История

Убийство Царской Семьи. Как это стало возможным?

Святые Новомученики и Исповедники Российские, молите Бога о нас! Православные Чехии отпраздновали память пострадавших за веру Христову в ХХ веке
Июль 16
10:14 2015

К 97-ой годовщине зверского убийства Царской Семьи

Отречение от ЦаряБудем твёрдо помнить: не будь февраля, не было бы октября. Не будь октября, не было бы ужаснейшего злодеяния, случившегося 97 лет назад в подвале Ипатьевского дома в Екатеринбурге. Мiръ не знал бы того, что на самом деле, без преувеличения, может быть названо одним из величайших злодеяний ХХ-го века.

Но было ли случившееся в ночь 17 июля 1918 года исторической неизбежностью или всего лишь кровавым звеном сатанинского большевицкого эксперимента по уничтожению русского народа и самой России? Было ли это всего лишь делом рук человекоподобных уродов типа Юровского, Свердлова, Голощекина, Ленина, Троцкого и прочих мерзавцев того же пошиба — кстати сказать, всех умерших в страшных муках — , или кто ещё из более «благородных» прямо или косвенно приложил к этому злодеянию свою руку?

И наконец зададим вопрос — можно ли было всё-таки спасти Царскую Семью и кто виноват в том, что этого спасения не произошло ? Иными словами — приложил ли кто свою «невинную руку» к этому ужасному лиходейству? На самом деле, как мы увидим, за Екатеринбургское злодеяние вину несут не только сами убийцы, пролившие кровь Царственных Мучеников, но и безсчетное число людей всех сословий и во всех странах мiра.

Все должны сойтись на убеждении, что совершённое в ночь с 16-го на 17-ое июля злодейство не простой эпизод большевицкой революции, а выражение её глубокой сатанинской сущности, это квинтэссенция кровавого коммунизма, выражение последней ступени падения человеческой природы, когда она превращается в звериную сущность, превращающую человека в существо, которому уже нет места даже среди животных.

Но, как выше сказано, стало это возможным благодаря февральскому предательству. Предательству многогранному : в первую очередь, конечно, предательству по отношению к Царю, но и к доблестной Армии, и наконец к ничего не просившему и ничего не подразумевавшему народу.

Часто можно слышать, что революция произошла от того, что царский режим изжил себя и необходимо было перейти на новый тип правления будто для блага страны и народа. Это марксистская ложь, которая вот уже век повторяется безсознательными людьми. Отрекаясь от векового самодержавного строя, революционеры лишали себя и других режима, в котором заключались величие и слава России. Революция была сделана не народом, и не ради народа, а, как часто было сказано, над народом. Во всей стране было спокойствие, бурлила одна лишь столица, куда хватало послать с фронта один дисциплинированный отряд под командованием решительного, неколеблющегося командира для усмирения искусственно созданного бабьего бунта. Но нет, вопреки ясному повелению Государя, считавшего недопустимым устройство безпорядков в военное время, благодаря полному бездейству и непослушанию царским распоряжениям, дали разрастись этому бунту до известных, печальных и необратимых пределов.

Но в это время по всей России народ ничего не знал и узнал о перевороте только после его совершения. То же самое и Армия, которая была полностью занята военными делами и узнала о революции «пост фактум», когда уже было поздно действовать. Как известно, лукавый переворот удался в основном благодаря его видимой легальности.

Генерал А.И. Деникин, которого уж никак нельзя упрекать в крипто-монархизме, в своих Очерках Русской смуты пишет о том, что «Войска были ошеломлены — трудно определить другим словом первое впечатление, которое произвело опубликование манифестов об отречении». Нет, не «обрадованы» были долгожданным событием, как уже десятилетиями «официальная версия истории» пытается убедить людей, а «ошеломлены», пишет сам генерал Деникин и далее добавляет «Армия тогда была послушна своим вождям, а они, генерал Алексеев и все главнокомандующие, признали новую власть». А со своей стороны, генерал Н.Н. Головин, военный учёный, историк и самый авторитетный исследователь военно-политической обстановки, писал : «Весьма вероятно, что было ещё много верных Царской Власти войсковых частей и военачальников». Это для тех, кто уверяет, что Царь был брошен всей Россией.

И вот, не будь это сказано в обиду всяким горе-монархистам и провозгласившим себя знатоками Белого Движения, история возвращается на круги своя ! Никак уж нельзя обойти здесь молчанием предательство, совершённое генералами М.В. Алексеевым и Н.В. Рузским и прочими генерал-адъютантами. Как уже приходилось писать, возможно, что некоторые дали своё согласие о желательности отречения по неведению, будучи введены в заблуждение о настоящем положении дел тревожной телеграммой генерала Алексеева, в которой в очень настойчивых выражениях были подсказаны ответы угодные ему и его думским соучастникам. Допустим даже, что генерал Алексеев сам был до некоторой степени обманут бездарными и алчными политиканами, но теперь уже досконально установлено, что он знал о готовящемся заговоре против Государя и, будучи самым близким Его помощником, будучи начальником Его штаба Ставки, не сообщил о том Ему, и тем самым нарушил свой долг присяги, о котором в Уголовном Уложении сказано : «Лица, знающие о готовящемся злоумышлении и не сообщившие о том, являются соучастниками этого преступления».

Что сломило волю Государя и привело его к трагическому решению отречься от престола ? Никак не лицемерная истерика и настойчивые лживые убеждения всяких Милюковых, Львовых, Керенских, Родзянок, Шульгиных и особенно Гучковых, о настоящих способностях которых Государь имел совершенно определённое, и оказавшееся точное, мнение. Он решился на отречение, когда убедился в предательстве высшего генералитета, когда убедился в невозможности исполнять своё царское служение. Он понимал, что попал в ловушку из которой не было выхода. Не столько Он отрёкся от престола, сколько от Него отреклись высшие военачальники. Переживал, страдал не за Себя, а за Россию, ибо отлично видел куда эти бездарные политиканы поведут страну. Берег Он не самодержавную власть, а Россию. Теперь оставалась одна лишь надежда и один приоритет — победоносно закончить войну и для этой цели полностью пожертвовал Собою. «Нет такой жертвы, которую я бы не принес, чтобы спасти Россию».

Жертва искренняя, чистосердечная, но пользы не принесшая. Наоборот. В.В. Аксючиц образно сказал на эту тему, что отречение стало той кнопкой, на которую в феврале 1917 года нажали, и которая послужила началом катастрофы. И на самом деле именно тут решилась трагическая судьба не только Самого Государя, но и судьба России и печальный исход войны из-за сразу последовавшего развала Армии. Говоря о т.н. «русской» революции обычно имеется ввиду октябрь, но мы упорно говорим о феврале, первостепенная и решительная важность которого не достаточно подчёркивается. Никак не было двух революций, была лишь одна, и она случилась в феврале. Одни начали, другие кончили. Одни арестовали, другие казнили, но палачами оказались и те и другие, виновниками развала великой и благоденствующей Империи оказались и те и другие в равной степени. А нравственная за то вина, ещё тяжелее ложится на февралистах.

О состоявшемся предательстве ни один разумный человек спорить уже не будет, но помимо предательства была ещё и совершенно недопустимая чёрная неблагодарность, которой изменники заплатили Государю : Он принял их требования, сложил с Себя вериги Верховной власти, передал им эту власть, Сам назначил первого председателя Временного правительства, назначил нового Верховного командующего, назначил генерала Корнилова командующим петроградским военным округом и дал недвусмысленное распоряжение Армии повиноваться новому правительству. Иными словами, как Носитель безспорной Верховной власти, во избежание всевозможных эксцессов и новых испытаний, из-за нежелания, чтобы капля крови хотя бы одного Русского была пролита ради Него, узаконил власть этих подлых временщиков. А как они Его отблагодарили за такое рыцарское поведение ? Фактически на следующий же день принято было вопиющее решение арестовать Царя с Семьёй ! Царь, уступивший им власть ради якобы более эффективного управления страной, оказался вдруг в роли преступника, которого свергли и над которым стали издеваться. Тот самый генерал Алексеев, который неделю до этого не считал для себя обязательным выполнять распоряжения своего Верховного Главнокомандующего и Помазанника Божиего, стал покорно, как послушный малолетний ребёнок выполнять безпрекословно все решения Временного правительства, в том числе и самые возмутительные. Ему-то и выпала «честь»сконфужено пробормотать Государю, пришедшему в последний раз 8 марта в Ставку попрощаться со всеми чинами штаба, что Он «может себя считать, как бы арестованным» … До какой подлости могли дойти люди ! …

9-го марта Государь прибывает в Царское Село и фактически заключается со всей Семьёй под домашний арест. А уже до этого, на второй день после отречения (!), 3 марта, генерал Корнилов, накануне назначенный Самим Государем (!), лично явился в Александровский Дворец с Гучковым и объявил Императрице, что Она арестована.

Это подлейшее, ничем не оправдаемое поведение, некоторые пытались потом объяснить тем, что это было для блага Царской Семьи, чтобы гарантировать Её безопасность. Очень трудно поверить в такую идиллическую версию, когда знаешь, что с первого же дня телефон был отключён, прогулки в парке разрешались по определённым часам под тесным надзором хамского караула, что 25 марта Керенский объявил Государю, что Он сможет встречаться с Императрицей только за обедом и разговор должен будет вестись только на русском языке, и что проводилась цензура семейной переписки, и т.д. !

С самых первых дней, Корнилов и Керенский установили настоящий тюремный режим для Царских Узников и это безспорно было первым звеном той цепи, которая довела Их до жуткой казни в ипатьевском подвале. Следователь Н.А. Соколов, который профессионально вёл следствие об убийстве Царской Семьи, писал с уверенностью : «Лишение Царя свободы было поистине вернейшим залогом смерти Его и Его Семьи, ибо оно сделало невозможным отъезд Их заграницу».

Это об ответственности некоторых в самой России. Перейдём теперь ко столь же возмутительному поведению «верных союзников».

Если кто до конца был верен делу Антанты и данному слову, то это уж Государь Император Николай II. С первого дня вступления в войну до самого отречения и в течении шестнадцати месяцев заключения эта мысль Его не покидала. Нет сомнений в том, что Император Николай II погиб из-за своего упорного желания оставаться верным своему народу и Союзникам. А как Ему отплатили Союзники ?

Франция, с которой в конце XIX века был заключён прочный союз, фактически пальца не шевельнула для спасения Царя, которого совсем недавно принимала однако в Париже со всякими почестями и также была принята в России. Все считали, что Англия должна предоставить убежище Царской Семье, не только в силу политического и военного союза, а из-за близких родственных связей двух династий. Александра Феодоровна была внучкой королевы Виктории, а Государь двоюродным братом короля Георгия V, поскольку оба были сыновьями двух датских сестёр — английской королевы Александры и русской царицы Марии Феодровны. Но увы, в очередной раз Англия показала себя с самой неблагородной стороны. Единственным положительным исключением оказался Винстон Черчилль, признавший высокие достоинства свергнутого русского Царя, о чём мы уже неоднократно писали.

Премьер-министр Ллойд-Джорж, тот самый кто первый в свободном мiре вступил в деловые и торговые отношения с большевиками, узнав об отречении Николая II, воскликнул : «Одна из целей войны теперь достигнута !». Следуя той же логике, когда речь шла о возможной помощи Белым, он не стесняясь говорил : «Мы не собирались свергать большевицкое правительство в Москве. Мы сделали всё возможное, чтобы поддерживать дружеские отношения с большевиками, и мы признаём, что они де-факто являются правительством России». В то же время, в правящих кругах радость по поводу революции «была даже неприличной» по свидетельству разных дипломатов. Со своей стороны, Бьюкенен, посол в Петрограде, не замедлил поздравить «русский народ» с революцией …

Но это всё политиканы, к которым, как таковым, особых нравственных претензий не стоит предъявлять, а поинтересуемся, как вёл себя двоюродный брат и с виду близнец король Георгий V ?

Узнав об отречении, выслал он Государю телеграмму с выражением своих соболезнований, но без каких либо конкретных предложений. Однако 22 марта, после совещания на высшем уровне, из Лондона было послано официальное предложение предоставить политическое убежище в Англии на время войны. Несмотря на открытую оппозицию Петроградского Совета рабочих и солдатских депутатов, хоть вяло, но отъезд готовился Английским и Временным правительствами. Однако, сомнения о целесообразности приезда Царя стали мучить Георгия, о чём он поделился с министром иностранных дел Бальфуром, который 2 апреля ответил ему, что вернуть назад официальное приглашение британского правительства невозможно и поэтому надеется, что король не изменит своего первоначального желания пригласить Царскую Семью … Какой позор, не правда ли ! … Но 6 апреля король снова обращается к Бальфуру и пишет ему о будто растущем недовольстве среди английской общественности тем, что Романовы могут оказаться в Англии. Поэтому он желает, чтобы обсудили «иное решение, касающееся будущего места проживания Их Императорских Величеств», напоминая между прочим, что не король, а правительство приглашало свергнутого Царя, чьё пребывание в Англии, по словам конституционного монарха, «могло бы скомпрометировать положение короля и королевы» … Не достигаем ли тут самого дна позора и пошлости ? …

Вследствие королевского демарша, в Петрограде доложено Бьюкенену, что Англия должна получить право «отозвать обратно ранее данное согласие на предложение русского правительства» и британский посол получил указание больше не затрагивать этот вопрос с русскими властями, что в дипломатическом языке было оформлено так, что Великобритания больше не хочет «настаивать» на приезд Царской Семьи в Англию, и сопровождалось это пикантным советом отправить Их во Францию ! Тем не менее, ещё до самого лета 1918 г., всего несколько дней до зверского убийства, благороднейший наставник Цесаревича Алексея, швейцарец Пьер Жильяр, обратился к британскому консулу с просьбой предпринять шаги для спасения Семьи. Но в ответ Жильяр получил заявление, что, по мнению англичан, положение Царя «не является угрожающим» …

Мы не нашли никаких сведений о реакции ни британского правительства, ни»мужественного» короля, когда стала известна трагическая участь, постигшая, по его личной вине, его венценосных родственников.

Можно привести поведение и других, если не Союзников в прямом смысле, так как вступили в войну только в апреле 1917 г., но видных представителей т.н. свободного мiра — США. После взятия власти большевиками, президент Вильсон, до установления каких либо дипломатических отношений, послал приветственную телеграмму к открытию съезда большевиков. Кроме того, сей глава хвалёной демократии не скрывал своих взглядов : «Всякая попытка настоящей интервенции без согласия советского правительства превратится в движение для реставрации царизма. Никто из нас не имел ни малейшего желания реставрировать в России царизм». Тут всё ясно, кому и на кого можно надеяться.

Говоря об Америке, нельзя не упомянуть в вопросе убийства Царской Семьи о деятельности Якова Шиффа и его банка, но тут мы покидаем обозрение реакций и поведения официальных государств и правительств и переходим в область тайных вершителей мiра … Следователь Н.А. Соколов нашёл среди бумаг, оставленных, срочно бежавшими из Екатеринбурга большевиками, шифрованные документы, которые ему удалось только в эмиграции расшифровать немного до своей скоропостижной и загадочной смерти на 42 году жизни, после получения приглашения от знаменитого основателя заводов по производству автомобилей Генри Форда, быть свидетелем на процессе, возбуждённом против него за антисемитизм. Найденные Соколовым документы были весьма разоблачительного характера и указывали на прямое участие Шиффа в убийстве Царя. Соколову не удалось обнародовать эти доказательства в своей книге, изданной на французском языке Убийство Царской Семьи, из-за категорического отказа издателя. Тем не менее, от прямых свидетелей известно, что когда Шифф узнал от Свердлова, что Белые приближаются к Екатеринбургу и неминуемо займут город, он лично дал приказ ликвидировать Царя и всё семейство. Этот приказ был передан Свердлову через американское представительство, находящееся в Вологде.

Остановим тут этот безславный и возмутительный перечень деяний перед русской трагедией и перед трагедией совершенно невинных жертв со стороны, в принципе свободолюбивых, наций и людей. Причина этого возмутительного поведения и есть ответ на заданный в заглавии вопрос — как это стало возможным и можно ли было всё таки спасти Царскую Семью ?

Наш славный Царь-Мученик стал жертвой своего благородства, выделяющего Его на несколько аршинов выше правителей того времени, в том числе и коронованных. Он был неприемлем для нашего падшего мiра. К тому же, Он не устраивал западных «союзников» своей русской политикой. Вспомним крылатую фразу Императора Александа III своему Сыну : «Помни, у России нет друзей. Нашей огромности боятся». Эта мысль сегодня прочно вошла в обиход под точным термином «русофобство». В эпоху царской славы, весь мiръ заискивал перед Россией и её Царём, стремился заручиться союзом с ними, но тут настали совсем другие времена и каждый смог показать своё настоящее лицо и настоящий вес, который следовало придавать данным обещаниям. До русской трагедии Запад давал устные обязательства относительно уступок Босфора и Дарданелл, креста на святой Софии и т.д.. Страшен и опасен тогда был, как для новой России, так и для Запада будто «слабый и безвольный» Царь. Этот лживый образ Государя, сфабрикованный февралистами и большевиками, полностью угождал политике Запада, чья цель всегда была ослабить Россию. После победоносной кампании 1916 года, Государь добился от Союзников, в случае конечной победы, признания за Россией не только черноморских проливов, Константинополя, но и восточного средиземного побережья. В случае победы Россия становилась ведущей страной мiра. Эта мысль никому не могла угодить и уход со сцены Государя всех устраивал и к этому желаемому исходу не одна только Германия приложила свою руку и раскрыла свой карман. Поэтому все безобразия, до и после отречения, вплоть до убийства, проходили при поддержке и попустительстве западных сил. И расчленение Империи, о чём по сей день страдает Россия было естественным последствием кампании по дискредитации Царя-Мученика. Эта дискредитация, порою бытующая по сей день, была тем орудием, которым удалось свергнуть Его с престола.

Яркое доказательство намерений Запада проявилось сразу после революции, когда словно мухи на мёд слетелись в России всевозможные интервенты, официально для помощи Белым — мы-то знаем, чем обернулась эта помощь —, а на самом деле каждый пытался оторвать в свою пользу лакомый кусок России.

По возвращении из большевицкой России, американский дипломат Альберт Вильямс, на слушании в Сенате США, цинично изложил политику и интересы Америки : «Может быть, это верно, что при советском правительстве развитие жизни и экономики пойдёт медленнее, чем это было бы при обычной капиталистической системе. Но почему такая великая индустриальная страна, как Америка, должна желать создания другого великого промышленного конкурента-противника? Интересы Америки в этом отношении вполне соответствуют той деградации, в которую опустила себя Россия». Такими же мыслями мог выразиться дипломат или политик любой другой страны.

Как мы видим, участь благороднейшего Царя была запечатлена задолго до кровавой екатеринбургской ночи. Вслед за дивным святителем и отцом нашим Иоанном Шанхайским воскликнем с ностальгией : «О, что было бы если бы Русь вышла победительницей из войны» … Но приговор Царя был вынесен тёмными силами задолго до убийства, зато оправдание заслужил Он немедленно на небесах.

Святые Царственные Мученики, молите Бога о нас!

Об авторе