Общество

Три мировых супер центра культур

Апрель 11
22:28 2013

Три мировых супер центра культур


С точки зрения современной гуманитарной мысли можно зафиксировать три супер центра культур, повлиявших на развитие человеческих социумов в исторические времена: западноевропейский, восточноевропейский и ближневосточный. Сразу скажем, представленное ниже методологически ближе идеям Н.Я.Данилевского и отличается от тех идей, которые в своё время выражал А.Д.Тойнби. Этот английский историк развил по существу идеи русского мыслителя, но при этом смешал в своих рассуждениях о 21-ой цивилизации относительное – основанное на нравственных табу и абсолютное – целиком детерминированное законами природы.


Западноевропейский супер центр культуры (СЦК), который покрывает нынче территорию католической и протестантской Европы, а также территорию Северной Америки, где строили также своё государство англосаксы. Он сформировался на основе традиций Римской империи под влиянием идеологии этого государства, синтезировавшего в себе дохристианские и христианскую религии. Непосредственной зафиксированной основой этой идеологии послужило Римское право, где во главу угла был поставлен принцип незыблемости частной собственности. Здесь впервые были записаны и узаконены вопросы социального бытия людей, их права и обязанности друг перед другом, перед государством и верховным правителем, а также и правителя перед народом, равно как и кары за несоблюдение этих писаных законов.


Домиций Ульпиан во втором веке нашей эры впервые разделил между собой публичное право, которое относится к пользе Римского государства (jus publicum) и частное — относящееся к пользе отдельных лиц (jus privatum). Римское публичное право (jus publicum), состоявшее из трёх разделов (права и обязанности чиновников, права и обязанности священников и уголовное право), не имело большого значения для становления правовых систем Западной Европы. Именно римское jus privatum, определявшее отношения по поводу частной собственности, было перенято европейскими либертаристами как важная основа для гарантий и развития личных гражданских свобод и уважения к личности. Экзальтированный индивидуализм римлян, с их неуёмной жаждой телесных услаждений, личной славы и власти, которую давали, по их убеждению, только деньги, стал тем своеобразным маяком, который показывал путь развития народам, занимавшим территории и близ Римской империи. Неустанное стремление к личному обогащению и власти, безжалостная демонстрация её во имя ощущения собственной славы, вели сначала новопосвящённых рыцарей на поля сражений под символами креста, а затем в родовые замки, охранявшие обширные земельные владения.


Философия прагматизма и прибыли получила своё всестороннее бурное развитие в эпоху Ренессанса, когда началось бурное развитие новых товарно-денежных отношений на основе банков. Тогда резко укоротилось время получения прибыли и увеличился её размер, вне зависимости от сезона года и величины собранного урожая. Теперь сами деньги, дающие власть и славу, стало возможным многократно умножать, даже минуя непосредственное производство, спекулируя ценными бумагами на биржах или посредствам ростовщичества. Даже христианство, через новообразованные протестантские секты, узаконило этот библейский грех.


В историю ушла философия традиционного хозяйствования, основанная на причинно-следственных линейных отношениях между собой соответствующих действий и явлений. Пришла философия меркантилизма — нелинейных, обезличенных, межсистемных отношений. Теперь всё и вся стало определяться прибылью, и всё, начиная с предмета и кончая человеком, должно было служить получению прибыли и сверхприбыли.  Всё это вылилось в политику глобализма, где одна сверхдержава, а точнее те немногие, кто ею правят, получают абсолютную сверхприбыль, обретаемую в результате всесторонней деятельности человечества.


Увы, сегодня официально нигде не поясняется — кому и для чего служит это эгоистичное стяжание сверхвласти и сверхбогатства?


А ведь, по сути дела, такое обогащение конкретно кого-то, в то время, как миллиарды людей становятся лишь инструментом для неимоверного обретения богатства, славы и власти немногих – абсолютный логический абсурд! Богатым, славным и властным можно стать и быть только среди таких же славных и властных. Такова упрямая логика!


Как можно быть богатым, когда вокруг все нищие и нет никого, кроме нищих?


Как можно быть славным, когда вокруг нет личностей – лишь примитивные простаки и недоумки?


Как можно быть властным, когда вокруг только немые рабы и роботы?


Но именно таким видят человечество влиятельные адепты философии глобализма западного СЦК. Это очевидно из того, что делают тамошние власть предержащие, через купленных ими политиков и государственные механизмы США. Это позволяет утверждать, что тем самым правящая элита США являет собой примитивных простаков, людей не понимающих и не знающих ничего, кроме умения делать прибыль из всего… Увы, лишь для того, чтобы рефлекторно ублажать свои комплексы неполноценности посредством своекорыстного присвоения достояния, ограбления людей во всех уголках Земли, путем применения новейших технических систем оружия и средств обмана.


Ближневосточный СЦК резко отличается своим доминирующим признаком – абсолютное верховенство идейной нравственно–религиозной доктрины над обыденной жизнью людей. Экзальтированное фанатичное отношение человека к осуществлению идей, обозначенных в религиозной доктрине – вот основной признак этого ближневосточного СКЦ, территория которого охватывает пространство между реками Тигр и Нил, Персидским заливом, Красным и Средиземными морями. Отсюда, начиная с государства Шумеров и Древнего Египта, вышли и пошли по свету все основные современные религии, а город Иерусалим стал их своеобразным объединяющим центром.


Несмотря на то, что среди религиозных доктрин, зародившихся в древние времена среди людей, проживающих на данной территории, имеются существенные различия в интерпретации происходящего, все они имеют общие места. У всех них есть главный (или первый) бессмертный Бог, Его нисходящая до людей человеческая ипостась, слуги Господа — небесные ангелы и земные, в качестве святых или пророков. Все они утверждают смысл человеческой жизни через бессмертие души и, как следствие, восстание из мёртвых и т.д.


 Вот это отречение от жизни в настоящем несовершенном мире, во имя исполнения заповедей Бога, отречение от земных благ, ради спасения души и её бессмертной жизни в Раю, делает религии ближневосточного СЦК уникальными в современном меркантильном и очень несправедливом потребительском мире. Несмотря на различные трактовки метода обретения бессмертного счастья, пренебрежение земными благами, ради благ вечных, хотя по существу иллюзорных, делает здешние религии прямой противоположностью культа мамоне, исповедуемого в нравственных доктринах (по существу религиях), западного СЦК.


Данное противопоставлении позволяет чётко экспонировать важное различие между нравственными парадигмами этих двух СЦК: «западный» паразитический самолюбивый деятельный эгоцентризм и «ближневосточный» личностный сибаритизм (от слова сибарит — человек, любящий роскошь и удовольствия). На Западе – счастье через культ мамоны и власть над другими, на Ближнем востоке – счастье, через фанатичный культ Бога и сибаритизм.


Восточноевропейский СЦК представляет собой самостоятельную действенную сущность, в основе которой древнегреческая культура с её доминантным признаком — определение места бытия человека в окружающем его мире, который подразделён на логос и космос. Другими словами, на духовную умную составляющую человеческого бытия (части бытия Богов) и логически осмысленную освоенную человеком часть его бытия среди внешнего материального космического мира. Люди, проживающие на пространстве территории от пелопонесского полуострова, Карпат и далее по меридиальным рекам до Балтийского и Северного морей, до Волги, Кавказского хребта и Чёрного моря, всегда считались с тем, что верховный Бог, его божественные родственники (затем святые пророки), предопределяют жизнь людей по незыблемым канонам божественного бытия. Здешние христианские религиозные доктрины чётко фиксируют, что человек и социум обладают правом выбора в нравственной сфере бытия. Это определяет их поведение и ответственность за этот свой свободный волевой выбор перед Богом. В свою очередь, каноны (законы) мирского бытия постигаются человеческим разумом, посредствам накопления знаний, опыта, соответствующих методов их обработки и умного, систематизированного логически связанного изложения — наукой. Жизнь человека и людей, организованная сообразно таким осознанным божественным — истинным законам нравственного и умного бытия, обеспечивает уравновешенное гармоничное справедливое бытие человека и социумов.


На основах древнегреческой философии, её культуры построена современная православная Европа, колыбель цивилизации. В отличие от похотливой и алчной Римской империи, которая только копировала древнегреческие достижения, начиная с богов и заканчивая социальной жизнью, древняя Греция оплодотворила европейскую науку не только специфическим лексиконом, но прежде всего методом познания и осмысления неизвестного.


Россия, с её весьма суровыми климатическими условиями бытия — прямая наследница греческой философии и социальной организации Эллады и Византии — вынуждена была переосмыслить и внести в принятые из Константинополя устои нравственного и прежде всего социального бытия свои добавления, умело соизмеряя их с собственными знаниями природы и традициями выживания и хозяйствования. Не прибыль за счёт корыстного обмана другого, не силовая узурпация чужого добра позволяли выжить славянам, русским людям, но совместный тяжкий труд и справедливое воздаяние всем участникам производственного процесса на земле или в ремесле.


Именно территориальная уникальность восточноевропейского СЦК предопределила своеобразие тех духовных императивов, которыми руководствовался всегда славянский, а затем русский социум. Соборность, издревле выраженная в общенародном сходе – вече при решении важнейших задач бытия, определяла социальную жизнь. И только она позволяла выживать им в самых жестоких испытаних. Ни князья, ни цари, ни императоры, ни партийные секретари не могли никогда здесь править при помощи силы, только своею волею для удовлетворения, прежде всего, своих личных вожделений. Кто думал и делал всё своекорыстно, тот недолго узурпировал власть в России. Только в опоре на народ страны и прежде всего в интересах всего социально организованного народа, властвующий мог достигнуть намеченного, материализовать задуманные идеи. Государи всегда публично пользовались своей властью.


Представленные здесь три СЦК не охватывают восточноазиатский СЦК, в который входят культуры монголоидной расы, индостанский СЦК, исстари как бы закрытый сам в себе, а также латиноамериканский СЦК, много заимствовавший от западноевропейского СЦК и  африканский СЦК, охватывающий культуры негроидной расы. Рассмотрение влияния последних названых четырёх СЦК на развитие доктрин социального бытия в современных государствах не представляется важным, поскольку их воздействие на общемировой тренд формирования и развития современных социальных систем не был определяющим. Наоборот, здесь только заимствовали новые социальные системы.


И ещё: обозначая мировые СЦК, мы не затрагиваем по существу тему научно-технического прогресса и его влияния на рассматриваемый процесс формирования социальных общин. Методологически это было бы не вполне корректно. Математические законы природы, лежащие в основе физических материальных явлений, абсолютны и не подвластны воле человека, в то время, как нравственные каноны бытия социумов различных уровней, непосредственно детерминированы теми или иными религиозными доктринами и практическим табуированным поведением их последователей. И если история констатирует, что научно-техническое оснащение того или иного общества инженерными новинками приводит к научно-техническому прогрессу, то культура конкретного социума, обусловленная  той или иной религиозной нравственной доктриной, сама по себе не обладает свойством линейного развития — прогресса или регресса.


Религиозно-нравственная система табу — это тот культурный фундамент, который позволяет сохранять всю систему внутренних многоплановых взаимодействий данного социума в условиях научно-технического прогресса. Именно культуры позволяют включать или не включать различные социумы в мировой процесс развития научно-технической цивилизации. При проникновении материальных продуктов цивилизации в те или иные социумы, на существующей культурной платформе и только с помощью её, зарождаются элементы новых культурных отношений, в том числе и межсоциальных.  Они наслаиваются на существующую традиционную культуру, которая их подпитывает, и это даёт свои  положительные плоды в деле адаптации нового. Насильственное разрушение местной традиционной культуры, в том числе социальных отношений, ведёт к разложению существующих социумов и препятствует научно-техническому прогрессу. Нельзя насилием ввести, скажем, «западноевропейскую модель демократии», на пространства иных СЦК. Эта модель там абсолютно не привьётся. В лучшем случае, будет лишь имитацией,  ибо не будет иметь местной идеологической подпитки.


Мир обречён на различные СЦК, объединённые научно-технической цивилизацией, но никакого единого СЦК никогда не будет – это абсолютная утопия.