Духовная жизнь

У Веры Молчальницы

IMG_0182
Январь 29
04:21 2018

26 января 2018 года Чудотворная мироточивая икона Царя Николая Второго в сопровождении начальника Войсковой Православной Миссии Игоря Евгеньевича Смыкова и группы паломников из Санкт-Петербурга, прибыла в Сырков монастырь, близ г. Новгорода.

В этот день отмечается память Императрицы Всероссийской Елисаветы Алексеевны, Супруги Императора Александра Благословенного. На ее могиле, укрытой черно-злато-белым имперским штандартом, была прочитана панихида и акафист Святому Царю Николаю Второму Александровичу.

Надпись на мраморной плите гласит: «Здѣсь погребено тѣло возлюбившей Господа всею крѣпостiю души своея и Ему Единому извѣстной рабы Божией Вѣры, скончавшейся 1861 года мая 6 дня в 6 часов вечера, жившей в сей обители болѣе 20 лѣт в затворѣ и строгомъ молчании, молитву, кротость, смиренiе, истинную любовь ко Господу и состраданiе къ ближнимъ сохранившей до гроба и мирно предавшей дух свой Господу». В конце текста Императорский вензель Александра I.

Народная легенда упорно связывает эту загадочную женщину с Императрицей Елизаветой Алексеевной. Которая не скончалась в г.Белеве 4 (17) мая 1826 г., но после того, как Император Александр Павлович, инсценировав свою смерть, стал сибирским старцем Федором Кузьмичем, последовала его примеру.

Повесть о жизни Веры Молчальницы изложена в книге Е.Поселянина «Русские подвижники XIX века» (СПб, 1910 г.). Вот ее краткий пересказ.

Она объявилась в 1834 г. в Тихвине под видом странницы. О своём прошлом никогда не рассказывала, однако всегда вызывала уважение своей набожностью. Прожила 3 года у помещицы Харламовой, а затем отправилась в Винницкий погост ухаживать за парализованной женщиной. Оттуда ушла в сторону Валдая и остановилась у крестьянина Прокопия Трофимова. Жила в отдельной избушке, где принимала только детей, обучая чтению молитв и грамоте.

Становой пристав арестовал Веру за отсутствие паспорта. По этапу её отправили в Валдайскую тюрьму, где на вопросы о фамилии и происхождении она отвечала следователю: «Если судить по небесному, то я — прах земли, а если по земному, то я — выше тебя». После этого в течение 23 лет и до самой смерти она уже не раскрыла рта, лишь иногда отвечая на вопросы с помощью записок.

После полутора лет заключения в Новгородской тюрьме её отправили в Колмовский дом умалишённых, где она провела ещё полтора года. Там Веру нашла графиня Анна Орлова (бывшая камер-фрейлина двора Александра I) и поселила в Сырков монастырь.

Там до самой смерти она вела уединённый и аскетический образ жизни. Получила репутацию прозорливой, особенно это проявилось в её предсказаниях смерти или выздоравливания больным младенцам. Духовником Веры был священник Иоанн Лебедев, которому она исповедовалась путём записок, которые тот сжигал в пламени свечи.

Как говорят, в первый год жизни в монастыре она, заболев, произносила в бреду: «…вы думаете меня зовут Верой? Нет, я не Вера, а Лиза», «Я прах, земля; но родители мои были так богаты, что я горстью выносила золото для раздачи бедным; крещена я на Белых Берегах». Сохранилось предание, что в 1848г. молчальницу навестил Император Николай I, несколько часов проговоривший с ней за закрытыми дверями, причём на его слова монахиня отвечала письменно. Уходя, император поцеловал руку монахине и сжёг её записи в пламени лампады.

Посмертный портрет Веры Молчальницы — единственное сохранившееся её изображение

Посмертный портрет Веры Молчальницы — единственное сохранившееся её изображение

6 мая 1861 г. Вера Молчальница умерла, так и не открыв своего имени. На третий день после смерти был выполнен портрет Веры на смертном одре, снимки с которого были разосланы многочисленным лицам.

Сохранились шифрованные записи Веры Александровны, сделанные её рукой выписки из Евангелий и житий святых, монограммы «ЕА» и «П» чернилами и киноварью и позолоченный крестик с прядью белокурых волос.

Паломники также посетили Новгородский Кремль , побывали у памятника Тысячелетию России, и помолились в древнем Храме Святой Софии.

Рождение легенды.

Слухи о том, что императрица Елизавета Алексеевна в действительности не умерла, но вслед за своим мужем «отреклась от мира», стали ходить вскоре после её смерти. Сложившаяся легенда звучала следующим образом: императрица, проезжая через Белёв, дала знать некой помещице (чьё имя никогда не называлось), что желает остановиться в её доме. По приезде императрица, прикрыв рукой глаза, посетовала, что в зале «слишком много света» и категорически приказала его «уменьшить», после чего слуги, бросившиеся выполнять приказание, оставили гореть только две свечи. После этого Елизавета Алексеевна, ссылаясь на усталость, пожелала остаться одна.

Хозяйка поместья удалилась в другую часть дома и не раздеваясь прилегла на диван, но её подняли в полночь, объявив о кончине императрицы. Помещица приблизилась, чтобы поцеловать руку покойной (причём императрицу до этого времени уже успели переодеть и переложить на стол), и якобы поняла, что перед ней находится совершенно иная женщина — как иногда полагают, вместо блондинки — брюнетка. Протоиерей Покровский сообщает, что ночью в дом помещицы был приглашён священник из Белёвского духовного училища, который исповедал и причастилкакую-то закутанную женщину. После того как гроб с телом Елизаветы Алексеевны, запаянный в Белёве по указанию императора Николая I, увезли, в доме местного священника Донецкого появилась некая странница. Её отличали хорошие манеры и высокая образованность, на вопрос хозяев о её происхождении ею был дан ответ: «Кто я такая, я сказать не могу, а что я странствую, на это Божия воля». После этого в городе появился слух, что эта странница — императрица Елизавета Алексеевна.

Сторонники легенды ссылаются на некие неувязки, якобы случившиеся в последние месяцы пребывания царственной четы в Таганроге. Так, вспоминают, что императрица, оказавшись в Таганроге, «неожиданно стала поправляться», что плохо согласуется с тяжёлым сердечным недугом, которым она якобы страдала. Также ссылаются на выдержку из письма императрицы, в котором она пишет о муже: «…Пока он здесь останется, и я здесь останусь: а когда он отправится, отправлюсь и я, если это найдут возможным. Я последую за ним, пока буду в состоянии следовать» — при том, что в противоречие собственным словам императрица ещё на четыре месяца задержалась в Таганроге — видя в этом намёк на её якобы «посмертную» судьбу.

Также в месяцы после смерти царя Елизавета Алексеевна была в состоянии отдавать распоряжения и ездить на панихиды, что свидетельствует по предположению сторонников легенды о том, что её здоровье отнюдь не было столь плачевным, как то доносил в Петербург Логвинов.

Легенда и Вера Молчальница

Сторонники легенды об уходе от мира императрицы Елизаветы и появлении её в образе затворницы Веры находят подтверждение высокого происхождения молчальницы в следующих её словах и действиях:

«Если судить по небесному, то я — прах земли, а если по земному, то я — выше тебя» (сказано в Валдайской тюрьме в 1838 году);
«Я прах, земля; но родители мои были так богаты, что я горстью выносила золото для раздачи бедным; крещена я на Белых Берегах» (сказано во время приступа горячки в первый год пребывания в монастыре);
«вы думаете меня зовут Верой? Нет, я не Вера, а Лиза» (сказано тогда же);
в последние годы жизни келейница уговаривала Веру назвать имена её родителей, чтобы в случае смерти написать им. Вера в ответ указала на икону Спасителя, подобрала брусок и камень и несколько раз наклонила брусок к камню, изображая, что тот кланяется.
Также они считают, что само имя «Вера Александровна» содержит в зашифрованной форме её подлинное происхождение и означает на самом деле «вера (религиозная) царя Александра».

Криптографическая записка Веры Молчальницы с монограммами

Криптографическая записка Веры Молчальницы с монограммами

Кроме того, в помяннике графини Орловой-Чесменской, принявшей самое непосредственное участие в судьбе Веры Молчальницы, отсутствуют имена императора Александра I и его жены, что представляется косвенным свидетельством того, что графиня была посвящена в тайну их исчезновения. Также были найдены записи в канцелярских книгах Елизаветы Алексеевны, предписывавшие после её смерти (как полагают сторонники легенды — мнимой) отправить некоторые вещи из её гардероба в один из новгородскихмонастырей. Также существует мнение о внешнем сходстве императрицы и монахини, которое, впрочем, противники легенды отвергают.

В пользу благородного происхождения Веры приводят свидетельства о её образованности, знании живописи. Также по сохранившимся после неё запискам делают вывод, что она была нерусского происхождения (императрица Елизавета Алексеевна была немкой). На сохранившихся после неё выписках из Священного Писания в большом количестве присутствуют монограммы с буквами А, П и Е в различных сочетаниях (например, АП, ЕА), что некоторые исследователи считают монограммами императора Александра Павловича и его жены Елизаветы. Монограммы всегда старательно написаны, а нередко рядом с буквами АП (расшифровывают как Александр Павлович) содержится приписка «Царь (Отец) и Бог мой еси ты». Одна из фраз в записках Веры воспринимается как намёк на её бегство через мнимую смерть: «Чудесы являеши, с мертвыми во гроб мя вселяеши». Записки Веры Молчальницы хранились в архивах Сыркова монастыря, с ними в начале XX века работал монастырский священник Н. Грузинский (см. раздел Источники). При попытке расшифровки в XX веке тетради с записями Веры Александровны и её отдельных записок было сделано предположение, что они представляют собой руководство по практике Иисусовой молитвы, то есть исихазму. Например, среди записей Веры Александровны содержится такое рассуждение о молитве:

Всякую добродетель, но особливо молитву, должны исполнять мы с великим усердием. Молится же с таким усердием душа наша тогда, когда она гнев побеждает. Всякий, молитве прилежащий, да будет милосерд. Чрез сию добродетель иноки сторицею себе приимут. А другие приимут другое — молитву, в сердце человеческое входящую, воспаляет огонь небесный. Коль же скоро она воспламенится и на небо вознесется, то сей же огонь оттуда паки с нею в горницу души нашей снисходит.

С могилой Веры Александровны в Сырковом монастыре у местных жителей связана легенда о совершающихся здесь чудесах. Утверждают, что монахиня ещё при жизни прославилась несколькими чудесными исцелениями и после кончины они продолжаются у её могилы. В частности, считается, что цветок, сорванный с могильного холмика, дарует утешение и надежду, причём количество цветов не уменьшается, сколько бы их не рвали паломники. Также полагают, что Вера Молчальница в особенности помогает родителям, молящимся за детей, являясь им во сне в виде молчаливой женщины в тёмной одежде, приглашающей совершить паломничество в Сырков монастырь, что является знаком того, что их молитвы услышаны.

Созданы также тропарь и молитва святой праведной Вере Новгородской, официально не причисленной к лику святых, но почитаемой некоторыми православными группами. В частности, тропарь гласит:

«Христа возлюбив всем сердцем за Ним последовала еси, в молчании, посте и молитве крест Свой кротко пронесла еси и тайну Цареву сохранила еси Новгородской земли преславное украшение и прославление, Святая Праведная Веро моли Христа Бога да помилует Он народ русский и приведет его к соборному покаянию и восставит Престол православных Царей и благословит люди Своя миром.»
Источник: https://dic.academic.ru/dic.nsf/ruwiki/837851

Об авторе