Горячие точки

Теракт в Норвегии – еще один аргумент в пользу «заката Европы»

Июль 24
08:48 2011

Теракт в Норвегии – еще один аргумент в пользу «заката Европы»


Теракт в Норвегии является еще одним из шагов по дестабилизации ситуации в Европе, которая и так находится в состоянии мощнейшей турбулентности из долгового кризиса «экономических свиней». Он стал примером реализации стратегии «террористического насыщающего воздействия», которую придумали 10 лет назад.

В том, что это была тщательно продуманная и организованная акция, нет никаких сомнений. Сегодня не ясны конечные мотивы ее организаторов, но в любом случае, очевидно, что «старушка Европа» постепенно становится не таким безопасным место для жизни, как раньше.

Я обратил внимание на ряд деталей в этом теракте, которые показывают, что организаторы теракта подошли к его организации на уровне хорошо продуманной военной операции и прекрасно знакомы с медиа-технологиями.

Сама операция состояла из четырех этапов:
Подготовки.
Первый взрыв.
Убийство молодежи на острове.
Уход.

Я не буду углубляться в детали подготовки, поскольку здесь и так ясно, что они были сложны, учитывая масштаб страны и традиции доносить за подозрительной активностью в правоохранительные органы. Характер операции требовал длительной подготовки, доставки взрывчатки, которой, учитывая силу взрыва в Осло, было нужно много.

Все это указывает в пользу версии, что за терактами стоит группа, а не одиночка.

Коснемся более существенных деталей, на которые я обратил внимание.

На мой взгляд, задумка организаторов теракта состояла в следующем.

Взрыв в Осло возле комплекса правительственных зданий был отвлекающим. Норвегия – маленькая страна, где не было террористической активности, поэтому любое событие подобного рода – это серьезный шок для полиции и правоохранительных органов, которые оказываются в новой ситуации. Естестественно, вся полиция мчится туда, где произошла трагедия. В это время оголяются фланги. 


После того, как террористы дождались, когда полиция увлекалась терактом в Осло, они наносят удар по молодежному лагерю.

Здесь любопытны сразу ряд деталей:

Первое, террористы изначально были заинтересованы в максимальном количестве жертв. Используя исключительно автоматическое оружие невозможно за ограниченное количество времени убить такое количество людей. Невозможно, когда они имеют возможность скрыться.

Когда же они такой возможности не имеют, то вероятность достижения цели резко увеличивается. В этом плане маленький остров подходит идеально. Более 500 человек сконцентрированные в одном месте — идеальная мишень. Следовательно, террористы должны были проработать варианты, где будет такая концентрация и в какое время. Отсюда вытекает следующий вывод – террористы имели доступ к базам данным, которые позволили выбрать именно такое выгодное место.

Второе, помимо того, что на острове было много людей, важно было кто эти люди. Большую часть контингента составляла молодежь, подростки. Это очень важно с точки зрения психологического воздействия, поскольку люди особенно остро воспринимают гибель детей, женщин и молодежи.

Третий момент, террористы учитывали, что большое количество людей с мобильной связью может вызывать подмогу (что и подтверждают свидетельства очевидцев, которые говорили, что звонили близким, пока рядом убивали их друзей). То есть, нужна была блокировка, которая помогла бы уменьшить угрозу быть пойманными. Именно поэтому нужен был первый вспомогательный удар по государственному комплексу и остров, как место, на которое полиции, гораздо труднее попасть.

Таким образом, отвлечение внимания и изоляция места основного теракта способствовали тому, что полиция прибыла на место преступления только спустя два часа, что резко увеличило количество жертв.

В совокупности все это указывает на то, что теракт в Норвегии был тщательно спланирован и реализован группой профессионалов. Сам характер теракта заставил меня вспомнить концепцию насыщающего воздействия, которую придумал Сергей Переслегин в 2000 году незадолго до терактов 11 сентября 2001 года.


 


Потружусь ее привести в наиболее интересных моментах. Сразу отмечу, что Переслегин отталкивался от опыта чеченской войны в своих рассуждениях. Он пытался представить, как страны Юга могут ответить Европе и США наиболее эффективно.

Вот к каким выводам он пришел:

«Южной страной» могут быть использованы нижеследующие стратегические приемы «малой войны».

1. Стратегия меняется от оборонительной, как в случае Кувейтского кризиса, к наступательной. Военные действия переносятся на территорию европейского противника. При этом следует стремиться к максимальным людским потерям с обеих сторон, по возможности — к массовым потерям среди мирного населения. По мере развития ситуации работа системы транспортных и информационных коммуникаций противника должна неуклонно ухудшаться. Это приведет к резкому падению морально-психологического состояния войск, к панике, общественному и политическому кризису, выход из которого Запад будет искать на путях «мира на любых условиях». При благоприятном стечении обстоятельств должно быть предусмотрено развитие операции вплоть до полного крушения техногенной цивилизации Севера.

2. Этим требованиям удовлетворяет КОНЦЕПЦИЯ «НАСЫЩАЮЩЕГО ТЕРРОРИСТИЧЕСКОГО НАПАДЕНИЯ». Суть операции в организации на территории европейского противника серии террористических актов, направленных исключительно на уничтожение мирного населения. При желании, Север может прикрыть силовым «зонтиком» важнейшие военные и промышленные объекты, обеспечить охраной политическое и военное руководство страны. Однако ни армия, ни спецназ, ни Федеральная служба безопасности не защитят все детские сады, школы, больницы и родильные дома (приведен наиболее вероятный список объектов — целей террористического нападения).

3. Подготовка «дешевых» террористических групп, действующих против неохраняемых (мирных) целей, может быть минимальной. С точки зрения южного типа мышления, эти группы, убивающие женщин и детей (сами группы также могут состоять из женщин и детей), чрезвычайно недороги и высокоэффективны. Причем такие группы эффективны не только тогда, когда убивают, но и когда погибают.

4. Массовые действия террористических групп, если они скоординированы, приводят к панике. Нельзя заранее предсказать, какой будет реакция подвергнувшейся нападению европейской страны, но можно с уверенностью заключить, что такая реакция окажется неадекватной и приведет к дальнейшему усложнению обстановки. Например, возможно резкое ужесточение пограничного контроля, но диверсионные группы перебрасываются на территорию противника до возникновения кризиса, а значит, ни к какому результату, кроме понижения общей связности транспортной системы, это не приведет. Рано или поздно паника дойдет до стадии «охоты на ведьм» в своей же среде — со всеми вытекающими последствиями.

5. Попытки армии и полиции справиться с самими терактами и их последствиями, обсуждения нарастающих как снежный ком проблем в правительствах и парламентах, на уровне ООН, «забьют» все транспортные и информационные сети.

6. Попытки «все и всех прикрыть и ничего не отдать» быстро исчерпают возможности силовых структур реагировать на постоянно усложняющуюся обстановку.

7. Засылка на европейскую территорию безоружных людей, имитирующих действия террористических отрядов, приведет к дополнительным проблемам для зашоренного демократическими идеалами сознания Севера. Уничтожение таких безоружных групп недопустимо с позиций европейской этики и означает моральную победу Юга. Игнорировать эти группы не представляется возможным, поскольку они усложняют и без того тяжелую для сил правопорядка обстановку.

8. Лишь после того, как вышеперечисленные действия приведут к политическому хаосу в государствах Севера и полностью блокируют возможность активного отпора с его стороны, полная и безоговорочная победа Юга может быть обеспечена применением биологического оружия. Высокая связность европейской транспортной сети делает Север чрезвычайно уязвимым для нападения с использованием бактериологического оружия. Практически невозможно предотвратить появление в ряде крупнейших международных аэропортов смертников, зараженных инфекцией с длительным инкубационным периодом. Распространение болезни будет начато еще в мирный период, а случаи массовых заболеваний должны быть приурочены к пику террора. При применении серьезных и трудноизлечимых, особенно при массовой заболеваемости, инфекций количество жертв к концу второй недели «биологической атаки» превысит десятки тысяч.

9. Этого будет достаточно для того, чтобы в сегодняшней Европе пало любое правительство. Тогда наступит момент для перехода к третьей стадии войны — внезапному удару резервными специально подготовленными, «дорогостоящими» боевыми группами по военным объектам — прежде всего, по военным аэродромам, затем по диспетчерским центрам, транспортным узлам, атомным электростанциям.

10. Этот удар «дорогими» группами имеет реальные шансы на успех, поскольку к этому моменту возможности европейских вооруженных сил будут сведены к минимуму. Потеря господства в воздухе означает для современной европейской армии полное и безоговорочное поражение.

Возникает последовательное «насыщение» возможностей охранных, медицинских и военных структур. За счет эффекта «насыщения» оборона Севера полностью разваливается — с очевидным и страшным стратегическим результатом. Таким образом, несмотря на колоссальное военное превосходство Севера, существует стратегия, позволяющая как минимум заставить его перейти к стратегической обороне. А ведь для основанной на экспансии стратегии Севера стратегическая оборона означает поражение».


В данном случае, мы видим, что были использованы несколько элементов стратегии «насыщающего террористического воздействия». Использованы в тот момент, когда Европа балансирует на грани экономического коллапса.

Несомненно, что теракты в Норвегии приведут к серьезным последствиям для Европы. Ровно те, о которых говорил Переслегин в своей концепции.

Первое следствие, Норвегия уже закрывается от стран Шенгенского соглашения. Это указывает, что норвежские правоохранительные органы прекрасно понимают, что реализация теракта была осуществлена группой с международными связями, а не одиночкой.

Таким образом, неспособность ЕС защитить внешний периметр будет усиливать мотивацию закрывать границы внутренние, как это уже сделала Дания.

Это будет снижать связность европейских стран в самых разных аспектах.

Второе следствие, рост недоверия к мусульманским сообществам внутри ЕС. Первая версия, которая прозвучала – это месть за оскорбления Пророка в газетах. Ряд европейских стран запретили ношение паранджи. Норвегия кинулась выдворять чеченцев.

Это общеевропейский тренд, который будет усиливать общую политическую нестабильность в тех странах, где мусульмане составляю значительную часть населения. Это будет усиливать позиции националистов, что опять-таки будет уменьшать количество сторонников единой Европы.

Третье следствие, мы видим, что Европа слабеет вследствие комбинации ряда факторов, которые носят как объективный, так и субъективный фактор. Долги ряда европейских стран – объективная реальность. Удары со стороны США по еврозоне с помощью рейтинговых агентств, спекулянтов с целью ее ослабления – фактор субъективный. В этом плане, ливийская кампания и терроризм на территории Европы — находятся в том же оркестре, который играет похоронный гимн ЕС.

Отдельно хочу заметить, что я не утверждаю, что теракты в Норвегии организовали американцы, как это можно подумать, прочитав последние абзацы. Организаторами могут выступать, кто угодно и мы можем только гадать. Принципиально другое – Европа стремительно дестабилизируется и теряет привлекательность места, где можно спокойно и счастливо жить. Судя по тенденциям в самых различных сферах, в ближайшие годы все будет ровно наоборот.



0 Комментариев

Нет комментариев

На данный момент нет комментариев , вы хотите добавить?

Написать комментарий

Только зарегистрированые пользователи могут комментировать.