Общество

Власть заставит «хомячков» играть по своим правилам

Март 11
08:09 2012

Власть заставит «хомячков» играть по своим правилам


«Арбатский» митинг за честные выборы подтвердил то, о чем можно было говорить уже 5 марта, то есть буквально на следующий день после выборов президента: протестная активность идет на спад. Явка на митинг 5 марта оказалась самой низкой за предшествующие три месяца: 14 тысяч человек по данным ГУВД, организаторы насчитали от 20 до 30 тысяч, но в любом случае масштаб акции не шел в сравнение с митингами на Болотной площади и проспекте Сахарова. Случившееся 5 марта еще можно было объяснить тем, что мероприятие было назначено на будний день. Однако «Новый Арбат» (по оценке ГУВД, туда в субботу пришли около 10 тысяч человек, организаторы говорят о 25 тысячах) развеял все сомнения: митинговые страсти стихают. Прекращение действия центробежных сил грозит фрагментацией протестному движению.



Чего и следовало ожидать: невозможно бесконечно выводить людей на улицы, не получая осмысленного результата. Единственным практическим итогом всплеска гражданской активности, последовавшего за парламентскими выборами, стало массовое участие волонтеров-наблюдателей в президентской кампании. Однако видимого эффекта это не дало. С одной стороны, многочисленные нарушения снова стали достоянием общественности, с другой – отрицать реальную победу Путина не берется даже «Лига избирателей», хотя по ее данным вновь избранный президент набрал не 63%, а около 52%. В течение ближайших пяти лет федеральных электоральных кампаний не будет, поэтому борьба за честные выборы – явно не та почва, на которой будет созревать новое гражданское общество.


А более актуальной повестки дня, способной консолидировать самые широкие слои общества, участники оргкомитета «За честные выборы» пока не придумали. Хотя, кажется, уже понимают: это необходимо сделать в ближайшее время, если они хотят остаться на гребне протестной волны. «Нас часто упрекают: у вас нет никакой положительной программы, у вас нет никаких ясных требований. Это ложь. У нас есть совершенно четкие требования: политическая реформа, создание независимых судов и правоохранительной системы, которая подчиняется только закону, отмена цензуры в СМИ, всенародные выборы губернаторов, в том числе здесь, в Москве, и новые досрочные выборы по новому законодательству Государственной думы и президента. У нас есть четкая и ясная программа, и мы будем добиваться ее исполнения», – заявил Владимир Рыжков на вчерашнем митинге. «Мы все знаем, против чего мы, мы должны показать, за что мы, – вторила ему Ксения Собчак. – Мы должны очень быстро сформировать наши «за»: за судебную реформу, за свободные СМИ, за социальные лифты для молодых, за обширную политическую реформу. И если мы не сможем создать эти наши общие «за», то вся наша борьба, все будет бессмысленным».


Одно «но»: это уже политические требования, хотя многие участники движения за честные выборы – Лига избирателей, «Гражданин наблюдатель», организатор проектов «Роспил» и «Росвыборы» Алексей Навальный – с самого начала позиционировали свои действия исключительно как гражданскую инициативу. Такая позиция обеспечивала высокий уровень консолидации протеста и максимально широкую базу поддержки, прежде всего, среди представителей городских сообществ. Декабрьские события окрестили восстанием «сетевых хомячков», однако ошибочно было бы считать, что сторонники митингов – исключительно сетевые комментаторы. Результаты голосования подтверждают существование в крупных городах системных сдвигов: Москва стала городом, где даже с учетом всевозможных фальсификаций был (теоретически) возможен второй тур, а на второе место вышел не «левый» Зюганов, а «правый» Прохоров.


Но перспектива трансформации из гражданской оппозиции в политическую связана с определенными рисками. Правила игры в политику в России таковы, что оппозиция обречена на роль «вечного лузера»: она никогда не выигрывает, следовательно – остается маргинальной и слабой. Вступая в игру по тем правилам, которые диктует власть, участники движения рискуют стать просто одной из несистемных сил – к коим, собственно, многие до недавнего времени и относились. Среди организаторов митингов оказалось немало действующих несистемных оппозиционеров (Борис Немцов, Михаил Касьянов, Владимир Рыжков и так далее), которых до сих пор просто не пускали в «большую политику». Они, скорее всего, воспользуются обещанной реформой политической системы и попытаются играть по тем правилам, что предложит им власть. Это грозит либеральной части «площади» неминуемым расколом на почве бурного партстроительства.


Однако не факт, что такие условия примет группа «новых лидеров» – Акунин, Навальный, Парфенов. На митинге 5 марта Навальный признал, что лидеры протестного движения переоценили информированность населения, над чем он и намерен работать в ближайшее время. Наконец, самые радикальные группы участников – националисты и «антифа» – демонстрируют склонность к прямой конфронтации с властью, об этом свидетельствуют предпринятые ими на последних двух митингах попытки двинуться в запрещенном направлении. Остается лишь радоваться тому, что попытки эти пока не слишком настойчивые.