Закон и беззаконие

За что на Украине были убиты политик Олег Калашников и журналист Олесь Бузина

blood_money_dollar
Апрель 18
06:41 2015

Место убийства Олеся Бузины

Место убийства Олеся Бузины
Фото: Алексей Вовк / РИА Новости

На Украине стартовал сезон политических убийств. Меньше чем за сутки в Киеве насильственной смертью погибли сразу два человека, однозначно имеющие общественное значение: журналист Олесь Бузина и политик Олег Калашников. Оба находились в оппозиции к действующей украинской власти, оба не скрывали своих политических предпочтений и оба попали под пули убийц недалеко от места своего проживания. Украинская власть отреагировала на произошедшее заявлением Петра Порошенко, который заметил, что данные преступления «льют воду на мельницу наших врагов». О том, что депутату от Партии регионов много месяцев угрожали, а домашние адреса обоих убитых за два дня до их трагической гибели были опубликованы на портале «Миротворец», призванном защищать национальную безопасность Украины, президент Украины предпочел умолчать.

Убийство в Киеве Олега Калашникова, случившееся 15 апреля, — одного из немногих действительно пророссийских политиков Украины, причем не скрывающего своих позиций, — было предсказуемо воспринято украинской националистической общественностью с неописуемым ликованием. Реакция не только рядовых майданных деятелей, но и украинских чиновников, общественников и журналистов просто поразительна. Например, Борис Филатов — депутат Рады, ближайший соратник Игоря Коломойского в парламенте и ответственный за приватизацию — обрадовался, что «пришили очередную мразь» и честно признался: он надеется, что убийство действительно было заказным. Не менее красноречиво высказался и соратник главы МВД Украины, народный депутат Антон Геращенко. Для него убитый был «тварью», а на известие о гибели политика Геращенко угрожающе заметил, что «тайны он [Калашников] унесет с собой в могилу», «но не один Калашников много знал о том, кто и как финансировал Антимайдан» (масштабные выступления в 2013 году против Евромайдана).

Будет ли в таких условиях проведено объективное расследование? Ответ на этот вопрос уже можно найти винциденте, который произошел рядом с местом убийства политика: буквально на месте преступления была ограблена невестка погибшего. Милиция — а ее там было более чем достаточно — даже не попыталась преследовать вора, вырвавшего у женщины сумку.

Поэтому очевидно, что ничего неожиданного в реакции чиновников, близких к нынешней киевской власти, нет и быть не может. Олег Калашников был одним из самых последовательных публичных врагов тех политиков, которые пришли к власти в результате государственного переворота. Именно Калашников, как совершенно справедливо высказался Геращенко, являлся одним из финансистов и организаторов так называемого Антимайдана — тех украинцев, которые не поддержали Евромайдан. Да и высказывался покойный достаточно жестко: «Обкачанные наркотиками в истерическом зверином оскале рвутся к государственным учреждениям». «Пусть пищат эти несчастные тараканы, а наша задача с вами — идти вперед», — одно из самых ярких высказываний Калашникова со сцены Антимайдана.

Но самое главное, что Калашников продолжал высказываться в том же духе и после победы «революции достоинства». Он критиковал власти, называя вещи своими именами, а с главой МВД Арсеном Аваковым чуть было не подрался в прямом эфире украинского телеканала. В марте 2015 года Калашников рассказал журналистам, что сейчас занимается общественно-политической деятельностью в русле идеологии Партии регионов. Он выступил с резкой критикой фактической легализации нацизма посредством запрета коммунистической символики на Украине и решил провести в День Победы митинг под красными знаменами.

Возможно, это и было последней каплей. Ведь, как известно, политиков убивают не за то, что они совершили, а за то, что они хотят совершить. Намерения Калашникова были необычайно вредны для нынешнего киевского режима. Своих планов убитый не скрывал, потому угрожать ему начали накануне 23 февраля, еще одного запрещенного на Украине праздника, а перед смертью Калашниковсообщал о преследованиях. И буквально за два дня до убийства, 13 апреля, анкета бывшего депутата Партии регионов была размещена в базе данных «Миротворца» (сайт, по некоторым данным, хостится на сервере nato.int). Портала, который ставит перед собой целью поиск врагов Украины и который лично рекламирует в своем аккаунте в Facebook соратник министра внутренних дел Антон Геращенко со словами «рано или поздно мы накажем всех».

Про убийство Олеся Бузины сказать пока можно еще меньше. Пожалуй, только то, что анкета Бузины с домашним адресом оказалась на портале «Миротворец» сразу вслед за анкетой Олега Калашникова. За месяц до убийства Олесь Бузина покинул кресло редактора украинской газеты «Сегодня» — одного из медиаактивов украинского миллиардера Рината Ахметова. Он вел авторскую колонку и блог в этом издании с 2007 года. Несколько лет назад его заметка в газете послужила поводом для проверки печатных СМИ на соответствие закону «О защите общественной морали». В публикации Бузины, по мнению украинских властей, дискредитировались выдающиеся украинские деятели.

На руководящем посту в «Сегодня» он проработал всего три месяца и покинул издание из-за цензуры. Как писал Бузина на своем сайте, в газете существовало множество запретных тем. Например, наращивание производства в России фабрики Порошенко. Заметку об этом снял гендиректор газеты Василий Потапов, «дабы чего не вышло». В издании также запрещалось критиковать «светлую личность премьер-министра Арсения Яценюка». «Он НЕПРИКОСНОВЕНЕН, с чем я не согласен. Это такая «редакционная политика». Но проводить ее я не желал», — писал журналист.

«В стране устанавливается жесткий, я бы даже сказал, истерически жесткий националистический режим, не переносящий никаких возражений себе», — говорит по поводу обоих убийств политолог Сергей Михеев. По его мнению, «эти убийства — продолжение цепи таинственных самоубийств, несчастных случаев и убийств, которые продолжаются еще с осени прошлого года». «На Украине перешли к прямому террору против тех, кто может выдвигать контраргументы против режима. Можно уверенно говорить о том, что Украина переходит к тотальному политическому террору. Тем самым киевские власти, хотят они того или нет, косвенно признают свою неспособность спорить со своими оппонентами», — подчеркивает Михеев.

Любопытно, что словам российского политолога как будто специально добавляет дополнительного смысла все тот же Антон Геращенко, который, глумясь, предлагает «всем, кто имел отношение к организации и финансированию Антимайдана или другим противоправным действиям против Майдана и чувствует угрозу жизни», «обращаться в правоохранительные органы, чтоб не последовать по пути Калашникова и Бузины».

Об авторе