Интервью

Вперед на грабли

Июль 02
16:27 2012

 Вперед на грабли

 О текущей ситуации в экономике и угрозе нового кризиса – продолжение беседы с известным экономистом Андреем Илларионовым.

«АиФ»: — Андрей Николаевич, правительство одобрило план новой масштабной распродажи части государственных активов – таких, как Сбербанк, ВТБ, Аэрофлот, Роснефть и др. Насколько это оправданно?

А.И.: — На мой взгляд, сейчас ничего распродавать не нужно. Во-первых (мы уже говорили об этом в прошлый раз), новую приватизацию разумнее отложить до того момента, когда этим будет заниматься власть, легитимная в глазах подавляющего большинства населения. Сегодня проведение любых операций с госсобственностью лишь усилит напряжение в обществе.

Во-вторых, благодаря высоким ценам на энергоносители Россия получает в последние годы столько доходов, сколько никогда в истории не получала. Что же касается государственной собственности, то ее можно сравнить со столовым серебром. Продавать его следует лишь тогда, когда не остаётся других источников финансирования. А пока на государственных активах нужно повесить огромный амбарный замок.

В-третьих, поскольку мировая экономика вновь погружается в кризис, спрос на крупные активы (и цена на них) падает. Их продажа сейчас способна принести государству существенно меньше доходов, чем в иное время. А продлиться нынешняя рецессия может дольше, чем кризис 2008-2009 годов… Ну и, наконец, ещё одна причина, по которой не стоит сейчас заниматься приватизацией, связана с отсутствием устойчивого правового поля в стране. Если приватизацию проводить сейчас, то активы достанутся не тому, кто способен ими наиболее эффективно управлять, и не тому, кто способен заплатить за них наиболее высокую цену, а тому, кто имеет «особые отношения» с чиновниками…

«АиФ»: — То есть повторится история 20- и 15-летней давности?

А.И.: — Совершенно верно. Мы уже столько раз на приватизации обжигались, столько наделали ошибок, что совершенно незачем наступать на эти грабли еще раз.

«АиФ»: — И всё-таки странно слышать от либерала рассуждения в защиту государственной собственности…

А.И.: — Ничего странного. Просто в вопросах о том, что является либеральным, а что нет, в последние два десятилетия в головах у россиян была намеренно создана большая путаница. Некоторые граждане, называющие себя либералами, но не имеющие к либерализму никакого отношения, эту путаницу только усилили.

Мы уже говорили о действиях Гайдара и Чубайса в то время, когда они занимали руководящие посты в правительстве. Если инфляция в стране в 1992 г. составляла 2600%, если бюджетный дефицит был раздут до огромных размеров – 23% ВВП, если была осуществлена колоссальная эмиссия Центрального банка, кредиты раздавались и АПК и ВПК, был произведен взаимозачет, уничтожены сбережения граждан в Сбербанке, исчезла без компенсации колоссальная государственная собственность, — то о какой либеральной экономической политике можно говорить? Либерализм – это уважение прав собственности. Уважение прав и частной собственности (вклады в Сбербанке) и всех других форм собственности, в том числе и государственной.

Да, частная собственность, как правило, более эффективна, чем государственная. Но из этого не следует, что государство можно грабить! И если происходит передача собственности из государственных рук в частные, то это должно происходить при соблюдении жестких правовых норм. Это значит, что государство должно получить за свои активы максимально высокую цену, а не копейки, как на залоговых аукционах в 90-е…Это значит, что государственные активы не раздаются дружкам государственных чиновников, что проводятся максимально открытые аукционы с привлечением широкого круга участников, в том числе иностранных…

Кстати, размеры средств, которые государство получило от реализации колоссального количества имущества в прежние годы, нельзя назвать даже смешными – они просто издевательские. Чубайсовская приватизация 1993-98 гг. дала государству всего лишь 6,9 млрд.дол., а всего за два десятилетия от начала приватизации бюджет России получил 17,3 млрд долларов!

«АиФ»: — Это же даже меньше капиталов иных наших олигархов…

А.И.: — Я не могу назвать это иначе, чем грабеж. Ни одно другое государство с переходной экономикой столь малой доли ВВП (0,25%) от приватизации не получало. Настоящий либерализм ни к государственному, ни к частному собственнику не относится как к врагу. Для настоящего либерализма врагом является грабеж сосбственности – неважно частной или государственной.

«АиФ»: — На Ваш взгляд, достигла ли цели объявленная в России борьба с офшорами?

А.И.: — Эта борьба носила исключительно целевой, политический и ограниченный по времени характер. Речь на известном совещании на Саяно-Шушенской ГЭС шла об оффшорах в энергетике, которые, предположительно, связаны с людьми г-на Чубайса, возглавлявшего РАО ЕЭС России. Похоже, заявления гг. Путина и Сечина представляли собой намек на то, чтобы г-н Чубайс не слишком увлекался бы политическими проектами, в частности, поддержкой так называемой «белой революции». И намек был понят. В

течение нескольких последующих дней г-н Чубайс продемонстрировал полную лояльность власти.

Во-первых, близкий Чубайсу г-н Кудрин был отряжен на так называемые «переговоры» между протестующими и Кремлем, вероятно, в попытке «продать» В. Путину некие «способности посредника» в деле «предотвращения» непроисходившей революции. Алексей Леонидович оказался единственным из выступавших на митинге на проспекте Сахарова, кто использовал термин «революция», — о ней не говорили даже Навальный и Удальцов… Правда, Путин, похоже, на это не «купился». Когда его спросили, как он относится к посреднической миссии Алексея Леонидовича, Путин ответил, что Кудрин – взрослый мальчик и сам знает куда ходить, но его, Путина, это никак не касается.

Практически одновременно Чубайс сделал и другой, не вполне стандартный ход. Внезапное объявление о его женитьбе на Авдотье Смирновой сопровождалось информацией о том, что всю свою собственность он оставляет прежней супруге. В этом спешном сообщении о новом браке информация о передаче имущества прежней супруге оказалась более важной, чем отсутствовавшая в нем информация о разводе с ней.

На этом и «борьба с оффшорами» и «защита оффшоров», кажется, закончились.

«АиФ»: — Но ведь проблема с офшорами, на которых страна теряет огромные средства, объективно существует?

А.И.: — Есть проблема не с офшорами, а с правами собственности. Если человек отправляет в офшоры средства, которые он честно заработал, – то ради бога. Если же менеджеры переводит в офшоры не свое, а украденное у компании (кажется, именно такие примеры приводились на совещании на Саяно-Шушенской ГЭС) – то это проблема не офшоров, а соблюдения прав собственности акционеров этой компании. И опять же при этом неважно, какая именно собственность разворовывается — государственная или частная.

«АиФ»: — Похоже, Россия вместе со всем миром опять входит в полосу экономической турбулентности. Что означают недавние скачки курса доллара? Надо ли ждать вторую волну кризиса с Запада?

А.И.: — Во-первых, правильно говорить не о второй волне кризиса, а о новом кризисе. Дело в том, что экономисты давно договорились: если временной промежуток между двумя экономическими спадами превышает 6 месяцев, то новый спад называют не второй волной, а новой рецессией. Для России экономический кризис 2008 года закончился ещё в июле 2009-го, и с его завершения прошло уже почти три года.

Во-вторых, о т.н. «волне с Запада»: то, что кризис 2008 года пришел к нам из Америки — не более чем распространенное заблуждение. На самом деле, сокращение производства в России началось на несколько месяцев раньше, чем в США. То есть на самом деле это наш кризис по времени предшествовал американскому, а не наоборот.

А теперь по поводу перспектив. Только что Россия вошла в новую рецессию. Спад в российской экономике продолжается уже 6 месяцев (техническое определение рецессии – это спад на протяжении минимум 6 месяцев). Пик объема производства был достигнут в ноябре 2011 года, в декабре началось его сокращение. Правда, пока спад не полностью фиксируется официальной статистикой. Применяемые Росстатом методики позволяют сравнивать ситуацию в текущем году с аналогичными периодами предыдущего года. Но за исключением промышленного производства они не отражают изменений в выпуске продукции «месяц к предыдущему месяцу».

Объём реального выпуска (показатель, отражающий динамику примерно двух третей ВВП) в мае 2012 г. был ниже своего ноябрьского пика 2011 г. примерно на 1,8%. Сокращение производства наблюдается по большинству позиций.

По сравнению с пиковыми значениями, зафиксированными в течение последних 12 месяцев, к маю 2012 г. промышленное производство сократилось на 0,7%, продукция сельского хозяйства — на 18%, инвестиции – на 8,9%, грузооборот транспорта – на 1,5%, импорт – на 5,4%, упал на 4,9% даже экспорт, последние 12 лет росший опережавшими темпами по сравнению с остальными показателями. А это та самая лошадка, которая до сих пор вывозила нашу экономику… Поскольку Западная Европа вошла в рецессию, Америка стагнирует, в Китае и Индии резко замедляются темпы роста, то в окружающем мире не остаётся крупных стран и регионов, которые бы могли предъявить устойчивый спрос на традиционную российскую продукцию, в первую очередь энергоносители.

Реальные денежные доходы населения снизились за 6 месяцев на 2,5%. Похоже, впереди нас ждёт длительный период, когда доходы многих граждан либо не будут расти, либо будут падать.

«АиФ»: — Россия имеет огромные валютные резервы, сравнительно маленький госдолг. Разве эта «подушка безопасности» не смягчит для нас удары кризиса?

А.И.: — Конечно, эти факторы делают нашу ситуацию более благоприятной, чем у других мировых игроков. В 2008 году Россия потратила около 200 млрд долл. валютных резервов. И сейчас способность Центрального банка удерживать валютный курс также не вызывает у меня сомнений. Удивляет другое: непоследовательность ЦБ и его склонность к т.н. «грязному плаванию» — фактически к обману участников рынка. ЦБ то обещает воздерживаться от валютных интервенций, то начинает активно в них участвовать. В конце мая в течение нескольких дней курс рубля падал довольно резко, началась паника. Люди смотрят: курс стал падать, надо скорее менять рубли на доллары. А ЦБ выжидал некоторое время, пока рубль падал, а люди лихорадочно скупали доллары, и лишь затем вернул курс рубля почти на прежний уровень. На центробанковском жаргоне это называется «наказанием спекулянтов». Но ведь потери понесли обычные граждане, которые стали нервничать и пытаться спасти свои сбережения. И банки, и простые россияне потеряли на этих скачках немалые средства.

«АиФ»: — Какой может быть личная финансовая стратегия простого человека в сегодняшней ситуации? Учитывая вероятный развал зоны евро, надо ли хранить деньги в этой валюте?

А.И.: — В среднесрочной перспективе, думаю, евро будет
постепенно слабеть по отношению к доллару.
Проблемы ряда стран еврозоны (Греции, Италии, Испании и др.) едва ли будут быстро решены. Попытки удержать Грецию потребуют дополнительной эмиссии ЕЦБ, что приведет к снижению курса европейской валюты. Думаю, что выход Греции из зоны евро был бы лучшим решением и для нее и для Европы. Об этом мне приходилось говорить еще два года тому назад.

«АиФ»: — Напоследок вопрос, от которого традиционно зависит самочувствие российской экономики — будет ли дешеветь нефть?

А.И.: — Скорее всего, да. Довольно быстро восстанавливается добыча нефти в Ливии. Судя по всему, саудовские власти также решили увеличить поставки нефти на мировой рынок с целью смягчить последствия введения санкций против Ирана. С сентября 2011 г. на мировом рынке появилось дополнительно около 2 млн. барелей нефти. Надо быть готовым к тому, что и спрос на нефть, и цена на неё будут снижаться.

Страны