Экономика

Вклады гарантированы… печатным станком

Февраль 09
17:56 2009

Вклады гарантированы… печатным станком


«У нас в стране тайна вкладов. Никто не знает, удастся ли их вернуть!»


Осенью 2008 года, когда зашаталась банковская система, напуганные вкладчики стали массово забирать свои деньги из российских банков. За два месяца было изъято порядка 500 млрд рублей. Чтобы затормозить этот процесс и предотвратить дальнейшее бегство денег из банков, власти оперативно увеличили порог системы страхования вкладов физических лиц (ССВ) с 400 до 700 тыс. рублей и провели широкомасштабную кампанию по информированию граждан об этих гарантиях. Меры оказались действенными: благодаря им удалось не допустить катастрофического оттока средств физических лиц из банков (и это само по себе стратегически правильно). Но нехватка ликвидности никуда не делась. В условиях кризиса западные кредиторы больше не дают в долг, а государство помогает только избранным. Тем временем средства юридических лиц перетекли в госбанки или были обналичены. Поэтому последние полгода все банки при виде потенциального вкладчика — то есть человека, имеющего хоть сколько-нибудь свободных денег в любой валюте — как один повторяют мантру: «Вклады застрахованы, государство гарантирует, абсолютно безопасно, вклады застрахованы…» Реклама также оповещает о незыблемых гарантиях в пределах 700 тыс. рублей на каждого вкладчика. Ралли ставок — кто больше предложит — уже началось, и в него включились даже ранее равнодушные к привлечению депозитов «дочки» иностранных банков, помощь которым от материнских структур существенно уменьшилась. И многие наши граждане до сих пор выбирают тот банк, который предлагает большие проценты, уповая на гарантии ССВ.


Между тем полезно будет проанализировать несколько цифр и сделать на их основе некоторые выводы. Итак, членами ССВ сейчас являются чуть больше 930 банков — которые имеют право работать с депозитами физлиц. Напомним, на стадии становления в систему были включены практически все банки, изъявившие такое желание, и ЦБ проверял их по большей части формально — что подтверждают почти 60 страховых случаев (отзывов лицензий) у банков — участников ССВ со времени вступления в силу этих гарантий. Общий объем средств физлиц на банковских счетах на конец 2008 года, по данным ЦБ, составлял 5,5 трлн рублей. А теперь — внимание: объем фонда ССВ, из которого выплачиваются компенсации вкладчикам обанкротившихся банков, — чуть меньше 80 млрд рублей, или 1,5 % от общей суммы обязательств банков. Справедливости ради, впрочем, следует отметить, что, поскольку лимит страхового возмещения на одного вкладчика ограничен 700 тыс. рублей, то объем ответственности ССВ составляет уже не 5,5 трлн, а примерно 3,5 трлн (остаток в размере 2 трлн распределяется между 1,5 % от общего количества вкладчиков, счета которых превышают 700 тыс. рублей). Соответственно, достаточность фонда «взлетает» аж до 2,3 %. Показатель, кстати, вполне нормальный и сопоставимый с европейским для стабильного (некризисного) рынка. Фонд расходуется по мере наступления страховых случаев и по уже наступившим страховым случаям (их около 60) является образцово-показательным плательщиком.


В общем, не было бы кризиса, все было бы в порядке. Только, к сожалению, у нас кризис. И вопрос об эффективности ССВ равнозначен вопросу об устойчивости банковской системы и о структуре распределения вкладов между банками — участниками рынка. Относительно устойчивости банковской системы у экспертов иллюзий нет. Разница лишь в масштабах бедствия. Ряд именитых экспертов говорит, что госбанки и крупнейшие частные банки (на которые, кстати, приходится 70 % объема средств населения, в том числе 50 % — на Сбербанк) выживут в любом случае: их поддерживает государство, они по-прежнему имеют возможность рефинансировать часть долга на Западе и именно в эти крупнейшие банки переводят в массовом порядке счета субъекты бизнеса, не доверяя мелким и средним банкам, отлученным от «кормушки». Все это, конечно, вселяет веру в устойчивость, по крайней мере, «первой тридцатки» банков. Но во-первых, помощь государства ограничена размером имеющейся «заначки» (сейчас это 385 млрд долларов — совокупный объем золотовалютных резервов ЦБ), во-вторых, внешний долг банковского сектора составляет около 200 млрд долларов (и это именно долг крупнейших государственных и частных банков), и, наконец, самое главное: качество кредитного портфеля в условиях кризиса стремительно ухудшается. Объем просроченных платежей растет, и банки соревнуются в разнообразии способов рисования «хорошего» баланса (иначе они перестанут соответствовать нормативам ликвидности, и к ним будут применены санкции ЦБ вплоть до отзыва лицензии). Только одно дело — нарисованная картинка, а другое — реальность.


Структуру вкладов надо рассматривать в общем контексте устойчивости или неустойчивости системы. 70 % всех вкладов (или около 3,9 трлн рублей) приходится на ТОП-30 банков. А 30 %, или около 1,6 трлн рублей — на все остальные банки. Но даже эта цифра не идет ни в какое сравнение с гарантийным фондом в 80 млрд рублей. В законе, конечно, прописано, что при недостаточности фонда ССВ правительство может (но не обязано!) принять решение о выделении недостающей суммы из федерального бюджета. С учетом скорости расходования золотовалютных резервов, наметившегося дефицита бюджета и необходимости реализации программ поддержки безработных и т.п. у государства остается один выход — включить печатный станок. И в этом случае можно смело хоть сейчас гарантировать все вклады во всех банках в полном объеме без ограничения 700 тыс. рублей. Если мы в ближайшее время услышим о принятии этой меры вкупе с обещаниями вернуть всем и все, то вывод напрашивается однозначный: галопирующая инфляция (в понимании экономистов это инфляция в 20-200 % в год) нам обеспечена. Обещания-то власть выполнит, а вот что можно будет реально купить на возвращенные (свеженапечатанные) деньги — это уже будет ваша проблема.


В подобных случаев принято спрашивать: что делать людям? Как ни парадоксально, я не буду советовать срочно изымать деньги из банков — это лишь спровоцирует досрочный коллапс экономики. Если у вас еще остались деньги, разумно перевести рублевые вклады в валютные и держать их в банках из «первой десятки». С учетом того, что подавляющее большинство вкладчиков имеет средства в пределах 200 тыс. рублей, конвертация их в валюту гарантирует отсутствие убытков даже при трехкратном росте курса доллара или евро по отношению к существующему (поскольку возмещение по валютным вкладам выплачивается по курсу ЦБ на момент отзыва у банка лицензии). Иными словами, если сегодня 200 тыс. рублей перевести в 5400 долларов (по курсу 37 рублей за доллар), то убытки вы понесете тогда, когда курс доллара превысит 130 рублей. А этот вариант все-таки пока маловероятен.


 



***



Как хочется ошибиться в своих прогнозах! И верить, что кризисный сценарий пойдет по мягкому пути, что банки как кровеносная система экономики выживут — в том числе и за счет примерных заемщиков, которые смогут обслуживать свои кредиты и продолжать работать на благо своей страны и на свое собственное. Мне вправду жаль наше правительство: наблюдая его судорожные попытки хоть как-то исправить ситуацию, я вижу, как люди изо всех сил пытаются помочь экономике. Они в самом деле, наверное, считают, будто оказывают помощь! Другой вопрос, что одной искренности мало. Если не видеть перспективу, вряд ли удастся выбраться на твердую почву экономического роста. А дергаться, стоя в трясине кризиса — как и во всякой другой трясине — не самое безопасное занятие.