История

ТАСС уполномочен заявить. О чем?

ТАСС уполномочен заявить
Июль 15
22:52 2019

Ровно 35 лет назад, в июле 1984 года, по Центральному телевидению показали 10-серийный фильм «ТАСС уполномочен заявить» с Вячеславом Тихоновым в роли советского контрразведчика. По данным журнала «Советский экран», картина вошла в десятку лучших отечественных фильмов, посвященных работе спецслужб. Так, о чем же на самом деле был уполномочен заявить ТАСС?

В основе сюжета телефильма лежит реальная операция, проведенная советскими спецслужбами по разоблачению агента американской разведки, работавшего в дипломатическом ведомстве СССР. Сотрудники ЦРУ присвоили ему звучный псевдоним «Трианон». Контрразведчики из 2-го Главного управления КГБ называли его «Агрономом». Такой псевдоним больше соответствовал фамилии этого персонажа.

В фильме роль американского шпиона исполняет Борис Клюев. Его героя зовут Сергей Дубов. По сценарию телефильма Дубов имеет доступ к секретной информации относительно военно-технической помощи, которую СССР оказывал некоему африканскому государству – Нагонии. Этой информацией Дубов регулярно делился со своими американскими покровителями – сотрудниками ЦРУ, работавшими в Москве под дипломатическим прикрытием. Интерес США к Нагонии был отнюдь не праздным: при поддержке ЦРУ в стране готовился государственный переворот, в результате которого к власти должны были прийти дружественные американцам силы.

В целом сюжет телефильма вполне соответствует реальности, правда, есть кое-какие расхождения. Так, реального агента американской разведки звали Александр Огородник (отсюда и псевдоним – «Агроном»). Он действительно работал в МИДе, но был специалистом по Латинской Америке, а не по Африке, поэтому вряд ли мог снабжать американцев секретной информацией по советским поставкам в африканские государства. А в остальном киношная история почти не отличается от реальной.

Итак, впервые в поле зрения органов госбезопасности Огородник попал в 1975 году, после возвращения из Колумбии, где он работал третьим секретарем советского посольства. К этому времени в КГБ поступила информация, что в Боготе сотрудники ЦРУ активно пытались завербовать какого-то советского гражданина. К сожалению, ни фамилии, ни должности источник не сообщал. Было установлено, что объект часто посещал гостиницу «Хилтон», где любил в неформальной обстановке проводить время в обществе дамы сердца. Кроме того, имелась информация о том, что человек, заинтересовавший ЦРУ, как-то раз угодил в автомобильную аварию, но отделался легкими царапинами и незначительным штрафом.

Имея столь скудную информацию, сотрудники контрразведки, тем не менее, начали вычислять потенциального предателя. В числе подозреваемых оказалось около десятка советских граждан. Среди них были, как минимум, три сотрудника посольства, которых американцы могли бы «нацепить на крючок». Огородник – в их числе.

Кандидат исторических наук Александр Огородник был специалистом по экономике латиноамериканских стран, хорошо разбирался в их истории и культуре. Однако его человеческие качества — непомерное честолюбие, карьеризм, стяжательство — оставляли желать лучшего. Про неуемные интимные связи Огородника в МИДе и вовсе ходили легенды. Это, кстати, явилось причиной его развода с женой. Однако официальная характеристика на третьего секретаря посольства, выданная Огороднику по окончании командировки в Колумбию, пестрела только благожелательными отзывами.

Самым необъяснимым, с точки зрения обычной человеческой логики, был отказ Огородника по возвращении из Колумбии от перспективной должности в Институте Латинской Америки. За такое теплое местечко люди бились, аки львы. А Огородник как-то очень легко отказался от выгодного предложения, хотя иных вариантов трудоустройства у него в то время не было. Настораживало и то, что в течение полугода он вообще нигде не работал. И только в феврале 1975 года, не без помощи влиятельных лиц, вновь возвратился в МИД на должность второго секретаря Управления планирования внешнеполитических мероприятий. Новая должность давала доступ к документам особой важности, касающимся, прежде всего, взаимоотношений СССР и США.

Но этого пока было мало. Нужны были неопровержимые доказательства шпионской деятельности «Агронома». На сбор доказательной базы и были направлены усилия советской контрразведки.

В конце 1976 года служба наружного наблюдения зафиксировала регулярные посещения Огородником Парка Победы в Москве. При этом, как правило, он оставлял свою «Волгу» на трассе традиционного маршрута американских дипломатов. Складывалось впечатление, что таким образом он подавал сигнал о готовности сотрудничать. А затем контрразведчикам удалось обнаружить тайник, где Огородник хранил особо ценные материалы. На микропленках, находившихся в тайнике, оказались инструкции ЦРУ на русском языке, план связи с агентом, места закладки тайников и размещения условных сигналов, расписание агентурных радиопередач разведцентра. Все это не оставляло сомнений в его шпионской деятельности.

Кропотливая работа сотрудников КГБ СССР по сбору доказательной базы весьма подробно и ярко показана в телефильме. Практически дословно воспроизведен и текст инструкций, изъятых контрразведкой. Вот, например, выдержки из реальных инструкций ЦРУ агенту «Трианону»:

«…Ваша работа остается чрезвычайно важной… Благодарим вас за отличный выбор материалов… особенно за материалы о КНР и США…

Сообщаем, что высшие инстанции выразили искреннюю благодарность вам…

В этом пакете находится 2 тыс. долларов, по 1 тыс. долларов за июнь и июль…

Вознаграждение с января по июнь 1977 года — по 10 тыс. в месяц. Всего 60 тыс. американских долларов. Общий итог — 319 983 доллара».

«Агронома» арестовали вечером 21 июня 1977 года в его квартире в доме № 2/1 по Краснопресненской набережной. В ходе обыска удалось изъять целый арсенал шпионского снаряжения, а также материалы, лично подготовленные Огородником для передачи в разведку США. Улики были столь очевидны, столь «Агроному» не оставалось другого выбора, как сознаться в преступлении. А вот дальше случилось непредвиденное. Изобразив раскаяние, «Агроном» пожелал дать письменные показания. Ему позволили это сделать. Не спеша, как бы раздумывая, он сел за письменный стол, взял лист бумаги и ручку, которая лежала рядом и на которую, к сожалению, никто из присутствовавших при аресте оперативных работников не обратил внимания. Внезапно Огородник поднес ручку ко рту, надкусил колпачок и тут же начал медленно сползать на пол. В ручке оказался сильнодействующий яд… Несмотря на все старания, спасти «Агронома» не удалось. Эта сцена весьма правдоподобно воспроизведена в телефильме.

Отравляющее вещество, которое принял Огородник, было создано на основе яда кураре. Этим веществом американцы снабдили агента по его собственной просьбе. Как потом выяснилось, с благословения все тех же американцев «Агроном» отравил одну из своих любовниц, которая слишком много знала и потому стала опасной. В фильме любовницу Дубова, как мы помним, зовут Ольгой Винтер. Ее роль исполнила Ирина Алферова.

Скоропостижная смерть Огородника доставила советским контрразведчикам массу дополнительных хлопот. А самое главное – так и не удалось выяснить место и время передачи Огородником шпионских сведений сотрудникам американской разведки. Все это пришлось вычислять буквально за считанные дни, еще раз изучая документы и шпионское снаряжение, обнаруженное на квартире «Агронома».

Детали этой кропотливой аналитической работы весьма убедительно показаны в телефильме. Особенно эффектной получилась сцена, когда загримированный под «Трианона» работник КГБ припарковал машину на самую вероятную из возможных стоянок, служившую американцам сигналом. В результате в поле зрения контрразведчиков попала вице-консул посольства США в Москве, а по совместительству сотрудница ЦРУ Марта Петерсон. Именно она непосредственно контактировала с «Трианоном».

Было решено взять Марту Петерсон с поличным в момент закладки тайника. Согласно расшифрованной инструкции ЦРУ, очередной обмен шпионскими материалами был назначен на 15, 19 или 21 июля. Накануне Огородник должен был с помощью губной помады подать сигнал о своей готовности. В результате изучения всех материалов, которые были в наличии у контрразведчиков, удалось установить, что местом операции должен стать Краснолужский железнодорожный мост через Москву-реку, недалеко от Лужников. ОднакокгК оставалось еще вычислить то место, где «Агроном» должен был подать американцам сигнал.

Благодаря незаурядным аналитическим способностям всех сотрудников КГБ, привлеченным к этому делу, был выявлен наиболее оптимальный вариант. Все имевшиеся данные указывали на то, что сигнал должен быть нанесен на дорожном знаке «Осторожно, дети!», расположенном на пересечении Ленинского проспекта и улицы Крупской.

И действительно, вечером 14 июля 1977 года сигнал был выставлен, а на следующий день прочитан Мартой Петерсон, за которой велось постоянное наблюдение. Приближался кульминационный момент операции.

15 июля 1977 года около 8 часов вечера Марта Петерсон села в машину, припаркованную у ее дома, доехала до кинотеатра «Россия» и вышла, но уже в другой одежде и с другой прической. Затем Марта начала колесить по городу, меняя автобусы и троллейбусы. Сомнения отпали: дамочка явно пыталась отсечь возможный «хвост».

К 23 часам Петерсон оказалась в Лужниках. В это время район был пустынным, и, казалось, ничто не мешало Марте осуществить задуманное. Правда, сценаристы фильма, видимо, пытаясь придать моменту больше остроты, придумали внезапное появление милицейских машин с мигалками. Это обстоятельство, естественно, насторожило американского шпиона, которого по сценарию фильма изображал советник по культуре американского посольства в Москве Лунс, и даже поставило на грань срыва всю операцию. В действительности же ничего подобного не было: Марта Петерсон уверенно подошла к мосту и поднялась вверх по лестнице, ведущей к железнодорожному полотну. Во время закладки контейнера сотрудницу ЦРУ и задержали оперативники из группы захвата.

Эта сцена эффектно разыграна в фильме. С той лишь разницей, что американским дипломатом и по совместительству шпионом в фильме был мужчина (советник по культуре Лунс), а в реальности – дама. Кроме того, в фильме задержанный американский дипломат практически не оказал сопротивления. А в реальной истории Марта Петерсон так лихо махала руками и ногами и столь яростно материлась, что на секунду опешили даже видавшие виды оперативники из группы захвата.

Задержанную дамочку доставили в приемную КГБ. По заведенному дипломатическому ритуалу через некоторое время туда прибыл американский консул в Москве Гросс. Он подтвердил ее личность, после чего в его присутствии был вскрыт шпионский контейнер, предназначавшийся для «Трианона». В нем находились микропленка с инструкциями, новые мини-фотоаппараты для пересъемки документов, копирка для нанесения тайнописи, деньги, золотые украшения и резервуар с ядом.

Уже на следующий день Марту Петерсон объявили персоной нон грата и выслали из страны. А ТАСС выступил с официальным сообщением о том, что органами государственной безопасности разоблачены американские дипломаты, занимавшиеся противоправной деятельностью на территории Советского Союза.

Эта шпионская история так понравилась Юлиану Семенову, что он написал по ее мотивам детективную повесть, а режиссер Владимир Фокин блестяще перевел ее на кинематографический язык. В фильме нашли отражение практически все основные моменты реальной шпионской истории. Правда, вместо Колумбии, где начал свою шпионскую карьеру Огородник, в фильме фигурирует некая африканская страна Нагония. И это, очевидно, неслучайно, поскольку в 1970-1980-ые годы Советский Союз активно пытался склонить на свою сторону многие страны Африки, освободившиеся от колониальной зависимости. Американцы, разумеется, занимались тем же. По сути, Африка превратилась в гигантский полигон, где две сверхдержавы активно боролись за сферы влияния. Иногда дело доходило и до прямых вооруженных конфликтов. Известно, например, что советские военнослужащие и гражданские специалисты в 1970-1980-ые годы находились в Анголе, Мозамбике, Эфиопии, Сомали, Ливии и других государствах континента. Так что любая из этих стран могла стать прототипом вымышленной Нагонии.

Сергей Холодов, историк, член Попечительского Совета Войсковой Православной Миссии

Об авторе