Русский мир

Западные политтехнологи гуляют

Март 03
08:52 2012
Западные политтехнологи гуляют

 

В экстраординарной ситуации, которой в России и являются выборы, наибольший стабилизационный эффект окажут неординарные действия властей — но их-то ожидать и не приходится

 

Приближающиеся выборы уже начинают подкидывать неожиданные и не очень приятные сюрпризы. На прошедшем на днях селекторном совещания в Центризбиркоме по вопросам готовности к выборам заместитель министра связи и массовых коммуникаций Наум Мардер рассказал о том, что в день голосования телефоны учреждений и мобильные телефоны простых граждан могут подвергаться спам-атакам, как это было во время декабрьских выборов в Госдуму. «На выборах в Думу 4 декабря мы столкнулись с новыми для нас проявлениями. На телефонные номера абонентов дозванивался робот и передавал всякого рода руководства. Тогда эти атаки были остановлены. Но, к сожалению, сейчас мы ожидаем их повторения, в том числе и с противозаконной агитацией в день выборов», — заявил Мардер.

Когда люди собираются в определённых местах в больших количествах с негативными настроениями, этот негатив начинает самоиндуцироваться, то есть самовоспроизводиться и распространяться на окружающих.

 

В частности проблемы возникли у «Яблока», в офис которого без перерыва названивал «робот» и женским голосом повторял «Путин — это свет, Путин — это жизнь, Путин сделает тебя счастливым». Среди оппозиции заговорили о том, что за этой атакой стоит движение «НАШИ» или какая-то аналогичная структура, несмотря на то, что источники звонков находились, как удалось впоследствии выяснить (несмотря на то, что использовалась IP-телефония), в Великобритании и Чехии. Однако, при ближайшем рассмотрении произошедшее представляется гораздо большим, нежели попытка локально попортить нервы кому бы то ни было…

 

Эти действия объясняется таким довольно простым определением как саботаж. То есть осуществляется попытка дестабилизации ситуации любым образом. Когда происходит что-то нештатное, то общество начинает реагировать на это, напрягаться и вести себя, соответственно, тоже нештатно. Для людей, которые пользуются мобильной связью повседневно, в штатном режиме, возникновение такой ситуации создаёт ощущение чего-то чрезвычайного, выходящего за рамки обыденного. Соответственно, они начинают вести себя таким же образом, выходя за рамки обыденного поведения, осуществляя непредсказуемые, неадекватные обычной штатной ситуации действия.

 

По замыслу инициаторов телефонных спам-атак, такие действия должны вывести общество из состояния стабильности, так как человек, ставший жертвой подобного действия, будет считать, что происходит нечто экстраординарное, то, что не происходит в обычные дни. И соответствующим образом настраиваться.

 

В итоге возникают простые человеческие реакции: раз невозможно дозвониться, значит, нужно выйти на улицу, спросить, пойти туда, где много людей, узнать у них, что происходит, поделиться своим негодованием, высказать возмущение происходящим. Дальше происходит сложение, а потом и умножение эмоционального негатива со стороны масс. Когда люди собираются в определённых местах в больших количествах с негативными настроениями, этот негатив начинает самоиндуцироваться, то есть самовоспроизводиться и распространяться на окружающих. Это абсолютно технологическая и даже техническая попытка социальной дестабилизации и создания социальной напряженности в нужный момент, то есть в поствыборной ситуации. Очевидно, что этот ход западные технологи будут пытаться использовать для старта цветной революции в России, которая по их замыслу должна начаться в Москве.

 

Самой же власти, как предполагают многие, заниматься атаками на сайты, телефоны и т. д. крайне невыгодно, потому что власть как раз прилагает все усилия для того, чтобы максимально стабилизировать ситуацию, провести выборы в обыденном ключе, предельно спокойно, штатно, без лишней нервозности и напряжения. Соответственно, власти совершенно невыгодно каким-то образом блокировать своих политических оппонентов, информационные издания, оппозиционные политические партии, потому что, очевидно, это вызывает негативную реакцию с их стороны.

 

А кому выгодно вызвать негативную реакцию? Кому выгодно убивать ярких оппозиционных деятелей, таких как Политковская, Старовойтова, Литвиненко или просто видных личностей? Тому, кому выгодна дестабилизация, что, кстати, вчера и отметил Владимир Путин, говоря о «сакральной жертве». Властям же это как раз категорически не выгодно. Сейчас это уже «Капитан Очевидность» — сомнений никаких быть не может: тот, кто говорит, что источник дестабилизации идёт не с Запада, либо лукавит, либо просто идиот, слабо разбирающийся в реальности.

 

Что же касается подозрений, высказанных в адрес движения «НАШИ», то если это делают они, значит, можно констатировать, что движение «НАШИ» борется с действующей властью, пытается дестабилизировать ситуацию в стране в своих интересах. То есть движение «НАШИ», в таком случае, пущено на самотек, на произвол судьбы и ими управляют «Светы из Иваново». Если «Света из Иваново» на сегодня — это самый высокий уровень политической компетенции в данном движении — то тогда да, возможно, что это движение «НАШИ». Хотя это, конечно же, довольно маловероятный вариант. Если же в этой организации остались люди чуть более компетентные, чем «Света из Иваново» — они не будут этого делать, потому как понимают последствия и степень своей ответственности.

 

Кто персонально виновен в организации «атак»? Была использована IP-телефония. То есть звонки шли через спутник, что очень сложно отследить в силу множественных переадресаций, поэтому звонившего установить крайне проблематично. Это возможно лишь в том случае, если мобилизовать Интерпол или какие-то технические средства – американские, европейские, военные ведомства. Но зачем американцы будут это делать – выявлять источники таких звонков? Ну, выявят они источник, например, Госдеп США или какой-нибудь «русский отдел» ЦРУ. И что они дальше с этим сделают? Арестуют своего сотрудника, выяснят, кто отдал ему приказ — арестуют Хилари Клинтон, она сошлется на президента — арестуют Обаму? Это хорошо было бы, конечно, интересный сценарий, но совершенно фантастический.


Даже если нынешние выборы будут пройдены, даже если Путин победит в первом туре, то всё равно последствия для него будут печальными, поскольку именно после выборов, как мы знаем из истории цветных революций, всё только начинается.

 

Итак, кто виноват – очевидно. Что делать? Бороться с этим сейчас уже поздно. Бороться с этим надо было начинать раньше, несколько лет назад. Хотя бы год назад. Когда не было предпосылок дестабилизации, когда власть опиралась на легитимность, — то есть на всеобщее одобрение действий власти, массовое одобрение, — то в такой ситуации дестабилизировать политическую ситуацию в стране было очень сложно. Для этого было нужно, например, начать массово убивать людей. Или добиться, чтобы они сами начали убивать друг друга. Т. е. должны были происходить какие-то совсем катастрофические вещи — взрывы, жертвы, много крови, — чтобы вывести легитимное в адрес власти общество из состояния равновесия.

 

Когда же такие предпосылки созданы, и легитимность власти держится на волоске, власть идёт по грани легитимности, тогда недовольных очень много. Малейшая вспышка, малейший толчок выводит ситуацию из равновесия. В таком случае есть смысл осуществлять такие попытки дестабилизации, как телефонное хулиганство. Нынешняя политическая властная конструкция неустойчива в плане легитимности, т. е. в плане одобрения действий, курса, стратегии, тактических вещей, локальных, технических вещей со стороны основной массы населения. Население колеблется, оно на 50,1% поддерживает власть, а на 49,9% не поддерживает. И вот за эту 0,1% идёт борьба, — и сменить этот баланс в сторону «не поддержки» власти довольно просто, что и делается такими незатейливыми техническими способами.

 

Можно ли этому что-то противопоставить сегодня, за пару дней до выборов? Разве что Владимир Путин сделает заявление о том, что он начинает радикальные чистки прокуратуры, ФСБ и МВД и за этим последуют реальные посадки людей – каждого третьего. Реальные аресты коррупционеров, со срывом погон и отправкой в камеру. Или Путин объявляет о том, что он национализирует недра, принадлежащие народу России. За этим сразу же должен последовать арест и отправка в камеру всех нефтяных магнатов и олигархов, или их заключение под стражу и проведение допросов по поводу уклонения от уплаты налогов, от социальной ответственности, от выплат или других подобных вещей.

 

Только такие шаги за считанные дни до выборов могут кардинально изменить ситуацию в пользу власти. Но так как современная российская власть на это никогда не решится, потому что она первоочередным образом смотрит на Запад, зависит от него политически, финансово, то она, конечно, не будет этого делать, и тем самым останется на поле игры США по их же правилам. Соответственно, власть становится объектом большой политики США, а не субъектом мировой политики. То есть она может только реактивно, вяло отбрехиваться, как-то отбиваться и пытаться минимализировать те негативные последствия, которые неизбежны. Если даже нынешние выборы будут пройдены, даже если Путин победит в первом туре, то всё равно последствия для него будут печальными, поскольку на этом ничего не закончится. Именно по завершении выборов, как мы знаем из истории цветных революций, всё только начинается.

 

Если Путин даже наберет 60, 80, 100 или 146%, это ровным счётом ничего не значит для окончания волнений и начала спокойной жизни на следующие 12 лет. Отнюдь. Скорее всего, наоборот. И сейчас можно предпринять только что-то экстраординарное, наподобие вышеупомянутых шагов, которые стремительно повысили бы легитимацию власти. А они лежат как раз в области жёстких мер и возврату к идеационным, в определениях Питирима Сорокина, моделям социального устройства и управления.

 

Существует три стадии развития общества: идеационная, идеалистическая и чувственная, — и они, в соответствии с теорией Сорокина, циклически сменяют друг друга. Идеационная стадия — это стадия главенства абсолюта, которая обычно проявляется в жёстких, авторитарных режимах, в росте духовности, в национальной мобилизации, в неком резком скачке, прорыве, революции, например, в таких событиях, как приход нацистов к власти в Германии, или сталинском периоде в советской истории. Этот этап сменяется идеалистическим, средним, некой оттепелью типа хрущевской оттепели, с преобладанием рационального начала, но присутствием при этом идеологических, нравственных приоритетов. Что потом постепенно переходит в чувственную стадию, когда плотские удовольствия, развлечения, комфорт, расслабление, релакс и общее разложение становятся общим местом для общества.

 

Но дальше такая стадия неизбежно, циклическим образом опять возвращается в идеационную. То есть общество, пережив разложение, требует жёсткой руки, мобилизационных мер, репрессий по отношению к чиновникам, радикальных духовных и идеологических преобразований, усиления роли государства, и тогда общество начинает себя чувствовать удовлетворенным, комфортным и спокойным.

 

Вот в этом возвращении к идеационной модели лежит ключ к легитимации Путина. Стремительной, за два дня до выборов. Это — единственный рецепт, который можно предложить. Понятно, какова его вероятность. Поэтому остаётся расслабиться и получать удовольствие от спамерских атак телефонных террористов, выступлений несогласных, переходящих в массовые волнения. Сейчас западные политтехнологи гуляют…