Духовная жизнь Интервью Наиболее интересное

Владыка Христофор: «У меня только одна амбиция – это служить Церкви»

Почетный Архиепископ Пражский и Митрополит Чешских земель и Словакии Христофор
Почетный Архиепископ Пражский и Митрополит Чешских земель и Словакии Христофор
Июнь 03
23:10 2013

Блаженнейший Архиепископ Пражский, Митрополит Чешских земель и Словакии Христофор рассказал главному редактору ИА «Русские новости» Ярославу Мошкову о той ситуации в которой находится и о жизни в Тешовском монастыре. Беседа состоялась 1-го июня 2013 г.

Владыка, расскажите о том, в какой ситуации и обстоятельствах Вы сейчас находитесь.

В связи с моим юбилеем 25-летия своей Епископской хиротонии и 7-летия как митрополита, приехало много людей меня поздравить, в их числе и владыка Сергий, который служил у нас в Успенском храме. Я его благословил быть архимандритом и содействовал его возведению в его нынешнее положение. Я говорил на эту тему со Святейшим Патриархом Кириллом. Он может много сделать для Святого Православия.

Меня поздравляли, сравнивали с разными историями архиереев, которые удалились на покой. Некоторые говорят, что это такая ситуация как у святого Фотия. Фотий — великий святой, его даже 3 раза удаляли, но опять попросили вернуться на престол Патриарха Константинопольского. Люди мне говорят: «все это так складывается как у вас». Я отвечаю всем, что у меня нет никаких амбиций, только одна амбиция – это служить Церкви. В любом сане и на любом месте. Церковь для нас — одна большая семья, и можно вслед за апостолом Павлом сказать, что Церковь — это тело Иисуса Христа. Это тело складывается из разных частей, одна из которых – духовенство.

Сан — это святая тайна. Священнослужитель может складываться из диакона, пресвитера и епископа, но священство – это тайна. Когда я вступил в это служение, я не делаю разделений между епископатом, священством, пресвитерством, диаконством. Просто все они служат Богу и народу Божию. Мы знаем из истории, что когда выбирали первых епископов, священников, то их выбирает народ. Есть такая традиция. Конечно, теперь есть система в Православной Церкви и выбирает в конце-концов Синод. У нас тоже утверждает Синод, присутствует при этом, но прежде всего надо, чтобы согласовывалось с народом, будет ли священником или епископом тот или иной человек. Поэтому есть до сих пор еще такое, что иерей одевает облачение среди народа. Если народ не хочет, чтобы иерей служил Божественную Литургию, его не будут облачать. Все уйдут, не будет никого. Нам запрещено служить одному. Не может служить один клирик, пресвитер или епископ. Без народа ничего не бывает. Поэтому когда я вижу, что народ требует и хочет моего возвращения на пост и служение митрополита, архиепископа Праги, я готов это служение принять опять, но это все должно идти своим путем. Каноническим путем. Я отказался от этого служения, чтобы было добро и единство в Церкви. Мне юристы сказали, что я буду оправдываться 5 лет перед светским судом, если буду судиться с матушкой Рапцуновой, людьми находящимися около отца Фрейманна. Я, конечно, тогда не думал, что они через несколько дней скажут, что они про меня написали неправду, в результате которой требовали моего отстранения от служения на посту главы Церкви. Я думал, это будет длиться очень долго. Ясно, что в конце будет правовой суд, где будет сказано, что я ничего такого не сделал. Теперь ситуация другая, которой я совсем не ожидал. Я не ожидал, что будет это покаяние тех людей, которые выступили против меня. И я не думал, что народ выскажет своё мнение и желание видеть меня опять на прежнем месте. Я думал, что спокойно приду сюда, в преображенский монастырь и буду служить Богу и тем, кто будет к нам приезжать, прежде всего, монашествующим, буду учить, как один из профессоров Богословского факультета в Прешове, продолжать свое служение в рамках, о которых мы договорились во время моего свободного отступления от моего служения. Вы знаете, что это против канонов, но я остался митрополитом-архиепископом, но уже как бывший. Меня приглашают на разные конференции в разные места, я выступаю как профессор и как один из преподавателей богословского факультета и служу.

Я отказался от служения на посту главы Церкви, потому что меня братья-архиереи попросили удалиться от этого служения, для взаимного единства, любви и добрых отношений в Церкви, как я уже говорил. Я не знал, не догадывался, что будут такие новые обстоятельства. Месяц тому назад или два, я думал, что меня все забудут, появится новый Архиепископ Пражский, будет Собор, новый Митрополит, и я буду радоваться вместе с Церковью от единства и торжества любви и взаимоуважения. Вот в такой ситуации я нахожусь.

 

Владыка, как проходят Ваши дни в Тешовском монастыре, чем занимаетесь?

Я прежде всего служу монахом, служу все Богослужения, как положено, на пару с игуменом. У нас игумен архимиандрит Косьма. Он еще служит миссионером в Швейцарии, он сам из этой земли, родился около Базеля, у него есть там своя паства, которую он там окормляет с нашего благословения. Там и диаспора, там все силы нужны и по его распоряжению я в монастыре служу Богослужения, Потом, конечно, занимаюсь научной работой, пишу статьи, рефераты, теперь я подготовил книжку ему «Диптих и Православная Церковь», которая будет издаваться, а теперь она находится в корректуре. Потом, народ приходит, это правда, по субботам и по Воскресеньям, в выходные дни народ приезжает из разных мест.

Новшество в монастыре то, что когда я был в Греции, мне очень понравились так называемые «агрипния», то есть всенощные бдения. Я к ним привык. Они начинаются в 9 часов вечера и кончаются как на Пасху — около 3 часов утра. Миряне и братия просят их служить. Это очень удивительные службы. Последний раз мы собрались на праздник св. Кирилла и Мефодия, который 24 мая, мы же собрались 23 примерно в 8 часов, а разъезжались и уходили в 3 часа утра. Для нас это время прошло как 5 минут. Сразу договорились, что будем теперь вновь собираться на Вознесение, потому что это очень помогает человеку в его духовной жизни. Раньше, когда я был в монастыре в Греции, я принимал участие в них каждый месяц. Меня приглашали там служить. Помню, как мы с одним уже покойным архиереем шли в храм ночью, в гору пешком в 10 часов, а возвращались уже днем, в 5 часов. Это для меня тоже была духовная помощь. Я был молодым человеком, перед которым открывался духовный горизонт. На Святой Горе Афон, это высокая гора, высотой 2003 метра, в день Преображения, находится храм Преображения. Там 20 человек собираются из каждого монастыря и начинают молиться в 5 часов вечера и кончают в 5 часов утра. Самая длинная всенощная длится 7 часов, но эти 7 часов, которые мы проводим в храме ночью в тиши  длятся для меня быстро, тогда человек теряет чувство времени. Это удивительно. Человек может духовно подкрепиться. Приезжающие говорят: «Владыка, когда будет опять эти бдения?» Люди обычно не знают об этих всенощных, они знают о том, что ночные службы бывают только на Пасху, но когда получают этот опыт, говорят: «это новая Пасха для нас».