Экономика

Зеллик сказал такое, что у всех отвисли челюсти

Ноябрь 20
04:11 2010

Зеллик сказал такое, что у всех отвисли челюсти


Все-таки я не зря потратил столько времени на комментарии к решению ФРС. Казалось бы, все было ясно задолго до официального решения, и само решение оказалось достаточно «мягким»…


Ан нет: следствия покатились по мировой экономике как круги по воде, причем не сразу. Сразу рынки почти не отреагировали: они учли это решение много раньше, и у них как раз никаких проблем не было. А вот потом – началось…


Протесты центробанков почти всех стран мира, резкий рост цен на металлы и продовольствие, рекордные показатели золота… И вот тут мировой финансовой элите стало понятно, что она переборщила – не в самом решении, а в механизме его принятия. Если первые эмиссионные решения были приняты в рамках консенсуса, то тут ФРС действовала келейно, исходя только из своих соображений. И если в 2008 году все считали, что кризис все равно вот-вот закончится, то сегодня все напуганы куда больше. Да и сами США дали повод, буквально за несколько недель сурово пригрозив Китаю за нарушение тех самых принципов, которые своим же решением тут же демонстративно нарушили… И стало понятно, что замолчать эту ситуацию уж никак не получится.


Понятно, что руководители ФРС или даже США тут ничего сделать не могли: дезавуировать собственное решение они пока не готовы. И тогда на авансцену был выставлен человек, который занимает важный пост и в мировой финансовой иерархии, и в мировой финансовой элите в целом. Именно по этой причине он редко выступает публично, но, судя по всему, время пришло.


Президент Мирового банка, одной из структур, созданных в рамках Бреттон-Вудских соглашений, совместно с МВФ и ГАТТ (ныне – ВТО), а ранее один из руководителей знаменитого банка «Голдман Сакс» Роберт Зеллик дал интервью «Файнэншл Таймс» – столпу мировой финансовой прессы. И сказал такое, что у всех отвисли челюсти.


Зеллик выступил за возвращение мировой валютно-финансовой системы к усовершенствованной форме золотого стандарта. Он написал, что международное сообщество должно начать движение к «старому новому» валютному режиму, который придет на смену действующей модели «Бреттон-Вудс II» – системе плавающих валютных курсов, не привязанных к стоимости золота, которая была введена в 1971 году, после дефолта США (последняя фраза – это уже мое дополнение).


По мнению главы ВБ, в новом валютном устройстве основную роль будут играть такие мировые валюты, как доллар США, евро, японская иена, британский фунт и китайский юань (при условии интернационализации последнего). Однако «в такой системе также возможно использование золота как международной точки отсчета рыночных ожиданий относительно инфляции, дефляции и будущих курсов валют», указал Зеллик.


Почему это оказалось так неожиданно? А дело в том, что современная финансовая модель, используемая в мировой экономике и США, начиная с 1981 года, построена на постоянной эмиссии. Она в принципе не может быть привязана к золоту: даже при значительно более строгой финансовой политике 60-х дело закончилось дефолтом. А с 1981 года все начало развиваться еще быстрее: эмиссия стала самым важным и принципиальным элементом системы экономического развития. Весь рост американской экономики с 1981 года был построен на стимулировании спроса за счет кредита; общий объем накопленного таким образом дополнительного (относительно нормального состояния экономики) долга составляет несколько десятков миллиардов долларов. А уж вторичных активов, на них накрученных, вообще на порядки больше.


И все эти долги – это активы финансовой системы, полученные ею бесплатно. Вот только вернуть эти долги по результатам обычной экономической деятельности невозможно (без эмиссии, разумеется). Но если привязать доллар к золоту (техника тут не принципиальна), то это означает, что реальная стоимость активов будет меняться в соответствии с реалиями экономики, а не желаниями конкретных персонажей, близких к эмиссионному станку. В частности, реальными доходами граждан, которые они могут тратить на покупки.


А если посмотреть на реальную заработную плату, даже в США, то можно увидеть, что она (в реальном выражении, с учетом реальной инфляции) с 1981 года падала. Пусть медленно, но падала, достигнув по покупательной способности конца 50-х – начала 60-х годов прошлого века. И возврат к золотому стандарту неминуемо приведет к тому, что стоимость нынешних активов опустится до уровня 80-х, а то и 60-х годов, что означает тотальную катастрофу для современной мировой финансовой системы.


Понимает ли это Зеллик? Что-то понимает. Во всяком случае, то, что допускать «золотой стандарт» сегодня точно нельзя. А вот завтра… Если спад неизбежен, то можно попытаться пока, когда денежный станок – под рукой, скупить значительную часть золота и других активов, а затем, когда все равно все рухнет, принять новый «Бреттон-Вудс» под своим контролем. Отметим, что в 1944 году так все примерно и было: не пострадавшие во Второй мировой войне США, имеющие на тот момент большую часть мирового золота и составляющие более 50% мировой экономики, создавали мировую финансовую систему, что называется, под себя.


И поэтому данное заявление Зеллика убивает сразу несколько зайцев. Оно и объясняет занервничавшим было мировым лидерам, что эмиссия ФРС – ненадолго (поскольку при «золотом стандарте» она невозможна). И объясняет мировой финансовой элите, что ее интересы никуда не пропадут. И, наконец, показывает широкой публике, что «серьезные люди держат руку на пульсе».


Вот только одна проблема, зато очень и очень серьезная. Дело в том, что, судя по реакции мировых лидеров и рынков на решение США, уже в самые ближайшие месяцы вопрос распада мировой финансовой системы встанет, как говорится, в полный рост. И тут ждать никак нельзя, поскольку может оказаться, что через несколько лет приглашать участвовать в новом «Бреттон-Вудсе» будет просто некого – они сами решат свои проблемы. И это значит, что выступление Зеллика должно иметь продолжение – скорее всего, на G20. И это должно быть предложение, от которого мировые лидеры отказаться не смогут. Я пока не могу предположить, какое это может быть предложение, но думаю, что какие-нибудь версии мы придумаем…