Наука и технологии

«Выпускной бал по гарвардскому сценарию»

Июнь 25
22:05 2008

Выпускной бал по гарвардскому сценарию


Зрелище беснующихся “любителей спорта”, демонстрирующих перед телекамерами свои пивные животики на фоне россиянских триколоров, сменилось не менее умилительными картинами: инфантильные столичные выпускники, испытывающие невероятное счастье от рукопожатия “внезапно” нарисовавшегося на Воробьевых горах нанопрезидента, на пару дней сделались главными героями выпусков новостей. За бальными платьями и романтическими встречами рассветов сделалась как-то не очень заметной цифра в 20 тысяч апелляций, поданных по итогам печально знаменитого ЕГЭ. Впрочем, если учесть, что апелляцию подавал лишь каждый пятый выпускник, число пострадавших может зашкалить за 100 тысяч человек.

Нынешний год стал последним в череде лет проводимого в РФ преступного “эксперимента” по внедрению “единого государственного экзамена” и ознаменовался десятками тысяч человеческих трагедий, закончившихся семейными скандалами, нервными потрясениями и даже суицидом. Но главный итог ЕГЭ состоит в том, что вступающим в светлое россиянское будущее выпускникам преподан первый серьезный урок жизни в “суверенной демократии”. На примере так называемого “единого государственного экзамена” вчерашние школьники отлично изучили тему “гражданских прав и свобод”.

Идея проведения широкомасштабного “эксперимента” по внедрению в РФ “единого государственного экзамена” зародилась при самом активном участии гарвардской профессуры. Предлагавшие ее американские советники прекрасно знали, что данный “эксперимент” привел к тяжелейшим последствиям систему образования в самих США и был категорически отвергнут в подавляющем большинстве стран Европы. В 2000-м году, несмотря на бурные протесты ведущих отечественных специалистов, “эксперимент” начался в РФ. Разработчиками было придумано несколько красивых мифов: о повышении объективности итоговой оценки знаний, о повышении доступности высшего профессионального образования для выпускников из отдаленных провинций, о сокращении уровня коррупции при поступлении в вузы. Спустя 8 лет стало совершенно очевидно, что все эти выгоды были абсолютно иллюзорными. Особенно утверждение о том, что ЕГЭ сумеет побороть традиционный российский бич — коррупцию. Практика показала, что с внедрением ЕГЭ коррупция возросла многократно. Причем, во главе этой коррупционной пирамиды стоят теперь непосредственно федеральные и региональные органы управления образованием.

Каким же образом функционирует эта преступная “карусель”? В первые годы “эксперимента”, когда масштабы его были незначительными, всю основную работу выполняла специализированная организация — Федеральный Центр Тестирования. Он принимал от разработчиков контрольно-измерительные материалы (КИМы), размножал их, рассылал по регионам через свои региональные представительства, контролировал проведение самого экзамена и обрабатывал результаты. Организаторы ЕГЭ быстро сообразили, что на нем можно очень неплохо заработать. Режим “эксперимента” позволяет им фактически бесконтрольно и безотчетно тратить бюджетные средства, которых за время “эксперимента” по совокупности из бюджетов разных уровней было потрачено около 1 миллиарда долларов. Чиновники сообразили, что, имея соответствующие афеллированные структуры, часть денег можно вообще разложить по личным карманам.

Под красивые лозунги о повышении качества образования сложилась занятная коммерческая цепочка. Сначала в Федеральном институте педагогических измерений (ФИПИ) разрабатывались контрольно-измерительные материалы (КИМы). Затем они размножались в коммерческих типографиях. Потом другая коммерческая структура эти материалы упаковывала и рассылала по регионам. Сколько было на самом деле напечатано КИМов, кому и в каком количестве было разослано, до сих пор не знает никто. Поэтому не стоит удивляться тому, что сегодня более 20 тысяч сайтов предлагают свои услуги по ЕГЭ. Причем многие из них предлагают готовые ответы на задания за 1-2 дня до проведения экзамена.

Эксперты полагают, что секретных пакетов с КИМами направляется в регионы несколько больше, чем положено. Неучтенные пакеты руководителями пунктов приема ЕГЭ вскрываются заранее. Задания решают опытные вузовские преподаватели, а затем готовые ответы бойко продаются накануне и во время проведения экзаменов. В 2007 году группа выпускников Иркутской области была возмущена тем, что часть из них сдавала ЕГЭ в специальных — “платных” — аудиториях. Чиновники Рособрнадзора активно данный факт отрицали. В 2008 году история с точностью до деталей повторилась в Татарстане, где два руководителя пункта проведения ЕГЭ организовали сдачу данного “экзамена” по сходной цене — за 5 тысяч рублей, пригласив для этого преподавателей вузов и студентов старших курсов.

Не ликвидировал ЕГЭ коррупцию и в самих приемных комиссиях вузов, где сегодня творится полный произвол. Во-первых, каждый вуз переводит баллы ЕГЭ в свои собственные, по действующей только в данном вузе шкале. А, во-вторых, никто не может объяснить, каковы же критерии отбора абитуриентов, представивших в приемную комиссию свидетельства о сдаче ЕГЭ с одинаковыми баллами. Очевидно, вопрос решается в пользу того, кто к свидетельству сумел приложить конверт с “небольшим вознаграждением”, знаменуя торжество рыночного “гарвардского” подхода.