История

Звериный оскал китайской военщины

Столкновение на острове Даманском
Столкновение на острове Даманском
Март 06
20:29 2019

В марте исполняется ровно полвека конфликту на острове Даманский. Сегодня этого крохотного кусочка русской земли, затерянного в низовьях Амура, уже нет на картах России: в начале 1990-ых новая демократическая власть передала остров китайской стороне. И никто не вспомнил о беспримерном мужестве советских пограничников, защищавших Даманский в далеком 1969 году.  Никто не вспомнил о том, что каждая пядь земли на Даманском буквально пропитана кровью русских солдат.

О том, как развивался конфликт на Даманском, вспоминает Герой Советского Союза, первый командир легендарной группы «Альфа» генерал-майор КГБ Виталий Бубенин. Весной 1969 года Виталий Дмитриевич носил погоны старшего лейтенанта погранвойск КГБ СССР и служил на советско-китайской границе.

— В ночь с 1 на 2 марта 1969 года против острова Даманский на своем берегу китайцы скрытно сосредоточили батальон солдат численностью более 500 человек, а также две минометных и одну артиллерийскую батареи, — рассказывает Виталий Бубенин. — Батальон был укомплектован и вооружен по штатам военного времени. На следующий день примерно три роты переправились на остров и заняли там оборону. С берегом установили проводную связь. Интересно, что все китайские солдаты, чего не замечалось ранее, были одеты в маскхалаты. Оружие и снаряжение было подогнано таким образом, чтобы не издавать лишних звуков. На острове китайцы вырывали в снегу ячейки, стелили циновки или солому и ложились. Их накрывали другой циновкой и засыпали снегом. Обнаружить их даже с помощью мощного прибора наблюдения было практически невозможно.

Таким образом, китайцы, зная, что советских пограничников на острове будет в общей сложности не более 50 человек, сосредоточили против них полнокровный пехотный батальон с артиллерией. Они рассчитывали на полное уничтожение советских пограничников. А чтобы заманить их в ловушку и вывести на открытую местность под огонь артиллерии, китайцы применили свою обычную тактику, которую использовали во всех предыдущих провокациях.

2 марта 1969 года в 10.40 (по местному времени) 30 военнослужащих китайского погранпоста «Гунсы», как обычно, ускоренным шагом стали выдвигаться в сторону Даманского. Наш пограничный наряд обнаружил их и немедленно доложил по команде. Начальник 2-й заставы старший лейтенант Иван Стрельников поднял заставу по тревоге и доложил оперативному дежурному по 57-му погранотряду. Затем вместе с офицером особого отдела отряда старшим лейтенантом Николаем Буйневичем и взводом пограничников выехал к острову.

Подъехав, наши пограничники спешились. Стрельников отправил свой БТР в укрытие, дабы не давать противнику лишнего повода для провокаций. Дело в том, что в китайской и мировой прессе в то время регулярно появлялись фотографии советских пограничников, заснятых на фоне бронетранспортеров. Видимо, это должно было демонстрировать всему миру нашу агрессивность. Поэтому секретным приказом по КГБ СССР было рекомендовано не «светить» бронетехникой в непосредственной близости от государственной границы.

Группа из 13 человек во главе с сержантом Николаем Дергачом получила приказ преследовать китайцев, которые шли вдоль восточного берега острова, и выдворить их оттуда. Сам же Стрельников вместе с Буйневичем пошел навстречу остановившейся на протоке группе китайцев, чтобы в очередной раз заявить протест и потребовать удалиться с нашей территории. И в этот момент началась сильная стрельба из автоматов и пулеметов. Практически в упор китайцы расстреляли наших пограничников. Из группы сержанта Николая Дергача в живых остался лишь один боец.

Услышав стрельбу, другая группа наших пограничников залегла. Но из низинки, где заняли оборону пограничники, ничего не было видно. Тогда они осторожно выползли из укрытия. Их взору предстала жуткая картина. Китайцы зверски расправлялись с советскими пограничниками.

Вот выдержки из докладной записки начальника медицинской службы 57-го пограничного отряда Тихоокеанского пограничного округа КГБ СССР:

«Медицинская комиссия тщательно обследовала всех погибших на острове Даманском пограничников и установила, что 19 раненых остались бы живы, потому что в ходе боя получили не смертельные ранения. Но их потом, по-фашистски, добивали ножами, штыками и прикладами. Об этом неопровержимо свидетельствуют резанные, колотые штыковые и огнестрельные раны.»

После боя наши пограничники подбирали погибших. По воспоминаниям очевидцев, у всех буквально волосы вставали дыбом от той звериной жестокости, с которой китайские бандиты расправлялись с ранеными бойцами…

Далее события разворачивались следующим образом. 2 марта штаб Тихоокеанского пограничного округа начал внимательно изучать сопредельную территорию, используя все имевшиеся возможности, включая воздушную, радиолокационную и радиотехническую разведку. По линии военной контрразведки были получены агентурные сведения о том, что китайцы готовятся к новому вооруженному нападению на советскую территорию. На ряде участков, прилегающих близко к границе, появились танки и артиллерия, велись инженерные работы, интенсивно перебрасывались войска из тыла.

Стало ясно, что китайцы затевают серьезную провокацию. Разумеется, советская сторона предприняла контрмеры. Была усилена группировка войск в районе Даманского. В прессе публиковались заявления ТАСС. Проводились митинги у китайского посольства в Москве. И все же руководство страны явно недооценивало опасность, исходившую от  китайской военщины. В Политбюро считали, что никто не посмеет напасть на Советский Союз. Однако напали. Ровно через две недели.

15 марта примерно в десять часов утра рота китайских солдат при поддержке артиллерии и минометов атаковала советских пограничников. В течение часа наши бойцы мужественно сражались с превосходящим противником. Атаки следовали одна за другой, пограничники яростно сопротивлялись.

Потеряв несколько человек убитыми и три БТР, наши бойцы были вынуждены отойти на свой берег. Заменив личный состав и подбитые БТР, пополнив боеприпасы, пограничники вновь пошли в бой на остров, который к тому времени уже полностью заняли китайцы, а подступы к нему обрабатывались огнем их артиллерии и минометов. У нас же не было ни одного даже ржавого артиллерийского ствола, чтобы поддержать огнем своих солдат: пограничникам артиллерия не полагалась. Тем не менее, к обеду наши бойцы сумели выбить противника с укрепленного вала и занять его.

Но китайцы вновь открыли по острову массированный огонь из орудийных стволов. Один наш БТР подбили. 7 человек погибли сразу. Через несколько минут подбили второй БТР. Десантная группа под командованием старшего лейтенанта Льва Маньковского покинула горящий БТР и тут же попала под сильный перекрестный огонь. Лев Маньковский приказал солдатам отходить, а сам стал прикрывать их отход. Спасая своих подчиненных, офицер погиб.

Тем временем пограничники настоятельно просили командира 135-й мотострелковой дивизии, дислоцированной неподалеку, поддержать их хотя бы огнем минометной батареи. Но тот, хотя и понимал весь трагизм положения пограничников, не мог отдать соответствующий приказ без указания сверху. А вышестоящее начальство медлило. И не из-за того, что боялось. Логика, которой руководствовалось армейское командование, была весьма простой. Несмотря на ожесточенный бой, события на Даманском все-таки сводились к обыкновенному пограничному конфликту. Такие стычки на границе происходили постоянно. Но если в конфликт втянутся части регулярной армии, то это уже война. А этого командование военного округа не могло допустить, да и не имело права.

Однако к исходу дня стало ясно, что без артиллерии пограничникам не удастся выбить китайцев с острова. И тогда командующий Дальневосточным военным округом отдал приказ командиру 135-й дивизии подавить огневые средства и живую силу противника на китайской территории и уничтожить противника на острове.

Справедливости ради надо заметить, что к 15 марта в районе Даманского была создана мощная группировка советских войск. И теперь настало время ввести ее в бой.

В 17.10 по позициям противника на острове и по китайской территории на всю глубину был проведен десятиминутный огневой залп из минометов. А затем две мотострелковые роты на двенадцати БТРах с пятью танками снова атаковали противника. К вечеру живых китайцев на острове не осталось. По приблизительным подсчетам, китайцы потеряли только убитыми не менее полутысячи человек. Наши потери – 43 пограничника и военнослужащих Советской армии.

За героизм и мужество, проявленные при защите государственной границы, четырем пограничникам было присвоено звание Героя Советского Союза (двум из них посмертно).

Несмотря на неудачу, китайцы не прекратили провокаций на границе. Правда, теперь военные действия были перенесены на несколько тысяч километров к западу – на участок советско-китайской границы в Восточном Казахстане. Уже в мае 1969-го китайские солдаты несколько раз пытались нарушить границу в районе Джунгарских ворот – узкого прохода между горными массивами. А в начале августа советские пограничники заметили подозрительную активность китайцев у озера Жаланашколь (Восточный Казахстан). Как и пятью месяцами ранее на Даманском, группы китайских военнослужащих скапливались вблизи границы, никак не реагируя на предложение советского командования объяснить причины такой активности.

Две советские заставы – «Рудниковая» и «Жаланашколь» — привели в повышенную боевую готовность. 12 августа на помощь пограничникам подогнали два бронетранспортера, а по периметру застав были сооружены укрепления.

На рассвете следующего дня две группы китайских военнослужащих открыто перешли границу Советского Союза. Поначалу китайцев по мегафону просили отойти на свою территорию. В ответ было молчание. Более того, через полчаса им на подмогу выдвинулась еще одна группа солдат. Они окопались на сопке Каменная, устроив там круговую оборону. С советской стороны прозвучало повторное предупреждение покинуть территорию СССР. И тогда китайцы открыли огонь.

Пограничный конфликт вступил в решающую фазу. В течение дня, 13 августа, советские военнослужащие силами двух погранзастав пытались отбить сопку. Это удалось после того, как в бой были введены бронетранспортеры. К вечеру уцелевших китайцев вытеснили на их территорию.

По официальным данным, в результате пограничного конфликта у озера Жаланашколь двое советских военнослужащих погибли и 10 получили ранения. Более 30 участников конфликта были награждены орденами и медалями.

Китайцы потеряли 19 человек убитыми, еще трое попали в плен.

После того, как председатель Совета Министров СССР Алексей Косыгин лично слетал в Китай и провел переговоры с руководством Поднебесной, провокации на советско-китайской границе прекратились. Однако советские военные аналитики в 1970-ые годы не без оснований считали Китай наиболее вероятным и опасным противником. Так, на занятиях в Высшей школе КГБ СССР, например, слушателям прямо говорили, что реальных врагов у нашей страны два: США и Китай. Недооценивать китайцев ни в коем случае нельзя. В любой момент Поднебесная может выставить не менее 20 миллионов профессиональных солдат, спаянных железной дисциплиной. И с каждым годом военное могущество Китая будет расти.

Сейчас, спустя полвека, очевидно, насколько точными оказались эти прогнозы. Китай стремительно становится одним из ведущих игроков на мировой арене, и игроком достаточно жестким. Во всяком случае, как только китайские лидеры сочтут момент подходящим, армия Поднебесной не остановится ни перед чем. А в том, насколько звериным может быть оскал китайской военщины, советские пограничники убедились в марте 1969 года во время вооруженного конфликта на острове Даманский…

 

Сергей ХОЛОДОВ,

историк, член Попечительского совета

Войсковой Православной Миссии

Об авторе