Экономика

В Америке «вот такая, понимашь, загогулина»

Апрель 09
00:13 2010

В Америке «вот такая, понимашь, загогулина»


В понедельник, должно было состояться внеочередное заседание Комитета по открытым рынкам Федеральной резервной системы США. Многочисленные анонсы и «утечки» предполагали, что речь пойдет о повышении дисконтной, а то и учетной ставки ФРС, что могло потенциально сильно повлиять на финансовые рынки. Однако – не случилось: дело обошлось традиционным «обменом мнениями» о ситуации. И поневоле возникает естественный вопрос: а что, собственно, происходит?


Дефляционную стадию кризиса, начавшуюся осенью 2008 года, погасили за счет колоссальной денежной накачки. Наличная денежная масса в США выросла, что называется, в разы, банки получали колоссальные деньги под залог уже ничего не стоящих деривативов, программы поддержки экономики (в основном, правда, финансового сектора) работали по полной программе. Но, как следствие, образовались проблемы.


По мере того, как пропаганда, направленная на то, чтобы вбить в головы обывателям, что «кризис закончился», набирала оборот, последние начали увеличивать свои расходы. Поскольку доходы у них точно не росли, они начали сокращать сбережения, которые росли до середины 2009 года. Компании реального сектора (не только производственные, но и те, которые специализируются на услугах) тоже начали увеличивать свою активность, наращивать загрузку производственных мощностей и т. д. А финансовый сектор начал активно спекулировать избыточными средствами на финансовых рынках (фондовых в первую очередь).


Первый вопрос, который при этом возник, – это цены на ресурсы. Ведь они определяются на финансовых рынках (например, на рынке нефтяных фьючерсов), и странно было бы, если бы цены на эти ресурсы не росли. Они и растут, что хорошо видно по нефти, которая поднялась практически в два раза, да и остальные ресурсы тоже не подкачали. Ссылка специально дана прямо на один из сайтов ФРС, чтобы вопросов не возникало!


Но рост цен на ресурсы – это рост издержек производителей! Который невозможно компенсировать ростом доходов, поскольку спрос как минимум не растет (а скоро, по мере исчерпания резерва и снижения сбережений, снова начнет падать), а значит, повышать отпускные цены невозможно! Теоретически нужно бы снизить цены на ресурсы, коли они фактически контролируются несколькими крупными банками, тесно ассоциированными с ФРС.


Но тут возникают новые проблемы. США только в апреле необходимо погашать ранее выпущенные казначейские облигации миллиардов так на 600. С учетом того, что нужно еще покрывать дефицит бюджета, сумма получается еще больше. Напомню, что пресловутые «казначейки» – это дисконтные облигации, доходность которых определяется купонными выплатами и дисконтом от номинальной цены, за которые они продаются. Если цена высокая – то дисконт маленький, доходность низкая. Если цены низкие – то доходность высокая, поскольку погашаться они будут, напоминаю, по номиналу. Для властей США идеальная ситуация – продажи новых выпусков этих бумаг по высокой цене, т. е. с низкой доходностью.


А что получается в реальности? Если доходности на спекулятивных рынках высокие (как сейчас), то выгодно вкладываться в них. На руках у держателей американских бумаг сегодня находится много триллионов (порядка 10), но доходность у них – низкая. Значит, можно продавать «казначейки» на открытом рынке (по высокой цене), и вырученные деньги с большей доходностью вкладывать куда-то в другое место.


Разумеется, никто не заставляет американские банки и ФРС поддерживать высокие цены (т. е. низкую доходность) на вторичном рынке облигаций. Беда только в том, что если цены на нем будут низкие, то никто не купит облигации новых выпусков, поскольку на рынке уже есть старые по более низким ценам. А с точки зрения погашения они ничем не отличаются – государство будет платить по номиналу (если, конечно, не объявит дефолт). Вот и получается замечательная картинка: для того, чтобы обеспечить финансирование дефицита бюджета и не допустить катастрофический рост госдолга, денежные власти США вынуждены поддерживать высокие цены на вторичном рынке облигаций. А их держатели в последнее время их все время сбрасывают, чтобы вложить деньги в более доходные финансовые проекты или же закрыть «дыры» в собственных бюджетах.


Замечательная получается картинка! Финансовое положение реального сектора все время ухудшается из-за высоких доходностей на финансовых рынках. ФРС вынуждена продолжать эмиссию для того, чтобы поддерживать высокие цены и низкую доходность на рынке казначейских облигаций США, а снизить эту доходность невозможно, поскольку тогда некуда будет девать избыточные эмиссионные доллары… «Вот какая, понимашь, загогулина», – как говаривал первый президент России, когда у него было хорошее настроение.


Понятно, почему в такой ситуации нужно повышать учетную ставку: ФРС категорически необходимо стерилизовать избыточную денежную массу. Другое дело, что если это сделать, то в ситуацию реального сектора попадут свои собственные (родные, так сказать) банки, так что делать этого страшно не хочется. Опять же, а кто будет покупать тогда «казначейки»? Напрямую ФРС? Но в этом случае деньги попадут прямиком в реальный сектор, и вырастет потребительская инфляция, которая еще больше обесценит спрос…


Нет сомнений, что «в недрах» ФРС и Белого дома идут отчаянные споры о том, какая политика принесет меньшие проблемы. Пока только понятно, что окончательного решения нет (и даже, более того, неясно, когда оно будет). Но рано или поздно что-то делать придется: состояние реального сектора постоянно ухудшается, объемы кредитования все время падают…