Политика

В 2012 году за российскую дипломатию было не стыдно. В отличие от 2011 года

Январь 24
10:47 2013

В 2012 году за российскую дипломатию было не стыдно. В отличие от 2011 года


 Сергей Лавров отчитался об итогах работы МИД России в 2012 году


Краснеть, слава Богу, не пришлось. Таково, наверное, было главное впечатление от вчерашней пресс-конференции министра иностранных дел РФ Сергея Лаврова, на которой он подводил итоги деятельности российской дипломатии в 2012 году.


Сергей Лавров родился 21 марта 1950 года в Москве, сообщает «Википедия». О его отце известно, что он – тбилисский армянин. О матери известно, что она была сотрудницей Министерства внешней торговли СССР. На сайте МИД РФ указывается, что Лавров – русский. Отвечая на вопрос студента Российско-армянского славянского университета о том, помогают ли ему в работе его армянские корни, Лавров ответил: «Корни у меня, вообще-то, грузинские – мой отец из Тбилиси, а вот кровь действительно армянская». С серебряной медалью окончил московскую школу № 607 с углубленным изучением английского языка. В 1972 году окончил Московский государственный институт международных отношений (МГИМО) МИД СССР. В 1972-1976 гг. – стажер, атташе посольства СССР в Шри-Ланке. С 1976 по 1981 гг. занимал должности третьего, второго секретаря Отдела международных экономических организаций МИД СССР. В 1981-1988 гг. – первый секретарь, советник, старший советник постоянного представительства СССР при ООН в Нью-Йорке. В 1988-1992 гг. – заместитель, первый заместитель начальника Управления международных экономических организаций, начальник этого же управления МИД СССР. В 1991-1992 гг. – начальник Управления международных организаций МИД СССР. В 1992 году назначен директором Департамента международных организаций и глобальных проблем МИД РФ, 3 апреля 1992 года – заместителем министра иностранных дел РФ. В 1994-2004 гг. – постоянный представитель РФ при ООН. 9 марта 2004 года назначен на пост министра иностранных дел РФ.


 А ведь год назад, когда стали очевидны последствия сдачи Россией ливийского лидера Муаммара Каддафи… Впрочем, то решение лежало на «совести» отнюдь не нашего МИД, а окружения тогдашнего президента РФ, взявшего на себя определение ключевых проблем внешней политики страны. В результате общий итог получился крайне неутешительным, почти катастрофическим: отказавшись от блокирования в Совбезе ООН предложенной Западом резолюции по Ливии, Россия совершила грубейшую ошибку, граничащую, без преувеличения, с изменой своим интересам.


 В 2012 году российская дипломатия, слава Богу, уже не допускала таких ошибок. Остается лишь сожалеть, что инициаторы рокового «ливийского» решения не понесли никакого наказания, переместившись из Администрации Президента РФ (в то время – Дмитрия Медведева) в корпус помощников нынешнего российского премьера (того же Дмитрия Медведева).


 Вчерашний отчет главы нашей дипломатии уже не вызывал угрызений стыда за российскую внешнюю политику – хотя надо признать, что и особыми успехами г-н Лавров похвастаться тоже не мог. Но дипломатия – это ведь такая сфера, где отказ идти на поводу у своих «партнеров» тоже может считаться успехом, даже при отсутствии зримых дипломатических достижений. Похоже, именно этим и запомнится для России 2012 год с внешнеполитической точки зрения.


«Вечная перезагрузка – это сбой в системе»


 И далеко не столь комплиментарен был наш министр иностранных дел, как это было принято во времена президентства Дмитрия Медведева, в отношении нашего главного западного «партнера» – Соединенных Штатов. «Перезагрузка» отношений с США «не может продолжаться вечно», заявил вчера Лавров. «Если это – компьютерный термин, – пояснил он, – то всем должно быть понятно, что вечная перезагрузка – это сбой в системе, который означает, что она зависла.


 Когда администрация Б.Обамы объявила о желании «перезагрузить» российско-американские отношения, – продолжал глава российского МИД, – мы восприняли это однозначно как понимание контрпродуктивности политики, проводимой в отношении России при администрации Д.Буша, то есть когда «наверху» отношения лидеров были теплыми, но личная приязнь не очень передавалась на последующие «этажи», где договариваются о практических действиях. А там царило полное недопонимание. Не мы были тому виной: мы всегда стремились вести практические отношения в русле царившей между президентами атмосферы.


 В то же время в наших отношениях были и остаются раздражители, – напомнил Сергей Лавров. – ПРО – главный из них. Но мы по-прежнему открыты для продолжения диалога. Хотя, выступая за диалог, наши американские партнеры планируют и ведут строительство и создание объектов своей ПРО, которая имеет глобальное измерение, не считаясь с тем, что говорим мы. То есть они соглашаются продолжать диалог, но делают то, что уже решили для себя и провели через решение НАТО.


 К раздражителю в виде ПРО добавились новые, – продолжал министр, – упоминавшийся мною сегодня «закон имени С.Магнитского», когда была цинично использована человеческая трагедия, чтобы «наказать» Россию и вмешаться в процесс, которым занимается наше правосудие и который еще не завершен. Американские законодатели взяли на себя роль судей в вопросах, касающихся нашей внутрироссийской жизни, в которых должны разбираться прежде всего мы сами. Мы должны были отреагировать. Это не было нашим выбором. Нас вынудили действовать таким образом, так как есть определенные законы в отношениях между государствами, и подобные действия нельзя оставлять без ответа.


 Сейчас наблюдается новое обострение в связи с неправосудным решением американского суда по «коллекции Й.Шнеерсона». Возмутительное решение, которое не имеет ничего общего с правосудием. Коллекция, которая является достоянием российского народа, рассматривается как собственность американской общины хасидов, которые, кстати, больше 10 лет назад получили от России в порядке доброй воли несколько книг из этой библиотеки во временное пользование на несколько месяцев и до сих пор их не вернули. По-моему, это тоже надо сделать предметом судебного разбирательства». Все это не добавляет позитива в наши отношения, которые сейчас не в лучшей форме, резюмировал глава МИД РФ.


 «Тем не менее, – подтвердил Лавров, – мы последовательно выступаем за то, чтобы, несмотря на возникающие проблемы и сложности, продолжать двигаться вперед по направлениям, где у нас совпадают интересы. А там, где нет согласия, включая случаи, о которых я упомянул, нужно искать способы не допускать, чтобы проблемы отравляли всю атмосферу и не позволяли нашим странам сотрудничать. Мы будем последовательно и твердо отводить попытки вмешиваться в наши внутренние дела и читать нам лекции, тем более что сами «лекторы» небезупречны во многих смыслах. Но мы не станем вставать в позу обиженных и отказываться от всех других направлений сотрудничества».


От позиции по Ливии – к позиции по Сирии


 Наиболее наглядно та огромная дистанция, которая разделяет прошлую и нынешнюю внешнюю политику России, проявилась в позиции, которую заняла Москва в сирийском конфликте. «Возможно ли еще, на Ваш взгляд, мирное урегулирование конфликта в Сирии? Связаны ли объявленные Россией военно-морские маневры в Восточном Средиземноморье с подготовкой к иным сценариям развития событий в регионе?» – поинтересовались журналисты у главы российского МИД.


 «Маневры проводятся регулярно, – ответил Лавров. – Наш флот до недавнего времени не мог осуществлять дальние походы, но сейчас ситуация изменилась. Для того, чтобы российская армия и флот находились в надлежащем состоянии, необходимо тренироваться. Поэтому учения наших сухопутных, военно-воздушных сил и военно-морского флота стали регулярными. В этом нет ничего необычного, так как наши военные моряки активно участвуют в борьбе с пиратством. Конечно же, мы не заинтересованы в том, чтобы район Средиземноморья дестабилизировался еще больше. Присутствие там российского флота, безусловно, является фактором стабилизации обстановки.


 Что касается тезиса о провале попыток усадить конфликтующие в Сирии стороны за стол переговоров, – продолжал Лавров, – то, к моему огромному сожалению, таких попыток со стороны всех внешних участников не наблюдалось. Мы добивались этого, встречались и продолжаем встречаться со всеми сирийскими сторонами, проводим одну и ту же линию в контактах и с правительством, и со всеми оппозиционерами, убеждая их в необходимости выполнять Женевское коммюнике, под которым подписались все ключевые внешние игроки – пятерка постоянных членов СБ ООН, ЛАГ, Турция, ЕС и ООН. Но, к сожалению, другие участники сформированной в Женеве «Группы действий» посылают неверные сигналы в своих контактах с оппозицией, а с правительством они практически не контактируют. Оппозиция пользуется их поддержкой в своей непримиримой позиции, заключающейся в том, что они не собираются вести переговоры с режимом. Сформированная в Дохе в ноябре 2012 года «Национальная коалиция сил сирийской революции и оппозиции» в своем программном документе заявила, что ее целью является свержение режима и демонтаж его институтов, что напрямую противоречит женевским договоренностям, в которых особенно подчеркивается необходимость сохранить институты государства и не повторять ошибок, сделанных в других странах этого региона.


 Оппозиция в виде упомянутой коалиции в своем программном документе категорически отказалась от переговоров с Б.Асадом. Наши западные партнеры и некоторые страны Ближневосточного региона приветствовали ее создание. На наш вопрос, почему они приветствовали подход, заключающийся в отказе от диалога, нам ответили, что самое главное было объединить оппозицию, а потом западные страны и другие участники процесса сирийского урегулирования убедят ее занять более конструктивную позицию. Ничего такого не происходит. К огромному сожалению, оппозиционеры продолжают категорически отказываться от диалога с властью и взяли курс на вооруженную борьбу. Наши партнеры по «Группе действий», как это ни печально, поощряют их к этому и снабжают всем необходимым для борьбы.


 Таким образом, попыток усадить стороны за стол переговоров не было. Усилия предпринимались Россией, Китаем, специальным посланником ООН и ЛАГ по Сирии К.Аннаном и сменившим его на этом посту Л.Брахими. Повторю, все упирается в одержимость оппозиционеров идеей свержения режима Б.Асада. Пока эта непримиримая позиция остается в силе, ничего хорошего не произойдет: вооруженные действия будут продолжаться, а люди – гибнуть».


 Отвечая на вопрос об еще одной горячей точке – Мали, Сергей Лавров назвал «недоразумением» информацию о том, что Россия поможет Франции транспортировать ее войска в эту страну. «Вчера мы постарались развеять это недоразумение, – сообщил глава МИД. – 18 января с. г. у меня состоялся телефонный разговор с французским коллегой Л.Фабиусом, и он рассказал мне о том, как в Париже оценивают ситуацию в Мали. Он также выразил признательность за то, что СБ ООН оперативно и единодушно поддержал французскую реакцию на обращение правительства Мали о направлении туда французского контингента для стабилизации обстановки и недопущения захвата этого государства сепаратистами. Л.Фабиус также поинтересовался, есть ли у России возможность предоставить транспортные услуги. На это я ему ответил, что слышал о контрактах российских частных компаний, таких как «Волга-Днепр», «Эйр Бридж Карго», «СКОЛ», с различными сторонами, включая Министерство обороны Франции, министерства внутренних дел ряда африканских стран, Отдел закупок ООН. И это – их решение, так как речь идет о коммерческих проектах. Ничего более по поводу предоставления транспортных услуг мы не обсуждали. Когда появилась цитируемая Вами информация, наши французские коллеги принесли извинения и сказали, что это – искажение того, что обсуждалось между нами.


 Что касается позиции России по конфликту в Мали, – продолжил Лавров, – то мы ее регулярно излагаем. В своем вступительном слове я упоминал, что мы озабочены перспективами дестабилизации Сахаро-Сахельского региона, куда «переливается» нестабильность из Северной Африки. Люди, с которыми сейчас борются в Мали французы и африканцы, свергали режим М.Каддафи. Наши западные партнеры вооружали их в том числе для свержения бывшего ливийского режима.


 Для нас важно не подходить узко к тому, что мы наблюдаем. Пока международное сообщество действует от случая к случаю. Произошло что-то в Йемене – мы сконцентрировались на этой стране, потом – Ливия, Тунис, Египет. Сейчас – Мали, Сирия… Важно поднять голову и посмотреть шире «за горизонты» на все эти процессы, которые связаны между собой и несут много угроз, в том числе угрозу терроризма. «Аль-Каида» и ее «партнеры» по этому неприглядному бизнесу всерьез вознамерились захватывать власть в государствах».


Концепция внешней политики еще не подписана Путиным


 Прояснил Сергей Лавров и ситуацию с подготовленной его ведомством новой Концепцией внешней политики России. «По указу президента России В.В. Путина от 7 мая 2012 года, – сообщил глава МИД, – нам было поручено до 1 декабря прошлого года представить проект Концепции, что мы и сделали. Проект и основные направления документа мы обсуждали с экспертным сообществом: целый ряд политологических центров прислали свои соображения. Мы обсудили эти идеи и на Научном совете при министре иностранных дел России.


 Безусловно, Концепция отражает необходимость переосмысления целого ряда вопросов в контексте происходящих глубоких перемен в геополитическом ландшафте, о которых я уже упоминал. Это и неожиданно глубокие последствия глобального экономического кризиса, и перемены в регионе Ближнего Востока и Северной Африки. Самое главное – даже не сами перемены, а то, что дало старт этим дестабилизирующим процессам. С момента принятия последней редакции Концепции внешней политики существенно возросла роль Азиатско-Тихоокеанского региона и многое другое. Поэтому подготовленный проект стремился учесть новые развороты в нашей внешнеполитической доктрине.


 Повторю: это не новая Концепция, а ее новая редакция, потому что ключевые принципы, на которых строится российская внешняя политика, остаются неизменными. Они были закреплены в Концепции внешней политики, принятой в 2000 году, и заключаются в необходимости вести внешнеполитическую линию прагматично, открыто, предсказуемо; взаимодействовать со всеми государствами, которые к этому готовы, на основе равноправия и взаимной выгоды, и отстаивать национальные интересы твердо, но без сползания к конфронтации. Эти принципы в полной мере сохраняют свое значение и будут применяться в новых условиях к различным ситуациям, возникшим в последнее время в международных отношениях. Еще раз повторю: Концепция доложена, рассматривается в Администрации Президента и будет опубликована после ее утверждения главой государства», – отчитался глава российского МИД.


 На то обстоятельство, что Концепция до сих пор не утверждена президентом РФ Владимиром Путиным, проливает некоторый свет сегодняшняя публикация в газете «Коммерсантъ». По сведениям издания, Концепция лежит на рабочем столе Владимира Путина, однако никакой резолюции на ней пока не стоит. По словам источника издания в Кремле, это связано с «повышенным вниманием президента к основополагающему внешнеполитическому документу». «Нельзя исключать, что ряд пунктов придется несколько ужесточить, поскольку, например, борьбу с вмешательством в наши внутренние дела надо выводить на новый уровень», – пояснил источник.


 Пресс-секретарь президента Дмитрий Песков также подтвердил, что документ находится у главы государства. «На принятие решения о его подписании требуется время», – пояснил он. При этом г-н Песков также не стал исключать, что Владимир Путин может внести в Концепцию коррективы.

0 Комментариев

Нет комментариев

На данный момент нет комментариев , вы хотите добавить?

Написать комментарий

Только зарегистрированые пользователи могут комментировать.