения людей.

Использование при описании динамических процессов во Вселенной принципа постоянства величины ускорения электромагнитного сигнала, равной 300000 км/сек2(300000 км/сек в квадрате) приводит к определению возрастных показателей ее существования отрезком времени в 1,289·1012лет (1 трлн. 289 млрд. лет). Эта величина, установленная на основе теоретических допущений, получает подтверждение результатами обнаруженной эмпирической регулярности в темпоральной динамике мировой целостности, приводящей познающий разум к определению длительности космической эволюции интервалом времени в 1,259·1012лет (1 трлн. 259 млрд.лет). Наблюдаемое здесь расхождение между результатами эмпирических измеренийи теоретических вычислений оправдывается принципиальным «разрывом» между теоретическим описанием темпорального процесса, допускающим достижение предельных состояний, и действительным его протеканием, исключающим достижимость идеальных границ и не требующим в своей реализации всей длительности теоретически необходимого времени (Л.А. Гореликов, Темпоральные основы развития мировой целостности // «Академия Тринитаризма», М., Эл № 77-6567,публ.16879, 10.10.2011 / http://www.trinitas.ru/rus/doc/0016/001c/00161886.htm.).

Введение в вычисления глобальных параметров физической реальности принципа постоянства ускорения электромагнитного сигнала и установление на этой основе совершенно новой пространственно-временной конфигурации Вселенной позволяет полностью преодолеть ограничительные линии науки прошлого века и приступить к фундаментальному перестроению всей общенаучной картины мира. Поэтому я призываю креативно мыслящих естествоиспытателей использовать эти революционные открытия для  концептуального преобразования физической картины мира, для радикального обновления научных представлений о фундаментальных законах объективной реальности. В этом плане эвристически перспективным направлением в разработке проблем современной физики мне представляется концептуальный подход В.А. Шашлова по теоретической реконструкции ее содержательной целостности на методологической основе проективной геометрии. По его оценкам, «проективная геометрия является тем недостающим разделом математики, в котором нуждается современная физика для получения ответов на многочисленные проблемы, которые к настоящему времени остаются нерешенными» (В.А. Шашлов, Новая модель Мироздания (I) // «Академия Тринитаризма», М., Эл № 77-6567, публ. 24950, 20.11.2018). Теоретические открытия в познании Вселенной и практические результаты в технологическом применении новых концептуальных моделей должны «заставить» Кремль идейной мощью познавательных решений уйти от абсолютизации религиозных догм в управлении российским обществом и утвердить интеллектуальную стратегию его развития на основе культивирования научно-философских знаний во всем их содержательном объеме — как естественнонаучных, так и социально-философских дисциплин.

В претворении российского будущего все зависит сегодня от творческого настроя и гражданской воли представителей научно-философской общественности в фундаментальном обновлении общенаучной картины мира. Ныне в жизни российского общества наступает эпоха лидерства философской мысли в революционном обновления интеллектуальных ресурсов исторической практики русского народа. Россия или погибнет под нарастающим давлением хозяйственной и военно-технической мощи западных держав, или же духовно воскреснет для решительного самоутверждения в реалиях глобального социума: российские философы и ученые должны осуществить Великую научно-философскую революцию в познании мировой целостности и заставить Кремль прислушаться к требованиям Русского Разума.

Я полагаю, что генерализация концептуальных решений «научно-философского разума» в социально-исторической практике постсоветской РФ охватит весьнынешний век и завершится лишь в будущем столетии, которое и станет началом культивирования потенциалов теософии в проектировании вселенского будущего человечества, пробуждая творческую энергию россиян для широкого освоения космических просторов и коренногоразвития духовных способностей людей. Поскольку Божественный субъект творит объективный мир силой своего Слова, постольку мировоззренческой предпосылкой реализации теософского мышления в созидании будущего оказывается научно-философская концепция «онтологического символизма», согласно которой разумные связи мировой целостности устанавливаются креативной энергией всемирного Языка и раскрываются исторической логикой развития этнокультурных форм вербального общения людей (Л.А. Гореликов, Идейные начала современного «русского мировоззрения» в научно-философской концепции «онтологического символизма» // «Академия Тринитаризма», М.,Эл № 77-6567,публ.22199, 16.06.2016 /http://www.trinitas.ru/rus/doc/0001/005a/00011653.htm). «Истинный философ, изучающий Эзотерическую Мудрость, — указывает Елена Блаватская на творческий ресурс теософских знаний, — совершенно освобождается от личностей, догматических верований и особых религий» (Блаватская Е.П. Тайная доктрина, том 1.- М. «Фолио», 2002. – 880 с. , с.24).

 

Гореликов Л.А. – д. ф. н., профессор, академик Ноосферной общественной академии наук.

Традиции прошлого и проблемы настоящего в нравственном проектировании русского будущего

«Большевистская революция была порождена отрицательными чувствами, она была делом злобы. Если против нее направить равные по силе отрицательные чувства, если низвержение ее превратить прежде всего в дело злобы, то продолжится дело разрушения».

Николай Бердяев.

 

Главной чертой современной эпохи в развитии человечества стала глобализация коллективной жизни людей как процесса универсализации и унификации законов их социальной деятельности. Генеральным субъектом практических действий людских масс выступает государство как высший орган управления поведением гражданских лиц на основе права узаконенного насилия в достижении общего блага. Государственный строй исторической жизни российских народов возник более 1000 лет назад в результате призвания славянскими и фино-угорскими племенами восточной Европы варяжских вождей для установления правопорядка в пространстве их совместного проживания. «В год 6370 [862 по современному летоисчислению]… , —  говорится в «Повести временных лет», — Пошли за море к варягам, к руси. Те варяги назывались русью, как другие называются шведы, а иные — норманны и англы, а еще иные готы — вот так и эти. Сказали руси чудь, славяне, кривичи и весь: «Земля наша велика и обильна, а порядка в ней нет. Приходите княжить и владеть нами». И избрались трое братьев со своими родами, и взяли с собой всю русь, и пришли прежде всего к славянам. И поставили город Ладогу. И сел старший, Рюрик, в Ладоге, а другой — Синеус, — на Белом озере, а третий, Трувор, — в Изборске. И от тех варягов прозвалась Русская земля» (Повесть временных лет. СПб.: Наука, 1997).

Социально-практическим результатом призвания варягов стало образование государства Русь, изначально созданного для укрепления «самобытного строя» народной жизни местных племен и нравственно возведенного во всемирное достоинство крещением князя Владимира и народа русского самоотверженным духом «православной веры», отвергающей национальные различия между людьми ради духовного единства их совместных действий. Вторжение в XIII веке монгольского войска привело к гибели древнерусского государства и утрате политической самостоятельности российских земель, заставив народные массы в максимальной степени сплотиться вокруг православной церкви как духовного стержня в организации общественной жизни. Освобождение в XV столетии Московской Руси от татаро-монгольского владычества получило идейное выражение в концепции «Москва — третий Рим», провозгласившей решающую роль православной Московской державы в исторической судьбе всего мирового сообщества: «Два Рима пали, третий стоит, а четвёртому не бывать». Свою частичную реализацию эта концепция получила как в расширении пространственных пределов российских земель и укреплении военно-политического могущества Московского царства в годы правления Ивана Грозного, так и в присвоении Вселенским патриархом Иеримией II в 1589 году московскому митрополиту Иову патриаршего достоинства, подтвержденного решениями соборов в Константинополе в 1590 и 1593 годах.

Пресечение в конце XVI столетия древней династии Рюриковичей на Московском престоле и последовавшая на рубеже веков гражданская смута, усугубленная польской интервенцией, стали новой проверкой крепости православной веры россиян в утверждении своей социальной сплоченности. Однако церковный раскол русского православия во второй половине XVII века подорвал духовные силы русских народных масс, ставших при Петре Первом лишь «исполнителями» военно-политических и хозяйственно-экономических повелений «чужеземного разума» дворянского сословия как главной социальной опоры российской имперской власти. В годы царствования Николая Первого коренная суть гражданской жизни Российской империи получила концептуальное выражение в идеологии триединства ценностей «православия», «самодержавия», «народности» в нравственном самоопределении практической деятельности россиян. Если «народность» в этом системе обозначила свободную волю русского люда в утверждении своей самобытности, а «православие» выразило «соборный», коллективистский дух религиозной веры российского общества, то «самодержавие» раскрыло созидательную мощь его государственного ума: народная «свобода», духовная «соборность» и державный разум — таковы главные традиции прошлой, ушедшей истории русской жизни.

Однако в первые десятилетия ХХ столетия эти социально-нравственные устои Российской империи были порушены революционным взрывом народных масс. Возникший на обломках империи Советский Союз отверг значение религиозной веры в развитии общества и стал строить коммунистическое будущее на основе проектирования государственным разумом практических путей освобождения трудового народа в ходе научной организации общественного производства и консолидации воли граждан в удовлетворении своих разумных, «социально умеренных» потребностей: научный разум стал путеводителем советского государства в созидании «светлого будущего» человечества, объединяя волю народных масс и правящей политической элиты в общем деле строительства «гармоничного», социально-справедливого общества. Но к началу 90-х годов прошлого века коммунистический проект советской державы исчерпал свои созидательные ресурсы, утратил доверие гражданских масс в определении достойного будущего и был отвергнут ими как иллюзорная цель общественной жизни, все более подверженной давлению частных интересов.

Крушение Советского Союза подтвердило стародавнюю истину, что всякий долгосрочный социальный проект должен опираться на религиозную веру людских масс: отказ советской власти от самоотверженного духа православия в созидании будущего стал одной из причин падения советского общественного строя, привел к непомерному росту личных амбиций граждан, отвергших коллективное благо коммунистического «завтра» ради максимального удовлетворения своих индивидуальных запросов уже сегодня, в настоящее время. Результатом антигосударственных волнений 1991 года стало разрушение СССР и образование на территории бывших союзных республик самостоятельных государств с разделением русского этнического массива по трем основным государственным сообществам — Украины, Белоруссии и Российской федерации. Катастрофическое завершение советского эксперимента в построении коммунистического общества наглядно показало, что русский народ еще не готов к продуманной, продуктивной реализации законов целенаправленного построения «будущего», так как не прошел жизненную школу освоения «настоящего», представленную рыночной стихией «капиталистического» общества. «Два противоположных начала, – указывает Николай Бердяев на ограниченность жизненного опыта русских людей, – легли в основу формации русской души: природная, языческая дионисическая стихия и аскетически-монашеское православие. Можно открыть противоположные свойства в русском народе… Но никогда русское царство не было буржуазным» (Русская идея). Советский социальный эксперимент исторического прыжка народных масс из «прошлого» в «будущее», минуя реалии «настоящего», завершился в последнем десятилетии ХХ века социальной катастрофой из-за игнорирования обществом духовных законов исторического наследования: нельзя нарушать историческую логику духовного развития человечества. Только практически освоив логику «настоящего капитализма» в глобальных сплетениях мирового рынка, можно претендовать в дальнейшем на овладение законами построения «социального будущего» коммунистического сообщества.

Именно таким непосредственным знакомством с законами современного капиталистического мира, где все покупается и продается, и стала для россиян рыночная стихия постсоветской действительности. Эта постсоветская эпоха в жизни российских народов воскресила социальную силу религиозной веры в укреплении нравственных отношений между людьми и сохранении их национальной культуры, но отвергла приоритеты «общественной собственности» в обеспечении народной свободы, подчинив деятельность россиян законам «частной инициативы», императивам «борьбы за существование», постоянной «конкуренции» между гражданами и сословиями, корпорациями и народами, сообществами и цивилизациями в достижении желанных благ. Если советские граждане исповедовали лозунг, что всякий человек выступает для трудящихся как «друг, товарищ и брат», то реалии постсоветской России отвергли это «нравственное кредо» социализма, признав в каждом другом человеке потенциального «врага», «соперника» в погоне за мирскими благами. Ярким выражением «конечных результатов» этой «гонки на выживание» стал современный «Украинский кризис», приведший к вооруженному противоборству представителей братских народов. Если россияне подлинно хотят устранить у себя угрозу новой гражданской войны и надеются увидеть светлый горизонт разумного будущего, то для начала следует понять историческую «логику» развития событий в постсоветской российской действительности, до конца уяснить созидательную суть исторической практики русского народа.

Первый этап самоутверждения «постсоветской стихии» в жизни российских народов был связан с разрушением социальных гарантий советских времен и распространением в российском обществе 90-х годов прошлого века законов «дикого», «грабительского капитализма» как периода «силового захвата» частными лицами бывшей «общественной собственности», что привело к крайнему падению жизненного уровня основной массы населения страны и грозило завершиться революционным взрывом народного возмущения. «Произведенная приватизация по схеме Чубайса – Сакса была де-факто экспроприацией социалистической собственности у народа» (А.И. Субетто, Миссия коммунизма в XXI веке // «Академия Тринитаризма», М., Эл № 77-6567, публ.25372, 19.04.2019). Нарастающая угроза новой русской революции потребовала на рубеже столетий от «правящей элиты» РФ решительного преодоления социальной анархии и укрепления «государственного правопорядка» в воспроизводстве общественных ресурсов. Восстановление организационно-правовой роли государства в управлении практической жизнью российского общества началось с укрепления его военной силы, способной обеспечить обороноспособность страны, ее безопасность в современном глобальном мире.

Однако крепость социального организма определяется не только военной мощью государства, нацеленной в первую очередь на отражение внешних угроз, но также внутренней, нравственной сплоченностью народных масс в поддержке разумной государственной политики, утверждающей в жизни общества принцип социальной справедливости. «Большевизм, – отмечал в свое время Николай Бердяев недостатки силовой стратегии социального управления, – нельзя ликвидировать хорошей организацией кавалерийских дивизий. … Они поддерживают то недолжное и опасное состояние, в котором власть создается лишь внешней военной силой, лишь солдатчиной» (Бердяев Н. “Новое средневековье. Размышление о судьбе России и Европы”. М., 1991 г.). Отсутствие духовной сплоченности граждан постсоветской РФ было закреплено в ее конституционных основах статьей №13, запрещающей россиянам иметь общенациональную, государственную идеологию. «1. В Российской Федерации признается идеологическое многообразие. 2. Никакая идеология не может устанавливаться в качестве государственной или обязательной. 3. В Российской Федерации признаются политическое многообразие, многопартийность… ». Параграфы данной статьи, фактически, отвергают значение духовно-нравственного единения государственной власти и народных масс в созидании будущего, провоцируют нравственную разобщенность граждан в достижении жизненного благополучия, препятствуют идейной консолидации всех гражданских сил страны при отражении внешних угроз.

Второй качественный этап в гражданском самоопределении постсоветской российской действительности, наметивший преодоление нравственных пороков «дикого капитализма», стал канонизацией в жизни россиян законов «финансово-олигархического капитализма». Эти законы утверждают организационно-правовой парадигмой в управлении российским обществом логику «государственно-монополистического капитала», нацеленную на крайнее размежевание, максимальное расхождение граждан страны по размерам их доходов, когда неограниченный разрыв, «правовой беспредел» в уровнях доходов разводит гражданское население по социальным полюсам «собственников» и «работников», «правителей» и «исполнителей». Такое «полярное размежевание» жителей страны по их доходам напрочь отвергает принцип солидарности, социального единения, «нравственного согласия» граждан в построении будущего и пробуждает в обществе революционные настроения, провоцируя беспорядки, подготавливая, в конечном счете, разрушительный социальный взрыв. Если в годы советской власти социальная практика выражала единство материальных интересов руководства страны и простого народа, то сегодняшняя жизнь постсоветской РФ определяется союзом «хозяйственно-политической элиты» с руководством религиозных институтов «духовной власти» по защите корпоративно-клановых интересов высших слоев общества, допуская падение материальной нужды народных масс до «прожиточного минимума» и толкая «нищенствующие» слои населения на революционный экстремизм.

На этом «идейно затемненном» фоне современной российской действительности  третий этап в самоопределении ее социального будущего просматривается в 2-х диаметрально противоположных видах развития исторических событий — революционно-катастрофическом и разумно-оптимистическом, разрушительном и созидательном. В условиях явного нарастания в современном мире угрозы войны цивилизаций и стремительного падения жизненного уровня, обнищания основной массы россиян Кремль должен в экстренном порядке развернуть свою социальную политику в сторону интересов всего гражданского сообщества, а не ради выгоды 10% богатейших семейств. Историческая реальность выносит ныне кремлевскому руководству страны свой вердикт: если оно не утвердит генеральной целью государства благо всех россиян, а не кучки богатеев, то произойдет новая социальная революция. Такой акт по восстановлению идеологии «социальной справедливости» в жизни российского общества вполне соответствует нравственной позиции основной массы русского народа. «Русский человек,  – обозначает Николай Бердяев идеологию русских масс, – даже если грех корыстолюбия и стяжательства овладел его природой, не считает своей собственности священной, не имеет идеологического оправдания своего обладания материальными благами жизни, и в глубине души думает, что лучше уйти в монастырь или сделаться странником» («Новое средневековье. Размышление о судьбе России и Европы». Берлин, 1924 г.). Если требование справедливого распределения материальных благ не свершится уже в наше время, то в третьем десятилетии нового века обязательно произойдет очередная «русская революция», отвергающая безумие власти в насаждении ценностей капитализма и утверждающая социальную справедливость для 90% всех граждан современной России, восстанавливающая полновластие гражданского «Разума» в поступательном развитии российского социума. «Буржуазная идеология,  – подчеркивает Бердяев нравственную отстраненность русского самосознания от диктатуры буржуазных ценностей, – никогда не имела у нас силы и не владела русскими сердцами. У нас никогда не было идейно приличного обоснования прав буржуазных классов и буржуазного строя» («Новое средневековье. Размышление о судьбе России и Европы». Берлин, 1924 г.).

Очень хочется верить, что в жизни постсоветской России созидательный потенциал государственного ума все же возобладает над эгоизмом представителей «хозяйственно-экономического олигархата» и обеспечит на новом этапе развития страны достижение социально приемлемого расхождения уровней доходов «собственников» и «работников» в допустимом интервале 60/40%. Практическое достижение «социально-приемлемой» нормы в разумной дифференциации гражданского населения по уровню доходов станет свидетельством реализации практического перехода российского сообщества от нынешнего этапа «государственно-монополистического капитализма» к более высокой стадии социального конституирования в облике «научно-технотронного общества», настроенного в своей практической стратегии не для раздувания фиктивных объемов «финансовой пустоты», а для производства конкретных «материальных ценностей», выражающих прирост научно-технического могущества людей в управлении природными процессами.

Этот социальный этап претворения научным разумом мирового сообщества конструктивной логики в управлении природными процессами А.И.Субетто обозначает как «ноосферный социализм»: «Ноосфера, – по его определению, – это новое качество Биосферы, в котором коллективный Разум человечества «встраивается» в гомеостатические механизмы Биосферы и планеты Земля и начинает управлять социоприродной эволюцией, соблюдая требования законов-ограничений, диктуемых этими гомеостатическими механизмами. Но чтобы это произошло, и нужна ноосферная социалистическая революция, в том числе ноосферная человеческая революция, которая и охватит весь XXI век» (А.И. Субетто, Миссия коммунизма в XXI веке // «Академия Тринитаризма», М., Эл № 77-6567, публ.25372, 19.04.2019). Если «дикий капитализм» просуществовал в жизни постсоветской РФ около 10 лет (90-е годы прошлого века), а «финансово-олигархический», «государственно-монополистический капитализм» нашего времени существует уже два десятилетия, то утверждение в реалиях российской действительности научно продуманного «информационно-технотронного общества» растянется, судя по исторической динамике, на все 40 лет и достигнет (если, конечно, оно не погибнет до этого в результате конфликта «ядерных держав») своего «идейно зрелого», социально развитого, «ноосферного состояния» лишь к 60-м годам нового века.

И лишь после того, как Россия овладеет намеченным социальным рубежом в освоении природных ресурсов «информационно-технологического уклада» жизни современного общества, начнется подготовительный этап по формированию «социально-политических предпосылок» для сотрудничества мировых цивилизаций по утверждению приоритетов «общественной собственности» в целенаправленном созидании будущего, для перехода человечества от идеологии «ноосферного социализма» нашего века к установлению практических ориентиров «ноосферного коммунизма» века Будущего. Все, в принципе, должно будет свершиться по советским лекалам ХХ века, но с учетом достижений информационной революции нашего столетия, передовых открытий современной науки в познании мировой целостности и государственного конституирования русского разума как генеральной идейной силы в созидании будущего. Влияние этих новых конструктивных сил исторического процесса и обеспечит позитивный итог социального продвижения мирового сообщества от научно организованного, «ноосферного социализма» в осуществлении современного общества «технотронного детерминизма» к практическому созиданию общества «ноосферного коммунизма» как эпохе культивирования «гуманитарно-педагогического разума» в воспроизводства духовной целостности совместной жизни людей будущего столетия. «На высшей фазе коммунистического общества, … когда вместе с всесторонним развитием индивидов вырастут и производительные силы и все источники общественного богатства польются полным потоком, лишь тогда можно будет совершенно преодолеть узкий горизонт буржуазного права, и общество сможет написать на своём знамени: Каждый по способностям, каждому по потребностям!» (К.Маркс. К критике готской программы).

Гореликов Л.А. – д. ф. н., профессор, академик Ноосферной общественной академии наук.

Глобальный социум и проблема выбора человечеством своей исторической судьбы

«Быть или не быть, вот в чем вопрос»

(Шекспир. Гамлет, принц датский)

Наступивший в жизни человечества XXI век характеризуется как эпоха глобализации общественной жизни, как историческое пространство универсализации и генерализации законов коллективной деятельности народных масс в созидании будущего. Наиболее общие контуры социальной реальности могут быть намечены двумя противоположными установками коллективных действий людей — законом абсолютной борьбы противоположностей (диалектический материализм) или же требованием духовного единства социальных сил (классический германский идеализм). Если первый принцип совершенно бесперспективен для человечества, так как отрицает надежду на обретение «прочного мира» как объективного условия достижения мировым сообществом вечной жизни, то вторая установка оставляет такую надежду, требуя от людей лишь максимально продуманных конструктивных действий. Поэтому отвергая идеологию «борьбы противоположностей» как «безумную», губительную для человечества, мировое сообщество должно в максимальной степени подчинить свою деятельность требованиям «единства противоположностей» как открывающим для людей разумный горизонт достойного будущего.

Практическая реализация данного требования предполагает самоутверждение в руководстве общественной практикой наставлений научного разума, нацеленного на познание универсальных законов объективной реальности, предметно запечатленных, согласно наставлениям христианской веры в истину боговоплощения, в чувственных очертаниях окружающей действительности. Если в прошлом историческая динамика человеческого сообщества определялась циклическими колебаниями потенциалов «войны» и «мира» в управлении делами людей, то логика «глобального социума» отвергает законы «насилия» как губительные для человечества и требует решительного самоопределения социальной практики на основе наиболее гуманистических, созидательных наставлений научного разума. Такое генеральное самоопределение жизни современного социума в претворении «глобального будущего» человечества предполагает радикальное смещение социальной практики от приоритетов «научно-технического мышления», допускающих внешнее насилие в достижении конечного результата и управляющих деятельностью людских масс сегодня, к идеальным ориентирам будущего «гуманитарно-педагогического разума», нацеленного на получение полноценного продукта познавательных усилий общества в облике самодеятельной, «созидательной» личности человека. В этом плане вполне оправданными представляются размышления А.С. Никифорова о насущных задачах научной педагогики в развитии современной России (См.: А.С. Никифоров, Предложенный народам России формат реформы Минобрнауки есть «следствие развращённой воли и признак крайнего безумия» // «Академия Тринитаризма», М., Эл № 77-6567,публ.24511, 23.05.2018; А.С. Никифоров, Готова ли наша интеллигенция к созданию государства будущего? // «Академия Тринитаризма», М.,Эл № 77-6567, публ.25314, 02.04.2019; А.С. Никифоров, К инициаторам «Обращения инициативной группы «Будущее России»» // «Академия Тринитаризма», М.,Эл № 77-6567, публ.25243, 06.03.2019 ).

Признавая, что именно научно-философская педагогическая мысль должна обозначить духовно-практическое ядро разумной стратегии развития глобального социума, концентрирующее в своем «гуманитарно-образовательном дискурсе» полноту знаний естественных, технических и социально-философских дисциплин о мировой целостности, я должен указать уважаемым представителям педагогической общественности, что эффективность их стратегии в деле воспитания нового, научно образованного поколения «российских граждан», способных достойно ответить на «глобальные вызовы» времени, будет зависеть в первую очередь от объективно верной и «максимально полной» научной картины мира. Такая предельно обобщенная научная картина бытия предполагает описание объективной реальности в виде преемственного процесса ее исторических трансформаций по законам «универсального времени» как «генерального императива» развития мировой целостности. К сожалению, все мои попытки разбудить руководство страны и коллег по научному цеху от летаргического сна в восприятии угрожающих тенденций в ускоряющемся потоке мирового времени и освободить научную мысль от явных заблуждений прошлого века в оценке временных параметров развития мироздания оказались безрезультатными, не получив должного отклика ни от кремлевских кураторов российской науки, ни со стороны представителей самой научной общественности.

Поскольку именно «ход времени» определяет действительные контуры «будущего», постольку заблуждения «современной науки» в осмыслении исторической перспективы могут стать фатальными для человечества, привести его к«нежданной» социальной катастрофе, к гибели всего мирового сообщества. Сегодня для каждого «рационально мыслящего» индивида, а тем более для ученого мужа, уже не только «аморально», а просто «преступно» не замечать крайне «опасную» логику в исторических трансформациях человеческого сообщества, проходящего каждую новую формационную ступень социального развития в «двое быстрее», за «ополовиненное время» по сравнению с продолжительностью предшествующего этапа, вплотную подводя человечество в наступившем XXI веке к будущему интервалу «нулевого времени», говорящего об отсутствии у «глобального социума» какой-то исторической перспективы, какого-либо «светлого будущего». «Так, еще живой ныне мир «индустриального общества», возникший из огня наполеоновских войн, существует в своих исторических контурах около 2-х столетий (XIX–XX вв.). Предшествовавшее ему общество «просвещенного абсолютизма» жило 4 столетия (ХV–ХVШ вв.). Средневековье, утвердившись в полноте своей религиозной идеи в арабо-исламском натиске на древний мир, охватило 8 веков (VII–XIV вв.). Античное общество, оплодотворенное эстетикой древнегреческого миросозерцания, просуществовало 16 столетий своей исторической жизни (X в. до н. э. – VI в. н. э.). Социальный уклад раннеклассовых цивилизаций эпохи бронзы («азиатский способ производства») охватил своим социальным существом 32 века мировой истории (IV–II тыс. л. до н. э.)» (Л.А. Гореликов, «Конец света» в ноосферном осмыслении современной эпохи // «Академия Тринитаризма», М., Эл № 77-6567,публ.17894, 14.02.2013).

Если экстраполировать наблюдаемую логику «двойного сокращения» исторической продолжительности существования каждой новой общественной формации по сравнению с предыдущей на реалии нашего времени, то мы будем вынуждены признать действительность «завершения» социальной истории человечества в будущем интервале «нулевой длительности». «Соответствие количественных показателей темпорального алгоритма мировой эволюции длительности формационных этапов социальной истории человечества позволяет сделать прогноз, что «постиндустриальная» эпоха народившегося глобально-информационного общества продлится всего одно столетие, захватит лишь ХХI век. В контексте наблюдаемого сжатия социально-исторической действительности в интервал нулевой длительности онтологическая структура времени теряет качественное единство, преемственность в организации общественной жизни и становится дискретной реальностью пересечения разнородных социальных сил, антиномического скрещения нравственных устремлений цивилизаций Юга и Севера, Запада и Востока. Дальнейшая динамика социальной истории человечества будет определяться потенциалом духовной свободы человека в претворении желанного будущего, способной не только к созиданию, но и разрушению бытия, нарушающей непрерывный ток мирового времени» (Л.А. Гореликов, Идейные начала современного «русского мировоззрения» в научно-философской концепции «онтологического символизма» // «Академия Тринитаризма», М.,Эл № 77-6567, публ.22199, 16.06.2016). Поэтому «конец света», о котором пророчествовали древние мифы, не является столь уж бессмысленной фантазией непросвещенного ума: человечество ныне вполне способно само себя уничтожить.

Мировое сообщество в своем историческом развитии ныне вплотную приблизилось к порогу глобальной социо-культурной революции, требующей радикального перестроения общественной практики на основе созидательных ресурсов научного Разума, реализация которых в действительности станет торжеством в жизненной судьбе человечества сил Добра и Правды над духами Зла и Обмана, когда логика познания универсального «объективного Закона» будет направлять развитие мирового сообщества к утверждению в жизни людей социальной Справедливости. Идеальной основой самоутверждения в жизни мирового социума «вселенского духа» объективной Справедливости служит Наука как максимально целостная концептуальная система в постижении объективных законов бытия. Таким образом, исторический прорыв человечества в пространство всемирной Культуры будет связан, в первую очередь, с развертыванием потенциалов Глобальной научной революции, приближение которой мы явно наблюдаем в обобщениях научно-философской системы «ноосферизма», в рациональных прогнозах вербально-символического мировоззрения. Русские народные массы реализовали в новейшие времена своей социально-исторической жизни настолько глубокие и принципиально различные концепции общественного устройства, что ныне лишь безусловная верность научной мысли может подвигнуть их на новые социальные эксперименты в построении общества социальной Справедливости. Поэтому исторической предпосылкой Новой Русской революции в созидании будущего, восстанавливающей идеологию Справедливости в жизни постсоветской России, должна стать Научная революция в понимании универсальных законов мировой целостности. Таким образом, осуществляя планы радикального перестроения научной картины мира, мы приближаем момент самоутверждения русского Разума в развитии глобального социума: это и станет историческим итогом революционных исканий Русского разума.

Возвращаясь к проблеме идейно-нравственного воспитания будущих поколений граждан российского общества в реалиях глобального социума и поддерживая идеологию возрождения «забытых имен» в концептуальном наследии отечественной науки, хочу привлечь внимание представителей педагогической общественности к необходимости тщательной проработки творческого наследия еще одного российского мыслителя прошлого века – С.И.Гессена, покинувшего в прошлом столетии страну после потрясений гражданской войны. По авторитетной оценке знатока отечественной философской мысли профессора П.В. Алексеева, книга «С. И. Гессена «Основы педагогики» по праву может быть названа сейчас, на исходе XX века, одной из лучших книг этого столетия по педагогике» (Гессен С.И. Основы педагогики. Введение в прикладную философию / Отв. ред. и сост. П. В. Алексеев. — М.: «Школа-Пресс», 1995.- 448 с.). Надеюсь, что ученое сообщество «Академии Тринитаризма» по достоинству оценит логику и глубину педагогической мысли нашего соотечественника.

 

Гореликов Л.А. – д. ф. н., профессор, академик Ноосферной общественной академии наук.

Образ глобального будущего в концептуальных исканиях нашего времени

«Вся жизнь цивилизованного общества стала внутренним противоречием, и это не потому, что кто-либо в частности особенно плох, а потому что разложились и выдохлись те представления, те устои, на которых строилась эта жизнь»

Павел Флоренский.

 

Недавнее появление на информационной площадке АТ концептуального проекта в реконструкции «образа будущего» вызвало повышенный интерес у авторов портала (От Редакции АТ, Обращение инициативной группы «Будущее России» // «Академия Тринитаризма», М., Эл № 77-6567,публ.25242, 05.03.2019). Такой интерес к проблеме будущего вполне понятен на фоне глобализации мирового сообщества и нарастающих угроз военного столкновения мировых цивилизаций — западной, направляемой США, восточной во главе с Китаем, южной, представленной ныне ядерными державами Индии и Пакистана, а также Россией как фактическим представителем объединения евразийских, северных народов. В идейную «копилку» означенного концептуального проекта уже поступили предложения воспользоваться при осмыслении будущего идеями П.А.Флоренского в понимании институциональных особенностей разумно устроенного государства (А.С. Никифоров, К инициаторам «Обращения инициативной группы «Будущее России»» // «Академия Тринитаризма», М., Эл № 77-6567,публ.25243, 06.03.2019), уточнить общие контуры научной модели мироздания как рационального основания жизнедеятельности глобального социума (Л.А. Гореликов, Образ разумного будущего как генеральная проблема русской жизни в реалиях глобального социума // «Академия Тринитаризма», М., Эл № 77-6567, публ.25259, 12.03.2019), сформулировать национально-русскую идеологию будущего России (Вадим Сергиевский, Что делать // «Академия Тринитаризма», М., Эл № 77-6567, публ.25274, 17.03.2019), откорректировать методологический инструментарий в научно-философском синтезе контуров мировой целостности. «Раздвоение единого знания на противоположности, — констатирует Е.Н.Антонович, — происходит во всех процессах развития… в т.ч. в науке, философии и религии – это закономерные стадии анализа, начала процесса познания, но его окончание – синтез, возвращающий познанию целостностьдинство духовного и материального начал, заключенного и в истинеединстве теории и практики