Духовная жизнь

Вход Господень в Иерусалим. Вербное воскресенье.

Апрель 07
15:51 2012

Вход Господень в Иерусалим. Вербное воскресенье.


Праздник Входа Господня в Иерусалим — радостный и печальный. Радостный — потому что мы видим, как Господа встречают со славой, слышим голоса младенцев, восхваляющих Царя Израильского. Печальный — потому что знаем: Христос входит в Иерусалим, чтобы претерпеть страдания и добровольную смерть на кресте.


Когда-то святитель Григорий Богослов жаловался на то, как отнесся к нему народ в Константинополе: «Иных встречают с цветами, а меня встретили камнями». В жизни этого святителя были моменты, когда его встречали криками одобрения, рукоплесканиями, когда сам император выходил ему навстречу и брал под руку под одобрительные возгласы толпы. Но симпатии толпы непостоянны: сегодня тебя поднимают на щит, а завтра побивают камнями. Сегодня мы видим, как жители израильской столицы встречают Христа с пальмовыми ветвями в руках, но очень скоро Он будет поруган, от Него отвернутся, Его предадут, осудят и распнут на кресте.


Трагизм события, которому посвящен сегодняшний праздник, в том, что Христа встречали как царя, который воссядет на престоле Давидовом, как политического вождя, пришедшего освободить Иудею от ненавистных оккупантов-римлян; надеялись, что Он восстановит утраченную государственность, державность — идеалы, столь дорогие многим из тех, для кого земное превыше небесного. Но Он не оправдал этих надежд. И потому уже через несколько дней та же толпа, которая сегодня восторженно приветствует Христа, закричит: «Распни, распни Его!». И те, кто ныне провозглашает: «Благословен Царь Израилев», — будут восклицать со злой иронией: «Если Он Царь Израилев, пусть теперь сойдет с креста, и уверуем в Него» (Мф. 27:42). Со словами: «Радуйся, Царь Иудейский!» — Иисуса будут бить по голове тростью и плевать на Него. Разочарование иудеев будет так велико, что, когда Пилат напишет на кресте Христовом: «Сей есть Иисус Назорей, Царь Иудейский», — они скажут ему: «Не пиши: Царь Иудейский, но что Он говорил: Я Царь Иудейский» (Ин. 19:19, 21).


Иудеи ждали Мессию, могущественного монарха, самодержца, перед которым они могли бы рабски склониться. Ему — Создателю вселенной — ничего не стоило, если бы Он захотел, не только стать властителем Иудеи, но и подчинить Себе всю Римскую империю. Но то, что велико в глазах людей — ничтожно перед Богом. Иисус отверг искушение земного владычества в самом начале Своего пути, когда диавол искушал Его в пустыне, предлагая Ему все царства мира.


Вместо земных царств Иисус взыскал одного — сердца человеческого, которое Он покорил не силой и могуществом, но кротостью и смирением. Иисусу нужны не рабы, но свободные сыны, которые избрали Его своим царем потому, что полюбили Его, а не потому, что Он сумел подчинить их Своей власти. Сын Божий стал Сыном Человеческим, чтобы сыны человеческие стали сынами Божиими — свободными и богоподобными. И в этом нашем усыновлении Богу, в этом призвании к богоуподоблению и обожению — величайшая тайна Боговоплощения.


Иудеи не узнали своего Мессию: они не вместили благовестия о Царстве, которое внутри сердца человеческого, о горнем Иерусалиме, о небесном престоле Небесного Царя. Он учил их притчами о Царствии Божием, а они все пытались узнать, когда и где увидят они это обещанное Им Царство. Но Он отвечал: «Не придет Царствие Божие приметным образом, и не скажут: вот, оно здесь, или: вот, там. Ибо вот, Царствие Божие внутрь вас есть» (Лк. 17:20-21). Иудеи так до конца и не поняли, о каком Царстве говорил Христос — не поняли до тех самых пор, пока не увидели Иисуса распятым на кресте с надписью «Царь Иудейский». Тогда только было явлено миру то, о чем Он говорил в Своих проповедях: Царство Божие — это распятая на кресте любовь Бога к человеку.


Царство Божие приходит не «приметным образом», но таинственно и тихо, и наполняет собою сердце наше. Христос приходит к нам с той же кротостью и смирением, с какими Он вошел в Иерусалим, и Он становится нашим Царем, а мы — Его народом. Он покоряет нас не силой и могуществом, но любовью и смирением, и мы выходим навстречу Ему с зажженными свечами и ветвями вербы, символизирующими пальмовые ветви. И в этой встрече людей с Господом — величайшая победа, которая когда-либо была одержана в истории человечества.


Б. Пастернак «Дурные дни»


из романа «Доктор Живаго»:


 Когда на последней неделе
Входил он в Иерусалим,
Осанны навстречу гремели,
Бежали с ветвями за ним.


А дни все грозней и суровей,
Любовью не тронуть сердец.
Презрительно сдвинуты брови,
И вот послесловье, конец.


Свинцовою тяжестью всею
Легли на дворы небеса.
Искали улик фарисеи,
Юля перед ним, как лиса.


И темными силами храма
Он отдан подонкам на суд,
И с пылкостью тою же самой,
Как славили прежде, клянут.


Толпа на соседнем участке
Заглядывала из ворот,
Толклись в ожиданье развязки
И тыкались взад и вперед.


И полз шепоток по соседству,
И слухи со многих сторон.
И бегство в Египет и детство
Уже вспоминались, как сон.


Припомнился скат величавый
В пустыне, и та крутизна,
С которой всемирной державой
Его соблазнял сатана.


И брачное пиршество в Кане,
И чуду дивящийся стол,
И море, которым в тумане
Он к лодке, как по суху, шел.


И сборище бедных в лачуге,
И спуск со свечою в подвал,
Где вдруг она гасла в испуге,
Когда воскрешенный вставал…


 Символ праздника — ветви ивы и вербы.


Праздник Вербного воскресенья, отмечаемый ровно за неделю до Пасхи, имеет на Руси давние традиции, в которых прослеживаются как раннехристианские, так и языческие (друидические) корни.


В праздник Входа Господня в Иерусалим царь и патриарх принимали участие в действе, которое именовалось «шествие на осляти» . Это был обряд, заимствованный из византийской традиции и представлявший собой реконструкцию евангельских событий. После праздничной службы в храме Василия Блаженного с Красной площади на Соборную площадь Кремля проводилась процессия, при этом патриарх следовал в ней, сидя верхом на лошади, наряжённой ослом, которую вёл под уздцы сам российский царь. В провинциальных городах в шествии на осляти участвовали местный архиерий и воевода. Эта традиция была упразднена в 1697 году.


В России, символом пальмовых ветвей, которыми народ еврейский приветствовал Христа, стали ветви ивовых деревьев – ивы, вербы, ветлы, распускающихся первыми весной. Поэтому и праздник Вербное воскресенье имеет именно такое название. Настоящее его название – Неделя Ваий, вход Господень в Иерусалим или Цветоносное воскресенье. Ветви вербы должны помочь верующему упорядочить и очистить свои мысли. Задуматься о значимости и ценности благ духовных и земных.


Праздник Вербного воскресенья стал с 16 века особенно почитаемым и пышно празднуемым в Москве. По определенному маршруту организовывался Крестный ход (от Успенского собора до собора Василия Блаженного), на лобном месте проводилось установленное молитословие. По существовавшей в то время традиции кроме ношения во время Крестного хода крестов и икон, на санях возилось огромное дерево, украшенное плодами фиников, изюма и т.д. Стоимость таких деревьев (обычно немецкой работы) была достаточно высокой – несколько сотен рублей. По окончанию Крестного хода, дерево и украшение саней отдавали народу. В 1678 году дорогостоящее дерево заменили три воза вербы, которые приобретались Приказом для раздачи людям в Успенском соборе.


В народе существовал обычай ударять друг друга вербой. При этом приговаривали: «Верба хлыст, бей до слёз. Не я бью, верба бьёт. Будь здоров, как верба». Считалось, что это придаёт сил и здоровья.


Освящённым вербам придавалась очистительная сила. Крестьяне России, Украины и Беларуси верили, что она спасает домашний скот от порчи, болезней, сглаза, хищного зверя, от злых людей и злых духов. В некоторых местностях существовал обычай выпекать к этому празднику баранки, освящать их в церкви и, по возвращении домой, скармливать их домашнему скоту. В Юрьев же день крестьяне обмакивали хранившуюся дома вербу в святую воду и затем окропляли домашний скот; и с вербой же в руках в первый раз выгоняли скот на пастбище.


Считалось также, что серёжки вербы могут помочь от разных хворей. Девять вербных серёжек надо было съесть, чтобы вылечиться от лихорадки. Почки освящённой вербы ели бесплодные женщины, чтобы забеременеть. Ветки освящённой вербы опускали в воду, в которой купали больных детей. Часто запекали серёжки в хлеб, или пекли маленькие булочки или печенья в форме вербных почек.


Считалось, что освящённая верба может спасти от летней грозы, а брошенная в пламя ветка вербы — остановить пожар. Однако сажать вербу считалось плохой приметой. Бытовало поверье: «Кто вербу сажает, сам на себя заступ готовит».


На вербное воскресенье открывались вербные базары. Там продавали множество детских игрушек, книг, сластей, и, конечно же, пучками вербу, украшенную бумажным ангелочком — «вербным херувимом».


Поговорки и приметы:


«На канун Вербного воскресенья Св. Лазарь за вербой лазил»,


«Скотину выгоняют в поле в первый раз (на Юрья) вербой с Вербного воскресенья»,


«Если вербная неделя ведряная, с утренниками, то яри хороши будут»,


«На вербной мороз — яровые хлеба хороши будут»,


«Верба распутицу ведёт, гонит с реки последний лёд»,


«Не верба бьёт, а старый грех».


В Вербное воскресенье тем, кто держит пост, разрешается есть рыбу и растительное масло.


Событиям Вербного воскреснья и последующей Страстной Недели посвящено стихотворение


Обычаи и приметы праздника.


Существовал обычай – по приходу из церкви бить вербными веточками родителям своих детей, приговаривая при этом: «Не я бью – верба бьет. Верба хлест – бьет до слез». По верованиям это способствовало лучшему росту детей. Вербой хлестались не только дети, но и скотина.


Существует немало народных примет и поверий, связанных с этим праздником.


Ветер, дующий в этот день, будет преобладающим на протяжении всего лета.


Яркий, солнечный день, хорошая погода в Вербное воскресенье – к богатому урожаю фруктов и злаков.


Ветреная или морозная погода в Вербное воскресенье – к хорошему урожаю яровых.


Распустившиеся почки вербы обладают магической силой и целебными свойствами. Их глотание предохраняет от болезней, прогоняет хворь, излечивает женское бесплодие.


Брошенная в огонь ветка вербы – усмиряет пламя, брошенная против ветра — предотвращает бурю. Поставленный на подоконник пучок освященной вербы – усмиряет град.


Испеченные в этот день хозяйкой орехи из теста, наделяют здоровьем домочадцев и животных.


Колышек освященной вербы, вбитый в стену дома, прогоняет у вбившего его природную человеческую робость.


Хранится освященная верба до следующего года. В этот день разрешается употребление рыбных блюд (несмотря на Великий пост).


Желательным является украшение веточками вербы своего дома.

0 Комментариев

Нет комментариев

На данный момент нет комментариев , вы хотите добавить?

Написать комментарий

Только зарегистрированые пользователи могут комментировать.