Происшествия

«То, что творится у нас в техносфере, нельзя списывать на природную стихию»

Июль 10
08:02 2012

«То, что творится у нас в техносфере, нельзя списывать на природную стихию»


 Нужны серьезные дебаты по вопросам состояния инфраструктуры в стране


Произошла трагедия в Краснодарском крае. Как будто она связана с природными катаклизмами, ливневыми дождями, но сейчас уже дикой природы не существует. Почти все катастрофы включают в себя и природные явления, и состояние техносферы, и состояние общества в целом. В обществе с налаженным жизнеустройством признаки природных аномалий отслеживаются. Для этого существуют службы прогнозирования землетрясений, климатических явлений, распознавания пожаров на ранних стадиях, службы быстрого оповещения и т. д. В последние 10 лет у нас ухудшилось состояние систем слежения за природными и техносферными явлениями. Ухудшилась и система прогнозирования и оповещения, т. е. предвидения риска каких-то явлений и подготовки к быстрому реагированию, если этот риск реализуется.


Если повторилось то, что уже было, то тогда это полное безобразие


 Это резко усилило опасность, казалось бы, просто природных явлений. Мы точно не знаем, что все же произошло в Краснодарском крае. Вместе с тем напомню, что гидравлические сооружения были созданы в основном в 1970-80-е гг. Это система водохранилищ, каналов, запирающей арматуры, позволяющей регулировать состояние водных масс. В 2002 году на Северном Кавказе уже было наводнение с разрушениями и человеческими жертвами. Это был тревожный звонок. Тогда зампредседателя Госстроя Чернышов объяснил причину тех событий. Он сказал, что прекратили использовать гидротехнические сооружения для регулирования водных масс. До этого они служили при производстве риса, т. е. для орошения. Во время дождей и паводков воду собирали, а летом она расходилась по рисовым полям. Но рисоводство потом почти свели к нулю, а ведомство «Минводхоз», которое отвечало за эту технику, вообще расформировали.


 Получилось так, что когда переполнились водохранилища и возникла угроза наводнений, оказалось, что технические средства за 13 лет неиспользования отказали. Просто не было возможности открыть задвижки. Все это случилось в начале 2000-х гг., а что произошло сейчас, этого я не знаю. Но думаю, что если гидравлические сооружения не справились с водой сейчас, то это может быть вызвано отказом системы, которая и в благополучное время требует ухода и содержания. Если в данном случае повторилось то, что уже было, то тогда это полное безобразие.


Нужны серьезные дебаты по вопросам состояния инфраструктуры в стране


 Кстати, напомню, что был большой лесной пожар 2001 года. Но этот опыт, не говоря уже об уроках того пожара, который имел место в 1970-х гг., не был учтен при пожаре 2010 года. Оказалось, что техники, которая должна быть наготове в случае жары и пожара, просто не было. Мобильные водопроводы, которые моментально раскладываются на 100 км, тоже почти не были использованы. В принципе, природа частично входит в техносферу. Так принято считать в науке, и даже заповедник на самом деле является техническим устройством. Поэтому то, что творится в техносфере, нельзя списывать на бессмысленную стихийную природу: надо еще смотреть, как готово общество жить в этой природе.


 Какие из этого следуют выводы? Я считаю, что, во-первых, нужны серьезные дебаты по вопросам состояния инфраструктуры в стране. Неспециалисты же думают, что всё в порядке. Во-вторых, необходима инвентаризация всех систем, которые служат для предвидения и предотвращения угроз разного типа. Был же случай, когда сошел пульсирующий ледник в Северной Осетии. Там всегда был пост, который предупреждал о том, когда нарастает пульсирующий ледник, поэтому принимали меры. На леднике сидели два человека (гляциолога), а в 90-х годах пост сняли… И это – общее явление. Общество должно знать об этом. Даже не будучи специалистом, гражданин должен думать об этом.