История Наиболее интересное

 Главные новости

ВЕРНОСТЬ ПРИСЯГЕ

Полиция Российской империи
Полиция Российской империи
Ноябрь 22
13:52 2015

(300-летию Российской полиции посвящается)

Соловьев Иван Николаевич

Соловьев Иван Николаевич

Предстоящие года станут юбилейными как для российской полиции (будет отмечаться ее 300-лпетие[1]), так и для тех, кто увлекается отечественной историей, ведь 2017-й является годом столетия драматичных событий, повернувших на семь десятилетий историю нашей страны совсем в иное русло.

Тогда, в далеком 1917 году первым испытанием стали события конца февраля — начала марта в Петрограде. Уже намного позже историки назвали их буржуазно-демократической революцией. А тогда, подогреваемая агитаторами и провокаторами, получающими указания и спонсорскую помощь от зарубежных «друзей», толпа вышла на улицы столицы с первоначальными требованиями бесперебойного снабжения хлебом. И лишь потом, когда пролилась первая кровь и пути назад уже не было, появились лозунги политического, а затем и экстремистского характера.

Решительно отбрасывая политическую подоплеку, попытаемся понять, кто же был в этой толпе? Ответ дают воспоминания участников тех событий, из которых следует, что это были частично вооруженные боевиками толпы рабочих, горожан маргинального толка и уголовного элемента. Действительно, современники засвидетельствовали, что в ходе февральских беспорядков из Петроградской пересыльной тюрьмы были освобождены 4650 преступников-рецидивистов, из губернской тюрьмы — 8558, из женской тюрьмы — 387, из полицейских участков — 989. По данным начальника городской милиции Временного правительства Иванова, в первые часы и дни беспорядков на свободе в Петрограде оказалось 14 784 уголовных элемента. Нет сомнения, что именно эти лица внесли существенный вклад в жесткий сценарий событий, результатом чего стало массовое истребление полицейских и жандармских чинов.

До последнего времени как то не принято было говорить о том, что во время февральских событий 1917 года помимо восставших, похороненных впоследствии на Марсовом поле, большое количество жертв было среди полицейских и жандармов. К сожалению отданный предводителями мятежа в ночь с 27-го на 28-го февраля 1917 года приказ арестовать «всю полицию», вылился в стихийный массовый террор в отношении чинов полиции, жандармов и даже строевых офицеров. Аресты повсеместно выливались в убийства, в результате чего физически уничтоженной оказалось значительная часть петроградской полиции. Способствовала этому и слабая оснащенность полицейских оружием и распространяемые провокаторами слухи о жестокости полиции, якобы расстреливавшей безоружную толпу из пулеметов. Кстати сведения о таких обстрелах весной 1917 года тщательнейшим образом были расследованы прокурором Петербургской судебной палаты. Его результаты показали, что достоверных свидетельств о случаях таких обстрелов обнаружено не было.[2]

Как отмечает писатель и историк Б. Галенин «…В результате против мятежа, — вначале столь вялотекущего, что 26 февраля штатские участники заговора, от керенцев до ленинцев, считали, что всему конец, — выступила только многострадальная питерская полиция, которую еще Столыпин хотел модернизировать и вооружить броневиками. Но Госсовет заблокировал это решение… Так что февраль 1917 полиция Петрограда встретила с револьверами и игрушечными шашками против вооруженных до зубов многотысячных псевдосолдатских масс. И сделала все, что могла, честно легла на своем посту».[3]

Надо сказать, что такие испытания еще не раз ложились на плечи стражей порядка. История МВД России развивалась в различные исторические эпохи, переплетаясь с судьбой страны и судьбами миллионов ее граждан. С 8 сентября 1802 года, когда по указу Александра I был утвержден Манифест «Об учреждении министерств» прошло уже 213 лет. И все эти годы Министерство внутренних дел стоит на страже правопорядка, «соблюдая благочиние к соблюдению законности» всеми гражданами, независимо от их политических взглядов и вероисповедания.

Министерство вместе со всей страной переживало сложные и переломные моменты в истории. Это упомянутые нами февральские и октябрьские события 1917 года, суровые испытания, которые выпали на долю всего советского народа во время Великой Отечественной Войны 1941-1945 годов, период смены политического и экономического строя в начале 90-х годов прошлого века. И во все эти периоды главной гордостью органов внутренних дел были их сотрудники – люди чести и долга.

За прошедшее время в министерстве сменился не один десяток поколений сотрудников. Однако всегда в их числе были те, кто золотыми буквами вписал свое имя в ряды бойцов правопорядка. Одни их них были руководителями, другие рядовыми сотрудниками полиции и милиции, военнослужащими внутренних войск.

Достойное место в ряду этих людей в начале XX века (среди которых были Петр Аркадьевич Столыпин – министр внутренних дел, Александр Александрович Козлов – Санкт-Петербургский, а затем Московский обер-полицмейстер, Иван Дмитриевич Путилин – первый глава сыскной полиции Санкт-Петербурга, Василий Иванович Лебедев – начальник московской сыскной полиции, а затем чиновник особых поручений при департаменте полиции, Аркадий Францевич Кошко – начальник уголовного сыска Российской Империи, Владимир Гаврилович Филиппов – начальник сыскной полиции Санкт-Петербурга[4] и др.) занимает генерал-лейтенант Иван Дмитриевич Волков, в 1915 – 1917 годах начальник Петроградского жандармского управления, который, оставаясь верным присяге, не покинул служебного кабинета 27 февраля 1917 года, в результате чего был подвергнут жестоким пыткам и убит разъяренной толпой погромщиков и уголовных элементов.

Иван Дмитриевич Волков родился в 1854 году в православной семье. В службу вступил 24 февраля 1870 года. По окончании в 1872 году Виленского пехотного юнкерского училища (по первому разряду) прапорщик Волков служил в 108-м Саратовском пехотном полку. Шаг за шагом, проходя все ступеньки служебной лестницы, в 1873 году становится подпоручиком, а в 1876 — поручиком.

Как и многие строевые офицеры принимал участие и отличился во время русско-турецкой войны 1877-1878 годов. Штабс-Капитан с 19 сентября 1879 года. В течение полутора лет командовал ротой.

После чего в служебной карьере Иван Дмитриевича наметился крутой поворот. В апреле 1880 года из ставшего родным Саратовского пехотного полка он переводится в отдельный корпус жандармов. Штабс-Капитан Волков начинает службу в полиции с должности Адъютанта Виленского губернского жандармского управления. Через два года становится начальником Жандармского управления Чаусского, Мстиславского и Горецкого уездов. Еще через два года, в 1884-м переводится на должность начальника жандармского управления Витебского и Гродокского уездов. С 1 ноября 1886 года проходит службу в звании ротмистра. В марте 1888 года переезжает в столицу, став помощником начальника Петербургского губернского жандармского управления в г. Санкт-Петербурге, а затем помощником начальника Петербургского губернского жандармского управления в Санкт-Петербургском уезде.

Деловые и личные качества подполковника (с февраля 1895 года) И.Д. Волкова, его преданность делу и высокий профессионализм обеспечивают его дальнейшее продвижение по служебной лестнице. В 1899 году он становится начальником Терского губернского жандармского управления, получив в марте этого же года звание полковника досрочно «за отличие в службе».

Новый век Иван Дмитриевич встречает в должности начальника уже знакомого ему Витебского губернского жандармского управления. Через два года переводится в Екатеринославль, на должность начальника Екатеринославского ГЖУ, а затем с июля 1903 года становится начальником Лифляндского ГЖУ. За отличие в службе 22 апреля 1907 года получает звание генерал-майора. Пиком его полицейской карьеры стало назначение в январе 1915 года на должность начальника Петроградского губернского жандармского управления, где уже через год он получает звание генерал-лейтенанта.

За время своей многолетней службы по Высочайшему повелению Иван Дмитриевич был награжден многими государственными наградами, среди которых: ордена Святой Анны 4-й, 3-й и 1-й степеней, Святого Станислава 3-й, 2-й и 1-й степеней, Святого Владимира 4-й степени с бантом, Святого Владимира 3-й и 2-й степеней.

Говоря о месте службы Ивана Дмитриевича отметим, что Санкт-Петербургское губернское жандармское управление, начальником которого до последнего дня своей жизни оставался генерал-лейтенант Волков, было образовано в 1867 году и ведало розыском и производством дознаний по государственным преступлениям в пределах Санкт-Петербургской губернии. С организацией в 1881 г. Санкт-Петербургского охранного отделения розыскные функции в основном перешли в ведение последнего, а за жандармским управлением осталось только производство дознаний.

Документальные материалы Санкт-Петербургского ГЖУ сохранились частично за 1878 — 1916 гг. Большинство документов сгорело во время пожара Санкт-Петербургского окружного суда в 1917 г.

Среди сохранившихся дел имеются дознания о демонстрациях на Казанской площади в 1876 и в 1912 годах, о распространении революционных воззваний, о взрыве 12 августа 1906 года бомбы на даче министра внутренних дел П. А. Столыпина.

На 10 октября 1916 года штат самого столичного ГЖУ состоял из 47 человек (начальник, помощник начальника (офицер), адъютанты (офицеры) — 2, секретарь — 1, вахмистр — 1, унтер-офицеров — 38, писарей – 3). Кроме того управление помощника в Санкт-Петербурге и для осмотра паспортов на пристани финляндских пароходов насчитывало 4 сотрудников: одного вахмистра и трех унтер-офицеров. Управление помощника в Петроградском и Лужском  уездах 2-х вахмистров и 50 унтер-офицеров. Управление помощника в Шлиссельбургском и Ново-Ладожском уездах: одного вахмистра и 7 унтер-офицеров. Управление помощника в Ямбургском и Гдовском уездах и также по надзору за Кренгольмской бумагопрядильной фабрикой (Нарва): одного вахмистра и 10 унтер-офицеров. Управление помощника в Царскосельском и Петергофском уездах (Царское Село): одного вахмистра и 36 унтер-офицеров. Таким образом, всего под началом И.Д. Волкова служило 158 сотрудников, в основном унтер-офицерского состава.

Именно в таком составе управление встретило события февраля 1917 года.

Согласно воспоминаниям генерал-майора Отдельного корпуса жандармов П.П. Заварзина, обстоятельства гибели генерал-лейтенанта И.Д. Волкова таковы: «…Припоминается, что И.Д. Волкову докладывают, что толпа движется к зданию управления. Он отпускает всех служащих, а сам остается на своем посту. Через несколько минут пьяная, жаждущая крови и приключений толпа, во главе с одноногим хулиганом, вытащила семидесятилетнего старика на улицу, избила его и по приказанию главаря три пьяных солдата повели его в полицейский комиссариат. Два солдата были настроены закономерно, третий же, водворив Волкова в комнату с выбитыми окнами, начал издеваться над ним, наводя на него ружье и прицеливаясь. Проделав это несколько раз, он выругался и застрелил генерала Волкова, сказав, что теперь  ему не до генералов, так как пора  отдыхать, а не шляться по городу с арестантами»[5].

Схожая версия содержится в воспоминаниях начальника Петербургского охранного отделения Константина Ивановича Глобачева: «Толпа, ворвавшаяся в губернское жандармское управление жестоко избила начальника управления генерал-лейтенанта И.Д. Волкова, сломала ему ногу, после  чего потащила к Керенскому в Государственную думу. Увидев израненного и обезображенного Волкова, Керенский заверил его, что он будет находиться в полной безопасности, но в Думе его не оставил и не отправил в госпиталь, что мог сделать, а приказал отвести его в одно из временных заключений, где в ту же ночь пьяный начальник караула его застрелил».[6]

Таким образом, из воспоминаний современников вытекает, что генерал-лейтенант И.Д. Волков до конца остался верен данной им присяге, несмотря на угрозу расправы не покинул места службы, с достоинством перенес все физические страдания и унижения, которые выпали на его долю и принял смерть как боевой полицейский генерал.

Помимо руководящего состава в событиях февраля 1917 года погибла или была ранена большая часть петроградской полиции. Первые подсчеты числа убитых, раненых  и заболевших в ходе февральской революции были проведены регистрационным бюро Всероссийского союза городов уже в марте 2017 года. Их результаты публиковались 17, 28 и 29 марта 1917 года в Ведомостях общественного градоначальства (следует отметить, что часть номеров на сегодняшний день официально являются утраченным). Согласно этим материалам всего в ходе февральских событий погибло 266 человек и было ранено 988 человек, в том числе полицейских и жандармских чинов 19 и 48 соответственно. Кроме того 42 погибших и 16 раненых были не опознаны, а 64 человека пропали без вести (в их числе были конечно же и полицейские).

Несколько иные цифры приводит в своих воспоминаниях Л.Д. Троцкий: «1443 убитых и раненых, в том числе 869 военных из них 60 офицеров»[7]. Бесспорно, что в числе этих практически девятисот погибших были посчитаны и чины полиции.

Таким образом, приведенные изначально официальные цифры являются неполными и явно заниженными. Хотя бы потому что в них не учитывались погибшие, тела которых были сброшены в Неву и другие реки и каналы Санкт-Петербурга. В частности, по информации газет «Биржевые новости» от 27 мая 1917 года и «Петроградский листок» от 28 мая 1917 года, тела более чем десятка погибших полицейских всплыли в мае 1917 года. Кроме того, по воспоминаниям участвовавших в беспорядках рабочих, тела некоторых расстрелянных полицейских сбрасывали в заранее вырытые для этого ямы.

Исходя из этой информации и складывавшейся тогда обстановки можно предположить, что значительно большим было и количество раненых. Так, только из Таврического дворца, куда свозились раненые полицейские на излечение в больницы и военные госпитали было направлено 62 раненых городовых, жандармов, чинов общей и политической полиции.

В целом из анализа документальных источников можно сделать вывод, что количество пострадавших полицейских составляло около 200 человек убитыми и более 150 ранеными.

24 мая 2008 года в Санкт-Петербурге впервые прошел День памяти петроградских полицейских, погибших в февральские дни 1917 года, а также всех сотрудников Министерства внутренних дел, отдавших свои жизни при выполнении служебного долга. Организаторами памятных мероприятий стали городское ГУВД и управление МЧС.

В 12 часов дня, с выстрелом пушки, на Марсовом поле началась панихида по погребенным на нем жертв долга – петроградских городовых, павших в дни февральской революции. Панихиду, перед ранее установленным на Марсовом поле православным крестом, отслужил священник Георгий Сычев. После панихиды он обратился к присутствующим. Отец Георгий отметил, что лежащие на Марсовом поле городовые с честью выполнили свой долг. Обращаясь к сотрудникам МВД, священник сказал: «Восстанавливая старые традиции, мы обретаем прошлое, без которого не может быть настоящего. Так что служите не за страх, а за совесть».

На Марсовом поле присутствовал костюмированный караул, одетый в военную форму различных эпох. Память павших в разные годы сотрудников МВД присутствующие почтили минутой молчания, которую сменили звуки Государственного гимна России. Затем сотрудники главка почтили погибших коллег возложением цветов. В заключение памятного мероприятия сотрудники правоохранительного ведомства прошли торжественным маршем.

О захоронении на Марсовом поле 170 полицейских — жертв Февральской революции 1917 года петербургскому ГУВД стало известно в результате изучения архивов. Пока установлены фамилии только 78 стражей порядка.

Отметим, что в память петроградских полицейских, погибших в февральские дни 1917 года, на Марсовом поле в 2006 году был воздвигнут православный крест. Еще ранее, в 1998 г, в Санкт-Петербурге на Малой Конюшенной улице поставлен памятник городовому, работы скульптора А.С. Чаркина (его бронзовые фигуры городового есть в Челябинске, Нижнем Новгороде, Новосибирске).

С 2008 года проведение мероприятий, посвященных памяти погибших в феврале 1917 года полицейских стало ежегодной доброй традицией в полицейском главке северной столицы.

Говоря о судьбе городовых и околоточных в февральско-мартовские дни, полковник Федор Викторович Винберг — командир 2-го конного Прибалтийского полка и шталмейстер Высочайшего двора писал о том, что они составляли плоть от плоти и кровь от крови того народа, от имени которого их объявляли врагами и супостатами. Как только началась революция, первоначальная дикая злоба обратилась именно на полицию, тем более что представители полиции оказались действительно достойными и твердыми в своей служебной чести слугами государственности, вверенных им постов не покидали и гибли жертвами жестокой расправы, доблестной смертью своею давая пример русскому народу, как надо долг свой исполнять не только тогда, когда все обстоит благополучно и исправная служба сулит награды и повышения, но и тогда, когда грозная буря сметает всякое встречающееся ей сопротивление, и когда стойкое соблюдение верности долгу сопряжено с неизбежною гибелью в мучениях и страдания.

Воплощением этого примера стала стойкость, верность присяге, мужество и офицерская честь погибшего на своем посту начальника Петроградского жандармского управления генерал-лейтенанта Ивана Дмитриевича Волкова.

В заключение отмечу самое главное: история едина и тот, кто защищает государство, законность и правопорядок, всегда должен быть в памяти людей.

 

 

[1] Указом Петра I от 25 мая (7 июня по новому стилю) 1718 года была создана полиция, которой поручались три главные задачи: надзор за благоустройством и санитарией охрана общественного порядка и борьба с преступностью, а также обеспечение пожарной безопасности. Для этих целей в Петербурге учреждались Канцелярия полицмейстерских дел во главе с Генерал-полицмейстером, царским денщиком Антоном Дивиером, а со временем и местные органы полиции. Новому генералу поручалось «… О смотрении, чтобы строение домов производилось по указу; о содержании улиц в чистоте; о допущении торговых шалашей в указанных местах; о съестных припасах, о подозрительных домах, о гулящих людях, о приезжих и отъезжающих; об определении с дворов караульщиков, в каждой слободе или улице старост и при каждых десяти дворах десятского и о распространении повинности постоя на людей всякого чина и звания».

[2] ЦГИА Ф. 487. Оп.1. Д 2529.

[3] Б. Галенин. Царская школа. М. 2014. С.428,429

[4] Владимир Гаврилович Филиппов известен также тем, что по его указаний были созданы «летучие» отряды полиции для борьбы с преступностью и патрулирования столичных улиц. Данные отряды стали предтечей, прообразом современных подразделений особого назначения и быстрого реагирования.

[5] П.П. Заварзин. Охранка. Воспоминания руководителей охранных отделений. М. Новое литературное обозревание, 2004. С. 137

[6] К.И. Глобачев Правда о русской революции: воспоминания бывшего начальника Петроградского охранного отделения. М. Российская политическая энциклопедия. 2009. С. 130.

[7] Троцкий Л.Д. История русской революции. Т.1. С.40

И.Н. Соловьев

доктор юридических наук, профессор

Заслуженный юрист РФ

Член Попечительского Совета

Войсковой Православной Миссии

Страны

Об авторе

  • Kacuska: Россияне сделали индейка вас в первом sravnoti