Экономика

В октябре настает срок выплат по долгам и процентам

Сентябрь 30
13:05 2008
В октябре настает срок выплат по долгам и процентам

 

В РФ финансовый кризис – это, прежде всего, кризис власти, кризис управления. Общемировые потрясения на биржах — благодатный маскировочный фон. 16 сентября случился обвал российского фондового рынка. 17 сентября с утра торги прекратили. Два дня путинское правительство искало выход и нашло его, вбросив в общей сложности 3 триллиона бюджетных рублей — 120 миллиардов долларов. 19 сентября — из-за появления безумных денег — ценные бумаги резко пошли вверх, началась неприкрытая спекуляция. Два руководителя Лукойла скупили свои же акции на 4,1 миллиарда рублей, независимый директор Северстали и жена председателя совета директоров Северстали — на 366 тысяч долларов, и т.п. Биржи тотчас закрыли.

 

Мировой опыт показывает: при биржевых катастрофах теряют последние деньги рядовые вкладчики, страдают производственники, а разоренные банкиры-финансисты как минимум остаются при своих личных состояниях. Однако в россиянском варианте капитализма страдают только простые граждане. Нельзя назвать ни вице-премьера, ни министра, ни банкира, ни главу фонда, семьи которых пострадали бы от дефолта 1998 года. Недавно один из видных финансистов РФ признался, что многие тогда “уволакивали”, и он мог “уволочь” миллионов 200 долларов, да удержался, за что себя доныне ругает. Очень даже немало “уволакивали” при бедном, нищем государстве, которому в 1998 году Всемирный банк выдал 4,8 миллиарда долларов на преодоление кризиса. Эти миллиарды украли, а сумму еще долго вспоминали с ужасом и придыханием, как фантастическую. Сегодня она кажется заурядной.

 

На сей раз богатая “энергетическая империя” выбросила на спасение фондового рынка почти 120 миллиардов долларов. Есть чем поживиться. Основная масса досталась Сбербанку, Внешторгбанку и Газпромбанку. Очевидно за то, что сумели довести себя до разорения после нескольких лет нефтяного “благоденствия”. Спрашивается, как может разориться Газпромбанк? Он, если судить по названию, не чужой Газпрому, а Газпром – компания геополитического уровня, которая непрерывно получает от Европы деньги за газ и нефть. Неужели Газпром остался без гроша за душой и не может помочь своему банку? И вообще, из телевизионной рекламы известно, что Газпром — “национальное достояние”. Получается, растранжирили национальное достояние. Спрашивается, кто? До недавнего времени концерном руководили два человека. Со стороны частных акционеров – господин Миллер, со стороны государства – господин Медведев, ныне президент РФ. Сейчас его газпромовское кресло занимает первый вице-премьер правительства господин Зубков.

 

Призрак дефолта бродил по стране еще два года назад. Денег вроде бы много, а эксперты пророчили беды. Их беспокоил внешний долг россиянских концернов, который к сегодняшнему дню достиг 400 миллиардов долларов, еще около 100 миллиардов – долг банков. Но высшие менеджеры, не омрачали себя заботами, ведь поскольку компании государственные, то и платить будет государство, то есть население РФ. 

 

В октябре настает срок выплат по долгам и процентам. Когда обвалился фондовый рынок, министр финансов Кудрин заверил: “Для простых россиян ситуация практически не меняется”. Но именно такие утешения беспокоят “простых россиян” больше всего. Еще живы в памяти обещания конца 90-х, что дефолта не будет и как тогдашний президент грозился лечь на рельсы, если жизнь ухудшится. Поверили, а потом последних кровных в банках получить не могли. Интересно также, кого Кудрин называет “простыми россиянами”. По его словам, якобы, “ситуация практически не изменится” для тех, кто не имеет акций разрекламированных компаний, даже псевдонародных IPO, и живет от зарплаты до зарплаты. Нищим, дескать, пожар не страшен. Но Кудрин невольно проговорился: “самым большим риском остается инфляция, которая выросла”. 3 триллиона, вброшенных в финансовую систему, неизбежно вызовут инфляцию. Больнее всего она ударит по тем самым “простым россиянам”.