Армия и оборона

Военно-воздушные силы Турции: агрессивный экспансионизм в действии

Военно-воздушные силы Турции
Август 12
07:14 2015

На фоне не прекращающихся конфликтов на Ближнем Востоке отчётливо бросается в глаза проведение Турцией агрессивной внешней политики. При этом турецкое руководство делает особую ставку на боевую авиацию. Попробуем разобраться.

 

Анкара – азиатский жандарм

На протяжении всего своего существования Турецкая республика проводит агрессивный внешнеполитический курс с целью обретения доминирующего положения на Ближнем Востоке. Причём вступление Турции в НАТО только усилило её гегемонистские устремления.

Нужно признать, что боевая авиация играет всё большую роль во внешнеполитической экспансии официальной Анкары. При этом Запад всегда использовал и продолжает использовать Турцию вкачестве своеобразного антироссийского тарана; наличие авиационных группировок вблизи границ России и Греции, Сирии и Ирака имеет географическое и временное преимущество при планируемых провокациях против сопредельных государств. Авиабазы «Конья» и «Эскишехир», «Диярбакыр» и «Бакиркой», «Инджирлик» и «Мерзифон» – вот далеко не полный их список, которые используются не только Военно-воздушными силами самой Турции, но и авиакрыльями других стран Североатлантического блока.

Военно-воздушные силы Турции, по приблизительным данным, насчитывают около 40 многоцелевых истребителей NF-5Е «Тайгер» канадского производства, 237 F-16С/ F-16D «Фалькон» (часть истребителей была произведена по лицензии в самой Турции фирмой «Turkish Aerospace Industries»); авиапарк учебно-тренировочных самолётов представлен 68 машинами Т-38М и 24 Т-41D. Военно-транспортная авиация имеет на вооружении 18 самолётов C.160 «Трансалл» франко-германского производства, 13 С-130В/С-130Е «Геркулес», 61 Tusas CN-235M (испанский самолёт фирмы CASA также производился в Турции по лицензии), два новейших «транспортника» А400М. Кроме того, на вооружение турецких ВВС поступили три самолёта дальнего радиолокационного обнаружения (ДРЛО) Е-737-700. Вертолётные части имеют в своём составе 106 многоцелевых машин UH-1Н «Ирокез», 98 десантных S-70 «Блэк Хок», 49 разведывательных AB-204/206, 44 ударных вертолёта АН-1F/АН-1W«Супер Кобра», 89 машин AS.532AL французского производства, 18 многоцелевых вертолётов Ми-17 (используются в жандармерии). Численность личного состава ВВС достигает свыше 60 тыс. человек.

На первый взгляд, всё это выглядит внушительно. Однако Министерство обороны Турции, учитывая, что американские и западноевропейские авиационные комплексы уступают российским (советским) аналогам, продолжает их масштабные закупки по принципу: «Взять если не качеством, так количеством». При этом в последнее время турецкая авиация усилилась в регионе только потому, что в 2003 году в Ираке была свергнута левая партия БААС, а с 2011 года в Сирии полыхает внутренний, инспирированный Западом вооружённый конфликт. Тем самым правящие круги Турции решили воспользоваться ослаблением упомянутых стран, чтобы продемонстрировать возросшие возможности своей боевой авиации.

Однако при более подробном рассмотрении вопроса станет очевидно, что турецкие авиагруппы в случае военного конфликта с Россией попросту прекратят своё существование. И в настоящее время воинственные потомки янычар, движимые реваншизмом, продолжают нагнетать обстановку.

 

Авиация и геополитика: амбиции Турции растут

Говоря о геополитической стратегии Турции, необходимо отметить тот факт, что её внешняя политика, в отличие от других стран НАТО, не является полностью зависимой от США, так как Реджеп Эрдоган проводит курс, фактически унаследованный ещё от Османской империи. Более того, сформулированная ещё в конце XIX-начале ХХ веков концепция о создании так называемого «Великого Туранского царства», получила «второе дыхание». Рассмотрим некоторые приоритетные внешнеполитические направления официальной Анкары:

Первое. Турция дислоцирует свои авиабазы на северо-восточном направлении против России с прицелом на Крым, российский Северный Кавказ, а также на республики Закавказья.

Второе. ВВС Турции имеют достаточно сильные авиационные группировки на греческом и кипрском направлениях. Учитывая межконфессиональные противоречия и территориальные претензии к Греции и Кипру, турецкое руководство будет нагнетать напряжённость в Восточном Средиземноморье.

Третье. Турки всегда считали (и продолжают считать) Сирию и Ирак зоной своих особых интересов, при этом они не желают её делить с кем бы то ни было, тем более в упомянутых государствах есть природные ресурсы, в частности, богатые запасы нефти.

Четвёртое. Также необходимо учитывать и подавление Турцией национально-освободительных движений: так, в стране до сих пор проводятся массовые репрессии в отношении курдов и её главной силы – Рабочей партии Курдистана, а распространение коммунистических идей Турция считает для себя смертельной угрозой.

Ещё в 1990-х годах официальная Анкара энергично принялась за «переформатирование» постсоветского тюркского мира. Фактически, объявив себя так называемым «старшим братом» для тюркских государств, в 1992 году тогдашний президент Турции Тургут Озал провозгласил, что «тюркский мир займёт доминирующее положение на евразийском пространстве от Балкан до Китайской стены».

Более того, 2 августа нынешнего года Реджеп Эрдоган цинично заявил, что Турция никогда не признает референдум в Крыму, назвав события на полуострове «аннексией со стороны России» а основным приоритетом в нынешнем положении Украины является «покой, благополучие и безопасность крымских татар», причём турецкая сторона обещала оказать всяческую помощь киевской хунте.

Также необходимо учитывать и тот исторический факт, что в ещё 1942 году, в ходе Сталинградской битвы Турция, являясь сателлитом фашистской Германии, сосредоточила у советских границ 26 своих дивизий с целью нанести удар в спину СССР, поэтому нынешнюю двуличную политику официальной Анкары оставлять без внимания нельзя.

Однако Турция не ограничивается только политическими демаршами. Так, ещё в июне нынешнего года Генеральный штаб турецкой армии стал готовиться к созданию первой военной базы за рубежом. Причём соответствующее решение было опубликовано 9 июня в газете «Resmi Gazete» – официальном печатном органе турецкого правительства. Военная база будет располагаться в Катаре, где будут дислоцированы не только элитные эскадрильи Военно-воздушных сил, но и части спецназа. Официально было заявлено, что целью новой авиабазы станет содействие НАТО в борьбе с так называемым «международным терроризмом», однако учитывая агрессивный настрой правящих кругов Турции, фактически это – начало реализации далеко идущих экспансионистских планов.

Как было уже сказано, ВВС Турции не представляют сколько-нибудь серьёзной угрозы для авиации России; в то же время обещанные поставки западной авиатехники погоды не сделают. Конечно, одними резкими антироссийскими выступлениями и провокациями турецкие политиканы многого не добьются. Зато Р. Эрдоган с огромной радостью всячески вставляет палки в колёса российской дипломатии; этим самым Анкара делает хуже только самой себе.

————————————
Р.S. В заключение позволим небольшое отступление от главной темы разговора. Как известно, Турция является одной из наиболее посещаемых россиянами стран мира. Причём деньги наших туристов идут, ни много, ни мало, на подготовку террористических группировок и модернизацию турецких авиабаз. Так зачем же нам своими руками вооружать потенциального врага, когда у нас есть Крым и другие отличные курорты в самой России? Комментарии, как говорится, излишни.