Русский мир

«Знание или Мифология»

Л. Д. Симонович -Никшич у чудотворной иконы Царстенных Мучеников фото Ангелины Ратновской
Сентябрь 08
08:05 2018

I. Русский Монархический Миф

Прошло 100-летие убийства Царской Семьи. Да, напряжение в нашем обществе вокруг фигуры Царя продолжает нарастать. Помнится, как мечтал о «примирении Красных и Белых» наш великий фантаст и не менее великий мечтатель Александр Андреевич Проханов – ан нет, ничего не вышло. Со стороны Красных восстали Бушин, Прилепин, Кургинян, Семин, Хазин, Фурсов, Делягин, а со стороны Белых первыми восстали Воробьевский и Мультатули, ну а потом и целый полк православных монархистов-фундаменталистов. Потом, на время, все как бы взяли тайм-аут, и дискуссия несколько затихла. Но вот наступило лето от Рождества Христова – 2018-е, – год 100-летия убиения Святых Царственных Мучеников, и 150-летия со дня рождения Государя Императора Николая II Александровича, – и напряжение начало нарастать с новой, ещё невиданной силой. Вот, статья «Николай II и Царебожники», появившаяся в полу-красной газете «Советская Россия»:

«Казалось бы: сто лет – приличный срок для того, чтобы осмыслить и переосмыслить, чтобы сделать выводы, а главное – понять, наконец, самих себя и преодолеть раскол в обществе, – пишет автор. – Но, увы, ничего этого не произошло.

Осмысление свелось к схемам и мифологии, раскол только усугубляется, а голос разума еле слышен в шуме перебранки и взаимных обвинений. Мифология, заменяющая знание и препятствующая рассуждению, так прочно вошла в сознание многих сограждан, что они «видя не видят, и слыша не слышат и не разумеют» (Мф 13:13), предпочитая веру знанию, а эфемерность реальности.

В сегодняшней России, как в каком-нибудь доисторическом обществе, мифологизировано буквально все, что было в прошлом: персоны и события, нравы и традиции, образ страны до 1917 г. и противостояние после 1917 г. И ладно, если бы мифологизация эта была связана с освоением мира, с обобщением в символической форме (соц-реализм, – Л.Д.С-Н) полезной информации. Но нет! Современные мифы не таят в себе ничего, кроме мечты об утраченном рае, о справедливом царстве (Царстве, – Л.Д.С-Н)

Нет ничего удивительного, что одной из самых мифологизированных стала личность последнего императора Николая II, человека, оказавшегося на самом острие противостояния и невольно сделавшегося камнем преткновения. В 2018 г. исполняется 150 лет со дня его рождения и 100 лет со дня гибели, вокруг которой сложилась самостоятельная мифология… Более того, поведение людей, заявляющих о почитании царя святым, представляется либо неискренним, либо необъяснимым… – удивленно пишет автор, и продолжает:

Причисление царской семьи к лику святых – это широкий шаг в сторону десоветизации, а возможно, и последующего восстановления монархии…»

Смотря какой Монархии, – скажем мы. Вот, например, недавно в Санкт-Петербурге прошел очередной Международный Экономический Форум. Открывал его Мэр Санкт-Петербурга Георгий Полтавченко. На торжественном открытии, рядом с ним стоял, отрастивший себе красивую пушистую бородку, Престолонаследник Его Высочество Государь Георгий Михайлович Романов-Гогенцоллерн… А его родная матушка – Государыня Императрица Мария Владимировна Багратиони-Корби-Гогенцоллерн-Мухранская, род которой идет одновременно и от Царя Давида и от Магомета – так та вообще: возьми и самостоятельно прошествуй 15-ть километров по только что построенному Крымскому мосту. Как бы – и мост открыла, и Крым, и Новую Монархическую Эру в истории Российской Империи…

Но не эта Гогенцоллерновская монархия – популярна среди монархистов. Не эта. А какая же? Или, может, есть ещё другая? Да, есть. Во-первых, Царь-Патриарх из «секты» о. Рафаила Берестова. И ещё, по крайней мере, с десяток тайных, до времени скрывающихся от глаз антихриста, русских царей. Да, да, они есть, они ходят по лесистым дорогам, по неведомым дорожкам –

 

Где чудеса, где леший бродит,

Русалка на ветвях сидит,

О них молва идет в народе

И молвь вокруг столбом стоит:

 

Он есть, он есть, его видали,

Святого Русского Царя,

Его намедни провожали

В дорогу Три богатыря.

 

И он побрёл, в лаптях, с котомкой,

И с картузом на голове,

С волшебной Царскою иконкой

С Крестом тяжелым на спине.

 

Наступит день, Народ узнает

Свово последнего Царя

И Русь забьется, зарыдает,

Священной верою горя.

 

И мы падем все на колени,

И тот, и этот, ты и я,

И убежит из гроба Ленин

Увидев Русского Царя…

 

Россия, Господи, Россия –

Тебя измучил Сатана –

Но Царь придет – изгонит Вия

И зарыдает вся страна.

 

И мы воскликнем, Боже Правый!

Ты дал нам Русского Царя,

Чтоб возродить былую славу,

Очистив земли и моря.

 

Грядет наш Царь, чтоб править нами,

Чтоб нас от нечисти спасти,

Чтоб Монархическое Знамя

Нам всем до гроба пронести …

 

….

Вот такого Царя с великой надеждой чает весь монархический русский люд.

Вот ещё одно стихотворение, которое ярко иллюстрирует эти чаяния и эту веру:

 

Вновь к стране, позабывшей себя,

Где сердца остывают как зимы,

Царь придет, нас, как прежде, любя,

Взорам грешным до срока незримый.

 

Чтоб забрезжила в небе победа,

Чтобы снова открылись скрижали –

К тем придет, кто Его и не ведал,

И туда, где его и не ждали.

 

Он придет не властителем даже,

Без секиры в деснице подъятой,

В ополченца простом комуфляже,

В МЧС-совской робе измятой.

 

Пусть клеветы шипят не смолкая,

Пусть неверье осклабилось маской!

Вброд к затопленным детям Алтая,

И под бомбы к старухам Луганска.

 

Ты приди, государь из безсмертья,

Воротись со звезды полуночной!

Нет защиты у русских на свете

И прожить без тебя нам не мочно.

 

Вновь державу Твою, как и встарь,

Перестроят под офис и биржу,

Удержи Ты ей, Государь!

Пусть Тебя я до смерти увижу!

 

Отвергаю, как злые виденья,

Перестройки и перезагрузки,

Все, кто верил, да будут блаженны,

Под незыблемым скипетром Русским.

 

7 июля 2014             АНТОН ВАСИЛЬЕВ

 

.  .  .

И все эти чаянья никакая не «Мифология», как пишет «Советская Россия», а самое настоящее Упование и Вера, которая короче всего выражена в этих вот четырех строчках:

Упование мое Отец,

Прибежище мое Сын,

Покров мой Дух Святый:

Троице Святая, слава Тебе.

+ + +

 

А некоторые, более решительные монархисты пишут даже отповеди в стихах:

Анатолий Евсеенко. «ХУЛИТЕЛЯМ ЦАРЯ»

Выбирать бы тон и слова вам

Надлежало, не раня слуха:

Называя Царя кровавым,

Вы хулите Святаго Духа.

 

Царь наш свят и его святая

Кровь на вас и на ваших слугах.

Из наветов венки сплетая,

Вы и сами тонете в слухах.

 

Восхожу к Царю с Крестным ходом,

Презирая домыслы ваши.

Породнился я с Царским родом,

Причащаясь из той же Чаши.

 

Точно змей попираю сплетни, —

Не политкорректен я боле,

Причастившись муки столетней

И любви, как сладчайшей боли.

 

2008 г.

 

Впрочем, напряжение нагнетается не только со стороны красных. Начало реагировать и волноваться и само Государство. Вот, на моей страничке в фейсбуке появилось такое-вот сообщение от Ивана Есаулова:

«Официальные представители ногомячизма в РФ (иными словами, «Российский футбольный союз»), те самые, которые – за последние десятилетия – довели футбол в РФ до состояния полного ничтожества (чего нельзя, очевидно, сказать о «состояниях» наших ногомячистов – от «футболистов» до их агентов и всевозможных «владельцев» клубов, с их тёмными «агентами по продажам», тех самых «клубов», которые в громадном большинстве своем «зачем-то» поддерживаются бюджетом РФ), сделали замечательный «подарок» русскому народу к Троице (и, одновременно, к чемпионату мира по футболу в РФ). Точнее, «подарок» той части его, кто еще не забыл о существовании исторической России. РФС ЗАПРЕТИЛ демонстрировать флаг РОССИЙСКОЙ ИМПЕРИИ на трибунах, приравняв это историческое наследие России к другим запрещенным символам: свастике, знаку Ку-клус-клана, флаги Третьего рейха и т.п. При этом ни слова о СОВЕТСКОЙ символике. Это всё, что нужно знать о «предпочтениях» РФ, так замечательно репрезентированных РФС.

Автор – д.ф.н. И.Есаулов».

Вот так. Государство под названием Российская Федерация, по сути дела запрещает Черно-Золото-Белую «Имперку», т.е. официальное Государственно-Державное Знамя Российской Империи во время её наибольшего рассвета…

Но мы, Хоругвеносцы, на праздник Троицы – прошли по русским полям и лесам Церковным Крестным Ходом. И впереди шло Знамя – Черно-Золото-Белое Знамя Великой Российской Империи с нашитой на него иконой Пресвятой Троицы! То есть мы шли именно

– Во имя Отца

– и Сына

– и Святаго Духа.

Аминь.

Или, говоря по-Сербски:

– Слава Оцу

и Сину

и Светоме Духу

и сада и увек

и у векове векова.

А – ми – и – и – нь . . .

 

Господи, Иисусе Христе, Сыне Божий, помилуй нас грешных !

Пресвятая Троица – спаси нас !

+ + +

II. «Полная оккупация России»

А ведь если бы в России не произошла «Великая Октябрьская революция», если бы не убили Царя и Его Семью, то Россия сейчас была бы самой сильной страной мира. И мы, Русские люди все эти 100 лет не пили бы, не помирали, и не писали такие вот стихи:

 

Муж расстрелян, сын в тюрьме,

Помолитесь обо мне…

Или вот такие:

Этот спился, тот убит…

Русью правит Вечный Жид.

Споро Дьявол Русью правит:

Этого пойлом отравит,

Тот от пьянства упадёт,

Сокращается народ.

 

Этому главу отрежет,

А того поймает в мрежу,

Пусть он бьется, словно сом –

Пусть глотает в горле ком.

 

Хорошо идут делишки

У извечного жидишки,

Управляет с огоньком

Наш подземный управдом:

 

Девки в баре лихо пляшут,

Парни лихо водку пьют,

Ну а кто что если скажет,

Все равно тебя убьют.

 

Я клянусь, что это дело,

Все кружится и летит –

Этот праздник ошалелый –

Закрутил извечный Жид . . .

 

Да, именно так. Вот уже почти сто лет Россией правят дети и внуки «ленинской гвардии», во главе с отцом их дьяволом. И началом этой дьявольской свистопляски было убийство Распутина, а за ним – главное убийство Истории России – мученическое убиение Царя Николая Второго и Его Семьи. И пошло-поехало. Сорвалась с цепи страшная шальная сила. И вырвавшийся из Преисподней Дьявол начал бичевать Русскую Землю. И власть в России полностью захватили видимые бесы – Ленин, Троцкий, Свердлов, Дзержинский, Зиновьев, Урицкий, Голощекин, Юровский, Войков, Сафаров, Бела Кун, Землячка-Залкинд, Вихман, Саенко, Роза Шварц… И имя им воистину Легион…

Но вот где-то в 50-е годы время Великого Красного Террора – кончилось. Русская аристократия, духовенство, офицерство, интеллигенция, поэты, писатели, художники были истреблены почти полностью. Маркс, Энгельс, Ленин, Троцкий, Свердлов – все они торжествовали в Аду. Но жизнь, как говорится, не стоит на месте. И это самое место, точнее, места, где работали русские типа Менделеева, Жевахова, Нилуса, Достоевского, Крестовского, Аполлона Григорьева, Блока Гумилева, Есенина, – все эти места, на которых и вырабатывается истинное лицо нации – все эти места заняли – евреи, тюркско-хазарского происхождения. В науке вместо Менделеева появился какой-нибудь Понзер, или Пельнзер, или Певзнер, или Познер, в поэзии вместо Блока и Есенина – Маркиш, Алтаузен и Багрицкий. В прозе вместо тех же Достоевского и Крестовского – Бабель и Каверин. В критике и литературоведении вместо Веселовского и Жирмунского – Шкловский, Брик, Коган, Авербах и Берлиоз. В музыке – Гершвин, Шнитке, Цфасман и Рознер, Розенбаум и Шуфутинский . . .

И понеслась свистопляска. Закружился Бал Сатаны. И никакой не Воланд с Котом-Бегемотом там заправляли, и никакая не Маргарита Николаевна встречала гостей на вершине лестницы, а старый пархатый дьявол, с таким же пархатым Авербахом, а рядом с ними не Кот-Бегемот, а все эти Шкловские и Коганы, Розенбаумы, Кушнеры, Гинзбурги, Гинсберги, Гинсборо, Маркиши, Маршаки, Шатровы, Вознесенские . . .

И так везде, во всех сферах, которые касались любых, совершенно любых, гуманитарных областей. И особенно это было видно в огромной, непомерно разросшейся системе Академии общественных наук СССР, во всех её институтах и в их отделах и отделениях. Тут я могу говорить как свидетель истинный, потому что так получилось, что начиная примерно с конца 70-х и до конца 80-х я работал в разных учреждениях этой самой, полностью захваченной видимыми бесами – системе…

Сначала я каким-то чудом устроился в отдел Литературоведения Библиотеки Иностранной литературы имени Рудомино. Фамилия, как я понимаю, происходит от некоего рудо-мета, то есть кровопускателя. Собственно, вот для начала весь список этих самых мест, где и тогда, и теперь засели совсем не русские люди.

  1. ВГБИЛ. – Библиотека Иностранной Литературы имени В.И Ленина – тогда она так называлась.
  2. ИНИОН – Отдел зарубежного литературоведения Института научной Информации по Общественным наукам.
  3. Славянское отделение филологического факультета Московского Государственного Университета имени Ломоносова.
  4. Аспирантура Института Славяноведения и Балканистики, опять же, АН СССР.
  5. Иностранная комиссия Союза писателей СССР.
  6. ВИНИТИ. Отдел соц-стран института Научной и Технической Информации Академии Наук СССР.
  7. Издательство «Художественная Литература».
  8. Издательство «Прогресс», позже переименованное в «Радугу».

И всё это закончилось «Школой Бального танца», в старинной дворянской усадьбе в Сокольниках, где я работал уже не научным сотрудником, а Ночным Сторожем… И эта моя работа – и вообще жизнь Ночного Сторожа – была, пожалуй, самым интересным и самым романтическим, и даже самым мистическим местом работы.

Но и тут, и на первом, и на втором этаже властвовали – опять же, совсем не русские люди. Русские же находились в подземелье…

Поэтому я с полнейшей ответственностью могу сказать: все главные идеологические места в России захвачены невероятно сплоченной «организацией» или «системой», поэтому талантливым русским людям в, так сказать, высших интеллектуальных областях – хода нет. Именно «русским», а не «советским». Ибо если ты «советский», то ты обязательно борешься с тысячелетней монархической черносотенной Россией.

+ + +

III. «Явление Консультанта или Миф об Иисусе Христе»

И последний пример этой борьбы – битва Цареборцев с Царебожниками, которая разгорается с новой силой. Вот ещё некоторые места из статьи в «Советской России»:

«Сегодня поклонники царя заявляют, что против его власти боролись «дети сатаны» (имеются в виду слова Иисуса Христа «Отец ваш дьявол!.. – Л.Д.С-Н), и неприятие государя их духовными потомками – не что иное, как «инфернальщина». Тем не менее, никакой мистики, «ничего непонятного тут нет», – считает автор. – Даже земная жизнь Иисуса Христа, – пишет он, – понятна с точки зрения советского человека»…

С такой точкой зрения, что в жизни Господа нет никаких чудес и всё совершенно понятно, мне в последнее время приходится (приходилось) встречаться не раз (довольно часто). Хотя есть и сомневающиеся: особенно евреи… Вот, например, статья из Интернета: «Почему евреи не хотят принимать христианство?»

Читаем:

«Для того, чтобы можно было решить, является ли Иисус Мессией, нужно прежде всего разобраться с самим термином «Мессия», понять, что он включает в себя. Прежде всего надо иметь в виду, что само понятие «прихода Мессии» введено пророками древнего Израиля; именно наличие их пророчеств и заставляло людей ожидать прихода Мессии. Таким образом, если человек объявляет себя (или кто-то объявляет его) Мессией, то следует проверить, соответствует ли этот человек пророчествам о Мессии, совершил ли он то, что древнееврейские пророки ожидают от Мессии.

В древних библейских пророчествах Мессия – это царь и духовный вождь еврейского народа. При жизни и правлении Царя-Мессии совершится процесс «Геула», «Избавление», – иначе говоря, освобождение и возрождение всего мира. Это возрождение представлялось пророкам происходящим в объективной реальности, явным и несомненным для всех людей. Прежде всего, во времена Мессии прекратятся войны, настанет всеобщий мир и благоденствие, и все люди, наслаждаясь покоем и гармонией, смогут посвятить себя познанию Бога и духовному совершенствованию.

Описывая мессианские времена, пророк Исайя (60:16-22) говорит:

И народ твой – все праведники, ветвь насаждения Моего, дело рук Моих во славу навеки унаследуют эту страну… Я, Господь, в назначенное время ускорю это.

А пророк Иеремия (23:5) говорит о Мессии, потомке Давида, так:

Вот, наступят дни, – сказал Господь, – когда взращу Я Давиду праведного потомка, и будет он царствовать, и будет мудр и удачлив, и будет вершить суд и правду на земле. Во дни его Иеhуда будет спасен, и Израиль будет жить в безопасности; и вот имя его, которым назовут его: «Господь – справедливость наша».

Исайя (2:4) подчеркивает, что дни пришествия Мессии будут эпохой межнациональных и социальных перемен: «И перекуют все народы мечи свои на орала [т.е. плуги] и копья свои – на серпы; не поднимет меча народ на народ, и не будут больше учиться воевать». Мир, всеобщее братство людей и прекращение насилия – самые главные приметы наступления мессианских времен.

В этих пророчествах есть одна очень существенная особенность, на которую следует обратить внимание: для еврейских пророков духовное возрождение мира неотъемлемо от объективных социальных перемен в реальной действительности. Во-первых, Мессия пророков – не божество, а реальный человек из плоти и крови, потомок царя Давида. Во-вторых, в центре внимания пророков находится, в сущности, не сама личность Мессии, а те задачи, которые перед Мессией стоят, те изменения, которые он вносит в мир. Это общая и характерная черта мировосприятия иудаизма, для которого истинная духовность всегда реализует себя в материальном: для того и создан человек, чтобы одухотворить и освятить, «возделать» окружающий мир – и себя вместе с ним.

Только осознав характер мессианских предсказаний древнееврейских пророков, – продолжает еврейский автор, – мы можем представить себе, каким страшным ударом для первых христиан явилась смерть человека, которого они считали Мессией. Ведь, как известно из евангелий, и сам Иисус, и его соратники, как и все другие евреи в его время, безусловно признавали авторитет пророков. Иисус погиб, так и не совершив ничего из того, что было предназначено и чего ждали от мессианских времен, – как же теперь можно было продолжать верить в его мессианство? Мы можем представить себе, что многие евреи, страстно ждавшие Избавления и привлеченные яркой личностью Иисуса, считали его возможным Мессией. Его смерть поставила их перед тяжкой дилеммой: с одной стороны – пророчества, ясно очертившие деяния, которые должен совершить Мессия; с другой стороны – их мессианские надежды на Иисуса. Большинство евреев, современников Иисуса, с горечью признались себе в том, что они ошиблись и что Бог еще не послал Избавления Своему народу: Мессия еще не пришел. Вновь нужно было ждать истинного Спасения – ждать столько, сколько будет нужно, как бы ни была сильна тоска по Избавлению».

То есть – добавим от себя – для евреев «Мессия» это хоть и необыкновенный, но всё же человек, а не Бог Иисус Христос, и не Сын Божий. Более того, Талмуд, да и всё еврейское предание считает Иисуса Христа просто обманщиком.

«А теперь перейдем, – пишет далее тот же еврейский автор, – к свидетельствам, почерпнутым из язычес­ких источников. Следует сказать, что даже самые ранние из них – более позднего происхождения, чем приведенные выше, иудейские; иначе и быть не могло. Обширные области Римской империи находились на значительном удалении от Палестины, и с большим запозданием достигали центра вести, даже много более волнующие общественное мнение, чем сообщения о некоем пропо­веднике в захудалой провинции, закончившем к тому же жизнь на кресте как мятежник, подвергшийся каре вместе с разбойника­ми. Поэтому наивно звучат вопросы, почему о Христе ничего не упоминают его римские современники – Сенека, Плиний Стар­ший или Тит Ливий!

Однако уже писатели следующего поколения не могли обойти вниманием существование Иисуса Христа: они соприкасались, конечно, не с Ним лично, но оказались свидетелями появившейся и разраставшейся Христианской Церкви и входили в прямой или косвенный контакт с христианами. Явление было новое, вызыва­ло много толков, реакция общества была в основном презритель­ная или враждебная, что и нашло отражение в ряде высказыва­ний писателей того времени».

Меня в этом еврейском тексте больше всего поразила фраза: «Почему о Христе ничего не упоминают его римские современники – Сенека, Плиний Старший или Тит Левий!» – чем-то очень знакомым повеяло…

А-а! Ну, да, вот чем:

«… Речь эта, как впоследствии узнали, шла об Иисусе Христе. … И Берлиоз хотел доказать поэту, что главное не в том, каков был Иисус, плох ли, хорош ли, а в том, что Иисуса-то этого, как личности, вовсе не существовало на свете и что рассказы о нём – простые выдумки, самый обыкновенный миф…

Надо заметить, что редактор был человеком начитанным и очень умело указывал в своей речи на древних историков, например на знаменитого Филона Александрийского, на блестящее образованного Иосифа Флавия, никогда ни словом не упоминавших о существовании Иисуса. Обнаруживая солидную эрудицию, Михаил Александрович сообщил поэту, между прочим, и о том, что в 15-й книге, в главе 44-й знаменитых Тацитовых «Анналов», где говорится о казни Иисуса – есть, ни что иное, как позднейшая поддельная вставка…

– Нет ни одной восточной религии, – говорил Берлиоз, – в которой, как правило, непорочная дева не произвела бы не свет бога. И христиане, не выдумав ничего нового, точно так же создали своего Иисуса, которого на самом деле не было в живых. …

… Высокий тенор Берлиоза разносился в пустынной аллее, и по мере того, как Михаил Александрович забирался в дебри, в которые может забираться, не рискуя свернуть себе шею, лишь очень образованный человек, – мы узнавали всё больше и больше интересного и полезного и про египетского Озириса, благостного бога и сына Неба и Земли, и про финикийского бога Фаммуза, и про Мардука, и даже про менее известного грозного бога Вицлипуцли, которого весьма почитали некогда ацтеки в Мексике.

И вот как раз в то время, когда Михаил Александрович рассказывал поэту о том, как ацтеки лепили из теста фигурку Вицлипуцли, в аллее показался первый человек …»

Боже, как люди пишут! Как написано это про всех эти Озирисов и Фаммузов!.. И ведь правда, ведь правда – стоило великому критику и главе МАССОЛИТА Михаилу Александровичу Берлиозу, рискуя свернуть себе шею, заговорить о грозном ацтекском божке Вицлипуцли, как в конце аллеи замаячила фигура первого появившегося в этот жаркий вечер на Патриарших… загадочного человека… Он подошёл к нашим писателям и заговорил:

– Извините меня, пожалуйста, – заговорил подошедший с иностранным акцентом, но не коверкая слов, – что я, не будучи знаком, позволяю себе… но предмет вашей ученой беседы настолько интересен, что…

Тут он вежливо снял берет, и друзьям ничего не оставалось, как приподняться и раскланяться. …

– Извините меня, – сказал незнакомец, – я забыл представить себя вам. Вот моя карточка, паспорт и приглашение приехать в Москву для консультации, – веско проговорил неизвестный, проницательно глядя на обоих литераторов. …

– Вы в качестве консультанта приглашены к нам, профессор? – спросил Берлиоз.

– Да, консультантом.

– Вы – немец? – осведомился Бездомный.

– Я-то?.. – Переспросил профессор и вдруг задумался. – Да, пожалуй, немец… – сказал он.

– А у вас какая специальность? – осведомился Берлиоз.

– Я – специалист по черной магии.

«На тебе!» – стукнуло в голове у Михаила Александровича.

– И… и вас по этой специальности пригласили к нам? – заикнувшись спросил он.

– Да, по этой пригласили, – подтвердил профессор и пояснил: – Тут в государственной библиотеке обнаружены подлинные рукописи чернокнижника Герберта Аврилакского, десятого века, так вот требуется, чтобы я их разобрал. Я единственный в мире специалист.

– А-а! Вы историк? – с большим облегчением и уважением спросил Берлиоз.

– Я – историк, – подтвердил ученый и добавил ни к селу, ни к городу: – Сегодня вечером на Патриарших прудах будет интересная история!

И поманив обоих к себе, прошептал:

– Имейте в виду, что Иисус существовал.

– Видите ли, профессор, – принужденно улыбнувшись, отозвался Берлиоз, – мы уважаем ваши большие знания, но сами по этому вопросу придерживаемся другой точки зрения.

– А не надо никаких точек зрения! – ответил странный профессор, – просто он существовал, и больше ничего.

– Но требуется же какое-нибудь доказательство… – начал Берлиоз.

– И доказательств никаких не требуется, – ответил профессор …»

Да, да, именно этот отрывок из главы «Никогда не разговаривайте с неизвестными» из великого русского романа ХХ века напомнила мне фраза:

«Поэтому наивно звучат вопросы, почему о Христе ничего не упоминают его римские современники – Сенека, Плиний Старший или Тит Левий!» …

Собственно, и «Советская Россия», и современные еврейские интеллектуалы, и интеллектуалы-язычники – повторяют всё те же веками звучащие фразы про Сенеку, Плиния Старшего или Тита Левия, или же Филона Александрийского, Иосифа Флавия и Тацитовые «Анналы». И твердят, и твердят, твердят, что никакого Такого Христа – вообще в природе не существовало. А если и есть какие-нибудь свидетельства о Нём, то их надо просто уничтожить. Чтобы и памяти не осталось. Как это делали большевики в течении почти что ста лет. Впрочем, не только большевики …

+ + +

IV. «Оседающий пепел» или «правду говорить хорошо и приятно»

То, что я здесь напишу, вряд ли кто-нибудь напечатает, ибо настоящую правду говорить хоть «хорошо и приятно», но печатать почему-то никто не желает… Да, да. «Именно так» – как часто повторял наш великий координатор Юрий Николаевич Агещев.

Ведь все мы до сих пор очень плохо понимаем, какой величайший подвиг совершил Михаил Афанасьевич Булгаков, 15-ть лет работая над своим «мистическим романом» без права его опубликования и даже без минимальной надежды на это. И смотрите-ка, роман всё-таки был опубликован. Пусть сначала и в урезанном, точнее «обрезанном» советской цензурой виде. Но позже он был уже опубликован и полностью, и даже разные его вариации, отражающие работу автора над своим «произведением»…

Но ведь правду, всю правду, всю нашу Русскую правду, так и не выразил ни один писатель, ни в одном романе…

И так всегда: читаем Ивана Солоневича и Ивана Ильина, и не верим, что и они говорят всю правду, а как бы правду с приставкой «полу», потому что и там на Западе никакой настоящей правды сказать нельзя. Вот, например, был такой замечательный английский учёный Ричард Бартон. Он написал огромный труд о еврейских ритуальных убийствах христианских детей и на Западе и на Востоке. Собрал огромный материал. При жизни книгу опубликовать не удалось. Но вот он умер, и вроде бы… Но не тут-то было. Евреи обращались к сильным мiра сего, евреи подавали в суд. И великую рукопись Ричарда Бартона в итоге отдали им. И они её, разумеется, ритуально сожгли. Жгли и плясали вокруг костра свой ритуальный танец «суккот» или «семь сорок», или как там, у них, называется – этот ритуальный танец, когда совершается убийство всего святого, заколение невинной христианской жертвы.

Правда, в Интернете все пишут, что его рукописи, как «ненужный хлам» сожгла безутешная вдова. И только ROSH MOSOH, он же Николай Козлов, он же Андрей Щедрин, ясно пишет, что рукопись этой воистину великой книги захватили и уничтожили – евреи.

Так что – Правду, конечно, «говорить хорошо и приятно», но рукописи, дорогой Михаил Афанасьевич, оказывается, «горят». И только дымок вьётся, да пепел оседает в железной еврейской печке…

Да и то: ведь «дискуссия о реальности Иисуса Христа», о ритуальном убийстве Царя и Его Семьи, т.е. битва между Цареборцами и «Царебожниками» не кончится никогда. И мы, Хоругвеносцы, стояли и будем стоять за Христа, Царя, Монархию и Россию.

Как сказал Святой Благоверный Великий Князь Александр Невский:

«На том стоим, и стоять будем!»

Будем стоять:

во  Имя  Отца,

и  Сына,

и  Святаго  Духа!

или как написано на наших знаменах:

Православие или Смерть !

А минь.

В заключение: вновь зададимся вопросом. Так что же важнее: миф или «научная картина мира»? Ответим прямо. Всю свою историю человечество живет мифом. Ибо миф – это не просто наше «коллективное безсознательное». Миф – это «безсознательное» сугубо сакральное. И поэтому никакая «позитивная картина мира» никогда не сможет победить нашего Русского мифа – мифа о вечном Священном Русском Царстве и о Царе Искупителе Николае Втором Александровиче. И «Русский миф» о ритуальном убийстве Святых Царственных Мучеников – в душе Русского народа будет жить всегда, и ныне, и присно, и во веки веков.

А минь!..

 

Глава Союза Православных Хоругвеносцев,

Председатель Союза Православных Братств,

Предводитель Сербско-Черногорского

 Савеза Православних Барjяктара

Леонид  Донатович Симонович-Никшич

 

+   +   +

Об авторе