Общество

Всех прокормить не сможем

Август 29
08:22 2011

Всех прокормить не сможем


России брошен миграционный вызов

Начало очередного электорального цикла в России сопровождается резким обострением национальных проблем. Одной из главных причин этого, как известно, является неконтролируемая миграция коренных этносов Центральной Азии и Кавказа в районы традиционного проживания русского населения. Реальные цифры иногда просто шокируют.




В конце июня об актуальности миграционных проблем напомнил председатель думского комитета по международным делам Константин Косачев. Выступая на заседании диалога по миграции Россия — ЕС, он заявил, что по некоторым оценкам к 2050 г. мигранты и их потомки составят свыше трети населения России. По его словам, в России сегодня проживает около 10 млн. граждан других государств, что сопоставимо с населением Португалии. В 2009 г. иностранные мигранты перечислили в свои страны $19 млрд., или 2% российского ВВП, тогда как в Германии сумма переводов гастарбайтеров составила $16 млрд., в Италии — $13 млрд., а в Испании — менее $13 млрд. К 2050 г. Евросоюзу, согласно прогнозам, потребуется 100 млн. мигрантов, а России до 2025 г. — 20 млн. мигрантов, что свидетельствует о схожести их миграционных проблем.



О том, почему России потребуется именно 20 млн. мигрантов, а не 10, или, скажем, 50 млн. К. Косачев не упомянул. Показательно, однако, что мысль о неизбежности массового привлечения мигрантов прочно засела в сознании российской элиты, которое и определяет миграционную политику.



Если задаться целью решить социально-экономические проблемы Центральной Азии и предотвратить весьма вероятный там социальный взрыв, то количество необходимых России мигрантов можно смело увеличивать в два-три раза, так как население этого региона продолжает быстро расти.



В ряде стран Центральной Азии сохраняется ситуация демографического взрыва, преодолеть последствия которого они не в состоянии. Опубликованные в июне этого года итоги переписи населения Таджикистана, показали, что за 10 лет, прошедших со времени предыдущей переписи (2000 г.), население республики увеличилось более чем на 1,4 млн. чел., или на 23%. К концу 2010 г. население Таджикистана достигло 7, 5 млн. чел., тогда как еще в 2000 г. оно составляло всего 6,1 млн. За 10 лет численность жителей Таджикистана возросла почти на полтора миллиона, и это в условиях, когда прокормить себя за счет собственных ресурсов республика давно уже не в состоянии. Причина этого – в несоответствии темпов естественного прироста населения и экономического потенциала Таджикистана, прежде всего его природных и сельскохозяйственных ресурсов.



Возможностей для того, чтобы обеспечить продовольствием быстро растущее население, в Таджикистане не хватало еще в совесткий период. Большую часть республики — более 93% занимают горы. Земли, пригодные для сельского хозяйства, занимают около 1/3 Таджикистана, а пашня – 1/5 сельхозугодий. Демографический взрыв первых послевоенных десятилетий привел к тому, что посевная площадь на душу населения в Таджикистане резко сократилась. В 1940 г. она составляла 0,6 га, тогда как к концу 1980-х гг. уменьшилась до 0,17 га. К тому же большая часть пашенных земель была занята под посевы хлопка, а потребности в продовольствии удовлетворялись за счет его завоза из других республик. С тех пор положение в сельском хозяйстве только ухудшилось.



По данным Центра стратегических исследований при президенте Таджикистана, на каждого жителя республики сегодня приходится всего 6 соток земли.



По сравнению с первым постсоветским десятилетием прирост населения Таджикистана заметно увеличился. Если в 1991-2000 гг. число жителей республики выросло на 15% (с 5,3 до 6,1 млн. чел.), то в 2000-2010 гг. — на 23%. То есть, в течение последнего десятилетия население республики увеличивалось в полтора раза быстрее, чем в первые годы после распада СССР. Главной причиной этого, видимо, стало прекращение в 1997 г. гражданской войны, вернувшее население Таджикистана к привычному для него расширенному режиму естественного воспроизводства. Что еще более примечательно, большая часть естественного прироста приходится на сельскую местность, усугубляя и без того острую проблему аграрного перенаселения. Если городское население республики с 2000 г. увеличилось на 379 тыс., чел., то сельское – на 1059 тыс. По сравнению с советским периодом Таджикистан стал гораздо более аграрным. Если в 1989 г. горожане составляли 32,5%, то в 2010 г. – всего 27% жителей республики.



Отъезд русских, составлявших большую часть квалифицированных кадров в промышленности, делает призрачными надежду на повторную индустриализацию, в которой видят решение демографических проблем страны некоторые таджикские аналитики. По словам историка Сайфулло Муллоджанова, «Урбанизацию следует поддержать и нужно добиться баланса в количестве сельчан и горожан. А еще лучше, чтобы городских жителей было больше. В странах, где есть такой баланс, нет демографических взрывов, поскольку в городах рождаемость всегда ниже, чем на селе». Однако никаких условий для индустриализации пока не просматривается. Проекты, реализуемые в Таджикистане иностранными инвесторами, направлены на быстрое извлечение прибыли и массового создания рабочих мест для местного населения не обещают. Одним из главных инвесторов в последние годы выступает Китай, который при строительстве инфраструктурных объектов предпочитает использовать собственную рабочую силу. Со своей стороны, таджикские власти по-прежнему ориентируются на экспорт рабочей силы за рубеж, создавая для этого специальное миграционное ведомство.



В средне- и долгосрочной перспективе таджикские эксперты прогнозируют замедление демографического роста. По оценке экономиста Фируза Саидова, среднегодовые темпы прироста населения республики сегодня составляют 2,2%, тогда как ранее достигали 3,4%. Через 10 лет они должны снизиться до 1,8%, а через 20 лет начнется старение нации. По его данным, уже сейчас в семьях, где родители 1980-х – 1990-х гг. рождения, численность детей составляет не более 2-х. В результате темпы прироста населения могут упасть до 1%, а численность трудовых ресурсов начнет сокращаться. Однако численность жителей Таджикистана к 2028 г. достигнет 12 млн. чел. Каким образом республика сможет «переварить» такую массу населения — непонятно. Концентрация его в пределах трудоизбыточной страны, испытывающей острый дефицит земельно-водных ресурсов и рабочих мест, с большой долей вероятности приведет к социальному взрыву, который неминуемо затронет соседние государства региона.



Не менее сложная демографическая ситуация складывается в Узбекистане с той разницей, что его население в четыре раза больше Таджикистана. В 1991 г. на территории Узбекистана проживало 20,9 млн. чел., в 2000 г. – 24,7 млн., а к 1 января 2010 г. – 28,8 млн. чел. За 10 лет население республики увеличилось на 16,6%. Темпы прироста населения в Узбекистане несколько меньше, чем в Таджикистане, но учитывая демографический потенциал страны, масштабы естественного прироста впечатляют. Численность жителей республики ежегодно возрастает почти на 0,5 млн. чел. За 2007 г., например, население Узбекистана увеличилось на 467,4 тыс. чел. (1,7%) – показатель, эквивалентный населению областного центра многих регионов Центральной России. За 2008 г. численность жителей Узбекистана выросла на 483,1 тыс. чел. (1,8%). Почти две трети естественного прироста приходится на сельскую местность, что так же, как и в Таджикистане, ведет к быстрому росту аграрного перенаселения и безработицы.



Об особенностях демографической ситуации в Узбекистане свидетельствует следующий факт. В этом году число выпускников девятых классов в республике составило 591 тыс. чел. В Узбекистане почти завершен переход на 12-летнюю систему среднего образования, и выпускники девятых классов завершают обучение в академических лицеях или профессиональных колледжах. Поэтому их количество фактически отражает численность трудоспособного населения, которое через несколько лет пополнит местный рынок труда. В предыдущие годы количество выпускников школ было еще больше: в 2010 г. девятые и одиннадцатые классы окончило 675 тыс. чел., а в 2009 г. – 703,8 тыс. В России по прогнозам Министерства образования ЕГЭ в этом году должны были сдавать 800 тыс. чел. Причем на практике их количество чаще всего оказывается меньше.



То есть, число выпускников средних школ в России с ее 142-миллионным населением и Узбекистане, где проживает около 29 млн. чел., сегодня почти одинаково.



В другой трудоизбыточной стране региона – Киргизии темпы демографического роста несколько ниже. По данным переписи 1999 г. в республике проживало 4,8 млн. чел., а в 2010 г. – 5,4 млн. Численность населения за этот период увеличилась на 12,5%, что в полтора раза меньше, по сравнению с Узбекистаном и почти в два – по сравнению с Таджикистаном. Однако экономическая ситуация в Киргизии гораздо хуже. По размеру ВВП на душу населения она занимает последнее место в СНГ. Промышленность, доставшаяся республике в наследство от СССР, почти полностью разрушена, и шансы на ее восстановление минимальны. К тому же Киргизстан отличается крайне нестабильной общественно-политической ситуацией. После двух революций, в ходе которых один за другим были свергнуты режимы А. Акаева (2005 г.) и К. Бакиева (2010 г.), а также прошлогодних межэтнических столкновений на юге страны, в которых погибли более 2 тыс. чел., политическое и экономическое положение в стране крайне нестабильно. И решение своих проблем население также ищет в эмиграции.



Основным способом решения социальных и демографических проблем для стран Центральной Азии является трудовая эмиграция в Россию. Денежные переводы трудовых мигрантов обеспечивают около половины ВВП Таджикистана и Киргизии и около 1/5 – Узбекистана. Однако способность российской экономики абсорбировать все новые массы трудовых мигрантов, которые по мере взросления среднеазиатской молодежи будут появляться на рынке труда, вызывает большие сомнения. Более того, сомнения вызывает сама необходимость массового привлечения иностранных рабочих в силу их низкой квалификации, знания русского языка и этнокультурных различий. По данным «Ведомостей», численность занятого населения в России составляет 69,4 млн. чел., тогда как трудоспособное население достигает 90 млн. Около 20 млн. трудоспособных граждан России относятся к категории незанятого населения, и массовая трудовая миграция, снижающая спрос на рынке труда и уровень зарплат, лишь консервирует это положение.



Главный резерв модернизации России заключается отнюдь не в массовом привлечении дешевой иностранной рабочей силы, а в росте производительности труда.



По расчетам авторов концепции миграционной политики, при увеличении эффективности труда на 8% к 2015 г. мигранты будут России вообще не нужны, при росте на 6% потребность в мигрантах составит 1 млн., а на 4% — 6-7 млн. чел.



Сегодня производительность труда в России составляет всего 1/4 от уровня США и в полтора раза ниже, чем в странах Восточной Европы. Но даже пессимистичный сценарий означает, что обеспечить работой быстро растущее незанятое население республик Центральной Азии Россия не сможет. И миграционная политика, разрешающая свободный въезд в РФ жителей региона по внутренним паспортам, неизбежно потребует пересмотра.