Происшествия

Униженная Германия

нелегалы
Сентябрь 07
19:21 2015

21 августа 2015 года министр МВД ФРГ Томас Де Мезьер в интервью ВВС сказал:

Я за свободное перемещение, но если другие европейские государства не соблюдают закон и Дублинская система больше не работает, то нам нужна другая система. Беспрепятственное преодоление границ не может существовать без реальной политики стран Европы по вопросу предоставления убежища беженцам.

Согласно Дублинскому соглашению, мигранты вправе обратится за предоставлением убежища в той стране, границы которой они пересекли. А так как европейских границ фактически не существует, то ручейки арабов и африканцев, смело штурмующих Средиземное море на рыбацких шхунах, сливаются в полноценную реку, выливающуюся в Германии, как самой богатой стране ЕС. При 80 миллионах немцев, 11 миллионов являются трудовыми мигрантами – гастарбайтерами, в основном исламского вероисповедания. В 1960 году, когда немецких рабочих рук не хватало, на клич Германии откликнулась Турция и молодые турки начали массово переселяться в ФРГ, где через десять лет им позволили воссоединиться со своими семьями.

То есть в Германии панически боялись ассимиляции турок, ведь после разрушительной войны 1939 – 1945 годов было огромное количество незамужних немецких женщин, способных составить семьи с турецкими рабочими, чей возраст не был больше 40 лет. Поразительно, чего боялись немцы, ведь до сих пор в немецком обществе существует воспитание благодарности к турецким рабочим, помогшим в восстановлении разрушенной Германии. Кстати, из 11 миллионов гастарбайтеров, гражданство ФРГ получили лишь 1,2 миллиона мусульман за все время существования программы помощи мигрантам.

Это нежелание ассимиляции трудовых мигрантов до сих пор делает Германию сильной, ведь Европа и американские масонские круги, с момента окончания Второй мировой войны и до сегодняшнего дня пытаются девальвировать немецкий дух, стереть в порошок мультикультурализма и толерантности немецкую душу и культуру. Не получается! Герхард Шредер в интервью Bild 19 мая 2015 года в очередной раз напомнил немцам, что они несут ответственность за преступления, совершенные в ходе самой кровавой войны человеческой истории. Однако И.В.Сталин считал иначе, на Ялтинской конференции он назначил сумму репараций Германии в размере 20 миллиардов долларов, где половина принадлежала СССР. При этом 10 миллиардов долларов равняется всей помощи США, предоставленной СССР за годы войны, в то время как суммарный ущерб СССР оценивался в годовом ВВП Америки! Почему же И.В.Сталин не разорил Германию, как Антанта в 1918 году? Потому, что прекрасно представлял себе, к чему привело унижение Германии – к фашизму, когда националистические идеи А.Гитлера нашли весьма благодатную почву в среде немецкого общества, стонущего под засильем еврейского ссудного процента и невозможности открытия собственного дела. Богатая Германия уже никогда не пойдет по пути эскалации национал – социализма в версии НСДАП, так как патриотизм всегда на подъеме, когда страна стеснена либо войной, либо внешним колониальным управлением. Поэтому попытки масона Г.Шредера снова увидеть немцев в покаянии склоняющих голову, привели к появлению А.Меркель, которая призывает к увеличению заработной платы немцев.

Еще один социалист Тило Саррацина, издавший в 2010 году книгу – исследование «Германия самоликвидируется» пишет:

Хотя 90 % школьников одного выпуска можно довести до аттестата зрелости, среди них, однако, не наберётся и 10% тех, кто способен изучать математику. Мы как народ теряем в среднеарифметическом интеллекте по причине того, что более интеллектуальные женщины рожают на свет меньше детей, а то и вовсе не рожают. Реальные доходы трудящихся не растут вот уже 20 лет, падать они начнут самое позднее через 10 лет, и это будет устойчивым трендом вследствие демографических сдвигов.

Да, демографическая ситуация в Германии довольно плоха, наблюдается превышение смертности над рождаемостью с убылью населения на 0,2% в год, но это не означает, что немецкое общество дебилизируется только потому, что интеллектуальные женщины не хотят рожать. Процесс идет в несколько ином, чем считает Тило Саррацина направлении, а именно из Германии вымывается промышленность, заменяемая на сферу услуг. Так, доля сферы услуг в ВВП ФРГ составляет свыше 70%, примерно как в США, но это общая беда постиндустриального мира, ведь приложение финансов в сферу услуг дает большую отдачу, чем промышленность. К тому же короткие деньги всегда отличаются от длинных легкостью их получения. Очевидно, что Германия превращается в финансовый европейский центр, а промышленность выносится в страны европейского Востока и в Южную Азию, где площадки Китая и Малайзии готовы предоставлять дешевое сырье и недорогую рабочую силу. Конструкторские центры все равно остаются в Германии, ведь немецкое общество не потеряло способность генерировать идеи и свойственную немцам педантичность в мелочах, составляющих собой подлинный «немецкий продукт» востребованный во многих странах мира. Так что, несмотря на все попытки сделать немецкое общество средоточием менеджеров по продажам, немцы все еще способны творить великое в малом. К этому же необходимо отнести способность защитить себя и свою культуру от ассимиляции с исламом, являющимся неотделимой частью многомиллионной армии гастарбайтеров в Германии. И это отвержение мультикультурализма в немецком обществе, о крахе которого говорила А.Меркель, позволяет немцам сохранять в неприкосновенности свою национальную культуру, традиции и язык, что крайне важно, когда твои двери открыты нараспашку. Во Франции толерантные французы не поняли важности сохранения языка и культуры, и теперь размазывание французской нации принимает катастрофические масштабы, грозя превратить некогда элитарную культуру великих мыслителей в суррогат смеси Ближнего Востока и безграмотных провинций. От всего этого свободна Германия, но надолго ли?Образование Германии в руках ордена Иезуитов, банковская система в руках ордена Иллюминатов, а медициной заправляет Мальтийский орден. Без сомнения, послевоенная Германия стала полигоном для самых разнообразных исследований, начиная от зомбирования общества и заканчивая евгеникой. И если А.Гитлер создавал общество Übermensch, то сегодня европейские и американские масонские ордена создают общество Untermensch.

Образование Германии в руках ордена Иезуитов, банковская система в руках ордена Иллюминатов, а медициной заправляет Мальтийский орден. Без сомнения, послевоенная Германия стала полигоном для самых разнообразных исследований, начиная от зомбирования общества и заканчивая евгеникой. И если А.Гитлер создавал общество Übermensch, то сегодня европейские и американские масонские ордена создают общество Untermensch, вынужденных жить с комплексом неполноценности нацизма сегодняшних немцев, преклоняющихся как трудовым мигрантам, так и наследникам узников Бухенвальда. Но что обиднее всего для граждан Германии – это процветающая Польша, вольготно расположившаяся на землях Третьего Рейха, хотя была разгромлена немецкой военной машиной за две недели. Толерантность, толерантность и еще раз толерантность, даже когда в твой тихий район переезжают гастарбайтеры и жизнь становится невыносима. И не важно, откуда эти трудовые мигранты приехали, из соседней Польши или из стран «арабской весны», ведь сама Германия не желает ассимилированных гастарбайтеров, следовательно, они создают прообраз своей малой Родины рядом с коренными жителями, нарочно пугая последних.

Еще большая опасность ждет немцев в развитии собственной экономики, вернее ее стагнации. Очень легко, имея колоссальную прибыль от внешней торговли (ведь именно Германия стояла у истоков создания ЕС как способа расширения собственной торговли) направить ее в финансовые рынки и сферу услуг, где не обслуживание клиентов играет доминирующую роль, а биржи, банки, фонды и инвестиционные предприятия. Богатая и успешная Германия стала вассалом Ротшильдов и Рокфеллеров, Варбургов и Морганов, выкачивающих золото из кровеносной системы великой страны. Этим всадникам Апокалипсиса не нужны бонды ЕЦБ Марио Драги – наймита фонда Ротшильда, им нужны активы – золотой фонд промышленности ФРГ, которую они переводят в Южно – Азиатские страны, оставляя немцам пустые остовы некогда величия нации и цветные бумажки евро, которые сегодня не нужны никому. Спрос падает и в том числе на деньги. Депозиты по отрицательной ставке означают, что скоро финансовому раю Германии придет конец и с чем она останется? Без промышленности, без высококлассных специалистов, чей опыт и квалификация еще не так давно составляли гордость немцев, а теперь возраст 45 лет кажется запредельным для молодых менеджеров, определяющих политику биржевых компаний. Вместо станков и промышленных линий – офисы с компьютерами и корпоративной этикой, разрушающей основы национальной культуры Германии.

Все это скоро рухнет, но пока девятый вал финансового кризиса не наступил, немцам нужно понять одну важную вещь – нацию скрепляет только производство, только творчество свободных людей, не закабаленных кредитным процентом, не живущих на съемном жилье, но имеющим свой собственный дом или квартиру, где соседом является такой же немец, поддерживающий в трудную минуту и страну и своего ближнего. Нацию определяют не только общность территории, языка и культуры, но и общность экономики, которая заключается не в индивидуализме финансового трейдера, а коллективе единомышленников и рабочих, конструкторов и исследователей. Потеряв навыки коллективного творчества, страна перестает быть Родиной – матерью, чья ласка и забота позволяет совершать невозможное. Пусть французы разменяли свою страну на достопримечательности для туристов, но Германия должна оставаться великой страной, ведь у нее много общего с Россией и сотрудничество двух стран может принести благодатные плоды для обеих Держав.

Об авторе