Горячие точки

В Луганске из-за продолжающихся обстрелов осталась без электричества детская областная больница

Последствия обстрела Луганска
Последствия обстрела Луганска
Август 02
01:19 2014

Тяжелая ситуация сложилась в детской областной больнице Луганска. Там из-за обстрелов украинских военных вышла из строя электроподстанция.
Только реанимация и хирургия работают на генераторе, но дизельное топливо заканчивается. В самой больнице нет ни света, ни воды. Из миллионного Донецка поступают страшные видеокадры — украинская армия обстреливает центр города.
Страшные кадры. Улица Кирова в Донецке. Выбитые окна, лужи крови. При артобстреле снаряд упал рядом с проезжающей мимо маршруткой. Один человек погиб, трое ранены. Украинская артиллерия снова наносит удары по самому Донецку. Бои продолжаются и на окраинах города.
Ожесточенные бои идут и в Шахтерске. Накануне ополченцам удалось вывести в Донецк из города часть мирных жителей.
«Два дня подряд – самолеты и артиллерия. Минометы. Минометом пробило вчера дом. Ходили смотреть, когда утихло. Нет пятого этажа. Нескольких квартир», — рассказывает свидетельница обстрела.
Несмотря на удары авиации и артиллерии, ополченцы продолжают оборонять Шахтерск. Сегодня украинская армия подтвердила свои потери — в одном из боев на окраине города погибли 10 человек.
Слово «дезертир» в адрес солдат, которые отступили и вернулись с юго-востока, звучит все чаще. Их близкие — в растерянности.
«Уже почти надежду потеряли, что сможем их вытащить. Идет к тому, что их посадят. Мы говорили только что с прокурором, он сказал, что они должны были умирать, а не выживать», — говорит родственница украинского военного.
40 солдат 51-й бригады — тех, что спаслись, перейдя границу и укрывшись в России, теперь будут судить за дезертирство.
«Мне ребенок сказал: слава богу, что я живой, мама. А то, что ты пойдешь сыночек в тюрьму? Он сказал — это не самое главное. Самое главное, что я выжил. Я не хочу больше быть ни под минами, ни под «Градами», — говорит мама украинского солдата-срочника.
Многочисленные потери. Старая техника и вооружение. По сообщениям источников, знакомых с ситуацией, киевские власти просят военной помощи у Запада, но там предоставлять ее не торопятся, поскольку армия деморализована. Западные партнеры передают лишь сухпайки, бронежилеты и каски.
То, что выделяют Соединенные Штаты, по сообщениям некоторых украинских СМИ, бесследно исчезает и до войск просто не доходит. Брошенные в окружении солдаты о своих боевых буднях рассказывают близким по телефону. Слушать такую правду, кажется, кроме родных на Украине больше никто и не хочет.
«Один солдат с ума сошел. Своих стал стрелять, контуженных много. Хаос. Просто хаос», — рассказывают очевидцы.
Выполнять боевые задачи такая армия просто не может. В этом сходятся ведущие украинские военные эксперты. К нынешней власти офицеры и солдаты зачастую относятся критически. Приказы из Киева выполняют на свое усмотрение.
Кроме того, существует и внутренний конфликт между армией, Нацгвардией, и боевиками различных вооруженных формирований. Взаимные упреки в неумении воевать, обвинения в предательстве и отсутствие какой бы то ни было слаженности — это приводит к тому,
что наносят удары часто не по ополченцам, а по мирным жителям. Так, в Луганске в результате обстрелов за сутки погибли пять человек. Сам город находится на грани гуманитарной катастрофы. Нет электричества и водоснабжения. Журналисты пытались связаться с местными жителями, но связь тоже, судя по всему, отсутствует. О том, что происходит, люди пишут в соцсетях.
«Камброд, ул. Виноградная. Всю ночь взрывы. Электричества нет. Стационарные телефоны не работают. Кв. Левченко. Электричества, связи, воды нет. Жительница этого района, работающая в Укртелекоме, сообщает, что стационарные телефоны на юге не работают, т.к. подстанция их питающая, находится на Старом Городке, где вчера были обстрелы. Ремонтники туда добраться не могут. На данный момент спокойно», — пишут горожане в интернете.
Атакуют украинские войска и боевики нацгвардии все чаще — жилые дома, заводы, шахты, и больницы — в том числе и онкоцентры, где находятся лечебные аппараты с радиоактивным кобальтом-60. В том же Луганске онкологи под обстрел уже попадали. Если бы один из трех снарядов угодил в отделение лучевой терапии, случилась бы катастрофа.
«При прямом попадании мы можем получить второй мини-Чернобыль. Может произойти заражение не только окружающей территории, но и воздуха, и воды», — говорит Наталья Лофицкая, заместитель главного врача Луганского областного клинического онкологического диспансера.
В российском Институте по проблемам безопасного развития атомной энергетики при помощи специальной компьютерной программы рассчитали, что будет, если снаряд попадет в оборудование онкоцентра.
«Луганск, и от этого Луганска может протянуться след вплоть до Днепропетровска. Соответственно и Донецка, и так далее», — полагает Леонид Большов, директор института.
Всего в Донецкой и Луганской областях более 400 больниц, которые при лечении и диагностике используют ионизирующее излучение. Но дело не только в медучреждениях. Масштабы — куда больше.
«Не только в медицине. В научно-исследовательских институтах, в нефтянке, в строительных компаниях, на заводах для просвечивания швов сегодня применяются источники радиоактивного излучения. Их очень много. Можно говорить о десятках мега-кюри. Один кюри на квадратный километр — это чернобыльская зона», — говорит директор Института проблем безопасного развития атомной энергетики РАН Леонид Большов.
Эксперты уже бьют тревогу. Ведь радиоактивные материалы, которые должны спасать людей, при попадании снаряда легко могут превратиться в оружие массового поражения.

Об авторе