Экономика

Землетрясение в Японии: вызов мировой экономике

Март 14
13:14 2011

Землетрясение в Японии: вызов мировой экономике


Землетрясение, произошедшее в Японии, требует от меня реакции. Много лет меня спрашивали, какое событие может вызвать уже безостановочное движение на пути кризиса.


Отмечу, что «безостановочных» движений практически не бывает (в этом смысле мы уже давно находимся в кризисе), но не будем спорить по мелочам. Принципиально то (и я об этом говорил неоднократно), что не исключено, что таким «триггером», который запустит кризис в острой и явной для всех форме, может стать внешний по отношению к чисто экономическим процессам фактор. В числе возможных вариантов называлось и мощное землетрясение в Японии. И вот на днях оно случилось, самое мощное за 150 лет, так что нужно открыто и прямо дать ответ, какие будут следствия.


Прежде всего нужно дать ответ на главный вопрос: я считаю, что в ближайшие дни обвала на рынках и начала катастрофы не будет. А теперь перейдем к деталям. Во-первых, несмотря на катастрофические последствия непосредственно для Японии, на мировую экономику прошедшие события повлияют значительно менее серьезно. Не Япония сегодня является ключевым регионом, главным образом из-за того, что ее спрос для остального мира играет куда меньшую роль, чем, скажем, спрос США или Китая с Индией. Кроме того, в Японии не принято полностью страховать серьезные риски, а значит, главная проблема таких катастроф – колоссальные страховые выплаты – здесь не так критична.


Во-вторых, из-за того, что проблемы Японии требуют восстанавливать разрушенное (в т. ч. промышленные предприятия), в мировой экономике проявится некоторое оживление. Мы неоднократно отмечали, что в последние месяцы главной проблемой реального сектора экономики была невозможность получения прибыли. Сейчас (пусть и не для всех) такая возможность появится, что несколько оживит ситуацию.


В-третьих, необходимость репатриировать капитал в страну приводит к росту курса иены, что частично компенсирует падение акций японских компаний. При этом для некоторых из них падение будет достаточно краткосрочным (тех, которые смогут использовать посткризисный «бум»), хотя некоторые, конечно, серьезно пострадают – например, автопроизводители. Хотя и тут есть вопросы, поскольку спрос на их продукцию упадет внутри Японии, а внешние условия не изменятся.


В-четвертых, самое слабое место современной экономической системы – фондовые рынки. Главным образом из-за того, что они держатся на большом количестве «физиков», т. е. частных лиц, которые играют на этом рынке с большим «плечом» (т. е. доля заемных средств в тех суммах, которые были потрачены на покупку пакетов акций, достаточно велика, причем в последние месяцы она росла). Денежные власти прекрасно понимают, что удержать этих лиц от выхода с рынка в том случае, если он начнет быстро падать, практически невозможно. А значит, панику необходимо предотвратить любой ценой, и соответствующие инструменты у них есть. Прежде всего это пресловутая эмиссия и крупнейшие банки, которые могут быстро доставлять на рынки эмиссионные деньги (например, предложить крупным банкам начать массовый выкуп своих собственных акций). Поскольку таких обвалов, при которых половина компаний растет, а половина падает, не бывает, такая кампания, скорее всего, позволит предотвратить самые серьезные проблемы.


Как я уже отмечал, массовый отток частных денег (с соответствующим мультипликатором) предотвратить будет трудно (вспомним май 2010 года), но «физики» склонны смотреть не на фундаментальные показатели, а на сиюсекундную конъюнктуру, которая как раз достаточно хорошо (почти всегда) регулируется такими кампаниями, дирижируемыми денежными властями. Иными словами, если панику удастся предотвратить, то основные неприятности можно будет отложить на некоторое время. Отметим, кстати, очень удачное обстоятельство: если бы землетрясение произошло в середине недели, это могло бы закончиться на фоне новостного ряда резким обвалом, а так за выходные напряженность несколько рассеялась.


Другое дело, что коррекция на рынках все равно назрела, и ее необходимо провести. Понятно, что делать это прямо сейчас крайне опасно, поскольку локальный спад может вызвать истерику у частных инвесторов, но вот по итогам двух-трех недель после кризиса, после соответствующей обработки широкой публики, коррекцию все-таки придется сделать. Собственно, теоретически она должна произойти «сама собой», но тут – как раз тот случай, когда нельзя пускать дело на самотек, поскольку паника может начаться в любую секунду.


Если мы посмотрим ситуацию последних месяцев в США, то увидим два фактора, которые, судя по всему, становятся устойчивыми трендами. Это рост потребительской инфляции (который в последние месяцы, по официальным данным, находится на уровне 0,4% в месяц, а в реальности, скорее всего, выше 0,5%) и падение потребительской уверенности (скорее всего, из-за роста цен на бензин). Эти факторы не столь значимы на краткосрочных интервалах, но уже в среднесрочных становятся ключевыми. Более того, рост инфляции, скорее всего, показывает, что реальный сектор не исчерпал резервы принятия издержек «на себя» и, несмотря на сложности со спросом, вынужден поднимать цены. Если это так, то процесс не просто продолжится, но еще и ускорится. А это значит, что вероятность резкого обвала рынков на любой, вроде бы безобидной коррекции существенно вырастает.


В общем, резюмируя, можно сказать, что события в Японии не стали детонатором кризиса, но внесли свой вклад в развитие кризисных процессов. В частности, они потребовали еще более усилить контроль денежных властей над рынками – контроль, который по определению не может быть всеобщим. Особенно в ситуации, когда устойчивость этих рынков быстро падает.