Экономика

Ток-шоу: Первые ответы на путинский разнос энергетиков

Март 28
09:11 2012

Ток-шоу: Первые ответы на путинский разнос энергетиков


 Прошло более трех месяцев с тех пор, как глава правительства РФ Владимир Путин устроил громкий разнос капитанам отечественной энергетики, обвинив их в тотальной коррумпированности. По итогам совещания премьером было подписано целых 18 поручений, направленных на улучшение ситуации, в том числе на борьбу с коррупцией и аффилированностью менеджмента энергетических и прочих государственных компаний.


На выполнение задания В.Путина соответствующим органам было отведено два месяца. Другими словами, в настоящее время все мы имеем полное право поинтересоваться успехами правоохранителей на ниве борьбы с коррупцией в электроэнергетике.


Головокружение от нетрудовых успехов


Прежде всего стоит напомнить, что в ходе совещания на Саяно-Шушенской ГЭС в декабре 2011г., посвященного развитию электроэнергетики, премьер-министр говорил о многих недостатках в отрасли, включая несовершенство тарифообразования, а также необоснованных доходах сбытовых компаний и отдельных менеджеров. Именно в отношении последних В.Путин употребил достаточно резкие выражения. «Посидели в «ОГК-3» два человека, вышли из руководства компании, теперь суммарно на двоих требуют себе выплаты: лично им – 324 млн руб. с учетом изменения капитализации ОАО «ОГК-3″. А что они сделали для повышения капитализации-то? 324 млн руб. на двух человек, лично им! За что? Ну совсем оборзели уже! Извините, просто слов нет других. Это же все в тариф ложится в конечном счете», — возмутился глава правительства.


Но самого подробного разбора удостоились именно связи менеджмента госкомпаний с аффилированными структурами и офшорами. Как сообщил В.Путин, ссылаясь на данные Минэнерго, «из всего проверенных 352 человек руководящего состава энергетического комплекса у 169 должностных лиц – практически у каждого второго – выявлена аффилированность с 385 коммерческими организациями». А в отдельных регионах, как оказалось, вся энергетика — от фирм-поставщиков и подрядчиков до самих энергокомпаний — может контролироваться семейными кланами. Более того, в такой цепочке могут присутствовать и офшорные компании, в адрес которых из России выводятся миллиарды рублей.


Перечислив около полутора десятков конкретных менеджеров, замеченных в использовании коррупционных схем, В.Путин поручил Минэнерго продолжить начатую работу и при необходимости привлекать к ней правоохранительные органы, а во всех инфраструктурных госкомпаниях — добиться «абсолютной четкости и ясности со структурой собственности, с реальными акционерами и бенефициарами». При этом стратегические отрасли должны быть выведены из офшоров, а руководство госкомпаний и их близкие родственники — предоставлять сведения о доходах и имуществе. Сам же тон совещания отчетливо дал понять всем причастным: ждите перемен и отставок.


Судьба контрагента


После этого процесс, как говорится, пошел. По крайней мере все крупнейшие государственные энергокомпании уже заявили об изменении своей закупочной политики, обязав своих контрагентов раскрывать всю цепочку собственников. В противном случае они оставили за собой право расторгать договоры и отклонять конкурсные заявки. Дальше всех пошла в этом плане Федеральная сетевая компания ЕЭС, пообещавшая уже к лету ограничить доступ к закупкам тех компаний, которые имеют отношение и к офшорным зонам.


Правда, пока в энергокомпаниях затрудняются оценить масштабы и последствия потенциальных ограничений. Только в ФСК, пожалуй, сумели подсчитать, что сумма договоров, подлежащих расторжению в соответствии с новыми требованиями, составит около 20 млрд руб. А среди контрагентов «РусГидро», по словам представителя компании, пока не нашлось таких, кто бы отказался раскрыть своих собственников. «Мы руководствуемся экономической целесообразностью, и в каждом отдельном случае подходим к контрагенту индивидуально, но на первом плане — экономическая целесообразность», — пояснил принципы закупочной политики представитель «Интер РАО ЕЭС».


Эксперты же в первую очередь отмечают формальность принятых решений. Так, по мнению генерального директора Фонда национальной энергетической безопасности Константина Симонова, ждать какого-либо экономического эффекта в данном случае не приходится. «Допустим, расторгнут они договоры на 20 млрд руб. и заключат с другими на 20 млрд руб. Отчеты, конечно, будут. Вот, смотрите: компания непрозрачная, мы с ней отношения расторгли. То есть бенефициаров раскроют, компания А будет заменена компанией Б, а суть бизнеса, структура издержек останутся теми же, и расходы ничуть не уменьшатся», — полагает аналитик.


«Явки, пароли!»


Ситуация с проверкой конкретных менеджеров на их аффилированность и получение ими каких-либо «левых» доходов вряд ли выглядит яснее. То есть по итогам совещания отставки, конечно, последовали немедленно. Причем волей или неволей свои посты оставили практически все упомянутые в выступлении В.Путина. В связи с этим или по случайному совпадению отправился в отставку даже губернатор Волгоградской области Анатолий Бровко, возглавлявший регион, «где за пять лет трижды сменились энергосбытовые компании, за каждой из которых просматривается личная корысть определенных должностных лиц». При этом, правда, осталась неясной судьба еще около полутораста упомянутых в докладе менеджеров, аффилированных с коммерческими структурами: то ли их прегрешения оказались не столь значительными, то ли просто повезло, что их фамилии не прозвучали.


Как бы то ни было, проверки продолжаются, а об их результатах широкую общественность пока никто из заинтересованных ведомств уведомлять не спешит. Лишь время от времени в СМИ появляются неофициальная информация от источников, по данным которых проверено еще столько-то менеджеров, из них — столько-то аффилированных с такими-то структурами. В Минэнерго пока смогли лишь сообщить, что ведомство в составе рабочей группы проводит анализ собранных сведений, но делиться его результатами сочли преждевременным.


К.Симонов считает, что сам факт «неожиданного» обнаружения коррупционных явлений говорит о намерении не столько устранить существующие в электроэнергетике проблемы, сколько о желании провести необходимые кадровые замены. «Все и так прекрасно знали, что в энергетике происходит, а тут неожиданно: надо же, у нас тут коррупция, и вот уже готовый список людей на увольнение. Поэтому я считаю, что это такая классическая, что называется, кампанейщина в России, которая ведет к одному последствию: люди меняются на других, система сама при этом не меняется», — полагает К.Симонов. А смена власти в стране, на его взгляд, как раз хороший повод для передела основными игроками сфер влияния в государственном бизнесе.


Поэтому список разоблаченных коррупционеров, на взгляд эксперта, обязательно продлится, а собранная в ходе повальных проверок информация вполне может быть использована при соответствующей необходимости. «Проверяют всех: даже если у вас контракт с госкомпанией на 5 руб., нужно заполнять кучу каких-то экселевских файлов. При помощи таких мер коррупционеров особо не выявишь, но зато база данных будет хорошая. Это тоже можно использовать — там же владельцы всех уровней», — отмечает К.Симонов.


Формальное или фундаментальное?


Российской экономике и обычным потребителям, по мнению аналитика Deutsche Bank Дмитрия Булгакова, нужна «не охота на ведьм», а результат в виде более эффективного расходования средств в госкомпаниях и, как следствие, более умеренные темпы роста тарифов. Борьба с коррупционными схемами, включая выявление аффилированных лиц и сбор данных о родственниках менеджеров, с его точки зрения, вещь, может быть, и правильная, но недостаточная. «Наверное, необязательно, что в так называемых распилах и откатах контрагентами выступают родственники (сестра или жена). Это могут быть абсолютно незнакомые люди, которые просто на счет тихонечко деньги переводят», — предполагает аналитик.


В то же время механизмы более эффективного контроля за расходами, на его взгляд, уже давно существуют. С одной стороны, это может быть применение типовых контрольных параметров по стоимости строительства или по подконтрольным операционным расходам, как, например, при реализации договоров на поставку мощности (ДПМ), где задана определенная стоимость затрат на строительство единицы установленной мощности в зависимости от типа генерации и региона ее строительства. С другой стороны, по мнению Д.Булгакова, для оценки проектов, не попадающих под типовые решения, мог бы привлекаться внешний аудитор, который бы и позволил проверить «всю цепочку стоимости». Нужно лишь принять соответствующие решения.


«То есть те задачи, которые были поставлены премьер-министром для недопущения в область закупок аффилированных лиц, возможно прогрессивные и правильные, возможно они формально и выполнены, но нас интересует не только формальное выполнение, но и фундаментальное решение проблемы», — резюмировал эксперт.