Горячие точки

В Сирии гибнет христианский город-святыня. Страшные события в древней Маалюле грозят обернуться катастрофой, куда более трагичной, нежели химическая атака

Сентябрь 11
21:38 2013

В Сирии гибнет христианский город-святыня. Страшные события в древней Маалюле грозят обернуться катастрофой, куда более трагичной, нежели химическая атака


РЕЖЬ НЕВЕРНЫХ!

— Ради бога, помогите нам! — кричит женщина из открытого окна машины, только что чудом вырвавшейся из самого пекла. Темный «универсал» забит испуганными людьми. За полтора часа через ворота Маалюли в сторону тыла не выехал ни один гражданский автомобиль. Этим людям повезло, они проскочили под плотным огнем.

— В западном районе боевики убивают, режут людей! — надрывается женщина. — Мне позвонили на мобильный бандиты и сказали, что зарезали моих детей.

Моей дочери 24 года, и я не знаю, жива ли она. У моей соседки сын — бывший солдат, теперь инвалид на коляске. Некому ему помочь спуститься с третьего этажа. Все мое имущество украли, а что не украли, то просто разломали!

Более тысячи боевиков «Фронта Ан-Нусры» напали на Маалюлю утром 4 сентября.

Они захватили гостиницу «Сапфир», возвышающуюся над городом. Отсюда простреливаются практически вся Маалюля и подступы к ней. Затем террористы ринулись в кварталы с лозунгом «Режь неверных». Из десяти тысяч жителей более 80 процентов — христиане. На третий день непрекращающегося ужаса они написали письмо в конгресс США: «Террористы и убийцы атаковали город, громя дома, монастыри и церкви, оскверняя иконы, требуя, чтобы люди оставили свою веру и перешли в ислам. Это преступность, направленная на христианские города, и терроризм, обращенный на христиан, и это только часть большого плана вытеснения христиан. Это происходит сейчас, когда государство еще сильно. Но что же будет, когда оно ослабеет, когда ВВС США будут бомбить Сирию? Что ждет христиан в городах и селах? Это страшно, и это пугает нас».

ЗЕЛЕНЫЙ ФЛАГ ВМЕСТО КРЕСТА

Перед выездом в Маалюлю в субботу мы по каналам информагентств узнали, что город уже очищен от боевиков. Однако на последнем КПП перед въездом, прикрытом бронетехникой, иллюзии быстро развеялись. По «Сапфиру» прямой наводкой долбят танки и артиллерия, авиация бомбит что-то за горой, в уханье тяжелых снарядов вплетаются «трели» крупнокалиберных пулеметов, щелкают одиночные выстрелы снайперов с обеих сторон. В домике у дороги, где разместился штаб, находим потрепанного мужчину. Фахад Рихман — житель Маалюли, умудрился выйти пешком.

— У нас мирный город, никогда ни с кем не конфликтовали, даже оружия ни у кого не было, — недоумевает он. — Мы всегда радушно принимали гостей и даже не представляли, что придут бандиты и будут творить такое. Врывались в дома, громили, крушили, резали людей. Как баранов режут и не испытывают никаких угрызений. Тысячи людей там находятся фактически в заложниках. А что они с городом делают! Очень много разрушили храмов, монастырь Святой Феклы пострадал. Самая старая церковь Сергия и Вакхуса тоже осквернена бандитами. Они сорвали с нее крест и водрузили флаг «Аль-Каиды». У них нет ничего святого!

Маалюля — это последнее место на планете, где до сих пор говорят на арамейском языке. Именно на нем Спаситель проповедовал нам Любовь. По сакральной значимости Маалюля — один из духовных центров христианства. Две тысячи лет назад именно в эту котловину вбежала гонимая первая христианская святая Фекла. Скалы расступились перед ней после жаркой молитвы. Женщина спряталась от погони в одной из бесчисленных пещер и прожила в ней всю жизнь…

Как выяснилось, у Маалюли оказались удивительные духовные связи с Россией.

Один из самых почитаемых русских православных святых, Сергий Радонежский, принял во время пострига новое имя в честь бывшего римского легионера Сергия. Он служил в одном из пещерных храмов Маалюли и во время очередных гонений умер от пыток, но от Христа не отрекся. В России хорошо помнят про эти связи, и не случайно в самом начале гражданской войны в Сирии патриарх Кирилл приезжал поклониться истоку христианства.

ПОД МИНОМЕТНЫМ ОБСТРЕЛОМ

Непонятно, почему город оказался без защиты.

— Здесь были блокпосты с солдатами, они охраняли въезды, — объясняет нам один из офицеров. — Рано утром 4-го числа сюда подъехала машина со смертником и подорвалась. Погибло много солдат, и тут же началось наступление со всех сторон. Все блокпосты были уничтожены. Но уже через час сюда были стянуты войска, блокпосты мы отбили.

Доклад офицера прерывает противный нарастающий свист летящей мины. Спустя секунду в 100 метрах от нас раздается взрыв. За ним — еще один. Все бросаются под прикрытие танковой брони, а боевики продолжают пристрелку, пока очередная мина не попадает в домик-штаб. Из него в клубах дыма выскакивают оглушенные взрывом бойцы. Вроде без потерь. Отрезанные минометным огнем мы вслед за пикапом с крупнокалиберным пулеметом срываемся по направлению к городу. Несколько крутых поворотов, и наша машина прижимается к стене в одном квартале от центральной площади.

Из укрытия открывается вид на всю Маалюлю, разбросанную по горным склонам.

В городском ландшафте взгляд без труда выхватывает высокие колокольни и христианские кресты на куполах древних храмов. На вершине правого склона — огромная статуя Христа с распростертыми в стороны руками. Судя по интенсивности огня, здесь идет настоящая войсковая операция. И ни о каком контроле над городом речи нет. Более того, в какой-то момент становится понятно, что армия и вовсе сдает свои позиции. По крайней мере на нашем направлении. Сначала из города мимо нас пробежали бойцы и ополченцы. За ними резко откатились пикапы-тачанки. Замыкали отступление боевые машины пехоты, отстреливаясь на ходу. Очевидно, регулярные войска столкнулись здесь не с разрозненными бандами бородатых психопатов, а с хорошо вооруженной армией профессиональных боевиков.

ПОЧЕМУ МОЛЧАТ?

Расчет боевиков понятен и циничен: не будет святынь — не будет христиан в Сирии. Непонятна реакция мирового сообщества, особенно тех стран, которые официально являются христианскими. И в то же время помогают бандитам, уничтожающим христианские святыни. Маалюля может не ждать колонны белых джипов с ооновскими экспертами, которые будут фиксировать факты геноцида по религиозному признаку. Эксперты промолчат, эксперты ищут доказательства вины «кровавого Асада». Молчат и сирийские власти, для которых бесчинства боевиков в христианском городе — серьезнейший оправдательный аргумент.

Молчат, проигрывая информационную войну. Молчат и жители Маалюли — завалив изнутри двери своих квартир мебелью, боясь лишним шорохом выдать свое присутствие. Скорее всего, кто-то из христиан спрятался от гонителей в многочисленных пещерах — как в старину. Неужели за две тысячи лет проповеди Любви мир так и не стал лучше?


Александр КОЦ, Дмитрий СТЕШИН
«Комсомольская правда»