История

Валерий Иванов: 30 вопросов Генпрокуратуре Литвы о 13 января

Январь 12
09:58 2013

Валерий Иванов: 30 вопросов Генпрокуратуре Литвы о 13 января

Литовский историк, эксперт «NewsBalt» Валерий Иванов высказал своё мнение о трагических событиях в Вильнюсе, произошедших 22 года назад.

 Литовский журнал «Karys» («Воин») № 3, 1991 г. «Защитники парламента». Как видно, все они вооружены «мосинскими» трёхлинейками.

Приближается 13 января – трагическая дата в истории современной Литвы, когда в 1991 году в Вильнюсе насильственной смертью погибло, согласно «Справке А.Гармуса», 13 человек. Преклоняя головы перед памятью убиенных, мы вновь будем слышать из уст нынешних литовских политиков и читать в литовских СМИ страшные обвинения в адрес «советских оккупационных войск».

 Вся чудовищная несправедливость происходящего политического действа, (подчёркиваю: не юридического!) будет вершиться под сенью закона, принятого в Литовской Республике и запрещающего кому-либо сомневаться в том, что «Литва была оккупирована Советским Союзом», а также предполагать, что люди тогда в Вильнюсе погибли не от советских военнослужащих. Кто утверждает что-либо иное, моментально привлекается к суду, который, словно средневековая инквизиция, расправляется с неверующими в официальную версию происходивших исторических событий в изложении нынешних литовских властей.

 Увы, оказалось, что в наш XXI век на территории Литовской Республики не действуют никакие цивилизованные нормы современного уголовного законодательства, требующие, как минимум, установления самого факта преступного деяния. Более двух тысяч лет назад, на заре становления современной европейской цивилизации и культур, возник метод познания мира через скептицизм и сомнение, который сформировался в целостное философское учение. Сознание современного человека не может не прибегать к сомнению относительно правдивости происходящего. Тем более это касается тех случаев, когда речь идёт о фактах, связанных с гибелью невинных людей. Жёсткое наказание и не менее жёсткая нравственная оценка свершивших преднамеренное убийство в таких случаях несомненны.

По словам советника президента Литовской Республики по вопросам права Расы Светикайте: «теперь (после смены формулировок в Уголовном кодексе, которые изменили понятие военных преступлений и преступлений против человечности. – «NewsBalt») эти события можно назвать преступлениями против литовского народа не только в моральном, но и в уголовно-правовом смысле. Ранее их можно было квалифицировать как убийства или преступления против личности, но не против народа… На основании этих корректив уголовного закона в делах были изменены подозрения и обвинения. Это позволит не только суду принимать решения об осуждении обвиняемых за такие преступления, которые отражают суть этих актов агрессии, но и создаст условия для применения специфических правил уголовного процесса».

 Странная формулировка! И тем более странно, что эти изменения хотят применить задним числом, в то время, когда современная юриспруденция опирается на безусловный принцип: «Закон обратной силы не имеет»! Это означает, что определения, квалифицирующие преступление, не вписанное в закон до совершения такового, не могут вменяться в обвинение. Тем более, что после смены власти в Литве здесь прошло два судебных процесса, на которых так или иначе рассматривались названные январские события. Однако ни один суд не назвал конкретно кого-либо из осуждённых виновными в гибели людей во время тех событий. Не были названы и номера боевых машин, приведших к гибели или как-то покалечивших людей.

 Сегодня в Вильнюсе проходят новые судебные процессы, на которых обвиняемыми литовской Генеральной прокуратурой названы председатель Социалистического народного фронта А.Палецкис и двое свидетелей. Первый во время выступления на радио сказал относительно событий 13 января 1991 года: «Как выясняется, свои стреляли в своих». Свидетели же заявили, что видели людей, стрелявших той ночью с крыш по собравшимся у телебашни. В данных случаях, по А.Палецкису и свидетельнице Д.Раугалене, судами уже вынесено два приговора. Весьма пожилого свидетеля Яунутиса Леку судебное разбирательство ещё ожидает.

 Вся эта идеологическая деятельность литовских властей с целью убедить общественность в том, кто убил литовских патриотов, с точки зрения юриспруденции не опирается ни на факты, связанные с именами непосредственных убийц, ни на обстоятельства, которые могли бы привести к тем, кто убивал или давал команды на это. Генеральная прокуратура Литовской Республики наотрез отказывается принимать к расследованию ходатайства, в которых указываются обстоятельства гибели людей, не вписывающиеся в уже объявленную властями версию тех трагических вильнюсских событий. И это в то время, когда существует Соглашение от 26.09.1991 г. между Вильнюсом и Москвой о совместном расследовании событий той трагической ночи в Вильнюсе.

 Как известно из материалов Справки Генпрокурора Н.Трубина («Советская Россия» №109/10560, 04.06.1991), версия московских следователей очень сильно отличается по фактам от версии вильнюсских следователей. До сих пор совместного рассмотрения вильнюсских событий этими группами следователей, согласно названному Соглашению, не проводилось.

Более того, генпрокурор А.Паулаускас обратился к литовцам с требованием не давать показания следователям из Москвы, когда те, сразу после названных событий, приехали в Вильнюс. До сих пор от общественности скрыты материалы всех 37 томов расследования этих событий (УД № 18/5918-91 Генеральной прокуратуры СССР), проведённых московскими следователями и переданных литовской Генпрокуратуре в сентябре 1991 г., сразу после подписания упомянутого Соглашения, в надежде на совместное расследование. К сожалению, больше московские следователи не проявляли должного интереса к расследованию январских событий, с соблюдением положений упомянутого Соглашения. Это привело к тому, что литовская сторона в одностороннем порядке объявила правильной лишь свою версию тех трагических событий в Вильнюсе, и начала в одностороннем порядке судебное преследование, теперь уже и граждан России, как проживающих в Литве, так и за её рубежами. По абсолютно надуманным обвинениям эти люди арестовывались и бросились на долгие годы в литовские застенки.

В свою очередь, высшие российские правоохранительные органы полностью самоустранились от расследования тех фактов грубых правонарушений, которые привели к массовой гибели людей в ночь на 13 января 1991 г. в Вильнюсе, установленных следователями Генеральной прокуратуры СССР и публично объявленных её руководителем. Москва не требует преследования и наказания тех, кто затеял и осуществил преступные деяния, приведшие к массовой гибели людей, и непосредственно участвовал в убийствах, а также тех людей в нынешней Литве, из-за действий которых невинно пострадали за свои убеждения российские граждане.

 В своё время, в силу не вполне зависящих от меня обстоятельств, я первым в Литве получил доступ к материалам расследования январских событий 1991 года, которые проводила Генеральная прокуратура Литовской Республики, причём дважды в 1992-93 гг. и в 1996-97 гг. Как профессионал историк, я очень внимательно читал подлинники представленных документов, в том числе материалы, связанные с обстоятельствами гибели людей, акты судмедэкспертиз и протоколы исследования имевшихся в делах вещественных доказательств. То, что я увидел, проанализировал и понял, заставило меня усомниться в публично излагаемой литовскими властями версии тех трагических событий.

Сегодня, накануне очередной даты массовой гибели людей в ночь на 13 января 1991 года, я хочу огласить те возникшие у меня вопросы, которые до сих пор не получили ответа на двух судах надо мною, хотя все ходатайства судьям были выражены в письменном виде. Не получили они ответа и позднее, в суде над руководителями Коммунистической партии Литвы, которых привлекли к судебной ответственности как участников тех событий. Подчеркну: историков, докторов наук М.Бурокявичюса и Ю.Ермалавичюса привлекли незаконно, выкрав из Белоруссии. Вот те обстоятельства и вопросы, которые не желают расследовать и на которые не желают отвечать следователи Генеральной прокуратуры Литовской Республики и суда по этому делу о гибели людей.

1. Тогдашний Генеральный директор Департамента охраны края А.Буткявичюс, заявляя в 4 часа 30 минут 13 января 1991 года о том, что в г. Вильнюсе в эту ночь, к этому времени, было убито 11 (одиннадцать) человек, должен был иметь чёткие свидетельства о гибели именно этих людей. Но таких свидетельств, как это видно из документов УД № 10-09-057-96, он не мог иметь к названному времени. Чем руководствовался А.Буткявичюс делая это необоснованное ни чем заявление представителям прессы?

 2. Первым формально зафиксированным свидетельством о гибели человека, с датой на документе, проставленной ночью 13.01.91 в Вильнюсе, является протокол осмотра трупа А.Канапинскаса, произведенный исполняющим обязанности следователя Прокуратуры г.Вильнюса З.Бурокасом в морге по ул.Полоцко 6а, с 4 часов 50 минут — до 5 часов 00 минут, с констатирующим определением относительно поражения тела:“стреляная рана на правом боку”. Судмедэксперт С.П.Козловский записал в соответствующий Акт под № 53 свой вывод по окончании анатомирования трупа А.Канапинскаса, которое производилось в том же морге 13.01.1991 г., с 4 часов 30 минут — до 5 часов 30 минут, что смерть наступила: “в результате разрыва взрывного устройства”. Чем объяснить такие очевидные противоречия в обстоятельствах гибели этого человека?

3. Чем объяснить, что из сопоставления имеющихся кадров кинохроники (4:09 час.13.01.1991, видеофильм режиссера Б. Талочки, показанный по 1-й программе ЛТВ в шестую годовщину упомянутых событий) и фотографий (П.Лилейкиса в морге по ул.Полоцко, 6а., сделанные той же ночью), видно, что в одно и то же время 13.01.91 в г. Вильнюсе труп В.Мацюлявичюса находился в различных местах города?

 4. Почему пуля, извлечённая из позвоночника убитого В.Мацюлявичюса, которая прошла сверху вниз, оказалась от винтовки Мосина, которых не было на вооружении советских военнослужащих?

 5. Почему труп Р. Янкаускаса опознают в вильнюсском морге Бюро судебно медицинской экспертизы сначала брат Марюс, в 18.00, 13.01.1991 — “по чертам лица и одежде”, а затем, здесь же, отец — в 19.00 ч. Хотя в это же время, с 18 до 21 часов 13.01.1991, как свидетельствует Акт судмедэкспертизы № 63, тело Р.Янкаускаса было «вскрыто и полностью раздето»?

 6. Как можно следователям не проверить свидетельские показания о наезде на тело Р.Янкаускаса танка (конкретно на грудь), когда на фотоснимках трупа в морге оголённая грудь его абсолютна ничем не повреждена и не деформирована?

 7. Как можно говорить о сжатии и поломе грудной клетки А.-П.Каволюкаса танком в то время, когда этот человек, по заявлению свидетелей на суде, будто бы стоял между танком и боковой дверью кабины грузовой машины, если на фотоснимках, запечатлевших А.-П.Каволюкаса, видно, что грудная клетка лежащего на спине А.-П.Каволюкаса не размозжена, а имеет вполне нормальный внешний вид и даже без видимых повреждений или загрязнений на одежде? Почему судмедэксперт, делавший в морге вскрытие тела А.-П.Каволюкаса, однозначно указывает причину смерти — от удара в спину дорожно-транспортного средства, а не танка? Почему эти вопросы не поставили себе литовские следователи?

 8. Почему в Свидетельстве о смерти И.Шимулёниса первопричиной гибели указана: “стреляная рана головы”; затем — “перелом костей черепа” и, наконец, “повреждение головного мозга”? В то время как судмедэксперт С.М. Плисский вообще не констатировал у И. Шимулёниса раны от выстрела в голову, поскольку указывает, что потерпевший имел аж 7 пулевых ранений, буквально изрешетивших тело юноши со всех сторон, в том числе: сверху вниз три ранения, снизу вверх – 1, сзади наперёд – 1, спереди назад -1 и одно слепое ранение живота. Где трасологическая экспертиза следствия? Кроме этого, по мнению этого судмедэксперта, «…имело место сдавливание головы между двумя поверхностями в боковом направлении. Обычно такая травма наблюдается при перекатывании колёс транспортного средства», т.е. автомобильное колесо раздавило его голову.

 9. Почему литовские следователи не задали себе цель расследовать обстоятельства гибели Д.Гербутавичюса, не провели трасологическую экспертизу, на теле которого судмедэксперт обнаружил пулевые ранения, произведенные выстрелами с различных сторон, в том числе: один выстрел сверху и два снизу вверх? Смертельным был выстрел сверху, пробивший легкие и кровяные артерии, после чего парень просто захлебнулся собственной кровью.

 10. Доктор юридических наук, криминолог И.Д.Кучеров (умер после долгого пребывания в литовской тюрьме в ожидании суда) отметил, в результате осмотра тел днём 14.01.1991 г. в вильнюсском морге по ул. Полоцко 6а, относительно ранений И.Шимулёниса, что «стреляли в мёртвое тело» («Гласность» 24.01.1991 г. Москва). Кто, когда, где и зачем это сделал?

 11. Пуля, извлечённая из тела В.Друскиса, судя по актам судебных экспертиз, три раза “меняла” свой калибр, поразила тело погибшего сверху вниз, при выстреле не покрылась характерной окалиной (не потемнела, осталась блестящей, оранжево-жёлтой) и, пронзив тело несчастного, не задев ни одной кости его скелета, застряла под кожей спины, причём нисколько не деформировалась. Что это? На кого рассчитаны подобные, с позволения сказать, факты, зафиксированные в документах судмедэкспертов? Литовские следователи не задали себе таких вопросов?

 12. Как сказал во время судебного процесса по УД № 09-2-068-91 врач Вильнюсской городской клинической больницы “Красный крест” Р.Р.Вайчюнас: “трупы использовались в политических целях» (см. мою книгу “Литовская тюрьма”, с.147-148, изд.”Палея”, г Москва.). Почему трупы лейтенанта В.Шатских и Т.Масюлиса были вывезены из вильнюсской больницы Красный Крест в больницу Сантаришкес и там спрятаны”?

 13. В деле имеются свидетельские показания людей, которые почти за час до появления около Телевизионной башни военнослужащих СССР и бронетехники, видели лежащие на земле, “в темноте под кустами”, тела людей. Почему литовские следователи не расследовали эти запротоколированные свидетельские показания?

 14. Чем объяснить, что уже в 1 час 10 минут ночи 13 января 1991 г. из окна Верховного Совета Литовской Республики ксёндз Кейна начал служить мессу по погибшим жертвам от Советской Армии, начав её со слов: ”уже есть первые жертвы”, хотя до появления военнослужащих СССР около т.н. “стратегических объектов” г. Вильнюса оставалось ещё половина часа? Литовские следователи не вызывали на допрос этого ксендза, чтобы спросить его, что означало это высказывание и на какие известные ему тогда факты оно опиралось?

 15. Лорету Асанавичюте привезли в Вильнюсскую городскую клиническую больницу “Красный крест” в 2 часа 30 минут 13 января 1991 года в сознании (см. соответствующие кадры видеофильма ЛТВ-1995г. режиссера Талочки Б.). В клинической истории болезни Л.Асанавичюте, записанной в больнице “Красный крест” ночью 13.01.91, ничего не говорится о переломах костей таза или бёдер, да и вообще ни о каких-либо переломах. Это согласуется с логикой поведения врача бригады машины скорой медпомощи (МСМ), вёзшей, по его утверждению, раненую Асанавичюте Л. в “Красный крест”. Врач не счёл нужным фиксировать ногу, бедро или тело Асанавичюте Л. соответствующей шиной или шинами, которыми бригада машины Скорой медпомощи фиксирует пострадавшего сразу же на месте происшествия для транспортировки в больницу, если у раненого есть малейшее подозрение на перелом кости или вывих сустава. Такие шины входят в комплект медицинских предметов, которыми оснащена каждая такая машина. Более того, в деле нет и намёка на рентгеновский снимок мест травмы, которые обычно делаются при подозрениях на перелом костей, и без которого невозможна дальнейшая квалифицированная медицинская помощь пострадавшему. Переломы костей таза или бедер, вывихи у Л. Асанавичюте не отмечены и во время хирургической операции, которую ей делали в течение около полутора часов в больнице “Красный крест”. Во время этой операции, как видно из материалов дела, Л. Асанавичюте “были перевязаны две бедренные артерии, выведена наружу гофрированная трубка… было перелито крови и её заменителей до 4000 мл…” Данная операция была закончена в 4 часа 20 минут 13.01.91. Спустя 2 часа 40 минут после операции, как зафиксировано в клинической истории её болезни, “в 7 часов 13.01.91 Л. Асанавичюте скончалась”. Спрашивается: почему, по свидетельству на суде матери этой девушки, ещё в 7 часов утра 13.01.1991. её дочери делали кардиограмму (т.е. она была ещё жива)?

 16. Почему в Свидетельство о смерти Лореты Асанавичюте от 14.01.91 была вписана причина смерти: “Сжатие ног и талии. Многочисленные переломы костей таза. (Убита)”?

 17. Почему врач бригады машины скорой медпомощи (МСМ) А.А.Кутузов, который вёз пострадавшую, не указал ни время «прибытия и убытия», ни имени потерпевшей на Карточке вызова МСМ, в то время, когда Л.Асанавичюте, находясь в сознании во время транспортировки её в больницу “Красный крест”, сама могла назвать свои персоналии (видно по кадрам видеозаписи), а также точный возраст, который почему-то вписан — как “приблизительный”?

 18. “Предварительный диагноз” травмы, относящейся, как утверждается в деле, Л. Асанавичюте, вписанной врачом бригады МСМ А.А.Кутузовым сначала в Карточку вызова МСМ № 5164, а затем — № 5309, диаметрально отличается. В первом случае — ”ушиб правой ноги, кровотечение неясной локализации (заметил при подъезде к “Красному кресту”)». Отмечу, что кровотечение из раны было незначительным и совсем не обильным, было обнаружено не сразу! Во–втором: «кровотечение из левой бедренной области»? Создаётся впечатление, что названные карточки заполнялись на разных людей. Почему карточка строгой учетности, где обязательно заполняются все графы, в том числе время и диагноз, не только не соответствует требованиям, но их две с разными номерами на одного человека?

 19. Почему возник такой противоречивый факт, что с самого начала погибшая Лорета Асанавичюте фигурирует в информационных сообщениях как “13 летняя девочка”(газета “Республика” за 15.01.91 и за 18.01.91), затем год рождения её меняется с 1976 на 1967 (газета“Эхо Литвы” за 17.01.91) и на 1966 (газета “Республика” за 16.01.91)?

20. Местными СМИ было объявлено и о бесследном исчезновении большого количества людей в ночь на 13 января 1991 года: 57 (газета ”Вильняус Лайкраштис”) — 64 (газета ”Атгимимас” № 3, 01.91). Куда исчезли бланки строгой учётности карточек вызова МСМ в количестве 58 штук, начиная с № №5164 и заканчивая № 5222, сумма которых соответствует количеству людей, объявленных СМИ куда-то пропавшими той ночью в Вильнюсе?

 21. Все участники январских событий 1991 года в Литве были гражданами Литовской ССР и СССР, что тогда фиксировалось Паспортом гражданина СССР для каждого из нас, вплоть до середины 1992 года. Почему в графу “гражданство” на протоколе опроса свидетеля уже в первой половине 1991 г. вписывалось “гражданство Литовской Республики”, которое, как известно, вводилось в 1992 году?

 22. Бланки протоколов свидетельских опросов, которыми пользовалась Прокуратура Литовской ССР и которыми также пользовалась ещё продолжительное время Генеральная прокуратура ЛР, как видно из материалов дела, были отпечатаны или на русском языке или на русском и литовском языках одновременно. Почему на заполненных показаниями бланках Протоколов опроса свидетелей, отпечатанных только на литовском языке, следователями проставлялись даты первой половины 1991 г.?

 23. “Как показали военнослужащие, дружинники и свидетели – очевидцы событий, солдаты и офицеры на поражение в людей боевыми патронами не стреляли, наездов на них танков не было, хотя некоторые сами заскакивали на движущиеся танки, а другие боевики специально подталкивали под них. При осмотре танков после окончания операции они крови на них не видели. При осмотре танков 16,01,91 г. следователями крови на гусеницах и вообще на танках также обнаружено не было”. (Справки Генпрокурора Н.Трубина («Советская Россия» №109/10560, 04.06.1991). Почему литовские следователи утверждают обратное?

 24. “Судя по направлению раневых каналов, указанных в справке начальника судебно-медицинской экспертизы Литвы, 6 потерпевших были убиты в результате 1-7 выстрелов в каждого из них с разных точек, в том числе при выстрелах сверху и в спину, т.е. не военнослужащими при непосредственном столкновении с ними лицом к лицу, а боевиками во время их стрельбы из зданий телецентра и с крыш ближайших домов в военнослужащих, которые находились у телецентра в толпе гражданских лиц”. (Справки Генпрокурора Н.Трубина («Советская Россия» №109/10560, 04.06.1991). Почему литовские следователи утверждают обратное?

 25. “Кроме того, несколько очевидцев событий показали также, что в сторону телецентра и находившейся там толпы боевиков вели стрельбу ещё и до прибытия к зданию военнослужащих”. (Справки Генпрокурора Н.Трубина («Советская Россия» №109/10560, 04.06.1991). Почему литовские следователи утверждают обратное?

 26. “По показаниям свидетелей – очевидцев, несколько человек из толпы были сбиты легковыми автомобилями, а не танками”. (Справки Генпрокурора Н.Трубина («Советская Россия» №109/10560, 04.06.1991). Почему литовские следователи не рассматривают такой возможности в своих�ниях, хотя акты судмедэкспертов, представленные в делах по названным событиям, свидетельствуют о получении травм от дорожно-транспортных средств? И т.д.

 27. Бывший начальник контрразведки Литовской армии Л.Бумбулис утверждал: “Готовиться к войне начали с первых же дней создания Департамента охраны края (ДОК) … Жители и снесли свои немалые “запасы”. Один мужчина преклонного возраста приволок … новенький, блестящий бельгийский пулемёт … Большинство кадровых офицеров и солдат были вооружены только пистолетами ТТ или охотничьими ружьями. … Защита независимости была не столь стихийна … 11-13 января в парламенте находилось около 200 вооружённых огнестрельным оружием людей”. (Еженедельнике “Обзор” № 2 за январь 1997г., литовский журнал «Карис» № 3, 1991г.). Почему данные факты остались вне поля расследования литовских следователей?

 28. В Вильнюсе в ночь на 13 января 1991 г., как установлено, кроме советских военнослужащих, действовали следующие вооруженные формирования объявленной Литовской Республики: Департамент охраны Края, “Саванорисы” («Добровольцы»), полицейские МВД Л.Р. Почему вне внимания литовские следователи остались действия членов этих вооружённых формирований?

 29. Свидетельства известного литовского писателя и политического деятеля Витаутаса Петкявичюса (1930-2008), который в 1994-1998 годах возглавлял Комитет по национальной безопасности и обороне Сейма Литовской Республики, остались полностью проигнорированными литовскими следователями: «На совести Ландсбергиса и А. Буткявичюса [тогдашний командир литовских националистически настроенных боевиков – ред.] жертвы ночи тринадцатого января, поскольку один придумал, а по приказу другого несколько десятков [литовских – ред.] пограничников были переодеты [в гражданские одежды – ред.] и впущены в телебашню. Это они сверху вниз стреляли в толпу… Я это своими глазами видел, когда возле моих ног от асфальта рикошетом отскакивали пули». (V.Petkevičius. Dūrnių laivas.V.2003.C.78). Почему?

 30. Что означают слова Аудрюса Буткявичюса, тогдашнего главного командира Департамента Охраны Края Литовской Республики, высказанные в интервью первому номеру газеты “Балтийское обозрение”(“Baltische Runschau”, №1.06.1997г.), этот некий “психологический план” помог Литве “меньшей кровью победить СССР, а то было бы, как в Чечне”. Литовские следователи не спрашивали об этом, под протокол названного деятеля?…

 Думаю, пока хватит, ибо очень много ещё вопросов осталось за рамками этой публикации, имеющей свой определённый формат. Надеюсь, что Генеральная прокуратура Литовской Республики не оставит без внимания названные здесь вопросы.

Автор статьи: магистр истории Варшавского университета, абсольвент докторантуры Института истории Академии наук Литвы Валерий Иванов специально для «NewsBalt» // Вильнюс, Литва.

Страны