Политика

Выступление Уильяма Энгдаля на факультете социологии МГУ (видео)

Ноябрь 17
10:01 2011

Выступление Уильяма Энгдаля на факультете социологии МГУ


Благодарю за возможность участвовать здесь сегодня. И хочу сказать несколько слов о сегодняшней геополитической ситуации в мире, в 2011 году.


Большинство из вас не удивит, что в 1991м со стороны единственной оставшейся супердержавы Холодная Война никогда не кончалась. Вместо этого когда был распущен Варшавский Договор, а вместе с ним и Советский Союз, НАТО продолжило расширяться на восток прямо до границ России. Методы этой новой холодной войны переменились и вместо ядерного оружия, хотя оно и осталось, оружием стали Международный Валютный Фонд и гарвардская шоковая терапия от Джеффри Сакса и прочих. Стратегической целью было и осталось сегодня размонтирование России как функционирующей страны для того, чтобы контролировать Евразию. В своей сегодня знаменитой книге Великая Шахматная Партия Збигнев Бжезинский, консультант каждото Президента США начиная с Джимми Картера, отмечал, что Евразия является единственной территорией на земле с населением, природными ресурсами, интеллектуальными возможностями для того, чтобы представлять вызов гегемонии Америки.


10 лет назад главным фокусом иностранной политики США было окружение России, как в военном смысле, так и в иных. Сегодня основной акцент делается на окружении поднимающегося Китая и на вбивании клина между Китаем и Россией на многих разных уровнях. За стратегией дестабилизации от Афганистана до Пакистана и далее через Ближний Восток и все страны-производители нефти на Северной Африки, ливию, Южный Судан и так далее, так называемой Арабской Весной, лежит стратегия нацеленная на контроль Китая и Центральной Азии — Евразии.


Чтобы лучше понимать смысл американской стратегии полезно вернуться в 1939 год, еще до того, как была объявлена Вторая Мировая. В то время самый влиятельный частный американский мозговой центр, Нью-Йоркский Совет по Иностранным Отношениям ( The New York Council on Foreign Relations, CFR ) получил заказ от фонда Рокфеллера на проведение секретнейшей долгосрочной стратегии о том, как Америка смогла бы по сути править миром в качестве победителя в предстоящей войне. Проект назвали Исследования Войны и Мира Совета по Иностранным Отношениям (The War and Peace Studies of the Council on Foreign Relations) и он включал ведущего американского геополитического стратега/географа Исайю Боумана, в то время главу университета Джона Хопкинса, и другие ведущие фигуры — эти люди позже стали работать в Госдепе. Одним из положений, введённых ими довольно рано в процессе рассмотрения зависимый геополитических образований мира, которыми они после войны станут управлять, была идея о том, что они не повторят ошибки, сделанной британцами и не назовут свою империю Американской Империей. Вместо того они станут называть свою миссию расширение демократии, свободы и американской системы свободного предпринимательства для эксплуатируемых масс в мире. Это было блестящей пропагандистской стратегией.


И как люди вроде Джона Кэннона, знаменитого мистера Х подписавшего статью в журнале Foreign Affairs, который создал стратегию сдерживания Советского Союза и начал Холодную Войну вместе с окружением президента Трумана, как Кэннон и другие отмечали, первостепенной задачей внешней политики Америки является удержание захваченного, непропорциональных захватов, которые Америка приобрела в войне и недопущение никаких сентиментов в качестве препятствий этому.


Эта группа по изучению вопросов войны и мира под руководством профессора Исайи Боумана разработала стратегию, которую воплотили ООН и родственные Международный Валютный Фонд и Мировой Банк (IMF and World Bank), которые были участниками Бреттон-Вудской конференции в 1944.


Но настоящий расцвет Американского Века и американской бреттон-вудской долларовой системы пришел не в июне 1944 на конференции в Нью-Хэмпшире, он состоялся 9 августа 1945 со сбросом атомной бомбы на гражданское население Японии. Послание переданное этой атомной бомбардировкой гражданского населения было ясным сигналом целому миру, но в особенности России, тогда Советскому Союзу, что в нашем городе только один бандит с кулаками и его зовут Соединенные Штаты Америки.


Настоящим архитектором американской внешней политики и геополитической стратегии после Второй Мировой однако был не Исайя Боуман и группа Совета по Внешним Сношениям — им на самом деле был англичанин по имени сэр Хэлфорд Макиндер, географ. И в 1943-м незадолго до смерти, Макиндер опубликовал статью в журнале Foreign Affairs о роли, которую Америка станет играть в послевоенном мире геополитически, как доминирующая супердержава. Геополитическая стратегия Макиндера происходила из работы, которую он делал еще в 1919 в контексте Версальских мирных переговоров, где он очертил простую истину, аксиому, что та держава, которая контролирует Центральную Европу, под чем он подразумевал Германию, Францию, Голландию и примыкающие районы — та держава имеет возможность контролировать то, что он назвал Центром (Heartland), под которым он подразумевал Российскую Империю; а та власть/держава которая контролирует Центр Евразии, способна контролировать Мировой Остров, как он его называл, т.е. весь материк, включая Индию, а также территоррии вниз на Ближний Восток, страны Персидского залива и части Африки, и разумеется всю Европу. А та сила, которая контролирует Мировой Остров контролирует весь мир. Макиндер умолчал о вытекающем следствии: большой стратегией Британии является и остаётся навсегда — и позже Американской большой стратегией — предотвращение такого контроля территоррии между Центральной Европой, европейскими странами и Центром Евразии. Однако в 1943м Макиндеру еще не было ясно, каким будет статус Германии в подобной стратегии послевоенного мира, но он предвидел что необходимо станет контролировать 2 страны на Евразийском континенте — Россия/СССР (как он её называл, Осевая территоррия) или Китай.


И в послевоенный период, когда практически каждый госсекретарь в США являлся протеже группы Рокфеллера, включая Сайруса Вэнса, включая Джона Фостера Даллеса, включая Генри Киссинджера и Збигнева Бжезинского, не удивительно, что макиндеровская политика остаётся основой американской внешней политики до сего дня.


Возможно самым успешным из этих госсекретарей или секретарей иностранных дел в послевоенный период был Генри Киссинджер, который, как утверждают, сделал знаменитое заявление в середине 1970-х, во время одновременного кризиса цен на нефть, рост цены на 400%, и взрывного роста мировой цены на зерно. Тогда Киссинджер, утверждают — он был самым влиятельным в Вашингтоне в начале и середине 1970х, когда Никсон сражался с Уотергейтским скандалом — Киссинджер предположительно заявил: если вы контролируете нефть, вы контролируете целые страны (он подразумевал США), — если вы контролируете еду, вы контролируете людей. Если вы контролируете деньги — вы управляете целым миром.


Если мы оглянемся и рассмотрим международную политику США, а также политику разведки и военную политику за последние примерно 50 лет, мы обнаружим ряд войн, которые могут быть сведены к американской интервенции, вмешательству и дестабилизации и т.д. ради контроля нефти.


Начиная с ранних 1950-х и дестабилизации ЦРУ режима Моссадыка в Иране, и продвижения во власть шаха Ирана в роли более-менее марионетки семьи Рокфеллеров. В 1973-м это (т.е. эта стратегия — emdrone) включало в себя манипуляцию на секретной конференции, конференции по планированию в Сальтшёбадене, недалеко от Стокгольма в Швеции, где самые могущественные частные лица из США и Европы, включая Рокфеллеров, Генри Киссинджера, включая глав компаний British Petroleum, Royal Dutch Shell, Ротшильдов и других, обсуждали и спорили о предстоящем 400% повышении цен на нефть, производимую странами OPEC. В 2000-м меня в свой дом в Лондоне пригласил шейх Ямани чтобы обсудить мою книгу, «Век Войны» (The Century of War — вышла и в русском переводе — emdrone). В той дискуссии Ямани спросил, как я обнаружил информацию, приведенную в книге о нефтяном кризисе 1973 года. Я объяснил ему, во всех подробностях, как я сложил части головоломки. Он был поражен и сказал мне «Профессор Энгдал, — он назвал меня профессором, я ответил, что я не профессор, но он повторил снова, — «профессор Энгдал — вы единственный человек, который смог сложить картину из всех, кого я знаю, о том, что действительно случилось в 1973 году. Когда меня мой король послал в Тегеран спросить щаха, почему Иран затребовал такое резкое повышение цен на нефть в декабре 1973-го, шах ему ответил, что я должен передать моему королю, что если он хочет ответа, то должен поехать в Вашингтон и спросить о том Генри Киссинджера.


И та стратегия, которая принесла контроль над ценой нефти на мировом рынке в 1973, для повышения цены и поддержания гегемонии американской власти в системе, где войны более её не обеспечивали, эта стратегия была обращена в 1986. В 1973-м она послужила целям банков Уолл-стрит и нефтяным гигантам и создала фундамент для долгового кризиса стран третьего мира 1980-х. Но в 1986 для их целей было выгодно обратное, и в госдепартаменте было обсуждение этих вопросов между госсекретарём Джорджем Шульцем, вице-президентом Джорджем Гербертом Уолкером Бушем (отцом), и другими лицами о том, как убедить Саудовскую Аравию обрушить нефтяные цены на мировом рынке. Этот обвал мировой цены на нефть до уровня ниже $10 за бочку (баррель) с уровня примерно $30 в течение примерно месяца косвенно повлияло и на развал через 3 года Советского Союза.


В течение 1980х США скрытно манипулировали событиями на Ближнем Востоке в отношении Ирана и Ирака чтобы создать ту кровавую войну между ними ради контроля мировых рынков нефти. Соединенные Штаты продолжали манипулировать и после ирано-иракской войны, манипулировали находящимся в долгах и отчаянном положении Саддамом Хуссейном, убедив его, что он может войти и забрать нефтяные богатства Кувейта. Это было ловушкой поставленной на Саддама Хуссейна Западом. И последовавшая война США против Ирака под подложным предлогом, что он якобы угрожал нефтяным полям саудитов, стало новой фазой прямой милитаризации со стороны США и Пентагона и создания постоянных военных баз по всему Ближнему Востоку.


Через 10 лет при новом Президенте в сентябре 2001 года была запущена новая фаза в том что можно называть последовательностью нефтяных войн, названная Войной с Терроризмом.


Я оставлю на ваше собственное усмотрение различные теории о том, могли ли 19 арабов без серьёзной авиаподготовки и вооруженных канцелярскими ножиками для разрезания упаковки захватить 4 коммерческих авиалайнера в воздушном пространстве США, включая нарушение воздушного пространства Пентагона, и лететь, будучи не замеченными ПВО Америки в течение 93 минут, затем обрушив башни Торгового Центра — обрушив 3 башни, кстати говоря — и поразив Пентагон — оставляю разные теории на ваше рассмотрение, не хочу об это сейчас рассуждать.


Для администрации Буша-Чейни и ястребов-неоконсерваторов в Кабинете, таких как Пол Вулфовиц, не имело значения арабы или Дональд Дак (утка из популярного американского диснеевского мультфильма — emdrone) взяли бы на себя ответственность за башни Торгового Центра. Они (все равно) решили следовать программе Войны с Террором [т.е. войны с абстрактным существительным, которое значит то, что желает определяющий этот термин, как справедливо отметил один из обозревателей. Термин был специально выдуман одним из специалистов пиара, работающим с правительством — emdrone], которая будет направлена на весь исламский мир от Афганистана до Марокко. И вся декада 1990х прошла как серия яростных и прямых нефтяных войн в Ценральной Азии — Шеврон пришел и захватил нефтяные ресурсы в Тенгизе в Казахстане, а Бритиш Петролеум — каспийские запасы в Баку. Разведка США посылала оперативных работников в Чечню, чтобы саботировать возможность перекачки нефти по русским трубам. А после 2000 США начали подготавливать серию цветных революций, направленных косвенно против Москвы, самыми важными из которых были установка Саакашвили в Грузии и оранжевая революция на Украине в 2003-2004 годах. Цель привлечения Украины в НАТО наряду с Польшей, Болгарией и другими бывшими странами Варшавского Договора в том, что это приносит под контроль НАТО — целью для Украины было контролировать экспортные нефтепроводы из России на Запад.


На таком фоне следует оценивать действия тогдашнего президента Путина и российского правительства при аресте Михаила Ходорковского из компании ЮКОС-Ойл. Ходорковский во время ареста был в процессе переговоров с Джорджем Гербертом Уолкером Бушем и могущественными инвесторами в Вашингтоне, связанными с Пентагоном и ЦРУ, по вопросам передачи 40% ЮКОСа (Сибнефти как подразделения ЮКОСА — emdrone) американским интересам, Эксону или Шеврону, а также он был в процессе, как утверждают, скупки голосов в российской Думе чтобы стать следующим президентом, а также для изменения российского закона о ресурсах дабы приватизировать нефть, газ и трубопроводы.


К концу десятилетия американский истэблишмент решил сменить тактику, сменить акценты, вместо жесткой агрессивной линии управления Буща-Чейни они решили обратить к миру лицо, которое мягче, добрее — лицо Барака Обамы. Барак Обама — мастер демагогии, поставленный президенствовать деньгами тех же самых особых интересов, что при выборах или установке во власть Джорджа Буша и Дика Чейни — а именно, деньгами Уолл Стрит, военно-промышленного комплекса и нефти. Американский леопард менял пятна, оставаясьлеопардом.


Первым делом или одними из первых дел, с которых начал президент Обама, были эскалация войны в Афганистане, поскольку фокус смещался, и разговоры о перезапуске американо-российских отношений, поскольку приоритетом становилось сдерживание экономического роста и влияния Китая. Военное присутствие США в Афганистане не имеет практически ничего общего с контролем Талибана или того образования, которую называют аль-Каидой, где бы оно ни находилось, т.е. ничего общего с Осамой бин-Ладеном, который, как говорят, умер 10 лет тому назад. Целью его было создание сети постоянных военно-воздушных баз по всему Афганистану, в Баграме и других местах, направленных стратегически на Китай и потенциально против России, дабы утвердить свой (военный) сапог в центре Евразии, подконтрольный Соединенным Штатам, впервые в истории.


В 2008 накануне моего первого визита в Китайскую Республику я изучал подоплёку событий на Тибете, когда там возникли бунты предположительно китайских бизнесменов (Han Chinese businesmen) против тибетских монахов в марте 2008. И я обнаружил в процессе изучения, что те же самые НГО (=неправительственные или негосударственные организации), которые были вовлечены в цветные революции в Грузии и на Украине, в других местах, оказались также вовлечены в поддержку требования независимости Тибета со стороны далай-ламы. Я также обнаружил, безвестный, бесцветный фонд, финансируемый американским миллиардером и геополитическим агентом по имени Джордж Сорос — и я упомянул Trace Foundation в своей статье. На следующий день, отослав статью на политический веб-сайт своего друга в Канаде, я вылетел в Пекин, перестав думать об этом вопросе. В статье я, если говорить кратко, утверждал, что по моему мнению бунты и дестабилизация в Тибете были направлены на постановку китайцев в неловкое положение накануне летних олимпийских игр, и были началом целой серии провокаций, раздражающих как булавочные уколы, созданных Соединенными Штатами и НАТО против растущей мощи Китая. А год спустя, в 2009 в провинции (Чинуа, Чинхуа, Чиньхуа), центральном перекрестке для нефте- и газопроводов между Казахстаном и Россией и Китаем, а также месте расположения китайских нефтяных полей, те же самые НГО (вновь) активно создавали бунты.


В 2008 Пентагон создал целое новое стратегическое подразделение (command), нацеленное на военный контроль Африки, названный Африком (Africa Command), и причиной этого был растущий успех китайской дипломатии по всей Африке в получении долгосрочных поставок нефти, газа и другого сырья для китайской экономики. Различные дестабилизации, которые мы наблюдали в последние месяцы под названием Арабской Весны, являются частью стратегии Африкома по смене режимов в разных частях Африки и на Ближнем Востоке для создания ситуации более дружественной к долгосрочным планам Соединенных Штатов. Муаммар Каддафи имел несомненно много недостатков, но главным из них в глаза Вашингтона было то, что он не пел по вашингтонским нотам. Он начал раздавать нефтяные концессии китайским и русским нефтяным компаниям, среди прочего, и попытался организовать пан-Африканский Союз, экономический союз, который был бы менее зависим от Международного Валютного Фонда и американского давления. Одновременно почти незамеченные миром НГО Соединенных Штатов успешно оторвали Южный Судан и его нефтяные запасы, которые являлись главным источником снабжения нефтью Китая, и создали независимую Республику Южный Судан, потоки нефти из которой вскоре потекут через Кению а не, как ранее, через Судан.


3 недели назад я вернулся с больших переговоров в Пекине с различными мозговыми центрами и людьми на разных должностях и могу вас уверить, что они очень хорошо осознают, что эта большая стратегия развития событий в Африке и на Ближнем Востоке направлена в большой степени против экономической нефтяной безопасности Китая. И я могу напомнить, что решение Вашингтона нарушить все предписания Хартии ООН и международного закона объявлением войны против Ливии в марте этого года было сделано не с позиции силы США в мире, но из-за фундаментально слабости. Слабость эта имеет корни в самом сердце американской системы как она была создана по окончании Второй Мировой Войны, а именно контроле денег через Уолл-стрит, Федрезерв и казначейство США. В новой своей книге, «Боги Денег» (The Gods of Money), только что вышедшей на русском, я описываю в подробностях весь процесс постепенно усиливающегося захвата американской политики и политиков группой из 6 главнейших банков, находящихся на Уолл-стрит — Goldman Sachs, J.P. Morgan-Chase, Citygroup, Morgan-Stanley, Bank of America. С 2007 года по сей день более 14 триллионов долларов денег налогоплательщиков и балансов Федрезерва были вкачаны в эти 6 банковских институтов — в банки, которые считаются слишком большими, чтобы разориться . Результатом такого выкупа банков стало разрушение американской экономики и самая большая депрессия со времен 1930-х.


В этом глобальном кризисе, мы сейчас находимся в том, что я называю эпохальным кризисом, т.е. кризисом, с которыми мы встречаемся возможно каждые 4 или 5 сотен лет в истории — в этом кризисе есть одна альтернатива, на которую определённые круги в Западной Европе смотрят с большой нервозностью, как на способ будущего выхода из кризиса, и этой альтернативой является Евразия. Роль доллара как резервной валюты — единственное, что позволяет Вашингтону финансировать войны против России, Китая и других государств Евразии, включая Иран. Нынешний кризис Греции, кризисы Евролэнда были намеренно подожжены банками Голдман-Сакс, Джей-Пи Морган-Чейз, американскими управляющими в Федрезерве ради прямой цели, предотвращения замены доллара, как мировой резервной валюты на евро.


Европейские элитные круги по моему мнению — я говорю о Германии и Франции в первую очередь, также об Италии — ведут себя шизофренически в вопросе о Евразии и их отношении с Евразией. С одной стороны они знают, что любой рост в будущем немецкого, французского, итальянского экспорта придет не от американских рынков, североамериканских рынков, но от Евразийских рынков, будь они в Восточной Европе, в России, в Китае или Индии. Но в то же самое время они боятся разлома североатлантического моста с НАТО, которое разумеется организация подконтрольная США, из-за ужасающей военной силы и силы шантажа, которые американцы имеют над Западной Европой и странами Еврозоны.


Я вижу только одну возможность выхода из кризиса для стран вроде России и Китая, и кризис потревожил обе эти страны, как и для Западной Европы, Ближнего Востока и Африки — это более близкое экономическое, политическое и, да, военное сотрудничество между двумя великими державами Евразии, Китаем и Россией. Такая комбинация вовлечет все страны Центральной Азии, как и главных союзников среди нефтепроизводящих стран на Ближнем Востоке и в частях Африки, и оно могло бы буквально поменять карту мира, создав многополярный мир, где безумия, которое мы наблюдали последние годы, более не будет. Этому сотрудничеству евразийских стран есть другая альтернатива, и она такова, что я лично не хотел бы о ней думать, а именно то, что Пентагон называет Доминированием по Всему Спектру (Full Spectrum Dominance), контролю земли, океанов, воздуха, космоса военной машиной Пентагона.


Как американец и выражая как я полагаю интересы всего американского населения, равно как и людей остального мира, я думаю, что мы заслуживаем лучшего, нежели пентагоновское одно мировое правительство.