Политика

Выборы 2012: Почему победил В. В. Путин?

Март 25
09:57 2012

Выборы 2012: Почему победил В. В. Путин?


Курица, снёсшая яйцо, часто клохчет так,


как будто она снесла небольшую планету.»


М.Твен


«Если слепота в политике всегда губительна,


то глухота иногда полезна.»


А.А. Керсновский «Философия войны»


Прошли выборы, отшумели митинги, страна возвращается к будничной жизни. Не спят только крепкие задним умом политические аналитики, кропая свои статьи, делая выводы и строя прогнозы, исходя уже из свершившегося факта, а не данных социологических опросов или своей интуиции. Давайте и мы, в силу наших скромных возможностей, попытаемся проанализировать процесс прошедших в стране выборов Президентом Российской Федерации В.В. Путина.


Из всех участников президентской гонки, на наш взгляд, по-настоящему боролись только двое: В.В. Путин и М. Д. Прохоров. И если второй из них новичок в политике, делает первые шаги и мог ставить себе только тактические цели, то для первого прошедшие выборы были серьезным испытанием, и победа на них ему была нужна, вне всякого сомнения. Причём победа в первом туре. Победить должен был он сам. Чисто. А это ещё в середине 2011 года не было предопределено.


Экономические трудности сегодняшнего дня, ряд кадровых ошибочных решений прошлых лет и неопределённость будущего страны существенно снизили электоральную поддержку В.В. Путина. По опросам общественного мнения, она в течение прошлого года не поднималась выше 50%, а порой опускалась и ниже 45%. Не совсем гладкие выборы в Государственную Думу ещё более осложнили задачу Премьера и его команды. Данные «Левада Центра» и ВЦИОМ показывали, что его рейтинг в первой половине декабря 2011 г. опустился ниже 42%. Очень хороший процент? Да. Но не для задач, поставленных перед собой В.В. Путиным [1].


Конечно, было сделано всё, для того чтобы отвязать образ Премьера от образов «Единой России» и Д.А. Медведева. Ни лидеры партии власти, ни Президент РФ в этот период не проявляли никакой активности. Их было не видно и не слышно. Во всю использовались особенности российского законодательства, по которому премьер-министр может вполне сочетать предвыборную агитацию и служебную деятельность. Печатались статьи В.В. Путина о его понимании будущего страны. Т.е. наконец стал обретать очертание т.н. «План Путина», до сего дня состоявший исключительно из названия. Но всё это более-менее стандартные заготовки обычной предвыборной компании. Они не гарантировали чистой победы в первом туре. А то, что результаты и особенно сама процедура выборов станут рассматриваться чуть ли не под микроскопом, было совершенно понятно. Ситуация складывалась неоднозначная, нехорошая.


Вообще, каково идеальное решение какой-либо проблемы? Наверное, это отсутствие проблемы. Ну, а если она, проблема, есть, как сделать так, чтобы её не было? Идеально сделать? Идеальное решение проблемы – это, когда сама эта проблема и становится собственным своим решением!


Проблема – неуверенность населения, его повышенная нервозность, повышенная политическая активность и падающее доверие к кандидату на выборную должность накануне выборов. Оппозиция настоящей проблемой не являлась, но это всегда противники и конкуренты в борьбе за голоса избирателей, и ресурс она для идеального решения предоставить могла. Как поступить?


Идеальное решение проблемы, стоящей перед предвыборным штабом В.В. Путина, заключалось в том, чтобы нервозность и политическую активность населения превратить в ресурс своего кандидата, направить энергию масс от кандидата и одновременно возглавить эту активность. Для чего население необходимо, во-первых, не успокоить, а наоборот эмоционально разогреть ещё больше, чтобы существенно уменьшить способность к рассуждениям и анализу. Полностью погрузить его в пространство специально созданного мифа, отсекая прошлое от настоящего. Чтобы как можно больше народа стало действовать не только инстинктивно, под влиянием эмоций, но именно под воздействием видимого и ощущаемого, того мифического, что становится единственной по настоящему живой сегодняшней реальностью в пространстве мифа. А эмоционально заряженная масса людей в пространстве мифа вполне подвержена манипуляциям со стороны творца, расположившегося вне этого мифического пространства. Во-вторых, разогревать должно не протестом, а страхом, ощущением актуальной опасности. Страхом таким, который, по словам Т. Гоббса, является «отвращением, соединённым с мнением, что объект нанесёт вред» [2]. Тогда люди начнут инстинктивно искать защиты, они забудут свои претензии и свои обиды, а будут искать в первую очередь спасение от грозящей беды. Никто не вспоминает о денежном долге соседа, когда кто-то со стороны пытается поджечь дом! И такой защитой для людей должен был стать В.В. Путин. В-третьих, опасность, по большому счёту, должна быть незначительной, в действительности иллюзорной, чтобы в пылу нагнетания эмоций, не спустить зверя с цепи. Рождённый и актуализированный миф — крайне серьёзная и опасная вещь, способная преодолеть, победить и даже создать, пусть временно, новую сущность, так похожую на эйдос. Т.е. настоящая попытка поджога нам не нужна, нам нужны слухи из «достоверных» источников о возможной подготовке к такому действу с указанием конкретных личностей, проведением исторических параллелей. Хорошо, если из-за границы, что и более страшно из-за большей неизвестности, и менее проверяемо, и мало осмысляемо.


Роль такой зиц-опасности блестяще и искренне, исполнили наши записные радикальные «либералы», попытавшиеся раскрутить «цветное» движение.


Вся эта радикальная «либеральная» тусовка в России не имеет и никогда не имела электоральной силы, с которой необходимо было бы считаться хоть в какой-либо мере. Немногочисленность всех акций, вплоть до последних декабрьских, ничтожная поддержка населением, патологическая кружковость, дробление на бесконечное количество ячеечек, отсутствие конструктивной и позитивной идеологии, отсутствие лидера, да и кандидатов в лидеры тоже позволяли правящей группе быть уверенной в неспособности «либералов» организовать и проводить настоящие долгосрочные мощные протестные манифестации. Об этом же говорил и ряд иных специфических свойств «либералов». Это группа сама в себе и сама для себя. Открыто ненавидящая, презирающая и боящаяся России и её народа, не скрывающая и не стесняющаяся того, что они марионетки Запада, а значит, в настоящей политической гражданской войне – потенциально слабейшая сторона.


Первый митинг 6 декабря 2011 г. оказался нежданно хорошей затравкой. Особенно удачно было присутствие на нём многих всенародно «любимых» персонажей.


Кого народ увидел на этом, да и на последующих мероприятиях? Откровенно живущих на западные деньги оппозиционеров в виде Рыжкова, Немцова сотоварищи (буквально тут же, как специально, сбегавших в американское посольство и ещё более уверивших население в своей ангажированности); представителей тихо ненавидимых народом олигархов в лице их жён; представителей сексуальных меньшинств, так же не жалуемых большинством населения; прожигателей жизни и гламурных дам, хипстеров и прочая. Видимо, по замыслу организаторов, всё это сборище призвано было продемонстрировать единение «элиты» с народом и наличие на Руси гражданского общества «а ля Уэст».


Простой народ, основная масса избирателей видит, что на политическую сцену, в первые, так сказать, ряды нагло и бесцеремонно выходит какой-то Чужой! Этот Чужой почему-то называет себя Народом. Но это совсем не он, не народ и общего с этими у народа нет ничего! Да тут ещё опять начались традиционные песни радикальной оппозиции о счастье «свободы», данной народу в 90-ых, на фоне ухудшающегося экономического и социального положения в стране; об очистительном благе «цветных» революций на фоне уничтожаемых Ливии и Сирии. Разве можно было бы придумать лучшего внутреннего врага в России, чем этот конгломерат – слабый, наглый, чуждый? Нет, лучшего подарка для предвыборных мероприятий В.В. Путина ожидать не приходилось.


Народ огляделся вокруг, посмотрел на действующих политиков и претендентов на пост Президента и принял однозначное, а для погружённых в миф, естественное решение. Недаром через всю предвыборную компанию рефреном прошёл вопрос: «Кто, если не Он!? Покажи!» Народ решил отстаивать свой суверенитет через В.В. Путина. А радикальная оппозиция, засучив рукава, с невиданным энтузиазмом самозабвенно начала ковать ему победу.


Другое дело, что в действительности ни какой реальной угрозы «цветной» революции не существовало [3]. Даже максимум того, что способны были организовать все Удальцовы с Немцовыми и Каспаровы с Навальными, легко подавлялось правящей группой обычными превентивными и актуальными полицейскими методами. Но народу этого никто объяснять и не пытался. Все увлеклись организованной В.В. Путиным игрой. Только одни с криком «загоним оранжевого в угол», а другие с криком «долой кровавую диктатуру».


Мы видим, что происходящее нагнетание апофатического напряжения эйдоса, его символизация доходит, доводится до рождения симулякра. Т.е. была решена задача задействования энергии сущности, энергии эйдоса, каковым является желание суверенитета, независимости, свободы, самостоятельности отдельно от самой этой сущности[4]. Задействование происходит через аномальное повышение эмоционального накала в обществе и совместного с обществом сотворения симулякра «цветной» угрозы – т.е. не-сущего вместо указания настоящих причин такого его беспокойного состояния. Перефразируя слова Ж. Бодрийяра «предупреждение смерти ценою непрерывного самоомертвления – такова парадоксальная логика безопасности» [6] можно сказать, что производилось предупреждение разрушения страны путём продления её умирания, через депульпирования нерва развития – такова парадоксальная логика этой борьбы за суверенитет.


Базой же эмоциональной накрутки являлся страх, разлитый в обществе. При этом основанием страха было явное нежелание народом перемен в сочетании с глубинным пониманием необходимости и даже неизбежности этих перемен. В интерпретации Ф. Римана – страха с навязчивостями [7]. Поднимается этот страх из глубины неотрефлексированного подавленного происшедшего со страной и людьми 20 лет назад, когда желание изменений мало что дали, но очень много отняли у большей части населения. И сегодня, спустя целых 20 лет то ли реформ, то ли обдумывания случившегося, надвигающаяся неизбежность новых перемен в продолжение уже происшедших вызывает сильное беспокойство людей, питает их страх перед новым и неизвестным. Необходимость отрефлексирования, усвоения, уложения в сознании народа, согласования с его смыслами, даже примирения с происшедшим — важнейшая задача общества, в первую очередь интеллектуальных и политических его лидеров, как во власти, так и в оппозиции. Только после проделывания всей этой огромной работы «элита» может у нас стать действительно Элитой, только тогда она с полным правом будет занимать своё место, пользоваться соответствующими уважением и привилегиями, а мы как народ, наконец, обретём своё будущее и выявим цель.


Толпа вообще всегда живёт в мифическом пространстве. В пространстве самой что ни на есть актуальной, живой, ощущаемой ею действительности [5]. Миф о «цветной» угрозе для человека, погружённого в такое мифическое пространство, так же актуален, действенен и жив, как и преображение кого-либо в оборотня при полной луне для верящих в оборотничество. В мифическом сознании толпы одинаковыми масштабами ресурсов обладают и правящая в России группа во главе с В.В. Путиным и радикальная оппозиция во главе в Б. Немцовым и К. Собчак. Возможно всё. Даже свержение В.В. Путина единолично Г. Каспаровым и нападение завтра утром американцев на Россию. И даже завтра более вероятно, чем послезавтра. Каковы же рецепты обороны от «цветной» угрозы и нападения янки? Они вполне себе мифические. Это выйти на улицу с протестом, чтобы запугать «цветную» угрозу (можно подумать, что манифестации, являвшиеся всегда питательной средой «цветных» движений, её остановят); это проголосовать за В.В. Путина, чтобы предотвратить «ливийский сценарий» развития событий в России (можно подумать, наличие Каддафи остановило Запад).


Однако, с этого момента каждый шаг радикальной оппозиции лишь прибавлял сторонников В.В. Путину. Народ не хотел никаких эксцессов, ни хотел повторения преобразований 20-летней давности, тем более со вмешательством извне. В памяти у всех были свежи западное варварство и бесцеремонная наглость их действий в Ливии и аналогичные мероприятия в Сирии. «Цветное» движение силами самого же этого движения превратилось в жупел вмешательства, кровавых сцен, бомбардировок, безвластия и оккупации. Они сами себя связывали смысловыми цепочками с худыми 90-ми, с Майданом, с политикой США по учинению «демократии»… Чем сильнее и громче «цветные» орали и возмущались, тем больше становилось желающих проголосовать за В. В. Путина.


Поездка Киссинджера в Россию и его встреча с Путиным, назначение новым послом одиозного Макфолла, анитпутинсккие и антироссийские высказывания сенатора-республиканца Маккейна, скрытые намёки госсекретаря г-жи Клинтон выглядели как попытка навязать чужую политическую волю, вмешательством во внутренние дела со стороны США и вызвали консолидацию и объединение против тех, кто такие попытки символизировал, вокруг того, кто этим попыткам мог, в сознании народа, противостоять. Всех, вольно или невольно, заставили работать на авторитет В.В. Путина. И США тоже! Они же не могли, в силу природы вещей, даже если понимали весь рисунок предвыборной компании В.В. Путина, в чём мы сомневаемся, изменить свою внешнюю политику! Они были вынуждены продолжать помогать В.В. Путину победить руками прозападной радикальной оппозиции и своими собственными действиями. Идеальная игра. Образцовый миф.


Прошедшую избирательную компанию В.В. Путина можно с полным правом записывать в учебники по политическому PR. Был продемонстрирован мастер-класс политического айкидо или, словами теоретика ненасильственной политической борьбы Дж. Шарпа, «политического джиу-джитсу», только наоборот. С помощью существовавшего симулякра радикальной «либеральной» оппозиции, создав симулякр несуществующей «цветной» угрозы, команда Путина блестяще провела финишный отрезок предвыборной гонки, заставив своих противников либо активно работать на своего кандидата, либо тихо отойти в сторону и не мешать.


Зюганов Г. А. с Жириновским В. В. на фоне блестящей предвыборной партии Путина выглядили жалкими второсортными политиками. Они были вынуждены, либо, со своими домашними худосочными митингами против «цветных» играть не в свою игру, как бы подтверждая все опасения населения относительно «цветной» угрозы, либо совместно сиротливо и обиженно обсуждать, почему не пришёл Путин В.В. на дискуссию к ними, оттеняя собой, своим бессилием силу и лидерские качества В.В. Путина. Оба действия – проигрышные. И напрасно Зюганов Г. А. возмущается итогами голосования. На выборах в 2004 и 2008 годах кандидат от КПРФ получал те же свои 18 % голосов. А все нынешние выборы он провёл ведомым, несамостоятельным, всегда отставая от лидера. Результат закономерен.


Другое дело Прохоров М. Д. Он единственный из всей оппозиции сумел вести именно и только свою игру, не впадая не в одну из крайностей, но с похвальным постоянством отмечаясь повсюду. Чувствовалась некоторая неуверенность, но это понятно и простительно для новичка в политике, тем более, несколько месяцев назад здорово покусанного мелкими политическими грызунами – Табаки от политики. Но Прохоров М.Д. сумел сделать так, чтобы на него не отвлекался В.В. Путин, чтобы его не ставили в противники лидеры думской оппозиции, чтобы его сильно не тянула к себе радикальная оппозиция, но и не отталкивала. Все, кроме М. Д. Прохорова, были заняты конструированием и борьбой с симулякром «цветной» революции и как-то забыли о достаточно значительном слое электората, имеющем либеральные политические взгляды. Но не те взгляды (якобы либеральные, а в действительности антигосударственные), что характерны для деятелей «Другой России», а те, что когда-то, лет 10-12 назад, отражали в какой-то мере партии СПС и «Яблоко». Электорат этот ни чем не напоминал о себе последние 8 лет, не находя адекватного представителя на политической сцене страны. А это ведь до 15% голосующих! Прохоров М. Д. впервые за 10 лет заговорил с такими людьми на понятном им языке, спокойном, деловом, не надрывном и не алармистском, без намёка на собственное превосходство и без презрения к сторонникам и стране, что так характерно для наших радикалов.


Потому и результат Прохорова М. Д. закономерен. И партия, что он создаст, займёт на следующих выборах вполне достойное место на политической сцене России, будет собирать регулярно 8-12%, проходить в Думу и влиять на внутреннюю политику государства. Если, конечно, ему не надоест, ведь у Прохорова М. Д. и его партии крайне мало шансов получить большинство в Думе и стать Президентом. Будет ли он удовлетворён ролью политика, хоть и важного, но с ограниченной перспективой, с видимым потолком электоральной поддержки? Роль Берлускони в России ему вряд ли суждено сыграть в силу огромной разницы стран, народов, политической культуры.


Однако на сегодня можно утверждать, что Прохоров М. Д. как политик состоялся. Он, кроме того, отомстил своим противникам, столь оригинально поступившим с ними в истории с партией «Правое дело». Можно так же констатировать смерть партии «Яблоко» и Явлинского как политика. Их место теперь занято М. Д. Прохоровым.


Мир не переменился после выборов, и политическая сцена России не очистилась. Но тектонические плиты в общественном сознании уже начали своё движение. Результаты этого движения в будущем. И от нас с вами зависит, каким будет политика в нашей стране, и насколько достойные нашей Родины и адекватные задачам страны будут в ней политики.