История

За что «девятка» не любила Горбачева

cccp
Март 30
02:30 2016

В апреле 1985 года пришедший к власти Михаил Горбачев громогласно объявил о начале масштабных реформ, вошедших в историю под названием перестройка и ускорение. Большинство населения страны, как известно, поддержало новый курс. Прозрение и горькое разочарование придут гораздо позже. А тогда, в середине 1980-ых, народ, наслушавшись красивых слов о перестройке и новом мышлении, радостно шел митинговать и искренне верил в идеалы демократии. Первыми, кто сполна хлебнул все «прелести» нового курса, стали сотрудники Девятого управления КГБ СССР. И пока простой народ радостно митинговал на улицах,  сотрудники «девятки» работали буквально на износ, мечтая только об одном: скорее бы закончилось это ускорение вместе с гласностью и перестройкой.

Судите сами. Если раньше маршруты передвижения лидеров СССР, а значит и их охранников, ограничивались преимущественно Москвой и Подмосковьем, то теперь, с приходом к власти Горбачева, в орбиту интересов «девятки» попал весь земной шар. Михаил Сергеевич страстно любил путешествовать. Постепенно к этому занятию пристрастилась и Раиса Максимовна. Разумеется, руководству «девятки» приходилось задействовать значительную часть сил и средств на охрану не только советского лидера, но и первой леди страны, которая, кстати, отличалась капризным характером и постоянно вмешивалась в те вопросы, в которых ничего не смыслила.

Кроме того, Горбачев во время поездок по стране и миру любил импровизировать и частенько вносил коррективы в протокольные мероприятия. Иногда непредсказуемые действия Михаила Сергеевича ставили в тупик тех, кто отвечал за его безопасность.

…Декабрь 1987 года. Официальный визит Горбачева в США. По протоколу встреча лидеров двух государств должна была состояться в резиденции американского президента в Вашингтоне. И вот охранники советского лидера стоят возле Белого дома и ждут Горбачева, который должен был приехать из советского посольства. Расстояние между Белым домом и посольством СССР таково, что его можно преодолеть максимум за пять минут. Однако ни через пять минут, ни через десять Михаил Сергеевич так и не показался. Становится ясно, что в протокол были внесены изменения, о которых охрану почему-то никто не поставил в известность.

Наши сотрудники вопросительно смотрят на сотрудников Секретной службы США, охранявшей американского президента. Те удивленно пожимают плечами: мол, мы тоже не понимаем, в чем дело. И только через полчаса выяснилось, что Михаил Сергеевич, вместо того чтобы выйти из посольства и сесть в лимузин, пошел в народ, то есть затеял с прохожими разговор на тему перестройки и нового мышления.

Такие случаи в горбачевскую эпоху не редкость. Своими импровизациями глава государства частенько щекотал нервы телохранителям. Тем более что Михаил Сергеевич любил поговорить и использовал любую возможность, чтобы выступить в роли трибуна.

Впрочем, надо отметить, что получалось это у него неплохо. И не только перед советской аудиторией. Уже в первый же свой зарубежный визит – во Францию осенью 1985 года – Горбачев привлек всеобщее внимание своими незаурядными ораторскими способностями. По воспоминаниям бывшего начальника 9-го управления КГБ СССР генерал-майора Михаила Докучаева, представители западных СМИ, окружив Горбачева, несколько часов кряду задавали ему каверзные вопросы, пытаясь подловить на всяких мелочах. К чести Михаила Сергеевича, он весьма умело парировал словесные выпады западных журналистов и в целом держался весьма уверенно. Однако для сотрудников личной охраны Горбачева пребывание советского лидера во Франции стало серьезным испытанием: пришлось буквально на ходу ломать привычные стереотипы и менять тактику работы.

Но еще больше трепала нервы руководителям «девятки» Раиса Максимовна. По воспоминаниям бывшего начальника штаба Девятого управления КГБ СССР генерал-майора Валерия Величко, первой леди страны ничего не стоило, например, закатить скандал по поводу недостаточно хорошей, как ей казалось, организации охраны или раздавать советы профессионалам, как им выполнять свою работу.

Как-то раз, к примеру, Раиса Максимовна потребовала заменить охрану кремлевских зданий, где работал Горбачев. По ее мнению, внешний вид наших охранников оставлял желать лучшего. То ли дело в Америке, откуда Раиса Максимовна только что вернулась. Какие там красавцы негры у Белого дома стоят! А у нас все какие-то невзрачные, неказистые… Пришлось руководителям «девятки» долго объяснять Раисе Максимовне, что система охраны высших лиц государства в СССР поставлена на столь высоком уровне, что никаким неграм и не снилось, а здоровые бицепсы и двухметровый рост телохранителям и вовсе не нужны – настоящий профи, наоборот, не должен выделяться из толпы своим внешним видом.

Раиса Максимовна не поверила и нажаловалась мужу. Тот, разумеется, своей благоверной поверил и, не вдаваясь в детали, приказал заменить охрану кремлевских объектов. В некоторых вопросах Михаил Сергеевич отличался поразительной настойчивостью и жесткостью. Вот бы ему применить эти качества во время переговоров с американцами по вопросам разоружения! Ан нет! Там он только улыбался и подписывал катастрофические для нашей страны договоры…

В общем, охрану пришлось заменить. Вместо профессиональных телохранителей нести службу на правительственных объектах стали бойцы спецназа, срочно командированные в Москву. Правда, продолжалось этот идиотизм недолго. Горбачев вскоре об этом забыл, и все потихоньку вернулось на круги своя.

Впрочем, иногда чета Горбачевых дергала охранников и совсем по другому поводу. Вот, например, история, свидетелем и даже участником которой стал Дмитрий Фонарев, ныне президент Национальной ассоциации телохранителей России, а в конце 1980-ых — сотрудник 9-го управления КГБ СССР.

Как-то раз морозным зимним вечером Дмитрий нес службу на даче в Завидово. Вдруг по рации сообщают: срочно зайди на дачу, с тобой хочет проконсультироваться по музыкальным вопросам Раиса Максимовна. А Дмитрий с детства увлекался музыкой, играл на гитаре, об этом прекрасно знали его коллеги по «девятке» и начальники. В общем, Фонарев, как был, в валенках и полушубке, зашел в дом, где находилась чета Горбачевых. Раиса Максимовна кратко ввела его в курс дела: так, мол, и так, на имя Михаила Сергеевича пришло письмо от армянского мальчика, который сочиняет музыку. В своем письме мальчик попросил генерального секретаря ЦК КПСС подарить ему гитару, так как его родители не могут купить ему хороший инструмент. Так вот, продолжает Раиса Максимовна, хочу поинтересоваться у вас, Дмитрий, можно ли отправить ребенку эту гитару – и показывает на пятиструнную гитару советского производства, лежавшую на столе. Фонарев отвечает, что это плохой инструмент, и вряд ли он подойдет мальчику, который всерьез занимается сочинительством. Тогда в разговор вмешался Михаил Сергеевич: а есть ли у нас что-нибудь достойное? Фонарев отвечает: есть, например, 12-струнная гитара ленинградского производства, она станет для юного музыканта хорошим подарком. На этом разговор закончился, Дмитрий ушел на пост. А буквально через несколько минут с горбачевской дачи выехала служебная машина – за подарком армянскому школьнику.

Вот такую трогательную заботу о людях иногда проявлял первый и последний президент Советского Союза…

А вот государственному бюджету СССР первый и последний президент нанес непоправимый урон. И дело не только в непродуманных и поспешных решениях вроде антиалкогольной кампании. Была и еще одна статья расходов, которая существенно подорвала экономическую мощь страны Советов. И это напрямую связано с постоянными разъездами четы Горбачевых.

Дело в том, что по протоколу глава государства, приезжающий в другую страну, должен был передвигаться на автомашинах того государства, на территории которого он находится. Так было всегда, и все советские руководители, начиная с Никиты Хрущева, катаясь по миру, придерживались этого правила. Михаил Сергеевич и в этом вопросе оказался новатором. Он заявил, что во время своих зарубежных визитов будет ездить только на советских правительственных лимузинах. Отдельный лимузин потребовала для себя и Раиса Максимовна. Пришлось службе охраны возить по всему земному шару автомашины из правительственного гаража – и не только для четы Горбачевых, но и для сопровождавших ее официальных лиц.

По словам Михаила Докучаева, каждая заграничная поездка Горбачева требовала иногда до двух десятков правительственных лимузинов. Для их транспортировки приходилось гонять туда и обратно по семь транспортных самолетов Ил-76. Особенно нелепо это выглядело во время визита Горбачева в социалистические страны, где были лимузины советского производства, ничем не отличавшиеся от горбачевских. Однако Михаил Сергеевич был непреклонен и требовал только машины из кремлевского гаража.

Кроме того, с каждой новой поездкой Горбачева за рубеж увеличивалось и число сопровождавших его лиц. Михаил Сергеевич и Раиса Максимовна постоянно таскали с собой огромный штат обслуги. Под конец горбачевского правления численность советских делегаций достигала пятисот человек. Для их перевозки требовалось еще пять-шесть самолетов.

Нетрудно себе представить, какими колоссальными расходами для казны оборачивалась любовь Михаила Сергеевича к зарубежным вояжам. Для сравнения отметим: во времена Леонида Ильича Брежнева для официальной советской делегации самого высокого уровня выделялось не более двух самолетов. А о том, чтобы таскать с собой правительственные автомашины, не было и речи. В эпоху «застоя» старались экономить народные денежки…

Тэги
Страны

Об авторе