Политика

Время собирать камни

Октябрь 12
08:21 2011

Время собирать камни


В НАТО хорошо помнят выступление В.Путина на 43-й Мюнхенской конференции по безопасности в феврале 2007 года. Владимир Путин прямо обвинил тогда американцев в попытках создания однополярного мира, которые влекут за собой «нелегитимные действия», «новые человеческие трагедии», создают «очаги напряженности». Косвенно президент обвинил США в «гипертрофированном применении силы» и пренебрежении международным правом, из-за чего число конфликтов в мире продолжает расти.


«Отдельные нормы и чуть ли не вся система права одного государства — прежде всего, конечно, США — перешагнули свои национальные границы и во всех сферах — и в экономике, и в политике, и навязывается другим государствам», — сказал В.Путин. Резкой критике подверглось и расширение НАТО как «провоцирующий фактор», который снижает доверие между альянсом и Россией. Расширение не имеет никакого отношения ни к модернизации альянса, ни к обеспечению безопасности в Европе, заявил в Мюнхене В.Путин. Очевидно, что российский президент имел в виду планы втянуть в зону атлантической интеграции Грузию и Украину. Тем более что именно поддержка США в значительной степени спровоцировала режим Михаила Саакашвили на открытое противостояние с Москвой – американцы достаточно жестко дали понять, что не намерены признавать Закавказье (через которое проходит стратегически важный для них нефтепровод Баку – Тбилиси — Джейхан) зоной особых интересов России.


Подверг В.Путин критике и создание американцами системы ПРО в Европе. Эта проблема стала «пробным камнем» двусторонних отношений, так как Вашингтон упорно не желает учитывать позицию Москвы.


Говоря об ОБСЕ, В.Путин выразил обеспокоенность тем, что организацию пытаются сделать «вульгарным инструментом», обслуживающим интересы отдельных стран. «Под эту задачу скроили и бюрократический аппарат ОБСЕ, который абсолютно не связан с государствами-учредителями, скроили под эту задачу процедуру принятия решений и использование так называемых неправительственных организаций, формально независимых, но целенаправленно финансируемых, а значит подконтрольных», — заявил В.Путин.


Мюнхенская речь вспоминается сейчас в связи с тем, что в США появилось немало комментариев, посвящённых В.Путину как будущему президенту России. Так какие же элементы той речи сохраняют своё значение сегодня?


Выступление В.Путина на конференции в Мюнхене в 2007 году, хотя и рассматривалось многими наблюдателями как предвыборное, на самом деле было продиктовано реально складывавшейся в мире обстановкой. Устами российского президента говорила уже другая, освобождающаяся от наследия 90-х держава – накопившая золотовалютный запас, почувствовавшая новый приток сил и не желающая, чтобы ее интересы цинично игнорировались. Россия сделала тогда заявку на увеличение своей роли в международных отношениях.


После Мюнхенской речи можно говорить не о начале «холодной войны», а о переходе существовавшего «холодного мира» в новое качество, когда вынужденное взаимодействие России и США по ряду важных вопросов уже не в силах скрыть острого столкновения интересов.


Россия открыто заявила о своем недоверии к политике США и НАТО в области военной безопасности, и это отразилось в ее оборонном строительстве.


РФ перешла к этапу интенсивного создания современной армии, способной обороняться от внешней агрессии. Разговоры об «отсутствии внешней опасности» были отложены в сторону. В своей Мюнхенской речи президент точно выделил предпосылки формирования такой опасности в ее самой современной форме, и сегодня оборонный комплекс уже работает на ее гипотетическую нейтрализацию. Наглядный пример — серийное производство системы «Искандер», предназначенной для подавления стартовых площадок ПРО в Европе.


Идут интенсивные работы в области перевооружения РВСН и противодействия американским военно-космическим системам.


Дискуссия в среде российских специалистов о воссоздании РСД «Пионер», способных стать достойным ответом НАТО в случае дальнейшей концентрации военных структур блока по периметру российских границ, также идет достаточно продуктивно.


Закупка вертолетоносцев «Мистраль», несмотря на то что ее часто критикуют, имеет прямое предназначение «принуждать к миру» неспокойных соседей вроде режима Саакашвили. Если представить, что в 2008 г. у берегов Абхазии стоял бы российский «Мистраль», агрессия, скорее всего, не состоялась бы.


Долгосрочная программа перевооружения ВС России до 2020 года также не оставляет сомнений — Москва исходит из вероятного ухудшения военно-политического положения в мире и готовится защищаться от внешней опасности, которая все больше понимается как опасность, исходящая от НАТО во главе с Соединёнными Штатами.


Вопросы безопасности будут, без сомнения, лежать в центре любых переговоров о дальнейших перспективах российско-американских отношений.


Мало того, что приближающийся «девятый вал» мирового финансового кризиса и внутренняя дестабилизация американского общества заставляют администрацию США чувствовать себя неуверенно, его внешнеполитические дела также не располагают к большому оптимизму. Уход из Афганистана и Ирака, какой бы риторикой его не прикрывали, свидетельствует о банкротстве концепции «экспорта демократии». У российской стороны есть для американцев вопрос: кто будет отвечать за международные последствия этих авантюр и локализовать разгорающийся хаос в обеих странах? Судя по заявлениям Барака Обамы, США планируют отказаться от содержания марионеточных правительств в Кабуле и Багдаде, а это может иметь для региона самые драматические последствия.


Не обойтись в переговорах с американскими партнёрами и без обсуждения «арабской весны», в которой РФ и КНР начали играть серьезную роль, остановив подготовку открытой агрессии против Сирии через Совет Безопасности ООН. Естественно, НАТО не откажется от планов по свержению социалистического правительства Башара Асада. Сейчас подготовка отрядов боевиков в Турции идет полным ходом. Там же пытаются создать некое подобие временного переходного совета, но теперь ситуация стала принципиально отличаться от ливийской. Москва открыто заявила о недопустимости военного вмешательства во внутренние дела Сирии. Логика Москвы заставляет Вашингтон задаваться вопросом: пойдет ли РФ в случае нарастания опасности агрессии на поставку Сирии зенитно-ракетных комплексов, в том числе С-300? Такое решение сорвало бы планы НАТО, потому что блок еще не научился бороться с этим российским оружием, а на большие потери при использовании авиации натовцы не пойдут.


Для России такой шаг стал бы, скорее всего, прорывом не только в плане её возвращения на Ближний Восток в новом качестве, но и в плане окончательного освобождения от «игры в дружбу» с англосаксами там, где необходимо жёстко защищать свои интересы.


К такой расстановке приоритетов подталкивает Москву реальное состояние отношений с Соединёнными Штатами. При существенном прогрессе в человеческих контактах, научном и студенческом обмене, росте взаимного товарооборота США практически ни в чем не идут навстречу России в области военной безопасности. Это особенно видно из их действий на постсоветском пространстве, где они последовательно вытесняют РФ из зоны ее геополитических интересов, гипнотизируя Москву разговорами о «совместном выборе» и прочей демагогией. Этот гипноз, ранее практиковавшийся под лозунгом perestroika, Вашингтон пытается продолжать под лозунгом perezagruska, но уже ясно, что это всё та же игра в напёрстки, от которой Москва уже начала уставать.


Не раз ещё, видимо, на встречах американских и российских представителей будет звучать слово perezagruska, но едва ли оно уже будет производить прежнее впечатление. Россия сегодня снова повторяет известный цикл своей истории: после периода слабости и поражений она начинает возрождаться. Наверное, к сегодняшней России подошли бы слова канцлера Российской империи А.М.Горчакова: «Россия сосредоточивается».


Американцев особенно интересуют сейчас президентские планы В.Путина. Предположений на этот счёт много, но одно не подлежит сомнению – планы Москвы едва ли совпадут с наиболее сокровенными ожиданиями творцов политики США. Какой бы характер ни носили российско-американские договорённости, общая смысловая нагрузка Мюнхенской речи не может не сохраниться. Это императив реального, а не риторического возвращения России в клуб сильных игроков мировой политики. Американским руководящим кругам предстоит убедиться в том, что время разбрасывать камни для США заканчивается. Наступает время собирать камни.