Закон и беззаконие

Заключительная речь прокурора Егидиюса Шлейнюса, произнесённая на суде председателя СНФ Альгирдаса Палецкиса

Ноябрь 15
20:27 2011

Заключительная речь прокурора Егидиюса Шлейнюса, произнесённая на суде председателя СНФ Альгирдаса Палецкиса

Альгирдас Палецкис

Лидер партии «Социалистический Народный Фронт» (лит. «Socialistinis Liaudies Frontas») Альгирдас Палецкис. Фото Ярослава Мошкова, ИА «Русские Новости». 

Публикуем заключительную речь литовского прокурора Егидиюса Шлейнюса, произнесённую на суде председателя Социалистического Народного Фронта Литвы Альгирдаса Палецкиса (СНФ).

4 ноября 2011 года. В этой речи прокурор потребовал осудить А. Палецкиса на один год заключения (с отсрочкой наказания на два года) за слова «в январе 1991 года свои стреляли и своих». Речь является образцом политизации «демократической» прокуратуры, игнорирование показания свидетелей, игнорирование множества «неудобных» фактов, и просто абсурда.

Вердикт судьи первой инстанции будет объявлен 14 декабря в 15:00.

Уважаемый суд, участники процесса,

Сегодня заканчиваем рассмотрение уголовного дела, в котором Альгирдас Палецкис обвиняется в преступлении согласно статье УК ЛР 170/2 часть 1, а именно в том, что: он, 2011-02-02, около 9,30 ч., в помещении «Žinių radijas», находящихся по адресу Laisvės pr.60, в Вильнюсе, во время прямой радиопередачи «Raktas», с целью отрицания и грубого принижения тяжких и особо тяжких преступлений, совершенных в 1991 году 11-13 января, во время агрессии СССР на территории Литовской Республики, сознательно, публично грубо и оскорбительно заявив: «А что было 13 января у башни?, И как сейчас проясняется, свои стреляли в своих», отрицал и грубо принижал факт агрессии СССР против Литовской Республики, который признан вступившими в силу решениями судов и законодательных актов Литовской Республики, и таким своим публичным оскорбительным заявлением оскорбил близких и память погибших и пострадавших в борьбе за сохранение восстановленной независимости Литовской Республики.

Как на досудебном расследовании, так и во время судебного заседания обвиняемый Альгирдас Палецкис не признал своей вины, однако его вина, в совершении ему инкриминируемому преступлению, согласно статье 170/2 часть 1.,бесспорно доказана данными, собранными в деле, расследованными во время судебного заседания: показаниями Аудрюса Антанайтиса, Альвидаса Медалинскаса, Аудрюса Буткявичуса и Владаса Турчинавичуса, звукозаписью и стенограммой радиопередачи «Raktas», семиотическим разъяснением старшего научного сотрудника института литературы и народного творчества Литвы, доцента кафедры Филологии Вильнюсского университета, работника центра семиотики и теории литературы им. А.И.Греймиса, доктора Дали Саткауските, которое она дала фразе  и ее контексту («…ведь толпу, как инструмент, Саюдис тоже использовал. И что было, так сказать, у башни 13 января?»), приговором Вильнюсского окружного суда 1999-08-23, приговором Литовского апелляционного суда 2001-02-20, приговором Верховного суда Литвы 2001-12-28, решением Европейского суда по правам человека в деле Колялис, Бартошявичус и Бурокявичус против Литвы.

Как я уже упоминал, Альгирдас Палецкис обвиняется в совершении преступления, согласно статье УК ЛР 170/2 часть 1. Упомянутая статья основывается на основе, закрепленной в Конституции Литовской Республики  4ч.,25 статьи, что свобода выражать взгляды и распостранять информацию, не совместима с преступной деятельностью — национальной, расовой, религиозной или социальной рознью, призывам к насилию и дискриминации, распостранением клеветы и дезинформации. Устанавливая границы дозволенного самовыражения, переступив которые государство может реагировать, применяя санкции, очень важны положения 10 и 14 статей конвенции основных свобод и прав Человека. Во 2 части 10 статьи упомянутой конвенции указано, что использование свободы самовыражения может зависеть от некоторых формальностей, условий, ограничений либо санкций, которые устанавливаются законом и которые в демократическом обществе необходимы, ради безопасности государства, территориальной целостности или же общественной безопасности, с целью предотвращения нарушения общественного порядка и преступлений, защиты здоровья или морали людей, а также чести и прав других граждан и прочее.

Обвиняемый Алгирдас Палецкис сознательно, в оскорбительном виде публично заявив: «А что было 13 января у башни?, И как сейчас проясняется, свои стреляли в своих», отрицал и грубо принижал факт агрессии СССР против Литовской Республики в 1991 году, признанный вступившими в силу решениями судов Литовской Республики, совершенные СССР тяжкие и особо тяжкие преступления против жителей Литовской Республики. Приговор Вильнюсского окружного суда 1999-08-23 в уголовном деле Nr.1-2 1999г. является исчерпывающим, так как дает детальное описание фактов и событий 13января 1991 года. Более поздние решения судов — приговор 2001-02-20 апелляционнго суда и приговор Верховного суда Литвы 2001-12-28(с несущественными исключениями), по существу подтвердили правдивость фактов изложенных в упомянутом приговоре и их правовой оценки. Обращается внимание на то, что в установленных судами Литвы фактах и их правовой оценке, не усомнился Европейский суд по правам человека 2008-02-19, огласив окончательный приговор в деле Колялис, Бартошявичус и Бурокявичус против Литвы. ЕСПЧ представил по сути то же описание событий и их оценку, которую представили суды Литвы в своих приговорах.

То, что обвиняемый Альгирдас Палецкис  2010-11-02, около 9,30ч., в помещении ЗАО «Žinių radijas», по адресу Laisvės pr. Вильнюс, во время прямой радиопередачи «Raktas», публично заявил: «А что было 13 января у башни?, И как сейчас проясняется, свои стреляли в своих», полностью доказывают показания Альгирдаса Палецкиса, а также показания свидетелей Аудрюса Антанавичюса и Альвидаса Медалинскаса, иначе говоря, обвиняемый Альгирдас Палецкис не отрицает данного обстоятельства.

Обвиняемый А.Палецкис, как во время досудебного расследования, так и во время судебного заседания показал, что произнося эту фразу, он как общественный и знакомый со многими людьми, руководствовался и основывался на информации множества, как знакомых ему людей, также свидетелей и участников событий у телебашни, так и официально доступными и всем известными источниками, такими как книга осужденного за события 13 января, И. Колялиса «Сквозь тюремную решетку», изданная в 2010 году. Обвиняемый А.Палецкис, как и И.Колялис, манипулирует отдельными отрывками приговора Вильнюсского окружного суда 1999 08 23, забывая об «основных» местах приговора, которые отрицают распостраняемые ложные интерпретации.

 Сегодня необходимо упомянуть основные обстоятельства упомянутых событий, установленных в приговоре Вильнюсского окружного суда 1999 08 23,т.е. из показаний участвовавших в штурме советских офицеров ясно, что они не видели стрельбы со стороны близлежащих домов, и что вместе с холостыми патронами ими были получены и использованы боевые, кроме того, во время следствия, при осмотре крыш близлежащих домов не обнаружено ни каких следов стрельбы и гильз, которых также не обнаружили и представители прокуратуры СССР. В данном приговоре констатируется, что “протоколы места событий опровергают пропагандистские утверждения, что с жилых домов и со стороны леса стреляли боевыми патронами, т.к. в упомянутых местах не обнаружено никаких следов стрельбы”.

Так же Вильнюсский окружной суд ясно высказался, что “из ранее оцененных показаний военных, а также показаний защитников этих объектов видно, что защитники этих объектов, за исключением работников милиции в зданиях комитета телерадиовещания(RTV), были безоружны, ни один боевик не был пойман, оружия за исключением пистолетов вышеупомянутых милиционеров, не найдено…

Таким образом, из этих показаний видно, что у телебашни, зданий комитета телерадиовещания, людей, защищавших эти здания, ранили военные СССР, МВД и КГБ, которые явились конкретными исполнителями. Ими из Северного городка руководили генералы А.Ачалов, В.Овчаров, В.Усхопчик, генералы КГБ С.Цаплин, Ю.Калганов, там же находился осуждаемый М.Бурокявичус и другие.   Разрешение на военную акцию против безоружных людей, выдало высшее военное и политическое руководство”. В упомянутом приговоре также указано, что после январских событий, в кабинете судимого И.Колялиса в здании ЦК ЛКП/КПСС прошло совещание, во время которого, по словам И Колялиса, участвовали два независимых квалифицированных эксперта из Москвы. Из кассеты N23, которая была заслушена в суде, видно, что эксперты обвинили ЦК ЛКП/КПСС в том, что они не объявили состав Национального комитета спасения, сделав вывод, что ЦК ЛКП/КПСС и Национальный комитет спасения является одним и тем же органом. Эксперты дают советы, как поступать: к примеру, объяснять людям, что трое человек погибло до событий, людей толкали под танки. Не обвинять и не сваливать всей вины на военных. Если ЛКП не может быть защитницой, то надо прикинуться таковой. Объяснять, что дружинники защищали людей, и не важно, что это противоречит объективной правде. Армия сделала свое дело и удалилась, а коммунистам здесь жить. Такими советами и воспользовался аппарат ЛКП/КПСС и их средства массовой информации. Апелляционный суд Литвы в приговоре 2001 02 20 отметил, что из «мотивов, представленных в апелляционных жалобах, видно, что осужденные не оспаривают выводы суда о телесных повреждениях, нанесенных пострадавшим, их характера, степени тяжести и обстоятельств повреждений». Верховный суд Литвы 2001 12 28 в приговоре отметил, что «суды первой и апелляционной инстанций достаточно подробно изучили доказательства, подтверждающие обстоятельства, при которых в 1991г в ночь с 12 на 13 января, вооруженные силы СССР захватили комитет Телевидения и радиовещания, телевизионную башню, осознанно, при отягчающих обстоятельствах, убили Л. Асанавичюте, В. Друскиса, Д. Гербутавичуса, Р.Янкаускаса, Р.Юкнявичюса, А.Каволюкаса, В.Масюлявичуса, Т. Масюлиса, А.Повилайтиса, И.Шимулениса, В.Вайткуса, А.Канапинскаса, сознательно нанесли тяжелые увечья А.Раманавичусу, Р.Градаускасу, Ч.Казакявичусу, И.Станкявичусу, А.Шикасу, Е.Страукасу, В.Шименасу, А.Сакалаускасу, А.Пладите, Л.Тручилаускайте, И.Гирдянису, Л.Гирдвайнене, Е.Миткуте, А.Рамошкису, О.Раманаускене, Л.Жюпснису, другим, перечисленным в приговоре, нанесли легкие телесные повреждения. Выводы судов о характере нанесенных повреждений, механизма, места совершения, времени и причинной связи между действиями виновных и последствий их действий, подтверждены показаниями пострадавших и свидетелей, кино и видеозаписями, вещественными и письменными показаниями, выводами экспертиз.

В приговоре и решении апелляционной инстанции обоснованно констатируется, что при занятии зданий Радио и Телевидения, а также телебашни, непосредственно участвовали и применяли насилие в отношении пострадавших вооруженные военные МВД СССР, КГБ, подразделений министерства обороны, а также дружинники, посланные ЦК ЛКП/КПСС. При занятии Радио и телебашни военные использовали тяжелую технику, а также танки, бронемашины, стреляли боевыми патронами, взрывали взрывпакеты. Этими сознательными действиями были убиты люди, другим нанесены тяжелые телесные повреждения различной тяжести.

Выводами судебной, медицинской, комплексными выводами судебной и криминальной экспертиз, обоснован механизм действия военных, а так же причинноследственная связь между действиями военных и смерти людей и их увечий. Погибшие В.Друскис, Д.Гербутавичус, Р.Юкнявичус, В.Концявичус, В.Мацюлявичус, Т.Масюлис, А.Повилайтис, И.Шимуленис, В Вайткус получили огнестрельные повреждения. А Канапинскасу взрывпакетом повреждена грудная клетка. Эти повреждения явились причиной их смерти. Л.Асанавичюте и Р Янкаускас были смертельно ранены гусеницами танков, а А.Каволюкас умер от совокупности травм, полученных от наезда транспортного средства…»

Другие источники, указанные обвиняемым Альгирдасом Палецкисом, на которых он основывается, заявляя, что: «А что было 13 января у башни?, И как сейчас проясняется ,свои стреляли в своих», не подтверждают данного обстоятельства и являются личными выводами обвиняемого А.Палецкиса. К примеру, — показания свидетеля А.Буткявичуса, что все работники департамента охраны края, действовавшие в районе телебашни и телерадиокомитета, им были лично проинструктированы о действиях, которыми должны были фиксироваться факты агрессии военных СССР, эти лица не имели оружия; с 1991г он давал множество интервью и его слова иногда были искажаемы, поэтому он, в 2000 05 19, написал обращение, отрицающее якобы ему принадлежащие высказывания в газете «Обзор» и, возможно в других изданиях.

Показания свидетелей, опрошенных на судебном заседании, по инициативе обвиняемого А.Палецкиса и его защитника адвоката Ю.Биневича, а именно И.Г. Леко, А.Васильевой, С.Сваравичене, Д.Раугалене, И.Арбачаускаса, П.Лагодного, К.Брадаускене, В.Дилпшене, М.Богдановой, В.Гульбинаса, В.Шульца и Б.Билотаса оцениваются критически по следующим причинам:

1. Показания вышеперечисленных свидетелей явно противоречат фактическим обстоятельствам, установленным во время их изучения в суде и указанных в упомянутом решении Вильнюсского окружного суда.

2. Показания опрошенных на судебном заседании свидетелей непоследовательны, противоречат одно другому (о стрельбе трассирующими пулями, охотничьими ружьями,: к примеру, показания В.Шульца отрицаются другими бывшими с ним вместе лицами, показаниями свидетелей И.Римкявичуса, А.Ажялиса и В.Пукяниса; и тому подобное)

В семиотическом разъяснении фразы «И как сейчас проясняется, свои стреляли в своих» и ее контекста («ведь толпу, как инструмент Саюдис тоже использовал») доцент кафедры филологии Вильнюсского университета, работник центра семиотики и литературы им.А.И.Греймиса, доктор Даля Саткауските указывает, что отдельная фраза «свои стреляли в своих» только выражает двуличие коллективного субъекта: субъект одновременно имеет коллективную сущность, имеющую ту или иную взаимосвязь и в то же время разделяется на противоположные коллективные субъекты. Контекст фразы предполагает две интерпретации коллективного субъекта. С одной стороны, это толпа, 13 января 1991 г. дежурившая у телебашни («А что было 13 января, скажем так, у башни?» упоминания толпы до и после этого высказывания). В этом случае разделение субъекта на две противоположные позиции, является разделением этой толпы. Основа разделения (этическая, мировоззренческая,  идеологическая или другая) не ясна. С другой стороны, фраза «ведь толпу, как инструмент, Саюдис тоже использовал», показывает, что коллективный субъект может быть трактован как охватывающий и Саюдис и толпу. Обе группы трактуются как «свои», не указано обоснование их общности. Им может совокупность факторов, которые ранее трактовались как обоснование различия коллективного субъекта, в котором степень общности выше («группа людей»), и которая сама по себе не активна. Основа сформирования данного коллективного субъекта – количество отдельных субъектов. Другая часть — Саюдис. Для этой части характерна большая степень индивидуализации, активности и качественной основы коллективной общности («объединенное общественное движение»). Интерпретацию толпы, как пассивной части субъекта и Саюдиса, как его активной части, совершенно ясно показывает фраза «толпу, как инструмент, Саюдис тоже использовал». Фраза, охватывающая толпу и Саюдис как коллективный субъект, «свои стреляли в своих», уточняет и позволяет интерпретировать так: активная часть субъекта проявила действие («стреляли») против пассивной части коллективного субъекта. Часть фразы “И как сейчас проясняется”, является, говоря терминами семиотики, указанием на ситуацию предложения, она являет связь автора с последующим текстом. С одной стороны она обезличена (не мне ясно, а проясняется из чего то), с другой стороны, косвенно связывает какие то источники информации напрямую с говорящим объектом. Однако, контекст этой фразы «Смотрите, как начиналось, нет, да подождите, ведь Саюдис тоже использовал толпу как инструмент» уже показывает личную позицию автора (утверждение – «ведь использовал»), как и связь с возможным источником информации.

Во время судебного заседания Даля Саткауските подтвердила свои выводы, указав, что упомянутое утверждение А.Палецкиса можно объяснить двумя способами — это коллективный субъект, который делится на две части, т.е. или толпа стреляла в толпу, или Саюдис стрелял в толпу. Других интерпретаций это утверждение не предполагает. «Ведь» является тем словом, которое подчеркивает позицию говорящего и это позволяет говорить, что упомянутое высказывание А.Палецкиса является ясно сформулированным утверждением.

Следует обратить внимание на то, что состав данного преступления является формальным. Обвиняемый А.Палецкис, 2010-11-02, около 9.30ч., в помещении ЗАО «Žinių radijas», находящихся по адресу пр.Лайсвес 60, в г. Вильнюс, публично заявив во время радиопередачи: «А что было 13 января у башни?, И как сейчас проясняется, свои стреляли в своих» отрицал и грубо принижал факт агрессии СССР в 1991 г. против Литовской Республики, который признан уже вступившими в силу решениями судов Литовской Республики, тяжкие и особо тяжкие преступления, совершенные СССР против жителей Литовской Республики и таким своим грубым и оскорбительным публичным высказыванием, оскорбил память погибших и пострадавших в борьбе за сохранение восстановленной независимости Литовской Республики, их близких.

Таким образом, объективную часть этого преступления составляет публично высказанное упомянутое утверждение, предназначенное для неопределенного круга лиц, выражающее крайнее отрицание, презрительную и унижающую предвзятость против людей и памяти о них, которые погибли и пострадали в борьбе за сохранение восстановленной независимости. Как известно, общественность соответственно оценила мужественное поведение этих людей, погибшие были награждены орденами, их именами были названы улицы. Соответственно оценивались близкие этих людей. Таким образом, упомянутое утверждение обвиняемого А.Палецкиса не является адекватным общественной оценке.

Обвиняемый Альгирдас Палецкис сознавал, что своим упомянутым публичным заявлением через средства массовой информации, оскорбляет память лиц, погибших и пострадавших в борьбе за сохранение восстановления независимости, их близких. Ради каких мотивов он это делал, для ответственности это значения не имеет.

Таким образом, делается вывод, что деятельность обвиняемого Альгирдаса Палецкиса, квалифицируется предварительным следствием по статье ЛР УК 170 ч.1 правильно.

 Перейду к назначению наказания.

 Назначая наказание, необходимо обратить внимание на степень опасности совершенной преступной деятельности, отягчающие и облегчающие обстоятельства, данные характеризующие личность, имеющие значение для индивидуализации наказания.

 Упомянутая преступная деятельность относится к категории не тяжких (ЛР УК статья 11).

Отягчающих или облегчающих обстоятельств не установлено.

Обращает на себя внимание, что обвиняемый Альгирдас Палецкис не сожалеет в совершении своей преступной деятельности и не извинился перед лицами, павшими и пострадавшими в борьбе за сохранение восстановленной независимости Литовской Республики, их близкими.

Ранее обвиняемый Аьгирдас Палецкис не был судим.

Таким образом, делается вывод о назначении наказания обвиняемому Альгирдасу Палецкису, обращая внимание на то, что есть возможность отложить его действие.

Прошу уважаемый суд признать Альгирдаса Палецкиса виновным в совершении преступления, предусмотренного в статье ЛР УК 170/2 ч.1 и наказать лишением свободы на 1 год.

Согласно ЛР УК статье 75 1ч. и 2 ч., отложить действие назначенного наказания на 2 года, обязав последнего в течение всего отложенного срока, без согласия надзорной институции, наблюдающей за исполнением наказания, не покидать места проживания более чем на семь суток.

Вещи, имеющие значение для расследования и изучения этой преступной деятельности – компактный диск с звукозаписью радиопередачи «Raktas» и два компактных диска, 2011-01-05, предоставленных членом сейма Литовской Республики К.Масюлисом, хранить вместе с уголовным делом.

Спасибо за внимание.

Прокурор Егидиюс Шлейнюс.

* * *

Напомним: 13 сентября 1991 г. в Вильнюсе при штурме телецентра погибло 13 человек, в их смерти обвиняют Советскую армию. Эта официальная «версия» является «единственно-верной» и, более того, за публичное несогласие с ней, грозит уголовное наказание, в Литве давно ходят слухи, что стреляли не советские солдаты, люди видели как стреляли с крыш, об этом говорит и экспертиза убитых. Именно за это судят Альгирдаса Палецкиса — за высказанное предположение, что стрелять могли свои.

ССЫЛКИ ПО ТЕМЕ:

Альгирдас Палецкис о событиях 13-го января в Вильнюсе, о «свободе слова» в Литве и судебном преследовании, а также о политической и экономической ситуации в Литве.

ВИДЕО о событиях 13-го января в Вильнюсе и о «свободе слова» в Литве.

МВД Литвы зафиксировало выстрелы с крыш, произведенные 13 января 1991 года.

Признание члена «Саюдиса»: «После 13 января было решено молчать о расстрелах своих сограждан».

Страны